Некоторые проблемы правового регулирования вспомогательной репродукции в свете нового Федерального закона «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации»

(Лебедева О. Ю.) («Медицинское право», 2012, N 2) Текст документа

НЕКОТОРЫЕ ПРОБЛЕМЫ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ ВСПОМОГАТЕЛЬНОЙ РЕПРОДУКЦИИ В СВЕТЕ НОВОГО ФЕДЕРАЛЬНОГО ЗАКОНА «ОБ ОСНОВАХ ОХРАНЫ ЗДОРОВЬЯ ГРАЖДАН В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ»

О. Ю. ЛЕБЕДЕВА

Лебедева Ольга Юрьевна, старший преподаватель кафедры гражданского права и процесса Ивановского государственного университета, кандидат юридических наук.

Статья посвящена актуальным проблемам правового регулирования вспомогательных репродуктивных технологий. Автором последовательно проанализированы нормы Федерального закона от 21 ноября 2011 г. N 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации», регулирующие методы вспомогательной репродукции, выделены сильные и слабые места правового регулирования этой сферы. Ключевые слова: методы вспомогательной репродукции, правовое регулирование.

Some problems of legal regulation of assisted reproduction in light of new Federal law «On fundamentals of protection of health of citizens in the Russian Federation» O. Yu. Lebedeva

The article deals with topical problems of legal regulation of assisted reproductive technologies. The author analyses the norms of Federal law N 323-FZ «On Fundamentals of Health of Citizens in the Russian Federation», regulating methods of assisted reproduction, reveals strong and weak aspects of legal regulation of this sphere.

Key words: methods of assisted reproduction, legal regulation.

В настоящее время в России очень популярны методы вспомогательной репродукции в терапии женского и мужского бесплодия. Несмотря на их повсеместное использование, уровень правового регулирования этих отношений очень низок и не отвечает современным реалиям. 21 ноября 2011 г. был принят новый Федеральный закон N 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» <1>, который, однако, не решил существующие правовые проблемы в этой сфере. Помимо вышеуказанного закона правовыми источниками, регулирующими сферу вспомогательной репродукции в настоящее время, в нашей стране являются Семейный кодекс Российской Федерации <2>, а также Приказ Минздрава РФ от 26.02.2003 N 67 «О применении вспомогательных репродуктивных технологий (ВРТ) в терапии женского и мужского бесплодия» <3>. Интерес представляет и внутренний документ Министерства здравоохранения РФ — информационное письмо от 11 апреля 2003 г. N 2510/3797-03-32 «О современных технологиях в сохранении и восстановлении репродуктивной функции женщины» <4>, которое предназначено для врачей акушеров-гинекологов и специалистов, работающих в области андрологии. ——————————— <1> Собр. законодательства Российской Федерации. 2011. N 48. Ст. 6724. <2> Семейный кодекс Российской Федерации от 29 декабря 1995 г. N 223-ФЗ // Собр. законодательства Российской Федерации. 1996. N 1. Ст. 16. <3> Приказ Минздрава Российской Федерации от 26.02.2003 N 67 «О применении вспомогательных репродуктивных технологий (ВРТ) в терапии женского и мужского бесплодия» // Российская газета. 2003. N 84. <4> Информационное письмо от 11 апреля 2003 г. N 2510/3797-03-32 «О современных технологиях в сохранении и восстановлении репродуктивной функции женщины». URL: http:// www. medicalj. ru/ maneuver/ gynecological-surgery/ 592-sovremennye — tehnologii-v-sohranenii-i-vosstanovlenii — reproduktivnoj-funkcii-zhenwin (дата обращения: 25.01.2012).

Безусловным достоинством нового Федерального закона «Об основах охраны здоровья граждан…» является то, что он закрепил на законодательном уровне основные понятия, использующиеся в сфере вспомогательной репродукции. В соответствии с ним вспомогательные репродуктивные технологии представляют собой методы лечения бесплодия, при применении которых отдельные или все этапы зачатия и раннего развития эмбрионов осуществляются вне материнского организма (в т. ч. с использованием донорских и (или) криоконсервированных половых клеток, тканей репродуктивных органов и эмбрионов, а также суррогатного материнства) (п. 1 ст. 55). Законодатель совершенно справедливо определил термин «вспомогательные репродуктивные технологии» (далее — ВРТ) через родовое понятие «методы лечения бесплодия», поскольку помимо методов, прямо направленных на зачатие ребенка (искусственное, в т. ч. экстракорпоральное, оплодотворение, перенос эмбрионов в полость матки, суррогатное материнство и др.), они включают в себя и иные методы (донорство спермы, ооцитов, преимплантационную диагностику наследственных болезней, криоконсервацию, хранение половых клеток, тканей репродуктивных органов, эмбрионов и др.) <5>. ——————————— <5> Приказ Минздрава Российской Федерации от 26.02.2003 N 67 «О применении вспомогательных репродуктивных технологий (ВРТ) в терапии женского и мужского бесплодия». Приложение N 1.

Легальное определение ВРТ закрепляет только один их сущностный признак — отдельные или все этапы зачатия и раннего развития эмбрионов осуществляются вне материнского организма. При этом можно выделить и другие сущностные признаки этой категории: методы ВРТ допускаются только по медицинским показаниям и только при наличии информированного письменного согласия пациентов, могут осуществляться исключительно медицинскими организациями, получившими в установленном порядке лицензию на осуществление данной деятельности <6>, и только на основании договора об оказании медицинских услуг. ——————————— <6> Федеральный закон от 4 мая 2011 г. N 99-ФЗ «О лицензировании отдельных видов деятельности» (п. 46 ст. 12) // Российская газета. 2011. N 97.

Законодатель сформулировал и определение суррогатного материнства, которое представляет собой вынашивание и рождение ребенка (в т. ч. преждевременные роды) по договору, заключаемому между суррогатной матерью (женщиной, вынашивающей плод после переноса донорского эмбриона) и потенциальными родителями, чьи половые клетки использовались для оплодотворения, либо одинокой женщиной, для которых вынашивание и рождение ребенка невозможно по медицинским показаниям. Данное определение, на наш взгляд, является неполным, поскольку не отражает такой сущностный признак суррогатного материнства, как его цель — передача рожденного суррогатной матерью ребенка лицам, указанным в договоре о суррогатном материнстве. Безусловно, п. 4 ст. 51 Семейного кодекса Российской Федерации связывает передачу суррогатной матерью ребенка после его рождения потенциальным родителям с согласия самой суррогатной матери. Такое правило серьезно нарушает права потенциальных родителей, особенно передавших свои биологические материалы для зачатия ребенка, и, как справедливо отмечает Е. С. Митрякова, ставит под сомнение юридическую силу договора о суррогатном материнстве <7>. ——————————— <7> Митрякова Е. С. Правовое регулирование суррогатного материнства в России: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Тюмень, 2006. С. 13.

Существование подобной нормы порождает и целый ряд вопросов: как квалифицировать отношения в случаях, когда суррогатная мать оставляет у себя ребенка? Какое правовое положение в этом случае будут занимать потенциальные родители, особенно когда они предоставили свои генетические материалы для зачатия ребенка? Как и кем будут возмещаться расходы, понесенные ими в связи с осуществлением метода? Можно ли ставить вопрос о возмещении потенциальным родителям морального вреда? И другие. Неопределенность этих аспектов не просто создает серьезные трудности в правоприменительной деятельности, но и зачастую приводит к принятию судами парадоксальных решений. Так, в 2004 г. супружеская пара из Читы заключила соглашение с суррогатной матерью, которой сделали инсеминацию спермой мужа. Суррогатная мать не отдала родившегося ребенка и предъявила исковое требование о взыскании алиментов, которые были присуждены ей в судебном порядке <8>. В данном случае усматривается явное нарушение прав мужчины, являющегося биологическим отцом ребенка, а также правовых принципов разумности и справедливости. ——————————— <8> Пестрикова А. А. Обязательства суррогатного материнства: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Самара, 2007. С. 14.

Обращает на себя внимание и тот факт, что для осуществления суррогатного материнства должны использоваться только половые клетки потенциальных родителей, что, в свою очередь, исключает возможность применения суррогатного материнства для терапии бесплодия лиц, чьи половые клетки вообще являются непригодными для зачатия ребенка, что, на наш взгляд, является несправедливым. Законодатель пошел по пути предоставления возможности применять суррогатное материнство только в случаях, когда потенциальные родители не могут иметь детей по медицинским показаниям. Это, конечно же, своеобразный компромисс между сторонниками <9> и противниками <10> суррогатного материнства. ——————————— <9> Иваева Э. А. Проблемы реализации конституционных прав человека в РФ на примере суррогатного материнства: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2004. С. 18; Юридическая защита прав человека: Сборник материалов Семинара Московской Хельсинкской группы «Права человека». Вып. 5 / Под ред. Д. И. Богораз. М., 2003. С. 264. <10> Пестрикова А. А. Проблемы договора о суррогатном материнстве // Гражданское право. 2006. N 2. С. 14; Малиновская Е. Г. Договорное регулирование семейных отношений в России и Беларуси: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2007. С. 15.

Существуют и иные модели правового регулирования этих отношений. Так, например, в США (штат Калифорния) законодатель предоставляет возможность применять метод суррогатного материнства и при наличии у человека физической возможности к зачатию и рождению детей естественным путем <11>. Такая модель представляется более рациональной и справедливой, поскольку, на наш взгляд, одинокие мужчины и женщины, даже способные к естественной репродукции, также должны обладать этим правом. ——————————— <11> California Family code of 2003. URL: www. leginfo. ca. gov/cgi-bin. 15.08.2010. §§ 7600 to 773034.

При буквальном толковании п. 9 ст. 55 Федерального закона «Об основах охраны здоровья граждан…» можно сделать вывод и о противоречии его п. 3 ст. 19 Конституции Российской Федерации <12>. Поскольку в России гендерное равенство закреплено конституционно, то в случае предоставления права на применение метода суррогатного материнства одиноким женщинам, не способным иметь детей по медицинским показаниям, такое право как минимум должно быть предоставлено и аналогичной категории одиноких мужчин. ——————————— <12> Конституция Российской Федерации от 12 декабря 1993 г. // Собр. законодательства Рос. Федерации. 2009. N 4. Ст. 445.

На наш взгляд, необходимо изменить легальное определение суррогатного материнства, сформулировав его как вынашивание и рождение ребенка (в т. ч. преждевременные роды) суррогатной матерью (женщиной, вынашивающей плод после переноса донорского эмбриона), на основании договора, заключенного ею с потенциальными родителями, для которых вынашивание и рождение ребенка невозможно по медицинским показаниям, либо с одинокой женщиной или с одиноким мужчиной с целью передачи ребенка после его рождения лицам, указанным в договоре о суррогатном материнстве. Новый Федеральный закон «Об основах охраны здоровья граждан…» по сравнению с ранее действующим законодательством конкретизирует перечень лиц, имеющих право на применение ВРТ, определяя, что такое право имеют мужчина и женщина, как состоящие, так и не состоящие в браке, при наличии обоюдного информированного добровольного согласия на медицинское вмешательство, а также одинокая женщина при наличии ее информированного добровольного согласия на медицинское вмешательство. При этом нельзя не обратить внимание на необходимость внесения изменений в ст. 51 Семейного кодекса Российской Федерации, которая входит в противоречие с вышеуказанной нормой, устанавливая, что правом на применение ВРТ обладают только лица, состоящие в браке. Федеральный закон «Об основах охраны здоровья граждан…» также определяет, что суррогатной матерью может быть женщина в возрасте от двадцати до тридцати пяти лет, имеющая не менее одного здорового собственного ребенка, получившая медицинское заключение об удовлетворительном состоянии здоровья, давшая письменное информированное добровольное согласие на медицинское вмешательство. Женщина, состоящая в браке, зарегистрированном в порядке, установленном законодательством Российской Федерации, может быть суррогатной матерью только с письменного согласия супруга. Суррогатная мать не может быть одновременно донором яйцеклетки. Федеральный закон устанавливает, что суррогатное материнство может применяться только на основании договора о суррогатном материнстве (п. п. 9, 10 ст. 55). Содержание и форма данного договора в законодательстве не урегулированы. Неоднозначно решается вопрос и о его правовой природе. Многие авторы рассматривают договор суррогатного материнства как гражданско-правовой <13>. Как представляется, суть соглашения о суррогатном материнстве заключается в переходе родительских личных неимущественных прав от женщины, родившей ребенка, к супругам, являющимся сторонами по данному соглашению. Поэтому никак нельзя отнести данное соглашение к категории гражданских договоров об оказании услуг, принимая во внимание лишь возможное наличие возмездного характера данного соглашения. Договор о суррогатном материнстве представляет собой особый вид семейно-правовых договоров, наряду с брачным договором, и должен быть урегулирован соответствующим образом нормами семейного права. ——————————— <13> Трунова Л. Материнство на заказ // Домашний адвокат. 2004. N 18. С. 23.

В заключение хотелось бы отметить, что методы ВРТ обладают особой социальной значимостью, поэтому вопрос о необходимости устранить пробелы и противоречия правового регулирования в этой сфере стоит весьма остро. Вполне обоснованным представляется мнение целого ряда ученых <14> о необходимости принятия единого закона, регулирующего вспомогательные методы репродукции. Подобный закон должен определить основные понятия, закрепить базовые принципы в области вспомогательной репродукции, установить круг методов вспомогательной репродукции, либо критерии, по которым тот или иной метод терапии бесплодия можно отнести к вспомогательной репродукции, установить основы договорного регулирования отношений между медицинской организацией и лицами, для лечения которых эти методы применяются, основы договорного регулирования суррогатного материнства, правовой режим трансплантантов и порядок распоряжения ими, определить правовое положение доноров в сфере вспомогательной репродукции, порядок и формы ответственности медицинской организации, способы и формы защиты прав граждан в указанной сфере. ——————————— <14> Майфат А. В., Резник Е. С. Современное состояние и перспективы развития законодательства в сфере использования репродуктивных технологий // Семейное и жилищное право. 2010. N 3. С. 17 — 20; Самойлова В. В. Российское и зарубежное семейное законодательство о применении вспомогательных репродуктивных технологий (ВРТ) // Семейное и жилищное право. 2010. N 3. С. 7 — 10.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *