Бизнес без коррупции

(Сухаренко А.)

(«ЭЖ-Юрист», 2014, N 18)

Текст документа

БИЗНЕС БЕЗ КОРРУПЦИИ

А. СУХАРЕНКО

Александр Сухаренко, юрист, г. Владивосток.

Состояние коррупции в сфере частного бизнеса вызывает обеспокоенность руководства страны. Сегодня треть бизнесменов регулярно сталкиваются с различными коррупционными проявлениями. Данное обстоятельство снижает конкурентоспособность и инвестиционную привлекательность отечественной экономики, сокращая тем самым доходную часть бюджета.

Состояние деловой коррупции

Согласно п. 37 Стратегии национальной безопасности России до 2020 года, утвержденной Указом Президента РФ от 12.05.2009 N 537, основным источником угроз национальной безопасности в сфере государственной и общественной безопасности является в том числе сохраняющийся рост преступных посягательств, связанных с коррупцией. Аналогичное утверждение содержится в п. 16 Концепции общественной безопасности в Российской Федерации, утвержденной Президентом РФ в ноябре 2013 года.

Несмотря на это, правоохранительными органами выявляется крайне незначительное количество коррупционных преступлений, совершаемых от имени или в интересах юридических лиц, что обусловлено высокой степенью их латентности и сложностью документирования.

Так, в 2009 — 2011 годах за совершение таких преступлений было осуждено 816 человек. Большинство из них за дачу взятки (ст. 291 УК РФ) — 52,4%, получение взятки (ст. 290 УК РФ) — 16,4% или мошенничество, совершенное с использованием служебного положения (ч. ч. 3 и 4 ст. 159 УК РФ), — 10,3%. Общая сумма причиненного государству ущерба составила 387,8 млн. руб., из них возмещено всего 85,2 млн. (22%). В целях защиты государственных интересов было подано лишь 5 исков.

В феврале 2013 года Всемирный банк обнародовал российские результаты мониторинга деловой среды и деятельности предприятий (в рамках V раунда проекта BEEPS ВБ и ЕБРР). В ходе исследования было опрошено 4,2 тыс. компаний из 37 субъектов РФ. Наибольший интерес представляют данные о коррупционных взаимоотношениях компаний и госструктур. Как оказалось, с 2008 по 2011 год коррупционный налог снизился с 1,7 до 0,9% выручки компаний, при этом размер взяток там, где их платят, вырос с 11,5 до 15% суммы госконтракта. Всего на необходимость неофициальных выплат госструктурам «за решение проблем» указали 26% респондентов — на пять процентов выше, чем в 2008 году. Необходимость давать взятки таможне подтвердили 10% респондентов (2008 год — 6%), налоговой службе — 9% (8%), судам — 7% (3%).

В феврале 2014 года аудиторская компания PriceWaterhouseCoopers (PwC) обнародовала очередной «Всемирный обзор экономических преступлений», издаваемый с 1999 года. Выводы аналитиков компании базируются на основе опроса руководства компаний из разных стран мира, включая Россию. В последнем опросе приняло участие около 100 крупных российских компаний из разных отраслей экономики: промышленности, розничной торговли и финансовых услуг. Более половины из них являются полностью частными и лишь 2% — государственными.

Согласно опросу PwC, за последние два года в России с коррупцией столкнулись 58% респондентов против 40% в 2011 году (в мире — 27 и 24% соответственно). По признанию 41% компаний, за указанный период им предлагалось дать взятку. Этот результат существенно выше показателей по миру (18%) в целом и по Восточной Европе (23%). Почти столько же (42%; в целом по миру — 22%) заявили, что упустили коммерческую возможность, проиграв конкуренту, который, по их мнению, дал взятку. Говоря о последствиях коррупции, российские компании заявили, что не считают ущерб деловой репутации самым серьезным последствием, в отличие от других стран (19%; в целом по миру — 36%, в Восточной Европе — 34%). Для российского бизнес-сообщества самым значимым последствием являются финансовые потери (28%).

По данным Российского союза промышленников и предпринимателей (РСПП), коррупция относится к числу наиболее острых проблем, препятствующих ведению предпринимательской деятельности. В 2013 году более трети опрошенных бизнесменов поддержали данное утверждение. В свою очередь, избыточные административные барьеры мешают работе 29% компаний.

Как показывает практика, чаще всего с коррупцией бизнесмены сталкиваются при подключении к инфраструктуре, прохождении проверок, выделении земли, получении господдержки, сертификатов и лицензий, а также в сфере госзакупок. Последняя сфера остается одной из самых взяткоемких. Согласно результатам Независимого национального рейтинга прозрачности закупок (НРПЗ), в 2013 году потери государства от закупок, совершенных по неоправданно завышенным ценам, составили 265,5 млрд. руб., что всего на 3,6% меньше прошлогоднего показателя (без учета уровня инфляции).

Уровень завышения цен по госсектору в целом составил 5,5%, что на 0,8% меньше значения 2012 года. Наибольший уровень завышения цен зафиксирован в федеральном сегменте — 8% (в регионах и муниципалитетах — 3,9 и 4,6% соответственно). При этом уровень прозрачности закупок на рынке в целом оценивается как средний, а в коммерческом секторе как низкий. Сейчас около 39% госзакупок, а это 2,8 трлн. руб. ежегодно, осуществляется у единого поставщика, а значит, конкуренция отсутствует.

Антикоррупционные меры

Статья 26 Конвенции ООН против коррупции (2003) предусматривает, что государство-участник принимает необходимые меры для установления ответственности юридических лиц за участие в коррупционных преступлениях. Причем ответственность может носить уголовный, гражданский или административный характер при условии соблюдения правовых принципов государства-участника. Однако в Конвенции не указывается на то, какой вид ответственности для юрлиц предпочтителен.

Согласно ст. 2 Конвенции ОЭСР по борьбе с подкупом иностранных должностных лиц при осуществлении международных коммерческих сделок (1997) каждая Сторона принимает необходимые меры, предусматривающие ответственность юрлиц за подкуп иностранного должностного лица. В случае если в соответствии с правовой системой государства уголовная ответственность к юрлицам неприменима, государство должно обеспечить применение эффективного и соразмерного неуголовного наказания, носящего сдерживающее воздействие, включая финансовые санкции (п. 2 ст. 3).

Правовые основы ответственности юрлиц за коррупционные правонарушения закреплены в ст. 14 Федерального закона от 25.12.2008 N 273-ФЗ. Согласно ей, в случае если от имени или в интересах юрлица осуществляются организация, подготовка и совершение коррупционных правонарушений или правонарушений, создающих условия для их совершения, к такому лицу могут быть применены меры ответственности. Причем применение мер ответственности к юрлицу не освобождает от ответственности виновное физическое лицо, равно как и привлечение к уголовной или иной ответственности за коррупционное правонарушение физического лица не освобождает от ответственности юрлицо.

В соответствии с российским законодательством юрлица могут быть субъектами административной (ст. 2.6 КоАП РФ) и гражданско-правовой ответственности (ст. 56 ГК РФ).

Административная ответственность юрлиц за коррупцию была введена в КоАП РФ Федеральным законом от 25.12.2008 N 280-ФЗ. Статья 19.28 КоАП РФ предусматривает ответственность за незаконные передачу, предложение или обещание от имени или в интересах юрлица должностному лицу либо лицу, выполняющему управленческие функции в коммерческой или иной организации, иностранному должностному лицу или должностному лицу публичной международной организации денег, ценных бумаг, иного имущества, а равно незаконное оказание ему услуг имущественного характера, предоставление имущественных прав за совершение в его интересах действия (бездействия), связанного с занимаемым ими служебным положением.

Федеральным законом от 04.05.2011 N 97-ФЗ объективная сторона данного правонарушения была расширена двумя квалифицирующими признаками — крупный и особо крупный размеры совершенных действий. Сегодня за передачу, предложение или обещание от имени юрлица или в его интересах незаконного вознаграждения, эквивалентного сумме денежных средств до 1 млн. руб., предусмотрен штраф в размере до 3-кратной суммы незаконного вознаграждения, но не менее 1 млн.; за те же действия, совершенные в крупном размере (свыше 1 млн. руб.), — штраф в размере до 30-кратной суммы незаконного вознаграждения, но не менее 20 млн. руб.; действия, совершенные в особо крупном размере (свыше 20 млн. руб.), — штраф в размере до 100-кратной суммы незаконного вознаграждения, но не менее 100 млн. руб. Санкция рассматриваемой статьи предусматривает обязательную конфискацию денег, ценных бумаг, иного имущества или стоимости услуг имущественного характера, иных имущественных прав.

Дела об административных правонарушениях, предусмотренных ст. 19.28 КоАП РФ, возбуждаются прокурором и рассматриваются судьями (дела, производство по которым осуществляется в форме административного расследования, — судьями районных судов, а в остальных случаях — мировыми судьями). Срок давности привлечения к административной ответственности за нарушение антикоррупционного законодательства составляет 6 лет со дня совершения правонарушения. Как показывает практика, выявление административных правонарушений по ст. 19.28 КоАП РФ возможно только при постоянном мониторинге материалов уголовных дел, возбуждаемых по ст. ст. 204, 290 — 291.1 УК РФ.

Согласно Постановлению Пленума ВС РФ от 24.03.2005 N 5 при определении степени ответственности должностного лица за совершение административного правонарушения, которое явилось результатом выполнения решения коллегиального органа юрлица, необходимо выяснять, предпринимались ли им меры с целью обратить внимание коллегиального органа либо администрации на невозможность исполнения данного решения, в связи с тем что это может привести к совершению правонарушения.

Поскольку КоАП РФ не предусматривает в указанном случае каких-либо ограничений при назначении административного наказания, судья вправе применить к юридическому и должностному лицу любую меру наказания в пределах санкции соответствующей статьи, в том числе и максимальную, учитывая при этом смягчающие, отягчающие и иные обстоятельства, влияющие на степень ответственности каждого из них.

Несмотря на определенные положительные тенденции, принимаемые на сегодняшний день, меры нельзя признать достаточно эффективными. Так, в 2012 году судами было рассмотрено 108 дел об административных правонарушениях по ст. 19.28 КоАП РФ (2011 год — 68). Однако к ответственности было привлечено всего 60 юрлиц (2011 год — 27), что составляет 55,5% от рассмотренных судами (2011 год — 39,7%). Наряду с этим заметно сократились суммы наложенных штрафов. Так, если в 2011 году этот показатель составлял 81,4 млн. руб., то в 2012 году — всего 69,3 млн. руб. В 2011 году средняя сумма наложенного штрафа составляла около 3 млн. руб., то в 2012 году — немного более 1 млн. Взысканные же суммы вообще минимальны. В 2011 году было взыскано всего 7,3% от общей суммы наложенных штрафов, а в 2012 году — 8,6%. Данная негативная тенденция явно не способствует эффективной превенции коррупционного поведения юрлиц.

Что касается гражданско-правовой ответственности юрлиц за вред, причиненный в результате коррупционных правонарушений, то ГК РФ не выделяет специального основания. Гражданско-правовая ответственность юрлица за такие правонарушения подчиняется общим правилам об ответственности (договорной, вследствие причинения вреда, вследствие неосновательного обогащения). Сама сделка, основанная на коррупционном акте, может признаваться недействительной на общих основаниях. Например, если потерпевшая сторона докажет ее несоответствие закону или иным правовым актам (ст. 168 ГК РФ). Привлечение юрлица к гражданско-правовой ответственности за коррупционное правонарушение возможно на основании ст. 1068 ГК РФ, предусматривающей ответственность за вред, причиненный его работником.

Профилактика

В феврале 2012 года на съезде РСПП были утверждены основные принципы антикоррупционного поведения компаний-членов. Этот документ стал основой Антикоррупционной хартии российского бизнеса, которую 20 сентября на XI Инвестиционном форуме в Сочи подписали руководители РСПП, ТПП, «Деловой России» и «ОПОРА России». Суть хартии состоит во внедрении компаниями специальных антикоррупционных программ и практик, которые коснутся не только ситуации внутри компаний, но и отношений с партнерами по бизнесу и с государством. Документ предусматривает отказ от преференций, закупки на основе открытых торгов, финансовый контроль, обучение и работу с персоналом, содействие правоохранительным органам и другие меры.

Согласно Дорожной карте по реализации положений хартии должна быть разработана система подтверждения соответствия управления в компании антикоррупционным требованиям, включая внедрение комплаенс-процедур. В настоящее время участниками хартии являются 127 юридических лиц.

В целях подготовки предложений по предупреждению коррупции в соответствии с протоколом заседания рабочей группы по вопросам совместного участия в противодействии коррупции представителей бизнес-сообщества и госорганов при президиуме Совета при Президенте РФ по противодействию коррупции от 24.05.2013 N 53-ОФ была создана экспертная группа под руководством Торгово-промышленной палаты РФ.

В соответствии со ст. 13.3 Закона N 273-ФЗ Министерством труда и социальной защиты РФ изданы методические рекомендации по разработке и принятию организациями мер по предупреждению и противодействию коррупции. Основной акцент сделан на необходимости проведения организациями систематической оценки коррупционных рисков, создания процедуры выявления и урегулирования конфликтов интересов, внедрения стандартов поведения, развития внутреннего контроля и организации работы специализированных подразделений по противодействию коррупции.

С 1 января 2014 года вступил в силу Федеральный закон от 05.04.2013 N 44-ФЗ, который затрагивает 500 тыс. компаний-поставщиков и 200 тыс. госзаказчиков. По замыслу разработчиков, Закон повысит прозрачность и конкуренцию в сфере госзакупок, уменьшив тем самым уровень коррупции.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *