Спортивные арбитражи как регуляторы конфликтов в области спорта

(Николюкин С. В.) («Спорт: экономика, право, управление», 2011, N 4) Текст документа

СПОРТИВНЫЕ АРБИТРАЖИ КАК РЕГУЛЯТОРЫ КОНФЛИКТОВ В ОБЛАСТИ СПОРТА

С. В. НИКОЛЮКИН

Николюкин С. В., заместитель заведующего кафедрой, доцент кафедры «Теория и история государства и права» ФГОБУ ВПО «Финансовый университет при Правительстве Российской Федерации», профессор РАЕ, руководитель Отдела исследования проблем международного частного права Центра международно-правовых исследований Евразийского научно-исследовательского института проблем права (ЕврАзНИИПП), член Ассоциации юристов России, член Ассоциации международного права, кандидат юридических наук.

Одной из основных задач государственной политики является создание условий для роста благосостояния населения Российской Федерации, национального самосознания и обеспечения долгосрочной социальной стабильности. Создание основы для сохранения и улучшения физического и духовного здоровья граждан в значительной степени способствует достижению указанной цели. В то же время существенным фактором, определяющим состояние здоровья населения, является поддержание оптимальной физической активности в течение всей жизни каждого гражданина. Опыт многих развитых стран показывает, что такая задача может быть решена при реализации комплексной программы развития спорта. Сегодня занятия физической культурой и спортом становятся не только важной частью национальной культуры и духовного совершенствования граждан, но и выполняют ценнейшие социальные функции, дают импульс к становлению целой индустрии спорта, занимающей все более заметное место в современном обществе. Строительство крупных спортивных комплексов, новейшие технологии в подготовке спортсменов и их экипировке, спортивная медицина, адаптивная физическая культура, спорт для людей с ограниченными возможностями — вот те важнейшие направления, по которым в настоящее время стремительно развивается мир спорта. Следует отметить, что спорт как социальное явление возник еще в рабовладельческом обществе, понятие же его зародилось значительно позже — в начале XVIII в. Оно появилось в аристократических кругах Англии для обозначения таких форм проведения свободного времени, как скачки, бокс, охота на лис, и буквально означало «играть или развлекаться». Вместе с тем истоки понятия «спорт» зародились раньше и идут от старофранцузского «desporter» (развлекаться) до латинского понятия «deportare» (развлекаться). Во французской энциклопедии Вебера (1971 г.) указано, что английское слово «sport» происходит от древнефранцузского и охватывает коллективные и индивидуальные занятия физическими упражнениями по соответствующим правилам <1>. В России развитие спорта также приходится на первую половину XVIII в.: физическое воспитание вводится в систему дворянского образования, получают развитие верховая езда, фехтование, стрельба, борьба и многие игры, а понятие «спорт» впервые появляется в 1830 г. в журнале «Московский телеграф» <2>. ——————————— <1> Bournazel E. Sport et droit / Direction scientifique. 2000. P. 107. <2> Терминология спорта: Толковый словарь спортивных терминов. М., 2001. С. 380.

