О гражданско-правовой ответственности воинской части за имущественный вред, причиненный источником повышенной опасности военного назначения

(Соколова Е. В.) («ЭНИ «Военное право», 2013, Выпуск N 1) Текст документа

О ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ВОИНСКОЙ ЧАСТИ ЗА ИМУЩЕСТВЕННЫЙ ВРЕД, ПРИЧИНЕННЫЙ ИСТОЧНИКОМ ПОВЫШЕННОЙ ОПАСНОСТИ ВОЕННОГО НАЗНАЧЕНИЯ <1>

Е. В. СОКОЛОВА

——————————— <1> Рецензент: Кудашкин А. В., докт. юрид. наук, профессор.

Соколова Елена Вячеславовна, старший преподаватель кафедры N 27 (гражданского права) Федерального государственного казенного военного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Военный университет» Министерства обороны Российской Федерации.

В статье рассматриваются отдельные вопросы, возникающие в связи с причинением имущественного вреда воинскими частями вследствие использования источников повышенной опасности военного назначения. Автор обращает внимание на тот факт, что имущественный вред может возникнуть у граждан и юридических лиц как в результате правомерных, так и неправомерных действий воинской части; и предлагает дифференцированный подход к возмещению убытков в зависимости от квалификации таких действий. Отдельного внимания заслуживают предложения автора по внесению изменений и дополнений в Гражданский кодекс Российской Федерации.

Ключевые слова: источник повышенной опасности, воинская часть, возмещение вреда, противоправность, боевые действия, учения и маневры. Шифр научной специальности (код ВАК) — 20.02.03.

On the civil liability of the military unit for property damage caused by ultra-hazardous military sources E. Sokolova, senior lecturer of the Civil Law Department of the Military University of the Ministry of Defense Federal State Public Military Institution of Higher Education

The article considers some issues arising due to damage caused by ultra-hazardous military sources. The author underscores that property damage can be inflicted on individuals and legal entities as a result of both legal and illegal activities of military units and offers a differentiated approach to such damages depending on the legal treatment of such actions. Author’s suggestions to change the Civil Code of the Russian Federation are particularly worth considering.

Key words: ultra-hazardous military source, military unit, compensation of damage, illegal, fighting, drills and maneuvers. Scientific Specialty Code (Code of the State Commission for Academic Degrees and Titles) — 20.02.03.

В ноябре 2010 года в Послании Федеральному Собранию Президент Российской Федерации Д. А. Медведев утвердил новые приоритеты совершенствования Вооруженных Сил Российской Федерации. Президент Российской Федерации отметил, что развитие нашего государства и общества невозможно без эффективного обеспечения национальной безопасности и обороны, в связи с чем был взят курс на глубокую модернизацию Вооруженных Сил. Прежде всего речь идет о создании военно-космической обороны, переоснащении войск новыми системами и образцами вооружения и военной техники, строительстве военных городков новой системы базирования войск и др. <2>. Таким образом, в распоряжении воинских частей и других военных организаций появятся новые, более современные средства обороны и средства обеспечения безопасности, но в то же время — и более совершенные объекты, являющиеся источниками повышенной опасности. ——————————— <2> Послание Президента Российской Федерации Федеральному Собранию. Москва. Кремль. http://Президент. РФ.

Под источниками повышенной опасности понимаются предметы материального мира, обладающие опасными свойствами, а также любая деятельность, осуществление которой создает повышенную вероятность причинения вреда, в связи с тем что такие объекты и деятельность не поддаются полному контролю со стороны человека <3>. ——————————— <3> Примечание. В настоящее статье термин «источник повышенной опасности» используется для обозначения как предметов материального мира, обладающих опасными свойствами, так и деятельности, осуществление которой связано с повышенной опасностью для окружающих. При этом во всех случаях речь идет только об источниках повышенной опасности военного назначения.

Деятельность многих военных организаций, и в первую очередь, деятельность воинских частей, объективно невозможна без использования источников повышенной опасности, т. к. исполнение обязанностей военной службы неразрывно связано с эксплуатацией и применением различного вооружения, военной техники, оружия, боеприпасов, горючих и смазочных материалов и обладающих опасными свойствами веществ (взрывоопасных, радиоактивных, отравляющих и т. п.). Использование источников повышенной опасности в деятельности воинских частей продиктовано необходимостью выполнения задач по поддержанию боевой готовности и боеспособности Вооруженных Сил Российской Федерации в современных условиях. Воинские части обладают вооружением и боеприпасами, т. е. объектами, которые специально наделены комплексом вредоносных, поражающих свойств, ибо предназначены для уничтожения живой силы противника и его военной техники, уничтожения и разрушения недвижимого имущества и т. д. Такие источники повышенной опасности имеют исключительно военное назначение и предназначены для военной деятельности, в том числе для ведения боевых действий. Иные объекты, относящиеся к источникам повышенной опасности (например, легковые автомобили, горюче-смазочные материалы и т. п.), имеют «двойное» назначение, т. к. могут использоваться не только Вооруженными Силами Российской Федерации, но и гражданами, юридическими лицами и публично-правовыми образованиями <4>. ——————————— <4> Примечание. Вопросы, связанные с возмещением вреда, причиненного при использовании источников повышенной опасности «двойного» назначения, в настоящей статье не рассматриваются.

Наиболее распространенными видами деятельности воинских частей по использованию источников повышенной опасности военного назначения считаются использование (эксплуатация) военных воздушных и морских судов; разработка, производство, эксплуатация и утилизация оружия массового поражения; использование бронетанковой техники и др. Воинская часть использует объекты, являющиеся источниками повышенной опасности, в соответствии с целями своей повседневной деятельности, т. е. для поддержания боеготовности и выполнения поставленных задач; но в то же время в связи с использованием таких источников воинская часть становится субъектом деятельности, создающей повышенную опасность для окружающих. При этом в случае причинения вреда источником повышенной опасности (в том числе военного назначения) воинская часть становится также субъектом гражданско-правовой ответственности. Гражданско-правовая ответственность воинских частей за вред, причиненный источником повышенной опасности, — это предусмотренная законом и обеспеченная силой государственного принуждения санкция, наступающая в результате нарушения субъективных прав потерпевших лиц и выражающаяся в обязанности воинских частей как участников гражданско-правовых отношений понести дополнительные лишения имущественного характера за совершение противоправных действий в целях наиболее полного восстановления или компенсации прав потерпевшего лица. Под потерпевшими (третьими лицами) понимают участников гражданских правоотношений, не состоящих в военно-служебных отношениях с воинской частью (иной военной организацией). Нормативным основанием привлечения воинских частей к гражданско-правовой ответственности за вред, причиненный источником повышенной опасности, является Гражданский кодекс Российской Федерации (далее по тексту — ГК РФ), в статье 1079 которого установлены общие правила ответственности владельца источника повышенной опасности за вред, причиненный таким источником. Так, согласно статье 1079 ГК РФ юридические лица, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающих (с использованием транспортных средств, механизмов, электрической энергии высокого напряжения, атомной энергии, взрывчатых веществ, сильнодействующих ядов и т. п.; осуществлением строительной и иной, связанной с нею деятельностью; и др.), обязаны возместить вред, причиненный источником повышенной опасности. При этом обязанность возмещения вреда возлагается на юридическое лицо, которое владеет источником повышенной опасности на праве собственности, праве хозяйственного ведения или праве оперативного управления либо на ином законном основании (например, в силу распоряжения соответствующего органа о передаче ему источника повышенной опасности и т. п.). Воинская часть (иная военная организация) является титульным владельцем источников повышенной опасности, так как владеет ими на праве оперативного управления или в силу распоряжения соответствующего органа военного управления о передаче такого источника (например, легкового автомобиля) во временное пользование, и соответственно, в случае причинения вреда воинская часть обязана будет возместить причиненный вред независимо от своей вины. Владелец источника повышенной опасности не отвечает за вред, причиненный таким источником, если докажет, что: 1) вред возник вследствие наступления обстоятельств непреодолимой силы или умысла потерпевшего; 2) источник повышенной опасности выбыл из его обладания в результате противоправных действий третьих лиц. В последнем случае ответственность за причиненный вред несут лица, противоправно завладевшие источником повышенной опасности. Однако при наличии вины владельца источника повышенной опасности в противоправном изъятии этого источника из обладания владельца (вследствие необеспечения или ненадлежащего обеспечения охраны и т. п.) ответственность за причиненный вред может быть возложена как на владельца, так и на лицо, противоправно завладевшее источником повышенной опасности. Кроме того, владелец источника повышенной опасности может быть освобожден судом от ответственности полностью или частично также в тех случаях, когда грубая неосторожность самого потерпевшего содействовала возникновению или увеличению вреда. Одним из важнейших условий возложения ответственности на причинителя вреда в связи с использованием источника повышенной опасности является противоправность поведения (действия или бездействия) причинителя вреда. Однако вред может быть причинен не только в результате неправомерных действий, но и в тех случаях, когда действия причинителя вреда признаются правомерными; и такой вред подлежит возмещению только в случаях, предусмотренных законом. В теории права под противоправностью понимается нарушение норм закона, иных нормативных актов, независимо от того, знал или не знал правонарушитель о неправомерности своего поведения. Противоправность при причинении вреда, как правило, связана с нарушением объективных правил и с необходимостью защиты нарушенных охраняемых законом субъективных имущественных интересов потерпевшего гражданина или иного субъекта права. Что касается военных организаций (и в первую очередь воинских частей), то их деятельность по эксплуатации источников повышенной опасности является правомерной, т. к. не запрещена законом. Так, в частности, правомерным является использование источников повышенной опасности военного назначения при ведении боевых действий, при проведении учений и маневров и т. п. В действующем законодательстве не содержится определения «боевые действия». Анализ нормативно-правовых актов и литературы позволяет сделать вывод о том, что под ведением воинской частью боевых действий можно понимать деятельность воинской части в целях решения поставленных тактических или оперативно-технических боевых задач в течение боя (операции). Основаниями для ведения боевых действий являются: состояние войны; режим военного положения; режим чрезвычайного положения; выполнение задач в соответствии с международными договорами Российской Федерации; привлечение Вооруженных Сил Российской Федерации к выполнению иных задач с использованием вооружения. По мнению автора, если причинение вреда вызвано боевыми действиями, то в возмещении имущественного вреда, причиненного третьим лицам, должно быть отказано. Например, причинение вреда при ведении боевых действий на территории Чеченской Республики было вызвано правомерными действиями. Причиненный гражданам и юридическим лицам имущественный вред в таких случаях не должен подлежать возмещению. Данное утверждение подтверждается и судебной практикой. Так, глава крестьянского (фермерского) хозяйства «Олимп» А. А. Дзангиев обратился в Арбитражный суд Республики Ингушетия с иском к Министерству обороны Российской Федерации о взыскании 1214500 рублей ущерба, причиненного ухудшением качества земель и потравой посевов озимой пшеницы. Истец ссылался на то, что в сентябре — октябре 1999 года при осуществлении контртеррористических действий и действий по восстановлению конституционного порядка в Чеченской Республике бронетанковые войска Российской Федерации были дислоцированы на принадлежащем истцу земельном участке. В результате был потравлен посев озимой пшеницы. Кроме того, для восстановления качества земли потребовалось проведение мер по рекультивации. Решением Арбитражного суда Республики Ингушетия требования истца были удовлетворены. Отменяя решение Арбитражного суда Республики Ингушетия, кассационная инстанция Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа, указала, в частности, на то, что согласно ст. 21 действовавшего в то время Федерального закона от 25 июля 1998 года N 130-ФЗ «О борьбе с терроризмом» <5>, при проведении контртеррористической операции на основании и в пределах, которые установлены законом, допускается вынужденное причинение вреда имуществу террористов и иным правоохраняемым интересам. При этом военнослужащие, специалисты и другие лица, участвующие в борьбе с терроризмом, освобождаются от ответственности за вред, причиненный при проведении контртеррористической операции, в соответствии с законодательством Российской Федерации <6>. ——————————— <5> Федеральный закон от 25 июля 1998 года N 130-ФЗ «О борьбе с терроризмом» // СЗ РФ от 3 августа 1998 года N 31. Ст. 3808. (Утратил силу.) <6> Постановление кассационной инстанции по проверке законности и обоснованности решений (постановлений) арбитражных судов, вступивших в законную силу Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 7 марта 2002 года по делу N Ф08-623/2002 // ППС «Гарант». Дата обращения — 12 августа 2012 года.

В Постановлении арбитражного суда кассационной инстанции Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа по иному аналогичному делу (дело N Ф08-427/2003) было также указано на то, что действия силовых ведомств осуществлялись в целях восстановления конституционного порядка в Чеченской Республике. Действия, предпринятые в рамках контртеррористической операции, не являются противоправными, поскольку совершались в целях предотвращения опасности в отношении государства и его граждан. Опасность террористических актов не могла быть устранена иными средствами, а действия ответчика (Министерства обороны Российской Федерации) осуществлялись без превышения пределов крайней необходимости. При таких обстоятельствах, по мнению суда, правовых оснований для удовлетворения исковых требований не имеется <7>. ——————————— <7> Постановление арбитражного суда кассационной инстанции Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 17 марта 2003 год по делу N Ф08-427/2003 // ППС «Гарант». Дата обращения — 12 августа 2012 года.

В таких случаях гражданам, которым причинен имущественный вред (в виде утраты жилья, предметов быта и т. п.), государством должна выплачиваться лишь компенсация в установленном Правительством Российской Федерации размере, а не убытки в смысле ст. ст. 15, 16 ГК РФ, т. е. речь должна идти о компенсации как о некоторой социальной помощи, некотором минимуме, одинаковом для всех. Стоит отметить, что по данному вопросу есть и иные точки зрения, с которыми нельзя согласиться. Так, например, по мнению Т. В. Дубыниной «…при ведении боевых действий на территории Чеченской Республики, Афганистана, Дагестана и в других случаях… непосредственными причинителями вреда выступали источники повышенной опасности, находящиеся в оперативном управлении воинских частей и приводимые в действие военнослужащими этих частей. Вместе с тем деликтная ответственность военной организации в указанных случаях не наступала. Считается, что причинение вреда осуществляется не военной организацией (воинской частью), а обстоятельствами военного или чрезвычайного положения… военная организация в этих условиях выступает как представитель государственного органа, следовательно, гражданско-правовая ответственность должна быть возложена на государство (ст. 1069 ГК РФ)» <8>. ——————————— <8> Дубынина Т. В. Применение гражданско-правовых средств в деятельности военных организаций. Дис. … канд. юрид. наук. М.: ВУ, 2012. С. 70 — 71.

Однако по указанным нами основаниям в таких случаях гражданско-правовая ответственность (в виде возмещения убытков) не должна возлагаться ни на воинские части ни на государство. Примечательно, что и сама Т. В. Дубынина ссылается не столько на ГК РФ, сколько на Постановление Правительства Российской Федерации, определяющее порядок и условия выплат компенсаций за утраченное жилье и (или) имущество пострадавшим гражданам Чеченской Республики, причем покинувшим Чеченскую Республику безвозвратно <9>. ——————————— <9> Постановление Правительства Российской Федерации от 30 апреля 1997 года N 510 «О порядке выплаты компенсаций за утраченное жилье и/или имущество гражданам, пострадавшим в результате разрешения кризиса в Чеченской республике и покинувшим ее безвозвратно» // СЗ РФ. 1997. N 20. Ст. 2281.

Как отмечалось ранее, другим случаем правомерного использования воинской частью источников повышенной опасности военного назначения является их использование при проведении учений и маневров. Существование постоянной армии в мирное время связано с необходимостью непрерывного обучения личного состава и систематических проверок боеспособности и боевой готовности войск. Во время учений и маневров используются территории, на которых расположены населенные пункты, лесные массивы, сельскохозяйственные поля. В связи с этим, в целях недопущения причинения имущественного вреда гражданам и юридическим лицам, предпринимаются все необходимые меры для предотвращения причинения вреда действиями войск. Однако возможность причинения имущественного вреда третьим лицам не исключается. Причинение такого вреда возможно как в результате правомерных действий (если действия войск хоть и причиняют вред, но являются необходимыми для наиболее полного и правильного проведения учений и маневров, и такие действия заранее согласованы, в том числе с местными органами власти), так и в результате неправомерных действий (например, в результате неправильных приказов или указаний командиров; нарушения правил пожарной безопасности; отклонения движения тяжелой техники от согласованного маршрута и т. п.). В настоящее время ответственность воинской части за причиненный вред во время учений и маневров наступает по общим правилам ГК РФ независимо от правомерности или неправомерности действий, которыми причинен вред, и наличия или отсутствия вины со стороны причинителя вреда. По мнению автора, данная позиция законодателя является не совсем правильной. Случаи причинения вреда войсками во время учений и маневров следовало бы выделить из общей квалификации внедоговорного вреда, как это было в советский период <10>, и на законодательном уровне или на уровне Правительства Российской Федерации определить порядок возмещения вреда, причиненного во время учений и маневров. ——————————— <10> См., например, Постановление Совета труда и обороны от 18 сентября 1923 г. «Об утверждении Инструкций оценочными комиссиями по определению и оценке убытков от повреждений (потравы) войсками земельных угодий» // Вестник Рабочего и Крестьянского Правительства Союза ССР. 1923. N 6. Ст. 187.

В результате деятельности воинских частей не исключены ситуации, при которых действия воинской части при применении источников повышенной опасности будут являться неправомерными. Например, вред может быть причинен в связи с необеспечением или ненадлежащем обеспечением сохранности источников повышенной опасности, особенно военного назначения. В таких случаях имущественный вред, причиненный третьим лицам, должен быть возмещен в полном объеме. В случае причинения имущественного вреда в результате неисполнения или ненадлежащего исполнения указанных (и иных) приказов Министра обороны Российской Федерации, такой вред будет возмещаться в соответствии с общими правилами, установленными гл. 59 ГК РФ. Таким образом, гражданско-правовая ответственность воинских частей по обязательствам вследствие причинения вреда источником повышенной опасности военного назначения определяется в настоящее время нормами общего характера, что, по мнению автора, нельзя признать обоснованным. Основной деятельностью воинских частей (некоторых других военных организаций) является деятельность по обороне страны и обеспечению ее военной безопасности, поэтому общие нормы, регулирующие участие воинских частей (иных военных организаций) в гражданских правоотношениях, в том числе в правоотношениях по обязательствам вследствие причинения вреда источником повышенной опасности военного назначения, требуют уточнения. В частности, необходимо определить и закрепить в законе условия, при которых воинская часть (другая военная организация): 1) должна быть освобождена (или может быть освобождена) от возмещения имущественного вреда, причиненного в результате использования источников повышенной опасности военного назначения; 2) будет нести ограниченную ответственность за причинение имущественного вреда, причиненного в результате использования источников повышенной опасности военного назначения; 3) и в каких случаях будет наступать полная ответственность за причинение такого вреда. В данном случае надо иметь в виду следующее. Во-первых. В соответствии с частью 1 пункта 3 ст. 1064 ГК РФ, вред, причиненный правомерными действиями, подлежит возмещению в случаях, предусмотренных законом. Следовательно, если признавать, что имущественный вред, причиненный, например, в ходе учений и маневров, вызван правомерными действиями соответствующих военных организаций, то в законе (например, в ст. 1079 или ст. 15 ГК РФ) должно быть указано о том, что такой вред возмещается в полном объеме воинской частью, причинившей вред. В случае если в учениях и маневрах принимает участие несколько воинских частей (иных военных организаций) и установить конкретную воинскую часть — причинителя вреда не представляется возможным, то необходимо указать в законе на то, что обязанность возместить вред возлагается солидарно на всех участников учений и маневров. Во-вторых. В соответствии с Конституцией Российской Федерации (ст. 55) и ГК РФ (абз. 2 п. 2 ст. 1) гражданские права могут быть ограничены на основании федерального закона и только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства. При соблюдении указанных условий возможно ограничение и права на возмещение вреда, в том числе причиненного воинской частью источником повышенной опасности военного назначения. В настоящее время в Российской Федерации отсутствует специальный закон, определяющий порядок и условия ограничения права на возмещение вреда, причиненного источником повышенной опасности военного назначения (в том числе и при ведении воинской частью боевых действий). Такое положение дел нельзя признать справедливым. Во многих случаях, в том числе указанных выше, за причинение воинской частью (иной военной организацией) имущественного вреда должна наступать ограниченная ответственность. На основании вышеизложенного, автор считает необходимым внести определенные изменения и дополнения в действующее законодательство, в частности: Дополнить ст. 15 ГК РФ пунктами 3 и 4 следующего содержания: «3. Имущественные убытки, причиненные гражданам и юридическим лицам источником повышенной опасности в результате ведения боевых действий, не подлежат возмещению Российской Федерацией и (или) военными организациями (воинскими частями). Лицо, чьи права нарушены, вправе требовать выплаты денежной компенсации в размере, порядке и на условиях, установленных Правительством Российской Федерации 4. Имущественные убытки, причиненные военными организациями (воинскими частями) в результате проведения учений и маневров, подлежат возмещению в порядке и в объеме, установленном Правительством Российской Федерации, воинской частью, причинившей вред, а если установить конкретного причинителя вреда не представляется возможным, то вред должен быть возмещен солидарно всеми участниками учений и маневров». В полном объеме должен возмещаться вред, причиненный окружающей природной среде (лесным массивам, водоемам, природным ландшафтам, животному миру), независимо от того, причинен ли он в результате правомерного или неправомерного использования источников повышенной опасности военного назначения. Кроме того, целесообразно было бы установить обязательный претензионный порядок рассмотрения споров, связанных с возмещением имущественного вреда, причиненного гражданам и юридическим лицам вследствие использования источников повышенной опасности военного назначения. Это условие способствовало бы максимальному соблюдению интересов потерпевших лиц.

Библиографический список

1. Дубынина Т. В. Применение гражданско-правовых средств в деятельности военных организаций. Дис. … канд. юрид. наук. М.: ВУ, 2012.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *