Заключение судебного эксперта-психолога и особенности его оценки судом

(Холопова Е. Н.) («Эксперт-криминалист», 2006, N 2) Текст документа

ЗАКЛЮЧЕНИЕ СУДЕБНОГО ЭКСПЕРТА-ПСИХОЛОГА И ОСОБЕННОСТИ ЕГО ОЦЕНКИ СУДОМ

Е. Н. ХОЛОПОВА

Холопова Е. Н., доцент кафедры государственно-правовых дисциплин, кандидат психологических наук, эксперт-психолог ГУ Калининградской ЛСЭ МЮ РФ.

Проблема заключения эксперта-психолога и его значения в процессе доказывания не получила еще достаточного рассмотрения в юридической литературе. Между тем уяснение этого вопроса является одной из субъективных предпосылок принятия следователем и судом правильного процессуального решения о назначении экспертизы и допустимости как одного из доказательств обвинения или как оправдания. Заключение эксперта является одним из видов доказательств в уголовном (ч. 2 ст. 74 УПК РФ), в гражданском (ч. 1 ст. 55 ГПК РФ), в административном (ч. 2 ст. 26.2 КоАП РФ) судопроизводствах. Никакие доказательства не имеют заранее установленной силы, и поэтому заключение эксперта не обладает каким-либо преимуществом перед другими доказательствами. Но по сравнению с другими доказательствами заключение эксперта-психолога имеет специфические черты, обусловленные его сущностью. Во-первых, заключение эксперта-психолога строится на основе использования знаний в области психологии и в обязательном случае психодиагностики. Во-вторых, заключение эксперта-психолога представляет собой выводное знание, где доказательственное значение имеют прежде всего выводы, к которым пришел эксперт по результатам исследований индивидуально-психологических особенностей личности подэкспертного, его состояния и других психологических закономерностей, имеющих существенное значение для дела. В-третьих, данное заключение содержит психологические элементы субъективной стороны преступления в уголовном судопроизводстве, правонарушения в административном производстве, а также психологические характеристики истцов или ответчиков в гражданском судопроизводстве. Заключение судебного эксперта-психолога как процессуальный документ является способом опосредованно представленной информации об индивидуально-психологических особенностях лица, психическом состоянии в момент совершения криминального события и т. д. Фундаментальные характеристики заключения, которые поддаются восприятию и однозначной оценке, — это его форма и содержание. Форма заключения эксперта-психолога должна соответствовать требованиям закона, установленным в ст. 204 УПК РФ, ст. 86 ГПК РФ, ст. 26.4 КоАП РФ, ст. 25 Федерального закона «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации». Более подробное содержание заключения регламентировано различными ведомственными нормативными актами, определяющими деятельность экспертных учреждений. Задание эксперту-психологу выражается в форме вопросов, которые предопределяют объем экспертного исследования и его содержание. Как правило, заключение эксперта-психолога состоит из трех частей: 1) вводной или введения; 2) исследовательской; 3) выводов или заключения. Каких-либо жестких условий обязательного исполнения содержания каждой из выделенных частей законом не установлено, но в соответствии с ведомственными инструкциями, принятыми в экспертной практике психологов, следует указать на то, что, как правило, содержится в каждой из этих частей структуры заключения. 1. Заключение эксперта-психолога должно содержать определенную сумму сведений, на основании которых можно судить о том, кто, с какой целью назначил экспертизу, кто именно ее производил, лица, присутствовавшие при ее проведении. Для этого во вводной части обычно указываются следующие сведения: номер и наименование дела, по которому назначена СПЭ, сведения об органе или лице, назначившем экспертизу; фактические и юридические основания назначения экспертизы; обстоятельства дела; материалы, предоставленные эксперту; дата поступления материалов и дата подписания заключения; сведения об эксперте (Ф. И.О., образование, специальность, ученая степень и звание, должность, экспертная квалификация); вопросы, поставленные перед экспертом на разрешение. 2. В исследовательской части заключения эксперта-психолога отражается весь процесс экспертного исследования и полученные на его основе результаты. Специфика судебно-психологической экспертизы вызывает необходимость выделения в исследовательской части заключения нескольких разделов. Здесь излагаются: а) анализ материалов дела; б) данные беседы; в) данные о динамике психологического развития испытуемого с указанием на условия воспитания и обучения, индивидуально-психологических особенностях, обнаруживающихся в различные периоды его жизни; г) ход и результаты индивидуально-психологического обследования подэкспертного; д) используемые методы; е) ретроспективный психологический анализ в плане поставленных на разрешение эксперту вопросов. Данные об условиях и ходе психологического развития подэкспертного особенно большое значение имеют при исследовании несовершеннолетних свидетелей, подозреваемых, обвиняемых, потерпевших. Эта часть заключения отражает результаты анализа и обобщения показаний свидетелей, родителей, воспитателей, учителей, родственников, друзей подэкспертного, а также отражает результаты изучения педагогической и медицинской документации. Излагая ход экспериментального психологического обследования, эксперт перечисляет методы, какими он пользовался при обследовании, указывает возможности данных методов и цель этой части экспертизы. Затем описывает наиболее значимые результаты экспериментально-психологического обследования личности и делает выводы о психологической деятельности. Анализируя результаты ретроспективного метода обследования поведения, эксперт, используя полученные им в процессе исследования данные о закономерности психологической деятельности подэкспертного, дает обоснованную оценку обстоятельств, для исследования которых и была назначена экспертиза. Эксперт должен мотивировать, почему использующиеся положения могут служить объяснением интересующих следственные органы фактов, и чем он (эксперт) руководствовался в оценке особенностей психологической деятельности испытуемого. Сообщив полученные результаты экспериментально-психологического обследования, эксперт-психолог дает им свою профессиональную оценку. Иногда в заключении эксперта-психолога может выделяться еще одна часть — синтезирующая, в которой содержится общая оценка результатов проводимого исследования. Синтезирующая часть может выделяться в отдельную часть, а может входить в исследовательскую часть в качестве последнего, завершающего, этапа раздела документа. 3. В заключительной части документа должны содержаться научно обоснованные ответы на поставленные следователем или судом вопросы, которые должны полностью вытекать из исследовательской деятельности эксперта-психолога. На каждый поставленный эксперту вопрос в пределах компетенции должен быть по существу дан мотивированный ответ либо ответ о невозможности разрешения этого вопроса. Вывод является конечной целью всего исследования, которое проводил эксперт-психолог. Данная форма заключения экспертизы иногда не может быть выдержана. Вынужденное исключение некоторых разделов не изменяет принципиально структуре заключения, но повышает значение других разделов. Экспертная, следственная и судебная практика предъявляют два важных требования к описанию результатов экспертного исследования. С одной стороны, оно должно способствовать формированию убеждения в достоверности заключения у всех участников судебного процесса и в конечном счете у любого образованного гражданина. С другой стороны, описание психологических исследований должно быть рассчитано на специалиста, поскольку нужно иметь в виду, что может потребоваться проведение повторной экспертизы. Каждый специальный термин, употребляемый экспертами-психологами, должен быть понятен оценивающему заключение юристу. Поэтому следователи и судьи должны требовать, чтобы в заключениях содержались разъяснения основных теоретических положений и понятий, которые приняты в психологии и из которых исходит в своем заключении эксперт, если такие положения и понятия упоминаются. Оценка доказательств — одна из самых сложных и ответственных операций, осуществляемых субъектом доказывания в процессе применения закона. На наш взгляд, понятие «оценка заключения эксперта-психолога» может применяться в узком и широком смыслах. В первом случае оно означает лишь установление доказательственной роли заключения, во втором — включает использование последнего. Употребление указанного понятия в узком смысле вместе с понятием «использование заключения эксперта-психолога» служит средством для выделения двух этапов оценки, жестко связанных между собой, но имеющих и самостоятельное значение. В зависимости от результатов оценки (в узком смысле) следователь и суд используют заключение как доказательство, отвергают его либо выполняют действия, связанные с его проверкой: назначают дополнительную или повторную экспертизу, проводят допрос эксперта и т. д. Оценка заключения (в широком смысле) может завершиться уже после ее первого этапа, если будет установлено, что оно не имеет доказательственного значения. В современном судопроизводстве принято считать критериями оценки доказательств относимость к делу и допустимость доказательства, его достоверность или вероятность (истинность), мотивированность и информативность, конкретность и доброкачественность, внутреннюю согласованность и достаточность всей совокупности доказательств для принятия процессуального решения. При оценке заключения эксперта необходимо руководствоваться общими и специальными основаниями оценки. В качестве общих оснований в уголовном процессе выступает правило, закрепленное в ст. 17 УПК РФ, в гражданском процессе — в ст. 67 ГПК РФ, в производстве по делам об административных правонарушениях — ст. 26.11 КоАП РФ. В качестве психологических оснований выступает убеждение субъекта оценки доказательств в том, что необходимо критически подходить к заключению эксперта вне зависимости от тех трудностей, которые могут возникнуть при его оценке. При опросе 885 следователей и 660 судей нами было установлено, что 58,5% из них считают невозможным оценить научную обоснованность выводов эксперта-психолога. Трудности в оценке заключения у них вызывает как терминология, так и убеждение в том, что выводы не соответствуют другим доказательствам по делу. В качестве гносеологического основания для оценки заключения эксперта-психолога выступает наличие у субъектов оценки знаний основ юридической психологии, теории судебно-психологической экспертизы, которые использовались экспертом при проведении экспертизы. В качестве юридического основания для оценки заключения эксперта выступают положения закона о процессуальном порядке назначения и проведения экспертизы, о процессуальном положении и компетенции эксперта, о правилах оценки заключения эксперта, о правах следователей и судей при назначении и проведении экспертизы, а также нормы закона, предусматривающие права тех лиц, чьи интересы затрагивает экспертиза. Специальные основания проявляются при оценке заключения эксперта с точки зрения его относимости, допустимости, достаточности и достоверности. Нам представляется, что сведения, которые содержатся в выводной части заключения эксперта, являются всегда относимыми к уголовному, гражданскому, административному делам. Относимость выводов эксперта-психолога программируется теми вопросами, которые ставятся перед экспертом, следователем и судьей, органами, назначившими экспертизу. Неотносимыми к делу могут быть только фактические данные, которые обнаружены экспертом в порядке экспертной инициативы. Свойство допустимости означает возможность с помощью этого доказательства с достаточной достоверностью установить обстоятельства, подлежащие доказыванию по уголовному делу. В содержание оценки допустимости доказательств А. В. Кудрявцева включает «правило о надлежащем субъекте собирания доказательств; правило о надлежащем источнике собирания доказательств; правило о надлежащей процедуре; правило «о плодах отравленного дерева»; правило о недопустимости свидетельства, основанного на слухах» <*>. ——————————— <*> Кудрявцева А. В. Судебная экспертиза как институт уголовно-процессуального права: Автореф. дис. … докт. юрид. наук. С. 34.

Правило о надлежащем субъекте применительно к заключению эксперта-психолога означает, что экспертиза может быть назначена только следователем, лицом, производящим дознание, и судом (судьей). Вторым правилом об оценке допустимости заключения является правило о надлежащем источнике. Это правило применительно к заключению эксперта означает требование, сформулированное в Постановлении Пленума Верховного Суда от 16 марта 1971 г. «О судебной экспертизе по уголовным делам»: «Имеющиеся в деле акты либо справки о результатах ведомственного исследования какого-либо обстоятельства, в том числе и ведомственные заключения, именуемые экспертизой (о качестве товара, недостаче товарно-материальных ценностей и т. п.), хотя бы полученные по запросу органов следствия и суда, не могут рассматриваться как заключение эксперта и служить основанием к отказу в проведении экспертизы». Третьим правилом оценки допустимости доказательств является правило о надлежащей процедуре его получения. На наш взгляд, применительно к заключению эксперта это означает, что при назначении и проведении экспертизы должна быть соблюдена та последовательность действий, которая предусмотрена уголовно-процессуальным законом, и при этом не нарушены конституционные права граждан. Чаще всего нарушения уголовно-процессуального закона при назначении и проведении экспертизы выражаются в неразъяснении прав и обязанностей эксперту, в неознакомлении обвиняемого до фактического проведения экспертизы с постановлением о ее назначении, в нарушении процедуры обследования подэкспертного, в нарушении порядка фиксации экспертного исследования. Возможность использования заключения эксперта-психолога в качестве доказательства аккумулируется в такой его интегральной характеристике, как достоверность. Сама возможность признания заключения эксперта достоверным обусловливается его проверяемостью с трех основных позиций: процессуальной, научной и фактической. Задача состоит в том, чтобы следователь (судья) располагал возможностью такой проверки, иначе он не может установить достоверность экспертного заключения как судебного доказательства. Особенность установления достоверности экспертного заключения обусловлена его научностью. Ошибка в заключении выявляется в ходе анализа самого заключения, а также при помощи действий, рассчитанных на проверку только экспертного заключения: повторной (дополнительной) экспертизы, допроса эксперта. Заведомая ложность заключения устанавливается также с помощью иных процессуальных действий. Иногда недостаточно бывает описания примененных методов, данных в заключении эксперта, чтобы оценить его достоверность. В таких случаях дополнительные сведения черпаются в ходе допроса эксперта. Приемлемы рекомендации суду руководствоваться разумным методологическим консерватизмом, опираться на определенное научно-концептуальное «ядро», признаваемое подавляющим большинством ученых. Необходимо отвергать экспертные заключения, базирующиеся на теоретическом фундаменте, несовместимые с принципами действующего законодательства. В ситуациях экспертных коллизий, имеющих методологическую подоплеку, целесообразен вызов в суд экспертов, оказавшихся на разных позициях» <*>. ——————————— <*> Орлов Ю., Шишков С., Гришко Е. Оценка судом достоверности заключения эксперта // Российская юстиция. 1995. N 11.

Как правило, в уголовном процессе применены только утвердившиеся в практике методы. Необходимость применения нового метода должна получить обоснование в заключении эксперта-психолога. В настоящее время у многих следователей, судей сложилось противоположное мнение в отношении СПЭ. Так, большинство из них считают, что определить эмоциональное состояние лица в момент совершения преступления, способность понимать значение совершенных действий и т. д. они могут без назначения СПЭ. И вторая позиция — если они даже назначили СПЭ, но выводы эксперта-психолога не совпадают с их точкой зрения, то данное заключение просто ими не применяется. Отечественная процессуальная наука отвергла эту концепцию как теорию формальных доказательств, противоречащую действующему уголовно-процессуальному законодательству, в соответствии с положениями которого ни одно из доказательств, в том числе заключение экспертов, не может быть положено в основу обвинительного заключения или приговора, если она не была полно оценена следователем или судом в совокупности с другими доказательствами. Однако, даже если лицо, назначившее экспертизу, в той или иной степени обладает специальными познаниями в науке и технике, оно все равно может столкнуться с непредвиденными сложностями, сущность которых заключается в следующем. Как правило, исследования осуществляются по заранее разработанным, апробированным и утвержденным в установленном порядке экспертным методикам, оправдавшим себя на практике. На первый взгляд объективность, универсальность и надежность данных методик достаточно высока. Тем не менее такой подход представляется нам неверным. Длительное время выбор и разработка методов судебной экспертизы в нашей стране осуществлялись по единому плану. Все иные методы отвергались экспертами как идеологически чуждые. На современном этапе в экспертной деятельности начали развиваться и другие методологические подходы. В связи с этим из-за различия в исходных методологических подходах, позициях экспертов они, проведя исследования, могут прийти к противоположным выводам. В этой сложной ситуации, по нашему мнению, лицу, назначившему экспертизу и оценивающему ее достоверность, следует придерживаться следующих рекомендаций. Во-первых, необходимо отвергать те заключения эксперта, которые базируются на методологических положениях, несовместимых с принципами действующего законодательства, особенно нарушающих тем или иным способом права и законные интересы человека. Во-вторых, при оценке использованных методов стоит отдать предпочтение отработанным, испытанным, прошедшим строгую апробацию в судебно-экспертных учреждениях методикам экспертного исследования. И в связи с этим для лица, назначившего экспертизу, информация об источнике разработки метода, о способе его проверки и учреждении, его утвердившем, приобретает большое значение. И в-третьих, в затруднительных ситуациях, возникающих при оценке заключения, для более полного и правильного понимания сущности примененной экспертом методики крайне целесообразно обращение за консультационной помощью к специалисту. Данные консультации с компетентными, объективными и незаинтересованными в исходе дела специалистами по вопросам оценки достоверности этого вида доказательств будут способствовать эффективному использованию лицами, назначившими экспертизу, заключения эксперта для решения задачи уголовного судопроизводства. Возникает необходимость проведения стандартизации всех методик СПЭ и издания справочника, содержащего их описание, для экспертов-психологов, следователей, судей. Это позволило бы заменить детальное описание проводившего исследования ссылкой на соответствующую методику по справочнику. Такое предложение представляется перспективным. Однако подготовка подобного издания потребует продолжительного времени. Кроме того, нельзя выпускать из вида, что по мере разработки новых и модификации имеющихся методик пособие будет устаревать, что ограничит возможность его использования. Следовательно, вопрос об оптимизации содержания заключения эксперта-психолога, безусловно, нуждается в изучении. Анализ следственной и судебной практики неизбежно приводит к выводу о том, что в подавляющем большинстве случаев должной оценки достоверности заключения эксперта не дается, причем происходит это не из нежелания следователей и судей, а из объективной невозможности такой оценки лицами, не обладающими для этого специальными познаниями в необходимом объеме. Оценка достоверности экспертного заключения психолога становится все более сложной для следствия и суда по мере усложнения самих экспертных исследований. Таким образом, судебно-психологическая экспертиза является важным средством получения доказательств — фактических данных о психологических особенностях, свойствах личности обвиняемого, потерпевшего, свидетеля. С помощью судебно-психологической экспертизы следователь, суд имеют возможность в необходимых случаях наиболее полно исследовать субъективную сторону преступления, объективно оценить показания свидетелей, потерпевших, обвиняемых (подсудимых), выявить обстоятельства, смягчающие наказание обвиняемого и характеризующие его личность, а также установить причины и условия, способствовавшие совершению преступления. Подводя итог вышеизложенному, следует обратить внимание, что психология оценки экспертного заключения определяется сложной процессуальной формой психологической экспертизы. Перед судом и следователем при этом всегда стоят следующие вопросы: — соблюдались ли при подготовке, назначении и проведении экспертизы требования уголовно-процессуального закона, гражданско-процессуального закона, административного законодательства, федерального законодательства. Если было допущено нарушение, то каковы его последствия; — была ли предоставлена эксперту личность, направляемая на экспертизу, и материалы, содержащие психологическую информацию об этой личности; — с достаточной ли полнотой было проведено экспертное исследование и сделаны выводы; — основано ли заключение эксперта-психолога на правильных научных положениях психологии, получено ли оно в результате применения верных методов исследования; — являются ли ход и результаты экспертного исследования научно обоснованными в заключении эксперта-психолога, не являются ли они логически противоречивыми; — проводило ли экспертизу компетентное лицо, соответствует ли квалификация и опытность эксперта данному предмету экспертизы. При этом суд (следователь) должен оценить компетентность эксперта-психолога, не вышел ли эксперт за пределы своей компетенции.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *