О критериях крупного ущерба при квалификации незаконной добычи водных биологических ресурсов

(Краева В. Н.) («Адвокат», 2013, N 2) Текст документа

О КРИТЕРИЯХ КРУПНОГО УЩЕРБА ПРИ КВАЛИФИКАЦИИ НЕЗАКОННОЙ ДОБЫЧИ ВОДНЫХ БИОЛОГИЧЕСКИХ РЕСУРСОВ

В. Н. КРАЕВА

Краева Василиса Николаевна, старший преподаватель кафедры экологического и природоресурсного права Московской государственной юридической академии имени О. Е. Кутафина (Институт (филиал) МГЮА в г. Кирове), научный сотрудник отдела «Хозяйство и право» государственного научного учреждения «Всероссийский научно-исследовательский институт охотничьего хозяйства и звероводства имени профессора Б. М. Житкова» Российской академии сельскохозяйственных наук, кандидат юридических наук.

В статье В. Н. Краевой рассматриваются проблемы отсутствия в законодательстве четких критериев, на основании которых ущерб, причиненный при незаконной добыче водных биологических ресурсов, оценивается как крупный; обосновывается необходимость установления таких критериев. По мнению автора, при оценке ущерба, причиненного водным биологическим ресурсам, следует использовать критерии, выраженные не в денежной форме, а в виде веса и количества экземпляров водных биологических ресурсов.

Ключевые слова: водные биологические ресурсы, крупный ущерб, взыскание вреда, судебная практика, преступления, последствия.

On the criteria of heavy damage while qualifying illegal quarrying of water biological resources V. N. Kraeva

In the article of the Doctor of Law, senior lecturer of the chair of Ecological and Natural Resources Law of the Kirov Institute (branch) of Kutafm Moscow State Law Academy, research fellow of the Economy and Law Department of Prof. B. M. Zhitkov’s Russian Scientific-Research Institute of Hunting Management and Fur-Farming of Russian Academy of Agricultural Sciences V. N. Kraeva problems of the absence in the legislation of well-defined criteria, on the basis of which the damage inflicted in the process of illegal quarrying of water biological resources is estimated as heavy, are considered; the necessity of the developing such criteria is given. By the opinion of the author, while estimating the damage inflicted to water biological resources it’s necessary to use the criteria expressed not in monetary terms but in the form of weight and quantity of specimen of water biological resources.

Key words: water biological resources, heavy damage, recovery of harm, judicial practice, crime, consequences.

Уголовная ответственность за незаконную добычу (вылов) водных биологических ресурсов с причинением крупного ущерба в России существует уже более полувека (ст. 163 Уголовного кодекса РСФСР, ст. 256 Уголовного кодекса РФ). Однако четкие критерии оценки крупности размера ущерба до сих пор не выработаны. Квалификация преступлений по признаку крупного ущерба является наиболее субъективной и дискуссионной в современном российском законодательстве. В данной статье рассмотрим законодательство, разъяснения, судебную практику, касающиеся критериев, применяемых для оценки размера ущерба от незаконной добычи водных биологических ресурсов. Федеральным законом от 20 декабря 2004 г. N 166-ФЗ (в ред. от 6 декабря 2011 г.) «О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов» <1> установлено, что возмещение вреда, причиненного водным биоресурсам, осуществляется в добровольном порядке или на основании решения суда в соответствии с утвержденными в установленном порядке таксами и методиками исчисления размера причиненного водным биоресурсам вреда, а при отсутствии их — исходя из затрат на восстановление водных биоресурсов (ст. 53). ——————————— <1> СПС «КонсультантПлюс».

Постановлением Правительства РФ от 25 мая 1994 г. N 515 <2> утверждены таксы для исчисления размера взыскания за ущерб, причиненный уничтожением, незаконным выловом или добычей водных биологических ресурсов, в 2000 г. таксовые расценки были увеличены <3>. Таксы для исчисления размера взыскания за ущерб, причиненный незаконным добыванием или уничтожением животных, занесенных в Красную книгу РФ, утверждены Приказом Минприроды России в 1994 г. <4>. В 2000 г. таксы за незаконную добычу водных биологических ресурсов, занесенных в Красную книгу РФ, утверждены Правительством РФ <5>. ——————————— <2> См.: Постановление Правительства РФ от 25 мая 1994 г. N 515 (в ред. от 10 марта 2009 г.) «Об утверждении такс для исчисления размера взыскания за ущерб, причиненный уничтожением, незаконным выловом или добычей водных биологических ресурсов» // СПС «КонсультантПлюс». <3> См.: Постановление Правительства РФ от 26 сентября 2000 г. N 724 «Об изменении такс для исчисления размера взыскания за ущерб, причиненный водным биологическим ресурсам» // СПС «КонсультантПлюс». <4> См.: Приказ Минприроды России от 4 мая 1994 г. N 126 «Об утверждении такс для исчисления размера взыскания за ущерб, причиненный незаконным добыванием или уничтожением объектов животного и растительного мира» // СПС «КонсультантПлюс». <5> См.: Постановление Правительства РФ от 26 сентября 2000 г. N 724 «Об изменении такс для исчисления размера взыскания за ущерб, причиненный водным биологическим ресурсам» // СПС «КонсультантПлюс».

О разъяснениях высших судебных инстанций

Определенное значение для оценки размера ущерба имели разъяснения высших судебных инстанций <6>. Верховный Суд СССР указывал: решая вопрос о том, является ли ущерб, причиненный незаконным рыбным и другими водными добывающими промыслами, крупным (существенным или значительным), судам следует исходить из стоимости, экологической ценности, количества добытого, поврежденного или уничтоженного, а также размера вреда, нанесенного растительному и животному миру. К такому ущербу следовало, в частности, относить ущерб, причиненный уничтожением мест нереста, гибель большого количества мальков при незаконном занятии водным добывающим промыслом, отлов или уничтожение животных и растений, занесенных в Красную книгу СССР, Красную книгу соответствующей союзной республики <7>. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 5 ноября 1998 г. N 14 «О практике применения судами законодательства об ответственности за экологические правонарушения» <8> ориентировало суды на необходимость в каждом конкретном случае выяснять размер нанесенного ущерба. При решении вопроса о признании ущерба крупным нужно учитывать количество добытого, поврежденного или уничтоженного, распространенность животных, их отнесение к специальным категориям <9> (например, к редким и исчезающим видам <10>), экологическую ценность, значимость для конкретного места обитания, а также иные обстоятельства содеянного. В каждом конкретном случае рекомендовалось, квалифицируя содеянное, не только исходить из стоимости и объемов добытого, но и учитывать причиненный экологический вред, нанесенный животному и растительному миру в целом. К такому вреду следовало, в частности, относить ущерб, причиненный уничтожением мест нереста, гибелью большого количества мальков при незаконном занятии водным добывающим промыслом, отловом или уничтожением животных и растений, занесенных в Красную книгу РФ (п. 5 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 14). ——————————— <6> См., например: Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 3 июня 1977 г. N 6 «О практике применения судами законодательства об охране природы» // Сборник нормативных актов по охране природы / Под ред. В. М. Блинова. М., 1978. С. 62 — 67; Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 30 ноября 1990 г. N 9 «О выполнении судами руководящих разъяснений Пленума Верховного Суда СССР о практике применения законодательства об охране природы» // Вестник Верховного Суда СССР. 1991. N 2. С. 8, 9. <7> См.: Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 7 июля 1983 г. N 4 «О практике применения судами законодательства об охране природы» // Бюллетень Верховного Суда СССР. 1983. N 4. <8> См.: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 5 ноября 1998 г. N 14 (в ред. от 6 февраля 2007 г.) «О практике применения судами законодательства об ответственности за экологические правонарушения» // СПС «КонсультантПлюс». <9> См., например: Перечень особо ценных и ценных видов водных биоресурсов, отнесенных к объектам рыболовства, утв. Приказом Росрыболовства от 16 марта 2009 г. N 191 // СПС «КонсультантПлюс». <10> См., например: Приказ Госкомэкологии России от 19 декабря 1997 г. N 569 (в ред. от 28 апреля 2011 г.) «Об утверждении перечней (списков) объектов животного мира, занесенных в Красную книгу Российской Федерации и исключенных из Красной книги Российской Федерации» // СПС «КонсультантПлюс».

В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 23 ноября 2010 г. N 26 «О некоторых вопросах применения судами законодательства об уголовной ответственности в сфере рыболовства и сохранения водных биологических ресурсов (статьи 253, 256 УК РФ)» положения, касающиеся критериев отнесения ущерба к крупному, содержащиеся в более ранних постановлениях высших судебных инстанций, отчасти повторены и расширены (уничтожение видов, занесенных в Красную книгу субъекта Федерации, уничтожение зимовальных ям, нагульных площадей и т. д.). «При отнесении ущерба, причиненного незаконной добычей (выловом) водных биологических ресурсов, к крупному (пункт «а» части 1 статьи 256 УК РФ) судам надлежит исходить из количества и стоимости добытого, поврежденного и уничтоженного, распространенности особей, их отнесения в установленном порядке к специальным категориям, а также учитывать нанесенный их добычей ущерб водным биологическим ресурсам. К такому ущербу следует, в частности, относить гибель большого числа неполовозрелых рыб (мальков), вылов или уничтожение рыб и растений, занесенных в Красную книгу Российской Федерации или Красную книгу субъекта Российской Федерации, уничтожение мест нереста, зимовальных ям, нагульных площадей, ухудшение качества среды обитания водных биологических ресурсов и нарушение процесса их воспроизводства» (п. 4 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23 ноября 2010 г. N 26 «О некоторых вопросах применения судами законодательства об уголовной ответственности в сфере рыболовства и сохранения водных биологических ресурсов (статьи 253, 256 УК РФ)»).

О критериях оценки крупности ущерба от незаконной добычи водных биологических ресурсов, разработанных в отдельных субъектах Федерации

В некоторых субъектах Федерации выработаны и рекомендованы для применения дополнительные критерии оценки размера ущерба. Так, на сайте Верховного Суда Ямало-Ненецкого автономного округа обнародованы Методические рекомендации, в которых с учетом Перечня особо ценных и ценных видов водных биоресурсов, отнесенных к объектам рыболовства <11>, рекомендовано к крупному ущербу при осуществлении любительского и спортивного рыболовства относить ущерб, причиненный незаконным выловом 40 особей рыбы чир (щекур), одной особи рыбы таймень, 25 особей рыбы муксун, 10 особей рыбы нельма, 10 особей рыбы стерлядь <12>. Такое же количество добытого рекомендуется применять для определения размера ущерба в случае осуществления добычи водных биоресурсов лицами из числа коренных малочисленных народов Севера, при добыче запрещенными орудиями лова и (или) с использованием самоходного транспортного плавучего средства <13>. В стоимостном выражении по таксовым расценкам 40 особей рыбы чир (щекур) составляют 16800 руб. (40 шт. x таксовую расценку 420 руб.), одна особь рыбы таймень — 1250 руб., 25 особей рыбы муксун — 10500 руб. (25 шт. x 420 руб.), 10 особей рыбы нельма — 16700 руб. (10 шт. x 1670 руб.), 10 особей рыбы стерлядь — 4200 руб. (10 шт. x 420 руб.). ——————————— <11> См.: Приказ Росрыболовства от 16 марта 2009 г. N 191 «Об утверждении Перечня особо ценных и ценных видов водных биоресурсов, отнесенных к объектам рыболовства» // СПС «КонсультантПлюс». <12> Первоначально такие критерии были изложены в Справке о результатах обобщения судебной практики по рассмотрению уголовных дел о незаконной добыче (вылове) водных биологических ресурсов (ст. 256 УК РФ), подготовленной заместителем председателя суда Ямало-Ненецкого автономного округа А. В. Школиным // http://oblsud. ynao. sudrf. ru/modules. php? name=docum_sud&id;=48. <13> См.: Методические рекомендации по вопросам осуществления контроля и надзора за добычей водных биологических ресурсов и средой их обитания, а также по проведению доследственных проверок, расследованию фактов незаконной добычи (вылова) водных биологических ресурсов и возмещения ущерба государству. Подготовлены прокуратурой Ямало-Ненецкого АО // http://oblsud. ynao. sudrf. ru/modules. php? name=docum_sud&id;=50.

На официальном сайте Прокуратуры Ростовской области помещены Методические рекомендации, которыми на основе сложившейся правоприменительной практики предложено «считать ущерб крупным в случае вылова рыбы, занесенной в Красную книгу РФ (вне зависимости от количества), а также вылов всех пород осетровых рыб. Крупным также необходимо считать ущерб в случае, если вылов других пород рыб, исчисленный по таксам, установленным постановлением Правительства РФ, составил сумму не менее пяти минимальных размеров оплаты труда (в настоящий момент в размере 3000 рублей). В случае если выловленные породы рыб не вошли в перечень рыб, указанных в постановлении Правительства РФ, необходимо руководствоваться аналогичным постановлением Главы администрации области» <14>. «Из сложившейся в 2010 г. следственной и судебной практики на территории Хабаровского края критерием, определяющим наличие состава преступления, предусмотренного ст. 256 УК, — указывает заместитель прокурора Хабаровского края Л. В. Дьяконова, — является количественный показатель — 16 и более экземпляров рыбы лососевых пород. Незаконная добыча водных биологических ресурсов в денежном выражении на сумму менее 10 тыс. руб. (таксовая стоимость 16 экземпляров кеты составляет 9 тыс. 280 руб.) отнесена к административному правонарушению. Считаем, что этот критерий должен быть определен законодателем в денежном эквиваленте как понятие значительного и крупного ущерба» <15>. ——————————— <14> См.: Методические рекомендации о практике возбуждения и расследования уголовных дел о незаконной добыче водных животных // http://prokuror. rostov. ru/ar_3445319. Указанные методические рекомендации опубликованы также на сайте интернет-журнала Ассоциации юристов Приморья «Закон» в разделе «Методические материалы» law. vl. ru. <15> Дьяконова Л. В. Незаконная добыча (вылов) водных биологических ресурсов // Законность. 2011. N 12. С. 36, 37.

По сообщению природоохранного прокурора, в Самарской области сложилась практика рассмотрения дел, при которой в случае составления органами внутренних дел протокола об административном правонарушении с ущербом менее 1000 руб. и прочих равных условиях (совершение противоправных действий в период общего запрета, наличие в качестве орудий незаконного лова рыболовных сетей и лодки) материалы передаются по подведомственности в Средневолжское территориальное управление Росрыболовства для привлечения к административной ответственности <16>. В Московской области в качестве критерия оценки причиненного ущерба как крупного суды, в частности, руководствуются распоряжением Госкомрыболовства России от 12 мая 2003 г. Согласно данному документу крупным ущербом считается добыча рыб, не занесенных в Красную книгу России и Красную книгу Московской области, общим весом в три и более раз превышающим норму вылова разрешенного по правилам рыболовства (15 кг и более), а также вылов трех и более экземпляров рыб, занесенных в Красную книгу России и Красную книгу Московской области <17>. Двинско-Печорское территориальное управление Росрыболовства информирует: незаконная добыча (вылов) водных биологических ресурсов с причинением крупного ущерба влечет уголовную ответственность. Крупным считается ущерб, причиненный незаконным выловом следующих водных биоресурсов в водных объектах Архангельской области и Ненецкого автономного округа: стерляди в количестве более двух экземпляров, атлантического лосося (семги), нельмы, кумжи, чира независимо от количество добытого. Также крупным считается ущерб, причиненный незаконным выловом других водных биоресурсов, размер которого превышает 2500 руб., например незаконный вылов 10 сигов, 10 щук, 100 лещей, 148 окуней и др. <18>. ——————————— <16> См.: решение Безенчукского районного суда Самарской области от 22 декабря 2008 г. (2008 г. не увязывается с содержанием, вероятно, должен быть 2011 г.) // СПС «Право. ru». <17> См.: Справка по результатам изучения судебной практики по уголовным делам о преступлениях, предусмотренных частью 2 статьи 253 УК РФ и статьей 256 УК РФ, рассмотренных судами Московской области в 2009 году // http://mosoblsud. ru/ss_detale. php? id=141915. <18> Уголовная ответственность за незаконную добычу водных биоресурсов с причинением крупного ущерба // http://fish. gov. ru/presscentre/news/Pages/news013346.aspx; http:// www. ohotniki. ru/ fishing/ news/ 2012/ 08/ 14/ 636408- ugolovnaya-otvetstvennost — zanezakonnuyu-dobyichu-vodnyih — bioresursov-s-prichineniem-krupnogo-uscherba. html.

В случае поимки рыбы вида стерлядь в бассейне реки Вычегда независимо от ее количества ФГБУ «Комирыбвод» рекомендует ущерб считать крупным <19> и т. д. ——————————— <19> См.: Постановление Мирового судьи Жешартского судебного участка Усть-Вымского района Республики Коми от 5 октября 2012 г. по делу N 1-70/2012 // http://www. gcourts. ru/case/11180079; решение Котласского городского суда Архангельской области от 29 сентября 2011 г. по делу N 12-253/11 // СПС «КонсультантПлюс». Архив решений судов общей юрисдикции.

О противоречивой судебной практике

Судебная практика в отношении отнесения ущерба к крупному также весьма разнообразна и нестабильна. Так, вылов 476 экземпляров карася, одного экземпляра сома, одного экземпляра щуки, двух экземпляров касаток-скрипунов, 32 экземпляров коня пестрого, двух экз. сазана на общую сумму 16300 руб. квалифицирован как крупный ущерб, поскольку выловлены ценные в хозяйственном отношении породы рыб в существенном количестве <20>. Согласно таксам размер ущерба, нанесенный рыбным запасам Брянской области, составил 4234 руб. (из расчета стоимости: карась 3 шт. x 200 руб. = 600 руб.; карась с икрой — 9 шт. x 400 руб. = 3600 руб.; окунь с икрой — 1 шт. x 34 руб. = 34 руб.). Средняя плодовитость одного экземпляра карася составляет 150000 шт., средняя плодовитость одного экземпляра окуня — 25000 шт., соответственно, размер вреда, нанесенный рыбным запасам Брянской области, является крупным <21>. ——————————— <20> См.: приговор Хорольского районного суда Приморского края от 12 августа 2010 г. по делу N 1-193/2010 // СПС «КонсультантПлюс». Архив решений судов общей юрисдикции. <21> См.: приговор Жуковского районного суда Брянской области 10 июля 2012 г. по делу N 1-66/2012 // http://www. gcourts. ru/case/9498021.

Приведем еще пример. Обвиняемые незаконно добыли рыбу ценных видов — 15 экземпляров пеляди стоимостью 250 руб. за один экземпляр на сумму 3750 руб., три экземпляра язя стоимостью за один экземпляр 30 руб. на сумму 90 руб., два экземпляра окуня стоимостью за один экземпляр 17 руб. на сумму 34 руб., — всего на сумму 3874 руб. Их действия квалифицированы как причинение крупного ущерба <22>. ——————————— <22> См.: Постановление Барабинского районного суда Новосибирской области от 20 сентября 2010 г. // СПС «КонсультантПлюс». Архив решений судов общей юрисдикции.

Добыча 89 экземпляров рыбы пелядь общим весом 4,2 кг и пяти экземпляров рыбы карась общим весом 0,1 кг по таксам на общую сумму 22335 руб. органами предварительного расследования квалифицированы как незаконная добыча (вылов) водных биологических ресурсов, совершенная с причинением крупного ущерба. Поскольку уголовный закон не устанавливает критерии определения крупного ущерба для целей применения статьи 256 УК РФ, и, основываясь на пункте 16 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 5 ноября 1998 г. N 14 «О практике применения судами законодательства об ответственности за экологические правонарушения», суд счел, что сам факт вылова подсудимыми 89 штук пеляди и пяти штук карася не может служить обстоятельством, исключающим оценку данного деяния как проступка, а не преступления. Как установлено в судебном заседании, пелядь была запущена в водоем в целях разведения и промышленного лова, для карася данное озеро является естественным местом обитания. К каким-либо редким или особо ценным породам рыб пелядь и карась не относятся. Совершенное деяние не повлияло на экологическую стабильность воспроизводства пеляди и карася, так как в указанном месте производится промышленный лов рыбы этих видов. Вылов указанного количества рыбы пеляди и карася в силу малозначительности не представляет общественной опасности, не причинил и не создал угрозу причинения вреда личности, обществу и государству. Поэтому в действиях подсудимых отсутствует состав преступления, квалифицированный по признаку «причинение крупного ущерба». Их виновность в совершении уголовно наказуемого деяния не доказана, поэтому, по мнению суда, подсудимые подлежат оправданию по предъявленному обвинению в связи с отсутствием состава преступления. В их действиях усматривается состав административного правонарушения, а не уголовного преступления <23>. ——————————— <23> См.: оправдательный приговор Лебяжьевского районного суда Курганской области (дата и номер дела обезличены) // ГАС «Правосудие» http:// lebiazhevsky. krg. sudrf. ru/ modules. php? name= bsr&op;= show_text&srv;_num= 1&id;= 45600101106221113547961000018176.

Н. И. Ирклиенко произвел незаконный лов рыбы из реки Иртыш, выловив семь экземпляров стерляди стоимостью по таксе 420 руб. за один экземпляр на общую сумму 2940 руб., который судом признан крупным ущербом. В апелляционной жалобе защитник подсудимого сообщал: приговор мирового судьи не может являться законным, поскольку ущерб водным биологическим ресурсам вообще не причинен. Как установлено судом, все семь стерлядей без каких-либо повреждений выпущены в естественную среду обитания. Ущерб в денежной форме в сумме 2940 руб. подсудимым полностью возмещен. Кроме того, в жалобе был отмечен факт, что стерлядь, обитающая в реке Иртыш, не отнесена к видам, занесенным в Красную книгу РФ. В Красную книгу занесены популяции стерляди, обитающие в бассейнах рек Днепра, Дона, Кубани, Урала, Суры, Верхней и Средней Камы <24>; таксовая расценка за «краснокнижную» стерлядь установлена в размере не 420, а 835 руб. <25>. К сожалению, эти обоснованные и законные доводы не были услышаны апелляционной инстанцией. Приговор мирового судьи судебного участка N 27 Саргатского района Омской области от 20 декабря 2011 г. в отношении Н. И. Ирклиенко оставлен без изменения, а апелляционная жалоба — без удовлетворения <26>. ——————————— <24> См.: Приказ Госкомэкологии России от 19 декабря 1997 г. N 569 (в ред. от 28 апреля 2011 г.) «Об утверждении перечней (списков) объектов животного мира, занесенных в Красную книгу Российской Федерации и исключенных из Красной книги Российской Федерации» // СПС «КонсультантПлюс». <25> См.: Постановление Правительства РФ от 26 сентября 2000 г. N 724 «Об изменении такс для исчисления размера взыскания за ущерб, причиненный водным биологическим ресурсам» // СПС «КонсультантПлюс». <26> См.: Постановление Саргатского районного суда Омской области от 22 февраля 2012 г. по делу N 10-1/2012 // СПС «КонсультантПлюс». Архив решений судов общей юрисдикции.

В другом уголовном деле также указывалось, что рыба без повреждений выпущена в реку. В соответствии со статьей 56 Федерального закона от 24 апреля 1995 г. N 52-ФЗ «О животном мире» незаконно выловленная рыба ценного вида стерлядь в количестве пяти экземпляров, извлеченная из рыболовной плавной донной сети, находившаяся в живом виде, сотрудниками рыбоохраны была без повреждений выпущена в естественную среду обитания в реку Иртыш. По мнению суда, своими незаконными действиями подсудимые причинили крупный ущерб водным биологическим ресурсам Российской Федерации на общую сумму 2100 руб., поскольку популяция стерляди, обитающая в Тюменской области, находится «в напряженном экологическом состоянии» <27>. Поскольку после возврата водных биологических ресурсов в естественную среду обитания исчезает и сам факт причинения вреда, этот приговор также является незаконным. Вылов 10 экземпляров ценного вида рыбы стерлядь на общую сумму 4200 руб. оценен как действия, «причинившие крупный экологический ущерб» <28>. ——————————— <27> См.: приговор Вагайского районного суда Тюменской области от 3 марта 2011 г. по делу N 1-21 // СПС «КонсультантПлюс». Архив решений судов общей юрисдикции. <28> См.: приговор Мирового судьи судебного участка N 1 Вагайского района Тюменской области от 11 сентября 2012 г. по делу N 1-90/2012 // http://gcourts. ru/case/10741516.

По справедливому замечанию А. Бессонова, судебная практика по уголовным делам по признаку крупного ущерба даже в одном и том же регионе может складываться различным образом. Например, одни районные суды в Астраханской области зачастую при квалификации действий виновных по статье 256 УК РФ крупный ущерб определяют в зависимости от веса выловленной частиковой рыбы от 100 кг, рыбы осетровых пород — от 50 кг, икры рыбы осетровых пород — от 7 кг. В то же время другие суды принимают решение в зависимости от количества особей выловленной рыбы, а также от размера ущерба в стоимостном выражении <29>. ——————————— <29> Бессонов А. К вопросу о понятии крупного ущерба при квалификации незаконной добычи рыбы // Уголовное право. 2008. N 6.

В связи с отсутствием в уголовном законе четких критериев уголовной наказуемости деяния по признаку «крупный ущерб», а следствие в них остро нуждается, по нашему мнению, нарушается основополагающий принцип — принцип законности «nullum crimen sine lege» (нет преступления без указания на то в законе). Преступность деяния, а также его наказуемость и иные уголовно-правовые последствия должны определяться только Уголовным кодексом (ст. 3 УК РФ), а не рекомендациями отдельных органов или должностных лиц, что проиллюстрировано выше. Широчайшее усмотрение правоприменителей превращается в ничем не ограниченный произвол. При установлении уголовной и административной ответственности за противоправные деяния, указывает Конституционный Суд РФ, необходимо исходить из того, что любое преступление либо административное правонарушение, а также санкции за их совершение должны быть четко определены в законе. Неточность, неясность и неопределенность закона порождают возможность неоднозначного истолкования и, следовательно, произвольного его применения, что противоречит конституционным принципам равенства и справедливости, из которых вытекает обращенное к законодателю требование определенности, ясности, недвусмысленности правовых норм и их согласованности в системе действующего правового регулирования. В противном случае может иметь место противоречивая правоприменительная практика, а это ослабляет гарантии государственной защиты прав, свобод и законных интересов граждан <30>. ——————————— <30> См.: Постановления Конституционного Суда РФ от 15 июля 1999 г. N 11-П, от 27 мая 2003 г. N 9-П и N 8-П, от 13 июля 2010 г. N 15-П // СПС «КонсультантПлюс».