Итак, спорт охватывает очень многие виды человеческой деятельности, в ходе которой складываются самые разные отношения, в том числе регулируемые правом. Высока вероятность возникновения конфликтов, характер которых может быть различным. Для более детального понимания сущности спортивных споров важно выявить особенности, отличающие их от иных правовых споров. Во-первых, спортивные отношения опосредуются нормами различных отраслей права. Наряду с нормами гражданского права, определяющими правовой статус и соответствующую деятельность организаций в сфере профессионального спорта, действуют нормы трудового права, закрепляющие правовой статус спортсмена, нормы административного, налогового права, касающиеся государственного управления в области спорта, и др. В этой ситуации основной проблемой является выбор наиболее эффективной процедуры разрешения спора, которая, с одной стороны, соответствовала бы материально-правовой природе рассматриваемого спора, а с другой стороны, отвечала бы интересам сторон спора. Иными словами, суд должен соответствовать предмету спора. Во-вторых, специфика спортивных споров непосредственно касается его субъектов. Не вызывает никаких сомнений тот факт, что основным субъектом спортивного спора является спортсмен. Однако участниками спортивных споров также могут выступать и субъекты, вовлеченные в спортивный маркетинг и управление спортом (спортивные федерации, спортивные лиги, команды, физкультурно-спортивные организации), а также компании, которые прямого отношения к спорту не имеют (телевизионные, радиовещательные каналы, спонсоры, агенты, производители спортивных товаров и др.). Между тем в рамках одной группы субъектов (например, спортсмены) возникают проблемы, связанные с отнесением их к той или иной категории и, как следствие, с определением подведомственности спортивных споров. Материалы арбитражной практики. Коллегия судей Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации рассмотрела в судебном заседании заявление учреждения «Мужской баскетбольный клуб «Динамо-Москва» (Ленинградский проспект, д. 36, стр. 1, г. Москва, 125167) о пересмотре в порядке надзора определения Арбитражного суда г. Москвы от 16.07.2009 по делу N А40-52970/09-63-374 и Постановления Федерального арбитражного суда Московского округа от 16.10.2009 по тому же делу. Суд установил, что учреждение «Мужской баскетбольный клуб «Динамо-Москва» (далее — клуб) обратилось в Арбитражный суд города Москвы с заявлением об отмене решения Спортивного арбитражного суда при автономной некоммерческой организации «Спортивная арбитражная палата» от 12.03.2009 по делу N 67А/08, рассмотренному между клубом и индивидуальным предпринимателем Самойленко Петром Михайловичем (ул. Амирхана, д. 5, кв. 37, г. Казань; далее — Самойленко П. М.). Определением Арбитражного суда города Москвы от 16.07.2009 производство по заявлению клуба прекращено. Постановлением Федерального арбитражного суда Московского округа от 16.10.2009 определение суда первой инстанции оставлено без изменения. Определением Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 29.12.2009 N ВАС-17003/09 в передаче дела в Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации для пересмотра в порядке надзора названных судебных актов отказано. В заявлении в порядке надзора, поданном в Высший Арбитражный Суд Российской Федерации, клуб приводит новые доводы и просит отменить принятые по настоящему делу судебные акты как нарушающие единообразие в толковании и применении норм права. В обоснование заявления клуб указывает на порочность формы третейского соглашения, полагая, что в требуемой законом письменной форме стороны в заключенном между ними договоре исключительную компетенцию Спортивного арбитражного суда не согласовали. Данный довод клуба подлежит отклонению в связи со следующим. На основании п. 1 ст. 7 Федерального закона «О третейских судах в Российской Федерации» (далее — Закон о третейских судах) третейское соглашение считается заключенным в письменной форме, если оно содержится в документе, подписанном сторонами, либо заключено путем обмена письмами, сообщениями по телетайпу, телеграфу или с использованием других средств электронной или иной связи, обеспечивающих фиксацию такого соглашения. Как следует из содержания оспариваемых судебных актов и материалов надзорного производства, между клубом и Самойленко П. М. был заключен договор возмездного оказания услуг от 01.08.2007 N 37, пункт 9.2 которого предусматривал, что если спор между сторонами не будет урегулирован путем переговоров, то он подлежит разрешению на основании действующего российского законодательства, в том числе в Спортивном арбитражном суде. Названный третейский суд, в который обратился Самойленко П. М., при разрешении вопроса о своей компетенции учел эту арбитражную оговорку, а также процессуальные действия сторон: со стороны Самойленко П. М. — обращение с иском, со стороны клуба — предъявление отзыва на иск, участие в формировании состава суда и фактическое участие представителей в процессе. При этом в ходе рассмотрения дела в третейском суде возражений относительно компетенции спортивного арбитража на рассмотрение указанного спора ни одна из сторон не заявляла. Таким образом, у спортивного арбитража и компетентного суда не имеется оснований сомневаться в содержании включенной в договор третейской оговорки, подтвержденной действиями обеих сторон и исходящими от них документами, обеспечивающими фиксацию третейского соглашения, что не противоречит Федеральному закону «О третейских судах в Российской Федерации». Что касается довода клуба о вынесении судом первой инстанции определения, не предусмотренного нормами АПК РФ, то, как следует из содержания указанного судебного акта, суд первой инстанции, руководствуясь п. 1 ч. 1 ст. 150 АПК РФ, п. 9 информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 22.12.2005 N 96, пришел к выводу о прекращении производства по делу, в связи с чем указание в резолютивной части определения на прекращение производства по заявлению клуба является технической опечаткой, которая может быть исправлена в порядке ст. 179 АПК РФ. Иные аргументы клуба, ссылающегося на нарушение принципа правовой определенности, направлены на пересмотр решения третейского суда по существу, тогда как законность и обоснованность решения, принятого третейским судом, не входят в перечень оснований для отмены решения третейского суда (ст. 233 АПК РФ). В соответствии с ч. 4 ст. 299 АПК РФ дело может быть передано в Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации для пересмотра в порядке надзора оспариваемых судебных актов при наличии оснований, предусмотренных ст. 304 АПК РФ. Поскольку названных оснований не установлено, дело не может быть передано в Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации для пересмотра оспариваемых судебных актов в порядке надзора. Руководствуясь ст. 299, 301, 304 АПК РФ, суд определил в передаче дела N А40-52970/09-63-374 Арбитражного суда города Москвы в Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации для пересмотра в порядке надзора Определения от 16.07.2009 и Постановления Федерального арбитражного суда Московского округа от 16.10.2009 отказать <3>. ——————————— <3> Определение Высшего Арбитражного Суда РФ от 19 февраля 2010 г. N ВАС-17003/09.

В-третьих, многообразие спортивных споров не позволяет выработать их единую классификацию, а следовательно, не позволяет дифференцировать их на практике, избрать наиболее эффективные способы их разрешения. Важно отметить, что урегулирование спортивных споров может происходить различным образом, посредством переговоров, участия посредников (медиация), третейских процедур. Главным при выборе способа защиты является индивидуальный подход, т. е. необходимо учитывать специфику каждого конкретного спора, его субъектов, проводить четкое разграничение между разрешением спортивных конфликтов в любительском и профессиональном спорте. Таким образом, выявив наиболее существенные признаки спортивных споров, можно дать им следующее определение. Спортивные споры — это разногласия лиц, участвующих в спортивных отношениях <4>, по поводу взаимных прав и обязанностей, а также конфликты, возникающие из отношений, хотя и не являющихся спортивными, но связанных с правами и обязанностями спортсменов как участников спортивных отношений. ——————————— <4> Под спортивными отношениями следует при этом понимать специальные общественные отношения, возникающие между субъектами физической культуры и спорта в процессе осуществления ими физкультурной либо спортивной деятельности.

Характерной особенностью нынешнего этапа развития спорта является учреждение специализированных органов урегулирования споров в сфере спорта. Одной из таких инициатив было создание Международного спортивного арбитражного совета (International Council of Arbitration for Sport), при котором был создан Международный спортивный арбитражный суд (Court of Arbitration for Sport) в Лозанне (Швейцария). Он уполномочен рассматривать все споры, возникающие в области спорта на международном уровне. Деятельность Международного спортивного арбитража полностью доказала необходимость его существования, в связи с чем в Олимпийской хартии Международного олимпийского комитета появилось новое правило — 74 «Арбитраж». Необходимо подчеркнуть, что спортивные арбитражи созданы и действуют в рамках многих международных спортивных федераций, на национальных уровнях и т. д. На сегодняшний день в России сложились все объективные предпосылки и возникла необходимость для создания арбитражных (третейских) органов, разрешающих спортивные споры на национальном уровне. В последнее время конфликты в спорте (прежде всего между федерациями, клубами и спортсменами) возникают очень часто. Спортсмены чаще всего прибегают к помощи судов при решении вопросов, связанных с контрактами (прежде всего с зарплатой), переходами в другую команду, статусом спортсмена (игрока), допуском к участию в соревнованиях, применением допинга, страхованием, несчастными случаями и т. д. Рассмотрение и разрешение подобных споров посредством третейских механизмов являются наиболее качественным и оперативным способом их решения. Существующая мировая практика свидетельствует, что одним из наиболее распространенных и оптимальных способов создания третейского суда, рассматривающего споры в области спорта, является учреждение специализированного спортивного некоммерческого арбитражного центра, при котором создается третейский суд. По такой схеме в настоящее время работают многие известные специализированные арбитражные центры в мире. Например, Национальный спортивный центр по разрешению споров в Австралии (National Sport Dispute Center), Бельгийская арбитражная комиссия по спорту (Comission Belge d’arbitrage pour le sport), Палата по разрешению споров в области спорта в Италии (Camera di Conciliazione e Arbitrato per lo Sport) и т. д. Исходя из международного опыта, Олимпийский комитет России и Ассоциация спортивного права России <5> приняли решение о создании первого в нашей стране специализированного третейского суда, рассматривающего споры, возникающие в сфере физической культуры и спорта. ——————————— <5> Ассоциация спортивного права России — общественная организация, которая объединяет ведущие физкультурно-спортивные объединения России, в т. ч. практически все федерации по видам спорта, с целью развития правовых механизмов защиты прав и интересов всех субъектов спортивной деятельности.

С этой целью Олимпийский комитет России и Ассоциация спортивного права России выступили учредителями автономной некоммерческой организации (АНО) «Спортивная арбитражная палата», при которой в соответствии с Федеральным законом от 24 июля 2002 г. N 102-ФЗ «О третейских судах в Российской Федерации» <6> летом 2003 г. был создан Спортивный арбитражный суд (САС) <7>. ——————————— <6> Собр. законодательства Рос. Федерации. 2002. N 30. Ст. 3019. <7> САС зарегистрирован 21 июня 2003 г. в Арбитражном суде г. Москвы.

Создание в России специализированного спортивного третейского суда следует рассматривать прежде всего как одну из важнейших мер по обеспечению прав и законных интересов всех субъектов спортивной деятельности. В настоящее время компетенция Спортивного арбитражного суда признана большинством ведущих общероссийских федераций, союзов, ассоциаций по различным видам спорта. В октябре 2003 г. в целях создания условий для объективного и беспристрастного разрешения споров, возникающих в сфере спорта, был образован еще один специализированный третейский суд — Спортивный арбитраж при Торгово-промышленной палате Российской Федерации (далее — Спортивный арбитраж). Спортивный арбитраж обладает всеми объективными преимуществами третейского суда. Во-первых, передача споров в Спортивный арбитраж позволяет при рассмотрении дел учитывать специфику споров, возникающих в сфере физической культуры и спорта. Во-вторых, третейское разбирательство предоставляет участникам спора возможность выбора арбитров по своему усмотрению. В-третьих, стороны вправе выбрать себе арбитров из числа лиц, значащихся в списке Спортивного арбитража, в который включены наиболее авторитетные и широко известные представители юридической науки, а также известные спортивные деятели и представители федераций по видам спорта. Назначенные каждой из сторон арбитры избирают третьего арбитра в качестве председателя состава Спортивного арбитража. Арбитры независимы от сторон спора и, не будучи их представителями, обеспечивают объективное и квалифицированное рассмотрение спора. В-четвертых, в компетенцию Спортивного арбитража входит разрешение споров с участием не только российских юридических и физических лиц, но и иностранных, что является его отличительным преимуществом перед другими специализированными третейскими судами. В-пятых, быстрота и экономичность рассмотрения споров. В-шестых, в Спортивном арбитраже упрощенная, но достаточная процедура, не допускающая обжалования решения по существу, что позволяет завершить рассмотрение спора в гораздо более короткие сроки. Спор разрешается избранным сторонами составом арбитража (или единоличным арбитром) в одной инстанции. В-седьмых, размер третейского сбора ниже размера государственной пошлины, подлежащей уплате в государственных арбитражных судах. В-восьмых, в процессе рассмотрения спора активнее используется принцип состязательности сторон. Важным преимуществом является конфиденциальность. Дело рассматривается в закрытом заседании, присутствие при этом лиц, не являющихся представителями сторон, в частности работников средств массовой информации, возможно только с согласия самих сторон. Решения Спортивного арбитража чаще всего не публикуются, а если и публикуются, то без указания спорящих сторон, а также иных сведений, позволяющих определить стороны или раскрывающих коммерческую тайну <8>. ——————————— <8> Информация с сайта Торгово-промышленной палаты Российской Федерации. URL: http://www. tpprf-arb. ru.

Разрешение спора в Спортивном арбитраже возможно лишь при согласии сторон, выраженном в форме третейского соглашения — соглашения сторон о передаче спорта на разрешение Спортивного арбитража. Оно может касаться конкретного спора, определенных категорий или всех без исключения споров, которые возникли или могут возникнуть между сторонами в связи с каким-либо конкретным правоотношением. Согласно принципу автономии воли, субъекты вправе заключать соглашение о том, кому доверить разрешение возникшего спора или возможных споров, связанных с обязательственными отношениями. Как отмечает О. Ю. Скворцов, третейское соглашение — это самостоятельное соглашение сторон материального правоотношения о реализации права на защиту путем передачи в третейский суд всех или определенных споров, которые возникли или могут возникнуть между ними в связи с каким-либо конкретным правоотношением, независимо от того, носило оно договорный характер или нет <9>. ——————————— <9> См.: Третейское разбирательство в Российской Федерации / Под ред. О. Ю. Скворцова. М.: Волтерс Клувер, 2010. С. 122.

Сходным образом Е. А. Виноградова понимает третейское соглашение, а именно как соглашение сторон о передаче на рассмотрение третейского суда конкретного спора, определенных споров или всех споров, которые уже возникли или могут возникнуть между сторонами в будущем в связи с каким-либо правоотношением, независимо от того, носило ли оно договорный характер <10>. ——————————— <10> Арбитражный процесс: Учебник / Отв. ред. В. В. Ярков. М., 2003. С. 660.

С учетом различных определений третейского соглашения целесообразно сформулировать его следующим образом. Третейское соглашение (третейский договор, третейская оговорка, третейская запись), являясь неотъемлемым условием рассмотрения спора в третейском суде, представляет собой заключенный между сторонами гражданско-правовой договор об установлении процессуальных прав и обязанностей, направленных на передачу возможных споров в избранное по взаимному согласию негосударственное третейское учреждение или третейский суд ad hoc. Согласно указанному определению представляется весьма обоснованным считать, что третейское соглашение выполняет несколько функций <11>. ——————————— <11> См.: Николюкин С. В. Третейские механизмы урегулирования коммерческих споров: Монография. М.: Юрлитинформ, 2011. 256 с.

Прежде всего, основная функция третейского соглашения состоит в том, что оно наделяет третейский суд компетенцией рассматривать спор, возникающий из гражданско-правовых отношений. Так, в соответствии со ст. 3 Регламента Спортивного арбитража при ТПП РФ Спортивный арбитраж при Торгово-промышленной палате Российской Федерации является самостоятельным постоянно действующим третейским судом, рассматривающим споры, возникающие в спортивной сфере, в том числе: споры, вытекающие из уставов, положений, правил, регламентов и иных документов физкультурно-спортивных организаций, регулирующих правила проведения чемпионатов, первенств и иных соревнований на территории Российской Федерации; споры, связанные с определением статуса и порядка переходов (трансферов) спортсменов (игроков); споры, вытекающие из агентской деятельности; споры, возникающие из спонсорских контрактов; споры, связанные с правами на телетрансляцию спортивных мероприятий, а также любые иные споры, возникающие из договорных и других гражданских правоотношений в сфере физической культуры и спорта, если иное не установлено федеральным законом. Согласно положениям Конвенции ЮНЕСКО о борьбе с допингом в спорте (2005 г.) и Всемирного антидопингового кодекса Всемирного антидопингового агентства (ВАДА) (2003 г.) Спортивный арбитраж в порядке апелляции разрешает споры из-за нарушения антидопинговых правил, возникшие между Дисциплинарным антидопинговым комитетом НП НАДО «РУСАДА», с одной стороны, и спортсменом и иными лицами, которым Всемирным антидопинговым кодексом Всемирного антидопингового агентства предоставлено право на апелляцию, с другой стороны. С позиции выработанной правовой доктрины третейское соглашение должно достаточно определенно выражать намерения сторон о придании компетенции третейскому суду для того, чтобы быть оцененным как заключенное. Кроме того, третейское соглашение должно быть заключено в письменной форме путем либо включения в договор или иной документ, подписанный сторонами, либо обмена письмами, сообщениями по телеграфу, телетайпу, иными средствами электронной или иной связи, обеспечивающими фиксацию такого соглашения. Если стороны не договорились об ином, то при передаче спора в Спортивный арбитраж правила, предусмотренные Регламентом Спортивного арбитража, рассматриваются в качестве неотъемлемой части третейского соглашения. Стороны, заключившие третейское соглашение, не вправе отказаться от него в одностороннем порядке. Спортивный арбитраж осуществляет свою деятельность в соответствии с Законом о третейских судах. В том случае, если хотя бы одна из сторон третейского разбирательства находится за границей, а также при рассмотрении споров предприятий с иностранными инвестициями и международных объединений и организаций, созданных на территории Российской Федерации, между собой, споров между их участниками, а равно их споров с другими субъектами права Российской Федерации Спортивный арбитраж рассматривает спор в соответствии с Законом Российской Федерации от 7 июля 1993 г. N 5338-1 «О международном коммерческом арбитраже» (далее — Закон об арбитраже) <12>. ——————————— <12> Ведомости Рос. Федерации. 1993. N 32. Ст. 1240.

Порядок организации и деятельности Спортивного арбитража, правила третейского разбирательства определяются Положением о Спортивном арбитраже при ТПП РФ (далее — Положение) и Регламентом Спортивного арбитража при ТПП РФ (далее — Регламент), утвержденными Приказом ТПП РФ от 21 апреля 2009 г. Торгово-промышленная палата Российской Федерации утверждает также список арбитров Спортивного арбитража и Положение о третейских сборах, апелляционных третейских сборах и расходах. Резюмируя вышеизложенное, можно выделить следующие преимущества третейского разбирательства в Спортивном арбитраже. Во-первых, передача споров в Спортивный арбитраж позволяет при рассмотрении дел учитывать специфику проблем, возникающих в сфере спорта. Возможность выносить решения не только на основании формальных норм действующего законодательства, но и с учетом обычаев и традиций, сложившихся в мире спорта, принимая во внимание его особенности и разнообразие. Во-вторых, третейское разбирательство предоставляет участникам спора возможность выбора арбитров по своему усмотрению. Стороны вправе выбрать себе арбитров из числа лиц, значащихся в списке Спортивного арбитража, в который включены наиболее известные представители юридической науки, а также известные спортивные деятели и представители федераций по видам спорта. В-третьих, Спортивный арбитраж не зависит от государственных органов и организаций. Следует сказать, что создание в России спортивных арбитражей — это начало нового этапа, попытка, подчиняясь объективным процессам развития, вывести российский спорт из тени, правовой неразберихи и хаоса, сделать его более цивилизованным. Итак, сложность и специфичность спорта как социально-экономической системы вызывают необходимость комплексного подхода к разработке нормативно-правового обеспечения его функционирования и развития, результатом которого должна стать эффективная система законодательных и иных актов различного уровня и характера. В связи с этим можно выделить следующие основные направления совершенствования спортивного законодательства. 1. В Федеральном законе от 4 декабря 2007 г. N 329-ФЗ «О физической культуре и спорте в Российской Федерации» (далее — Закон о физической культуре и спорте) недостаточное внимание уделено проблемам спорта инвалидов и лиц с ограниченными возможностями здоровья. И это при популярной практике проведения Паралимпийских игр. Существенным недостатком является и то, что Закон, по существу, не содержит норм, направленных на регулирование экономической деятельности организаций физической культуры и спорта как участников складывающегося рынка спортивных и физкультурно-оздоровительных услуг. Кроме того, требует совершенствования регламентирование международной деятельности субъектов спортивного движения как составной части европейского и мирового спортивного движения. 2. Законодательного обеспечения требует финансовая политика, способствующая развитию программ, направленных на формирование здорового образа жизни и физической активности населения. В перспективе необходимо добиваться такого положения, когда на развитие спорта в федеральном и региональных бюджетах выделялось бы не менее 1 — 2% расходной части. Совершенствование законодательства в области спорта должно способствовать тому, чтобы в рыночных условиях отрасль финансировалась не только из бюджетных, но и из внебюджетных источников, особенно для поддержки спорта высших достижений. Законодательством должно предусматриваться создание благоприятных условий: — для организаций, реализующих программы, направленные на развитие спорта, а также способствующие формированию здорового образа жизни, особенно среди детей-инвалидов, сирот; — для спонсоров и инвесторов, направляющих свои средства на подготовку спортивного резерва и сборной команды России для участия в Олимпийских и Паралимпийских играх и ответственных международных соревнованиях. 3. Необходима законодательная проработка вопросов, связанных с борьбой против использования спортсменами допингов, обеспечением безопасности и правопорядка на спортивных соревнованиях, исключающих возможность хулиганского поведения болельщиков во время спортивных соревнований, проявления жестокости и насилия, а также других антиобщественных проявлений, оказывающих негативное влияние на спорт. 4. Важное значение имеет совершенствование системы страхования спортсменов, а также развитие законодательства, гарантирующего их права при наступлении профессиональной патологии или инвалидности в результате занятий спортом. 5. Кроме того, требует решения проблема массового оттока российских спортсменов (особенно молодых) и специалистов за пределы Российской Федерации. Необходимо на законодательном уровне решить проблему ранней детской спортивной специализации и участия детей в спортивных соревнованиях на максимальный результат, что приводит к форсированию спортивной подготовки в ущерб здоровью и нормальному развитию ребенка. 6. Необходима разработка и принятие на федеральном уровне Законов «О детско-юношеском спорте в Российской Федерации», «О профессиональном спорте в Российской Федерации», «О противодействии применению запрещенных медицинских препаратов и методов в спорте» и др. Наличие свода федеральных законов, регулирующих многообразные общественные отношения в области спорта, и опыт правоприменительной практики со временем позволят приступить к процессу кодификации, результатом которой может стать Спортивный кодекс Российской Федерации. 7. На сегодняшний день актуально также преодоление коллизий между федеральными нормативно-правовыми актами общего характера и Законом о физической культуре и спорте. 8. Необходимо акцентировать внимание на действенном контроле за выполнением всех законодательных актов и нормативов, в той или иной степени регламентирующих спортивную деятельность и в первую очередь направленных на физическую подготовку и развитие детей и учащейся молодежи, способствующих формированию у них здорового образа жизни. Именно через совершенствование законодательства в сфере спорта можно добиться укрепления здоровья всех групп населения за счет их вовлечения в активные занятия спортом, предусмотрев при этом правовое обеспечение гражданам равных возможностей заниматься спортом независимо от их доходов и благосостояния. Это, пожалуй, сегодня один из основных путей, который приведет нас к формированию здорового образа жизни населения и в конечном итоге — к оздоровлению нации.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *