Контрольная функция саморегулируемых организаций: содержание и проблемы осуществления

(Петров Д. А.) («Конкурентное право», 2014, N 1) Текст документа

КОНТРОЛЬНАЯ ФУНКЦИЯ САМОРЕГУЛИРУЕМЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ: СОДЕРЖАНИЕ И ПРОБЛЕМЫ ОСУЩЕСТВЛЕНИЯ

Д. А. ПЕТРОВ

Петров Дмитрий Анатольевич, доцент кафедры коммерческого права Санкт-Петербургского государственного университета, кандидат юридических наук, доцент.

В статье контрольная функция рассматривается в качестве специальной функции, которая формирует статус саморегулируемых организаций. Рассматриваются содержание контрольной функции, порядок осуществления, статус специализированных органов СРО.

Ключевые слова: функции саморегулируемой организации, контрольные мероприятия, проверки деятельности членов СРО, информация о деятельности членов СРО, специализированные органы СРО.

The control function of self-regulatory organizations: the content and implementation issues D. A. Petrov

In this article a monitoring function is regarded as a special function that generates a status of self-regulatory organizations. Examines the content a monitoring function, the order of the status of specialized bodies SRO.

Key words: features self-regulatory organization, control measures, inspection of SRO members, information on the activities of members of the SRO, SRO specialized bodies.

Качественная совокупность осуществляемых функций формирует особенности правового статуса, присущего саморегулируемым организациям (далее также — СРО). Контрольная функция, осуществляемая саморегулируемыми организациями наряду с нормотворческой и дисциплинарной, включается в состав статусных функций, в совокупности индивидуализирующих цели деятельности саморегулируемых организаций в качестве особых субъектов права. Это не исключает выделение производных или вторичных функций, направленных на создание условий для осуществления статусных функций (арбитрабельной, представительской, информационно-обеспечительной, имущественно-обеспечительной). Контрольная функция проявляет себя в обязанности членов саморегулируемых организаций предоставлять информацию о своей деятельности в СРО, праве СРО истребовать указанную информацию и обязанности по ее охране, обязанности СРО по проведению проверок деятельности своих членов и право последних на защиту своих интересов. Указанная функция реализуется путем проведения контрольных мероприятий, понимаемых нами в качестве организационной формы осуществления контрольной деятельности, посредством которой обеспечивается реализация задач, функций и полномочий саморегулируемой организации. Саморегулируемые организации обязаны организовать осуществление контрольной функции путем проведения предварительных контрольных мероприятий, текущих и последующих. Предварительные контрольные мероприятия связаны с проверкой соответствия субъекта, изъявившего вступить в СРО, установленным требованиям к членству, несоответствие которым является основанием для отказа в приеме в члены саморегулируемой организации. Текущий контроль осуществляется постоянно путем анализа деятельности членов СРО на основании информации, представляемой ими в саморегулируемую организацию. Последующий контроль организуется посредством проведения плановых и внеплановых проверок. Осуществление контрольной функции требует раскрытия результатов осуществления контрольных мероприятий (размещение на сайте СРО материалов проверки, в рамках допускаемой законодательством возможности распространения сведений), обеспечения устранения проверенным объектом выявленных нарушений, мониторинг действий, предпринимаемых проверенным объектом, по устранению нарушений. Поскольку «саморегулируемые организации — это особая сфера консолидации той части общественности, которая проявляет свою активность, прежде всего, в сфере рыночных отношений и стремится к наиболее гармоничному регулированию экономической деятельности» <1>, постольку правовая природа осуществляемой саморегулируемыми организациями через субординационные механизмы функции контроля вызывает споры. ——————————— <1> Матейкович М. С. Публичное управление в России: пути совершенствования // Журнал российского права. 2008. N 5.

Как справедливо указывал М. Ю. Челышев, саморегулирование «…включает в себя элемент контроля. Последний, в свою очередь, выступает как одна из составных частей управления, в частности, в области предпринимательства. Соответственно, с таких позиций саморегулирование представляет собой разновидность правового механизма управления названной областью, осуществляемого разноотраслевыми средствами, среди которых существенный удельный вес занимают административно-правовые инструменты… Обозначенная составляющая проявляется, в частности, и в наличии таких специальных, публичных по существу, средств влияния саморегулируемой организации на своих членов… как меры дисциплинарного воздействия за нарушение требований стандартов и правил саморегулируемой организации» <2>. ——————————— <2> Челышев М. Ю. О некоторых тенденциях развития гражданско-правовой отрасли и динамике системы межотраслевых связей гражданского права // Российская юстиция. 2008. N 11. С. 8.

Безусловно, контроль является публичным средством воздействия на члена СРО, поскольку основан на его субординации, подчиненности самой организации. Но это ни в коем случае не должно трактоваться в качестве основания для признания публично-правовой природы саморегулируемых организаций, что просматривается в позициях Конституционного Суда РФ <3> и заслуженно критикуется отдельными его судьями. ——————————— <3> Постановление Конституционного Суда РФ от 19.12.2005 N 12-П «По делу о проверке конституционности абзаца восьмого пункта 1 статьи 20 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» в связи с жалобой гражданина А. Г. Меженцева» // Собрание законодательства РФ. 2006. N 3. Ст. 335.

А. Л. Кононов <4>, по нашему мнению, вполне обоснованно, исходя из того, что Конституционный Суд РФ дал определение термина «публичный» чрезвычайно широко <5>, что привело к абсолютно размытому пониманию термина и к стиранию границ частноправового и публично-правового регулирования, указал: «То, в чем Конституционный Суд усматривает публично-правовые функции, на самом деле таковым не является. Так, защита объединением интересов своих членов — типичная задача и уставная цель всех профсоюзов и иных общественных объединений, основанных на общности интересов и добровольном членстве. Разработка так называемых правил профессиональной деятельности отнюдь не равна, как полагает Конституционный Суд, правовому нормотворчеству, а представляет собой неправовую сферу профессиональной этики и деонтологии. Эти правила могут быть обязательными только для членов таких организаций. Ответственность за их нарушение или несоблюдение — не юридическая, а, как справедливо признает ряд специалистов, морально-этическая или репутационная, что соответствует общему интересу членов СРО. Лишь опосредованно, путем лишения обязательного членства, и только в силу этого она может быть реализована арбитражным судом в юридической форме, что подтверждает излишность и несоразмерность такого механизма. Контрольные функции СРО также представляют механизм общественного контроля. Они не замещают и не заменяют государственного контроля, который в сфере банкротства действует самостоятельно в виде специально уполномоченного и регулирующего органа, а правила такого контроля устанавливаются законом». ——————————— <4> См. Особое мнение судьи Конституционного Суда РФ А. Л. Кононова по делу о проверке конституционности абз. 8 п. 1 ст. 20 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» в связи с жалобой гражданина А. Г. Меженцева // Вестник Конституционного Суда РФ. 2006. N 1. <5> Как отмечает А. В. Должиков, такая чрезмерная конституционализация частного права может вести к существенному сокращению автономии физических и юридических лиц, которая предопределяется целями построения в России правового государства и закреплением свободы экономической деятельности как основ конституционного строя. См.: Должиков А. В. Влияние конституционных прав на российскую правовую систему // Сравнительное конституционное обозрение. 2012. N 6. С. 109 — 120.

О. В. Романовская <6>, поддерживая фактически позицию А. Л. Кононова, не соглашается с позицией Конституционного Суда РФ, указывая, что судом использованы применительно к одному субъекту права разнопорядковые свойства и характеристики — в одном наборе объединены и автономность, и публично-правовое предназначение, и двойственность природы, и реализация гражданами права на участие в управлении делами государства и т. д. <7>. ——————————— <6> Как и другие авторы, см., например: Бутаева Е. М. Совершенствование законодательства о саморегулировании — основной путь развития строительной отрасли // Современное право. 2011. N 11. С. 95 — 99; Можарова М. Е. К вопросу о правовом регулировании государственного кредита // Журнал российского права. 2008. N 10; Павлодский Е. А. Саморегулируемые организации России // Журнал российского права. 2009. N 1. <7> Романовская О. В. Профессиональные медицинские ассоциации в системе субъектов публичных правоотношений // Медицинское право. 2009. N 4. С. 10 — 13.

Но такая трактовка встречает критику в литературе <8>, причем, на наш взгляд, безосновательную, не учитывающую природу саморегулирования. ——————————— <8> Кравчук Е. В. Фиктивность (преднамеренность) банкротства в России. М.: Юстицинформ, 2013.

Европейский суд по правам человека также проводит принципиальное различие между правом на свободу собраний и объединений, с одной стороны, и правом на свободу участия в предпринимательских или профессиональных объединениях, к которым он отнес нотариальные палаты <9>. Конвенционные органы последовательно не признавали исполнительно-регулятивные органы профессиональных структур, создаваемых лицами так называемых свободных профессий, в качестве ассоциаций (объединений) в смысле ст. 11 Конвенции о защите прав человека и основных свобод; цель этих предусмотренных законодательством органов — осуществление контроля и содействие развитию профессиональной деятельности, при этом они выполняют важные публично-правовые функции, преследующие цель защиты прав других лиц, и их нельзя отождествлять с профессиональными союзами, но они тем не менее интегрированы в государственную структуру. ——————————— <9> Решение ЕСПЧ от 03.04.2001 «По вопросу приемлемости жалобы N 44319/98 «Ольга Валентиновна Романовская против Российской Федерации» // СПС «КонсультантПлюс». И это один из аргументов, положенных в основу Постановления Конституционного Суда РФ от 19.12.2005 N 12-П «По делу о проверке конституционности абзаца восьмого пункта 1 статьи 20 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» в связи с жалобой гражданина А. Г. Меженцева».

Но указанная правовая позиция вкупе с указанным выше Постановлением Конституционного Суда РФ от 19.12.2005 N 12-П начинает тиражироваться в литературе применительно к саморегулируемым организациям, что вызывает возражения. Указанные рассуждения ЕСПЧ адекватны статусу нотариальных палат, но совершенно неприемлемы для саморегулируемых организаций, и главным образом в силу того, что нотариат в Российской Федерации, выстраиваемый на принципах самоорганизации, самоуправления и саморегулирования, призван обеспечивать «…защиту прав и законных интересов граждан и юридических лиц путем совершения нотариусами предусмотренных законодательными актами нотариальных действий от имени (выделено нами. — Д. П.) Российской Федерации» <10>. ——————————— <10> Часть 1 ст. 1 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате (утв. Верховным Советом РФ 11.02.1993 N 4462-1) // Ведомости Съезда народных депутатов и Верховного Совета РФ. 1993. N 10. Ст. 357.

Публично-правовые начала могут присутствовать в деятельности саморегулируемых организаций, выступающих не столько в качестве «клуба по интересам», сколько реализующих задачу регулирования отношений в определенной сфере, осуществление которой без определенной субординации невозможно. Но контрольная функция в сфере саморегулирования не должна замыкаться исключительно на членах СРО, поскольку важным для самой системы саморегулирования в отрасли является оценка деятельности как членов, так и самих саморегулируемых организаций. В последнем случае предметом контрольных мероприятий являются: состояние регулируемой деятельности; организация и ресурсное обеспечение деятельности; работа аудиторов саморегулируемой организации в указанной сфере. В ходе оценки деятельности саморегулируемой организации определяются: наличие утвержденных стандартов и правил организации и осуществление контрольных мероприятий саморегулируемой организации, их полнота и соответствие целям осуществления контрольной функции; соответствие деятельности саморегулируемой организации по реализации контрольных мероприятий утвержденным правилам ее организации и проведения; обеспеченность системы контроля саморегулируемой организации квалифицированными кадрами и финансовыми ресурсами; состояние деятельности контрольных и иных органов саморегулируемой организации и ее эффективность. Вместе с тем критически следует относиться к мнению о возможности усиления роли саморегулируемых организаций путем наделения их правами, позволяющими осуществлять контрольные функции по отношению не только к своим членам, но и к любому игроку рынка, как считает К. В. Руденко <11>. По нашему мнению, такое правонаделение невозможно, поскольку возможность осуществления контрольной функции вытекает из членских отношений субъекта предпринимательской или профессиональной деятельности в саморегулируемой организации, и основывается на локальном нормативном регулировании. ——————————— <11> Руденко К. В. Правовое положение саморегулируемых организаций в сфере рекламы: Автореф. дис. … к. ю.н. М., 2013. С. 25.

Осуществление контроля со стороны саморегулируемой организации за ее членами не исключает и не должно исключать контроля со стороны государственных органов, причем вне зависимости от того, на каком виде членства она основана — добровольном или обязательном. По мнению А. В. Басовой, «осуществление саморегулируемыми организациями, основанными на добровольном членстве, контроля за соблюдением их членами законодательства означает дублирование полномочий государственных органов, что является обременительным для хозяйствующего субъекта. Следует ограничить объем контрольных полномочий подобных СРО за предпринимательской (профессиональной) деятельностью своих членов только собственными разработанными и установленными правилами и стандартами…» <12>. ——————————— <12> Басова А. В. Саморегулируемые организации как субъекты предпринимательского права: Автореф. дис. … к. ю.н. М., 2008. С. 16.

В связи с этим следует отметить, что государственный контроль в отношении саморегулируемых организаций и их членов осуществляется со значительными особенностями и в гораздо меньшем объеме, чем для субъектов, не обладающих таким статусом. В силу п. 4 ч. 4 ст. 1 Федерального закона от 26.12.2008 N 294-ФЗ «О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля» <13> (далее — Закон о защите прав предпринимателей) особенности организации и проведения проверок в части, касающейся вида, предмета, оснований проведения проверок, сроков и периодичности их проведения, уведомлений о проведении внеплановых выездных проверок и согласования проведения внеплановых выездных проверок с органами прокуратуры, могут устанавливаться другими федеральными законами при осуществлении государственного надзора за деятельностью саморегулируемых организаций. ——————————— <13> Собрание законодательства РФ. 2008. N 52 (ч. I). Ст. 6249.

Указанным Законом в отношении членов саморегулируемых организаций установлен особый порядок проверки <14>, что рассматривается в литературе как своего рода льгота и способ уменьшения объема государственного контроля <15>. По общему правилу плановая проверка юридических лиц, индивидуальных предпринимателей — членов СРО проводится в отношении не более чем 10% общего числа членов СРО и не менее чем двух членов СРО в соответствии с ежегодным планом проведения плановых проверок, о чем должна быть уведомлена саморегулируемая организация в целях обеспечения возможности участия или присутствия ее представителя при проведении плановой проверки. Аналогичная обязанность установлена и в случае проведения внеплановой выездной проверки (п. 18 ст. 10 Закона о защите прав предпринимателей). О выявленных нарушениях контролирующие органы обязаны сообщить в СРО, как мы полагаем, для принятия соответствующих мер дисциплинарного воздействия (ч. 14 ст. 9, ч. 20 ст. 10 Закона о защите прав предпринимателей). ——————————— <14> Скудутис М. Что нужно знать о проверках Роспотребнадзора // Налоговый вестник: Комментарии к нормативным документам для бухгалтеров. 2011. N 6. С. 60 — 80; О состоянии системы государственного контроля в Российской Федерации. Аналитический доклад — 2010 / С. М. Плаксин и др. // СПС «КонсультантПлюс». <15> Смирнов О. Ю. Законная минимизация путем кооперации // Налоговый вестник. 2009. N 10. С. 161 — 162.

Но недостатком указанного порядка является его распространение исключительно на членов СРО, являющихся юридическими лицами и индивидуальными предпринимателями, чем члены, являющиеся физическими лицами и осуществляющие профессиональную деятельность, выводятся из такого особого порядка контроля, что недопустимо и требует внесения соответствующих изменений в Закон о защите прав предпринимателей. Контрольная функция, будучи вторичной по отношению к регулятивно-нормативной и формально направленной на обеспечение последней, помимо специфики в своем содержании имеет еще одну важную особенность, позволяющую принципиально отграничить ее от контрольных функций, осуществляемых в организациях, не относящихся к саморегулируемым. В соответствии с ч. 4 ст. 3 Федерального закона от 01.12.2007 N 315-ФЗ «О саморегулируемых организациях» <16> (далее — Закон о СРО), если иное не установлено федеральным законом, для осуществления деятельности в качестве саморегулируемой организации некоммерческой организацией должны быть созданы специализированные органы, осуществляющие: ——————————— <16> Собрание законодательства РФ. 2007. N 49. Ст. 6076.

а) контроль за соблюдением членами саморегулируемой организации требований стандартов и правил предпринимательской или профессиональной деятельности (далее — контролирующий орган); б) рассмотрение дел о применении в отношении членов саморегулируемой организации мер дисциплинарного воздействия, предусмотренных внутренними документами саморегулируемой организации (далее — дисциплинарный орган). Применительно к отраслевым сферам саморегулирования федеральными законами может быть предусмотрено обязательное создание иных специализированных органов. Так, п. 9 ст. 21.1 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» <17> (далее — Закон о несостоятельности) помимо дисциплинарного и контролирующего органов предусматривает создание органа по отбору кандидатур арбитражных управляющих для представления арбитражным судам в целях утверждения их в деле о банкротстве, что обусловливается отраслевой спецификой отношений несостоятельности. ——————————— <17> Собрание законодательства РФ. 2002. N 43. Ст. 4190.

По нашему мнению, недопустимым является разрастание перечня специализированных органов за счет искусственного выделения тех или иных функций. В любом случае введение любого иного органа, помимо контролирующего и дисциплинарного, должно быть обусловлено отраслевой спецификой саморегулирования, а не акцентированием внимания на отдельных функциях. Так, Ю. А. Романов <18>, говоря о специализированных органах в сфере градостроительства, отмечает необходимость создания консультационно-технического органа по экспертизе осуществляемых работ, проверке соответствия качества установленным законодательным требованиям и иным техническим мероприятиям, с чем еще можно было бы согласиться, хотя задачей этого органа является, по сути, экспертная деятельность лиц, обладающих специальными познаниями, привлечь которых вправе и сам контролирующий орган в рамках проверочных мероприятий. ——————————— <18> Романов Ю. А. Правовое положение саморегулируемых организаций в строительной сфере по законодательству Российской Федерации: Автореф. дис. … к. ю.н. М., 2012. С. 10.

Но совершенно критически следует относиться к предложению Ю. А. Романова о создании органа по обеспечению методического и правового консультирования членов саморегулируемой организации, защите и представлению их прав и законных интересов. По такой логике под любую осуществляемую в рамках СРО функцию можно предлагать создавать свой специализированный орган. Обособляя одну из функций саморегулируемой организации, указанный автор не делает различий между органами управления саморегулируемой организации и специализированными органами. Как отмечается в литературе <19>, термин «специализированные органы» говорит о том, что данные функции могут быть возложены только на те органы некоммерческой организации, создание которых не предусмотрено Федеральным законом от 12.01.1996 N 7-ФЗ «О некоммерческих организациях» <20> (далее — Закон о некоммерческих организациях). Но как нам представляется, «специализированными» являются органы, не только не предусмотренные Законом о некоммерческих организациях, но и органы, имеющие свою специфическую компетенцию и должные действовать самостоятельно, без формального подчинения кому бы то ни было в саморегулируемой организации, без подчинения органам управления СРО. ——————————— <19> Кайль А. Н., Батяев А. А. Комментарий к Федеральному закону от 1 декабря 2007 N 315-ФЗ «О саморегулируемых организациях» (постатейный) // СПС «КонсультантПлюс». <20> Собрание законодательства РФ. 1996. N 3. Ст. 145.

В соответствии с Законом о СРО органами управления саморегулируемой организации являются: 1) общее собрание членов; 2) постоянно действующий коллегиальный орган управления; 3) исполнительный орган. При этом, по общему правилу, постоянно действующий коллегиальный орган управления саморегулируемой организации не относится к числу обязательно создаваемых органов, поскольку его функции могут осуществляться общим собранием членов, что следует из ч. 2 ст. 15 Закона о СРО. Компетенция исполнительного органа управления саморегулируемой организации формируется по остаточному принципу от компетенции общего собрания членов и компетенции постоянно действующего коллегиального органа управления. Такая ситуация складывается не во всех саморегулируемых организациях. К примеру, аналогичная трехзвенная модель управления закреплена в Градостроительном кодексе РФ от 29.12.2004 N 190-ФЗ (далее — ГрК РФ) <21>, но создание постоянно действующего коллегиального органа управления саморегулируемой организации здесь является обязательным. В ГрК РФ устанавливается исключительная компетенция общего собрания членов саморегулируемой организации с возможностью отнесения к ней иных вопросов в соответствии с ГрК РФ, Законом о СРО, другими федеральными законами и уставом некоммерческой организации (ст. 55.10). К компетенции исполнительного органа саморегулируемой организации (ст. 55.12 ГрК РФ) относится руководство текущей деятельностью саморегулируемой организации, но в порядке и в пределах, которые установлены общим собранием членов саморегулируемой организации, т. е. компетенция тоже будет определена достаточно четко. Решение всех иных вопросов, не относящихся к компетенции высшего органа управления и компетенции исполнительного органа, составляет компетенцию постоянно действующего коллегиального органа управления саморегулируемой организации (п. 2 ст. 55.11 ГрК РФ), т. е. именно его компетенция определяется по остаточному принципу, что и составляет отличие и главную специфику в рассматриваемом вопросе. Поэтому выходом здесь видится либо максимально полное изложение в уставе и решении общего собрания полномочий исполнительного органа, либо делегирование вопроса об определении компетенции исполнительного органа постоянно действующему коллегиальному органу управления саморегулируемой организации, поскольку каждый раз созывать общее собрание для расширения полномочий директора затруднительно. Но лучшим выходом все-таки видится изменение ГрК РФ и закрепление остаточной компетенции за исполнительным органом. ——————————— <21> Собрание законодательства РФ. 2005. N 1 (ч. I). Ст. 16.

Тем не менее специализированные органы должны действовать не в интересах саморегулируемой организации или ее членов, а в интересах той отрасли, в рамках которой действует эта СРО, обеспечивая этим правопорядок и защиту интересов всех участников системы саморегулирования в совокупности. Поэтому вопросы компетенции специализированных органов не могут быть отнесены по умолчанию к компетенции исполнительного органа управления саморегулируемой организации, формируемой, как было показано выше, по остаточному принципу от компетенции общего собрания членов и компетенции постоянно действующего коллегиального органа управления. По тем же основаниям не всякая реализуемая саморегулируемой организацией функция заслуживает специализированного органа, ее осуществляющего. Специализированные органы не имеют своей целью участвовать в организации текущей деятельности саморегулируемой организации, как это мы наблюдаем применительно к органам управления. Их независимость и обособленность обусловливается необходимостью обеспечения правопорядка и защиты интересов всех участников системы саморегулирования в совокупности. И хотя принимаемые ими решения могут утверждаться органами управления СРО, члены, в отношении которых специализированными органами принимаются решения, должны обладать правом на их самостоятельное обжалование. Система контроля, объективно присутствуя во всех элементах любой управленческой деятельности, обеспечивает объективный анализ деятельности ее структурных элементов (в том числе и членов саморегулируемых организаций), что, как отмечает В. В. Корнеев, позволяет постоянно наблюдать за работой исполнителей, направлять ее, обобщать передовой опыт их работы, своевременно оказывать им помощь и устранять выявленные недостатки <22>. ——————————— <22> Корнеев В. В. Система контроля — элемент управленческой функции внутрисистемного управления органами внутренних дел // Общество и право. 2010. N 4. С. 273 — 275.

Список литературы

1. Постановление Конституционного Суда РФ от 19.12.2005 N 12-П «По делу о проверке конституционности абзаца восьмого пункта 1 статьи 20 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» в связи с жалобой гражданина А. Г. Меженцева» // Собрание законодательства РФ. 2006. N 3. Ст. 335. 2. Особое мнение судьи Конституционного Суда РФ А. Л. Кононова по делу о проверке конституционности абз. 8 п. 1 ст. 20 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» в связи с жалобой гражданина А. Г. Меженцева // Вестник Конституционного Суда РФ. 2006. N 1. 3. Матейкович М. С. Публичное управление в России: пути совершенствования // Журнал российского права. 2008. N 5. 4. Челышев М. Ю. О некоторых тенденциях развития гражданско-правовой отрасли и динамике системы межотраслевых связей гражданского права // Российская юстиция. 2008. N 11. 5. Должиков А. В. Влияние конституционных прав на российскую правовую систему // Сравнительное конституционное обозрение. 2012. N 6. 6. Бутаева Е. М. Совершенствование законодательства о саморегулировании — основной путь развития строительной отрасли // Современное право. 2011. N 11. 7. Можарова М. Е. К вопросу о правовом регулировании государственного кредита // Журнал российского права. 2008. N 10. 8. Павлодский Е. А. Саморегулируемые организации России // Журнал российского права. 2009. N 1. 9. Романовская О. В. Профессиональные медицинские ассоциации в системе субъектов публичных правоотношений // Медицинское право. 2009. N 4. 10. Кравчук Е. В. Фиктивность (преднамеренность) банкротства в России. М.: Юстицинформ, 2013. 11. Руденко К. В. Правовое положение саморегулируемых организаций в сфере рекламы: Автореф. дис. … к. ю.н. М., 2013. 12. Басова А. В. Саморегулируемые организации как субъекты предпринимательского права: Автореф. дис. … к. ю.н. М., 2008. 13. Скудутис М. Что нужно знать о проверках Роспотребнадзора // Налоговый вестник: комментарии к нормативным документам для бухгалтеров. 2011. N 6. 14. Плаксин С. М., Ковтун Е. В., Кнутов А. В., Чаплинский А. В., Кукса Т. Л., Иванова О. С., Жулин А. Б. О состоянии системы государственного контроля в Российской Федерации. Аналитический доклад — 2010 // СПС «КонсультантПлюс». 15. Смирнов О. Ю. Законная минимизация путем кооперации // Налоговый вестник. 2009. N 10. 16. Романов Ю. А. Правовое положение саморегулируемых организаций в строительной сфере по законодательству Российской Федерации: Автореф. дис. … к. ю.н. М., 2012. 17. Кайль А. Н., Батяев А. А. Комментарий к Федеральному закону от 1 декабря 2007 г. N 315-ФЗ «О саморегулируемых организациях» (постатейный) // СПС «КонсультантПлюс». 18. Корнеев В. В. Система контроля — элемент управленческой функции внутрисистемного управления органами внутренних дел // Общество и право. 2010. N 4.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *