Обращение транспортных прокуроров в суды с исками о возмещении вреда, причиненного коррупционными преступлениями

(Мирошниченко М. Н., Васюшкин В. В.) ("Законность", 2012, N 11) Текст документа

ОБРАЩЕНИЕ ТРАНСПОРТНЫХ ПРОКУРОРОВ В СУДЫ С ИСКАМИ О ВОЗМЕЩЕНИИ ВРЕДА, ПРИЧИНЕННОГО КОРРУПЦИОННЫМИ ПРЕСТУПЛЕНИЯМИ

М. Н. МИРОШНИЧЕНКО, В. В. ВАСЮШКИН

Мирошниченко Мария Николаевна, старший помощник Уральского транспортного прокурора по обеспечению участия прокуроров в гражданском и арбитражном процессе, кандидат юридических наук.

Васюшкин Валерий Владимирович, старший помощник Уральского транспортного прокурора по надзору за исполнением законодательства о противодействии коррупции.

В статье рассматриваются вопросы практики обращения транспортных прокуроров в суды с исками о возмещении вреда, причиненного коррупционными преступлениями. Освещаются вопросы о правовых основаниях обращения транспортных прокуроров в суды с исками этой категории, практике рассмотрения таких исков судами, проблемы доказывания заявленных требований. Авторы приходят к выводу о необходимости внесения изменений в действующее законодательство, в том числе расширения предмета гражданского иска в уголовном деле, дополнения гл. 30 Уголовного кодекса РФ статьей об ответственности чиновников за умышленное значительное увеличение активов, превышающее их законные доходы.

Ключевые слова: транспортные прокуроры, иски, обращение в суд, возмещение вреда, коррупционные преступления.

Lodging lawsuits by transport prosecutors on compensation of damage caused by corruption-related crimes M. N. Miroshnichenko, V. V. Vasyushkin

The article covers the issues of the prosecutors' on transport practice of referring to the court with the claims of compensation for damages caused by the corruption crimes. The questions of the legal foundation of the reference of the prosecutors' on transport to the court with claims of this category, the questions of the practice of judicial trials on these claims, also the problems of proving of the claimed demands are taken up. The authors conclude that there is a necessity to make changes in the current legislation including widening the subject of the civil claim in a criminal case, to add the asset defining criminal responsibility of the officials for the significant surplus of their assets on their legal income to the chapter 30 of the Criminal code of the Russian Federation.

Key words: prosecutors on transport, claims, reference to the court, compensation for damages, corruption crimes.

Обращение транспортных прокуроров в суды с исками о возмещении вреда, причиненного коррупционными преступлениями, - одно из важнейших направлений деятельности транспортных прокуроров в целях реализации государственной политики в сфере противодействия коррупции.

Согласно ст. 1 Федерального закона от 25 декабря 2008 г. "О противодействии коррупции" одним из направлений противодействия коррупции является деятельность федеральных органов государственной власти, органов государственной власти субъектов Федерации, органов местного самоуправления, институтов гражданского общества, организаций и физических лиц по минимизации и (или) ликвидации последствий коррупционных правонарушений. Предусмотренное федеральным законодательством понятие коррупции предполагает незаконное использование чиновниками должностного положения в целях получения выгоды в виде денег, ценностей, иного имущества или услуг имущественного характера, иных имущественных прав. Приказом Генерального прокурора РФ от 15 мая 2010 г. N 209 "Об усилении прокурорского надзора в свете реализации национальной стратегии противодействия коррупции" перед прокурорами ставится задача средствами прокурорского надзора добиваться возмещения ущерба, причиненного незаконными действиями чиновников. При принятии мер, направленных на возмещение вреда, причиненного коррупционными преступлениями, правоприменители сталкиваются с очевидными проблемами. Российскому законодателю предстоит разработать эффективные правовые и экономические механизмы минимизации и (или) ликвидации последствий коррупционных правонарушений <1>. -------------------------------- <1> См.: Цирин А. М. Перспективные направления развития законодательства Российской Федерации о противодействии коррупции // Журнал российского права. 2011. N 2.

Так, полученное в результате коррупционных деяний имущество обращается недобросовестными чиновниками, как правило, в свою собственность или в собственность третьих лиц. В силу ч. 3 ст. 35 Конституции РФ никто не может быть лишен своего имущества иначе как по решению суда, в связи с чем принудительное изъятие имущества, приобретенного коррупционным путем, возможно только в судебном порядке. Уральской транспортной прокуратурой в каждом случае причинения ущерба государству коррупционными преступлениями изучается вопрос о наличии оснований для направления в суды исковых заявлений. В большинстве случаев исковые заявления направляются в суды в порядке ч. 3 ст. 44 УПК РФ, в которой предусмотрено, что гражданский иск в защиту интересов несовершеннолетних, лиц, признанных недееспособными либо ограниченно дееспособными в порядке, установленном гражданским процессуальным законодательством, лиц, которые по иным причинам не могут сами защищать свои права и законные интересы, может быть предъявлен их законными представителями или прокурором, а в защиту интересов государства - прокурором. Гражданский иск в уголовном деле - один из способов защиты нарушенных прав <2>, это требование, обращенное к суду о возмещении причиненного преступлением имущественного ущерба или компенсации морального вреда, направленное против обвиняемого или лиц, несущих за него имущественную ответственность, подлежащее рассмотрению в рамках производства по уголовному делу <3>. -------------------------------- <2> См.: Сенин Н. Н. Возмещение вреда, причиненного преступлением в уголовном процессе: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Томск, 2004. С. 17 - 18. <3> См.: Там же. С. 18.

Так, в ходе расследования уголовного дела по ч. 3 ст. 159 УК в отношении бывшего главного бухгалтера Екатеринбургской таможни Ц., похищавшей принадлежащие таможне денежные средства и оформлявшей фиктивные бухгалтерские документы, Уральская транспортная прокуратура в порядке ч. 3 ст. 44 УПК направила исковое заявление о взыскании с Ц. в пользу Российской Федерации в лице таможни суммы причиненного ее действиями материального ущерба. Приговором суда Ц. признана виновной в совершении мошенничества, исковое заявление прокурора удовлетворено. Предъявление транспортными прокурорами гражданских исков в уголовных делах о преступлениях коррупционной направленности и объединенное рассмотрение судом уголовных дел и гражданских исков способствует наиболее полному, всестороннему и объективному исследованию обстоятельств дела, а также устраняет дублирование в работе судов, является удобным для всех участников уголовно-процессуальной деятельности. Вместе с тем в силу ст. 309 УПК при необходимости произвести дополнительные расчеты, требующие отложения судебного разбирательства, суд может признать за гражданским истцом право на удовлетворение гражданского иска и передать вопрос о размере возмещения на рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства. При рассмотрении в дальнейшем гражданского иска в порядке ч. 1 ст. 45 ГПК суд исследует только вопрос о размере возмещения, подлежащего взысканию. При этом приговор суда по уголовному делу имеет преюдициальное значение для суда, рассматривающего иск в порядке гражданского судопроизводства, в отношении установления факта совершения действий по причинению вреда и факта совершения их конкретным лицом <4>. -------------------------------- <4> См.: Пиксин Н. Н. Гражданский иск в уголовном процессе: реализация прав истца и ответчика // Уголовный процесс. 2005. N 3. С. 37.

Поскольку согласно ст. 56 ГПК каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, при рассмотрении гражданских дел по искам транспортных прокуроров о возмещении вреда, причиненного коррупционными преступлениями, прокурорам необходимо к исковым заявлениям приобщать не только копии приговоров суда, которыми лица, совершившие преступления, признаны виновными, но и копии документов из уголовного дела, другие документы в зависимости от предмета исковых требований. Обращение транспортных прокуроров в суды с исками о возмещении вреда, причиненного преступлениями, как в порядке гражданского судопроизводства, так и в уголовном процессе, зачастую имеет целью не только возмещение (компенсацию) вреда в денежной форме, но и восстановление нарушенных прав, возврат незаконно присвоенного имущества. В связи с этим представляется актуальным обсуждаемое процессуалистами предложение о необходимости расширить предмет гражданского иска в уголовном деле, предоставив возможность заявлять требование о признании сделки недействительной, к примеру, по делам о мошенничестве. Так, приговором суда Д. признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 159 УК, ему назначено наказание в виде 5 лет лишения свободы со штрафом в размере 300 тыс. руб. с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима. В 2003 г. Д., занимая должность заместителя начальника дистанции Тюменского отделения Свердловской железной дороги - филиала ОАО "РЖД", путем использования подложных документов оформил находящуюся на балансе ОАО "РЖД" трехкомнатную квартиру в свою собственность, чем причинил ущерб ОАО "РЖД" в размере 1 млн. 300 тыс. руб. После вступления приговора в законную силу Тюменский транспортный прокурор обратился в суд с исковым заявлением в порядке ч. 1 ст. 45 ГПК о признании недействительными сделок купли-продажи квартиры, полученной преступным путем, применении последствий недействительности ничтожной сделки. Исковое заявление прокурора удовлетворено, совершенные с квартирой сделки признаны ничтожными, квартира возвращена ОАО "РЖД". Приговором Новоуренгойского городского суда К. признана виновной в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 204 УК, выразившегося в незаконном получении лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой организации, денег за совершение незаконных действий по постановке девяти иностранных граждан на миграционный учет. В силу требований п. 1 ст. 167 и ст. 169 ГК получение К. денежных средств при указанных обстоятельствах по своей правовой природе является сделкой, совершенной с целью, заведомо противной основам правопорядка и интересам государства и общества, в связи с чем полученные денежные средства подлежат взысканию в доход Российской Федерации. Новоуренгойский транспортный прокурор обратился в суд в соответствии с ч. 1 ст. 45 ГПК о применении последствий недействительности ничтожной сделки в виде взыскания в доход Российской Федерации денежных средств, полученных К. Исковые требования прокурора судом удовлетворены. Рассмотрение этих исковых заявлений одновременно с рассмотрением судом уголовного дела способствовало бы скорейшему восстановлению нарушенных прав и возврату имущества, полученного преступным путем, его законному владельцу, избавило бы стороны от необходимости повторного установления обстоятельств дела, представления и исследования доказательств. Одной из основных проблем в работе правоохранительных органов по возмещению вреда, причиненного коррупционными преступлениями, является высокая латентность последних. Представляемые чиновниками ежегодно сведения о доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера публикуются на официальных сайтах государственных органов. В некоторых случаях стоимость приобретенного ими и членами их семей имущества значительно превышает сумму полученных доходов. Однако федеральное законодательство не предусматривает обязанности чиновников объяснить причину значительного превышения расходов над доходами, а также ответственности в случае, если разумное объяснение не будет ими представлено. Статьей 20 Конвенции ООН против коррупции от 31 октября 2003 г. предусмотрено, что каждое государство-участник рассматривает возможность признания в качестве уголовно наказуемого деяния умышленное незаконное обогащение, т. е. значительное увеличение активов публичного должностного лица, превышающее его законные доходы, которое оно не может разумным образом обосновать. К сожалению, эта статья Конвенции не ратифицирована Российской Федерацией, в связи с чем даже декларирование чиновниками принадлежащих им предметов роскоши (дорогостоящих автомобилей, многочисленных объектов недвижимости и т. д.), многократно превышающих их заработную плату, не влечет, по сути, никаких правовых последствий. Учитывая, что коррупция в Российской Федерации представляет угрозу национальной безопасности, а также крайнюю латентность этого явления, полагаем необходимым дополнить гл. 30 УК статьей, предусматривающей уголовную ответственность для лиц, осуществляющих функции представителя власти либо выполняющих организационно-распорядительные, административно-хозяйственные функции в государственных органах и в органах местного самоуправления, а также в Вооруженных Силах РФ, за умышленное значительное увеличение активов, превышающее их законные доходы, которое они не могут разумным образом обосновать. Кроме того, представляется целесообразным дополнить ч. 1 ст. 104.1 УК пунктом, согласно которому на основании обвинительного приговора по таким делам приобретенное осужденным имущество, источник средств на приобретение которого он не смог разумным образом обосновать, подлежит принудительному безвозмездному изъятию и обращению в собственность государства.

------------------------------------------------------------------

Название документа