О применимости (неприменимости) Постановления Правительства РФ о размерах крупного ущерба

Долгое время критерии крупности ущерба были субъективно-оценочными с довольно неопределенными границами. В 2007 г. статья 53 Закона N 166-ФЗ, помещенная в главу 7 «Ответственность за совершение правонарушений в области рыболовства и сохранения водных биоресурсов», была дополнена следующим положением: «…размер ущерба, который причинен водным биоресурсам и который следует считать крупным, порядок его определения устанавливаются Правительством Российской Федерации» <31>. В развитие этого положения Закона Правительством РФ издано Постановление от 18 августа 2008 г. N 625 «Об установлении размера ущерба, который причинен водным биологическим ресурсам и который следует считать крупным» <32>. Существуют две диаметрально противоположные точки зрения на применимость этого Постановления как критерия крупности ущерба при квалификации преступлений по пункту «а» ч. 1 ст. 256 УК РФ (причинение крупного ущерба). ——————————— <31> См.: Федеральный закон от 6 декабря 2007 г. N 333-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов» и отдельные законодательные акты Российской Федерации» // СПС «КонсультантПлюс». <32> См.: Постановление Правительства РФ от 18 августа 2008 г. N 625 «Об установлении размера ущерба, который причинен водным биологическим ресурсам и который следует считать крупным» // СПС «КонсультантПлюс».

Методические рекомендации прокуратуры Ямало-Ненецкого автономного округа сообщают: Постановление Правительства РФ N 625 принято в целях реализации статьи 13 Закона N 166-ФЗ, в соответствии с которой установление факта причинения водным биоресурсам ущерба в крупном размере является основанием для принудительного прекращения права на их добычу (вылов) для лиц, имеющих право на это. К таковым прямо отнесены индивидуальные предприниматели и юридические лица, имеющие соответствующие разрешения. Следовательно, указанное Постановление Правительства РФ не может применяться при даче уголовно-правовой оценки по фактам незаконной добычи водных биоресурсов <33>. ——————————— <33> См.: Методические рекомендации по вопросам осуществления контроля и надзора за добычей водных биологических ресурсов и средой их обитания, а также по проведению доследственных проверок, расследованию фактов незаконной добычи (вылова) водных биологических ресурсов и возмещения ущерба государству. Подготовлены прокуратурой Ямало-Ненецкого АО // http://oblsud. ynao. sudrf. ru/modules. php? name=docum_sud&id;=50.

Президиум окружного суда Ямало-Ненецкого автономного округа согласился с такой позицией, приведя в обзоре судебной практики следующий пример. Органами предварительного расследования Ф. обвинялся в незаконном вылове 25 экземпляров рыбы ценной породы муксун на сумму 10500 руб. с причинением крупного ущерба водным биологическим ресурсам. Нижестоящие судебные инстанции сделали вывод о непричинении действиями Ф. крупного ущерба, сославшись на Постановление Правительства РФ N 625. Однако указанным Постановлением утверждены размеры ущерба, причиненного биоресурсам, по которому крупный ущерб должен определяется как разница между объемом фактически добытых водных биоресурсов и квотой их добычи, указанной в разрешении на добычу, выданном индивидуал ьному предпринимателю или юридическому лицу. В материалах дела отсутствуют сведения, что Ф. такое разрешение выдавалось и определялась квота добычи водных биоресурсов. Государственный обвинитель справедливо указал: последствием установления факта причинения водным биоресурсам ущерба в размере, который следует считать крупным по Постановлению Правительства РФ N 625, может являться принудительное прекращение права на добычу (вылов) водных биоресурсов, отнесенных к объектам рыболовства. Таким образом, нельзя признать основанным на законе вывод суда апелляционной инстанции, что только указанным Постановлением Правительства РФ регулируется вопрос определения крупного ущерба, причиненного водным биоресурсам <34>. ——————————— <34> См.: Обзор практики рассмотрения судом Ямало-Ненецкого автономного округа уголовных дел в кассационном и надзорном порядке за 12 месяцев 2010 года, утв. Постановлением президиума суда Ямало-Ненецкого автономного округа от 2 февраля 2011 г. // http://oblsud. ynao. sudrf. ru/modules. php? name=docum_sud&id;=185.

По мнению судейского сообщества Архангельского областного суда, Постановление Правительства РФ N 625 регулирует отношения, возникающие в сфере промышленного рыболовства, и при осуществлении любительского (спортивного) рыболовства для определения квалифицирующего признака «крупный ущерб» не может быть использовано <35>. ——————————— <35> См.: Справку по результатам обобщения практики рассмотрения судами Архангельской области уголовных дел о преступлениях, предусмотренных статьей 256 УК РФ (обсуждена и одобрена на заседании президиума Архангельского областного суда 28.10.2009) // http://arhcourt. ru/?Documents/Crm/Gen/201002241100; a2aa. ru/index. php? dn=link&to;=open&id;=1518.

Сходную позицию занимают авторы комментария к УК РФ. Как следует из текста Постановления, определение крупного ущерба в данном случае осуществляется для целей реализации Закона о рыболовстве и установления основания для прекращения права на добычу (вылов) биоресурсов, отнесенных к объектам рыболовства. Исходя из этого рассматриваемое Постановление не может применяться для определения признака «крупный размер» состава преступления, предусмотренного статьей 256 УК РФ, в случаях, когда это преступление совершается лицами, ведущими промысловую добычу рыбы, морских млекопитающих или иных водных животных (капитаны судов, предприниматели) <36>. ——————————— <36> Бриллиантов А. В., Долженкова Г. Д., Иванова Я. Е. и др. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный) / Под ред. А. В. Бриллиантова. М., 2010.

В статье «Незаконная добыча (вылов) водных биологических ресурсов» заместитель прокурора Хабаровского края Л. В. Дьяконова пишет: размер ущерба, причиненного водным биологическим ресурсам, отнесенного к крупному согласно Постановлению Правительства РФ N 625, предусмотрен как разница между объемом фактически добытых водных биоресурсов и квотой добычи, указанной в разрешении. Это понятие не может быть положено в основу определения квалифицирующего признака «с причинением крупного ущерба», предусмотренного статьей 256 УК РФ для распространения на незаконные виды рыболовства на внутренних водоемах, т. е. добычу рыбы без каких-либо правоустанавливающих документов <37>. «Уголовный закон Российской Федерации не устанавливает критериев определения крупного ущерба для целей применения п. «а» ч. 1 ст. 256 УК РФ. Постановление Правительства РФ от 18.08.2008 N 625 «Об установлении размера ущерба, который причинен водным биологическим ресурсам и который следует считать крупным» регулирует отношения, возникающие в сфере промышленного рыболовства и при осуществлении любительского (спортивного) рыболовства для определения данного квалифицирующего признака не может быть использовано» <38>. ——————————— <37> Дьяконова Л. В. Незаконная добыча (вылов) водных биологических ресурсов // Законность. 2011. N 12. С. 36, 37. <38> См.: Постановление Мирового судьи Жешартского судебного участка Усть-Вымского района Республики Коми от 5 октября 2012 г. по делу N 1-70/2012 // gcourts. ru/case/11180079.

Другие авторы, напротив, считают, что «крупный ущерб водным биологическим ресурсам» следует определять через призму требований Постановления Правительства РФ от 18 августа 2008 г. N 625 «Об установлении размера ущерба, который причинен водным биологическим ресурсам и который следует считать крупным» <39>. Преступление, предусмотренное пунктом «а» ч. 1 ст. 256 УК РФ, окончено с момента причинения крупного ущерба, устанавливаемого в соответствии с Постановлением Правительства РФ N 625 <40>. ——————————— <39> Комментарий к Федеральному закону от 20 декабря 2004 г. N 166-ФЗ «О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов» (постатейный) / Под ред. О. Л. Дубовик // СПС «КонсультантПлюс»; Комментарий к Федеральному закону от 20 декабря 2004 г. N 166-ФЗ «О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов» (постатейный) / Под ред. И. В. Шопена // СПС «КонсультантПлюс». <40> Грачева Ю. В., Есаков Г. А., Князькина А. К. и др. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный) / Под ред. Г. А. Есакова. 4-е изд. М., 2012.

В судебной практике также нередки случаи оценки размера ущерба на основании правительственного постановления. Рыболовным приспособлением «морда» А. В. Полетавкин и А. И. Гордеев добыли рыбу вида «верховка» в количестве 1628 штук, чем причинили водным биоресурсам Республики Башкортостан крупный ущерб на сумму 16280 руб. Излишне вмененный признак преступления (причинение крупного ущерба) суд исключил из квалификации действий подсудимых, поскольку счел, что добычу 1628 штук рыбы «верховка» общим весом 5 кг 690 грамм и таксовой стоимостью 16280 руб. нельзя отнести к крупному ущербу. Согласно Постановлению Правительства РФ N 625 размер ущерба, который следует считать крупным, исчисляется тоннами <41>. ——————————— <41> См.: Приговор Миякинского районного суда Республики Башкортостан от 6 августа 2010 г. по делу N 1-42/2010 // СПС «КонсультантПлюс». Архив решений судов общей юрисдикции.

В судебном заседании государственный обвинитель счел, что в действиях Колмыкова и Шевченко, выловивших 613 штук тарани, одну штуку судака на общую сумму 15575 руб., не усматривается квалифицирующий признак «причинение крупного ущерба», поскольку в соответствии с Постановлением Правительства РФ N 625 размер ущерба, причиненного водным биологическим ресурсам, который следует считать крупным, для судака составляет 0,5 т, для тарани — 1 т, в связи с чем он отказывается от обвинения в этой части <42>. ——————————— <42> См.: Приговор Щербиновского районного суда Краснодарского края от 24 ноября 2011 г. по делу N 1-154/2011 // СПС «КонсультантПлюс». Архив решений судов общей юрисдикции.

В Краснодарском крае в результате согласованных действий подсудимых была незаконно добыта рыба пиленгас общей массой 4,265 т в количестве 2449 штук, из которых 1300 штук не достигли промыслового размера (ущерб от добычи этой рыбы в соответствии с Постановлением Правительства РФ от 26 сентября 2000 г. N 724 составляет 250 руб. за штуку — на общую сумму 612250 руб.), бычок общей массой 0,581 т в количестве 5250 штук (ущерб от добычи которого в соответствии Постановлением Правительства РФ N 724 составляет 20 руб. за штуку — на общую сумму 105000 руб.). Тем самым был причинен ущерб биологическим ресурсам Российской Федерации в размере 717250 руб., который в соответствии с Постановлением Правительства РФ N 625 считается крупным <43>. ——————————— <43> См.: Постановление Краснодарского краевого суда от 23 марта 2011 г. // СПС «Право. ru».

К сожалению, несмотря на такую разницу толкований законодательства и разнообразие судебной практики, Верховный Суд РФ, издав в 2010 г. Постановления Пленумов N 26 и N 27 по вопросам применения уголовной и административной ответственности за незаконную добычу водных биологических ресурсов, не только не упомянул о Постановлении Правительства РФ N 625, не разрешил споры о применении его в качестве критерия оценки величины ущерба по статье 256 УК РФ, но и не дал судам установки по единообразному применению законодательства <44>. ——————————— <44> См.: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 23 ноября 2010 г. N 27 (в ред. от 18 октября 2012 г.) «О практике рассмотрения дел об административных правонарушениях, связанных с нарушением правил добычи (вылова) водных биологических ресурсов и иных правил, регламентирующих осуществление промышленного, прибрежного и других видов рыболовства» // СПС «КонсультантПлюс».

По смыслу ст. ст. 54, 55 (ч. 3), 71 (п. «о») и 76 Конституции РФ ответственность за преступление и сопряженные с ней ограничения прав и свобод человека и гражданина могут быть предусмотрены только федеральным законом, каковым является Уголовный кодекс РФ. Статьей 256 УК РФ установлена ответственность, в частности, за причинение крупного ущерба при незаконной добыче (вылове) водных биологических ресурсов. В этой статье непосредственно не указаны критерии признания ущерба крупным, как нет и прямых отсылок к иным нормативным правовым актам, на основании которых тот или иной ущерб можно было бы отнести к разряду крупного. Поэтому логично встает вопрос: при оценке крупности ущерба, причиненного водным биологическим ресурсам, следует руководствоваться субъективными мнениями отдельных лиц или предписаниями нормативных правовых актов отраслевой принадлежности, устанавливающих измерители, правила для принятия решений по оценке крупности ущерба? Поскольку установление критериев крупности ущерба и порядка его определения законодатель возложил на Правительство РФ (ст. 53 Закона N 166-ФЗ), а последнее исполнило это поручение и издало Постановление N 625, игнорировать этот акт не стоит. Правительством установлено, что размер ущерба, причиненного водным биологическим ресурсам, который следует считать крупным, определяется согласно приложению федеральными органами исполнительной власти, уполномоченными осуществлять контроль в области рыболовства и сохранения водных биоресурсов, в тоннах (для морских млекопитающих — в единицах голов), как разница между объемом фактически добытых (выловленных) водных биоресурсов и квотой их добычи, указанной в соответствующем разрешении, выданном индивидуальному предпринимателю или юридическому лицу. В случае добычи (вылова) видов водных биоресурсов, не указанных в разрешении (за исключением допустимого прилова), размер ущерба, который следует считать крупным, исчисляется из всего объема добытых (выловленных) сверх допустимого прилова водных биоресурсов. Вероятно, такое же правило исчисления ущерба должно применяться и при отсутствии каких-либо разрешений на добычу водных биоресурсов. В Постановлении содержится также указание, что установление факта причинения водным биоресурсам ущерба в размере, который следует считать крупным, осуществляется в целях реализации Закона N 166-ФЗ и является основанием для принудительного прекращения права на добычу (вылов) водных биоресурсов, отнесенных к объектам рыболовства. Полагаем, данное Постановление не только определяет критерии оценки крупности причиненного ущерба, но также является основанием для принудительного прекращения права на добычу (вылов) водных биоресурсов, отнесенных к объектам рыболовства по статье 13 Закона N 166-ФЗ. Цель Закона о рыболовстве не сводится только к прекращению у нарушителей права на добычу (вылов) водных биоресурсов. В задачи закона входят и уголовно-правовая, и другая охрана, рациональное, неистощительное использование водных биоресурсов и другие вопросы. В приложении к Постановлению Правительства РФ N 625 даны критерии крупности ущерба в зависимости от категорий водных объектов (морские воды, территориальное море, исключительная экономическая зона, континентальный шельф или внутренние водных объекты — реки, водохранилища, озера) и конкретных рыбохозяйственных бассейнов, выраженные в превышении вылова или добычи для большинства видов в тоннах, а для морских млекопитающих — в головах (экземплярах). Например, во внутренних водных объектах (реки, водохранилища, озера) для всех рыбохозяйственных бассейнов (Западно-Сибирского, Восточно-Сибирского, Байкальского, Дальневосточного, Северного, Западного, Волжско-Каспийского, Азово-Черноморского) крупным ущербом должен считаться вылов более 1 т рыб таких видов, как семга, чавыча, кета, кижуч, нельма, таймень, нерка, балтийский лосось или 0,5 т рыб таких видов, как сима, кумжа, байкальский белый хариус, угорь, чир, муксун, судак, или 0,3 т таких видов рыб, как кунджа, голец, палия, форель всех видов, ленок и т. д. Добыча одной и более головы (особи) касатки и других видов китообразных (за исключением белухи) причиняет ущерб, который предложено считать крупным; добыча двух и более голов (особей) тихоокеанского моржа, морского котика, трех и более голов (особей) белухи, серого тюленя, пяти и более голов (особей) гренландского тюленя, тюленя обыкновенного, морского зайца, хохлача, 10 и более голов (особей) крылатки, ларги, кольчатой нерпы, каспийского тюленя, байкальского тюленя также должны оцениваться как действия, причинившие крупный ущерб. Вряд ли может быть обоснованным и утверждение, что крупность ущерба зависит от категории причинителя вреда (юридического или физического лица, индивидуального предпринимателя). Указанное Постановление не применяется к видам водных биоресурсов, занесенным в Красную книгу РФ. Это логично, поскольку и разъяснения Пленума Верховного Суда РФ, и правоприменители чаще всего даже добычу единичных экземпляров «краснокнижных» видов склонны расценивать как действия, причиняющие крупный ущерб. «Суд обоснованно исходил из того, что в настоящее время незаконная добыча даже одной особи сибирского осетра причиняет крупный ущерб водным биологическим ресурсам и требует со стороны государства его уголовно-правовой охраны. При этом экологическая значимость состоит в первую очередь в изъятии исчезающих видов рыб, влекущее дальнейшее снижение их популяции, которое может привести к их полному исчезновению» <45>. ——————————— <45> См.: Обзор кассационной практики по уголовным делам суда Ямало-Ненецкого автономного округа за второе полугодие 2009 года (Определение N 22-1385/2009), утв. Постановлением президиума суда Ямало-Ненецкого автономного округа от 3 февраля 2010 г. // ГАС Правосудие shuryshkarsky. ynao. sudrf. ru/modules. php? name=docum_sud&id;=186.

Большинство исследователей в основу отграничения преступного воздействия на природу от непреступного предлагают положить денежный критерий — размер причиненного преступлением вреда, так как «материальные последствия в виде имущественного ущерба лучше всего измерять в единицах стоимости, и прежде всего в деньгах как всеобщем экономическом эквиваленте» <46>. ——————————— <46> Уголовное право. Общая часть: Учебник / Отв. ред. И. Я. Казаченко, З. А. Незнамова. М., 1998. С. 154, 155; Попов И. В. В поисках критерия уголовной наказуемости деяний, посягающих на природную среду // Российский следователь. 2010. N 9. С. 13 — 16.

Первый заместитель руководителя следственного управления Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации по Астраханской области А. Бессонов в статье «К вопросу о понятии крупного ущерба при квалификации незаконной добычи рыбы» обобщил предложения ученых по стоимостному показателю крупного ущерба. В юридической литературе высказаны предложения законодательно закрепить указание, что ущерб является крупным, если превышает 5 тыс. руб. <47>, 30 тыс. руб. <48>, 100 тыс. руб. <49>, 250 тыс. руб. <50>. Кроме того, предлагается предусмотреть в статье 256 УК РФ причинение особо крупного ущерба (по суммарным таксам ущерб более 50 тыс. руб. <51>, более 200 тыс. руб. <52>). ——————————— <47> Пушкарев В. Г., Малышева Е. Ф. Уголовно наказуемое браконьерство: уголовно-правовой и криминологический аспекты: Монография. Тюмень, 2006. С. 59. <48> Снытко Е. М. Уголовная ответственность за браконьерство: Дис. … канд. юрид. наук. М., 2004. С. 12. <49> Виноградова Е. В. Преступления против экологической безопасности: Дис. … докт. юрид. наук. Ставрополь, 2001. С. 22; Надточий Ю. В. Уголовно-правовая охрана морской природной среды: Дис. … канд. юрид. наук. Владивосток, 2005. С. 110; Попов И. В. В поисках критерия уголовной наказуемости деяний, посягающих на природную среду // Российский следователь. 2010. N 9. С. 13 — 16. <50> Неудахина О. М. Проблемы уголовной ответственности за незаконную добычу водных животных и растений: Дис. … канд. юрид. наук. Екатеринбург, 2004. С. 70. <51> Пушкарев В. Г., Малышева Е. Ф. Указ. соч. С. 59. <52> Снытко Е. М. Указ. соч. С. 12.

Уголовно-правовые нормы с конкретными денежными критериями уголовной наказуемости давно и успешно применяются. По преступлениям против собственности крупным признается ущерб на сумму свыше 250 тыс. руб., а особо крупным — 1 млн. руб. (ст. 158 УК РФ), по преступлениям за незаконную рубку лесных насаждений крупным считается ущерб на сумму, превышающую 50 тыс. руб., особо крупным — 150 тыс. руб. (ст. 260 УК РФ). В новой редакции статьи 256 УК РФ, подготовленной Росрыболовством, но не внесенной на рассмотрение Государственной Думы РФ, содержится примечание: в настоящей статье крупным признается ущерб, причиненный водным биологическим ресурсам, превышающий 100 тыс. руб., особо крупным — 250 тыс. руб. <53>. ——————————— <53> Проект Федерального закона «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации, направленных на совершенствование законодательства о рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов, а также усиление уголовной и административной ответственности за нарушения в этой области» (подготовлен Росрыболовством) (не внесен в ГД РФ) // СПС «КонсультантПлюс».

Несмотря на столь единодушное мнение ученых о необходимости введения критерия крупного ущерба именно в денежной форме, считаем, что критерии размера вреда, выраженные в весовой и поэкземплярной формах в Постановлении Правительства РФ N 625, более оптимальны.

Библиография

Федеральный закон от 6 декабря 2007 г. N 333-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов» и отдельные законодательные акты Российской Федерации» // СПС «КонсультантПлюс». Федеральный закон от 20 декабря 2004 г. N 166-ФЗ (в ред. от 6 декабря 2011 г.) «О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов» // СПС «КонсультантПлюс». Постановление Правительства РФ от 18 августа 2008 г. N 625 «Об установлении размера ущерба, который причинен водным биологическим ресурсам и который следует считать крупным» // СПС «КонсультантПлюс». Постановление Правительства РФ от 26 сентября 2000 г. N 724 «Об изменении такс для исчисления размера взыскания за ущерб, причиненный водным биологическим ресурсам» // СПС «КонсультантПлюс». Постановление Правительства РФ от 25 мая 1994 г. N 515 (в ред. от 10 марта 2009 г.) «Об утверждении такс для исчисления размера взыскания за ущерб, причиненный уничтожением, незаконным выловом или добычей водных биологических ресурсов» // СПС «КонсультантПлюс». Постановления Конституционного Суда РФ от 15 июля 1999 г. N 11-П, от 27 мая 2003 г. N 8-П и N 9-П, от 13 июля 2010 г. N 15-П // СПС «КонсультантПлюс». Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 23 ноября 2010 г. N 26 «О некоторых вопросах применения судами законодательства об уголовной ответственности в сфере рыболовства и сохранения водных биологических ресурсов (статьи 253, 256 УК РФ)» // СПС «КонсультантПлюс». Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 23 ноября 2010 г. N 27 (в ред. от 18 октября 2012 г.) «О практике рассмотрения дел об административных правонарушениях, связанных с нарушением правил добычи (вылова) водных биологических ресурсов и иных правил, регламентирующих осуществление промышленного, прибрежного и других видов рыболовства» // СПС «КонсультантПлюс». Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 5 ноября 1998 г. N 14 (в ред. от 6 февраля 2007 г.) «О практике применения судами законодательства об ответственности за экологические правонарушения» // СПС «КонсультантПлюс». Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 30 ноября 1990 г. N 9 «О выполнении судами руководящих разъяснений Пленума Верховного Суда СССР о практике применения законодательства об охране природы» // Вестник Верховного Суда СССР. 1991. N 2. Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 7 июля 1983 г. N 4 «О практике применения судами законодательства об охране природы» // Бюллетень Верховного Суда СССР. 1983. N 4. Приказ Росрыболовства от 16 марта 2009 г. N 191 «Об утверждении Перечня особо ценных и ценных видов водных биоресурсов, отнесенных к объектам рыболовства» // СПС «КонсультантПлюс». Приказ Госкомэкологии России от 19 декабря 1997 г. N 569 (в ред. от 28 апреля 2011 г.) «Об утверждении перечней (списков) объектов животного мира, занесенных в Красную книгу Российской Федерации и исключенных из Красной книги Российской Федерации» // СПС «КонсультантПлюс». Приказ Минприроды России от 4 мая 1994 г. N 126 «Об утверждении такс для исчисления размера взыскания за ущерб, причиненный незаконным добыванием или уничтожением объектов животного и растительного мира» // СПС «КонсультантПлюс». Бессонов А. К вопросу о понятии крупного ущерба при квалификации незаконной добычи рыбы // Уголовное право. 2008. N 6. Бриллиантов А. В., Долженкова Г. Д., Иванова Я. Е. и др. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный) / Под ред. А. В. Бриллиантова. М., 2010. Виноградова Е. В. Преступления против экологической безопасности: Дис. … докт. юрид. наук. Ставрополь, 2001. Грачева Ю. В., Есаков Г. А., Князькина А. К. и др. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный) / Под ред. Г. А. Есакова. 4-е изд. М., 2012. Дьяконова Л. В. Незаконная добыча (вылов) водных биологических ресурсов // Законность. 2011. N 12. Комментарий к Федеральному закону от 20 декабря 2004 г. N 166-ФЗ «О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов» (постатейный) / Под ред. И. В. Шопена // СПС «КонсультантПлюс». Комментарий к Федеральному закону от 20 декабря 2004 г. N 166-ФЗ «О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов» (постатейный) / Под ред. О. Л. Дубовик // СПС «КонсультантПлюс». Надточий Ю. В. Уголовно-правовая охрана морской природной среды: Дис. … канд. юрид. наук. Владивосток, 2005. Неудахина О. М. Проблемы уголовной ответственности за незаконную добычу водных животных и растений: Дис. … канд. юрид. наук. Екатеринбург, 2004. Попов И. В. В поисках критерия уголовной наказуемости деяний, посягающих на природную среду // Российский следователь. 2010. N 9. Пушкарев В. Г., Малышева Е. Ф. Уголовно наказуемое браконьерство: уголовно-правовой и криминологический аспекты: Монография. Тюмень, 2006. Снытко Е. М. Уголовная ответственность за браконьерство: Дис. … канд. юрид. наук. М., 2004. Уголовное право. Общая часть: Учебник / Отв. ред. И. Я. Казаченко, З. А. Незнамова. М., 1998.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *