Понятие и сущность структуры нормы права

(Илалутдинов А. И.) ("Российский юридический журнал", 2013, N 5) Текст документа

ПОНЯТИЕ И СУЩНОСТЬ СТРУКТУРЫ НОРМЫ ПРАВА

А. И. ИЛАЛУТДИНОВ

Илалутдинов Алмаз Ильгизович, аспирант Института экономики, управления и права, юрисконсульт ООО "Казанская Ривьера" (Казань).

Проводится анализ существующих подходов к понятию структуры нормы права. Автор раскрывает понятие структуры нормы как логического построения, основывающегося на внутреннем порядке и взаимосвязи элементов. Выдвигается идея, что структуру нормы образуют элементы, межэлементные связи и порядок элементов. Особое внимание уделяется последней составляющей.

Ключевые слова: норма права, структура, элементы, межэлементные связи, внутренний порядок, системный подход.

Concept and nature of the structure of norm of law A. I. Ilalutdinov

The analysis of the modern approaches to a concept of the structure of norm of law is given. The author considers the concept of the structure of norm as a logical construct that is based on the internal order and correlation of elements. He puts forward an idea that elements, inter-element connections and order of elements form the structure of norm. Special attention is given to the order of elements.

Key words: norm of law, structure, elements, inter-element connections, internal order, systems approach.

В отечественной юридической науке еще с советского периода принято исследовать норму права с точки зрения системного подхода, в рамках которого правильное уяснение смысла норм в процессе юридической деятельности так или иначе зависит от понимания их структуры. Сегодня системно-структурный анализ нормы приобретает особое значение. Как нам кажется, это связано не только с доктринальным совершенствованием теории систем, но и с развитием системного мышления в правовой сфере общества. Представляется, что определение понятия структуры нормы права является одним из ключевых этапов на пути концептуального перехода существующих знаний о норме права на новый теоретико-прикладной уровень познания правовой материи. К примеру, понятие структуры выступает основой при рассмотрении вопросов ассоциативности норм, соотношения первичных и комплексных правовых средств, при анализе механизма реализации моделей поведения и эффекта асимметрии норм права. Выявление закономерностей взаимодействия составных частей нормы, способствующее преобразованию идеального (абстрактного) права в более стройную и логически выверенную систему законодательства, просто невозможно без определения структуры нормы как таковой. Именно глубокая теоретическая проработка знаний о структуре позволяет последовательно развивать правовые суждения о функционировании, реализации, взаимодействии нормы с иными правовыми регуляторами и нормативными установлениями. По этой причине исследование существующих подходов к понятию структуры нормы крайне актуально. В настоящее время диапазон предлагаемых учеными дефиниций структуры достаточно широк. Она определяется как некая взаимосвязь, взаиморасположение составных частей <1>; строение, устройство чего-либо <2>; совокупность устойчивых связей объекта, обеспечивающих его целостность и тождественность самому себе <3>; устойчивая упорядоченность элементов и связей и т. п. В правовых исследованиях понятие структуры также используется довольно часто: оно раскрывается применительно к системе права, отрасли права, правоотношению, правовым средствам. Что касается определения структуры нормы права, то анализ научной литературы позволяет нам выделить несколько подходов. -------------------------------- <1> Сурмин Ю. П. Теория систем и системный анализ: Учеб. пособие. Киев, 2003. С. 8. <2> Всемирная энциклопедия: Философия / Гл. науч. ред. и сост. А. А. Грицанов. М.; Минск, 2001. С. 1027. <3> Советский энциклопедический словарь / Гл. ред. А. М. Прохоров. М., 1985. С. 1276.

Первый подход состоит в том, что структура нормы представляет собой ее внутреннее строение, характеризуемое через категорию как элементов, так и межэлементных связей <1>. По мнению А. С. Пиголкина, внутреннее строение норм права, деление на составные части и связь этих частей между собой составляют их структуру. При этом специализация норм, различия в их характере и назначении в регулировании общественных отношений предопределяют тот факт, что отдельные нормы имеют несовпадающие части, что нет единой универсальной модели структуры, свойственной всем правовым нормам <2>. А. В. Малько и Н. И. Матузов под структурой правовой нормы понимают ее внутреннее строение, наличие в ней связанных между собой составных частей. Ученые подчеркивают, что структура юридической нормы представляет собой "упорядоченное единство необходимых элементов, обеспечивающих ее функциональную самостоятельность. Структура показывает, из каких частей состоит норма и как они взаимодополняют друг друга. Взятые в системе, эти части характеризуют юридическую норму как автономное, в определенной мере самодостаточное правовое явление" <3>. Схожим образом раскрывает структуру нормы А. Ф. Черданцев, определяя ее как внутреннее строение, складывающееся из элементов, связанных между собой <4>. -------------------------------- <1> Правоведение: Учеб. / Под общ. ред. Г. В. Мальцева. М., 2003. С. 137 - 138. <2> Дмитриев Ю. А., Казьмин И. Ф., Лазарев В. В. и др. Общая теория права: Учеб. для юрид. вузов / Под общ. ред. А. С. Пиголкина. 2-е изд., испр. и доп. М., 1996. С. 156. <3> Малько А. В., Матузов Н. И. Теория государства и права: Учебник. М., 2004. С. 146. <4> Черданцев А. Ф. Теория государства и права: Учеб. для вузов. М., 2002. С. 214.

Этот подход в большей степени характерен и для работ С. С. Алексеева, который определят структуру нормы права как систему диалектически взаимосвязанных элементов, взаимодействующих в ее рамках <1>. Автор акцентирует внимание на том, что элементы, их взаимодействие и взаимосвязь, собственно, и выступают тем ядром, которое образует структуру. В русле такого понимания ученый делает ряд теоретических выводов, имеющих существенное значение для раскрытия понятия структуры нормы: 1) необходимо рассматривать структуру в качестве идеальной логической конструкции; 2) структура юридической нормы раскрывается как объективированный результат отражения механизма воздействия на общественные отношения, а точнее, на поведение субъектов через их сознание и волю. В этом смысле норма не просто состоит из совокупности элементов, она включает части, которые только посредством взаимодействия могут вызвать эффект правового регулирования <2>. -------------------------------- <1> Там же. С. 238 - 242. <2> Алексеев С. С. Теория государства и права: Учеб. / Под общ. ред. С. С. Алексеева. М., 1998. С. 238 - 242.

Второй подход основывается на понимании структуры исключительно как межэлементных связей. По мнению С. А. Комарова, структура нормы права - это и есть связь между ее элементами или, точнее, способ связи, который состоит в общем и государственно-обязательном характере нормы права <1>. Применительно к пониманию структуры только как связей между элементами уместно привести также позицию Г. И. Рузавина, полагающего, что понятие структуры вводится именно для изучения отношения между ее элементами, их взаимосвязи и взаимодействия, поэтому для теоретического анализа структуру следует рассматривать обособленно от составляющих ее элементов, т. е. строения системы <2>. Схожей позиции придерживается М. А. Григорьева, отмечающая, что структура представляет собой относительно устойчивые связи элементов, образующие целое <3>. Идентичный подход находим у С. В. Мирошник, которая указывает, что структуру нормы права образует связь ее элементов <4>. Хотя она же высказывается о том, что структуру можно представить как систему диалектически взаимосвязанных элементов, которые взаимодействуют в ее рамках <5>. Н. А. Гущина исходит из того, что систему образует комплекс взаимосвязанных элементов, образующих структурно упорядоченное целостное единство, тогда как структура является особым способом внутренней взаимосвязи элементов в системе, т. е. отражает устойчивые отношения между элементами и результат их взаимодействия <6>. С точки зрения В. А. Шиянова, структура - это совокупность устойчивых отношений и связей между элементами. Сюда включается общая организация элементов, их пространственное расположение, связи между этапами развития и т. п. Структура - это прежде всего закономерные связи элементов <7>. -------------------------------- <1> Комаров С. А., Малько А. В. Теория государства и права: Учеб.-метод. пособие. М., 1999. С. 186. <2> Рузавин Г. И. Методология научного исследования: Учеб. пособие. М., 1999. С. 277. <3> Григорьева М. А. Соотношение понятий "структура", "отношение" и "связь" и его значение для правовых исследований // Известия ИГЭА. 2009. N 6. С. 161 - 162. <4> Мирошник С. В. Теория правового стимулирования: Дис. ... д-ра юрид. наук. Ростов н/Д, 2003. С. 47. <5> Там же. С. 52. <6> Гущина Н. А. Система права и система законодательства: соотношение и некоторые перспективы развития // Правоведение. 2003. N 5. С. 198. <7> Шиянов В. А. Правовая система и правовая жизнь общества: теоретический аспект взаимодействия: Дис. ... канд. юрид. наук. М., 2008. С. 46.

В рамках второго подхода интересной представляется позиция В. Н. Протасова, который указывает, что понятие "структура" способно характеризовать лишь одну сторону внутренней организации юридической нормы. Структура как категория системного подхода отражает целесообразные связи между элементами в системе. Однако наряду со структурой в любой системе имеется и другая сторона - состав, т. е. совокупность необходимых и достаточных элементов <1>. Итак, В. Н. Протасов различает структуру (связи) и состав (элементы) системы, но при этом отмечает, что вместе их можно именовать строением системы. -------------------------------- <1> Протасов В. Н. Строение нормы права в свете теории охранительных правоотношений: Сборник научных статей в честь 60-летия Е. А. Крашенинникова / Отв. ред. П. А. Варул. Ярославль, 2011. С. 5.

На наш взгляд, рассмотрение структуры исключительно через межэлементные связи не в полной мере отражает существо данного понятия. Во-первых, элементы без связей не имеют функционального значения. Рассмотрение их по отдельности не способствует пониманию действия нормы как системы, поскольку теряется логика воздействия на поведение субъектов, утрачивается сам этот механизм. Все элементы нормы права логически вытекают друг из друга, поэтому сущность некоторых связей вообще вряд ли может быть идентифицирована без содержательного наполнения самих элементов нормы. Во-вторых, при определении структуры как связей становится крайне проблематичным объяснение процесса конструирования нормы права, поскольку представление процесса создания нормы только как налаживания связей без самих элементов - неосуществимая задача. О наличии связи мы можем говорить только тогда, когда имеются конечные адресаты (элементы), без установления взаимодействия которых связи, собственно, и не возникают. В-третьих, можно отметить, что структура не идентична организации. В философии последняя определяется как согласованность взаимодействия более или менее дифференцированных и автономных частей целого, обусловленная его строением; совокупность процессов или действий, ведущих к образованию и совершенствованию взаимосвязей между частями целого <1>. В понятии организации, как правило, фиксируются динамические закономерности системы, т. е. относящиеся к функционированию, поведению и взаимодействию ее частей <2>. Следовательно, организация в отличие от структуры характеризует динамику системы, показывает механизм ее действия. Когда мы говорим об организации, то в первую очередь подразумеваем надлежащее функционирование элементов. Значит, для понятия организации важен механизм функционирования системы, исследование взаимодействия элементов. При анализе же структуры ключевым вопросом становится построение системы в содержательном плане (система в статике). Таким образом, поскольку взаимосвязь и взаимодействие не существуют изолированно от элементов, частей и компонентов системы, то они включаются в ее структуру. -------------------------------- <1> Философский энциклопедический словарь / Гл. ред. Л. Ф. Ильичев, П. Н. Федосеев, С. М. Ковалев, В. Г. Панов. М., 1983. С. 461 - 462. <2> Там же.

Наконец, в качестве своеобразного подхода можно рассматривать определение структуры как внутреннего устройства, необходимых способов организации и преобразования собственного содержания, способов связей между элементами и их атрибутами <1>. -------------------------------- <1> Фаткуллин Ф. Н., Фаткуллин Ф. Ф. Проблемы теории государства и права: Учеб. пособие. Казань, 2003. С. 234.

С нашей точки зрения, словосочетание "способ организации" не привносит ясности в понимание категории структуры, поскольку оно может определяться как форма системы, вариант организации системы (способ в данном случае указывает на специфику организации той или иной системы), как связи и взаиморасположение элементов системы, как совокупность всех изменений (динамических процессов) системы и т. д. Согласимся с тем, что структура выражает лишь то, что остается устойчивым, относительно неизменным при различных преобразованиях системы; организация же включает как структурные, так и динамические характеристики системы, обеспечивающие ее целенаправленное функционирование <1>. -------------------------------- <1> Философский энциклопедический словарь. С. 656.

При рассмотрении способа преобразования необходимо учитывать несколько аспектов. Преобразование может пониматься как в динамике, так и в статике. В первом значении, как представляется, способ преобразования не относится к сущности структуры, а непосредственно связан с функционированием системы. В данной ситуации способ преобразования в общем виде можно определить как изменение структуры нормы, как конструирование ее содержания. Поскольку преобразование так или иначе является изменением структуры, то следует отметить, что структура многих норм права вообще может не изменяться на протяжении десятилетий. Это в первую очередь характерно для уголовных и административных норм, т. е. различного рода запретов. Следовательно, в динамическом аспекте способ преобразования (изменения) структуры нормы больше относится к понятию организации, а не к структуре как таковой. Что касается преобразования в статике, например когда определенное положение закона для одних субъектов выступает в виде санкции, а для других - в виде диспозиции (правоприменительные органы), то оно скорее говорит не об изменении элементов и их связей, а об изменении видения (интерпретации) их содержания, поэтому такого рода преобразование, с нашей точки зрения, нецелесообразно рассматривать в структурном плане. Представляется, что выражение "способ связи" также нельзя однозначно применять к определению понятия структуры нормы, поскольку различаются наличие связи (что в принципе и характеризует структуру) и то, как эта связь устанавливается, т. е. способ связи. В общем устанавливается она людьми посредством разнообразных рационально-логических приемов мышления. При определении структуры нормы права мы в большей степени склоняемся к первому подходу, однако есть определенное отличие. Дело в том, что некоторые авторы не только раскрывают структуру нормы как совокупность элементов и связей, но отдельно выделяют расположение элементов в нормативном массиве. Так, по мнению А. В. Мелехина, под структурой нормы права понимается внутреннее строение - ее основные части (структурные элементы), их взаиморасположение и взаимосвязь <1>. Аналогичной точки зрения придерживается В. А. Шиянов, который считает, что в структуру "включается общая организация элементов, их пространственное расположение, связи между этапами развития и т. п." <2>. -------------------------------- <1> Мелехин А. В. Теория государства и права: Учебник. М., 2007. С. 261. <2> Шиянов В. А. Правовая система и правовая жизнь общества: теоретический аспект взаимодействия. С. 46.

Применительно к выделению взаиморасположения элементов в качестве одной из характеристик структуры отметим, что с общим ходом мыслей указанных авторов, как нам кажется, можно согласиться. Однако полагаем, что расположение элементов следует понимать не как их место в нормативно-правовом массиве, а как своеобразный порядок элементов в рамках самой нормы. Похожую позицию можно встретить в работах М. А. Тулигловича, предлагающего под структурой нормы права понимать особое расположение, порядок, совокупность устойчивых взаимосвязей элементов, облеченных в языковую форму и обусловленных свойствами и видами правовых норм <1>. С учетом предложенной дефиниции к признакам понятия "структура" ученый относит: внутреннюю форму системы, взаимосвязь элементов объекта, устойчивость взаимосвязи элементов, законы этих взаимосвязей, особое расположение или порядок элементов внутри объекта <2>. Как мы видим, в отличие от остальных авторов, М. А. Тулиглович указывает на внутренний порядок элементов как важную составляющую структуры. Схожая идея прослеживается в диссертационном исследовании Т. Б. Фокина, который определяет структуру как способ упорядочения элементов между собой <3>. -------------------------------- <1> Тулиглович М. А. Структура уголовно-правовой нормы: Дис. ... канд. юрид. наук. Омск, 2006. С. 8. <2> Там же. С. 34. <3> Фокин Т. Б. Социально-юридическая природа нормы права: Дис. ... канд. юрид. наук. СПб., 2005. С. 78.

Возникает вопрос: что понимать под порядком элементов? Порядок трактуется как некая последовательность; заранее обдуманный ход; способ, метод и правила осуществления чего-либо <1>. С одной стороны, внутренний порядок нормы можно рассматривать и как определенное состояние, при котором система функционирует надлежащим образом, т. е. все составные части нормы работают так, как надо, все находится на своих местах. С другой стороны, внутренний порядок нормы может быть понят и как следствие надлежащего функционирования элементов системы. По нашему мнению, внутренний порядок нормы можно определить как логическую последовательность элементов, при реализации которых происходит надлежащее функционирование нормы как таковой. В таком ракурсе внутренний порядок может рассматриваться и как состояние, и как последствие взаимодействия составных частей нормы. -------------------------------- <1> Толковый словарь русского языка Д. Н. Ушакова // URL: http://www. dict. tmm. ru/all/poryadok. html.

На наш взгляд, логическая последовательность образуется из общей картины элементов и существующих между ними связей. Она заключается: во-первых, в последовательности информации, которая в целостном виде образует модель поведения; во-вторых, в механизме реализации элементов нормы права, которые эту информацию несут (механизм реализации элементов здесь понимается в статике). Так, для большинства юристов такие словосочетания, как "возмещение убытков", "оплата товара", "наличие договорных отношений", в большей мере могут выступать лишь как информационные значения тех или иных элементов нормы права. Однако, чтобы эти формулировки образовали целостную модель поведения, необходимо их соединение именно в определенной логической последовательности, которая одновременно отражает механизм реализации нормы права. Например, если стороны заключили договор купли-продажи, то у покупателя возникает обязанность по оплате переданного товара, иначе он должен возместить убытки, возникшие в связи с нарушением обязательства. Возможен и другой вариант формулирования нормы: если стороны заключили договор купли-продажи (гипотеза), то у продавца возникает право на получение от покупателя платы за переданный товар в течение установленного законом срока исковой давности (диспозиция), иначе это право у него пропадает (санкция). Кроме того, логическая последовательность также проявляется в невозможности существования элементов друг без друга, поскольку каждый из них раскрывает другой, т. е. носит системообразующий характер по отношению к норме. Так, диспозиция не может существовать без указания условий осуществления содержащихся в ней правил поведения, иначе каждый всегда мог бы совершать все, что ему предоставлено правом. Это, безусловно, не позволяло бы учитывать многие жизненные ситуации, где временные, субъектные, пространственные и иные ограничения играют решающую роль. Аналогично санкция не может существовать без диспозиции, поскольку ее реализация связана с нарушением или сверхнормативным выполнением содержащихся в норме правил. Единственным исключением в этой цепи является гипотеза, которая не зависит от других элементов. Однако данное обстоятельство обусловлено тем, что она придает взаимодействию субъектов юридически значимый характер, т. е. вводит в правовое пространство определенные модели поведения. В целом можно отметить, что предоставление государством возможности действовать определенным образом (диспозиция) всегда чем-нибудь обусловлено. Государство потому и существует, что его деятельность направлена на придание каким-то отношениям характера правовых, находящихся под защитой государства. Установление в норме условий осуществления правил поведения ограничивает то, что государство правовым не признает. Отсюда мы можем заключить, что порядок наряду с элементами и связями является важной составляющей структуры. Его функциональная роль заключается в том, чтобы обеспечить системе, во-первых, прочность, устойчивость, высокую степень сопряженности всех ее элементов, во-вторых, логическую последовательность построения составляющих норму частей по принципу механизма воздействия на поведение субъектов. Обратим внимание, что структура как модель содержания показывает нам ее детерминированность (заданность) человеком, поскольку структура образуется из того, что мы рассматриваем в качестве элементов и как мы это соединяем. Схожую мысль находим у С. И. Карповой, которая отмечает, что логическая структура представляет собой юридическую конструкцию идеальной модели содержания, оснований возникновения, изменения, прекращения прав, обязанностей, ответственности участников экономического оборота <1>. Можно согласиться с тем, что структура является моделью для нашего сознания для определения целого (системы), способного к функционированию через последовательное собирание (выстраивание) составляющих его частей. -------------------------------- <1> Карпова С. И. Нормы гражданского права (юридико-технический аспект): Дис. ... канд. юрид. наук. М., 2005. С. 8.

Изложенное позволяет нам сделать вывод, что структуру нормы права образуют: 1) элементы; 2) межэлементные связи; 3) порядок элементов. Выяснив, что структура основывается на трех составляющих, мы приходим к тому, что она отражает скорее не строение, а построение содержания нормы права. Возникает вопрос: почему именно слово "построение" лучше подходит для определения структуры? Мы полагаем, что структура нормы права - это идеальная, т. е. существующая в сознании людей, конструкция. Строение же характерно скорее для объектов материального мира (молекул, атомов и т. д.). Поэтому слово "построение" в большей степени отражает сущность понятия структуры нормы права как продукта сознательной деятельности людей. С учетом этого структуру нормы можно определить как ее логическое построение, основывающееся на внутреннем порядке и взаимосвязи элементов, в концентрированном виде выражающих механизм воздействия на поведение субъектов через их сознание и волю.

Bibliography

Alekseev S. S. Teoriya gosudarstva i prava: Ucheb. / Pod obshh. red. S. S. Alekseeva. M., 1998. Cherdancev A. F. Teoriya gosudarstva i prava: Ucheb. dlya vuzov. M., 2002. Fatkullin F. N., Fatkullin F. F. Problemy teorii gosudarstva i prava: Ucheb. posobie. Kazan', 2003. Filosofskij ehnciklopedicheskij slovar' / Gl. red. L. F. Il'ichev, P. N. Fedoseev, S. M. Kovalev, V. G. Panov. M., 1983. Fokin T. B. Social'no-yuridicheskaya priroda normy prava: Dis. ... kand. yurid. nauk. SPb., 2005. Grigor'eva M. A. Sootnoshenie ponyatij "struktura", "otnoshenie" i "svyaz" i ego znachenie dlya pravovyx issledovanij // Izvestiya IGEhA. 2009. N 6. Gushhina N. A. Sistema prava i sistema zakonodatel'stva: sootnoshenie i nekotorye perspektivy razvitiya // Pravovedenie. 2003. N 5. Karpova S. I. Normy grazhdanskogo prava (yuridiko-texnicheskij aspekt): Dis. ... kand. yurid. nauk. M., 2005. Komarov S. A., Mal'ko A. V. Teoriya gosudarstva i prava: Ucheb.-metod. posobie. M., 1999. Mal'ko A. V., Matuzov N. I. Teoriya gosudarstva i prava: Ucheb. M., 2004. Melexin A. V. Teoriya gosudarstva i prava: Ucheb. M., 2007. Miroshnik S. V. Teoriya pravovogo stimulirovaniya: Dis. ... d-ra yurid. nauk. Rostov n/D, 2003. Dmitriev Yu. A., Kaz'min I. F., Lazarev V. V. i dr. Obshhaya teoriya prava: Ucheb. dlya yurid. vuzov / Pod obshh. red. A. S. Pigolkina. 2-e izd., ispr. i dop. M., 1996. Pravovedenie: Ucheb. / Pod obshh. red. G. V. Mal'ceva. M., 2003. Protasov V. N. Stroenie normy prava v svete teorii oxranitel'nyx pravootnosheij: Sbornik nauchnyx statej v chest' 60-letiya E. A. Krasheninnikova / Otv. red. P. A. Varul. Yaroslavl', 2011. Ruzavin G. I. Metodologiya nauchnogo issledovaniya: Ucheb. posobie. M., 1999. Shiyanov V. A. Pravovaya sistema i pravovaya zhizn' obshhestva: teoreticheskij aspekt vzaimodejstviya: Dis. ... kand. yurid. nauk. M., 2008. Sovetskij ehnciklopedicheskij slovar' / Gl. red. A. M. Proxorov. M., 1985. Surmin Yu. P. Teoriya sistem i sistemnyj analiz: Ucheb. posobie. Kiev, 2003. Tolkovyj slovar' russkogo yazyka D. N. Ushakova // URL: http://www. dict. tmm. ru/all/poryadok. html. Tuliglovich M. A. Struktura ugolovno-pravovoj normy: Dis. ... kand. yurid. nauk. Omsk, 2006. Vsemirnaya ehnciklopediya: Filosofiya / Gl. nauch. red. i sost. A. A. Gricanov. M.; Minsk, 2001.

------------------------------------------------------------------

Название документа