Страдания по льготам

(Чупрова Е. В.) ("Законодательство и экономика", 2008, N 7) Текст документа

СТРАДАНИЯ ПО ЛЬГОТАМ

Е. В. ЧУПРОВА

Чупрова Е. В., кандидат юридических наук, доцент Московского гуманитарного университета.

Россия как социальное государство берет на себя заботу о насущных интересах работников, правда, порой они ложатся бременем на небольшие компании. Остановимся на некоторых правовых аспектах таких популярных для многих работниках льгот, как возможность совмещения работы с обучением, а также отпуск по временной нетрудоспособности и по беременности и родам, и постараемся оградить работодателей от излишних трат, а работников - от злоупотребления своими правами. Право гражданина на образование, в том числе право работника на профессиональную подготовку, переподготовку и повышение своей квалификации в порядке, установленном законодательством, закреплено в статье 43 Конституции РФ, статьях Трудового кодекса РФ, а целями трудового законодательства провозглашаются установление ГОСУДАРСТВЕННЫХ ГАРАНТИЙ (выделено мной. - Е. Ч.) трудовых прав и свобод граждан, создание благоприятных условий труда, защита прав и интересов работников и работодателей (ст. 1 ТК РФ). Таким образом, государство не отдает установление государственных гарантий на откуп договорного регулирования, а позволяет посредством социального партнерства и локальных актов лишь повысить уровень предоставляемых льгот. Действующее трудовое законодательство не предусматривает возможность исключительно локального или индивидуально-договорного регулирования вопросов предоставления (или непредставления) гарантий и льгот работникам, совмещающим работу с обучением, тем более их отмену. Содержание любого акта, предусматривающего договорное регулирование трудовых отношений, не может иметь условий, ограничивающих права или снижающих уровень гарантий работников по сравнению с установленными трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права. Если ухудшающие положение работника по сравнению с законодательством условия все-таки будут включены в локальный акт или трудовой договор, они не подлежат применению (ст. 9 ТК РФ). Как известно, гарантии - это средства, способы и условия, с помощью которых обеспечивается осуществление предоставленных работникам прав в области социально-трудовых отношений, а компенсации - денежные выплаты, установленные в целях возмещения работникам затрат, связанных с исполнением ими трудовых или иных обязанностей, предусмотренных действующим трудовым законодательством. Помимо общих гарантий и компенсаций (гарантии при приеме на работу, переводе на другую работу, по оплате труда и другие) работникам предоставляются гарантии и компенсации и при совмещении работы с обучением (ст. 164 и ст. 165 ТК РФ). Анализируя главу 26 ТК РФ, а также Федеральный закон от 22 августа 1996 г. N 125-ФЗ "О высшем и послевузовском профессиональном образовании" <1>, можно сделать ряд выводов: -------------------------------- <1> СЗ РФ. 1996. N 35. Ст. 4135.

1) гарантии и компенсации предоставляются работникам НЕЗАВИСИМО ОТ ТОГО, НАПРАВЛЕНЫ ОНИ БЫЛИ НА ОБУЧЕНИЕ РАБОТОДАТЕЛЕМ ИЛИ ПОСТУПИЛИ В ВЫСШИЕ ИЛИ СРЕДНИЕ УЧЕБНЫЕ ЗАВЕДЕНИЯ САМОСТОЯТЕЛЬНО (выделено мной. - Е. Ч.). Таким образом, даже если профессия, получаемая работником в учебном заведении, никак не связана с его профессиональной деятельностью у данного работодателя, это не может быть поводом для отказа от предоставления гарантий и компенсаций; 2) образовательное учреждение профессионального образования независимо от уровня и организационно-правовых форм должно иметь ГОСУДАРСТВЕННУЮ АККРЕДИТАЦИЮ (выделено мной. - Е. Ч.) <2>; -------------------------------- <2> БНА. 2001. N 37; СЗ РФ. 1999. N 49. Ст. 6006.

3) гарантии предоставляются лишь УСПЕШНО ОБУЧАЮЩИМСЯ (выделено мной. - Е. Ч.). Таковыми признаются лица, не имеющие академической задолженности за предыдущий семестр (учебный год), выполнившие все виды работ (курсовые, контрольные, лабораторные, экспериментальные и проч.) и получившие зачеты по всем дисциплинам, предусмотренным учебным планом в текущем семестре. Подтверждением успешного обучения является наличие у студента справки-вызова. Форма справки-вызова для студентов образовательных учреждений среднего профессионального образования утверждена Приказом Минобразования России от 17 декабря 2002 г. N 4426 <3>, высшего образования - Приказом Минобразования России от 13 мая 2003 г. N 2057 <4>. К сожалению, некоторые учебные заведения выдают справки-вызовы обучающимся и студентам с задолженностями. Работодатель, конечно, может уточнить в деканате информацию об успехах в обучении своего работника, однако, скорее всего, учебное заведение, выдавшее справку-вызов, в любом случае подтвердит отсутствие задолженности; -------------------------------- <3> БНА. 2003. N 9. <4> БНА. 2003. N 47.

4) гарантии и компенсации (право на них и объем) ЗАВИСЯТ ОТ ФОРМЫ ОБУЧЕНИЯ (выделено мной. - Е. Ч.). Так, право на них имеют только обучающиеся по заочной и очно-заочной (вечерней) формам обучения. Студенты очной формы обучения могут претендовать только на кратковременный отпуск без сохранения заработной платы; 5) необходимо также иметь в виду, что гарантии и компенсации работникам, совмещающим работу с обучением, ПРЕДОСТАВЛЯЮТСЯ ТОЛЬКО ПРИ ПОЛУЧЕНИИ ОБРАЗОВАНИЯ СООТВЕТСТВУЮЩЕГО УРОВНЯ ВПЕРВЫЕ (выделено мной. - Е. Ч.). Поэтому работникам, получающим, скажем, второе высшее образование, работодатель не обязан предоставлять оплачиваемые учебные отпуска (ст. 177 ТК РФ). В законодательстве предусмотрен случай, когда предоставление гарантий и компенсаций лицам, совмещающим работу с обучением, не является обязательным: при заключении гражданско-правовых договоров. Вместе с тем не следует злоупотреблять такой возможностью ввиду того, что в случаях, когда судом установлено, что договором гражданско-правового характера фактически регулируются трудовые отношения между работником и работодателем, к таким отношениям применяются положения трудового законодательства и иных актов, содержащих нормы трудового права (ст. 11 ТК РФ). Зачастую работодатели в целях уменьшения объема предоставляемых компенсаций сокращают виды и снижают размеры выплат, которые включаются в средний заработок работника. Для этого в Положениях о премировании предусматривают условия и показатели премирования, когда работники, пользующиеся учебными отпусками или отсутствующие на рабочем месте по иным, в том числе уважительным, причинам, существенно теряли в размере премии. Разумеется, это абсолютно не стимулирует работников реализовывать свое право на учебные отпуска. Кстати, для расчета среднего заработка, в том числе оплаты всех видов отпусков и выплаты компенсации за неиспользованные отпуска, учитываются все предусмотренные системой оплаты труда виды выплат, применяемые у соответствующего работодателя независимо от источников этих выплат. К таким выплатам, в частности, относятся не только заработная плата, начисленная работнику по тарифным ставкам, окладам, надбавки и доплаты к тарифным ставкам, окладам (должностным окладам), но и премии и вознаграждения, предусмотренные системой оплаты труда, а также другие виды выплат по заработной плате, применяемые у соответствующего работодателя (п. 2 Постановления Правительства РФ от 24 декабря 2007 г. N 922 "Об особенностях порядка исчисления средней заработной платы") <5>. Поэтому, например, если организация решила включить годовую премию в свою систему оплаты труда, то исключить ее из расчета среднего заработка для оплаты отпусков и выплаты компенсации за неиспользованные отпуска невозможно. Вместе с тем для расчета среднего заработка не учитываются ВЫПЛАТЫ СОЦИАЛЬНОГО ХАРАКТЕРА И ИНЫЕ ВЫПЛАТЫ, НЕ ОТНОСЯЩИЕСЯ К ОПЛАТЕ ТРУДА (выделено мной. - Е. Ч.) (п. 3 Постановления Правительства РФ от 24 декабря 2007 г. N 922 "Об особенностях порядка исчисления средней заработной платы") <6>. -------------------------------- <5> СЗ РФ. 2007. N 53. Ст. 6618. <6> СЗ РФ. 2007. N 53. Ст. 6618.

Очень схожий порядок установлен для подсчета среднего заработка с целью исчисления размера другой весьма важной для работников государственной гарантии - пособий по временной нетрудоспособности и по беременности и родам. Согласно пункту 2 ст. 14 Федерального закона от 29 декабря 2006 г. N 255-ФЗ "Об обеспечении пособиями по временной нетрудоспособности, по беременности и родам граждан, подлежащих обязательному социальному страхованию" <7>, в заработок, исходя из которого исчисляются пособия по временной нетрудоспособности, по беременности и родам, включаются все предусмотренные системой оплаты труда виды выплат, учитываемые при определении налоговой базы по единому социальному налогу, зачисляемому в Фонд социального страхования Российской Федерации, в соответствии с главой 24 части второй Налогового кодекса РФ. Налоговая база налогоплательщиков согласно действующему законодательству определяется как сумма выплат и иных вознаграждений, начисленных налогоплательщиками за налоговый период в пользу физических лиц. При определении налоговой базы учитываются любые выплаты и вознаграждения вне зависимости от формы, в которой осуществляются данные выплаты, в частности, полная или частичная оплата товаров (работ, услуг, имущественных или иных прав), предназначенных для физического лица - работника, в том числе коммунальных услуг, питания, отдыха, обучения в его интересах, оплата страховых взносов по договорам добровольного страхования (п. 1 ст. 237 НК РФ) <8>. Не подлежат налогообложению ЛИШЬ СУММЫ ЕДИНОВРЕМЕННОЙ МАТЕРИАЛЬНОЙ ПОМОЩИ, ОКАЗЫВАЕМОЙ НАЛОГОПЛАТЕЛЬЩИКОМ (выделено мной. - Е. Ч.) (подп. 3 п. 1 ст. 238 НК РФ) <9>. -------------------------------- <7> СЗ РФ. 2007. N 1 (ч. I). Ст. 18. <8> СЗ РФ. 2000. N 32. Ст. 3340. <9> СЗ РФ. 2000. N 32. Ст. 3340.

Конечно, ясна цель работодателя, когда он пытается каким-то образом снизить средний заработок работников - уменьшить свои расходы на гарантийные выплаты и компенсации. Вместе с тем финансирование выплаты пособий по временной нетрудоспособности, по беременности и родам застрахованным лицам осуществляется за счет средств бюджета Фонда социального страхования Российской Федерации. За счет средств работодателя пособие по временной нетрудоспособности выплачивается застрахованным лицам лишь при их болезни или травме, не связанных с производством, и только за первые два дня временной нетрудоспособности, а за остальной период, начиная с третьего дня временной нетрудоспособности, - за счет средств Фонда социального страхования Российской Федерации. Поэтому работодатель не несет по существу никаких значительных издержек при выплате пособий по социальному страхованию.

------------------------------------------------------------------

Название документа Вопрос: С 1986 г. по 1994 г. проходил службу в Узбекистане в льготном районе (1 месяц за 1,5). Отметки в личном деле есть. При подсчете выслуги военкомат льготную выслугу не учел, ссылаясь на Постановление Правительства Российской Федерации 1993 г. Получается, что это Постановление существенно ухудшает мой жизненный уровень. Могу ли я отстоять право на выслугу лет в суде? ("Право в Вооруженных Силах", 2008, N 7) Текст документа

Вопрос: С 1986 г. по 1994 г. проходил службу в Узбекистане в льготном районе (1 месяц за 1,5). Отметки в личном деле есть. При подсчете выслуги военкомат льготную выслугу не учел, ссылаясь на Постановление Правительства Российской Федерации 1993 г. Получается, что это Постановление существенно ухудшает мой жизненный уровень. Могу ли я отстоять право на выслугу лет в суде?

Ответ: Для ответа на вопрос недостаточно данных. Неизвестно, в каком льготном районе Вы проходили службу и на какие положения Постановления Совета Министров - Правительства Российской Федерации "О порядке исчисления выслуги лет, назначения и выплаты пенсий, компенсаций и пособий лицам, проходившим военную службу в качестве офицеров, прапорщиков, мичманов и военнослужащих сверхсрочной службы или по контракту в качестве солдат, матросов, сержантов и старшин либо службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семьям в Российской Федерации" от 22 сентября 1993 г. N 941 ссылались в военном комиссариате при отказе Вам в зачете льготной выслуги лет на военной службе.

Р. А.Закиров Адъюнкт кафедры военной администрации, административного и финансового права Военного университета, старший лейтенант юстиции

------------------------------------------------------------------

Название документа Вопрос: Являюсь офицером Минобороны России. Имею удостоверение пострадавшего от аварии на Чернобыльской АЭС. До 1995 г. проживал в зоне отселения. Выписался из нее в августе 2000 г. в связи с убытием к новому месту службы. В Пенсионном фонде мне сказали, что, т. к. проживаю в "чистой зоне", согласно ФЗ N 122-ФЗ у меня будут льготы только при наличии удостоверения об эвакуации. Разъясните, пожалуйста, мои права. ("Право в Вооруженных Силах", 2008, N 7) Текст документа

Вопрос: Поясните, пожалуйста, следующую ситуацию. В данный момент я офицер Министерства обороны Российской Федерации. Когда произошла авария на Чернобыльской АЭС, мне было 8 лет. До 1995 г. проживал в зоне отселения. Имею удостоверение пострадавшего от аварии. С 1995 по 2000 г. учился в военном училище, прописан был по адресу зоны отселения, каждый год был в учебных отпусках. Выписался из зоны отселения в августе 2000 г. в связи с убытием к новому месту службы в Читинскую область. В Пенсионном фонде по месту прописки мне сказали, что согласно Федеральному закону N 122-ФЗ ни по одному пункту я не подхожу и льгот никаких не имею, так как проживаю в "чистой зоне". Только если у меня будет на руках еще одно удостоверение - об эвакуации меня из зоны отселения, тогда у меня будут льготы. Разъясните, пожалуйста, мои права в данной ситуации.

Ответ: Вы относитесь к категории граждан, которая указана в п. 6 ст. 13 Закона Российской Федерации "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС" от 15 мая 1991 г. N 1244-1 (граждане, эвакуированные (в том числе выехавшие добровольно) в 1986 г. из зоны отчуждения или переселенные, в том числе выехавшие добровольно, из зоны отселения в 1986 г. и в последующие годы, включая детей, в том числе детей, которые в момент эвакуации находились в состоянии внутриутробного развития), о чем имеются соответствующие документы. Вы выехали добровольно из зоны отселения. Исходя из вышесказанного, Вы имеете всю совокупность прав и социальных гарантий, закрепленных в Законе Российской Федерации от 15 мая 1991 г. N 1244-1, для соответствующей категории граждан (ст. 17 Закона). Однако, для того чтобы иметь определенные льготы, Вы в соответствии с Постановлением Правительства Российской Федерации от 25 декабря 1992 г. N 1008 должны были получить в органах местной администрации зоны отселения соответствующее удостоверение.

Р. А.Закиров Адъюнкт кафедры военной администрации, административного и финансового права Военного университета, старший лейтенант юстиции

------------------------------------------------------------------

Название документа Вопрос: Каким законом РФ регламентируется предоставление справки в Центр социального обеспечения военного комиссариата области о том, что дети до 18 лет или обучающиеся очно до 23 лет находятся на иждивении пенсионера Министерства обороны РФ, для выплаты надбавки по п. "б" ст. 17 Закона РФ от 12 февраля 1993 г. N 4468-1? Какой структурный орган Российской Федерации уполномочен выдавать такие справки? ("Право в Вооруженных Силах", 2008, N 7) Текст документа

Вопрос: Каким законом РФ регламентируется предоставление справки в Центр социального обеспечения военного комиссариата области о том, что дети до 18 лет или обучающиеся очно до 23 лет находятся на иждивении пенсионера Министерства обороны РФ, для выплаты надбавки по п. "б" ст. 17 Закона РФ от 12 февраля 1993 г. N 4468-1? Какой структурный орган Российской Федерации уполномочен выдавать такие справки?

Ответ: В соответствии со ст. 17 Закона Российской Федерации "О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семей" от 12 февраля 1993 г. N 4468-1 к пенсии за выслугу лет начисляются надбавки: неработающим пенсионерам, на иждивении которых находятся неработающие члены семьи, указанные в п. п. "а", "б", "г" ч. 3 ст. 29, ст. ст. 31, 33, 34 данного Закона. К ним, в частности, относятся: дети, не достигшие 18 лет или старше этого возраста, проходящие обучение в образовательных учреждениях с отрывом от производства (кроме учебных заведений, обучающиеся в которых считаются состоящими на военной службе или на службе в органах внутренних дел), - до окончания обучения, но не более чем до достижения ими 23 лет. При этом иждивение указанных лиц подразумевается. Если Вы все же не сможете убедить сотрудников военного комиссариата, то Вам придется установить факт нахождения на иждивении в судебном порядке.

Р. А.Закиров Адъюнкт кафедры военной администрации, административного и финансового права Военного университета, старший лейтенант юстиции

------------------------------------------------------------------

Название документа Вопрос: Прапорщик запаса. В период с ноября 1970 г. по декабрь 1972 г. проходил срочную военную службу в районе Крайнего Севера (Коми АССР). С 1975 г. по 1997 г. проходил службу по контракту в Центральном федеральном округе. Прошу сообщить, засчитывается ли в стаж срочная служба в льготном исчислении при начислении пенсии? ("Право в Вооруженных Силах", 2008, N 7) Текст документа

Вопрос: Прапорщик запаса. В период с ноября 1970 г. по декабрь 1972 г. проходил срочную военную службу в районе Крайнего Севера (Коми АССР). С 1975 г. по 1997 г. проходил службу по контракту в Центральном федеральном округе. Прошу сообщить, засчитывается ли в стаж срочная служба в льготном исчислении при начислении пенсии?

Ответ: В соответствии с п. 1 Постановления Совета Министров - Правительства Российской Федерации "О порядке исчисления выслуги лет, назначения и выплаты пенсий, компенсаций и пособий лицам, проходившим военную службу в качестве офицеров, прапорщиков, мичманов и военнослужащих сверхсрочной службы или по контракту в качестве солдат, матросов, сержантов и старшин либо службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семьям в Российской Федерации" от 22 сентября 1993 г. N 941 (далее - Постановление) в выслугу лет для назначения пенсий после увольнения со службы офицерам, прапорщикам, мичманам, военнослужащим сверхсрочной службы и проходившим военную службу по контракту солдатам, матросам, сержантам и старшинам (далее - военнослужащие), лицам рядового и начальствующего состава органов внутренних дел, Государственной противопожарной службы, учреждений и органов уголовно-исполнительной системы засчитывается военная служба (в том числе по призыву) в Вооруженных Силах, Федеральной пограничной службе и органах пограничной службы Российской Федерации, внутренних и железнодорожных войсках, федеральных органах правительственной связи и информации, Войсках гражданской обороны, органах федеральной службы безопасности (контрразведки), органах внешней разведки, Службе специальных объектов при Президенте Российской Федерации, других созданных в соответствии с законодательством воинских формированиях Российской Федерации, бывшего Союза ССР и в Объединенных Вооруженных Силах Содружества Независимых Государств. Согласно п. 5 Постановления военная служба по призыву в качестве солдат, матросов, сержантов и старшин (ранее - срочная военная служба), кроме периодов, подлежащих зачету в выслугу лет на льготных условиях, предусмотренных для военнослужащих воинских частей, штабов и учреждений действующей армии, военнослужащих, проходивших службу или находившихся в плену в период Великой Отечественной войны, принимавших участие в работах по ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС либо необоснованно привлеченных к уголовной ответственности или репрессированных, засчитывается в выслугу лет для назначения пенсий в календарном исчислении. Таким образом, срочная военная служба в районах Крайнего Севера засчитывается в выслугу лет для назначения пенсии в календарном исчислении. В соответствии с п. 16.1 Постановления в календарную выслугу лет в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, дающую право на исчисление (сохранение) пенсии в порядке, установленном данным пунктом, включаются периоды военной службы (службы) в этих районах и местностях, в том числе по призыву (срочная военная служба) в качестве солдат, матросов, сержантов и старшин. При исчислении указанной календарной выслуги лет применяется перечень районов Крайнего Севера и местностей, приравненных к районам Крайнего Севера, утвержденный в установленном порядке. Пенсионерам из числа военнослужащих, лиц рядового и начальствующего состава органов внутренних дел, Государственной противопожарной службы, учреждений и органов уголовно-исполнительной системы, проходивших военную службу (службу) как в районах Крайнего Севера, так и в приравненных к ним местностях, в календарную выслугу лет в районах Крайнего Севера включается время военной службы (службы) в местностях, приравненных к районам Крайнего Севера, исходя из расчета один год службы в этих местностях за девять месяцев службы в районах Крайнего Севера.

Р. А.Закиров Адъюнкт кафедры военной администрации, административного и финансового права Военного университета, старший лейтенант юстиции

------------------------------------------------------------------

Название документа Вопрос: В кадетском артиллерийском корпусе предметные циклы (русский язык, математика и т. д.) возглавляли военные, а ныне гражданские лица - учителя (старший преподаватель, начальник цикла). Почему нам не идет педагогический стаж, заработная плата не соответствует существующей по РФ? В других учебных заведениях Минобороны России положение иное. Перед Минобороны России вопрос ставили неоднократно. Что делать? ("Право в Вооруженных Силах", 2008, N 7) Текст документа

Вопрос: В кадетском артиллерийском корпусе предметные циклы (русский язык, математика и т. д.) возглавляли военные, а ныне гражданские лица - учителя (старший преподаватель, начальник цикла). Почему нам не идет педагогический стаж, заработная плата не соответствует существующей по Российской Федерации? В других учебных заведениях Министерства обороны Российской Федерации положение иное. Перед Министерством обороны Российской Федерации вопрос ставили неоднократно. Что делать?

Ответ: Согласно Списку должностей и учреждений, работа в которых засчитывается в стаж работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости лицам, осуществлявшим педагогическую деятельность в государственных и муниципальных учреждениях для детей, в соответствии с подпунктом 10 пункта 1 статьи 28 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" (утвержден Постановлением Правительства Российской Федерации от 29 октября 2002 г. N 781), должности и учебное заведение, указанные в Вашем вопросе, содержатся в Списке должностей и учреждений, работа в которых засчитывается в стаж работы (педагогический стаж), дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости. Однако в соответствии с п. 4 Правил исчисления периодов работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости лицам, осуществлявшим педагогическую деятельность в государственных и муниципальных учреждениях для детей, в соответствии с подпунктом 10 пункта 1 статьи 28 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" (утверждены Постановлением Правительства Российской Федерации от 29 октября 2002 г. N 781) периоды выполнявшейся до 1 сентября 2000 г. работы в должностях в учреждениях, указанных в Списке, засчитываются в стаж работы независимо от условия выполнения в эти периоды нормы рабочего времени (педагогической или учебной нагрузки), а начиная с 1 сентября 2000 г. - при условии выполнения (суммарно по основному и другим местам работы) нормы рабочего времени (педагогической или учебной нагрузки), установленной за ставку заработной платы (должностной оклад), за исключением случаев, определенных указанными Правилами. Отвечая на вопрос о заработной плате, хотелось бы напомнить, что заработная плата педагогов состоит: а) из основной части, включающей должностной оклад, установленный в соответствии с разрядом ЕТС (единой тарифной сетки) с учетом его повышения за особые условия труда, за специфику работы в отдельных образовательных учреждениях (например, за работу в сельской местности и др.); б) из дополнительных выплат, к которым можно отнести: - доплаты за условия труда, отклоняющиеся от нормальных (например, за работу в ночное время, во вредных условиях), за работу, не входящую в должностные обязанности, в том числе связанную с образовательным процессом (классное руководство, проверка письменных работ, заведование кабинетами и др.); - надбавки за высокое качество, напряженность и интенсивность труда (если они установлены работнику); - премии и другие выплаты стимулирующего характера; - компенсационные выплаты; - выплаты, обусловленные районным регулированием оплаты труда (районный коэффициент); - другие выплаты, предусмотренные действующим законодательством. Исходя из вышесказанного, вполне обоснованным представляется неравенство в заработной плате по сравнению с другими педагогами.

Р. А.Закиров Адъюнкт кафедры военной администрации, административного и финансового права Военного университета, старший лейтенант юстиции

------------------------------------------------------------------

Название документа Вопрос: Прошу дать разъяснение о льготах и денежных выплатах по беременности и родам, по уходу за ребенком до 1,5 лет. Я прохожу военную службу по контракту в звании "младший сержант". ("Право в Вооруженных Силах", 2008, N 7) Текст документа

Вопрос: Прошу дать разъяснение о льготах и денежных выплатах по беременности и родам, по уходу за ребенком до 1,5 лет. Я прохожу военную службу по контракту в звании "младший сержант".

Ответ: Женщины-военнослужащие во время беременности и в связи с рождением ребенка имеют право на получение следующих государственных пособий: - пособие по беременности и родам; - единовременное пособие женщинам, вставшим на учет в медицинских учреждениях в ранние сроки беременности; - единовременное пособие при рождении ребенка; - ежемесячное пособие на период отпуска по уходу за ребенком до достижения им возраста полутора лет; - ежемесячное пособие на ребенка. В соответствии с Федеральным законом "О государственных пособиях гражданам, имеющим детей": а) пособие по беременности и родам выплачивается за период отпуска по беременности и родам продолжительностью 70 (в случае многоплодной беременности - 84) календарных дней до родов и семьдесят (в случае осложненных родов - 86, при рождении двух или более детей - 110) календарных дней после родов. Пособие по беременности и родам устанавливается в размере: денежного довольствия - женщинам, проходящим военную службу по контракту, службу в качестве лиц рядового и начальствующего состава в органах внутренних дел, в Государственной противопожарной службе, в учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, в органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, в таможенных органах; б) единовременное пособие женщинам, вставшим на учет в медицинских учреждениях в ранние сроки беременности (до 12 недель), выплачивается в размере 300 руб.; в) единовременное пособие при рождении ребенка выплачивается в размере 8000 руб.; г) ежемесячное пособие по уходу за ребенком выплачивается со дня предоставления отпуска по уходу за ребенком до достижения ребенком возраста полутора лет. Ежемесячное пособие по уходу за ребенком выплачивается в следующих размерах: 40% среднего заработка (дохода, денежного довольствия) по месту работы (службы) за последние 12 календарных месяцев, предшествовавших месяцу наступления отпуска по уходу за ребенком. При этом минимальный размер пособия составляет 1500 руб. по уходу за первым ребенком и 3000 руб. по уходу за вторым ребенком и последующими детьми. Максимальный размер пособия по уходу за ребенком не может превышать за полный календарный месяц 6000 руб. В районах и местностях, в которых в установленном порядке применяются районные коэффициенты к заработной плате, минимальный и максимальный размеры указанного пособия определяются с учетом этих коэффициентов. В случае ухода за двумя и более детьми до достижения ими возраста полутора лет размер пособия суммируется. При этом суммированный размер пособия, исчисленный исходя из среднего заработка (дохода, денежного довольствия), не может превышать 100% размера указанного заработка (дохода, денежного довольствия), но не может быть менее суммированного минимального размера пособия; д) размер, порядок назначения, индексации и выплаты ежемесячного пособия на ребенка устанавливаются законами и иными нормативными правовыми актами субъекта Российской Федерации. В соответствии с п. 9 ст. 10 Федерального закона "О статусе военнослужащих" военнослужащие женского пола и военнослужащие, воспитывающие детей без отца (матери), пользуются социальными гарантиями и компенсациями в соответствии с федеральными законами и иными нормативными правовыми актами об охране семьи, материнства и детства. В соответствии с п. 13 ст. 11 Федерального закона "О статусе военнослужащих" военнослужащим женского пола предоставляются отпуск по беременности и родам, а также отпуск по уходу за ребенком в порядке, установленном федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации. Порядок предоставления отпусков по беременности и родам установлен ст. 32 Положения о порядке прохождения военной службы. Военнослужащим женского пола предоставляются отпуск по беременности и родам, а также отпуск по уходу за ребенком в порядке, установленном федеральными законами, Положением о порядке прохождения военной службы и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации. При этом на них распространяются дополнительные льготы, гарантии и компенсации, установленные федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации. Отпуск по беременности и родам исчисляется суммарно и предоставляется военнослужащему женского пола полностью независимо от числа дн ей, фактически использованных до родов. Перед отпуском по беременности и родам или непосредственно после него военнослужащим женского пола по их желанию предоставляется основной отпуск за текущий год установленной продолжительности, а в год окончания отпуска по уходу за ребенком - отпуск пропорционально времени, оставшемуся до конца календарного года. Основной отпуск в год окончания отпуска по уходу за ребенком исчисляется пропорционально времени исполнения служебных обязанностей со дня окончания отпуска по уходу за ребенком до конца календарного года. Военнослужащему женского пола по его желанию предоставляется отпуск по уходу за ребенком до достижения им возраста трех лет. Во время отпуска по уходу за ребенком за военнослужащим женского пола сохраняются место военной службы и воинская должность, которая может быть замещена лицами гражданского персонала соответствующих специальностей с заключением с ними на указанный период срочных договоров в порядке, предусмотренном ст. 59 ТК РФ. О заключении такого срочного договора должно быть указано в заявлении принимаемого на работу и в приказе о приеме на работу. Положением о порядке прохождения военной службы также предусмотрено, что на военнослужащего может быть с его согласия возложено исполнение обязанностей по невакантной воинской должности на период нахождения занимающего ее военнослужащего в отпуске по уходу за ребенком.

Р. А.Закиров Адъюнкт кафедры военной администрации, административного и финансового права Военного университета, старший лейтенант юстиции

------------------------------------------------------------------

Название документа Вопрос: Прапорщик, выслуга - 21 год 11 месяцев в календарном исчислении. Окончил техникум, в котором была начальная военная подготовка, по специальности "Техник-механик". Служу на должности техника по безопасности - начальника КТП. Хочу уволиться по окончании контракта. Войдет ли учеба в техникуме в выслугу лет при подсчете пенсии? ("Право в Вооруженных Силах", 2008, N 7) Текст документа

Вопрос: Прапорщик, выслуга - 21 год 11 месяцев в календарном исчислении. Окончил техникум, в котором была начальная военная подготовка, по специальности "Техник-механик". Служу на должности техника по безопасности - начальника КТП. Хочу уволиться по окончании контракта. Войдет ли учеба в техникуме в выслугу лет при подсчете пенсии?

Ответ: Вопросы назначения и подсчета выслуги лет для назначения пенсий военнослужащим (другим приравненным к ним лицам) регулируются Постановлением Совета Министров - Правительства Российской Федерации "О порядке исчисления выслуги лет, назначения и выплаты пенсий, компенсаций и пособий лицам, проходившим военную службу в качестве офицеров, прапорщиков, мичманов и военнослужащих сверхсрочной службы или по контракту в качестве солдат, матросов, сержантов и старшин либо службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семьям в Российской Федерации" от 22 сентября 1993 г. N 941. Данным нормативным правовым актом возможность зачета времени обучения в гражданском образовательном учреждении предусмотрена только в отношении офицеров. В связи с этим Вам не может быть засчитано время обучения в выслугу лет для назначения пенсии.

С. В.Шанхаев Кандидат юридических наук, капитан юстиции

------------------------------------------------------------------

Название документа Вопрос: Прохожу военную службу более 20 лет в г. Архангельске. По увольнении в запас избрал местом жительства г. Тулу. Должен ли я первоначально оформить пенсию в льготном районе, или мне "северная пенсия" будет назначена сразу в г. Туле? ("Право в Вооруженных Силах", 2008, N 7) Текст документа

Вопрос: Прохожу военную службу более 20 лет в г. Архангельске. По увольнении в запас избрал местом жительства г. Тулу. Должен ли я первоначально оформить пенсию в льготном районе, или мне "северная пенсия" будет назначена сразу в г. Туле?

Ответ: Ответ на Ваш вопрос содержится в п. 16.1 Постановления Совета Министров - Правительства Российской Федерации "О порядке исчисления выслуги лет, назначения и выплаты пенсий, компенсаций и пособий лицам, проходившим военную службу в качестве офицеров, прапорщиков, мичманов и военнослужащих сверхсрочной службы или по контракту в качестве солдат, матросов, сержантов и старшин либо службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семьям в Российской Федерации" от 22 сентября 1993 г. N 941, согласно которому предписано сохранять размер пенсии с учетом соответствующего районного коэффициента за пенсионерами из числа военнослужащих, лиц рядового и начальствующего состава органов внутренних дел, Государственной противопожарной службы, учреждений и органов уголовно-исполнительной системы, прослуживших в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях соответственно не менее 15 и 20 календарных лет и непосредственно перед увольнением проходивших военную службу (службу) в этих районах и местностях, где им была исчислена пенсия за выслугу лет или по инвалидности с применением районного коэффициента к заработной плате рабочих и служащих непроизводственных отраслей, в случае их последующего выезда на новое постоянное место жительства в местности, где районный коэффициент к заработной плате рабочих и служащих не установлен или установлен в меньшем размере. Пенсионерам из числа военнослужащих, лиц рядового и начальствующего состава органов внутренних дел, Государственной противопожарной службы, учреждений и органов уголовно-исполнительной системы, прослуживших в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях соответственно не менее 15 и 20 календарных лет, проживающим в местностях, где районный коэффициент к заработной плате рабочих и служащих не установлен или установлен в меньшем размере, чем по последнему месту службы этих лиц в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, пенсии исчисляются с применением районного коэффициента к заработной плате рабочих и служащих непроизводственных отраслей, установленного по последнему месту службы указанных лиц в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, независимо от времени обращения за назначением пенсии. Предельный размер районного коэффициента, который применяется для исчисления указанных пенсий, составляет 1,5. При этом в календарную выслугу лет в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, дающую право на исчисление (сохранение) пенсии в порядке, установленном указанным выше пунктом, включаются периоды военной службы (службы) в этих районах и местностях, в том числе по призыву (срочная военная служба), в качестве солдат, матросов, сержантов и старшин. При исчислении указанной календарной выслуги лет применяется перечень районов Крайнего Севера и местностей, приравненных к районам Крайнего Севера, утвержденный в установленном порядке. Пенсионерам из числа военнослужащих, лиц рядового и начальствующего состава органов внутренних дел, Государственной противопожарной службы, учреждений и органов уголовно-исполнительной системы, проходивших военную службу (службу) как в районах Крайнего Севера, так и в приравненных к ним местностях, в календарную выслугу лет в районах Крайнего Севера включается время военной службы (службы) в местностях, приравненных к районам Крайнего Севера, исходя из расчета один год службы в этих местностях за девять месяцев службы в районах Крайнего Севера.

С. В.Шанхаев Кандидат юридических наук, капитан юстиции

------------------------------------------------------------------

Название документа "Обзор практики рассмотрения федеральными арбитражными судами округов споров, связанных с применением ГК РФ, за период с 01.07.2007 - по 31.12.2007" ("Центр методологии бухгалтерского учета и налогообложения") (Подготовлен для системы КонсультантПлюс, 2008) Текст документа

Подготовлен для системы КонсультантПлюс

ОБЗОР ПРАКТИКИ РАССМОТРЕНИЯ ФЕДЕРАЛЬНЫМИ АРБИТРАЖНЫМИ СУДАМИ ОКРУГОВ СПОРОВ, СВЯЗАННЫХ С ПРИМЕНЕНИЕМ ГК РФ, ЗА ПЕРИОД С 01.07.2007 - ПО 31.12.2007

Материал подготовлен с использованием правовых актов по состоянию на 19 июня 2008 года

При подготовке Обзора отобрано и прокомментировано 120 судебных актов. Рассматривались только вступившие в силу постановления.

ЧАСТЬ 1 ГК РФ

1. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ

1.1. Основные положения гражданского законодательства

Ситуация N 1. Отношения, регулируемые гражданским законодательством (статья 2 ГК РФ). Поскольку на основании пункта 3 статьи 2 ГК РФ к имущественным отношениям, основанным на административном или ином властном подчинении одной стороны другой, в том числе к налоговым отношениям, гражданское законодательство не применяется, сумма НДС не может быть взыскана вместе с суммой процентов за пользование чужими денежными средствами (Постановление ФАС Поволжского округа от 04.10.2007 N А55-1797/07).

Суть дела. Ответчик не оплатил произведенные истцом работы, период просрочки составляет 374 дня (факт несвоевременной оплаты выполненных истцом работ ответчик не оспаривает), а также несвоевременно исполнил обязанность по перечислению суммы, составляющей НДС. Истец обратился в суд с иском о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами. По мнению ответчика, из взыскиваемой суммы следует исключить сумму, составляющую налог на добавленную стоимость. Позиция суда. С учетом 10,5% ставки ЦБ РФ суд уменьшил размер подлежащих взысканию процентов, поскольку в силу статьи 395 ГК РФ предусматривается ответственность за невыполнение денежного гражданско-правового обязательства и на основании пункта 3 статьи 2 ГК РФ не может применяться при несвоевременном исполнении обязанности по перечислению суммы, составляющей налоги. Суд взыскал с ответчика проценты за пользование чужими денежными средствами, но в меньшем объеме (без НДС).

Комментарий к Постановлению ФАС Поволжского округа от 04.10.2007 N А55-1797/07.

Как указано в пункте 3 статьи 2 ГК РФ, к имущественным отношениям, основанным на административном или ином властном подчинении одной стороны другой, в том числе к налоговым и другим финансовым и административным отношениям, гражданское законодательство не применяется, если иное не предусмотрено законодательством. В соответствии со статьей 395 ГК РФ за пользование чужими денежными средствами вследствие их неправомерного удержания, уклонения от их возврата, иной просрочки в их уплате либо неосновательного получения или сбережения за счет другого лица подлежат уплате проценты на сумму этих средств. Размер процентов определяется существующей в месте жительства кредитора, а если кредитором является юридическое лицо, в месте его нахождения учетной ставкой банковского процента на день исполнения денежного обязательства или его соответствующей части. При взыскании долга в судебном порядке суд может удовлетворить требование кредитора, исходя из учетной ставки банковского процента на день предъявления иска или на день вынесения решения. Эти правила применяются, если иной размер процентов не установлен законом или договором. В Определении от 07.02.2002 N 30-О КС РФ отказал в принятии к рассмотрению жалобы на нарушение прав и свобод пунктом 3 статьи 2 и пунктом 1 статьи 395 ГК РФ. По мнению суда, пункт 3 статьи 2 ГК РФ предписывает судам и иным правоприменительным органам применять гражданское законодательство к имущественным отношениям, основанным на административном или ином властном подчинении одной стороны другой, в том случае, если это предусмотрено законодательством. Тем самым применение положений статьи 395 ГК РФ в конкретных спорах зависит от того, являются ли спорные имущественные правоотношения гражданско-правовыми, а нарушенное обязательство - денежным, а если не являются, то имеется ли указание законодателя о возможности их применения к спорным правоотношениям (пункт 3 мотивировочной части Определения КС РФ от 19.04.2001 N 99-О).

Ситуация N 2. Применение гражданского законодательства по аналогии (статья 6 ГК РФ). Суд на основании статьи 6 ГК РФ применил к отношениям сторон статью 623 ГК РФ, не признав стоимость произведенных истцом неотделимых улучшений неосновательным обогащением, и отказал в удовлетворении исковых требований, поскольку установил факт отсутствия согласования с арендодателем видов, объемов и стоимости работ. При этом суд отметил, что ответчик не возражал против перепланировки нежилого помещения в случае проведения ее за счет средств истца (Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 13.11.2007 N А43-36809/2006-2-734).

Суть дела. Между индивидуальным предпринимателем (истец) и администрацией муниципального образования (ответчик) был заключен договор аренды нежилого помещения сроком на 3 года. Помещение передано истцу по акту приема-передачи, в котором указано, что объект аренды находится в технически исправном состоянии, пригодном для эксплуатации. Вопреки требованиям статьи 651 ГК РФ договор аренды не прошел государственную регистрацию. При отсутствии договорных отношений истец использовал помещение в качестве пекарни и магазина. В период пользования недвижимым имуществом истец реконструировал объект недвижимости и обратился в суд с иском к администрации о взыскании неосновательного обогащения в виде стоимости неотделимых улучшений, произведенных в отношении нежилого помещения, на основании статей 1102 и 1105 ГК РФ. Позиция суда. В части 1 статьи 1102 ГК РФ указано, что лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение), за исключением случаев, предусмотренных статьей 1109 ГК РФ. Согласно статье 6 ГК РФ в случаях, когда предусмотренные пунктами 1 и 2 статьи 2 ГК РФ отношения прямо не урегулированы законодательством или соглашением сторон и отсутствует применяемый к ним обычай делового оборота, к таким отношениям, если это не противоречит их существу, применяется гражданское законодательство, регулирующее сходные отношения (аналогия закона). В рассматриваемом случае истец требует взыскать стоимость неотделимых улучшений имущества, проведение которых не было технически необходимо. ГК РФ не урегулирован вопрос о судьбе таких улучшений. В силу частей 2 и 3 статьи 623 ГК РФ в случае, когда арендатор произвел за счет собственных средств и с согласия арендодателя улучшения арендованного имущества, не отделимые без вреда для имущества, арендатор имеет право после прекращения договора на возмещение стоимости этих улучшений, если иное не предусмотрено договором аренды. Стоимость неотделимых улучшений арендованного имущества, произведенных арендатором без согласия арендодателя, возмещению не подлежит, если иное не предусмотрено законом. Суд на основании письма ответчика, сметы "Ремонт и переоборудование помещения П-4", трудового договора и акта об окончании работ по перепланировке помещения магазина установил факт отсутствия согласования с арендодателем видов, объемов и стоимости работ. Более того, в письме ответчика указано, что он не возражает против перепланировки нежилого помещения при условии проведения ее за счет средств истца. При таких условиях суд не признал стоимость произведенных истцом неотделимых улучшений неосновательным обогащением и отказал в удовлетворении иска.

Комментарий к Постановлению ФАС Волго-Вятского округа от 13.11.2007 N А43-36809/2006-2-734.

В арбитражной практике часто возникают споры по вопросу взыскания компенсации за неотделимые улучшения недвижимости, осуществленные арендатором по собственной инициативе без согласования с арендодателем. Ключевым моментом для разрешения спорной ситуации, как следует из анализа судебной практики, является согласование между сторонами условий производства, улучшений имущества. В большинстве случаев при отсутствии подобного согласования стоимость улучшения никогда с арендодателя не взыскивается. В комментируемом Постановлении суд отказал истцу во взыскании компенсации, поскольку стоимость произведенных арендатором без согласия арендодателя неотделимых улучшений арендованного имущества не подлежит возмещению, так как сторонами не были согласованы вид, объем и стоимость работ, также документально подтверждено согласие ответчика на перепланировку нежилого помещения при условии проведения ее за счет средств истца. Вышеизложенное подтверждается судебной практикой (см., например, Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 27.03.2006 N А28-1315/2005-23/17 и Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 31.01.2006 N А43-13802/2005-13-318).

Ситуация N 3. Гражданское законодательство и нормы международного права (статья 7 ГК РФ). Поскольку доказан факт поставки истцом по договору международной купли-продажи товара соответствующего качества и отсутствия оплаты стоимости полученной продукции ответчиком, суд, руководствуясь статьей 7 ГК РФ и положениями статей 35, 53, 61, 62 Конвенции ООН о договорах международной купли-продажи товаров 1980 г., удовлетворил требования истца о взыскании основного долга и пеней (Постановление ФАС Уральского округа от 18.07.2007 N Ф09-4608/07-С5).

Суть дела. Между сторонами заключен контракт от 30.03.2006 на поставку истцом ответчику товара помесячно равными партиями в течение 2006 - 2007 гг. в количестве 3000 т. Во исполнение условий контракта истец в третьем квартале 2006 г. осуществил поставку ответчику товара в количестве 274,6 т. Отгрузка товара подтверждается товарно-транспортными накладными, счетами-фактурами от 24.07.2006 с отметкой таможенных органов, а также актами приемки от 12.10.2006, спецификацией от 20.04.2006, сертификатом о происхождении товара. Взвешивание, визуальный контроль произведены грузополучателем (третьим лицом). Акты приемки подписаны членами комиссии грузополучателя и ответчика без претензий к качеству поставленного товара и сведений об отказе в приемке продукции. Ответчик оплатил товар лишь частично. В переписке с истцом в обоснование неполной оплаты товара ответчик ссылался на несоответствие товара требованиям контракта по качеству и предложил истцу, согласно статьям 451, 475 ГК РФ, произвести оплату товара по меньшей цене. Истец обратился с иском к ответчику о взыскании основного долга и пеней. Позиция суда. Условие контракта, в силу которого применимым правом для разрешения разногласий и споров по контракту стороны определили материальное право РФ, не исключает применения норм международных договоров, в которых участвует Российская Федерация и которые являются согласно статье 15 Конституции РФ и статье 7 ГК РФ составной частью правовой системы России. В связи с этим судом сделан вывод о том, что к отношениям сторон подлежит применению Конвенция ООН о договорах международной купли-продажи товаров 1980 г. (далее - Венская конвенция). Действия ответчика суд квалифицировал как односторонний отказ от исполнения предусмотренной контрактом, Венской конвенцией и ГК РФ обязанности по оплате поставленного товара. Суд указал, что ответчик не вправе ссылаться на некачественность товара, поскольку не представил каких-либо документов, подтверждающих несоответствие качества товара условиям контракта. В материалах дела имеются заключение эксперта от 18.04.2006, акт экспертизы от 25.04.2006, сертификат о происхождении товара формы СТ-1, акт отбора проб (образцов) от 14.04.2006, заключение о происхождении товара от 18.04.2006, которые подтверждают соответствие товара по качеству условиям контракта. С учетом изложенного, суд, руководствуясь условиями контракта, положениями статей 35, 53, 61, 62 Венской конвенции, признал требования истца о взыскании с ответчика долга обоснованными и подлежащими удовлетворению. Также в соответствии со статьями 330, 333 ГК РФ суд удовлетворил требования о взыскании неустойки.

Комментарий к Постановлению ФАС Уральского округа от 18.07.2007 N Ф09-4608/07-С5.

В соответствии с частью 4 статьи 15 Конституции РФ общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры РФ являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором РФ установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора. В статье 7 ГК РФ говорится, что общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры РФ являются в соответствии с Конституцией РФ составной частью правовой системы РФ. Международные договоры РФ применяются к отношениям, указанным в пунктах 1 и 2 статьи 2 ГК РФ, непосредственно, кроме случаев, когда из международного договора следует, что для его применения требуется издание внутригосударственного акта. В соответствии с положениями статьи 35 Венской конвенции продавец должен поставить товар, который по количеству, качеству и описанию соответствует требованиям договора и который затарирован или упакован так, как это требуется по договору. Покупатель обязан уплатить цену за товар и принять поставку товара в соответствии с требованиями договора и данной Конвенции (статья 53 Венской конвенции). По смыслу статьи 61 Венской конвенции, если покупатель не исполняет какого-либо из своих обязательств по договору или по данной Конвенции, продавец может: a) осуществить права, предусмотренные в статьях 62 - 65 Конвенции; b) потребовать возмещения убытков, как это предусмотрено в статьях 74 - 77 Конвенции. Осуществление продавцом своего права на другие средства правовой защиты не лишает его права требовать возмещения убытков. Никакая отсрочка не может быть предоставлена покупателю судом или арбитражем, если продавец прибегает к какому-либо средству правовой защиты от нарушения договора. В соответствии со статьей 62 Венской конвенции продавец может потребовать от покупателя уплаты цены, принятия поставки или исполнения им других обязательств, если только продавец не прибег к средству правовой защиты, не совместимому с таким требованием. Как указано в Постановлении Пленума ВС РФ от 10.10.2003 N 5, при рассмотрении судом гражданских, уголовных или административных дел непосредственно применяется такой международный договор РФ, который вступил в силу и стал обязательным для РФ и положения которого не требуют издания внутригосударственных актов для их применения и способны порождать права и обязанности для субъектов национального права (часть 4 статьи 15 Конституции РФ, части 1 и 3 статьи 5 Федерального закона от 15.07.1995 N 101-ФЗ "О международных договорах РФ", часть 2 статьи 7 ГК РФ). Правила действующего международного договора РФ, согласие на обязательность которого было принято в форме федерального закона, имеют приоритет в применении в отношении законов РФ. Таким образом, учитывая приоритет международного законодательства по отношению к национальному, суд в комментируемом Постановлении руководствовался положениями статей 35, 53, 61, 62 Конвенции ООН о договорах международной купли-продажи товаров 1980 г. и, поскольку факт поставки истцом по договору международной купли-продажи товара соответствующего качества и отсутствие оплаты стоимости полученной продукции ответчиком был доказан, удовлетворил требования истца.

Ситуация N 4. Основания возникновения гражданских прав и обязанностей (статья 8 ГК РФ). Поскольку в Едином государственном реестре прав записи о регистрации прав на объекты внешнего благоустройства и коммунально-бытового назначения отсутствуют, а значит, в силу пункта 2 статьи 8 ГК РФ, отсутствует и право истца на спорное имущество, суд отказал в удовлетворении иска о взыскании неосновательного обогащения, возникшего вследствие сбережения денежных средств, уплаченных истцом третьему лицу за услуги по содержанию спорных объектов (Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 16.10.2007 N А29-699/2007).

Суть дела. Департамент жилищно-коммунального хозяйства обратился с иском к муниципальному унитарному предприятию о взыскании неосновательного обогащения, возникшего вследствие сбережения денежных средств, уплаченных истцом третьему лицу за услуги по содержанию объектов внешнего благоустройства и коммунально-бытового назначения, находящихся в муниципальной собственности и хозяйственном ведении ответчика. Иск основан на статьях 1102 и 1105 ГК РФ и мотивирован тем, что истец понес расходы по содержанию и эксплуатации принадлежащих ответчику объектов. Предметом иска явилось взыскание неосновательного обогащения, выразившегося в сбережении ответчиком денежных средств, израсходованных истцом на содержание и обслуживание объектов внешнего благоустройства города. Из устава ответчика следует, что он учрежден администрацией муниципального образования. Согласно постановлению главы администрации муниципального образования на баланс ответчика переданы в хозяйственное ведение объекты внешнего благоустройства и коммунально-бытовые объекты города. Решением арбитражного суда ответчик признан несостоятельным (банкротом); в отношении его имущества введено конкурсное производство. В этой связи истец (заказчик) и третье лицо заключили договор подряда по содержанию объектов внешнего благоустройства и коммунально-бытовых объектов, по условиям которых истец передал на содержание третьего лица объекты коммунального назначения и внешнего благоустройства. Оплатив третьему лицу выполненные работы, истец обратился с иском к ответчику за взысканием неосновательного обогащения. Позиция суда. В силу статьи 1102 ГК РФ неосновательным обогащением является имущество, приобретенное или сбереженное одним лицом (приобретателем) за счет другого лица (потерпевшего) без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований. В материалах дела отсутствуют доказательства получения либо сбережения ответчиком денежных средств за счет истца. Бюджетного финансирования на содержание объектов благоустройства ответчик не получал. Обязательств по содержанию объектов за свой счет не принимал. Напротив, согласно заключенному сторонами договору, ответчик (подрядчик) принимал на себя обязанности по содержанию объектов внешнего благоустройства и коммунально-бытовых объектов, а истец (заказчик) обязался оплачивать выполненные работы. Впоследствии по договору функции подрядчика перешли к третьему лицу. При наличии договоров подряда неосновательное обогащение на стороне подрядчика могло возникнуть лишь в случае излишней оплаты работ. Доказательств переплаты по договору истец не представил. Поэтому суд указал на отсутствие признаков неосновательного обогащения ответчика за счет истца. Также суд пришел к выводу об отсутствии у ответчика статуса законного владельца спорного имущества. В пункте 1 статьи 299 ГК РФ установлено, что право хозяйственного ведения или право оперативного управления имуществом, в отношении которого собственником принято решение о закреплении за унитарным предприятием или учреждением, возникает у этого предприятия или учреждения с момента передачи имущества, если иное не установлено законом и иными правовыми актами или решением собственника. В силу пункта 2 статьи 8 ГК РФ права на имущество, подлежащие государственной регистрации, возникают с момента регистрации соответствующих прав на него, если иное не установлено законом. В пункте 1 статьи 2 Федерального закона от 21.07.1997 N 122-ФЗ "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" (далее - Закон N 122-ФЗ) определено, что государственная регистрация прав на недвижимое имущество и сделок с ним - юридический акт признания и подтверждения государством возникновения, ограничения (обременения), перехода или прекращения прав на недвижимое имущество в соответствии с ГК РФ. Государственная регистрация является единственным доказательством существования зарегистрированного права. В соответствии с пунктом 1 статьи 131 ГК РФ право собственности и другие вещные права на недвижимые вещи, ограничения этих прав, их возникновение, переход и прекращение подлежат государственной регистрации в Едином государственном реестре прав органами, осуществляющими государственную регистрацию прав на недвижимость и сделок с ней. Регистрации подлежат: право собственности, право хозяйственного ведения, право оперативного управления, право пожизненного наследуемого владения, право постоянного пользования, ипотека, сервитуты, а также иные права в случаях, предусмотренных ГК РФ и иными законами. Таким образом, для возникновения вещного права на недвижимость, переданную собственником в хозяйственное ведение, необходима государственная регистрация. Как следует из материалов дела, в Едином государственном реестре прав записи о регистрации прав на спорные объекты отсутствуют. При таких обстоятельствах суд отказал в удовлетворении иска.

Комментарий к Постановлению ФАС Волго-Вятского округа от 16.10.2007 N А29-699/2007.

Анализ практики применения арбитражными судами норм ГК РФ о неосновательном обогащении свидетельствует о противоречивом подходе судов к разрешению одних и тех же споров, несмотря на достаточно простую формулировку ГК РФ, определяющую понятие неосновательного обогащения. Одним из критериев, определяющим содержание понятия неосновательного обогащения, является то, что лицо приобретает или сберегает имущество за счет другого лица именно при отсутствии установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований. При этом обязанность возвратить неосновательное обогащение возникает независимо от того, явилось ли оно результатом поведения приобретателя имущества, самого потерпевшего, третьих лиц или произошло помимо их воли. Формулировка статьи 1102 ГК РФ позволяет выделить несколько наиболее часто встречающихся на практике групп арбитражных споров, связанных с применением норм о неосновательном обогащении: 1) когда основания для приобретения или сбережения имущества отсутствовали; 2) когда основание на момент приобретения имущества существовало, но впоследствии было утрачено; 3) когда основание существовало, но одна из сторон приобретает или сберегает имущество в объеме большем, чем предусмотрено основанием. В комментируемом Постановлении отражена ситуация N 1 - суд пришел к выводу, что у истца отсутствовали основания для приобретения или сбережения имущества. При этом суд указал, что доказательством существования права на имущество является только государственная регистрация. Эти выводы подтверждаются и судебной практикой. Так, в Постановлении ФАС Северо-Западного округа от 04.07.2007 N А26-3519/2005-12 суд отказал в признании за муниципальным учреждением права хозяйственного ведения на здание, поскольку в материалах дела отсутствуют сведения о государственной регистрации за учреждением права хозяйственного ведения на спорное здание. Суд также указал, что для возникновения права хозяйственного ведения необходимо, во-первых, решение собственника и, во-вторых, факт передачи имущества унитарному предприятию. Совокупности указанных юридических фактов достаточно для возникновения права хозяйственного ведения, если иное не установлено законом, иными правовыми актами или решением собственника. Аналогичные выводы имеются также в Постановлении ФАС Западно-Сибирского округа от 18.12.2007 N Ф04-141/2007(162-А46-23), Постановлении ФАС Северо-Западного округа от 29.11.2006 N А66-4377/2006, Постановлении ФАС Поволжского округа от 02.10.2007 N А55-44/07.

Ситуация N 5. Способы защиты гражданских прав (статья 12 ГК РФ). Поскольку документальных доказательств, свидетельствующих об отказе регистрирующего органа в государственной регистрации перехода права собственности на спорное имущество либо уклонении от таких действий, истец не представил и не обращался с заявлением о переходе права собственности на объекты недвижимости, суд признал избранный на основании статьи 12 ГК РФ способ защиты нарушенного права ненадлежащим и отказал в удовлетворении иска (Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 11.09.2007 N А17-766/1-2007).

Суть дела. По договору купли-продажи истец приобрел у организации объекты недвижимого имущества. Имущество, являющееся предметом сделки, передано покупателю по акту приема-передачи. Впоследствии организация была ликвидирована, о чем в Единый государственный реестр юридических лиц внесена запись. Посчитав, что указанное обстоятельство препятствует государственной регистрации перехода права собственности на имущество, истец обратился в арбитражный суд с требованием гражданско-правового характера, подлежащим рассмотрению по правилам искового производства, к ответчику (регистрирующему органу) о регистрации перехода права собственности на объекты недвижимости. Иск основан на статьях 209, 213, 218 и 551 ГК РФ и мотивирован невозможностью зарегистрировать переход права собственности на спорное имущество в связи с ликвидацией организации - продавца по договору купли-продажи недвижимости. Позиция суда. Порядок судебной защиты нарушенных либо оспариваемых прав и законных интересов осуществляется в соответствии со статьями 11, 12 ГК РФ и статьей 4 АПК РФ. Условиями предоставления судебной защиты лицу, обратившемуся в суд с соответствующим требованием, являются, во-первых, установление наличия у истца принадлежащего ему субъективного материального права или охраняемого законом интереса, во-вторых, установление факта его нарушения и, в-третьих, установление факта нарушения права истца именно ответчиком. Иском в арбитражном процессе следует считать спорное правовое требование одного лица к другому, вытекающее из материально-правового отношения, основанное на юридических фактах и предъявленное в арбитражный суд для разрешения в строго определенном процессуальном порядке. При этом иск предъявляется к лицу, которое, по убеждению истца, нарушило или нарушает его права или законные интересы. Из материалов дела не усматривается, какие законные права и интересы истца нарушил регистрирующий орган. Ответчик не является собственником и не претендует на имущество, указанное в иске; какие-либо разногласия о принадлежности вещей между истцом и ответчиком отсутствуют. Деятельность органа, осуществляющего государственную регистрацию прав на недвижимое имущество, относится к сфере публично-правовых отношений и регламентирована Федеральным законом от 21.07.1997 N 122-ФЗ "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" (далее - Закон N 122-ФЗ). Статьями 13, 16 Закона N 122-ФЗ определен порядок проведения государственной регистрации прав, предусматривающий обязательную подачу правообладателем заявления. В соответствии с пунктом 5 статьи 2 Закона N 122-ФЗ предусмотрена возможность обжалования отказа в государственной регистрации прав либо уклонения регистратора от государственной регистрации. Документальных доказательств, которые бы свидетельствовали об отказе регистрирующего органа в государственной регистрации перехода права собственности на спорное имущество либо уклонении от таких действий, в деле не имеется. Истец в судебном заседании не отрицал, что в регистрирующий орган с заявлением о переходе права собственности на объекты недвижимости он не обращался. Приняв во внимание, что истцом не приведены доказательства нарушения именно ответчиком прав и законных интересов, а избранный им способ защиты нарушенного права является ненадлежащим, суд отказал в удовлетворении иска.

Комментарий к Постановлению ФАС Волго-Вятского округа от 11.09.2007 N А17-766/1-2007.

Ликвидация юридического лица представляет собой сложную и длительную процедуру, затрагивающую интересы третьих лиц и поэтому требующую открытости и гласности. Вместе с тем сроки и порядок ликвидации, установленные пунктами 1 - 6 статьи 63 ГК РФ и пунктом 2 статьи 22 Закона N 122-ФЗ, закреплены в гражданском законодательстве в качестве гарантии защиты прав и охраняемых законом интересов кредиторов ликвидируемого юридического лица и уполномоченных органов по обязательным платежам. Свидетельство о внесении записи в государственный реестр является ненормативным актом, поскольку не содержит обязательных предписаний или распоряжений, влекущих такие юридические последствия, как возникновение, изменение или прекращение прав и обязанностей участников гражданских правоотношений. Названное свидетельство представляет собой документ, лишь подтверждающий факт внесения записи в соответствующий государственный реестр. Законом N 122-ФЗ и процессуальным законом не предусмотрена возможность оспаривания в публичном порядке такого документа. Статья 12 ГК РФ предусматривает такие способы защиты гражданских прав, как: 1) признание права; 2) восстановление положения, существовавшего до нарушения права, и пресечение действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения; 3) признание оспоримой сделки недействительной и применение последствий ее недействительности, применение последствий недействительности ничтожной сделки; 4) признание недействительным акта государственного органа или органа местного самоуправления; 5) самозащита права; 6) присуждение к исполнению обязанности в натуре; 7) возмещение убытков; 8) взыскание неустойки; 9) компенсация морального вреда; 10) прекращение или изменение правоотношения; 11) неприменение судом акта государственного органа или органа местного самоуправления, противоречащего закону; 12) иные способы, предусмотренные законом. По смыслу статей 1, 11, 12 ГК РФ и статей 2, 4, 65 АПК РФ, лицо, обращающееся с соответствующим заявлением, должно доказать нарушение или оспаривание ответчиком или заинтересованным лицом его субъективного права или законного интереса и возможность восстановления этого права избранным способом защиты.

Ситуация N 6. Признание недействительным акта государственного органа или органа местного самоуправления (статья 13 ГК РФ). Поскольку налоговый орган не доказал нарушение судебным приставом его прав и законных интересов, суд в соответствии со статьей 13 ГК РФ отказал ему в удовлетворении требований о признании незаконными действий судебного пристава-исполнителя (Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 08.11.2007 N А19-8902/07-Ф02-8303/07).

Суть дела. Налоговый орган вынес постановление о взыскании налогов, сборов, пеней, штрафов за счет имущества муниципального учреждения. Постановление налогового органа от 01.03.2007 направлено в отдел судебных приставов для принудительного исполнения. Письмом от 16.03.2007 постановление было возвращено налоговому органу на том основании, что с 01.01.2006 вступил в законную силу Федеральный закон от 27.12.2005 N 197-ФЗ "О внесении изменений в Бюджетный кодекс РФ, Гражданский процессуальный кодекс РФ, Арбитражный процессуальный кодекс РФ и Федеральный закон "Об исполнительном производстве" (далее - Закон N 197-ФЗ), которым изменен порядок исполнения исполнительных документов о взыскании денежных средств с бюджетов бюджетной системы РФ. В частности, установлено, что обращение взыскания на средства местного бюджета, а также бюджета субъекта РФ Федеральной службой судебных приставов не производится. Налоговый орган, полагая, что указанные действия службы судебных приставов не соответствуют закону и нарушают его права и законные интересы, обратился в арбитражный суд. Позиция суда. Частью 1 статьи 198 АПК РФ установлено, что граждане, организации и иные лица вправе обратиться в арбитражный суд с заявлением о признании недействительными ненормативных правовых актов, незаконными решений и действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, должностных лиц, если полагают, что оспариваемый ненормативный правовой акт, решение и действие (бездействие) не соответствуют закону или иному нормативному правовому акту и нарушают их права и законные интересы в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, незаконно возлагают на них какие-либо обязанности, создают иные препятствия для осуществления предпринимательской и иной экономической деятельности. Статьей 13 ГК РФ установлено, что ненормативный акт государственного органа или органа местного самоуправления, а в случаях, предусмотренных законом, также нормативный акт, не соответствующий закону или иным правовым актам и нарушающий гражданские права и охраняемые законом интересы гражданина или юридического лица, может быть признан судом недействительным. В пункте 6 Постановления Пленума ВАС РФ от 01.07.1996 N 6/8 уточнено, что основанием для принятия решения суда о признании ненормативного акта, а в случаях, предусмотренных законом, также нормативного акта государственного органа или органа местного самоуправления недействительным является одновременно как его несоответствие закону или иному правовому акту, так и нарушение указанным актом гражданских прав и охраняемых законом интересов гражданина или юридического лица, обратившихся в суд с соответствующим требованием. В части 5 статьи 200 АПК РФ указано, что обязанность доказывания соответствия оспариваемого ненормативного правового акта закону или иному нормативному правовому акту, законности принятия оспариваемого решения, совершения оспариваемых действий (бездействия), наличия у органа или лица надлежащих полномочий на принятие оспариваемого акта, решения, совершение оспариваемых действий (бездействия), а также обстоятельств, послуживших основанием для принятия оспариваемого акта, решения, совершения оспариваемых действий (бездействия), возлагается на орган или лицо, которые приняли акт, решение или совершили действия (бездействие), то есть в данном случае на судебного пристава-исполнителя. Согласно частям 2, 3 статьи 201 АПК РФ арбитражный суд, установив, что оспариваемый ненормативный правовой акт, решение и действия (бездействие) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, должностных лиц не соответствуют закону или иному нормативному правовому акту и нарушают права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, принимает решение о признании ненормативного правового акта недействительным, решений и действий (бездействия) незаконными. В случае если арбитражный суд установит, что оспариваемый ненормативный правовой акт, решения и действия (бездействие) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, должностных лиц соответствуют закону или иному нормативному правовому акту и не нарушают права и законные интересы заявителя, суд принимает решение об отказе в удовлетворении заявленного требования. Таким образом, для признания оспариваемого ненормативного правового акта недействительным, решений и действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, должностных лиц незаконными суд должен установить наличие двух условий: 1) оспариваемый ненормативный правовой акт, решение и действия (бездействие) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, должностных лиц не соответствуют закону или иному нормативному правовому акту; 2) оспариваемый ненормативный правовой акт, решение и действия (бездействие) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, должностных лиц нарушают права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности. В силу пунктов 3, 4 части 1 статьи 199 АПК РФ в заявлении о признании ненормативного правового акта недействительным, решений и действий (бездействия) незаконными должны быть указаны в том числе права и законные интересы, которые, по мнению заявителя, нарушаются оспариваемым актом, решением и действием (бездействием); законы и иные нормативные правовые акты, которым, по мнению заявителя, не соответствуют оспариваемый акт, решение и действие (бездействие). В статье 65 АПК РФ предусмотрено, что каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений. Применительно к данной ситуации это означает, что нарушение прав и законных интересов должен доказывать заявитель. В силу пункта 1 статьи 9 Федерального закона от 21.07.1997 N 119-ФЗ "Об исполнительном производстве" судебный пристав-исполнитель обязан принять к исполнению исполнительный документ от суда или другого органа, его выдавшего, либо взыскателя и возбудить исполнительное производство, если не истек срок предъявления исполнительного документа к исполнению и данный документ соответствует требованиям, предусмотренным статьей 8 данного Закона. Законом N 197-ФЗ изменена процедура исполнения исполнительных документов о взыскании денежных средств по обязательствам местного бюджета. В соответствии с пунктами 2, 3 статьи 239 БК РФ обращение взыскания на средства бюджетов бюджетной системы РФ службой судебных приставов не производится, за исключением случаев, установленных главой 24.1 БК РФ. В Постановлении Пленума ВАС РФ от 17.05.2007 N 31 "О рассмотрении арбитражными судами отдельных категорий дел, возникающих из публичных правоотношений, ответчиком по которым выступает бюджетное учреждение" разъяснено, что при неисполнении бюджетным учреждением в добровольном порядке решения территориального органа ПФР, принятого в предусмотренном пунктом 3 статьи 25 Федерального закона от 15.12.2001 N 167-ФЗ "Об обязательном пенсионном страховании" случае, или постановления о наложении административного штрафа данное решение (постановление) обращается к исполнению и направляется судебному приставу-исполнителю, который в силу пункта 13 статьи 242.3, пункта 12 статьи 242.4, пункта 12 статьи 242.5 БК РФ осуществляет принудительное взыскание со счетов должника, открытых в учреждении Банка России или в кредитной организации. В случае отсутствия у бюджетного учреждения указанных счетов (учитывая, что нормы законодательства, устанавливающие внесудебный порядок взыскания сумм обязательных платежей и санкций, являются специальными по отношению к положениям главы 24.1 БК РФ) соответствующий исполнительный документ подлежит исполнению органом Федерального казначейства в порядке, предусмотренном статьями 242.3 - 242.5 БК РФ. Поскольку налоговый орган, исходя из заявленных требований, не доказал нарушение его прав и законных интересов, суд отказал ему в удовлетворении требований.

Комментарий к Постановлению ФАС Восточно-Сибирского округа от 08.11.2007 N А19-8902/07-Ф02-8303/07.

Как указано в Определении КС РФ от 18.07.2006 N 367-О, признание недействительным акта государственного органа или органа местного самоуправления - один из предусмотренных статьей 12 ГК РФ способов защиты гражданских прав. Статья 13 ГК РФ, определяющая условия его реализации, направлена на обеспечение восстановления нарушенных прав, их судебной защиты (пункт 1 статьи 1 ГК РФ) и создает - наряду с положениями других федеральных законов - необходимую правовую основу государственной защиты прав и свобод человека и гражданина (статья 45; части 1 и 2 статьи 46 Конституции РФ), что само по себе не может рассматриваться как нарушение каких-либо конституционных прав и свобод. Следует учитывать и то, что положение статьи 13 ГК РФ предусматривает возможность защиты не только прав, но и охраняемых законом интересов гражданина или юридического лица и не препятствует защите интересов фактического владельца при наличии предусмотренных на то законом оснований. Разрешение же вопроса о том, имелись ли у заявителя законные интересы и были ли они затронуты в конкретном деле, требует установления и исследования фактических обстоятельств. А в Определении от 16.10.2003 N 333-О КС РФ прямо указывает, что статья 13 ГК РФ по своему предназначению не направлена на нарушение конституционных прав и свобод граждан. Напротив, она служит обеспечению восстановления нарушенных прав, их судебной защиты (пункт 1 статьи 1 ГК РФ) и создает - наряду с положениями других федеральных законов - необходимую правовую основу государственной защиты прав и свобод человека и гражданина (статья 45; части 1 и 2 статьи 46 Конституции РФ). Выводы, изложенные в комментируемом Постановлении, подтверждаются судебной практикой. Например, в Постановлении ФАС Восточно-Сибирского округа от 14.06.2007 N А78-4188/06-Ф02-3314/07 суд также отказал в признании незаконными действий судебного пристава-исполнителя по возврату исполнительного документа - постановления налогового органа о взыскании налоговой санкции, поскольку налоговый орган должен был указать на нарушение его прав и законных интересов, а также на наличие у истца иных расчетных счетов, в отношении которых возможно совершение исполнительных действий.

Ситуация N 7. Самозащита гражданских прав (статья 14 ГК РФ). Поскольку приостановление ответчиком последующей поставки в целях устранения и пресечения нарушений истцом сроков оплаты товара было сопряжено с несоблюдением установленных в законе обязательных требований, суд признал неприменимыми в данном случае положений статьи 14 ГК РФ и на основании статей 394, 521 ГК РФ удовлетворил иск о взыскании с ответчика неустойки (Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 12.11.2007 N А82-12642/2006-7).

Суть дела. Ответчик (поставщик) и истец (покупатель) заключили договор поставки, по условиям которого поставщик обязался поставить продукцию равномерно по кварталам, а покупатель - принять и оплатить ее. Согласно договору расчеты за поставленную продукцию производятся покупателем в течение 10 банковских дней с момента получения товара. В договоре стороны предусмотрели ответственность поставщика за нарушение сроков поставки продукции в виде взыскания пеней, признанных или присужденных, в размере 0,5% от стоимости не поставленной в срок продукции за каждый день просрочки. Неисполнение ответчиком обязательства по поставке продукции и невосполнение недопоставленного количества товара явились основанием для обращения покупателя в арбитражный суд с иском о взыскании неустойки за просрочку поставки товаров. Позиция суда. В силу статьи 309 ГК РФ обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, иных правовых актов, а при отсутствии таких условий и требований - в соответствии с обычаями делового оборота или иными обычно предъявляемыми требованиями. В случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства, в частности в случае просрочки исполнения, в статье 330 ГК РФ предусмотрена ответственность лица, допустившего нарушение, в виде неустойки (штрафа, пени), то есть определенной законом или договором денежной суммы, которую должник обязан уплатить кредитору. В соответствии со статьей 521 ГК РФ установленная законом или договором поставки неустойка за недопоставку или просрочку поставки товаров взыскивается с поставщика до фактического исполнения обязательства в пределах его обязанности восполнить недопоставленное количество товаров в последующих периодах поставки, если иной порядок уплаты неустойки не установлен законом или договором. Из материалов дела усматривается и не оспаривается сторонами, что ответчик не выполнил обязательств, установленных заключенным договором. Ответчик указал на отсутствие вины со своей стороны ввиду несвоевременного внесения истцом платы за поставленный ранее товар и предоставленную ему законом возможность приостановления дальнейших поставок вплоть до полной оплаты всех ранее переданных товаров. Между тем, по смыслу пункта 5 статьи 486 ГК РФ, предусматривающего право продавца, не расторгая и не изменяя договор, не передавать товар покупателю до погашения им долга за ранее переданный товар, реализация такого права невозможна без обязательного предварительного извещения об этом контрагента. Сведения о том, что истец был уведомлен надлежащим образом о приостановлении поставки, в материалах дела отсутствуют. Письма ответчика суд не принял в качестве требуемых доказательств, поскольку из их содержания прямо не следует, что ответчик намерен приостановить отгрузку. Суд отклонил доводы ответчика относительно ограничения судом его права на самозащиту. Самозащита хозяйствующими субъектами своих гражданских прав предполагает совершение управомоченным лицом дозволенных законом действий фактического порядка, направленных на охрану его личных или имущественных прав и интересов. Для реализации конкретного способа самозащиты необходимо, чтобы такая возможность была предусмотрена законом, иным правовым актом или договором. В рассматриваемой ситуации использованное ответчиком приостановление последующей поставки в целях устранения и пресечения нарушений истцом сроков оплаты товара сопряжено с несоблюдением установленных в законе обязательных требований. Следовательно, в данном случае положения статьи 14 ГК РФ не применимы. Руководствуясь статьями 394, 521 ГК РФ, суд удовлетворил иск: взыскал с ответчика в пользу истца неустойку, уменьшив ее размер на основании статьи 333 ГК РФ.

Комментарий к Постановлению ФАС Волго-Вятского округа от 12.11.2007 N А82-12642/2006-7.

Самозащита права является одним из новых способов защиты гражданских прав. Эрделевский А. М. при характеристике данного нового института отмечает, что этот способ пока недостаточно исследован в науке гражданского права, сколько-нибудь значительная судебная практика по этому вопросу пока не наработана. Правильное определение содержания этого способа, условий и пределов его применения имеет важное значение не только с точки зрения гражданского права (см. Эрделевский А. М. Самозащита прав // СПС КонсультантПлюс, опубликован 12.09.2001). В пункте 9 Постановления Пленума ВС РФ N 6, Пленума ВАС РФ N 8 от 01.07.1996 говорится, что при разрешении споров, возникших в связи с защитой принадлежащих гражданам или юридическим лицам гражданских прав путем самозащиты (статьи 12 и 14), следует учитывать, что самозащита не может быть признана правомерной, если она явно не соответствует способу и характеру нарушения и причиненный (возможный) вред является более значительным, чем предотвращенный. При этом в случае, если способ самозащиты ни законом, ни договором не предусмотрен, суд откажет стороне в праве его применения. Эти выводы и были подтверждены в комментируемом Постановлении, в котором суд удовлетворил иск о взыскании с ответчика неустойки и признал неприменимыми в данном случае положения статьи 14 ГК РФ, поскольку приостановление ответчиком последующей поставки в целях устранения и пресечения нарушения истцом сроков оплаты товара было сопряжено с несоблюдением установленных в законе обязательных требований.

1.2. Лица

Ситуация N 8. Правоспособность юридического лица (статья 49 ГК РФ). Суд пришел к выводу, что предприятие осуществляет деятельность по сбору, временному хранению и размещению отходов, поэтому адресованное ему предписание о необходимости прохождения в силу пункта 1 статьи 49 ГК РФ процедуры лицензирования и получения лицензии на указанную деятельность соответствует закону и не нарушает его прав и законных интересов (Постановление ФАС Поволжского округа от 22.11.2007 N А55-3667/2007).

Суть дела. В процессе осуществления предприятием хозяйственной деятельности образуются отходы различного класса опасности. На сбор, транспортировку и размещение данных отходов заключены договоры со специализированными организациями, имеющими лицензии на осуществление деятельности по обращению с опасными отходами. Полагая, что предприятие, занимаясь предпринимательской деятельностью, в ходе которой образуются опасные отходы, также осуществляет деятельность по их сбору, обезвреживанию и размещению, управление Ростехнадзора выдало предписание о необходимости прохождения предприятием процедуры лицензирования в порядке, утвержденном Постановлением Правительства РФ от 26.08.2006 N 524, в срок до 01.01.2008. Предприятие обратилось в суд с заявлением о признании предписания недействительным. Позиция суда. В соответствии с пунктом 1 статьи 49 ГК РФ отдельными видами деятельности, перечень которых определяется законом, юридическое лицо может заниматься только на основании специального разрешения (лицензии). Юридическими лицами в силу статьи 50 ГК РФ могут быть организации, преследующие извлечение прибыли в качестве основной цели своей деятельности (коммерческие организации) либо не имеющие извлечение прибыли в качестве такой цели и не распределяющие полученную прибыль между участниками (некоммерческие организации). В соответствии со статьей 4 Федерального закона от 08.08.2001 N 128-ФЗ "О лицензировании отдельных видов деятельности" (далее - Закон N 128-ФЗ) к лицензируемым видам деятельности относятся виды деятельности, осуществление которых может повлечь за собой нанесение ущерба правам, законным интересам, здоровью граждан, обороне и безопасности государства, культурному наследию народов РФ и регулирование которых не может осуществляться иными методами, кроме как лицензированием. Согласно Закону N 128-ФЗ лицензия - это специальное разрешение на осуществление конкретного вида деятельности при обязательном соблюдении лицензионных требований и условий, выданное лицензирующим органом юридическому лицу или индивидуальному предпринимателю; лицензируемый вид деятельности - вид деятельности, на осуществление которого на территории РФ требуется получение лицензии в соответствии с данным Законом. Таким образом, критерием определения лицензируемого вида деятельности является осуществление как таковой деятельности, подлежащей лицензированию, безотносительно к тому, осуществляется ли она коммерческой либо некоммерческой организацией, а также является ли она деятельностью, направленной на получение прибыли. Косвенным подтверждением тому служит статья 19.20 КоАП РФ, предусматривающая административную ответственность за осуществление деятельности, не связанной с извлечением прибыли, без специального разрешения (лицензии), если такое разрешение (такая лицензия) обязательно (обязательна). Судом установлен и материалами дела подтвержден факт осуществления предприятием деятельности по обращению с опасными отходами. В частности, согласно действующему проекту нормативов образования отходов и лимитов на их размещение (далее - ПНООЛР) в результате осуществления хозяйственной деятельности предприятия образуются тонны отходов 30 различных видов, с различными опасными свойствами, с 1 по 5 класса опасности для окружающей природной среды. Данный факт предприятием не оспаривается. Согласно статье 1 Федерального закона от 24.06.1998 N 89-ФЗ "Об отходах производства и потребления" (далее - Закон N 89-ФЗ) под обращением с отходами понимается деятельность, в процессе которой образуются отходы, а также деятельность по сбору, использованию, обезвреживанию, транспортированию, размещению отходов. Деятельность, в процессе которой образуются отходы, не входит в перечень лицензируемых видов деятельности, установленный статьей 17 Закона 128-ФЗ. Что касается иных видов деятельности, то на основании имеющихся в деле доказательств судом сделан вывод об осуществлении предприятием сбора, обезвреживания и размещения опасных отходов. Исходя из положений Закона N 89-ФЗ, Санитарно-эпидемиологических правил и нормативов (далее - СанПиН) 2.1.7.1322-03 "Гигиенические требования к размещению и обезвреживанию отходов производства и потребления", СанПиН 42-128-4690-88 "Санитарные правила содержания территорий населенных мест", ГОСТ 30772-2001 "Ресурсосбережение. Обращение с отходами. Термины и определения", следует, что под сбором отходов понимается как помещение отхода в момент его образования в определенное место (емкость), так и очистка территории населенных мест или территории предприятия, а также мест временного хранения отходов. При этом понятие "сбор" не дифференцируется в зависимости от целей (сбор в собственный контейнер или вторичный сбор из ряда контейнеров нескольких сторонних организаций) и субъекта, осуществляющего данное действие (собственно предприятие, в процессе деятельности которого образовались отходы, или субъект, который будет осуществлять дальнейшее обращение с отходами). На основании данных, приведенных в ПНООЛР, суд пришел к выводу о том, что предприятием осуществляется сбор опасных отходов от источников их образования (с рабочих мест, технологических линий, помещений и территории предприятия), а также централизованный сбор на площадках временного накопления отходов. Согласно статье 1 Закона N 89-ФЗ под обезвреживанием отходов понимается обработка отходов, в том числе сжигание и обеззараживание отходов на специализированных установках, в целях предотвращения вредного воздействия отходов на здоровье человека и окружающую природную среду. Судом установлено, что ежегодно в результате замены электролита в аккумуляторных батареях у предприятия образуется отход - кислота аккумуляторная серная обработанная. С учетом того что договоры с единственной лицензированной организацией на территории субъекта РФ, осуществляющей централизованный прием отходов кислоты аккумуляторной с последующим обезвреживанием, и иные документы, подтверждающие намерение и факт передачи отходов на обезвреживание, отсутствуют, суд указал на то, что данные обстоятельства могут свидетельствовать об обезвреживании указанного отхода самим предприятием либо о сверхлимитном его накоплении у предприятия или несанкционированном размещении. Согласно статье 1 Закона N 89-ФЗ под размещением отходов понимается хранение и захоронение отходов. Хранение отходов - содержание отходов в объектах размещения отходов в целях их последующего захоронения, обезвреживания и использования. Под объектом размещения отходов Закон понимает специально оборудованное сооружение, предназначенное для размещения отходов. Согласно ПНООЛР у предприятия предусмотрено оборудование 8 площадок временного накопления отходов с целью последующей передачи отходов на переработку или захоронение, приведена характеристика мест захоронения (накопления) отходов. Таким образом, суд сделал вывод о том, что предприятие осуществляет деятельность по обращению с отходами, а именно деятельность по сбору, временному хранению, размещению отходов. В этой связи адресованное ему предписание о необходимости прохождения процедуры лицензирования и получения лицензии на указанную деятельность соответствует закону и не нарушает его прав и законных интересов.

Комментарий к Постановлению ФАС Поволжского округа от 22.11.2007 N А55-3667/2007.

Юридические лица, осуществляющие деятельность в области обращения с отходами, обязаны вести учет, обеспечивать проведение экологического контроля. Именно потенциально опасный для здоровья человека и окружающей природной среды характер деятельности в сфере обращения с отходами является критерием отнесения данного вида деятельности к лицензируемым, регулирование которых не может осуществляться иными методами, кроме как лицензированием. В соответствии с пунктом 2.5 СанПиН 2.1.7.1322-03 объектом размещения отходов также считаются открытые площадки или специализированные помещения, на которых производится временное хранение отходов. В арбитражной практике часто возникают споры по вопросу лицензирования юридическими лицами деятельности в области обращения с отходами в случае, если подобная деятельность не является основной. При этом суды высказывают позицию о необходимости лицензирования, отказывая организациям в требовании признать решения контролирующих органов недействительными. Так, например, в комментируемом Постановлении суд признал правомерным предписание Ростехнадзора о необходимости прохождения предприятием процедуры лицензирования, поскольку было доказано, что предприятие осуществляло деятельность, в процессе которой образуются отходы. Выводы, изложенные в комментируемом Постановлении, подтверждаются также судебной практикой (см., например, решение Арбитражного суда Московской области от 03.04.2006, 10.04.2006 N А41-К2-4504/06).

Ситуация N 9. Организация правомерно привлечена к ответственности за нарушение правил розничной продажи алкогольной и спиртосодержащей продукции, поскольку она осуществляла эту деятельность, не имея своей лицензии и пользуясь лицензией, выданной третьему лицу (Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 26.11.2007 N А11-1592/2007-К2-19/102).

Суть дела. Административный орган установил факты реализации алкогольной продукции с нарушением пункта 10 Правил продажи отдельных видов товаров, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 19.01.1998 N 55 (недоведение до покупателей информации о номере и сроке действия лицензии на право продажи алкогольной продукции, а также об органе, ее выдавшем). Усмотрев в действиях организации признаки административного правонарушения, ответственность за которое установлена частью 3 статьи 14.16 КоАП РФ, административный орган составил протокол об административном правонарушении и принял постановление о назначении наказания в виде наложения штрафа. Организация не согласилась с постановлением административного органа и обжаловала его в арбитражный суд. Организация считает, что продажа алкогольной продукции осуществлялась от имени третьего лица, имевшего лицензию на розничную торговлю алкогольной продукцией. Данная лицензия была временно предоставлена организации для совершения действий по продаже алкогольной продукции от имени третьего лица на основании агентского договора, содержавшего признаки договора поручения. Позиция суда. Согласно пункту 1 статьи 49 ГК РФ отдельными видами деятельности, перечень которых определяется законом, юридическое лицо может заниматься только на основании специального разрешения (лицензии). В соответствии с пунктом 1 статьи 16 Федерального закона от 22.11.1995 N 171-ФЗ "О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции" (далее - Закон N 171-ФЗ) поставки и (или) розничная продажа алкогольной продукции осуществляются только организациями при наличии соответствующих лицензий. Согласно пункту 10 Правил продажи отдельных видов товаров, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 19.01.1998 N 55 (далее - Правила продажи), если деятельность, осуществляемая продавцом, подлежит лицензированию, то он обязан предоставить информацию о номере и сроке действия лицензии, а также об органе, ее выдавшем. Указанная информация размещается в удобных для ознакомления покупателя местах. Таким образом, представленная для ознакомления покупателей информация должна содержать сведения о лицензии организации, осуществляющей лицензируемую деятельность (в рассматриваемом случае - деятельность по розничной продаже алкогольной продукции). Как установил суд, организация осуществляла розничную продажу алкогольной продукции без лицензии на торговлю алкогольной продукцией в проверяемой торговой точке. В магазине имелась лишь информация о лицензии, выданной третьему лицу. Данные факты организация не отрицает. При указанных обстоятельствах суд сделал выводы о наличии в действиях организации состава административного правонарушения, ответственность за которое предусмотрена частью 3 статьи 14.16 КоАП РФ. Доводы организации о том, что алкогольная продукция реализовывалась ею на основании лицензии третьего лица (во исполнение агентского договора), вследствие чего ответственность по части 2 статьи 14.1 КоАП РФ применена быть не может, несостоятельны. Из положений статьи 7 Федерального закона от 08.08.2001 N 128-ФЗ "О лицензировании отдельных видов деятельности" следует, что деятельность, осуществляемая в соответствии с лицензией, может выполняться только самим получившим лицензию. Возможность передачи данным лицом лицензии другому лицу для осуществления последним указанной в лицензии деятельности законом не предусмотрена. Таким образом, руководствуясь пунктом 3 статьи 14.16 КоАП РФ, пунктом 10 Правил продажи, пунктом 1 статьи 16 Закона N 171-ФЗ, суд отказал в удовлетворении заявленного требования.

Комментарий к Постановлению ФАС Волго-Вятского округа от 26.11.2007 N А11-1592/2007-К2-19/102.

МНС России в письме от 02.08.2002 N СА-6-07/1171@ указало следующее. В соответствии со статьей 129 ГК РФ виды объектов гражданских прав, которые могут принадлежать лишь определенным участникам оборота либо нахождение которых в обороте допускается по специальному разрешению (объекты, ограниченно оборотоспособные), определяются в порядке, установленном законом. Согласно пункту 1 статьи 18 Закона N 171-ФЗ деятельность по производству и обороту этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции осуществляется юридическими лицами только на основании соответствующих лицензий. При этом в силу пункта 3 статьи 49 ГК РФ право юридического лица осуществлять деятельность, на занятие которой необходимо получение лицензии, возникает с момента получения такой лицензии или в указанный в ней срок и прекращается по истечении срока ее действия, если иное не установлено законом или иными правовыми актами. По истечении срока действия соответствующей лицензии, разрешающей производство и (или) оборот этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции, юридическое лицо утрачивает право осуществлять данную деятельность. Выводы, изложенные в комментируемом Постановлении, подтверждаются также судебной практикой (см. Постановления ФАС Восточно-Сибирского округа от 19.05.2005 N А19-6121/05-48-Ф02-2180/05-С1, от 30.06.2004 N А19-3157/04-26-Ф02-2348/04-С1).

Ситуация N 10. Ответственность юридического лица (статья 56 ГК РФ). Суд отказал конкурсному управляющему в требовании привлечь учредителя организации к субсидиарной ответственности по ее долгам на основании части 3 статьи 56 ГК РФ и взыскать с него расходы, возникшие в процессе ликвидации организации, поскольку у учредителя отсутствовала необходимость контролировать деятельность организации, так как по итогам хозяйственной деятельности за соответствующий период организация кредиторской задолженности и убытков не имела, и вина ответчика в возникновении задолженности по обязательным платежам не доказана (Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 16.07.2007 N Ф08-4179/2007).

Суть дела. Конкурсный управляющий организации-банкрота обратился в суд с заявлением о привлечении ее учредителя к субсидиарной ответственности по долгам организации и взыскании с него расходов, возникших в процессе ликвидации организации. Заявление мотивировано тем, что учредитель не выполнял надлежащим образом свои полномочия по управлению делами организации: не контролировал финансово-хозяйственную деятельность, не принимал меры по погашению задолженности по обязательным платежам и ликвидации организации. Это, по мнению конкурсного управляющего, повлекло несостоятельность (банкротство) должника. По вине ответчика ввиду отсутствия с его стороны должного контроля в 2003 и 2004 гг. уполномоченный орган предъявил в арбитражный суд заявление о признании организации банкротом. Конкурсный управляющий понес соответствующие расходы при проведении процедуры банкротства, которые должны быть оплачены за счет ответчика, а не федерального бюджета. Позиция суда. Ответчик является единственным учредителем организации. В соответствии с пунктом 4 статьи 10 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" (далее - Закон N 127-ФЗ) в случае банкротства должника по вине учредителей (участников) должника, собственника имущества должника - унитарного предприятия или иных лиц, которые имеют право давать обязательные для должника указания или имеют возможность иным образом определять его действия, на учредителей (участников) должника или иных лиц в случае недостаточности имущества должника может быть возложена субсидиарная ответственность по его обязательствам. Данная норма специального Закона N 127-ФЗ полностью корреспондирует пункту 3 статьи 56 ГК РФ, разъяснение по которому дано в пункте 22 Постановления Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 01.07.1996 N 6/8 "О некоторых вопросах, связанных с применением части первой ГК РФ". При разрешении этих вопросов суд должен учитывать, что указанные лица могут быть привлечены к субсидиарной ответственности лишь в тех случаях, когда несостоятельность (банкротство) юридического лица вызвана их указаниями или иными действиями. Таким образом, применение всех изложенных норм допустимо при доказанности следующих обстоятельств: 1) надлежащего субъекта ответственности, которым является собственник, учредитель, руководитель должника, иные лица, которые имеют право давать обязательные для должника указания либо иным образом имеют возможность определять его действия; 2) факта несостоятельности (банкротства) должника, то есть признания арбитражным судом или объявления должником о своей неспособности в полном объеме удовлетворять требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей; 3) наличия причинной связи между обязательными указаниями или действиями указанных лиц и фактом банкротства должника, поскольку они могут быть привлечены к субсидиарной ответственности лишь в тех случаях, когда несостоятельность (банкротство) юридического лица вызвана их указаниями или иными действиями. Возложение на них ответственности за бездействие исключается. Доказывание всех изложенных фактов является обязанностью конкурсного управляющего, заявившего в порядке пункта 5 статьи 101 Закона N 127-ФЗ соответствующее требование к третьим лицам. На лиц, к которым конкурсным управляющим предъявлено требование, возложена обязанность по доказыванию отсутствия своей вины (умысла или неосторожности). Суд установил, что в 2001 - 2002 гг. (период деятельности руководителя организации) у ответчика отсутствовала необходимость контролировать деятельность организации, поскольку по итогам хозяйственной деятельности за 2002 г. организация кредиторской задолженности и убытков не имело. Причиной возбуждения дела о банкротстве явилось решение от 05.02.2004 о привлечении организации к налоговой ответственности, вынесенное по результатам проверки хозяйственно-финансовой деятельности в период, когда руководитель организации осуществлял свои полномочия. Суд пришел к выводу о том, что вина ответчика в возникновении задолженности по обязательным платежам не доказана.

Комментарий к Постановлению ФАС Северо-Кавказского округа от 16.07.2007 N Ф08-4179/2007.

В пункте 22 Постановления Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 01.07.1996 N 6/8 "О некоторых вопросах, связанных с применением части первой ГК РФ" указано, что к числу лиц, на которые может быть возложена субсидиарная ответственность по обязательствам признанного несостоятельным (банкротом) юридического лица, относятся, в частности, лицо, имеющее в собственности или доверительном управлении контрольный пакет акций акционерного общества, собственник имущества унитарного предприятия, давший обязательные для него указания, и т. п. Требования к лицам, несущим субсидиарную ответственность, могут быть предъявлены конкурсным управляющим. В случае их удовлетворения судом взысканные суммы зачисляются в состав имущества должника, за счет которого удовлетворяются требования кредиторов. Выводы, изложенные в комментируемом Постановлении, подтверждаются также судебной практикой (см., например, Постановления ФАС Волго-Вятского округа от 22.06.2007 N А29-8528/2006-2э, от 14.05.2007 N А29-8518/2006-2э, Постановление ФАС Московского округа от 30.06.2005 N КГ-А40/5539-05-П, Постановление ФАС Поволжского округа от 17.07.2007 N А12-19514/06, Постановление ФАС Уральского округа от 02.05.2007 N Ф09-2836/07-С5, Постановление ФАС Центрального округа от 20.03.2007 N А64-4577/05-15).

Ситуация N 11. Правопреемство при реорганизации юридических лиц (статья 58 ГК РФ). Суд удовлетворил требования истца о взыскании задолженности по оплате услуг по транспортировке электрической энергии за счет правопреемника должника, поскольку в силу пункта 4 статьи 58 ГК РФ именно к нему перешли обязанности реорганизованного юридического лица, не выполнившего условия договора (Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 08.08.2007 N А82-3106/2006-2).

Суть дела. Предприятие (исполнитель) и акционерное общество (заказчик) заключили договор на оказание услуг по транспортировке электроэнергии. У заказчика образовалась задолженность по оплате услуг по транспортировке электроэнергии. Факт оказания истцом услуг подтвержден актом-сведениями по покупке и реализации электроэнергии по фидерам истца, подписанным представителями заказчика, накладной и счетом-фактурой. Размер задолженности определен на основании постановления правления департамента топлива, энергетики и регулирования тарифов субъекта РФ. Доказательства оплаты задолженности по оплате оказанных услуг в материалы дела не представлены. На внеочередном собрании акционеров принято решение о реорганизации общества-заказчика путем выделения шести юридических лиц - правопреемников. Все организации внесены в Единый государственный реестр юридических лиц. Часть имущества, прав и обязанностей заказчика перешла к вновь созданным юридическим лицам. Истец обратился в суд с иском к заказчику и его правопреемнику о взыскании задолженности по оплате услуг по транспортировке электрической энергии, оказанных в январе 2005 г. Позиция суда. В силу пункта 1 статьи 57 ГК РФ реорганизация юридического лица (слияние, присоединение, разделение, выделение, преобразование) может быть осуществлена по решению его учредителей (участников) либо органа юридического лица, уполномоченного на то учредительными документами. В пункте 4 статьи 58 ГК РФ установлено, что при выделении из состава юридического лица одного или нескольких юридических лиц к каждому из них переходят права и обязанности реорганизованного юридического лица в соответствии с разделительным балансом. В статье 59 ГК РФ предусмотрено, что передаточный акт и разделительный баланс должны содержать положения о правопреемстве по всем обязательствам реорганизованного юридического лица в отношении всех его кредиторов и должников, включая и обязательства, оспариваемые сторонами. Передаточный акт и разделительный баланс утверждаются учредителями (участниками) юридического лица или органом, принявшим решение о реорганизации юридических лиц, и представляются вместе с учредительными документами для государственной регистрации вновь возникших юридических лиц или внесения изменений в учредительные документы существующих юридических лиц. Непредставление вместе с учредительными документами соответственно передаточного акта или разделительного баланса, а также отсутствие в них положений о правопреемстве по обязательствам реорганизованного юридического лица влекут отказ в государственной регистрации вновь возникших юридических лиц. С целью установления возможности определения правопреемников реорганизуемого юридического лица по обязательствам, способным возникнуть в период между датой утверждения разделительного баланса и датой государственной регистрации выделяемых обществ, общее собрание акционеров заказчика в составе разделительного баланса утвердило правила распределения между заказчиком и выделяемыми обществами имущества, прав и обязательств в переходный период (далее - правила). Названные правила регулируют порядок и принципы отнесения к заказчику или выделяемым обществам имущества, прав и обязанностей заказчика, существовавших на дату составления разделительного баланса, однако изменившихся после этой даты, а также приобретенных в переходный период. Согласно выписке из вступительного баланса по второму ответчику, по состоянию на 11.01.2005 он являлся правопреемником заказчика по правоотношениям, вытекающим из спорного договора. На этом основании суд удовлетворил требования истца за счет второго ответчика - правопреемника заказчика, не выполнившего условия договора.

Комментарий к Постановлению ФАС Волго-Вятского округа от 08.08.2007 N А82-3106/2006-2.

ГК РФ относит правопреемство, которое имеет место при реорганизации юридического лица, к числу универсальных (пункт 1 статьи 129 ГК РФ). Следовательно, при реорганизации юридических лиц их права и обязанности переходят к вновь возникшему юридическому лицу в полном объеме. В арбитражной практике часто возникают споры по вопросу взыскания задолженности с реорганизованных организаций. При этом арбитражные суды высказывают единую позицию, в соответствии с которой неправомерным является взыскание задолженности с правопредшественника и с правопреемника одновременно, поскольку, по смыслу гражданского законодательства, после реорганизации именно правопреемнику передаются полностью (или в определенной части) права и обязанности организации-должника. Именно эти выводы и были высказаны судом в комментируемом Постановлении. Суд пришел к выводу, что, согласно выписке из вступительного баланса по одному из правопреемников заказчика, именно он являлся его правопреемником по правоотношениям, вытекающим из спорного договора, в связи с чем требования истца были удовлетворены за его счет.

Ситуация N 12. Последствия выбытия участника из полного товарищества (статья 78 ГК РФ). Суд отказал в иске о признании недействительным решения о государственной регистрации учредительного договора коммандитного товарищества, поскольку истец не является полным товарищем товарищества и в силу статьи 78 ГК РФ он как наследник может вступить в полное товарищество лишь с согласия других участников товарищества (Постановление ФАС Поволжского округа от 26.07.2007 N А65-12478/06-СГ1-10).

Суть дела. Собранием учредителей 20.07.2001 было принято решение об учреждении коммандитного товарищества. Согласно протоколу полными товарищами выступили одно юридическое лицо и восемь физических лиц, в том числе индивидуальный предприниматель - наследодатель истца. В соответствии со свидетельством о праве на наследство по закону и свидетельством о праве собственности истец является наследником индивидуального предпринимателя - члена коммандитного товарищества, умершего 27.05.2005. Истец обратился с заявлением к коммандитному товариществу, где выразил намерение стать его полным товарищем. Решением общего собрания коммандитного товарищества от 05.05.2006 истцу отказано в приеме в качестве полного товарища, причем решение принято в отсутствие истца. Истец обратился в суд с иском к коммандитному товариществу, налоговому и регистрирующему органам о признании недействительным решений о государственной регистрации учредительного договора коммандитного товарищества и свидетельства о госрегистрации. Позиция суда. Согласно статье 66 ГК РФ полными товарищами в коммандитных товариществах могут быть только индивидуальные предприниматели и (или) коммерческие организации. В силу статьи 78 ГК РФ в случае смерти участника полного товарищества его наследник может вступить в полное товарищество лишь с согласия других участников. Участнику, выбывшему из полного товарищества, выплачивается стоимость части имущества товарищества, соответствующей доле этого участника в складочном капитале, если иное не предусмотрено учредительным договором. По соглашению выбывающего участника с остающимися участниками выплата стоимости имущества может быть заменена выдачей имущества в натуре. Согласно учредительному договору коммандитного товарищества от 20.07.2001 наследники умершего товарища имеют право на вступление в товарищество только при согласии всех его участников. При отсутствии такого согласия или при отказе наследника (правопреемника) от участия в товариществе ему выплачиваются суммы, которые причитались бы умершему участнику в случае его выхода из товарищества. Следовательно, истец имеет право на выплату доли, в чем ему отказано не было. Доказательств извещения истца о дне проведения собрания 27.03.2006 суду представлено не было. При этом суд признал, что решением общего собрания полных товарищей коммандитного товарищества от 27.03.2006 решен вопрос о правах наследников индивидуального предпринимателя, в том числе в отношении истца. Таким образом, в удовлетворении иска в части оспаривания решения общего собрания и решений полных товарищей коммандитного товарищества об учреждении товарищества и утверждении новых редакций учредительного договора судом было отказано, но решение общего собрания товарищей от 27.03.2006 было признано недействительным, поскольку истец не был извещен о его проведении.

Комментарий к Постановлению ФАС Поволжского округа от 26.07.2007 N А65-12478/06-СГ1-10.

В статье 1110 ГК РФ указано, что в случае смерти гражданина его имущество в порядке универсального правопреемства переходит к наследникам. Согласно статье 78 ГК РФ в случае смерти участника полного товарищества его наследник может вступить в полное товарищество лишь с согласия других участников. Это обусловлено высокой степенью доверия, которое должно существовать между участниками полного товарищества, что является важнейшим условием деятельности товарищества. Очевидно, что наследник доли в складочном капитале товарищества может не обладать необходимыми знаниями, навыками, деловыми качествами для участия в делах полного товарищества, что отрицательно может сказаться на имущественном положении других участников. Поэтому вступление наследника в полное товарищество закон оставляет на усмотрение остальных его участников. Как указано в "Постатейном комментарии к части первой ГК РФ от 2006 г." (под ред. С. П. Гришаева, А. М. Эрделевского), личность полного товарища имеет существенное значение для организации, так как участники не только объединяют имущественные взносы, но и лично участвуют в ее делах. В случае смерти гражданина или реорганизации юридического лица - участника их правопреемники, наследуя право требования в отношении доли в имуществе товарищества, не приобретают права на участие в товариществе. Они могут быть приняты в товарищество лишь с согласия других участников. Из смысла статьи 78 ГК РФ следует, что необходимо получение согласия не большинства, а всех участников товарищества. Если решение вопроса о принятии в товарищество наследника (правопреемника) зависит от усмотрения остальных участников товарищества, то право на получение стоимости доли правопредшественника всегда переходит к правопреемникам, так как является имущественным и не имеет тесной связи с личностью. Вопрос о выделе доли, по мнению автора, возникает только в случае, когда товарищество продолжает действовать после выбытия участника и наследник (правопреемник) не пожелал участвовать в товариществе либо не был в него принят. Если товарищество прекращает свое существование, распределение его имущества производится в порядке ликвидации юридического лица (пункт 7 статьи 63 ГК). Выбытие участника не означает уменьшения размера складочного капитала товарищества. Он по общему правилу остается неизменным. Соответственно, происходит увеличение долей оставшихся участников.

1.3. Объекты гражданских прав

Ситуация N 13. Государственная регистрация недвижимости (статья 131 ГК РФ). Требование покупателя о государственной регистрации перехода права собственности на нежилое здание по договору купли-продажи было удовлетворено судом, поскольку уклонение продавца от государственной регистрации перехода прав на недвижимое имущество, являющееся предметом сделки, необоснованно (Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 13.12.2007 N Ф04-32/2007(3838-А03-13)).

Суть дела. 05.11.2001 между государственным образовательным учреждением (покупатель) и заводом (продавец) был заключен договор купли-продажи нежилого здания, которое было передано продавцом покупателю по акту приема-передачи, оплата его стоимости произведена истцом в полном объеме, что подтверждается актами сверки взаимных расчетов. Здание было отремонтировано в целях его использования как учебного корпуса. По договору аренды от 26.06.2001 за ответчиком был закреплен на праве аренды сроком на 5 лет земельный участок, расположенный по тому же адресу, что и нежилое здание - предмет договора от 05.11.2001, для эксплуатации здания. Соглашением от 27.08.2002 договор аренды был расторгнут, и постановлением администрации муниципального образования право пользования земельным участком ответчика было прекращено по его заявлению. В период подготовки документов для государственной регистрации права федеральной собственности на спорное здание ответчик отказался от государственной регистрации перехода права собственности на это здание к истцу, обосновав отказ тем, что договор является незаключенным, так как в нем отсутствуют данные, позволяющие определенно установить недвижимое имущество, подлежащее передаче покупателю по договору. Регистрирующим органом со ссылкой на пункт 1 статьи 16 Федерального закона N 122-ФЗ от 21.07.1997 "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" (далее - Закон N 122-ФЗ) истцу было разъяснено, что проведение государственной регистрации перехода права возможно только на основании заявления правообладателя или уполномоченного им лица либо на основании решения суда. Согласно выписке из Единого государственного реестра прав на недвижимое имущество и сделок с ним о переходе прав на объект недвижимого имущества от 11.04.2007 правообладателем на спорное здание является ответчик, право собственности которого зарегистрировано 24.03.2005. Поскольку сделка исполнена, а продавец уклоняется от государственной регистрации перехода права, покупатель обратился с иском о государственной регистрации перехода права собственности по договору купли-продажи на нежилое здание и признании за ним права оперативного управления спорной собственностью. Позиция суда. Давая правовую оценку договору от 05.11.2001, суд пришел к выводу, что он отвечает требованиям, предъявляемым законом к договорам купли-продажи, - статьям 432, 433, 434, 550 ГК РФ. Согласно пункту 1 статьи 131 ГК РФ переход права собственности на недвижимые вещи подлежит государственной регистрации, право собственности у приобретателя возникает с момента такой регистрации. В силу статьи 551 ГК РФ переход права собственности на недвижимое имущество по договору продажи недвижимого имущества подлежит государственной регистрации. Согласно пункту 3 статьи 551 ГК РФ, если одна из сторон уклоняется от государственной регистрации права собственности на недвижимость, суд вправе по требованию другой стороны вынести решение о государственной регистрации перехода права собственности. Факт уклонения продавца-правообладателя от исполнения обязанности по обращению в регистрирующий орган о государственной регистрации перехода права собственности на объект недвижимости, предусмотренный договором от 05.11.2001, подтвержден материалами дела. Ссылка продавца на отсутствие обращения покупателя в регистрирующий орган за регистрацией права собственности в установленном законом порядке опровергается заявлением истца в региональный отдел управления федеральной регистрационной службы субъекта РФ о государственной регистрации договора купли-продажи нежилого здания от 05.11.2001 и последующим отказом в такой регистрации. Согласно уставу покупатель является государственным образовательным учреждением федерального подчинения, находящимся в ведении РФ. Имущество закреплено за ним на праве оперативного управления. В силу статей 218, 299 ГК РФ истец обладает правом от своего имени приобретать и осуществлять имущественные и неимущественные права, исполнять обязанности. Кроме того, согласно пункту 3 статьи 165, пункту 3 статьи 551 ГК РФ, пункту 1 статьи 16 Закона N 122-ФЗ с соответствующим требованием о регистрации должна обращаться сторона по договору. Требования покупателя были удовлетворены судом, уклонение ответчика от государственной регистрации перехода прав на недвижимое имущество, являющееся предметом сделки, было признано необоснованным, суд обязал продавца произвести требуемую регистрацию.

Комментарий к Постановлению ФАС Западно-Сибирского округа от 13.12.2007 N Ф04-32/2007(3838-А03-13).

В соответствии с пунктом 3 статьи 551 ГК РФ в случае, когда одна из сторон уклоняется от государственной регистрации перехода права собственности на недвижимость, суд вправе по требованию другой стороны вынести решение о государственной регистрации перехода права собственности. Сторона, необоснованно уклоняющаяся от государственной регистрации перехода права собственности, должна возместить другой стороне убытки, вызванные задержкой регистрации. Выводы, изложенные в комментируемом Постановлении, подтверждаются судебной практикой. ФАС Северо-Западного округа в Постановлении от 20.09.2005 N А56-45859/04 указал, что при отчуждении объектов недвижимости гражданское законодательство устанавливает необходимость произвести государственную регистрацию не самого договора купли-продажи, а лишь перехода права собственности на данный объект от продавца к покупателю. Последствием такой регистрации является подтверждение права собственности покупателя на приобретенный объект. Отсутствие государственной регистрации перехода права собственности не свидетельствует о недействительности заключенного и исполненного сторонами договора купли-продажи недвижимости. Аналогичные выводы содержатся в Постановлении ФАС Уральского округа от 24.10.2007 N Ф09-8643/07-С6, Постановлении ФАС Московского округа от 27.10.2004 N КГ-А40/8292-04, Постановлении ФАС Западно-Сибирского округа от 21.09.2005 N Ф04-5376/2005(14141-А75-21), Постановлении ФАС Уральского округа от 20.02.2006 N Ф09-134/06-С3, Постановлении ФАС Поволжского округа от 25.05.2006 N А55-18768/2004-14.

Ситуация N 14. Государственная регистрация недвижимости (статья 131 ГК РФ). Суд отказал в удовлетворении требования о понуждении зарегистрировать переход права собственности на недвижимое имущество, заявленное на основании статей 131, 551 ГК РФ, поскольку между сторонами существует спор о праве, который не может быть рассмотрен в рамках заявленного иска о понуждении к государственной регистрации (Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 10.09.2007 N А10-5620/06-Ф02-6278/07).

Суть дела. Внеочередным собранием акционеров акционерного общества (ответчик) от 09.12.1997 принято решение о создании общества с ограниченной ответственностью (истец) и внесении вклада в его уставный капитал в виде недвижимого имущества по акту приема-передачи. Во исполнение решения ответчик передал имущество. Истец зарегистрирован 29.12.1997 постановлением главы муниципального образования. Ссылаясь на то, что не может зарегистрировать право собственности на объекты недвижимости, так как ответчик уклоняется от государственной регистрации перехода права собственности на эти объекты, истец обратился в суд с иском о понуждении зарегистрировать переход права собственности от ответчика к истцу, указав в качестве правового обоснования своих требований статьи 131, 551 ГК РФ. Позиция суда. В обоснование заявленных требований истец ссылается на наличие у него права собственности, возникшего в порядке статьи 213 ГК РФ на основании решения внеочередного собрания акционеров ответчика и акта приема-передачи. Ответчик является собственником спорного имущества, что подтверждается материалами дела (запись в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним от 12.07.2006). Документом, являющимся основанием для регистрации права ответчика на имущество, в свидетельствах о государственной регистрации права указан план приватизации ответчика, утвержденный комитетом по управлению государственным имуществом. Согласно статье 2 Федерального закона от 21.07.1997 N 122-ФЗ "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" (далее - Закон N 122-ФЗ) государственная регистрация прав на недвижимое имущество и сделок с ним - юридический акт признания и подтверждения государством возникновения, ограничения (обременения), перехода или прекращения прав на недвижимое имущество в соответствии с ГК РФ. Пунктом 2 статьи 2 Закона N 122-ФЗ установлено, что государственная регистрация является единственным доказательством существования зарегистрированного права. Истец обратился в арбитражный суд с иском о понуждении к государственной регистрации перехода права собственности на недвижимое имущество, право собственности на которое уже зарегистрировано ответчиком. В силу требований статьи 2 Закона N 122-ФЗ зарегистрированное право может быть оспорено только в судебном порядке. Таким образом, наличие у ответчика зарегистрированного права на спорное недвижимое имущество свидетельствует о том, что между истцом и ответчиком имеется спор о праве на имущество. Поскольку предметом иска являлось понуждение к государственной регистрации перехода права собственности на имущество, а не оспаривание зарегистрированного права собственности, суд отказал в удовлетворении иска.

Комментарий к Постановлению ФАС Восточно-Сибирского округа от 10.09.2007 N А10-5620/06-Ф02-6278/07.

Обязательной регистрации подлежат следующие сделки и права по ним: 1) договор купли-продажи жилых помещений и долей в праве собственности на жилое помещение, в том числе находящееся в общей долевой собственности (статьи 251, 558 ГК РФ); 2) договор залога (ипотеки) (статья 339 ГК РФ); 3) соглашение об уступке требования, основанной на сделке, подлежащей регистрации (статья 389 ГК РФ); 4) договор купли-продажи предприятия (статья 560 ГК РФ); 5) договор дарения недвижимого имущества (доли в праве собственности на недвижимое имущество (статья 574 ГК РФ)); 6) договор пожертвования недвижимого имущества (статья 582 ГК РФ); 7) договор ренты недвижимого имущества (в том числе постоянной, пожизненной) (статья 584 ГК РФ); 8) договор пожизненного содержания с иждивением (часть 2 статьи 601, ст. 584 ГК РФ); 9) договор аренды зданий, сооружений, заключенный на срок не менее одного года (статьи 609, 651 ГК РФ); 10) договор аренды предприятия (статья 659 ГК РФ); 11) договор мены жилых помещений (договор мены долей в праве собственности на жилое помещение). Регистрация сделки - это подтверждение взаимных обязательств сторон, а в некоторых случаях и подтверждение возникшего права приобретателя, это и способ придания сделке ее юридической значимости. Регистрация прав по сделке - это запись о праве, состоящая из записи четырех элементов: субъекта права (правообладатель), объекта права (имущество), вид права (собственность или иные вещные права), основание (правоустанавливающий документ). В комментируемом Постановлении истец, в нарушение требований статьи 2 Закона N 122-ФЗ, требовал именно понуждения ответчика к государственной регистрации перехода право собственности на недвижимое имущество, а должен был оспаривать зарегистрированное права собственности на спорное имущество, в связи с чем суд отказал в удовлетворении иска, поскольку право собственности на это имущество уже зарегистрировано ответчиком, причем регистрация датируется 2006 годом, а учреждение истца - 1997, то есть право собственности на недвижимость ответчик зарегистрировал, руководствуясь иными основаниями, не связанными с обязанностью передать имущество только что созданной организации.

Ситуация N 15. Интеллектуальная собственность (статья 138 ГК РФ). Поскольку ответчик, в нарушение пункта 2 статьи 138 ГК РФ, путем проката распространял фильмы на контрафактных дисках, чем причинил имущественный ущерб в виде упущенной выгоды истцу - правообладателю исключительных авторских прав на воспроизведение, распространение и прокат спорных фильмов, суд взыскал с него компенсацию за нарушение авторских прав (Постановление ФАС Уральского округа от 02.07.2007 N Ф09-2240/07-С6).

Суть дела. Истец на основании договоров о передаче имущественных авторских прав является правообладателем исключительных (имущественных) авторских прав на производство, выпуск и распространение (в том числе сдачу в прокат) на территории РФ фильмов на дисках. Факт распространения ответчиком (индивидуальным предпринимателем) фильмов на контрафактных дисках путем проката, имевший место 30.03.2006, установлен Постановлением мирового судьи от 08.06.2006. Истец, полагая, что в результате данной деятельности ответчика ему причинен имущественный ущерб в виде упущенной выгоды, а также наступили иные неблагоприятные последствия, которые выразились в потере покупательского спроса, введении потребителя в заблуждение относительно реального качества фильмов, на основании пункта 2 статьи 49 Закона РФ от 09.07.1993 N 5351-1 "Об авторском праве и смежных правах" (далее - Закон N 5351-1) обратился с иском о взыскании компенсации за нарушение авторских прав. Позиция суда. Истец в соответствии с заключенными им авторскими договорами имеет исключительное право на воспроизведение, распространение и прокат аудиовизуальных произведений (фильмов), факт нарушения ответчиком авторских прав доказан, а в соответствии со статьи 49 Закона N 5351-1 обладатель исключительных имущественных прав может требовать от нарушителя выплаты компенсации в установленных пределах. Размер компенсации определен судом на основании выполненного истцом расчета, исходя из ее минимального размера за каждый случай нарушения авторских прав, а также с учетом того, что ответчик ранее привлекался к административной ответственности за аналогичные правонарушения и продолжает осуществлять прокат фильмов без согласия правообладателя. В соответствии с пунктом 2 статьи 138 ГК РФ использование результатов интеллектуальной деятельности и средств индивидуализации, которые являются объектом исключительных прав, может осуществляться третьими лицами только с согласия правообладателя. В силу пунктов 1 - 3 статьи 16 Закона N 5351-1 автору в отношении его произведения принадлежат исключительные права на использование произведения в любой форме и любым способом. Исключительные права автора на использование произведения означают право осуществлять или разрешать воспроизводить произведение (право на воспроизведение), распространять экземпляры произведения любым способом: продавать, сдавать в прокат и т. д. (право на распространение). Право на распространение экземпляров произведения путем сдачи их в прокат принадлежит автору независимо от права собственности на эти экземпляры. Суд на основании имеющихся в материалах дела документов и установленных по делу обстоятельств, с учетом проведенного осмотра образцов аудиовизуальной продукции, сделал вывод о том, что истец является правообладателем исключительных авторских прав на воспроизведение, распространение и прокат спорных фильмов, которые нарушены ответчиком. На основании пункта 2 статьи 9 Закона N 5351-1 при отсутствии доказательств иного автором произведения считается лицо, указанное в качестве автора на оригинале или экземпляре произведения. При этом в Постановлении Пленума ВС РФ от 19.06.2006 N 15 "О вопросах, возникших у судов при рассмотрении гражданских дел, связанных с применением законодательства об авторском праве и смежных правах" разъясняется, что истец должен подтвердить факт принадлежности ему авторского права и (или) смежных прав или права на их защиту, а также факт использования данных прав ответчиком. При этом судам необходимо исходить из презумпции авторства, предусмотренной статьей 9 Закона N 5351-1. В частности, при отсутствии доказательств иного автором произведения считается лицо, указанное в качестве автора на оригинале или на экземпляре произведения. Ответчиком в нарушение положений статьи 65 АПК РФ не представлено доказательств, подтверждающих обоснованность его предположения о том, что истец не является правообладателем исключительных авторских прав на воспроизведение, распространение и прокат аудиовизуальных произведений. Принимая во внимание изложенное, суд удовлетворил требования истца.

Комментарий к Постановлению ФАС Уральского округа от 02.07.2007 N Ф09-2240/07-С6.

В соответствии с частью 1 статьи 44 Конституции РФ каждому гарантируется свобода литературного, художественного, научного, технического и других видов творчества. Интеллектуальная собственность охраняется законом. В соответствии со статьей 138 ГК РФ, признается исключительное право (интеллектуальная собственность) гражданина или юридического лица на результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации юридического лица, индивидуализации продукции, выполняемых работ или услуг (фирменное наименование, товарный знак, знак обслуживания и т. п.). Использование результатов интеллектуальной деятельности и средств индивидуализации, которые являются объектом исключительных прав, может осуществляться третьими лицами только с согласия правообладателя. Следует отметить, что статья 138 ГК РФ с 01.01.2008 признана утратившей силу (в соответствии с пунктом 12 статьи 17 Федерального закона от 18.12.2006 N 231-ФЗ "О введении в действие части четвертой ГК РФ"). В соответствии со статьей 48 Закона N 5351-1 контрафактными (нелицензионными) являются экземпляры произведения, изготовление или распространение которых влечет за собой нарушение авторских и смежных прав. По мнению Пленума ВС РФ, изложенному в Постановлении от 19.06.2006 N 15, широкое использование результатов творческой деятельности сопровождается негативными последствиями, которые в настоящее время являются острой проблемой в связи с высоким уровнем незаконного использования этих результатов. Одним из самых распространенных правонарушений в сфере авторского права и смежных прав является воспроизведение контрафактных экземпляров произведений, а также фонограмм и их незаконная реализация. Все большую угрозу правообладателям представляет незаконное размещение произведений и фонограмм в телекоммуникационных сетях, в частности в сети Интернет и сети сотовой связи. Надлежащим ответчиком по делу о защите авторского права и (или) смежных прав является лицо, осуществившее действие по использованию объектов авторского права или смежных прав в соответствии со статьями 15, 16, 37, 38, 40, 41 Закона N 5351-1. Объекты авторского права и (или) смежных прав не могут приносить правообладателям прибыль, а государству налоги, если они не обеспечиваются специальной правовой охраной со стороны государственных органов. Контрафактными являются и экземпляры произведений и объектов смежных прав, в которых наряду с правомерно используемыми объектами авторского права и смежных прав используются неправомерно воспроизведенные (например, глава в книге, рассказ или статья в сборнике либо фонограмма на любом материальном носителе). Таким образом, поскольку в комментируемом Постановлении был доказан факт распространения ответчиком контрафактных дисков с объектами авторского права, принадлежащими истцу, суд пришел к выводу, что этими действиями истцу был причин имущественный ущерб, и с ответчика была взыскана компенсация за нарушение авторских прав. Выводы о том, что в случае причинения истцу вреда в виде упущенной выгоды при нарушении авторских прав путем распространения контрафактной продукции должна взыскиваться компенсация, подтверждаются судебной практикой (см., например, Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 28.04.2007 N А43-6226/2006-23-134, Постановление ФАС Московского округа от 14.06.2007 N КГ-А41/3948-07).

Ситуация N 16. Виды ценных бумаг (статья 143 ГК РФ). Суд отказал в удовлетворении требования о включении в реестр требований кредиторов должника требования, основанного на простом векселе, выданном организацией-банкротом, поскольку заявитель не представил в материалы дела подлинный вексель либо доказательства передачи этого векселя организации-банкроту в целях получения платежа (Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 10.08.2007 N А28-137/2006-201/6-347).

Суть дела. В рамках дела о несостоятельности (банкротстве) коммерческой организации заявитель обратился в арбитражный суд с требованием о включении в реестр требований кредиторов должника требования, основанного на простом векселе. Позиция суда. Векселя относятся к ценным бумагам (статья 143 ГК РФ). В соответствии со статьей 142 (пунктом 1) ГК РФ осуществление права, удостоверенного ценной бумагой, возможно только по ее предъявлении. В пункте 6 совместного Постановления Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 04.12.2000 N 33/14 "О некоторых вопросах практики рассмотрения споров, связанных с обращением векселей" (далее - Постановление N 33/14) определено, что при рассмотрении требований об исполнении вексельного обязательства истец обязан представить суду подлинный документ, на котором он основывает свое требование. Вместе с тем отсутствие у истца векселя само по себе не может служить основанием к отказу в иске, если судом будет установлено, что вексель был передан ответчику в целях получения платежа и истец этот платеж не получил. Истец в этом случае обязан доказать названные обстоятельства. Согласно части 9 статьи 75 АПК РФ подлинные документы представляются в арбитражный суд в случае, если обстоятельства дела согласно федеральному закону или иному нормативному правовому акту подлежат подтверждению только такими документами, а также по требованию арбитражного суда. Заявитель не представил в материалы дела подлинный вексель либо доказательства передачи этого векселя организации-банкроту в целях получения платежа. При таких обстоятельствах суд отказал в удовлетворении заявленного требования.

Комментарий к Постановлению ФАС Волго-Вятского округа от 10.08.2007 N А28-137/2006-201/6-347.

В арбитражной практике встречаются споры по вопросу правомерности представления судебным органам при рассмотрении дел копий ценных бумаг. В пункте 6 Постановления N 33/14 суды указывают на обязанность истца представить (а не предъявить) суду подлинный документ, на котором векселедержатель основывает свое требование. Практика ФАС округов также не допускает разночтений по вопросу правомерности непредставления подлинника ценной бумаги. Так, например, в Постановлении ФАС Московского округа от 02.08.2007, 09.08.2007 N КГ-А40/5146-07 суд указал, что при рассмотрении требований об исполнении вексельного обязательства истец обязан представить суду подлинный документ, на котором он основывает свое требование, кроме случая, когда вексель был передан ответчику в целях получения платежа, истец этот платеж не получил и доказал суду это обстоятельство. ФАС Уральского округа в Постановлении от 24.07.2007 N Ф09-3309/07-С4 отказал в требовании взыскать вексельную сумму, поскольку в материалах дела не имелось подлинных векселей.

Ситуация N 17. Требования к ценной бумаге (статья 144 ГК РФ). Суд удовлетворил иск о взыскании задолженности по векселям, поскольку отсутствие на актах передачи векселей подписи векселедателя не свидетельствует об отсутствии законных оснований для выдачи векселей, поскольку акты передачи векселей были направлены ответчику по почте и он не представил возражений по ним (Постановление ФАС Северо-Западного округа от 29.08.2007 N А05-12604/2006).

Суть дела. Истец является векселедержателем простых векселей сроком платежа по предъявлении. Векселедателем является ответчик. Векселя предъявлены к оплате векселедателю по месту платежа по акту, который со стороны ответчика подписан генеральным директором без возражений. Отказ в платеже векселедатель не заявлял. Истец обратился в арбитражный суд с иском к ответчику о взыскании задолженности по векселям. Позиция суда. Статья 144 ГК РФ и пункт 75 Положения о переводном и простом векселе, утвержденного Постановлением ЦИК и СНК СССР от 07.08.1937 N 104/1341 (далее - Положение), устанавливают обязательные требования, предъявляемые к векселю. Судом установлено, что истец является законным держателем спорных векселей, которые не имеют дефектов формы и содержания, предъявлены к платежу по истечении года со дня составления (29.09.2006), но в силу статей 53 и 78 Положения истец не утратил прав требования к векселедателю оплатить векселя. Согласно статье 17 Положения лицо, к которому предъявлен иск по векселю, вправе ссылаться на возражения, проистекающие из его личных отношений с законным векселедержателем, предъявившим данное исковое требование. На свои личные отношения с векселедержателем должник вправе ссылаться лишь в том случае, когда векселедержатель, приобретая вексель, действовал сознательно в ущерб должнику, то есть знал об отсутствии законных оснований к выдаче (передаче) векселя до или во время его приобретения. Наличие указанных обстоятельств, свидетельствующих о недобросовестности держателя векселя, доказывается лицом, к которому предъявлен иск. Суд пришел к выводу о том, что векселедатель не представил доказательств того, что векселедержатель, приобретая векселя, знал об отсутствии законных оснований к их выдаче, то есть действовал сознательно в ущерб должнику. Наличие законных оснований для выдачи векселей подтверждается договором, заключенным между сторонами, актами передачи векселей, актами сверки взаиморасчетов. Отсутствие на актах подписи векселедателя не свидетельствует об отсутствии законных оснований для выдачи векселей, поскольку акты были направлены ответчику по почте и он не представил возражений по ним. Суд удовлетворил требования истца в полном объеме.

Комментарий к Постановлению ФАС Северо-Западного округа от 29.08.2007 N А05-12604/2006.

Согласно нормам действующего законодательства основанием для признания векселя недействительным является лишь дефект формы и отсутствие обязательных реквизитов. Требования к форме и перечень обязательных реквизитов простого векселя определены статьей 75 Положения. Согласно названной норме простой вексель должен содержать: наименование "вексель", включенное в самый текст и выраженное на том языке, на котором этот документ составлен; простое и ничем не обусловленное обещание уплатить определенную сумму; указание срока платежа; указание места, в котором должен быть совершен платеж; наименование того, кому или приказу кого платеж должен быть совершен; указание даты и места составления векселя; подпись того, кто выдает документ (векселедателя). Документ, в котором отсутствует какое-либо из указанных обозначений, не имеет силы простого векселя (статья 76 Положения). В силу части 2 статьи 144 ГК РФ и статей 2 и 76 Положения документ, в котором отсутствует какое-либо из обозначений, указанных в упомянутых статьях Положения, не имеет силы векселя, за исключением случаев, прямо названных во втором, третьем и четвертом абзацах статей 2 и 76 Положения (об этом говорится в совместном Постановлении Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 04.12.2000 N 33/14 "О некоторых вопросах практики рассмотрения споров, связанных с обращением векселей" (далее - Постановление N 33/14)). Выводы о том, что при отсутствии возражений векселедателя, заявленных в разумный срок после предъявления векселей к оплате, выплаты могут осуществляться и по тем векселям, которые оформлены с нарушениями обязательных требований, изложенные в комментируемом Постановлении, подтверждаются также судебной практикой (см., например, Постановление ФАС Московского округа от 26.08.2003 N КГ-А40/5802-03).

Ситуация N 18. Защита чести, достоинства и деловой репутации (статья 152 ГК РФ). Поскольку согласно пунктам 1, 2, 7 статьи 152 ГК РФ лицо вправе требовать по суду опровержения лишь тех сведений, которые порочат его честь, достоинство или деловую репутацию, суд отказал в удовлетворении иска, установив, что в спорном сюжете теленовостей таких сведений не содержится (Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 27.11.2007 N А33-4224/07-Ф02-8763/07).

Суть дела. В выпуске теленовостей в эфире телевизионного канала вышел сюжет, посвященный теме отравления участников губернаторского студенческого бала. В данном сюжете была распространена недостоверная информация о том, что продукты для бала были закуплены в том числе в магазинах истца. При этом съемки сюжета происходили на фоне изображения магазина истца. В качестве комментария показывались видеоизображения не принадлежащих истцу торговых прилавков с мясопродуктами, при этом тележурналист прокомментировал, что мясопродуктами были отравлены участники бала. Информация о том, что часть некачественных продуктов, использованных для приготовления фуршета, закуплена в магазине истца, подана на фоне этого магазина. Таким образом, по мнению истца, этим сюжетом распространены недостоверные сведения, которые порочат его деловую репутацию, в связи с чем истец просит обязать редакцию телеканала и его учредителя опровергнуть порочащие деловую репутацию сведения. В качестве правового обоснования своих требований истец сослался на статью 152 ГК РФ, статьи 49, 51 Закона РФ от 27.12.1991 N 2124-1 "О средствах массовой информации" (далее - Закон N 2124-1). Позиция суда. Согласно пунктам 1, 2, 7 статьи 152 ГК РФ гражданин вправе требовать по суду опровержения порочащих его честь, достоинство или деловую репутацию сведений, если распространивший такие сведения не докажет, что они соответствуют действительности. Если такие сведения распространены в средствах массовой информации, они должны быть опровергнуты в тех же средствах массовой информации. Правила настоящей статьи о защите деловой репутации гражданина соответственно применяются к защите деловой репутации юридического лица. В соответствии со статьей 43 Закона N 2124-1 гражданин или организация вправе потребовать от редакции опровержения не соответствующих действительности и порочащих их честь и достоинство сведений, которые были распространены в данном средстве массовой информации. Если редакция средства массовой информации не располагает доказательствами того, что распространенные им сведения соответствуют действительности, она обязана опровергнуть их в том же средстве массовой информации. В соответствии со статьей 29 Конституции РФ каждому гарантируется свобода мысли и слова. Согласно статье 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод каждый имеет право свободно выражать свое мнение. Оценочные суждения, мнения, убеждения не являются предметом судебной защиты. Оспариваемый сюжет рассказывает о том, что часть продуктов для губернаторского бала закуплена в магазинах истца. Суд полагает, что в оспариваемом сюжете содержится мнение тележурналиста, не основанное на конкретных доказательствах и носящее субъективный характер. Ответчики не сообщали сведений о факте продажи истцом некачественных товаров именно для губернаторского бала. Трансляция видеоизображения торговых прилавков с мясопродуктами, сопровождаемая комментариями о том, что мясопродуктами были отравлены участники бала, не позволяет сделать какие-либо выводы о продаже истцом некачественных мясных продуктов. Комментарии тележурналиста являются оценочными, субъективными суждениями и не могут быть предметом судебной защиты. При таких обстоятельствах суд отказал в удовлетворении иска, поскольку фактов, содержащих утверждения о продаже истцом некачественных товаров, в спорном сюжете не содержится.

Комментарий к Постановлению ФАС Восточно-Сибирского округа от 27.11.2007 N А33-4224/07-Ф02-8763/07.

Из положений статьи 152 ГК РФ следует, что при рассмотрении дел об опровержении сведений, порочащих деловую репутацию юридического лица, суду необходимо установить, какие именно сведения истец требует признать не соответствующими действительности, были ли они распространены ответчиком, их соответствие действительности. При этом истец обязан доказать факт распространения порочащих сведений лицом, к которому предъявлен иск. В пункте 7 Постановления Пленума ВС РФ от 24.02.2005 N 3 "О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц" (далее - Постановление N 3) дано разъяснение, что обстоятельствами, имеющими в силу статьи 152 ГК РФ значение для дела, которые должны быть определены в ходе судебного разбирательства, являются факт распространения ответчиком сведений об истце, порочащий характер этих сведений, и несоответствие их действительности. При отсутствии хотя бы одного из указанных обстоятельств иск не может быть удовлетворен судом. Под распространением сведений, порочащих честь и достоинство граждан или деловую репутацию граждан и юридических лиц, следует понимать опубликование таких сведений в печати, трансляцию по радио и телевидению, демонстрацию в кинохроникальных программах и других средствах массовой информации, распространение в сети Интернет, а также с использованием иных средств телекоммуникационной связи, изложение в служебных характеристиках, публичных выступлениях, заявлениях, адресованных должностным лицам, или сообщение в той или иной, в том числе устной, форме хотя бы одному лицу. Вышеизложенное подтверждается судебной практикой. Так, ФАС Московского округа в Постановлении от 07.04.2005 N КГ-А40/1574-05, ссылаясь на положения пункта 9 Постановления N 3, указал, что с целью выяснения вопроса о том, является ли распространенная информация утверждением о фактах или же в ней содержится субъективное мнение того или иного лица, необходимо исследовать вопрос о возможности проверки такой информации на ее соответствие объективной действительности. Поскольку распространенная ответчиками информация может быть проверена на соответствие действительности и ответчики не доказали, что эта информация соответствует действительности, суды нижестоящих инстанций обоснованно удовлетворили требования истца. А ФАС Восточно-Сибирского округа в Постановлениях от 26.10.2006 N А33-27775/05-Ф02-5573/06-С2, от 28.09.2006 N А19-21081/05-17-Ф02-5011/06-С2 указал, что оценочные суждения, мнения, убеждения не являются предметом судебной защиты, и отказал в удовлетворении иска об опровержении сведений, распространенных средством массовой информации. Напротив, если в информации, опубликованной в газете, содержатся не только оценочные, эмоциональные суждения, мнение журналистов, но и сведения о фактических обстоятельствах, не соответствующих действительности, иск о защите деловой репутации лица будет удовлетворен (см., например, Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 09.02.2006 N А19-7045/05-10-Ф02-6948/05-С2). Выводы, аналогичные изложенному в комментируемом Постановлении, содержатся также в Постановлениях ФАС Западно-Сибирского округа от 11.10.2007 N Ф04-7143/2007(39172-А27-17), от 29.08.2007 N Ф04-6027/2007(37792-А67-12), от 21.08.2007 N Ф04-5467/2007(37172-А45-28), Постановлении ФАС Московского округа от 20.08.2007 N КГ-А40/8117-07, Постановлении ФАС Северо-Западного округа от 17.08.2007 N А44-6958/2005-12, Постановлении ФАС Северо-Кавказского округа от 17.09.2007 N Ф08-5967/2007, Постановлении ФАС Уральского округа от 23.10.2007 N Ф09-8440/07-С6, Постановлении ФАС Восточно-Сибирского округа от 04.11.2004 N А33-19410/03-С2-Ф02-4460/04-С2 и в Постановлении ФАС Дальневосточного округа от 27.07.2004 N Ф03-А04/04-1/1751.

1.4. Сделки и представительство

Ситуация N 19. Письменная форма сделки (статья 160 ГК РФ). Суд пришел к выводу, что в нарушение пункта 1 статьи 160 ГК РФ при заключении сделки купли-продажи доли в уставном капитале общества не соблюдена простая письменная форма, поскольку протокол собрания участников не является договором купли-продажи, и согласие на покупку в нем не выражено, в связи с чем удовлетворил требования истца о признании сделки недействительной (Постановление ФАС Уральского округа от 26.07.2007 N Ф09-6034/07-С4).

Суть дела. Общество с ограниченной ответственностью создано истцом и третьим лицом с долей участия в уставном капитале по 50% соответственно и зарегистрировано постановлением главы муниципального образования. В соответствии с протоколом от 30.09.2004 собранием участников общества решено в связи с продажей третьим лицом и истцом частей долей в уставном капитале по 25% каждым юридическому лицу - покупателю доли установить, что покупатель доли принял на себя права и обязанности третьего лица и истца как участников общества, соответствующие приобретенным частям долей, и вошел в состав участников. В связи с изменением состава участников распределить их доли в уставном капитале следующим образом: истец - 25%, третье лицо - 25%, покупатель доли - 50%, а также внести соответствующие изменения в учредительные документы. Изменения, внесенные в учредительный договор от 30.09.2004 и устав в части принадлежности покупателю 25% доли в уставном капитале, зарегистрированы налоговым органом. Полагая, что сделка купли-продажи 25% доли в уставном капитале между истцом и покупателем совершена с нарушением требований закона о форме сделки, истец обратился с требованием о признании ее недействительной и применении последствий недействительности сделки (признании недействительными соответствующих пунктов учредительного договора и устава). Позиция суда. Согласно статье 153 ГК РФ сделками признаются действия граждан и юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей. В силу пункта 3 статьи 154 ГК РФ для заключения договора необходимо выражение согласованной воли двух сторон. В соответствии с пунктом 6 статьи 21 Федерального закона от 08.02.1998 N 14-ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью" (далее - Закон N 14-ФЗ) уступка доли (части доли) в уставном капитале общества должна быть совершена в простой письменной форме, если требование о ее совершении в нотариальной форме не предусмотрено уставом общества. Несоблюдение формы сделки по уступке доли (части доли), установленной настоящим пунктом или уставом общества, влечет ее недействительность. Общество должно быть письменно уведомлено о состоявшейся уступке доли (части доли) с представлением доказательств такой уступки. Приобретатель доли (части доли) осуществляет права и несет обязанности участника общества с момента уведомления общества об указанной уступке. В силу части 1 статьи 160 ГК РФ сделка в письменной форме должна быть совершена путем составления документа, выражающего ее содержание и подписанного лицом или лицами, совершающими сделку, или должным образом уполномоченными ими лицами. Таким образом, в соответствии с требованиями действующего гражданского законодательства сделка купли-продажи части доли в уставном капитале общества между истцом и покупателем доли должна быть совершена в простой письменной форме - путем составления документа, содержащего надлежащим образом оформленное волеизъявление сторон. Протокол собрания участников организации от 30.09.2004 не является договором, поскольку представляет собой документ, фиксирующий и описывающий ход собрания, вопросы повестки дня и итоги голосования по ним. Согласие покупателя доли на принятие от истца доли в уставном капитале в размере 25% в протоколе не выражено, подпись его представителя отсутствует. При этом, по смыслу статьи 33 Закона N 14-ФЗ, решение общего собрания участников об уступке доли (части доли) в уставном капитале общества не является допустимым доказательством перехода доли, равно как и основанием для перехода доли от одного участника к другому. Учредительный договор от 30.09.2004 также не может рассматриваться в качестве договора купли-продажи (сделки по уступке доли в уставном капитале), поскольку выражает волю участников, направленную на создание ими общества и регулирование основных положений его деятельности.

Комментарий к Постановлению ФАС Уральского округа от 26.07.2007 N Ф09-6034/07-С4.

Купля-продажа является одним из типов договоров, регулирующих обязательства по передаче имущества, и не может носить внедоговорной характер. В соответствии с пунктом 1 статьи 161 ГК РФ сделки юридических лиц должны совершаться в простой письменной форме, за исключением сделок, требующих нотариального удостоверения. Последствием несоблюдения простой письменной формы сделки является невозможность стороны в случае спора ссылаться в подтверждение ее условий на свидетельские показания, но не лишает их права приводить письменные и другие доказательства (пункт 1 статьи 162 ГК РФ). Как следует из положений пункта 1 статьи 160 ГК РФ, сделка в письменной форме должна быть совершена путем составления документа, выражающего ее содержание и подписанного лицом или лицами, совершающими сделку, или должным образом уполномоченными ими лицами. При этом договор в письменной форме может быть заключен путем обмена документами посредством почтовой, телеграфной, телетайпной, телефонной, электронной или иной связи, позволяющей достоверно установить, что документ исходит от стороны по договору (пункт 2 статьи 434 ГК РФ). Письменная форма договора считается соблюденной, если письменное предложение заключить договор принято в порядке, предусмотренном пунктом 3 статьи 438 ГК РФ (пункт 3 статьи 434 ГК РФ). Выводы, изложенные в комментируемом Постановлении, подтверждаются судебной практикой (см., например, Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 14.09.2005 N Ф08-4165/2005).

Ситуация N 20. Оспоримые и ничтожные сделки (статья 166 ГК РФ). Суд удовлетворил иск о взыскании долга по договору на техническое обслуживание, установив факт выполнения истцом работ для ответчика, поскольку ответчик не заявлял встречный иск о признании договора недействительной сделкой (Постановление ФАС Поволжского округа от 15.11.2007 N А12-6329/07-С14).

Суть дела. Исковые требования о взыскании долга заявлены в соответствии с условиями договора на техническое обслуживание газового оборудования котельных и мотивированы тем, что ответчик ненадлежащим образом исполнил обязательства по оплате выполненных истцом работ. Ответчик считает договор не соответствующим статье 23 Федерального закона от 14.11.2002 N 161-ФЗ "О государственных и муниципальных предприятиях" как крупную сделку, совершенную без согласия собственника, не привлеченного к участию в деле. Позиция суда. В соответствии со статьей 168 ГК РФ сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, ничтожна, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима. Согласно пункту 1 статьи 166 ГК РФ сделка недействительна по основаниям, установленным ГК РФ, в силу признания ее таковой судом (оспоримая сделка) либо независимо от такого признания (ничтожная сделка). Исходя из заявленного основания, для признания недействительным спорного договора указанная сделка является оспоримой. Следовательно, признание договора недействительной сделкой может быть произведено судом при рассмотрении встречного иска либо при заявлении иска в общем порядке. Однако встречный иск ответчиком не заявлялся, данных об оспаривании договора в общем порядке в материалах дела не имеется. Кроме того, подписание заказчиком актов выполненных работ свидетельствует о потребительской ценности для него этих работ и использовании их. Поэтому признание спорного договора недействительной сделкой не является безусловным основанием для отказа от оплаты работ. Суд, установив факт выполнения работ для ответчика, на основании статей 307, 309, 711, 781 ГК РФ удовлетворил иск.

Комментарий к Постановлению ФАС Поволжского округа от 15.11.2007 N А12-6329/07-С14.

В соответствии со статьей 309 ГК РФ обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, иных правовых актов, а при отсутствии таких условий и требований - в соответствии с обычаями делового оборота или иными обычно предъявляемыми требованиями. Статья 711 ГК РФ предусматривает обязанность заказчика уплатить подрядчику обусловленную цену после окончательной сдачи результатов работы при условии, что работа выполнена надлежащим образом и в согласованный срок либо с согласия заказчика досрочно. Недействительные сделки по степени нарушения закона разделяются на ничтожные, т. е. недействительные с момента совершения, и оспоримые, т. е. сделка может быть признана недействительной судом по основаниям, указанным в законе. В пункте 4 Постановления от 14.05.1998 N 9 Пленум ВАС РФ, анализируя положения статьи 166 ГК РФ, не допускает возможности признания оспоримой сделки недействительной по инициативе суда без предъявления заинтересованными лицами соответствующего иска (в том числе встречного). Таким образом, поскольку в комментируемом Постановлении суд установил как факт выполнения работ, так и ценность этих работ для ответчика, а встречного иска им заявлено не было, суд удовлетворил требования истца о взыскании долга за произведенные работы.

Ситуация N 21. Недействительность сделки, не соответствующей закону или иным правовым актам (статья 168 ГК РФ). Суд сделал вывод о том, что договор банковского счета, заключенный банком с бюджетным учреждением, противоречит положениям Бюджетного кодекса РФ, и признал его ничтожной сделкой на основании статьи 168 ГК РФ (Постановление ФАС Северо-Западного округа от 15.11.2007 N А26-515/2007).

Суть дела. Банк и муниципальное учреждение заключили договор банковского счета, в соответствии с которым банк открывает клиенту в валюте РФ счет и осуществляет расчетно-кассовое обслуживание клиента. Договор заключен на неопределенный срок. Прокурор обратился в суд с иском о признании договора недействительным и применении последствий недействительности сделки в виде закрытия счета, считая, что договор противоречит бюджетному законодательству и на основании статьи 168 ГК РФ является ничтожной сделкой. Позиция суда. Учреждение-клиент учреждено местной администрацией в соответствии с постановлением главы местного самоуправления и является муниципальным учреждением. Функции учредителя от лица администрации осуществляет комитет по управлению муниципальной собственностью. Собственником имущества учреждения является муниципальное образование. В силу устава имущество, переданное в оперативное управление учреждения, находится в муниципальной собственности. Источниками формирования имущества учреждения в денежной и иных формах являются имущество, закрепленное за учреждением на праве оперативного управления; бюджетные средства; амортизационные отчисления; доход, полученный от договорных работ и услуг. Средства для своего содержания учреждение получает из двух источников: за счет бюджета и за счет доходов от платных услуг. Размер финансирования определяется в соответствии со сметой расходов, утвержденной постановлением главы местного самоуправления. В соответствии с пунктом 1 статьи 41 БК РФ доходы бюджетов образуются за счет налоговых и неналоговых видов доходов, а также за счет безвозмездных и безвозвратных перечислений. К числу неналоговых доходов относятся доходы от платных услуг, оказываемых бюджетными учреждениями, находящимися в ведении соответственно федеральных органов исполнительной власти, органов исполнительной власти субъектов РФ, органов местного самоуправления, после уплаты налогов и сборов, предусмотренных законодательством о налогах и сборах (пункт 4 статьи 41 БК РФ). Пунктом 2 статьи 42 БК РФ предусмотрено, что доходы бюджетного учреждения, полученные от предпринимательской и иной деятельности, приносящей доход, после уплаты налогов и сборов, предусмотренных законодательством о налогах и сборах, в полном объеме учитываются в смете доходов и расходов бюджетного учреждения и отражаются в доходах соответствующего бюджета как доходы от использования имущества, находящегося в государственной или муниципальной собственности, либо как доходы от оказания платных услуг. В силу пункта 2 статьи 155 БК РФ Банк России обслуживает счета бюджетов. Согласно пункту 2 статьи 156 БК РФ кредитные организации выполняют функции Банка России, предусмотренные пунктом 2 статьи 155 БК РФ, в случае отсутствия учреждений Банка России на соответствующей территории или невозможности выполнения ими этих функций. Из материалов дела следует, что казначейство и местная администрация заключили соглашение от 28.12.2005 об осуществлении отделением управления Федерального казначейства отдельных функций по исполнению бюджета муниципального района при кассовом обслуживании исполнения бюджета территориальным органом Федерального казначейства. Согласно данному соглашению администрация поручила казначейству осуществлять определенные соглашением функции по исполнению бюджета муниципального района. На основании статьи 215 БК РФ в РФ установлено казначейское исполнение бюджетов. На органы исполнительной власти возлагаются организация исполнения и исполнение бюджетов, управление счетами бюджетов и бюджетными средствами. Указанные органы являются кассирами всех распорядителей и получателей бюджетных средств и осуществляют платежи за счет бюджетных средств от имени и по поручению бюджетных учреждений. Принцип единства кассы, установленный статьей 216 БК РФ, предусматривает зачисление всех поступающих доходов бюджета, привлечение и погашение источников финансирования дефицита бюджета и осуществление всех расходов с единого счета бюджета, за исключением операций по исполнению федерального бюджета, осуществляемых за пределами РФ в соответствии с законодательством РФ. Суд сделал вывод о том, что договор банковского счета противоречит положениям БК РФ, и признал его недействительным.

Комментарий к Постановлению ФАС Северо-Западного округа от 15.11.2007 N А26-515/2007.

Как указано в пункте 32 Постановления Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 01.07.1996 N 6/8 "О некоторых вопросах, связанных с применением части первой ГК РФ", поскольку ГК РФ не исключает возможность предъявления исков о признании недействительной ничтожной сделки, споры по таким требованиям подлежат разрешению судом в общем порядке по заявлению любого заинтересованного лица. При этом следует учитывать, что такие требования могут быть предъявлены в суд в сроки, установленные пунктом 1 статьи 181 ГК РФ. В связи с тем что ничтожная сделка не порождает юридических последствий, она может быть признана недействительной лишь с момента ее совершения. В комментируемом Постановлении суд удовлетворил требования о признании договора банковского счета недействительной сделкой, поскольку в силу статей 42, 215, 216 БК РФ доходы бюджетного учреждения являются доходами муниципального образования, управление которыми в силу заключенного органами власти муниципального образования соглашения осуществляется территориальным органом Федерального казначейства, а не коммерческой организацией. Выводы, изложенные в комментируемом Постановлении, подтверждаются также судебной практикой (см., например, Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 16.05.2007 N Ф08-2703/2007, Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 18.04.2007 N А28-5574/2006-275/17).

Ситуация N 22. Сроки исковой давности по недействительным сделкам (статья 181 ГК РФ). Поскольку истец узнал об отчуждении акций в 2002 г., а в суд с иском о признании этой сделки недействительной обратился только в 2006 г., суд пришел к выводу о пропуске срока исковой давности, установленного пунктом 2 статьи 181 ГК РФ, и отказал в иске (Постановление ФАС Московского округа от 01.08.2007, 08.08.2007 N КГ-А40/7262-07).

Суть дела. Истец обратился в суд с иском о признании недействительной сделки по отчуждению первым ответчиком в пользу второго ответчика обыкновенных именных акций третьего лица или части уставного капитала третьего лица, оформленной договорами передачи акций от 28.12.2000 и 05.01.2001, и применении последствий недействительности сделки путем обязания третьего лица провести операцию по переходу права собственности на спорные акции путем их списания с лицевого счета второго ответчика и зачисления их на лицевой счет первого ответчика. В обоснование заявленных требований истец ссылался на то, что является одним из учредителей первого ответчика и владеет 50% уставного капитала первого ответчика, которое владеет 59,8% уставного капитала третьего лица. На основании информации, полученной из органов, осуществляющих государственную регистрацию юридических лиц, истцу стало известно, что первым ответчиком совершено несколько взаимосвязанных сделок по отчуждению акций третьего лица, в том числе оспариваемая сделка. Ссылаясь на статьи 79, 84 Федерального закона от 26.12.1995 N 208-ФЗ "Об акционерных обществах" (далее - Закон N 208-ФЗ), истец указывает на то, что данная сделка является для первого ответчика крупной, но была совершена в отсутствие одобрения общего собрания. Позиция суда. В соответствии со статьей 168 ГК РФ сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, ничтожна, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима. Согласно пункту 6 статьи 79 Закона N 208-ФЗ крупная сделка, совершенная с нарушением порядка, установленного законом, может быть оспорена по иску общества или акционера, следовательно, данная сделка является оспоримой. В соответствии с пунктом 2 статьи 181 ГК РФ иск о признании оспоримой сделки недействительной может быть заявлен в течение одного года со дня, когда истец узнал или должен был узнать об обстоятельствах, являющихся основанием для признания сделки недействительной. Следовательно, данная норма права устанавливает начало течения срока исковой давности не только с момента фактического уведомления заинтересованного лица о совершении сделки, но и с момента, когда лицо должно было узнать об этом обстоятельстве. Разрешая спор, суд исходил из того, что, добросовестно реализуя свои права и обязанности, предоставленные ему Законом N 208-ФЗ, истец должен был узнать об отчуждении акций не позднее июля 2002 г. Истец обратился в суд с иском только 06.05.2006, то есть с пропуском срока, предусмотренного пунктом 2 статьи 181 ГК РФ. Установив, что на дату подачи иска срок исковой давности истек, суд на основании пункта 2 статьи 199 ГК РФ, с учетом заявления ответчиков о применении срока давности, отказал в иске. В этом случае какие-либо другие доводы в обоснование заявленного иска не подлежат рассмотрению, поскольку сам факт истечения срока исковой давности с учетом разъяснения, данного в пункте 26 Постановления Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 12.11.2001 и 15.11.2001 N 15/18 "О некоторых вопросах, связанных с применением норм ГК РФ об исковой давности" (далее - Постановление N 15/18), служит самостоятельным основанием для отказа в иске.

Комментарий к Постановлению ФАС Московского округа от 01.08.2007, 08.08.2007 N КГ-А40/7262-07.

В Постановлении N 15/18 указано, что к требованиям о признании недействительной оспоримой сделки не применяются общие правила, установленные статьей 200 ГК РФ, о начале течения срока исковой давности. В силу пункта 2 статьи 181 ГК РФ годичный срок давности по указанным искам следует исчислять со дня прекращения насилия или угрозы, под влиянием которых была совершена такая сделка (пункт 1 статьи 179 ГК РФ), либо со дня, когда истец узнал или должен был узнать об иных обстоятельствах, являющихся основанием для признания сделки недействительной. При этом необходимо учитывать, что в соответствии с частью 2 статьи 10 Федерального закона от 30.11.1994 N 52-ФЗ "О введении в действие части первой ГК РФ" к иску о признании оспоримой сделки недействительной и о применении последствий ее недействительности, право на предъявление которого возникло до 01.01.1995, применяется не годичный срок исковой давности, а срок исковой давности, установленный для соответствующих исков ранее действовавшим законодательством. В соответствии со статьей 205 ГК РФ и разъяснениями о порядке применения статьи 205 ГК РФ, содержащимися в пункте 26 Постановления N 15/18, причины пропуска срока исковой давности могут быть признаны уважительными только в исключительных случаях и только в случаях, если истцом является физическое лицо (вследствие тяжелой болезни, беспомощного состояния, неграмотности и по иным причинам, связанным с личностью истца). Таким образом, поскольку в комментируемом Постановлении истец является юридическим лицом, то причины пропуска срока исковой давности не имели правового значения для разрешения спора. Вывод суда об отсутствии оснований для восстановления срока исковой давности также соответствует разъяснениям, данным в Постановлении Пленумов ВАС РФ и ВС РФ от 28.02.1995 N 2/1 (далее - Постановление N 2/1), согласно которым срок исковой давности, пропущенный юридическим лицом, а также гражданином-предпринимателем по требованиям, связанным с осуществлением ими предпринимательской деятельности, не подлежит восстановлению независимо от причин его пропуска. Также в пункте 12 Постановления N 2/1 указано, что заявление стороны в споре о применении срока исковой давности является основанием к отказу в иске при условии, что оно сделано на любой стадии процесса до вынесения решения судом первой инстанции и пропуск указанного срока подтвержден материалами дела. При этом необходимо учитывать, что заявление о применении срока исковой давности не препятствует рассмотрению заявления истца-гражданина о признании уважительной причины пропуска срока исковой давности и его восстановлении, которое суд вправе удовлетворить при доказанности обстоятельств, указанных в статье 205 ГК РФ.

Ситуация N 23. Представительство (статья 182 ГК РФ). Посчитав, что физическое лицо, являющееся органом учреждения, и то же самое лицо, действующее по доверенности от унитарного предприятия, не может рассматриваться в качестве представителя сторон в рассматриваемой сделке, суд признал договор об оказании услуг заключенным, а применение пункта 3 статьи 182 ГК РФ необоснованным и отказал исполнителю в иске о взыскании задолженности (Постановление ФАС Московского округа от 03.07.2007, 10.07.2007 N КГ-А40/4605-07).

Суть дела. Между федеральным государственным унитарным предприятием (исполнитель) и федеральным государственным учреждением (заказчик) заключен договор возмездного оказания услуг, по условиям которого ФГУП обязалось за вознаграждение от своего имени осуществлять доставку печатной продукции подписчикам. Со стороны заказчика - ФГУ договор подписан исполняющим обязанности начальника, а со стороны исполнителя филиала ФГУП договор подписан тем же лицом, действующим по генеральной доверенности. ФГУП обратилось с иском к ФГУ о взыскании задолженности и к Федеральному агентству связи о взыскании этой суммы в порядке субсидиарной ответственности за счет казны РФ. В обоснование иска указано, что задолженность по оплате услуг по доставке, оказанных ФГУ по договору возмездного оказания услуг, подтверждена актом сверки расчетов. Поскольку требование о ее оплате оставлено председателем ликвидационной комиссии ответчика без удовлетворения со ссылкой на отсутствие денежных средств, задолженность подлежит взысканию за счет РФ в лице главного распорядителя бюджета по ведомственной принадлежности. К участию в деле в качестве третьего лица привлечен Минфин России. Позиция суда. Согласно пункту 3 статьи 182 ГК РФ представитель не может совершать сделки от имени представляемого в отношении другого лица, представителем которого он одновременно является, за исключением случаев коммерческого представительства. Судом установлено, что договор возмездного оказания услуг подписан со стороны заказчика исполняющим обязанности начальника, а со стороны исполнителя тем же лицом, действующим по генеральной доверенности. Минфином России не учтено, что в соответствии со статьей 53 ГК РФ юридическое лицо приобретает гражданские права и принимает на себя гражданские обязанности через свои органы, действующие в соответствии с законом, иными правовыми актами и учредительными документами. Действия органов юридического лица, направленные на установление, изменение или прекращение прав и обязанностей юридического лица, признаются действиями самого юридического лица. В силу указанной нормы органы юридического лица не могут рассматриваться как самостоятельные субъекты гражданских правоотношений и, следовательно, выступать в качестве представителей юридического лица в гражданско-правовых отношениях. Таким образом, суд пришел к выводу об отсутствии оснований для применения пункта 3 статьи 182 ГК РФ и удовлетворил иск.

Комментарий к Постановлению ФАС Московского округа от 03.07.2007, 10.07.2007 N КГ-А40/4605-07.

В комментируемом Постановлении суд пришел к выводу о том, что физическое лицо, являющееся органом ФГУ, и то же самое лицо, действующее по доверенности от ФГУП, не может рассматриваться в качестве представителя сторон в рассматриваемой сделке (см. также Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 15.08.2005 N А39-340/2005-29/6, Постановление ФАС Дальневосточного округа от 02.05.2007 N Ф03-А73/07-1/740). Однако в арбитражной практике существует и противоположная точка зрения. ФАС Поволжского округа в Постановлении от 05.07.2007 N А65-13887/2006 указал, что довод заявителя кассационной жалобы о том, что руководитель организации, выдавая доверенность на совершение сделки, выступал как орган юридического лица, и, следовательно, к возникшим правоотношениям не применимы правила пункта 3 статьи 182 ГК РФ, не может служить основанием к удовлетворению кассационной жалобы, так как представитель, совершая спорную сделку, имел доверенность от органа юридического лица, обязанного в силу требований пункта 3 статьи 53 ГК РФ действовать в интересах юридического лица, ликвидатором которого он назначен (см. также Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 26.10.2005 N Ф04-7498/2005(16044-А27-5)).

Ситуация N 24. Заключение сделки неуполномоченным лицом (статья 183 ГК РФ). Поскольку действия генерального директора ответчика, подписавшего справку о стоимости выполненных работ и затрат, свидетельствуют о том, что со стороны уполномоченного органа имело место одобрение действий заместителя генерального директора ответчика по подписанию акта о приемке выполненных работ и принятию выполненных дополнительных работ к оплате, суд пришел к выводу об обоснованности заявленных требований по оплате дополнительных работ и процентов (Постановление ФАС Центрального округа от 15.08.2007 N А54-4573/2005-С16).

Суть дела. Между ответчиком (заказчик) и истцом (генподрядчик) был заключен договор подряда, по условиям которого заказчик поручил, а генподрядчик принял на себя обязательство построить газопровод высокого давления. Согласно договору содержание, объем, стоимость, сроки начала и окончания работ, подлежащих производству генподрядчиком, определяются на основании проектно-сметной документации, утвержденной заказчиком, и графика производства работ. Установлена договорная цена строительно-монтажных работ, являющаяся открытой и уточняющаяся в зависимости от изменения объемов работ и других обстоятельств, повлекших изменение цены. В ходе строительства была выявлена необходимость в выполнении строительно-монтажных работ, не предусмотренных проектно-технической документацией, в связи с чем истец произвел дополнительную срезку грунта, установку железобетонных пригрузов, монтаж технологических разрывов. Дополнительные строительно-монтажные работы были оформлены справкой о стоимости выполненных работ и затрат формы N КС-3 и актом о принятии выполненных работ формы N КС-2. Поскольку требование истца об оплате дополнительных работ ответчиком не исполнено, истец обратился в арбитражный суд с иском о взыскании их стоимости и процентов за пользование чужими денежными средствами. Позиция суда. Акт о приемке выполненных работ и гарантийное письмо были подписаны заместителем генерального директора ответчика. Однако справка формы N КС-3 о стоимости выполненных работ и затрат подписана генеральным директором ответчика, что свидетельствует о принятии к оплате выполненных дополнительных работ в указанной сумме. Выполнение дополнительных работ подтверждается документами, представленными истцом в материалы дела, и не оспаривается ответчиком. Кроме того, в стоимость объекта, указанную в акте государственной приемочной комиссии о приемке в эксплуатацию законченного строительством объекта недвижимости, вошла стоимость работ согласно акту о приемке выполненных работ. Указанное обстоятельство также не оспаривается сторонами. Согласно статье 183 ГК РФ при отсутствии полномочий действовать от имени другого лица или при превышении таких полномочий сделка считается заключенной от имени и в интересах совершившего ее лица, если только другое лицо (представляемый) впоследствии прямо не одобрит данную сделку. Последующее одобрение сделки представляемым создает, изменяет и прекращает для него гражданские права и обязанности по данной сделке с момента ее совершения. Суд пришел к выводу о том, что действия генерального директора ответчика, подписавшего справку о стоимости выполненных работ и затрат, свидетельствуют о том, что со стороны уполномоченного органа имело место одобрение действий заместителя генерального директора по подписанию акта о приемке выполненных работ и принятию выполненных дополнительных работ к оплате. Суд, руководствуясь статьями 183, 307, 395, 740, 743, 753 ГК РФ, пришел к выводу об обоснованности заявленных истцом требований по оплате дополнительных работ и процентов.

Комментарий к Постановлению ФАС Центрального округа от 15.08.2007 N А54-4573/2005-С16.

Президиум ВАС РФ в информационном письме от 23.10.2000 N 57 указывает, что при рассмотрении арбитражными судами исков к представляемому (в частности, об исполнении обязательства, о применении ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства), основанных на сделке, заключенной неуполномоченным лицом, следует принимать во внимание, что установление в судебном заседании факта заключения упомянутой сделки представителем без полномочий или с превышением таковых служит основанием для отказа в иске к представляемому, если только не будет доказано, что последний одобрил данную сделку (пункт 2 статьи 183 ГК РФ). В пункте 6 информационного письма N 57 говорится, что при рассмотрении дел следует иметь в виду, что суд не может на основании пункта 1 статьи 183 ГК РФ признать представителя стороной по соглашению, заключенному во изменение или дополнение основного договора. Такое соглашение признается ничтожным (статья 168 ГК РФ), поскольку по своей природе является неотъемлемой частью упомянутого договора и не может существовать и исполняться отдельно от него. Вышеизложенное подтверждается судебной практикой. В Постановлении ФАС Западно-Сибирского округа от 06.04.2004 N Ф04/1767-623/А27-2004 говорится, что договор, подписанный заместителем генерального директора без доверенности, признан не соответствующим требованиям закона и недействительным на основании статьи 168 ГК РФ, поскольку согласно должностной инструкции заместитель генерального директора не обладает полномочиями на заключение договоров без доверенности на основании устава организации (см. также Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 27.02.2007 N А19-15115/06-31-Ф02-696/07-С2).

Ситуация N 25. В силу статьи 183 ГК РФ спорный договор считается одобренным, так как об этом свидетельствуют товарные накладные, акт сверки расчетов между контрагентами и платежные поручения, поэтому суд удовлетворил иск о взыскании дебиторской задолженности (Постановление ФАС Московского округа от 28.06.2007, 05.07.2007 N КГ-А40/5969-07).

Суть дела. ООО обратилось в арбитражный суд с иском к ЗАО о взыскании дебиторской задолженности и неустойки по дистрибьюторскому договору поставки. Ответчик считает, что спорный договор является незаключенным, поскольку договор и протокол разногласий к нему от имени ЗАО были подписаны неуполномоченным лицом, в деле отсутствуют доказательства одобрения спорной сделки. Позиция суда. В соответствии со статьей 183 ГК РФ при отсутствии полномочий действовать от имени другого лица или при превышении таких полномочий сделка считается заключенной от имени и в интересах совершившего ее лица, если только другое лицо (представляемый) впоследствии прямо не одобрит данную сделку. При этом пунктом 2 статьи 183 ГК РФ установлено, что последующее одобрение сделки представляемым создает, изменяет и прекращает для него гражданские права и обязанности по данной сделке с момента ее совершения. Под прямым последующим одобрением сделки представляемым, в частности, могут пониматься письменное или устное одобрение, независимо от того, адресовано ли оно непосредственно контрагенту по сделке; признание представляемым претензии контрагента, конкретные действия представляемого, если они свидетельствуют об одобрении сделки (например, полная или частичная оплата товаров, работ, услуг, их приемка для использования, полная или частичная уплата процентов по основному долгу, равно как и уплата неустойки и других сумм в связи с нарушением обязательства; реализация других прав и обязанностей по сделке); заключение другой сделки, которая обеспечивает первую или заключена во исполнение либо во изменение первой; просьба об отсрочке или рассрочке исполнения; акцепт инкассового поручения. При оценке обстоятельств, свидетельствующих об одобрении представляемым - юридическим лицом соответствующей сделки, необходимо принимать во внимание, что независимо от формы одобрения оно должно исходить от органа или лица, уполномоченных в силу закона, учредительных документов или договора заключать такие сделки или совершать действия, которые могут рассматриваться как одобрение. Действия работников представляемого по исполнению обязательства, исходя из конкретных обстоятельств дела, могут свидетельствовать об одобрении при условии, что эти действия входили в круг их служебных (трудовых) обязанностей или основывались на доверенности либо полномочие работников на совершение таких действий явствовало из обстановки, в которой они действовали (абзац 2 пункта 1 статьи 182 ГК РФ). Суд установил, что факт полного принятия ответчиком от истца товара по договору подтверждается товарными накладными, в которых как основание отгрузки товара имеется ссылка на данный договор, а также подтверждается актом сверки взаимных расчетов, произведенных истцом и ответчиком, в котором как основание задолженности ответчика перед истцом были указаны вышеуказанные накладные, а факт оплаты ответчиком поставленного истцом товара подтверждается платежными поручениями. Суд сделал вывод о том, что ответчик своими действиями прямо одобрил дистрибьюторский договор, в связи с чем являются несостоятельными его доводы о том, что в деле отсутствуют доказательства одобрения со стороны ответчика спорной сделки. Суд удовлетворил иск.

Комментарий к Постановлению ФАС Московского округа от 28.06.2007, 05.07.2007 N КГ-А40/5969-07.

В комментируемом Постановлении суд пришел к выводу о том, что ЗАО своими действиями одобрило договор в соответствии с пунктом 2 статьи 183 ГК РФ. К аналогичному выводу пришел Президиум ВАС РФ в информационном письме от 23.10.2000 N 57 "О некоторых вопросах применения статьи 183 ГК РФ" (далее - письмо N 57). В пункте 5 письма N 57 указано, что при оценке судами обстоятельств, свидетельствующих об одобрении представляемым - юридическим лицом соответствующей сделки, необходимо принимать во внимание, что независимо от формы одобрения оно должно исходить от органа или лица, уполномоченных в силу закона, учредительных документов или договора заключать такие сделки или совершать действия, которые могут рассматриваться как одобрение. Из изложенного следует, что если товарные накладные, акт сверки расчетов и платежные поручения подписаны уполномоченными представителями организации, то, следовательно, организация одобрила соответствующий договор. ФАС Волго-Вятского округа в Постановлении от 13.03.2007 N А43-21748/2006-13-483 указал, что в рассматриваемом деле договор купли-продажи заключен от имени продавца физическим лицом при отсутствии доверенности на совершение таких действий и решения общего собрания членов колхоза. Однако из протокола общего собрания членов колхоза следует, что на данном собрании одобрена совершенная сделка по отчуждению недвижимости. Суд сделал вывод об отсутствии оснований для признания оспариваемого договора купли-продажи недействительным (см. также ФАС Восточно-Сибирского округа от 02.04.2007 N А19-18109/06-46-Ф02-1145/07, ФАС Дальневосточного округа от 26.06.2007 N Ф03-А73/07-1/2212, ФАС Западно-Сибирского округа от 14.06.2007 N Ф04-3479/2007(34821-А46-12), ФАС Поволжского округа от 03.07.2007 N А55-35428/05, ФАС Северо-Западного округа от 13.06.2007 N А05-9431/2006, ФАС Северо-Кавказского округа от 16.07.2007 N Ф08-3200/2007).

1.5. Сроки. Исковая давность

Ситуация N 26. Общий срок исковой давности (статья 196 ГК РФ). Суд отказал в иске о выселении из нежилого помещения и обязании передать помещения в освобожденном виде истцу, поскольку истец пропустил трехгодичный срок исковой давности, установленный статьей 196 ГК РФ (Постановление ФАС Московского округа от 01.11.2007 N КГ-А40/11025-07-П).

Суть дела. Департамент имущества обратился к некоммерческому образовательному учреждению с иском о выселении из нежилого помещения и обязании передать помещения в освобожденном виде истцу. Исковые требования заявлены на основании статьи 301 ГК РФ и мотивированы тем, что ответчик занимает нежилые помещения без правовых оснований. Ответчик заявил о применении исковой давности. Позиция суда. В силу статьи 301 ГК РФ собственник вправе истребовать свое имущество из чужого незаконного владения. При этом такие требования должны быть предъявлены в суд в пределах трехгодичного срока исковой давности, установленного статьей 196 ГК РФ. Согласно статье 200 ГК РФ течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права. Судом установлено, что с 20.06.2002 истец знал, что спорные помещения подлежат возврату в собственность субъекта РФ, поскольку вступившим в законную силу решением суда от 20.06.2002 договор купли-продажи спорных нежилых помещений от 23.06.1999, заключенный между третьим лицом (комитетом по продаже имущества субъекта РФ) и ответчиком, признан недействительным в силу ничтожности. Истец обратился с иском 04.04.2006, то есть за пределами трехгодичного срока исковой давности. В соответствии с пунктом 2 статьи 199 ГК РФ истечение срока исковой давности, о применении которой заявлено стороной в споре, является основанием к вынесению судом решения об отказе в иске. При таких обстоятельствах и в силу названных норм суд отказал в удовлетворении иска.

Комментарий к Постановлению ФАС Московского округа от 01.11.2007 N КГ-А40/11025-07-П.

В Определении от 21.12.2006 N 576-О КС РФ указал, что установление в законе общего срока исковой давности, т. е. срока для защиты права по иску лица, право которого нарушено (статьи 195 - 196 ГК РФ), обусловлено необходимостью обеспечить стабильные и определенные отношения, сложившиеся между участниками гражданского оборота. Истечение срока исковой давности, о применении которого заявлено стороной в споре, само по себе является основанием к вынесению судом решения об отказе в иске (пункт 2 статьи 199 ГК РФ). В этом случае принудительная (судебная) защита прав гражданина, независимо от того, имело ли место в действительности нарушение его прав, невозможна. Вместе с тем несоблюдение установленного законом срока исковой давности не является основанием для отказа в принятии искового заявления (статья 134 ГПК РФ) - вопрос о причинах пропуска срока исковой давности решается судом после возбуждения дела, т. е. при его рассмотрении в предварительном судебном заседании или в судебном заседании. Заинтересованные лица вправе ходатайствовать о восстановлении пропущенного срока, и такого рода ходатайства подлежат удовлетворению, если суд признает, что пропуск срока обусловлен уважительными причинами. В Постановлении Пленума ВС РФ от 12.11.2001 N 15 и Пленума ВАС РФ от 15.11.2001 N 18 разъяснено, что, поскольку в соответствии со статьей 195 ГК РФ исковой давностью признается срок для защиты права по иску лица, право которого нарушено, под правом лица, подлежащим защите судом, следует понимать субъективное гражданское право конкретного лица. Однако суд вправе отказать в удовлетворении иска при наличии заявления о пропуске срока исковой давности только от одного из соответчиков при условии, что в силу закона или договора либо исходя из характера спорного правоотношения требования истца не могут быть удовлетворены (полностью или в части) за счет других соответчиков (например, в случае предъявления иска об истребовании неделимой вещи, находящейся в совместной собственности нескольких лиц). Выводы, изложенные в комментируемом Постановлении, подтверждаются также судебной практикой (см., например, Постановление Президиума ВАС РФ от 21.06.2005 N 16045/04).

Ситуация N 27. Суд пришел к выводу о том, что иск был подан за пределами срока исковой давности, установленного статьей 196 ГК РФ (спустя 10 лет после того, как истец должен был узнать о нарушении своих прав), в связи с чем истцу было отказано в удовлетворении заявленных требований (Постановление ФАС Дальневосточного округа от 19.11.2007 N Ф03-А51/07-1/4399).

Суть дела. 19.12.1995 во исполнение распоряжения главы администрации муниципального образования о порядке управления недвижимостью в муниципальном образовании и на основании распоряжения комитета по управлению имуществом предприятию было выдано свидетельство о собственности на здание. 22.12.1995 право собственности было зарегистрировано. Администрация муниципального образования, считая, что возведенный предприятием объект является самовольной постройкой, нарушающей ее права как лица, осуществляющего распоряжение земельным участком, занимаемым этим зданием, обратилась в арбитражный суд с иском о признании недействительным права собственности на здание. Позиция суда. Суд при решении вопроса о пропуске срока исковой давности по заявленным требованиям установил, что истцу могло стать известно о предполагаемом нарушении своего права: 19.12.1995 - с момента принятия комитетом по управлению имуществом распоряжения и выдачи ответчику свидетельства о собственности на спорный объект недвижимого имущества; 21.11.1995 - с момента выдачи заключения о соответствии принимаемого в эксплуатацию спорного объекта проекту, строительным нормам и правилам; 22.12.1995 - с момента регистрации права собственности. В силу статьи 196 ГК РФ общий срок исковой давности составляет три года. Учитывая эти обстоятельства, суд пришел к выводу о том, что иск был подан за пределами срока исковой давности (15.08.2006), в связи с чем отказал в удовлетворении иска.

Комментарий к Постановлению ФАС Дальневосточного округа от 19.11.2007 N Ф03-А51/07-1/4399.

Согласно статье 219 ГК РФ право собственности на здания, сооружения и другое вновь создаваемое недвижимое имущество, подлежащее государственной регистрации, возникает с момента такой регистрации. В арбитражной практике часто возникают споры, связанные с правомерностью применения срока исковой давности в случаях, когда не ясно, с какого момента следует его отсчитывать. При этом арбитражные суды указывают, что срок давности начинает течь с момента, когда лицу могло стать известно о нарушении права. ФАС Дальневосточного округа в комментируемом Постановлении указывает, что срок исковой давности может начать течь с момента выдачи свидетельства о собственности на спорный объект недвижимого имущества; с момента выдачи заключения о соответствии принимаемого в эксплуатацию спорного объекта проекту, строительным нормам и правилам или с момента регистрации права собственности. Выводы, изложенные в комментируемом Постановлении, подтверждаются также судебной практикой (см., например, Постановление ФАС Дальневосточного округа от 07.11.2006 N Ф03-А51/06-1/3971, Постановление ФАС Уральского округа от 28.09.2006 N Ф09-2723/06-С3, Постановления ФАС Западно-Сибирского округа от 16.03.2005 N Ф04-1083/2005(9261-А27-22), от 21.11.2005 N Ф04-7966/2005(16695-А75-38)).

Ситуация N 28. Применение исковой давности (статья 199 ГК РФ). Суд, установив, что иск о взыскании задолженности по договору транспортной экспедиции предъявлен с нарушением годичного срока, предусмотренного Федеральным законом от 30.06.2003 N 87-ФЗ "О транспортно-экспедиционной деятельности", на основании пункта 2 статьи 199 ГК РФ вынес решение об отказе в иске (Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 25.09.2007 N Ф04-6662/2007(38570-А27-10)).

Суть дела. Между истцом (экспедитор) и ответчиком (клиент) был заключен договор транспортной экспедиции от 30.09.2003, по условиям которого экспедитор обязуется за вознаграждение и за счет клиента организовать и выполнять определенные договором услуги, связанные с перевозкой груза. Экспедитор от своего имени заключает все необходимые договоры с железной дорогой, обеспечивающие отправление, получение грузов и расчеты. Срок договора установлен в один год с момента подписания. Во исполнение условий договора истец в 2004 г. оказывал ответчику услуги транспортной экспедиции, одновременно выставляя счета-фактуры на оплату тарифов, сборов и штрафов, а также комиссионное вознаграждение комиссионера. Не получив оплату, истец обратился в суд с иском о взыскании задолженности по оплате оказанных по договору транспортной экспедиции услуг. Возражая против иска, ответчик заявил о том, что договор транспортной экспедиции не заключен, и о пропуске истцом срока исковой давности. Позиция суда. Иск основан на неисполнении ответчиком обязательств по договору транспортной экспедиции от 30.09.2003 в период с октября 2004 г. по ноябрь 2004 г. В соответствии с договором предметом договора транспортной экспедиции является организация и выполнение экспедитором за вознаграждение клиента услуг, связанных с перевозкой грузов, а именно заключение необходимых договоров с железной дорогой, обеспечивающих отправление, получение и расчеты. Отклоняя возражения ответчика о незаключенности договора, суд указал, что из содержания договора можно установить вид оказываемых услуг и предмет договора. В соответствии с пунктом 2 статьи 199 ГК РФ истечение срока исковой давности, о применении которой заявлено стороной в споре, является основанием к вынесению решения об отказе в иске. Согласно статье 13 Федерального закона от 30.06.2003 N 87-ФЗ "О транспортно-экспедиционной деятельности" (далее - Закон N 87-ФЗ) для требований, вытекающих из договора транспортной экспедиции, срок исковой давности составляет один год. Указанный срок исчисляется со дня возникновения права на предъявление иска. Судом установлено, что иск предъявлен с нарушением годичного срока, предусмотренного Законом N 87-ФЗ. Так, последний акт оказанных услуг был подписан сторонами 31.12.2004, право для предъявления иска у истца возникло в январе 2005 г., истец обратился с иском 09.03.2007, поэтому суд пришел к выводу о пропуске срока исковой давности.

Комментарий к Постановлению ФАС Западно-Сибирского округа от 25.09.2007 N Ф04-6662/2007(38570-А27-10).

Для отдельных видов требований в соответствии со статьей 197 ГК РФ могут устанавливаться специальные сроки исковой давности, сокращенные или более длительные по сравнению с общим сроком. В соответствии с пунктом 3 статьи 797 ГК РФ срок исковой давности по требованиям, вытекающим из перевозки груза, устанавливается в один год с момента, определяемого в соответствии с транспортными уставами и кодексами. На данный момент срок исковой давности по требованиям, вытекающим из договора транспортной экспедиции, равен одному году. Этот срок установлен статьей 13 Закона N 87-ФЗ, а в соответствии со статьей 3 ГК РФ нормы гражданского права, содержащиеся в других законах, должны соответствовать ГК РФ. Следует также отметить, что в рассматриваемой ситуации у истца не было возможности восстановить пропущенный срок исковой давности в соответствии со статьей 205 ГК РФ. Выводы, изложенные в комментируемом Постановлении, подтверждаются судебной практикой. Так, в Постановлении ФАС Восточно-Сибирского округа от 19.03.2007 N А58-8918/05-Ф02-158/07 суд отказал в иске о взыскании провозной платы за перевозки, осуществленные летом 2002 г., поскольку, обратившись в суд только в конце 2005 г., истец пропустил срок исковой давности по требованиям, вытекающим из договора перевозки груза. Аналогичные выводы содержатся также в Постановлениях ФАС Московского округа от 11.09.2006 N КГ-А40/8289-06, от 05.09.2006, 12.09.2006 N КГ-А40/8288-06-П, от 29.09.2005 N КГ-А40/9180-05 и Постановлении ФАС Восточно-Сибирского округа от 20.11.2002 N А69-538/02-11-5-Ф02-3407/02-С2.

Ситуация N 29. Несмотря на то что суд счел доказанным факт выполнения истцом и принятия ответчиком соответствующих работ, в иске о взыскании задолженности по договору строительного подряда на основании пункта 2 статьи 199 ГК РФ было отказано, поскольку срок исковой давности по требованию о взыскании суммы долга за выполненные работы истек (Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 25.07.2007 N Ф04-4962/2007(36552-А75-20)).

Суть дела. Ответчиком (заказчик) и истцом (подрядчик) 01.11.2002 заключен договор, по условиям которого заказчик сдает, а подрядчик принимает на себя обязательство по выполнению работ. Сроки выполнения работ и их стоимость согласованы. Полагая свои обязательства исполненными, ссылаясь на ненадлежащее исполнение ответчиком обязательств по оплате выполненных работ, истец обратился в арбитражный суд 01.11.2002. В качестве доказательств истцом представлены акты выполненных работ формы N КС-2 и справки о стоимости формы N КС-3. Позиция суда. Согласно положениям пункта 20 совместного Постановления Пленумов ВС РФ и ВАС РФ от 12, 15 ноября 2001 г. N 15/18 "О некоторых вопросах, связанных с применением норм ГК РФ об исковой давности" к действиям, свидетельствующим о признании долга в целях перерыва течения срока исковой давности, исходя из конкретных обстоятельств, в частности, могут относиться: признание претензии, частичная уплата должником или с его согласия другим лицом основного долга, уплата процентов по основному долгу, изменение договора уполномоченным лицом, из которого следует, что должник признает наличие долга, равно как и просьба должника о таком изменении договора (например, об отсрочке или рассрочке платежа), акцепт инкассового поручения. В пункте 14 указанного Постановления разъяснено, что перечень оснований перерыва течения срока исковой давности, установленный в статье 203 ГК РФ и иных федеральных законах (часть 2 статьи 198 ГК РФ), не может быть изменен или дополнен по усмотрению сторон и не подлежит расширительному толкованию, в связи с чем суд сделал вывод, что акт сверки расчетов к числу оснований признания долга не относится. Кроме того, суд указал на дефект акта сверки, выразившийся в том, что акт сверки расчетов подписан директором ответчика 01.01.2004, тогда как последний согласно представленному приказу от 12.05.2003 уволен из организации по собственному желанию 05.08.2003. В силу пункта 1 статьи 203 ГК РФ течение срока исковой давности прерывается предъявлением иска в установленном порядке, а также совершением обязанным лицом действий, свидетельствующих о признании долга. Материалы дела не содержат доказательств, свидетельствующих о совершении ответчиком действий по признанию долга. Суд отказал в удовлетворении иска.

Комментарий к Постановлению ФАС Западно-Сибирского округа от 25.07.2007 N Ф04-4962/2007(36552-А75-20).

Исковой давностью, по смыслу статьи 195 ГК РФ, признается срок для защиты права по иску лица, право которого нарушено. Общий срок исковой давности устанавливается в три года (статья 196 ГК РФ). В соответствии с частью 2 статьи 199 ГК РФ исковая давность применяется судом только по заявлению стороны в споре, сделанному до вынесения судом решения. Истечение срока исковой давности, о применении которой заявлено стороной в споре, является основанием к вынесению судом решения об отказе в иске. В соответствии со статьей 200 ГК РФ течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права, независимо от того, кто обратился за судебной защитой: само лицо, право которого нарушено, либо в его интересах другие лица в случаях, когда закон предоставляет им право на такое обращение. Согласно положениям пункта 5 совместного Постановления Пленумов ВС РФ и ВАС РФ от 12.11.2001 и 15.11.2001 N 15/18 заявление стороны в споре о пропуске срока исковой давности может быть сделано как в письменной, так и в устной форме непосредственно в ходе судебного разбирательства. Выводы, изложенные в комментируемом Постановлении, подтверждаются судебной практикой (см., например, Постановления ФАС Центрального округа от 16.07.2007 N А23-6688/05Г-7-106, от 20.03.2007 N А54-2293/2006-С15, Постановление ФАС Уральского округа от 17.07.2007 N Ф09-4957/07-С6, Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 16.07.2007 N Ф08-3777/2007, Постановление ФАС Северо-Западного округа от 11.07.2007 N А56-14124/2006, Постановления ФАС Московского округа от 28.06.2007 N КГ-А40/4623-07-П, от 07.06.2007 N КГ-А40/2419-07-П, Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 09.08.2007 N Ф04-5230/2007(36862-А27-10)).

Ситуация N 30. Начало течения срока исковой давности (статья 200 ГК РФ). Суд отказал в иске ввиду пропущенного срока исковой давности, поскольку было заявлено требование о защите прав юридического лица, а не прав его руководителя как физического лица, и не имеет значения, когда новый руководитель узнал о нарушенном праве возглавляемого им предприятия, так как в силу пункта 1 статьи 200 ГК РФ течение срока исковой давности начинается со дня, когда юридическое лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права (Постановление ФАС Дальневосточного округа от 10.08.2007, 07.08.2007 N Ф03-А24/07-1/2124).

Суть дела. Администрацией муниципального образования 11.05.1999 было вынесено постановление о передаче муниципальному унитарному предприятию (заявитель) в хозяйственное ведение нежилых помещений. Был заключен соответствующий договор. Конкурсный управляющий заявителя, считая, что постановление в части ограничения срока передачи имущества не соответствует статьям 294, 295, 299 ГК РФ, обратился в арбитражный суд с заявлением о признании его недействительным, одновременно заявив ходатайство о восстановлении срока на подачу заявления, в обоснование которого указал на то, что об оспариваемом постановлении ему стало известно в середине сентября 2006 г., после получения от директора предприятия документов о хозяйственной деятельности. Кроме того, заявитель ссылался на тот факт, что директор, осуществляющий полномочия до момента признания предприятия банкротом, не мог обратиться в суд с заявлением об оспаривании постановления. Позиция суда. При рассмотрении ходатайства о восстановлении срока на подачу заявления в предварительном судебном заседании суд не установил уважительных причин пропуска срока, предусмотренного частью 4 статьи 198 АПК РФ, для обращения в суд с заявлением об оспаривании ненормативного правового акта. Суд не признал уважительной причиной пропуска срока ссылку заявителя на обстоятельства, указанные им в ходатайстве, поскольку о принятии оспариваемого постановления ему стало известно в 1999 г., тогда как он обратился в суд по истечении более 7 лет, когда ему стало известно о предполагаемом нарушении его законных прав и интересов. Кроме того, из материалов дела следует, что во исполнение обжалуемого постановления заявителем заключен договор от 01.06.1999, по истечении срока действия которого имущество добровольно возвращено комитету по управлению имуществом муниципального образования, о чем свидетельствуют акты приема-передачи от 01.06.1999 и от 02.06.2000. Согласно пункту 13 Постановления Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ N 15/18 от 12, 15 ноября 2001 г. "О некоторых вопросах, связанных с применением норм ГК РФ об исковой давности" (далее - Постановление N 15/18) при рассмотрении заявления стороны в споре о применении исковой давности в отношении требований юридического лица необходимо иметь в виду, что в силу пункта 1 статьи 200 ГК РФ течение срока исковой давности начинается со дня, когда юридическое лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права. С учетом этого довод вновь назначенного (избранного) руководителя о том, что он узнал о нарушенном праве возглавляемого им юридического лица лишь со времени своего назначения (избрания), не может служить основанием для изменения начального момента течения срока исковой давности, поскольку в данном случае заявлено требование о защите прав юридического лица, а не прав руководителя как физического лица. В данном случае предприятие в лице его директора имело возможность своевременно обратиться в суд с заявлением об оспаривании постановления от 11.05.1999. Препятствий для совершения им таких действий судом не усматривается. Суд отказал в восстановлении срока для обжалования ненормативного акта и в удовлетворении заявленных требований.

Комментарий к Постановлению ФАС Дальневосточного округа от 10.08.2007, 07.08.2007 N Ф03-А24/07-1/2124.

Выводы, изложенные в комментируемом Постановлении, подтверждаются судебной практикой. В Постановлении ФАС Уральского округа от 13.09.2007 N Ф09-7505/07-С4 суд установил, что течение срока исковой давности началось с июня 2003 г. - даты проведения очередного собрания акционеров, на котором истец должен был узнать о заключении договора поручительства, в то время как в арбитражный в суд он обратился только 18.09.2006. При таких обстоятельствах в удовлетворении иска о признании недействительным договора поручительства и применении последствий недействительности сделки было отказано. ФАС Уральского округа в Постановлении от 17.07.2007 N Ф09-4957/07-С6 также отказал в удовлетворении иска о признании права собственности на склад и признании недействительным зарегистрированного права собственности, поскольку установил, что иск подан по истечении срока исковой давности. По мнению суда, истец должен был узнать о нарушенном праве не позднее даты государственной регистрации права собственности. Суд также ссылается на Постановление N 15/18, в котором указано, что истечение срока исковой давности служит самостоятельным основанием для отказа в удовлетворении иска. В Постановлении ФАС Уральского округа от 09.07.2007 N Ф09-5180/07-С6 суд отказал в удовлетворении иска о признании незаключенной сделки по передаче основных фондов, признании недействительной государственной регистрации права собственности на жилые дома и признании права государственной собственности РФ, поскольку истек срок исковой давности. Суд указал, что течение срока исковой давности по иску об оспаривании зарегистрированного права на основании сделки по передаче имущества в уставный капитал организации начался с момента государственной регистрации перехода права собственности к организации на данное недвижимое имущество, поскольку истец как орган, осуществляющий полномочия собственника в отношении федерального имущества, должен был узнать о нарушенном праве не позднее даты государственной регистрации права собственности организации.

2. ОБЯЗАТЕЛЬСТВА. ПРАВО СОБСТВЕННОСТИ И ДРУГИЕ ВЕЩНЫЕ ПРАВА

2.1. Общие положения

Ситуация N 31. Бремя содержания имущества (статья 210 ГК РФ). Суд признал правомерным привлечение управления жилищно-коммунального хозяйства к административной ответственности по статье 7.22 КоАП РФ, поскольку постановлением местной администрации на него были возложены обязанности по содержанию и ремонту муниципального жилого фонда (статья 210 ГК РФ) (Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 30.10.2007 N А29-3687/2007).

Суть дела. Жилищная инспекция по заявлению жильца квартиры провела проверку соблюдения управлением жилищно-коммунального хозяйства Правил и норм технической эксплуатации жилищного фонда, утвержденных Постановлением Государственного комитета РФ по строительству и жилищно-коммунальному комплексу от 27.09.2003 N 170 (далее - Правила). В ходе проверки были выявлены нарушения пунктов 2.3.1 и 2.3.5 Правил (нарушена гидроизоляция в душевых кабинах второго этажа, в результате чего происходит залитие полов и стен нижнего этажа, грибок на стенах, повреждение пола, розеток и выключателей). По результатам проверки жилищной инспекцией было принято постановление о привлечении управления к административной ответственности, предусмотренной статьей 7.22 КоАП РФ. Не согласившись с постановлением, управление обратилось в суд с заявлением о признании его незаконным и отмене, в обоснование своих требований указав, что не является владельцем жилого дома на праве хозяйственного ведения, а значит, не является субъектом вменяемого правонарушения. Позиция суда. В соответствии со статьей 7.22 КоАП РФ нарушение лицами, ответственными за содержание жилых домов и (или) жилых помещений, правил содержания и ремонта жилых домов и (или) жилых помещений либо порядка и правил признания их непригодными для постоянного проживания и перевода их в нежилые, а равно переоборудование жилых домов и (или) жилых помещений без согласия нанимателя (собственника), если переоборудование существенно изменяет условия пользования жилым домом и (или) жилым помещением, влечет наложение административного штрафа на юридических лиц в размере от четырехсот до пятисот минимальных размеров оплаты труда. Субъектом данного правонарушения является лицо, ответственное за содержание жилых домов (жилых помещений), то есть собственник жилищного фонда, либо лицо, владеющее жилищным фондом на ином вещном праве (праве хозяйственного ведения, праве оперативного управления). Факт нарушения истцом пунктов 2.3.1 и 2.3.5 Правил установлен судом и подтвержден материалами дела. Довод управления о том, что оно не является субъектом вменяемого ему правонарушения, так как не является владельцем жилого дома на праве хозяйственного ведения, отклонен судом. Как видно из материалов дела, постановлением главы администрации муниципального образования собственник жилищного фонда передал обязанность по содержанию имущества, в том числе и спорного дома, управлению как обслуживающей организации. Следовательно, именно на управление возложены обязанности по организации содержания и ремонта муниципального жилого фонда муниципального образования, в том числе и спорного дома. Доказательств того, что обязанность по содержанию и ремонту указанного дома возложена на иное лицо, управление не представило. При таких обстоятельствах суд указал на наличие в действиях управления состава вменяемого ему правонарушения и вины в его совершении, в связи с чем отказал в удовлетворении заявленного требования.

Комментарий к Постановлению ФАС Волго-Вятского округа от 30.10.2007 N А29-3687/2007.

Как указано в письме Росстроя от 23.09.2004 N ЮТ-4730/03, согласно статьям 210, 289, 290, 681 ГК РФ капитальный ремонт жилого помещения и общего имущества многоквартирных жилых домов является обязанностью собственника, в т. ч. собственника муниципального и государственного жилищных фондов - органов местного самоуправления. В соответствии со статьей 158 ЖК РФ наряду с оплатой коммунальных услуг собственник помещения в многоквартирном доме оплачивает расходы на содержание общего имущества в многоквартирном доме соразмерно своей доле в праве общей собственности на это имущество (плата за содержание и ремонт жилого помещения). Решение о проведении капитального или текущего ремонта общего имущества в многоквартирном доме, а также об установлении платы за содержание и ремонт принимает общее собрание собственников помещений многоквартирного дома. Если такое решение собственниками не принято, то размер платы устанавливается органами местного самоуправления. Обязанность по оплате расходов на капитальный ремонт устанавливается с момента регистрации права собственности на жилое помещение в многоквартирном доме и определяется в зависимости от размера доли в праве общей долевой собственности на общее имущество. Органы местного самоуправления вправе предусматривать для собственников жилых помещений в домах государственного и муниципального жилищных фондов плату за капитальный ремонт общего имущества жилого дома. Выводы, изложенные в комментируемом Постановлении, подтверждаются судебной практикой (см., например, Постановление ФАС Дальневосточного округа от 25.04.2007 N Ф03-А51/07-2/776, Постановления ФАС Волго-Вятского округа от 30.11.2007 N А43-4673/2007-37-95, от 20.11.2007 N А82-6917/2007-22, Постановление ФАС Поволжского округа от 18.09.2007 N А55-4239/2007-43).

2.2. Приобретение права собственности

Ситуация N 32. Основания приобретения права собственности (статья 218 ГК РФ). Суд пришел к выводу, что продажа законными наследниками принадлежащей им на праве собственности доли в уставном капитале общества одному из участников общества не нарушает права иных участников и положения статей 218, 250 ГК РФ, поскольку уставом общества не предусмотрена необходимость получения согласия участников общества на переход доли в уставном капитале к наследникам (Постановление ФАС Уральского округа от 05.09.2007 N Ф09-7171/07-С4).

Суть дела. Согласно уставу общества с ограниченной ответственностью его участниками являлись три физических лица, при этом каждому участнику принадлежала доля в уставном капитале общества в размере 33,3%. Один из трех участников общества умер. Его доля перешла к двум его наследникам. Собранием участников 06.03.2005 принято решение о включении в состав участников общества наследников умершего участника, между которыми была поделена его доля (по 16,7% каждому), а также об утверждении изменений в учредительные документы общества и регистрации изменений в установленном порядке. Между наследниками (продавцы) и вторым участником общества (покупатель) был заключен договор купли-продажи доли, согласно которому продавцы передали в собственность покупателя долю, составляющую 33,3% уставного капитала общества и принадлежащую продавцам на праве собственности (по 1/2 от указанной доли). Полагая, что данный договор заключен с нарушением пункта 1 статьи 8, статьи 21 Федерального закона от 08.02.1998 N 14-ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью" (далее - Закон N 14-ФЗ), положений устава общества, третий участник общества обратился в арбитражный суд с иском к покупателю доли и обществу о признании недействительным договора купли-продажи доли. Истец считает, что данная сделка является ничтожной. Позиция суда. В силу пункта 2 статьи 218 ГК РФ в случае смерти гражданина право собственности на принадлежавшее ему имущество переходит по наследству к другим лицам в соответствии с завещанием или законом. Согласно пункту 7 статьи 21 Закона N 14-ФЗ доля в уставном капитале общества переходит к наследникам граждан и к правопреемникам юридических лиц, являющихся участниками общества. Уставом общества может быть предусмотрено, что переход доли допускается только с согласия других участников общества. Поскольку уставом общества не предусмотрена необходимость получения согласия участников общества на переход доли в уставном капитале к наследникам, право собственности на принадлежавшую умершему участнику долю в уставном капитале общества перешло в установленном законом порядке по наследству. Законные наследники продали принадлежащую им на праве собственности долю в уставном капитале общества ответчику, что не противоречит пункту 2 статьи 209 ГК РФ, пункту 1 статьи 21 Закона N 14-ФЗ. При таких обстоятельствах основания для признания недействительным договора купли-продажи доли отсутствуют. Доводы истца о том, что наследники не были приняты в состав участников общества, были отклонены. По общему правилу (статьи 1110, 1113, 1114, 1152, 1176 ГК РФ) при наследовании имущество умершего (наследство, наследственное имущество) переходит к другим лицам в порядке универсального правопреемства в день смерти гражданина. Наследники становятся участниками тех правоотношений, в которых участвовал наследодатель, то есть наследники, к которым перешла доля общества, становятся участниками общества (в случае дачи согласия других участников общества, если дача согласия предусмотрена уставом). Никакого специального акта о принятии наследника в число участников общества не требуется. Переход по наследству долей в уставном капитале не может быть каким-либо образом ограничен учредительными документами. Истцу в удовлетворении иска было отказано.

Комментарий к Постановлению ФАС Уральского округа от 05.09.2007 N Ф09-7171/07-С4.

Право покупки доли участника общества с ограниченной ответственностью или ее части принадлежит иным участникам общества пропорционально размерам долей каждого, если уставом или соглашением участников не предусмотрен иной порядок осуществления этого права (пункт 2 статьи 93, пункт 3 статьи 95 ГК РФ; пункт 4 статьи 21 Закона N 14-ФЗ), а если участники не воспользовались таковым, то также и самому обществу, если это предусмотрено его уставом (пункт 4 статьи 21 Закона N 14-ФЗ). Следует также отметить, что, по мнению ВС РФ, изложенному в Определении от 10.04.2007 N 5-В06-159, преимущественное право участника долевой собственности на покупку доли в праве общей собственности, установленное законодателем в абзаце первом пункта 1 статьи 250 ГК РФ и являющееся по своей природе правом имущественным, не относится к тем правам, которые в силу статьи 1112 ГК РФ являются личными и относительно которых невозможно правопреемство. Поскольку право участника долевой собственности требовать на основании пункта 3 статьи 250 ГК РФ перевода на него прав и обязанностей покупателя при продаже доли в праве общей собственности с нарушением его преимущественного права покупки продаваемой доли по своему правовому характеру производно от самого преимущественного права на покупку указанной доли, то в силу вышеизложенного такое право требования также не является тем личным правом, в отношении которого невозможно правопреемство. Осуществление указанных прав не имеет неразрывной связи только с определенным лицом, и поэтому такие права могут осуществляться и наследниками данного лица на предусмотренных законом условиях.

Ситуация N 33. Самовольная постройка (статья 222 ГК РФ). Суд отказал в удовлетворении иска о признании права собственности на нежилое здание, поскольку статья 222 ГК РФ не предусматривает возможности признания права собственности на самовольную постройку за лицом, которому земельный участок предоставлен в аренду не для строительства недвижимости (Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 08.11.2007 N Ф08-7293/07).

Суть дела. Постановлением администрации муниципального образования от 24.12.2003 истцу предоставлен в аренду на 3 года земельный участок для временного размещения магазина из облегченных конструкций. Во исполнение постановления администрация в лице департамента муниципальной собственности и городских земель заключила с истцом договор аренды земельного участка от 18.03.2004 с указанием разрешенного землепользования - временного размещения магазина из облегченных конструкций. Договором предусмотрены права арендодателя на досрочное изъятие участка для государственных и муниципальных нужд, досрочное расторжение договора в случае нецелевого использования земли, а также обязанность арендатора по истечении срока аренды освободить участок и привести его в состояние, пригодное для дальнейшего использования. Арендатору запрещалось возведение каких-либо зданий и сооружений, не предусмотренных проектной документацией. Без получения соответствующей разрешительной документации истец самовольно возвел на участке объект недвижимости - капитальное одноэтажное нежилое строение и обратился в суд с иском о признании права собственности на него. Позиция суда. Суд признал, что строительство спорного объекта осуществлено истцом на земельном участке, не отведенном для этих целей, и без получения на это необходимых разрешений, поэтому является самовольным (пункт 1 статьи 222 ГК РФ). Согласно пункту 3 статьи 222 ГК РФ право собственности на самовольную постройку может быть признано судом за лицом, в собственности, пожизненном наследуемом владении, постоянном (бессрочном) пользовании которого находится земельный участок, где осуществлена постройка. Статья 222 ГК РФ не предусматривает возможности признания права собственности на самовольную постройку за лицом, которому земельный участок предоставлен в аренду не для строительства недвижимости. Истец не представил доказательств выделения земельного участка именно для возведения недвижимого имущества. Земельный участок предоставлялся истцу целевым назначением для временного размещения магазина из облегченных конструкций. Суд отказал в удовлетворении иска.

Комментарий к Постановлению ФАС Северо-Кавказского округа от 08.11.2007 N Ф08-7293/07.

Как указано в письме ВС РФ "Некоторые вопросы судебной практики по гражданским делам", опубликованном в Бюллетене ВС РФ (N 10, 1997), в отличие от ранее действовавшего законодательства пункт 3 статьи 222 ГК РФ допускает признание права собственности на самовольно возведенную постройку при условии, что лицу, осуществившему строительство, в установленном порядке будет выделен земельный участок под возведенным строением. В судебной практике возникли вопросы о том, как следует понимать положение закона о необходимости выяснения того, будет ли земельный участок выделен в установленном порядке и на какой стадии процесса суд должен сделать это. В законе порядок разрешения вопроса о выделении лицу, осуществившему самовольную постройку, земельного участка под этой постройкой не регламентирован. Пленум ВС РФ и Пленум ВАС РФ в пункте 34 Постановления от 01.07.1996 N 6/8 "О некоторых вопросах, связанных с применением части первой ГК РФ" рекомендовали судам предлагать истцу представлять доказательства, свидетельствующие о предоставлении ему в установленном порядке земельного участка, на котором расположена самовольная постройка, на стадии подготовки дела к судебному разбирательству. Однако, как указали судебные органы, не будет ошибкой, если суд выяснит этот вопрос и в ходе судебного разбирательства до вынесения решения. Выводы, изложенные в комментируемом Постановлении, подтверждаются судебной практикой. Так, ФАС Волго-Вятского округа в Постановлении от 09.03.2007 N А31-1046/2006-21 отказал истцу в требовании признать его право собственности на самовольно возведенное служебное строение под летнее кафе (навес), поскольку навес (летний, открытый) представляет собой огражденное сооружение на железобетонном фундаменте, не имеющее стационарных коммуникаций, а потому не отвечает критериям, установленным статьей 222 ГК РФ, позволяющим отнести его к объектам недвижимости, и земельный участок под строительство и эксплуатацию нового объекта уполномоченными органами не отводился. В Постановлении ФАС Волго-Вятского округа от 27.06.2006 N А43-42428/2005-17-1152 суд признал, что возведенная с нарушением градостроительных норм и без оформления разрешительной документации постройка является самовольной и подлежит сносу с освобождением земельного участка.

Ситуация N 34. Приобретательная давность (статья 234 ГК РФ). Суд отказал истцу в удовлетворении иска о признании права собственности, заявленного на основании статьи 234 ГК РФ, поскольку представленные в материалы дела документы не свидетельствуют о факте владения и несения бремени содержания истцом именно спорного имущества (Постановление ФАС Уральского округа от 25.10.2007 N Ф09-8708/07-С6).

Суть дела. В 1993 г. организация-истец была преобразована в акционерное общество. Согласно плану приватизации в состав приватизируемого имущества вошла линия электропередач общей протяженностью 2,42 км. На основании распоряжения комитета по управлению государственным имуществом субъекта РФ от 01.11.2000 было зарегистрировано право собственности истца на данную линию электропередач. Истец, полагая, что более 15 лет добросовестно, открыто и непрерывно владеет и эксплуатирует как свою собственность линию электропередач протяженностью 12,18 км, несет затраты по ее техническому обслуживанию, ремонту и эксплуатации, обратился в суд с иском о признании права собственности на нее на основании статьи 234 ГК РФ. В обоснование своих требований истцом предоставлены справки муниципальных образований о владении и пользовании им спорным имуществом, сведения из муниципальных и государственных органов об отсутствии в соответствующем реестре собственности указанного объекта недвижимости. Позиция суда. В соответствии с пунктом 1 статьи 234 ГК РФ лицо - гражданин или юридическое лицо, не являющееся собственником имущества, но добросовестно, открыто и непрерывно владеющее как своим собственным недвижимым имуществом в течение пятнадцати лет либо иным имуществом в течение пяти лет, приобретает право собственности на это имущество (приобретательная давность). При этом лицо, ссылающееся на давность владения, может присоединить ко времени своего владения все время, в течение которого этим имуществом владел тот, чьим правопреемником это лицо является (пункт 3 статьи 234 ГК РФ). Из указанной нормы следует, что истец должен доказать наличие в совокупности следующих обстоятельств: добросовестное, открытое, непрерывное владение имуществом как своим собственным в течение 15 лет. Согласно пунктам 17, 18 Постановления Пленума ВАС РФ от 25.02.1998 N 8 "О некоторых вопросах практики разрешения споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав" право собственности в силу приобретательной давности может быть приобретено как на бесхозяйное имущество, так и на имущество, принадлежащее на праве собственности другому лицу. В этом случае подлежит применению пункт 4 статьи 234 ГК РФ, согласно которому течение срока приобретательной давности в отношении вещей, находящихся у лица, из владения которого они могли быть истребованы согласно статьям 301, 305 ГК РФ, начинается не ранее истечения срока исковой давности по соответствующим требованиям. Исследовав материалы дела, суд указал, что истцом в порядке, предусмотренном статьей 65 АПК РФ, не доказан факт непрерывного добросовестного владения спорной линией электропередач протяжностью 12,18 км как своей собственной с 1989 г. с учетом правопреемства. Представленные в материалы дела журнал учета работ линии электропередач, листки осмотра, листки обхода, калькуляция работ по техническому обслуживанию линии электропередач, инвентарная карточка, смета на капитальный ремонт линии электропередач не свидетельствуют о факте владения и несения бремени содержания именно линией электропередач протяженностью 12,18 км, а не линией электропередач протяженностью 2,42 км, которой истец владеет на праве собственности. Таким образом, поскольку не представлялось возможным установить общую протяженность линии электропередач, на которую истцом представлена документация, суд пришел к выводу об отсутствии оснований для признания истекшим на момент предъявления иска (14.09.2006) 15-летнего срока приобретательной давности. На этом основании суд отказал в удовлетворении исковых требований.

Комментарий к Постановлению ФАС Уральского округа от 25.10.2007 N Ф09-8708/07-С6.

Право собственности на недвижимое и иное имущество, подлежащее государственной регистрации, возникает у лица, приобретшего это имущество в силу приобретательной давности, с момента такой регистрации. До приобретения на имущество права собственности в силу приобретательной давности лицо, владеющее имуществом как своим собственным, имеет право на защиту своего владения против третьих лиц, не являющихся собственниками имущества, а также не имеющих прав на владение им в силу иного предусмотренного законом или договором основания. Согласно статье 11 Федерального закона от 30.11.1994 N 52-ФЗ "О введении в действие части первой ГК РФ" действие статьи 234 ГК РФ распространяется и на случаи, когда владение имуществом началось до 01.01.1995 и продолжается в момент введения в действие части первой ГК РФ. При применении положения пункта 4 статьи 234 ГК РФ в отношении государственного имущества действуют общие нормы об исчислении срока исковой давности. Выводы, изложенные в комментируемом Постановлении, подтверждаются судебной практикой. Так, в Постановлении от 06.12.2006 N А49-1639/06 ФАС Поволжского округа определил срок, в течение которого истец владеет имуществом непрерывно, добросовестно как своим собственным - 13 лет 4 месяца, и отказал в удовлетворении требования об установлении факта владения и пользования недвижимым имуществом как своим собственным, поскольку факт непрерывного и добросовестного пользования спорным имуществом в течение установленного статьей 234 ГК РФ срока не доказан.

2.3. Прекращение права собственности

Ситуация N 35. Отказ от права собственности (статья 236 ГК РФ). Суд отказал в признании ничтожной сделки, связанной с изъятием у ответчика имущества, поскольку установил, что ввиду тяжелого финансового положения ответчик сам обращался к уполномоченному органу по вопросу изъятия у него части неиспользуемого имущества, что и было осуществлено в соответствии со статьей 236 ГК РФ посредством оспариваемой сделки (Постановление ФАС Поволжского округа от 01.11.2007 N А65-7921/2006-СГ3-33).

Суть дела. Акционерное общество обратилось в суд с иском к муниципальному унитарному предприятию, муниципальному образованию, комитету земельных и имущественных отношений о признании ничтожной сделки, связанной с изъятием у предприятия имущества по постановлениям администрации муниципального образования от 11.05.2005 и 28.07.2005 и применении последствий недействительности ничтожной сделки. Иск мотивирован тем, что у предприятия было изъято имущество, в результате чего оно лишено возможности осуществлять предусмотренную уставом деятельность, предприятие имеет большую задолженность перед истцом. Ответчик в отзыве на исковое заявление пояснил, что у него имеется задолженность перед истцом, ликвидное имущество изъято собственником и передано в доверительное управление коммерческой организации, в отношении ответчика введена процедура банкротства. В соответствии с уставом предприятие создано на основании постановления администрации муниципального образования, его учредителем выступил комитет земельных и имущественных отношений, имущество находится в муниципальной собственности и передается предприятию на праве хозяйственного ведения. Договор о закреплении имущества между предприятием и комитетом земельных и имущественных отношений - от 10.05.2004. На основании постановлений администрации от 11.05.2005 и от 28.07.2005, распоряжения комитета земельных и имущественных отношений от 15.08.2005, письменного обращения руководителя предприятия между предприятием и комитетом подписано дополнительное соглашение к договору о закреплении имущества от 16.08.2005, в соответствии с которым договор от 10.05.2004 расторгнут в части имущества, указанного в согласованном сторонами перечне, являющемся приложением к дополнительному соглашению, включая принадлежащие предприятию здания, сооружения, подвижной состав, оборудование. Данное имущество изъято у него и передано в доверительное управление третьему лицу - транспортной организации. Определением суда в отношении предприятия введена процедура наблюдения, решением суда от 07.09.2006 оно признано банкротом. В реестр требований кредиторов включены требования истца в размере основного долга и штрафных санкций. Истец является конкурсным кредитором предприятия с очередностью погашения требований в составе третьей очереди. Позиция суда. Согласно положениям статьи 168 ГК РФ сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, ничтожна, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима, или не предусматривает иных последствий нарушения. В соответствии со статьей 295 ГК РФ не предусмотрено право собственника имущества унитарного предприятия на его изъятие и последующее перераспределение. В соответствии со статьей 299 ГК РФ право хозяйственного ведения имуществом, в отношении которого собственником принято решение о закреплении за унитарным предприятием, возникает у этого предприятия с момента передачи имущества. Право хозяйственного ведения прекращается по основаниям и в порядке, предусмотренным ГК РФ, другими законами и иными правовыми актами для прекращения права собственности, а также в случаях правомерного изъятия имущества по решению собственника. Согласно статье 236 ГК РФ юридическое лицо может отказаться от права собственности на принадлежащее ему имущество, объявив об этом либо совершив другие действия, определенно свидетельствующие о его устранении от владения, пользования и распоряжения имуществом без намерения сохранить какие-либо права на это имущество. Рассматривая требования истца, суд установил, что имеющиеся в материалах дела письма ответчика, подписанные его руководителем, свидетельствуют о том, что ответчик ввиду тяжелого финансового положения сам обращался к уполномоченному органу по вопросу изъятия у него части неиспользуемого имущества как для передачи в муниципальную собственность, так и для реализации с целью погашения долгов, что и было осуществлено посредством оспариваемой сделки. В силу пункта 3 статьи 18 Федерального закона от 14.11.2002 N 161-ФЗ "О государственных и муниципальных унитарных предприятиях" (далее - Закон N 161-ФЗ) движимым и недвижимым имуществом муниципальное предприятие распоряжается только в пределах, не лишающих его возможности осуществлять деятельность, цели, предмет, виды которой определены его уставом. Сделки, совершенные предприятием с нарушением этого требования, являются ничтожными. Суд пришел к выводу о том, что истцом не доказан факт прекращения деятельности предприятия-ответчика, поскольку имеется только сокращение объема деятельности. Кроме того, сокращение объема уставной деятельности ответчика имело место не только после изъятия имущества, но и начиная с 2003 г., что подтверждается, в частности, справкой, составленной временным управляющим ответчика, информацией о финансовом состоянии, представленной комитетом земельных и имущественных отношений как собственником имущества и подтверждаемой данными бухгалтерских балансов ответчика за 2004, 2005, и 2006 гг., показывающими последовательное снижение выручки от основной деятельности ответчика. Передача в последующем имущества ответчика третьему лицу (транспортной организации) также не может свидетельствовать о ничтожности дополнительного соглашения к договору хозяйственного ведения. Суд отказал в признании оспариваемой сделки ничтожной.

Комментарий к Постановлению ФАС Поволжского округа от 01.11.2007 N А65-7921/2006-СГ3-33.

По мнению Пленума ВАС РФ, изложенному в пункте 9 Постановления от 25.02.1998 N 8, поскольку закон устанавливает принцип специальной (целевой) правоспособности унитарных предприятий (статья 49 ГК РФ), действия предприятия по распоряжению закрепленным за ним имуществом собственника должны быть обусловлены прежде всего задачами его уставной деятельности и целевым назначением предоставленного для выполнения этих задач имущества. Поэтому в тех случаях, когда действия предприятия, в том числе и осуществленные в порядке требований пункта 2 статьи 295 ГК РФ, по отчуждению или предоставлению в долгосрочное пользование другим лицам закрепленного за предприятием на праве хозяйственного ведения движимого и недвижимого имущества, непосредственно участвующего в производственном процессе предприятия, приводят к невозможности использования имущества собственника по целевому назначению, соответствующие сделки являются недействительными по основаниям, предусмотренным статьей 168 ГК РФ, независимо от того, совершены они с согласия собственника (уполномоченного им органа) или самостоятельно предприятием. В комментируемом же Постановлении факт прекращения деятельности предприятия отсутствовал - имелось только сокращение объема его деятельности. Причем это сокращение было не только после изъятия имущества, но и ранее, поэтому суд отказал в признании сделки о передаче имущества муниципального предприятия как препятствующей выплате задолженности предприятия перед истцом, поскольку отсутствуют нарушения положений пункта 3 статьи 18 Закона N 161-ФЗ. Вышеизложенное подтверждается также судебной практикой. Так, в Постановлении ФАС Дальневосточного округа от 17.04.2007 N Ф03-А04/07-1/643 суд отказал истцу в удовлетворении требований о признании недействительным постановления главы муниципального образования о передаче муниципального имущества на основании статей 235, 236 и 294 ГК РФ, поскольку право хозяйственного ведения на недвижимость прекратилось у истца в связи с его отказом от этого имущества, мотивированным отсутствием реальной возможности по его содержанию и эффективному использованию. В Постановлении ФАС Волго-Вятского округа от 05.10.2006 N А43-2646/2006-2-87 суд отказал в удовлетворении иска о признании недействительной сделки по передаче в муниципальную казну имущества, находящегося на праве хозяйственного ведения у предприятия, поскольку этим не нарушена его специальная правоспособность. В Постановлении ФАС Восточно-Сибирского округа от 07.12.2006 N А19-10393/06-16-Ф02-6517/06-С2 суд отказал в иске о признании недействительной в силу ничтожности сделки по передаче здания, поскольку действия по передаче имущества совершены в рамках реализации предусмотренной действующим законодательством возможности унитарного предприятия отказаться от имущества, закрепленного за ним на праве хозяйственного ведения, действия собственника имущества в лице его уполномоченных органов по принятию распоряжения и подписанию акта (накладной) приема-передачи совершены в рамках правомочий, установленных статьей 295 ГК РФ. Данные действия ответчика по принятию имущества в муниципальную собственность не могут быть признаны не соответствующими закону, следовательно, основания для признания недействительной оспариваемой сделки отсутствуют. Напротив, ФАС Уральского округа в Постановлении от 15.01.2007 N Ф09-11899/06-С6 удовлетворил требования истца и признал распоряжение ответчика недействительным, поскольку было доказано, что изъятие у истца основных средств влечет невозможность осуществления им уставной деятельности, таким образом, отказ автотранспортного предприятия от имущества, принадлежащего ему на праве хозяйственного ведения, противоречит целям и задачам деятельности предприятия.

2.4. Общая собственность

Ситуация N 36. Расходы по содержанию имущества, находящегося в долевой собственности (статья 249 ГК РФ). Поскольку нежилые помещения находятся в общей долевой собственности, а собственник одной из долей не уплачивал соответствующие коммунальные платежи согласно статье 249 ГК РФ, суд удовлетворил иск другого собственника об их взыскании (Постановление ФАС Уральского округа от 26.07.2007 N Ф09-5889/07-С6).

Суть дела. Общество (истец) и предприниматель (ответчик) являются собственниками нежилых помещений (долевая собственность). Истец осуществляет фактическую деятельность по содержанию здания, его инженерного оборудования, поддержанию прилегающей территории в надлежащем техническом и санитарном состоянии, имеет в штате соответствующих технических специалистов, заключает договоры со сторонними организациями, в том числе по электро-, водо-, теплоснабжению, вывозу отходов, охране, пожарной безопасности, обслуживанию кровли, несет расходы по текущему ремонту и другие расходы. Поскольку ответчик свою обязанность по содержанию и оплате эксплуатационных услуг исполнял ненадлежащим образом и у него возникла задолженность, общество в соответствии со статьями 210, 249, 309, 310, 403 ГК РФ обратилось в арбитражный суд с иском о взыскании эксплуатационных расходов на содержание здания. Позиция суда. По смыслу статей 210, 249 ГК РФ, собственник несет бремя содержания принадлежащего ему имущества соразмерно его доле. Согласно статье 309 ГК РФ обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, иных правовых актов. Статьей 310 ГК РФ предусмотрено, что односторонний отказ от исполнения обязательства и одностороннее изменение его условий не допускаются, за исключением случаев, предусмотренных законом. Установив, что договоры со сторонними организациями по содержанию здания заключены обществом, которое производит оплату коммунальных и иных услуг, связанных с содержанием здания, а также стоимость фактических расходов по содержанию здания с учетом занимаемой ответчиком площади нежилых помещений, суд в соответствии со статьями 210, 309, 310 ГК РФ взыскал сумму эксплуатационных расходов на содержание здания с предпринимателя в пользу общества.

Комментарий к Постановлению ФАС Уральского округа от 26.07.2007 N Ф09-5889/07-С6.

В комментируемом Постановлении суд указал, что собственники долевого имущества должны соразмерно своим долям исполнять обязанность по уплате коммунальных платежей и содержанию имущества в надлежащем состоянии. ВС РФ в Определении от 24.04.2007 N 78-В06-64 указал, что из статьи 249 ГК РФ следует, что законодатель прямо возлагает на собственника - участника долевой собственности обязанность нести расходы по содержанию общего имущества и исполнение такой обязанности не ставит в зависимость от осуществления собственником права пользования таким имуществом. Участие каждого из сособственников в расходах по общему имуществу в соответствии с его долей является обязательным, и данное правило, закрепленное в статье 249 ГК РФ, носит императивный характер. К аналогичному выводу пришел ФАС Волго-Вятского округа от 15.12.2004 N А31-5/16.

Ситуация N 37. Преимущественное право покупки (статья 250 ГК РФ). Суд пришел к выводу о невозможности воспользоваться способом защиты прав, предусмотренным статьей 250 ГК РФ, в случае, если предметом сделки является конкретное имущество, а не доля в праве собственности на него, в связи с чем в удовлетворении иска отказал (Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 20.07.2007 по делу N А29-7006/2006-2э).

Суть дела. Решением общего собрания кооперативного клуба принято решение о продаже истцу и третьему лицу автомобиля. Во исполнение решения автомобиль им передан, что подтверждается актом от 19.12.1994. В этот же день данный акт утвержден истцом, который одновременно являлся и руководителем кооператива. Позднее истец и третье лицо подписали договор о совместном владении собственностью, в котором установили равенство долей каждого из сособственников и предусмотрели оформление автомобиля в регистрирующем органе сначала на третье лицо, а с 19.02.2003 - на истца. В период с 1995 г. по 2006 г. истец и ответчик совместно использовали спорное имущество, что никем из участвующих в деле лиц не оспаривается, а 14.02.2006 третье лицо через индивидуального предпринимателя продало транспортное средство ответчику, что подтверждается справкой-счетом, заменяющей письменную форму договора купли-продажи. На основании данного документа ответчик зарегистрировал в ГИБДД спорное транспортное средство. Полагая, что третье лицо продало автомобиль в нарушение права первоочередного приобретения имущества вторым собственником, истец обратился в суд с иском о признании права собственности на 1/2 часть автомобиля и о переводе на истца прав и обязанностей покупателя по договору купли-продажи, заключенному между ответчиком и третьим лицом. Исковые требования основаны на статье 125 ГК РСФСР, статье 250 ГК РФ и мотивированы тем, что истец приобрел право собственности на 1/2 часть автомобиля по договору купли-продажи от 19.12.1994, заключенному между кооперативным клубом, истцом и ответчиком, а потому имеет преимущественное право покупки второй половины в праве собственности на спорное имущество. Позиция суда. Согласно пункту 1 статьи 250 ГК РФ при продаже доли в праве общей собственности постороннему лицу остальные участники долевой собственности имеют преимущественное право покупки продаваемой доли по цене, за которую она продается, и на прочих равных условиях, кроме случая продажи с публичных торгов. Преимущественное право покупки может быть реализовано после получения сособственником имущества письменного извещения продавца о его намерении продать свою долю постороннему лицу с указанием цены и других условий, на которых предполагается совершение сделки. В пункте 3 статьи 250 ГК РФ установлено, что при продаже доли с нарушением преимущественного права покупки любой другой участник долевой собственности имеет право в течение трех месяцев требовать в судебном порядке перевода на него прав и обязанностей покупателя. Из смысла приведенных норм суд сделал вывод о возможности воспользоваться данным способом защиты своих прав только в случае отчуждения доли, принадлежащей одному из собственников. В случае если предметом сделки является конкретное имущество, а не доля в праве собственности на него, данный способ защиты не применим. Из справки-счета видно, что предметом сделки является автомобиль как вещь, а не доля в праве собственности на него, поэтому суд сослался на выбор истцом ненадлежащего способа защиты нарушенных прав и отказал в удовлетворении иска.

Комментарий к Постановлению ФАС Волго-Вятского округа от 20.07.2007 N А29-7006/2006-2э.

В арбитражной практике встречаются споры по вопросу о правомерности такого способа защиты права собственности, как перевод прав и обязанностей в случае спора по поводу долевой собственности. Позиция судов в данном случае однозначна: для удовлетворения требований истцу необходимо доказать, что он претендует именно на долю в собственности, а не на конкретное имущество, в противном случае в иске будет отказано. Эти выводы подтверждаются также судебной практикой (см., например, Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 05.07.2004 N А19-299/04-48-Ф02-2542/04-С2, Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 10.02.2005 N Ф04-460/2005(8417-А46-13)).

Ситуация N 38. Суд пришел к выводу, что требование истца о переводе на него прав и обязанностей покупателя долей в складочном капитале коммандитного товарищества по сделкам, по которым один из ответчиков приобрел у трех других вкладчиков их доли, заявленное на основании статьи 250 ГК РФ, неправомерно, так как доли в складочном капитале товарищества отчуждены в пользу участника товарищества - полного товарища и вкладчика (Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 01.08.2007 N А43-30367/2006-20-550).

Суть дела. Согласно учредительному договору коммандитного товарищества его участниками явились пять полных товарищей и 887 вкладчиков. По соглашению четвертый ответчик (вкладчик) уступил первому ответчику долю в размере 1,46% складочного капитала товарищества. Второй и третий ответчики по соглашениям уступили первому ответчику доли в размере 1,08% и 1,49% складочного капитала товарищества. Истец (вкладчик товарищества) посчитал нарушенным свое право на преимущественное приобретение этих долей товарищества и обратился в арбитражный суд с иском к четырем вкладчикам товарищества о переводе на него прав и обязанностей покупателя долей в складочном капитале товарищества по сделкам, по которым первый ответчик приобрел у трех других вкладчиков их доли. Требование истца основано на подпункте 4 пункта 2 статьи 85 ГК РФ, пункте 2 статьи 93 ГК РФ и статье 250 ГК РФ и мотивировано тем, что нарушено право на преимущественную покупку доли в складочном капитале товарищества. Позиция суда. Из положений пункта 1 статьи 82 ГК РФ следует, что участниками товарищества на вере (коммандитного) являются вкладчики и полные товарищи. Согласно пункту 5 статьи 82 ГК РФ к товариществу на вере применяются правила ГК РФ о полном товариществе постольку, поскольку это не противоречит правилам ГК РФ о товариществе на вере. В соответствии с подпунктом 4 пункта 2 статьи 85 ГК РФ вкладчики пользуются преимущественным перед третьими лицами правом покупки доли (ее части) применительно к условиям и порядку, предусмотренным пунктом 2 статьи 93 ГК РФ, согласно которому участники общества пользуются преимущественным правом покупки доли участника (ее части) пропорционально размерам своих долей, если уставом общества или соглашением его участников не предусмотрен иной порядок осуществления этого права. В силу устава коммандитного товарищества участник имеет право передать свою долю, частично или полностью, любому другому участнику. Ни один из участников не имеет права передавать свои доли в товариществе третьей стороне без согласия других участников. Из пункта 3 статьи 250 ГК РФ следует, что при продаже доли с нарушением преимущественного права покупки любой другой участник долевой собственности имеет право в течение трех месяцев требовать в судебном порядке перевода на него прав и обязанностей покупателя. Из документов видно, что к моменту совершения упомянутых сделок первый ответчик (полный товарищ) стал также вкладчиком товарищества на основании договоров купли-продажи долей и соглашений об уступке права требования (распоряжение администрации муниципального образования о регистрации изменений в учредительные документы товарищества, протокол общего собрания товарищей коммандитного товарищества), что не противоречит положениям статьи 82 ГК РФ. Таким образом, у истца не возникло права на преимущественную покупку долей вкладчиков (второго, третьего и четвертого ответчика) перед вкладчиком и единственным полным товарищем - первым ответчиком, не являющимся по отношению к товариществу третьим лицом, в связи с чем основания для перевода на истца прав и обязанностей покупателя по спорным сделкам отсутствовали и в удовлетворении иска было отказано.

Комментарий к Постановлению ФАС Волго-Вятского округа от 01.08.2007 N А43-30367/2006-20-550.

Такое средство, как судебный перевод потерпевшим на себя прав и обязанностей, возникших у нарушителей, можно использовать только для защиты преимущественных прав. Ни одно другое право подобным образом защитить нельзя: в статье 12 ГК РФ, перечисляющей способы защиты гражданских прав, о таком способе защиты гражданских прав вообще ничего не говорится; упоминание о возможности судебного перевода на истца, но только в отношении прав (не обязанностей) имеется в статье 387 ГК РФ, где сказано, что применение данного способа защиты допускается лишь в случаях, прямо допущенных законом. Следует отметить, что возможность применения данного способа защиты предусмотрена законом в отношении далеко не всех преимущественных прав, а только самых часто встречающихся на практике - преимущественного права покупки доли в праве общей собственности (пункт 3 статьи 250 ГК РФ), заключения договора аренды (пункт 1 статьи 621 ГК РФ), приобретения долей в обществе с ограниченной ответственностью (пункт 4 статьи 21 Федерального закона от 08.02.1998 N 14-ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью") и акций закрытых акционерных обществ (пункт 3 статьи 7 Федерального закона от 26.12.1995 N 208-ФЗ "Об акционерных обществах"). В комментируемом Постановлении суд отказал истцу в удовлетворении требований о переводе на него прав и обязанностей покупателя долей в складочном капитале товарищества, поскольку к моменту совершения спорных сделок ответчик стал вкладчиком товарищества на основании договоров купли-продажи долей и соглашений об уступке права требования и истец уже не обладал преимущественным правом покупки доли.

2.5. Право собственности и другие вещные права на землю

Ситуация N 39. Общие положения о праве собственности на землю (статья 260 ГК РФ). Поскольку нет доказательств, свидетельствующих о нахождении в собственности муниципального образования земельного участка, в отношении которого ответчиком принято оспариваемое постановление и администрация муниципального образования в нарушение статей 209, 260, 608 ГК РФ, статей 22, 40 ЗК РФ превысила свои полномочия по передаче этого земельного участка в аренду, суд признал оспариваемое постановление администрации муниципального образования не соответствующим нормам ГК РФ, ЗК РФ, нарушающим права третьего лица и подлежащим отмене (Постановление ФАС Поволжского округа от 21.08.2007 N А55-20023/06).

Суть дела. Акционерное общество обратилось в суд с заявлением о признании недействительным постановления администрации муниципального образования о предоставлении земельного участка в аренду для строительства жилого комплекса. Позиция суда. Статьей 25 ЗК РФ установлено, что права на земельные участки, предусмотренные главами 3 и 4 ЗК РФ, возникают по основаниям, установленным гражданским законодательством, и подлежат государственной регистрации в соответствии с Федеральным законом от 21.07.1997 N 122-ФЗ "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" (далее - Закон N 122-ФЗ). В соответствии со статьей 209 ГК РФ только собственнику принадлежит право владения, пользования и распоряжения своим имуществом. Согласно статье 129 ГК РФ земля может отчуждаться и переходить от одного лица к другому иным способом в той мере, в какой оборот земли допускается законом о земле, а по нормам статьи 263 ГК РФ право возведения строения на земельном участке принадлежит собственнику данного земельного участка. Ранее действовавшее законодательство о земле и действующий в настоящее время ЗК РФ не допускают свободный оборот земель сельскохозяйственного назначения и устанавливают, что право собственности и право аренды на земельные участки, находящиеся в государственной и муниципальной собственности, могут возникнуть у физических и юридических лиц только на торгах, а также предусматривают право распоряжения земельными участками, находящимися в частной собственности, только собственником этого участка. Согласно статьям 260, 608 ГК РФ, статьям 22, 40 ЗК РФ право сдачи земельного участка в аренду принадлежит только собственнику этого земельного участка либо лицу, управомоченному законом или собственником. Как следует из статьи 52 ЗК РСФСР от 25.04.1991 и статьи 40 ЗК РФ, право самостоятельного хозяйствования на земле и право возведения строений и сооружений принадлежит только собственнику земельного участка. В соответствии со статьей 54 ЗК РСФСР вмешательство в деятельность собственников земельного участка, а также землевладельцев и землепользователей со стороны государственных органов и организаций не допускается. Согласно статье 57 ЗК РСФСР и статье 78 ЗК РФ земли сельскохозяйственного назначения могут предоставляться только для нужд сельского хозяйства. Кроме того, статьей 13 Федерального закона от 30.11.1994 N 52-ФЗ "О введении в действие части первой ГК РФ" установлено, что нормы главы 17 ГК РФ, регулирующие оборот земельных участков сельскохозяйственного назначения, вводятся в действие со дня введения в действие Федерального закона от 24.07.2002 N 101-ФЗ "Об обороте земель сельскохозяйственного назначения" (далее - Закон N 101-ФЗ). Основания возникновения права собственности на землю, в том числе муниципальной собственности, определены статьями 8, 215, 218 ГК РФ и статьями 19 и 25 ЗК РФ. Таким образом, ни по одному из оснований, указанных в перечисленных нормах ГК РФ и ЗК РФ, администрация муниципального образования не имеет права принимать какие-либо решения по распоряжению земельными участками, не находящимися в муниципальной собственности и не расположенными на территории муниципального образования. Между тем из материалов дела следует, что администрация муниципального образования распорядилась земельным участком, принадлежащим заявителю на праве собственности, без законных на то оснований и с превышением своих полномочий, выразившихся в предоставлении земель сельскохозяйственного назначения в аренду под строительство жилищного комплекса. Собственником (землепользователем) данного земельного участка с 1972 г. до настоящего времени является заявитель, которому в соответствии с законом принадлежат все полномочия по распоряжению этим земельным участком. Право собственности заявителя на спорный земельный участок, предоставленный, в свою очередь, администрацией муниципального образования по договору аренды третьему лицу, подтверждается свидетельством о праве собственности, зарегистрированном в поземельной книге комитетом по земельным ресурсам и землеустройству муниципального образования. В силу статьи 26 ЗК РФ права на земельные участки удостоверяются документами в соответствии с Законом N 122-ФЗ. Свидетельства, удостоверяющие права на землю и выданные юридическим лицам до введения в действие Закона N 122-ФЗ, имеют равную юридическую силу с записями в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним (пункт 9 статьи 3 Федерального закона от 25.10.2001 N 137-ФЗ "О введении в действие ЗК РФ"; пункт 25 Постановления Пленума ВАС РФ от 24.03.2005 N 11 "О некоторых вопросах, связанных с применением земельного законодательства"). Согласно части 1 статьи 261 ГК РФ территориальные границы земельного участка определяются на основе документов, выдаваемых собственнику государственными органами по земельным ресурсам и землеустройству. В материалах дела имеется чертеж к свидетельству от 13.12.1994, выданному на все земли заявителя, полученные в ходе проведения земельной реформы, и схема границ земель к свидетельству от 15.01.1996, выданному на часть земель заявителя, т. е. документы, выданные уполномоченными органами и являющиеся приложениями к правоподтверждающим на землю документам заявителя. Указанные обстоятельства подтверждаются также вступившим в законную силу решением арбитражного суда, которым установлено, что свидетельство о праве собственности на землю от 13.12.1994 является документом, подтверждающим ранее возникшее право собственности заявителя на земельный участок и право бессрочного пользования на земельный участок, расположенные в границах земель заявителя, графически изображенных в чертеже к свидетельству о праве собственности на землю от 13.12.1994. Кроме того, статьей 124 устава субъекта РФ установлено, что местное самоуправление осуществляется в пределах территорий, определяемых законом субъекта РФ. На момент принятия оспариваемого постановления земли заявителя не были включены в городскую черту муниципального образования в соответствии с действующим законодательством РФ, что подтверждается имеющимися в деле документами. Земельный участок относится к землям сельскохозяйственного назначения, не переводился в другую категорию земель, не был изъят у заявителя. Этот участок не является землей городского поселения муниципального образования, т. к. в установленном законодательством порядке границы муниципального образования утверждены не были. 23.10.2004 по факту незаконного распоряжения органами местного самоуправления земельными участками заявителя было возбуждено уголовное дело по части 1 статьи 285 и части 1 статьи 286 УК РФ. В ходе расследования орган предварительного следствия также пришел к выводу о принятии оспариваемых актов с нарушением указанных выше норм закона, что подтверждается многочисленными доказательствами, включая заключение эксперта государственного геодезического надзора Федерального агентства геодезии и картографии от 29.11.2005. Более того, администрация нарушила порядок предоставления земельного участка, поскольку земельный участок сельскохозяйственного назначения был передан под использование его для несельскохозяйственных целей и при этом перевод его из одной категории в другую не осуществлялся. Поскольку в материалах дела нет доказательств, свидетельствующих о нахождении в собственности муниципального образования земельного участка, в отношении которого принято оспариваемое постановление, и администрация муниципального образования в нарушение статей 209, 260, 608 ГК РФ, статей 22, 40 ЗК РФ превысила свои полномочия по передаче этого земельного участка в аренду, суд признал оспариваемое постановление не соответствующим нормам ГК РФ, ЗК РФ, нарушающим права заявителя и подлежащим отмене.

Комментарий к Постановлению ФАС Поволжского округа от 21.08.2007 N А55-20023/06.

В соответствии со статьей 1 Закона N 101-ФЗ правовое регулирование отношений в области оборота земельных участков и долей в праве общей собственности на земельные участки из земель сельскохозяйственного назначения осуществляется Конституцией РФ, ЗК РФ, ГК РФ, Законом N 101-ФЗ, другими федеральными законами, а также принимаемыми в соответствии с ними иными нормативными правовыми актами РФ и законами субъектов РФ. Оборот земель сельскохозяйственного назначения основывается на следующих принципах: 1) сохранение целевого использования земельных участков; 2) установление максимального размера общей площади сельскохозяйственных угодий, которые расположены на территории одного муниципального района и могут находиться в собственности одного гражданина и (или) одного юридического лица; 3) преимущественное право субъекта РФ или в случаях, установленных законом субъекта РФ, муниципального образования на покупку земельного участка из земель сельскохозяйственного назначения при его продаже, за исключением случаев продажи с публичных торгов; 4) преимущественное право других участников долевой собственности на земельный участок, находящийся в долевой собственности, либо использующих этот земельный участок сельскохозяйственной организации или гражданина - члена крестьянского (фермерского) хозяйства на покупку доли в праве общей собственности на земельный участок из земель сельскохозяйственного назначения при возмездном отчуждении такой доли участником долевой собственности; 5) установление особенностей предоставления земельных участков из земель сельскохозяйственного назначения иностранным гражданам, иностранным юридическим лицам, лицам без гражданства, а также юридическим лицам, в уставном (складочном) капитале которых доля иностранных граждан, иностранных юридических лиц, лиц без гражданства составляет более чем 50 процентов. Выводы суда о том, что при отсутствии подтверждения права распоряжаться имуществом (земельным участком) исполнительный орган не вправе передавать его в аренду, изложенные в комментируемом Постановлении, подтверждаются также судебной практикой. Так, в Постановлении ФАС Поволжского округа от 18.01.2007 N А55-28432/2005-39 суд также признал недействительными ненормативные акты муниципального органа по распоряжению земельным участком, поскольку муниципальный орган, превысив свои полномочия, распорядился чужим имуществом, находящимся за пределами муниципального образования и не являющимся муниципальной или государственной собственностью, кроме того, спорный земельный участок относится к землям сельскохозяйственного назначения, в другую категорию земель не переводился. В Постановлении ФАС Поволжского округа от 06.03.2007 N А55-28423/05-10 суд удовлетворил требование прокурора о признании недействительными постановлений о передаче земельного участка под строительство автозаправочной станции, тем более что участок относится к землям сельскохозяйственного назначения, поскольку муниципальное образование не имело право собственника на застройку земельного участка, предусмотренное статьей 263 ГК РФ, и не вправе было принимать какие-либо решения по распоряжению земельными участками, не находящимися в его собственности и не расположенными на его территории.

Ситуация N 40. Застройка земельного участка (статья 263 ГК РФ). Поскольку суд пришел к выводу о том, что право ответчика на земельный участок в установленном законом порядке не оформлено, он обязал его устранить препятствия, не позволяющие истцу осуществлять право пользования земельным участком в полном объеме, и удовлетворил исковые требования (Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 06.09.2007 N А39-3950/2006-334/17).

Суть дела. В районе магазина находится павильон мини-кафе, приобретенный индивидуальным предпринимателем по договору купли-продажи. Посчитав, что предприниматель самовольно занял земельный участок и пользуется им без законных к тому оснований, чем препятствует осуществлению прав пользования данным земельным участком в полном объеме, администрация муниципального образования обратилась в суд с иском к предпринимателю об устранении препятствий в пользовании земельным участком путем демонтажа находящегося на нем торгового павильона. Заявленное требование основано на статьях 301 и 305 ГК РФ, статье 60 ЗК РФ и мотивировано тем, что ответчик самовольно, без законных к тому оснований, занял земельный участок. Позиция суда. В силу статьи 29 ЗК РФ предоставление гражданам и юридическим лицам земельных участков из земель, находящихся в государственной или муниципальной собственности, осуществляется на основании решения исполнительных органов государственной власти или органов местного самоуправления, обладающих правом предоставления соответствующих земельных участков в пределах их компетенции в соответствии со статьями 9, 10 и 11 ЗК РФ. В силу статьи 11 ЗК РФ решение вопросов местного значения в области охраны и использования земель, в том числе установление с учетом требований законодательства РФ правил землепользования и застройки территорий городских и сельских поселений, территорий других муниципальных образований, разработка и реализация местных программ использования и охраны земель, относится к полномочиям органов местного самоуправления. Как следует из материалов дела и установлено судом, истец не выделял земельный участок ответчику для эксплуатации мини-кафе. В ответ на заявление ответчика о предоставлении земельного участка истец письмом отказал в аренде данного земельного участка. В материалы дела представлены документы о привлечении ответчика к административной ответственности за использование земельного участка без оформления на него правоустанавливающих документов в установленном законом порядке и постановление о назначении административного наказания. Таким образом, ответчик самовольно занял земельный участок и пользуется им без законных к тому оснований и без оформления соответствующих правоустанавливающих документов. Самовольное занятие земельного участка не позволяет истцу в полной мере осуществлять права пользования им. Согласно статье 60 ЗК РФ в случае самовольного занятия земельного участка нарушенное право подлежит восстановлению, в том числе и путем восстановления положения, существовавшего до нарушения права. Суд удовлетворил иск и обязал ответчика демонтировать расположенное на земельном участке мини-кафе. Довод ответчика о том, что при покупке торгового павильона он приобрел и право пользования земельным участком, расположенным под этим павильоном, признан судом несостоятельным, поскольку данное правило применяется в отношении объектов недвижимости, однако ответчик не представил доказательств отнесения торгового павильона к объектам недвижимого имущества.

Комментарий к Постановлению ФАС Волго-Вятского округа от 06.09.2007 N А39-3950/2006-334/17.

В силу статьи 222 ГК РФ самовольной постройкой является жилой дом, другое строение, сооружение или иное недвижимое имущество, созданное на земельном участке, не отведенном для этих целей в порядке, установленном законом и иными нормативными актами, либо созданное без получения на это необходимых разрешений или с существенным нарушением градостроительных и строительных норм и правил. Право собственника объекта недвижимости на использование земельного участка, на котором эта недвижимость находится, предусмотрено статьей 271 ГК РФ. По смыслу этой нормы, для возникновения указанного права лицо должно доказать наличие у него права собственности на объект и соответствие объекта критериям недвижимого имущества. Выводы, изложенные в комментируемом Постановлении, подтверждаются также судебной практикой. Так, в Постановлении ФАС Волго-Вятского округа от 04.04.2007 N А11-12120/2004-К1-1/649 суд отказал в удовлетворении иска о признании права собственности на недвижимое имущество, поскольку отсутствуют доказательства выделения земельного участка под строительство торгового павильона как объекта недвижимости и акт о приемке объекта в эксплуатацию не соответствует действующим правилам процедуры приемки законченных строительством объектов, а значит, не может рассматриваться как документ, влекущий правовые последствия. В Постановлении ФАС Северо-Кавказского округа от 18.01.2007 N Ф08-7054/2006 суд указал, что принадлежащий истцу павильон не является объектом недвижимости, поскольку согласно постановлению администрации муниципального образования является временным сооружением, перенос которого возможен без причинения ему ущерба. Таким образом, у истца отсутствует преимущественное право на использование спорного земельного участка. Аналогичные выводы содержатся также в Постановлении ФАС Московского округа от 21.01.2005 N КГ-А40/13147-04, в Постановлениях ФАС Волго-Вятского округа от 10.01.2006 N А11-1309/2005-К1-13/238, от 29.07.2003 N А43-6605/02-12-230.

2.6. Право собственности и другие вещные права на жилые помещения

Ситуация N 41. Собственность на жилое помещение (статья 288 ГК РФ). Суд признал незаконными действия местной администрации, отказавшей оформить документы, необходимые для перевода в нежилой фонд квартиры, поскольку заявление о переводе помещения из жилого в нежилое было рассмотрено по существу поставленного вопроса без ссылки на представленные документы (Постановление ФАС Центрального округа от 26.07.2007 N А48-613/07-7).

Суть дела. Индивидуальному предпринимателю на праве собственности принадлежит нежилое помещение в жилом доме, в котором он осуществляет предпринимательскую деятельность (парикмахерские услуги населению). С целью расширения площади парикмахерской предприниматель по договору купли-продажи приобрел квартиру и обратился в администрацию муниципального образования с заявлением о ее переводе из жилого в нежилой фонд. Администрация отказала в переводе квартиры в нежилое помещение (расширение существующей парикмахерской), поскольку это помещение расположено в крупнопанельном жилом доме, в связи с чем возникает необходимость организации входа, объединяющего два помещения (пробивка проема), а согласно Правилам и нормам технической эксплуатации жилищного фонда, утвержденным Постановлением Госстроя России от 27.09.2003 N 170 (далее - нормы технической эксплуатации), не допускается в стенах крупнопанельных и крупноблочных зданий расширять и пробивать проемы. Посчитав такой отказ незаконным, предприниматель оспорил его в суде. Позиция суда. Частью 1 статьи 198 АПК РФ определено, что граждане, организации и иные лица вправе обратиться в арбитражный суд с заявлением о признании недействительными ненормативных правовых актов, незаконными решений и действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, должностных лиц, если полагают, что оспариваемый ненормативный правовой акт, решение и действие (бездействие) не соответствуют закону или иному нормативному правовому акту и нарушают их права и законные интересы в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, незаконно возлагают на них какие-либо обязанности, создают иные препятствия для осуществления предпринимательской и иной экономической деятельности. При этом ненормативный правовой акт может быть признан недействительным только при наличии одновременно двух условий, а именно: несоответствие закону или иному нормативному правовому акту и нарушение прав и законных интересов гражданина или юридического лица. В соответствии с пунктом 2 статьи 288 ГК РФ, статьей 17 ЖК РФ жилое помещение предназначено для проживания граждан. Согласно пункту 3 статьи 288 ГК РФ размещение собственником в принадлежащем ему жилом помещении предприятий, учреждений, организаций допускается только после перевода такого помещения в нежилое. Перевод помещения из жилого в нежилое осуществляется органом местного самоуправления на условиях и в порядке, определяемых жилищным законодательством (статьи 22, 23 ЖК РФ). В соответствии с частью 2 статьи 23 ЖК РФ для перевода жилого помещения в нежилое помещение или нежилого помещения в жилое помещение собственник соответствующего помещения или уполномоченное им лицо в орган, осуществляющий перевод помещений, по месту нахождения переводимого помещения представляет: заявление о переводе помещения; правоустанавливающие документы на переводимое помещение (подлинники или засвидетельствованные в нотариальном порядке копии); план переводимого помещения с его техническим описанием (в случае, если переводимое помещение является жилым, технический паспорт такого помещения); поэтажный план дома, в котором находится переводимое помещение; подготовленный и оформленный в установленном порядке проект переустройства и (или) перепланировки переводимого помещения (в случае, если переустройство и (или) перепланировка требуются для обеспечения использования такого помещения в качестве жилого или нежилого помещения). При этом, как установлено частями 4, 5, 6 статьи 23 ЖК РФ, решение о переводе или об отказе в переводе помещения должно быть принято по результатам рассмотрения соответствующего заявления и иных представленных в соответствии с частью 2 статьи 23 ЖК РФ документов органом, осуществляющим перевод помещений, не позднее чем через сорок пять дней со дня представления указанных документов в данный орган. Орган, осуществляющий перевод помещений, не позднее чем через три рабочих дня со дня принятия одного из указанных в части 4 статьи 23 ЖК РФ решений выдает или направляет по адресу, указанному в заявлении, заявителю документ, подтверждающий принятие одного из указанных решений. Форма и содержание данного документа устанавливаются Правительством РФ. Орган, осуществляющий перевод помещений, одновременно с выдачей или направлением заявителю данного документа информирует о принятии указанного решения собственников помещений, примыкающих к помещению, в отношении которого принято указанное решение. В случае необходимости проведения переустройства и (или) перепланировки переводимого помещения и (или) иных работ для обеспечения использования такого помещения в качестве жилого или нежилого помещения указанный в части 5 статьи 23 ЖК РФ документ должен содержать требование об их проведении, перечень иных работ, если их проведение необходимо. В целях реализации статей 22 - 24 ЖК РФ администрация муниципального образования утвердила Положение о порядке перевода жилых помещений в нежилые помещения и нежилых помещений в жилые помещения на территории муниципального образования (далее - Положение). Как установлено судом, в материалах дела отсутствуют доказательства того, что заявление предпринимателя было рассмотрено управомоченной комиссией в надлежащем составе в соответствии с пунктами 3.3, 3.4 части 3, пунктами 6.1, 6.2, 6.3, 6.5 части 6 Положения. Заявление было рассмотрено по существу поставленного вопроса без ссылки на представленные документы и решение межведомственной комиссии по результатам рассмотрения указанных документов. Кроме того, предпринимателем к заявлению, переданному в администрацию, были приложены: копия свидетельства о государственной регистрации права собственности на квартиру, копия постановления администрации муниципального образования о переводе в нежилое помещение смежной квартиры, копия техпаспорта на квартиру, копия экспертного заключения о возможности перепланировки квартиры. Иные документы, необходимые для рассмотрения вопроса о переводе квартиры в нежилое помещение, не истребовались. Суд признал незаконными действия администрации, выразившиеся в отказе оформить документы, необходимые для перевода в нежилой фонд квартиры, и возложил на нее обязанность рассмотреть в установленном порядке по существу заявление предпринимателя о переводе в нежилой фонд квартиры.

Комментарий к Постановлению ФАС Центрального округа от 26.07.2007 N А48-613/07-7.

Перевод помещений из жилых в нежилые производится в порядке, определяемом жилищным законодательством. В соответствии со статьями 22, 23 и 24 ЖК РФ перевод жилого помещения в нежилое помещение и нежилого помещения в жилое помещение допускается с учетом соблюдения требований ЖК РФ и законодательства о градостроительной деятельности. Перевод квартиры в многоквартирном доме в нежилое помещение допускается только в случаях, если такая квартира расположена на первом этаже указанного дома или выше первого этажа, но помещения, расположенные непосредственно под квартирой, переводимой в нежилое помещение, не являются жилыми. Перевод жилого помещения в нежилое помещение осуществляется органом местного самоуправления. Отказ в переводе жилого помещения в нежилое помещение допускается в случае: 1) непредставления определенных частью 2 статьи 23 ЖК РФ документов; 2) представления документов в ненадлежащий орган; 3) несоблюдения предусмотренных статьей 22 ЖК РФ условий перевода помещения; 4) несоответствия проекта переустройства и (или) перепланировки жилого помещения требованиям законодательства. Тем не менее существует и иная позиция арбитражных судов, в соответствии с которой орган местного самоуправления даже в случае представления собственником недвижимости всех необходимых в силу закона документов не обязан принять положительное решение о переводе жилого помещения в нежилое. Эти выводы содержатся, например, в Постановлении ФАС Уральского округа от 12.03.2007 N Ф09-1411/07-С6, который указал, что, поскольку проект постановления о переводе жилой квартиры в нежилое помещение был согласован не с землепользователем (истцом), а с третьим лицом, названным балансодержателем указанного дома, спорное постановление о переводе (видоизменении) жилой квартиры в нежилое помещение не соответствует требованиям муниципального законодательства и нарушает законные интересы права истца. Аналогичные выводы содержатся также в Постановлении ФАС Восточно-Сибирского округа от 15.11.2004 N А33-8986/04-С6-Ф02-4751/04-С1.

Ситуация N 42. Общее имущество собственников квартир в многоквартирном доме (статья 290 ГК РФ). Суд отказал ТСЖ в удовлетворении иска о признании права общей долевой собственности домовладельцев на нежилые помещения подвала, поскольку после ввода дома в эксплуатацию ТСЖ были переданы все помещения подвала, необходимые для обслуживания дома, а остальные помещения подвала не относятся к общему имуществу, принадлежащему собственникам квартир в многоквартирном доме на праве общей долевой собственности (Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 13.09.2007 N А29-1153/2005-2э).

Суть дела. В соответствии с решением законодательного органа муниципального образования, ООО был предоставлен земельный участок для строительства жилого дома с продовольственным и промтоварным магазинами. Жилая часть дома введена в эксплуатацию постановлением администрации муниципального образования и передана ООО в эксплуатацию товариществу собственников жилья. Одновременно ТСЖ были переданы помещения подвала, относящиеся к общему имуществу. Регистрационная служба зарегистрировала право собственности ООО на часть не завершенных строительством нежилых помещений подвала, о чем выдано соответствующее свидетельство. Посчитав, что такой регистрацией нарушены права домовладельцев, ТСЖ обратилось в суд с иском о признании права общей долевой собственности домовладельцев на нежилые помещения подвала и о признании недействительной государственной регистрации права собственности на указанные нежилые помещения за ООО. Заявленные требования основаны на статье 290 ГК РФ и статьях 1 и 7 Федерального закона от 15.06.1996 N 72-ФЗ "О товариществах собственников жилья" и мотивированы тем, что, поскольку строительство жилого дома, как и спорных помещений подвала, осуществлено за счет домовладельцев, то помещения подвала принадлежат домовладельцам на праве общей долевой собственности, а регистрация права собственности на эти помещения за ООО является незаконной. Позиция суда. В соответствии с частью 1 статьи 36 ЖК РФ собственникам помещений в многоквартирном доме принадлежат на праве общей долевой собственности помещения в данном доме, не являющиеся частями квартир и предназначенные для обслуживания более одного помещения в данном доме, в том числе межквартирные лестничные площадки, лестницы, лифты, лифтовые и иные шахты, коридоры, технические этажи, чердаки, подвалы, в которых имеются инженерные коммуникации, иное обслуживающее более одного помещения в данном доме оборудование (технические подвалы), а также крыши, ограждающие несущие и ненесущие конструкции данного дома, механическое, электрическое, санитарно-техническое и иное оборудование, находящееся в данном доме за пределами или внутри помещений и обслуживающее более одного помещения, земельный участок, на котором расположен данный дом, с элементами озеленения и благоустройства и иные предназначенные для обслуживания, эксплуатации и благоустройства данного дома объекты, расположенные на указанном земельном участке (далее - общее имущество в многоквартирном доме). Из представленных в дело документов следует, что жилой дом проектировался и строился с учетом того, что часть помещений останется нежилой (в этой части предполагалось размещение офиса, аптеки, стоматологического кабинета). По проектной документации спорные помещения подвала предполагалось использовать не только для технического обслуживания жилого дома, но и как помещения общественного назначения, о чем свидетельствуют заключения специалистов, участвовавших в проектировании спорного объекта, высота помещений и расположение основных инженерных коммуникаций в специальном коммуникационном коридоре. Данное решение, по мнению суда, не противоречит приказу исполнительного органа субъекта РФ, которым рекомендовано рационально использовать помещения подвалов в целях проектирования в них помещений общественного назначения. После ввода дома в эксплуатацию истцу переданы все помещения подвала, необходимые для обслуживания дома, а именно: теплоузел, водоузел, насосная, шахты, коммуникационный коридор, и обеспечен доступ в помещения, в которых имеются запорные устройства. Таким образом, помещения, относящиеся к общей собственности домовладельцев, находятся в ведении истца. Остальные помещения предназначены для иных целей, и суд указал, что в нарушение статьи 65 АПК РФ истец не доказал наличие своего права на спорные помещения. При таких условиях суд отказал в удовлетворении заявленных требований.

Комментарий к Постановлению ФАС Волго-Вятского округа от 13.09.2007 N А29-1153/2005-2э.

К общему имуществу, принадлежащему собственникам квартир в многоквартирном доме на праве общей долевой собственности, в силу статьи 290 ГК РФ относятся общие помещения дома, несущие конструкции дома, оборудование (механическое, электрическое, санитарно-техническое и иное), находящееся за пределами или внутри квартиры и обслуживающее более одной квартиры. Выводы, изложенные в комментируемом Постановлении, подтверждаются также судебной практикой. В Постановлении ФАС Московского округа от 06.08.2007, 13.08.2007 N КГ-А40/6005-07 суд отказал в удовлетворении иска о признании права общей долевой собственности за собственниками квартир многоквартирного жилого дома на подвал дома и признании недействительной государственной регистрации права собственности субъекта РФ на подвал, так как спорные помещения не обладают признаками, характерными для технического подвала, не предназначены для размещения оборудования и коммуникаций, обслуживающих домовладение. В Постановлении ФАС Поволжского округа от 11.10.2007 N А55-3706/06 исковое требование о признании права собственности на часть нежилых помещений, расположенных в подвале вновь построенного жилого дома, было удовлетворено, поскольку истец путем непосредственного участия в строительстве жилого дома и вложения в строительство собственных средств создавал спорные помещения для себя.

2.7. Право хозяйственного ведения, право оперативного управления

Ситуация N 43. Право хозяйственного ведения (статья 294 ГК РФ). Учитывая, что арендодателем, ссудодателем находящегося в хозяйственном ведении недвижимого имущества может выступать само предприятие, суд признал недействующим Положение о порядке управления муниципальной собственностью муниципального образования в части, предусматривающей поступление в бюджет арендной платы за пользование зданиями, сооружениями, нежилыми помещениями, находящимися в хозяйственном ведении муниципальных предприятий (статья 294 ГК РФ) (Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 14.11.2007 N А33-9214/07-Ф02-8548/07).

Суть дела. Законодательный орган муниципального образования утвердил Положение о порядке управления муниципальной собственностью муниципального образования (далее - Положение). Пунктом 7.6 Положения предусмотрено, что арендная плата за пользование объектами муниципальной собственности зачисляется в бюджет муниципального образования и является обязательным платежом. Арендная плата за пользование находящимся в хозяйственном ведении муниципального предприятия имущества (за исключением заданий, сооружений, нежилых помещений) поступает муниципальному предприятию. При сдаче в аренду или безвозмездное пользование зданий, сооружений и нежилых помещений арендная плата поступает в бюджет города, платежи за коммунальные и эксплуатационные услуги, амортизацию поступают муниципальному предприятию или учреждению. В соответствии с пунктом 7.8 Положения арендодателями и ссудодателями зданий, сооружений, нежилых помещений, находящихся в муниципальной собственности, в том числе переданных в хозяйственное ведение муниципальным предприятиям, являются муниципальное предприятие совместно с комитетом по управлению имуществом. Согласно пункту 9.14 Положения создание предприятием дочернего предприятия, а также внесение предприятием имущества в уставный (складочный) капитал хозяйственных обществ и товариществ производятся с разрешения администрации города при условии, если это соответствует уставным целям и предмету деятельности предприятия. Полагая, что приведенные пункты Положения не соответствуют требованиям гражданского законодательства РФ и Федеральному закону от 14.11.2002 N 161-ФЗ "О государственных и муниципальных унитарных предприятиях" (далее - Закон N 161-ФЗ), прокурор обратился в арбитражный суд с заявлением о признании их недействующими. Позиция суда. Правовое положение государственных и муниципальных предприятий, права и обязанности собственников их имущества регулируются ГК РФ и Законом N 161-ФЗ. В соответствии с пунктом 2 статьи 295 ГК РФ и пунктом 2 статьи 18 Закона N 161-ФЗ муниципальное предприятие не вправе сдавать принадлежащее ему недвижимое имущество в аренду без согласия собственника муниципального предприятия. Согласно статье 294 ГК РФ государственное или муниципальное унитарное предприятие, которому имущество принадлежит на праве хозяйственного ведения, владеет, пользуется и распоряжается этим имуществом в пределах, определяемых в соответствии с ГК РФ. В силу положений статьи 295 ГК РФ собственник имущества, находящегося в хозяйственном ведении, в соответствии с законом решает вопросы создания предприятия, определения предмета и целей его деятельности, его реорганизации и ликвидации, назначает директора (руководителя) предприятия, осуществляет контроль за использованием по назначению и сохранностью принадлежащего предприятию имущества. Собственник имеет право на получение части прибыли от использования имущества, находящегося в хозяйственном ведении предприятия. При таких условиях, учитывая предусмотренный действующим законодательством объем правомочий обладателя права хозяйственного ведения по распоряжению муниципальным имуществом, суд пришел к выводу о том, что в отношении недвижимого имущества, закрепленного за предприятием на праве хозяйственного ведения, арендодателем, ссудодателем может выступать само предприятие, но с согласия собственника имущества, и признал недействующим пункт 7.8 Положения в части, наделяющей комитет по управлению имуществом муниципального образования полномочиями выступать арендодателем и ссудодателем зданий, сооружений, нежилых помещений, переданных в хозяйственное ведение муниципальным предприятиям. На основании пункта 2 статьи 299 ГК РФ доходы от использования имущества, находящегося в хозяйственном ведении или оперативном управлении, поступают в хозяйственное ведение или оперативное управление предприятия или учреждения в порядке, установленном ГК РФ, другими законами и иными правовыми актами для приобретения права собственности. Статьей 11 Закона N 161-ФЗ также установлено, что имущество унитарного предприятия формируется за счет: имущества, закрепленного за унитарным предприятием на праве хозяйственного ведения или на праве оперативного управления собственником этого имущества, доходов унитарного предприятия от его деятельности, иных не противоречащих законодательству источников. Исходя из этого и учитывая, что арендодателем, ссудодателем находящегося в хозяйственном ведении недвижимого имущества может выступать само предприятие, суд признал пункты 7.6, 7.7 Положения в части, предусматривающей поступление в бюджет арендной платы за пользование зданиями, сооружениями, нежилыми помещениями, находящимися в хозяйственном ведении муниципальных предприятий, не соответствующими приведенным нормам закона. Согласно статье 2 Закона N 161-ФЗ унитарным предприятием признается коммерческая организация, не наделенная правом собственности на имущество, закрепленное за ней собственником. Имущество унитарного предприятия принадлежит на праве собственности РФ, субъекту РФ или муниципальному образованию. Унитарное предприятие не вправе создавать в качестве юридического лица другое унитарное предприятие путем передачи ему части своего имущества (дочернее предприятие). В соответствии с пунктом 3 статьи 37 Закона N 161-ФЗ созданные унитарными предприятиями до вступления в силу Закона N 161-ФЗ дочерние предприятия подлежат реорганизации в форме присоединения к создавшим их унитарным предприятиям в течение шести месяцев со дня вступления в силу Закона N 161-ФЗ. Суд также признал не соответствующим данным положениям Закона пункт 9.14 Положения, предусматривающий право муниципального предприятия на создание дочернего предприятия.

Комментарий к Постановлению ФАС Восточно-Сибирского округа от 14.11.2007 N А33-9214/07-Ф02-8548/07.

В соответствии с пунктом 40 Постановления Пленума ВС РФ N 6 и Пленума ВАС РФ N 8 от 01.07.1996 "О некоторых вопросах, связанных с применением части первой ГК РФ" перечень прав собственника имущества, находящегося в хозяйственном ведении государственного (муниципального) предприятия, определяется в соответствии с пунктом 1 статьи 295 ГК РФ и иными законами. Суды указывают, что при разрешении споров необходимо учитывать, что собственник (управомоченный им орган) не наделен правом изымать, передавать в аренду либо иным образом распоряжаться имуществом, находящимся в хозяйственном ведении государственного (муниципального) предприятия. Акты государственных органов и органов местного самоуправления по распоряжению имуществом, принадлежащим государственным (муниципальным) предприятиям на праве хозяйственного ведения, по требованиям этих предприятий должны признаваться недействительными. Вышеизложенное подтверждается также судебной практикой (см. решение Арбитражного суда г. Москвы от 15.12.2005 N А40-55761/05-148-450; Постановлением ФАС Московского округа от 22.06.2006 N КГ-А40/5188-06 данное решение и Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 21.03.2006 N 09АП-703/06-АК оставлены без изменения).

Ситуация N 44. Право оперативного управления (статья 296 ГК РФ). Поскольку распоряжение исполнительного органа субъекта РФ об изъятии в государственную казну РФ неиспользуемых учреждением нежилых помещений, закрепленных за ним на праве оперативного управления, противоречит пункту 2 статьи 296 ГК РФ и собственник имущества не доказал, что изымаемые помещения не используются учреждением (являются излишними) или используются им не по назначению, суд признал распоряжение недействительным (Постановление ФАС Уральского округа от 27.11.2007 N Ф09-9711/07-С6).

Суть дела. Исполнительный орган субъекта РФ закрепил за государственным учреждением нежилое помещение на праве оперативного управления. Право оперативного управления было зарегистрировано, о чем выдано свидетельство о государственной регистрации права. В результате проведенной проверки использования и сохранности федерального имущества было установлено, что часть площади помещения, закрепленного за учреждением, используется им не по назначению, без согласования с собственником. Ввиду того что помещения не используются в уставной деятельности учреждения и предоставляются в аренду юридическим лицам и индивидуальным предпринимателям для осуществления предпринимательской деятельности без согласия собственника, исполнительным органом субъекта РФ было издано распоряжение об изъятии у учреждения федерального имущества в государственную казну РФ. Указанным ненормативным актом из оперативного управления были изъяты в государственную казну РФ неиспользуемые нежилые помещения. Учреждению было предложено передать, а исполнительному органу субъекта РФ - принять указанное федеральное имущество. Учреждение, полагая, что распоряжение противоречит закону и нарушает его права, обратилось в суд с заявлением о признании его недействительным. Позиция суда. Как следует из пункта 1 статьи 120 ГК РФ, учреждением признается некоммерческая организация, созданная собственником для осуществления управленческих, социально-культурных или иных функций некоммерческого характера. Права учреждения на имущество, закрепленное за ним собственником, а также на имущество, приобретенное учреждением, определяются в соответствии со статьей 296 ГК РФ. На основании пункта 2 статьи 296 ГК РФ собственник имущества вправе изъять излишнее, неиспользуемое или используемое не по назначению имущество, закрепленное им за казенным предприятием или учреждением либо приобретенное казенным предприятием или учреждением за счет средств, выделенных ему собственником на приобретение этого имущества. Имуществом, изъятым у казенного предприятия или учреждения, собственник этого имущества вправе распорядиться по своему усмотрению. В материалах дела имеются договоры на оказание информационных услуг, заключенные заявителем с юридическими лицами и индивидуальными предпринимателями, привлеченными к участию в деле в качестве третьих лиц без самостоятельных требований. Из устава учреждения усматривается, что основным видом его деятельности является предоставление юридическим и физическим лицам на договорной основе информационной продукции и услуг. Суд указал, что при заключении указанных договоров заявитель не передавал изъятые помещения в аренду, а осуществлял уставную деятельность по оказанию информационных услуг и согласия собственника на совершение таких сделок не требуется. Таким образом, учитывая, что оспариваемое распоряжение противоречит пункту 2 статьи 296 ГК РФ, а исполнительный орган субъекта РФ в нарушение положений статей 65, 200 АПК РФ не доказал, что изымаемые помещения не используются заявителем (являются излишними) или используются им не по назначению, суд удовлетворил заявленное требование.

Комментарий к Постановлению ФАС Уральского округа от 27.11.2007 N Ф09-9711/07-С6.

В пункте 9 Постановления Пленума ВАС РФ от 22.06.2006 N 21 "О некоторых вопросах практики рассмотрения арбитражными судами споров с участием государственных и муниципальных учреждений, связанных с применением статьи 120 ГК РФ" сказано, что собственник имущества учреждения может распорядиться по своему усмотрению только изъятым излишним, неиспользуемым либо используемым не по назначению имуществом. При этом собственник, передав учреждению имущество на праве оперативного управления, не вправе распоряжаться таким имуществом независимо от наличия или отсутствия согласия учреждения. По мнению Пленума ВАС РФ, изложенному в Постановлении от 25.02.1998 N 8 (пункт 10), согласно статье 298 ГК РФ государственные и муниципальные учреждения вправе самостоятельно распоряжаться доходами, полученными от разрешенной собственником предпринимательской деятельности, и приобретенным на эти доходы имуществом в случае, если доходы и имущество учитываются на отдельном балансе. Поэтому следует учесть, что доходы и приобретенное на эти доходы имущество, учитываемые на отдельном балансе, не могут быть изъяты у учреждений по решениям комитетов по управлению имуществом или других государственных и муниципальных органов, в том числе и в тех случаях, когда они не используются или используются не по целевому назначению. Выводы, изложенные в комментируемом Постановлении, подтверждаются также судебной практикой. Так, в Постановлении ФАС Уральского округа от 07.11.2007 N Ф09-9151/07-С6 суд удовлетворил заявление о признании недействительным распоряжения об изъятии федерального имущества в государственную казну РФ, поскольку доказательств того, что изымаемые площади являются излишними либо эксплуатируются неэффективно, используются заявителем не по назначению, представлено не было. Аналогичные выводы содержатся также в Постановлениях ФАС Западно-Сибирского округа от 27.09.2007 N Ф04-6781/2007(38693-А27-8) и от 13.09.2007 N Ф04-6085/2007(37868-А45-23).

2.8. Защита права собственности и других вещных прав

Ситуация N 45. Истребование имущества из чужого незаконного владения (статья 301 ГК РФ). Суд отказал в удовлетворении иска об истребовании имущества из чужого незаконного владения, поскольку истребуемое имущество было передано в аренду по договорам третьим лицам и отсутствует у ответчика (Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 09.10.2007 N А82-11159/2006-35).

Суть дела. Комитет по управлению муниципальным имуществом и унитарное предприятие заключили договор о закреплении за предприятием на праве хозяйственного ведения муниципального имущества. В договоре было предусмотрено, что имущество считается закрепленным за предприятием с момента подписания актов приема-передачи. Соответствующие акты подписаны 20.05.1996. Предприятие обратилось к администрации муниципального образования с просьбой принять в казну часть его имущества, в том числе и спорного, в связи с тяжелым финансовым положением. Судебный пристав-исполнитель наложил арест на спорное имущество. Однако, несмотря на арест, имущество передано в казну муниципального образования. Посчитав, что спорное имущество незаконно передано в казну муниципального образования, конкурсный управляющий предприятия обратился в суд с иском к администрации об истребовании из чужого незаконного владения имущества предприятия. Позиция суда. В соответствии со статьей 301 ГК РФ собственник вправе истребовать свое имущество из чужого незаконного владения. В силу статьи 305 ГК РФ указанное право принадлежит также лицу, владеющему имуществом на праве хозяйственного ведения. При применении статьи 301 ГК РФ следует иметь в виду, что собственник вправе истребовать свое имущество от лица, у которого имущество фактически находится в незаконном владении. Иск об истребовании имущества, предъявленный к лицу, в незаконном владении которого это имущество находилось, но у которого оно к моменту рассмотрения дела в суде отсутствует, не может быть удовлетворен (пункт 22 Постановления Пленума ВАС РФ от 25.02.1998 N 8 "О некоторых вопросах практики разрешения споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав"). Из материалов дела усматривается, что истребуемое имущество у администрации муниципального образования отсутствует, поскольку в 2003 г. и в 2007 г. передано в аренду по договорам третьим лицам, которые не являются участниками спора. Суд отказал в удовлетворении иска.

Комментарий к Постановлению ФАС Волго-Вятского округа от 09.10.2007 N А82-11159/2006-35.

Права, предусмотренные статьями 301 - 304 ГК РФ, принадлежат также лицу, хотя и не являющемуся собственником, но владеющему имуществом на праве пожизненного наследуемого владения, хозяйственного ведения, оперативного управления либо по иному основанию, предусмотренному законом или договором (статья 305 ГК РФ). Право использования вещно-правового способа защиты, предусмотренного статьей 301 ГК РФ, принадлежит собственнику или иному титульному владельцу имущества. Объектом виндикации является индивидуально-определенная вещь, отличающаяся от вещей, определенных родовыми признаками, конкретными, только ей присущими характеристиками. Целью виндикационного иска является восстановление владения собственника, под которым следует понимать не только возвращение имущества в непосредственное обладание собственника, но и восстановление возможности собственника свободно и в любое время проявлять вовне свою волю в отношении этого имущества, то есть возобновление такого состояния, при котором собственник свободен в реализации своего имущественного интереса к принадлежащей ему вещи. Обоснованность виндикационного иска должна подтверждаться документами, доказывающими право собственности (или иной титул) истца на спорный объект, обладающий индивидуально-определенными признаками, утрату истцом обладания вещью и факты незаконного владения ответчика истребуемым имуществом. Выводы, изложенные в комментируемом Постановлении, подтверждаются также судебной практикой (см. Постановления ФАС Волго-Вятского округа от 12.09.2007 N А82-13666/2006-35, от 28.08.2007 N А28-9590/2006-536/22, Постановления ФАС Восточно-Сибирского округа от 13.08.2007 N А33-4232/06-Ф02-5273/07, ФАС Дальневосточного округа от 06.11.2007 N Ф03-А51/07-1/4371, ФАС Западно-Сибирского округа от 02.10.2007 N Ф04-6766/2007(38721-А03-39), ФАС Московского округа от 19.09.2007, 26.09.2007 N КГ-А40/9584-07, ФАС Северо-Западного округа от 28.11.2007 N А56-4432/2007).

Ситуация N 46. Истребование имущества от добросовестного приобретателя (статья 302 ГК РФ). Поскольку в силу статьи 302 ГК РФ покупатель спорного имущества по признанной судом недействительной сделке отвечает требованиям, предъявляемым к добросовестному приобретателю, суд отказал в удовлетворении требования о признании недействительным зарегистрированного права собственности на недвижимое имущество. Кроме того, суд указал, что права лица, считающего себя собственником имущества, не подлежат защите путем удовлетворения иска к добросовестному приобретателю с использованием правового механизма, установленного пунктами 1 и 2 статьи 167 ГК РФ (Постановление ФАС Поволжского округа от 04.10.2007 N А12-1622/07-С16).

Суть дела. Истец обратился в суд с требованием о признании недействительным зарегистрированного права на спорное недвижимое имущество. Требование заявлено в связи с признанием решением арбитражного суда договоров купли-продажи объектов недвижимости недействительными сделками, являющихся основаниями для государственной регистрации прав покупателей на объекты недвижимости. Позиция суда. По смыслу часть 2 статьи 35 Конституции РФ во взаимосвязи с ее статьями 8, 34, 45, 46 и частью 1 ст. 55, права владения, пользования и распоряжения имуществом обеспечиваются не только собственникам, но и иным участникам гражданского оборота. В тех случаях, когда имущественные права на спорную вещь, возникшие на предусмотренных законом основаниях, имеют другие, помимо собственника, лица, - владельцы и пользователи вещи, этим лицам также должна быть гарантирована государственная защита их прав. К числу таких имущественных прав относятся и права добросовестных приобретателей (пункт 2 Постановления КС РФ от 21.04.2003 по делу о проверке конституционности положений пунктов 1 и 2 статьи 167 ГК РФ, далее - Постановление КС). Пункт 1 статьи 1 ГК РФ не ограничивает гражданина в выборе способа защиты нарушенного права и не ставит использование общих гражданско-правовых способов защиты в зависимость от наличия специальных, вещно-правовых способов; граждане и юридические лица в силу статьи 9 ГК РФ вправе осуществить этот выбор по своему усмотрению. В соответствии со статьей 166 ГК РФ лицо, полагающее, что его вещные права нарушены, имеет возможность обратиться в суд с иском о признании соответствующей сделки недействительной. Согласно статье 167 ГК РФ сделка считается недействительной с момента совершения и не порождает тех юридических последствий, ради которых заключалась, в том числе перехода титула собственника к приобретателю. Поскольку добросовестное приобретение в смысле статьи 302 ГК РФ возможно только тогда, когда имущество приобретается не непосредственно у собственника, а у лица, которое не имело права отчуждать это имущество, последствием сделки, совершенной с таким нарушением, является не двусторонняя реституция, а возврат имущества из незаконного владения (виндикация). Следовательно, права лица, считающего себя собственником имущества, не подлежат защите путем удовлетворения иска к добросовестному приобретателю с использованием правового механизма, установленного пунктами 1 и 2 статьи 167 ГК РФ. Иное истолкование положений пунктов 1 и 2 статьи 167 ГК РФ означало бы, что собственник имеет возможность прибегнуть к такому способу защиты, как признание всех совершенных сделок по отчуждению его имущества недействительными, то есть требовать возврата полученного в натуре не только когда речь об одной (первой) сделке, совершенной с нарушением закона, но и когда спорное имущество было приобретено добросовестным приобретателем на основании последующих (второй, третьей, четвертой и т. д.) сделок. Тем самым нарушались бы вытекающие из Конституции РФ установленные законодательством гарантии защиты прав и законных интересов добросовестного приобретателя (пункт 3.1 Постановления КС). Удовлетворение судом требования о признании недействительной регистрации само по себе влечет восстановление положения, существовавшего до момента регистрации. Поэтому суд, установив, что покупатель по признанной судом недействительной сделке отвечает требованиям, предъявляемым к добросовестному приобретателю, отказал в удовлетворении иска о признании недействительным зарегистрированного права на недвижимое имущество, сославшись на пункт 25 Постановления Пленума ВАС РФ от 25.02.1998 "О некоторых вопросах практики разрешения споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав".

Комментарий к Постановлению ФАС Поволжского округа от 04.10.2007 N А12-1622/07-С16.

В соответствии со статьей 302 ГК РФ, если имущество возмездно приобретено у лица, которое не имело права его отчуждать, о чем приобретатель не знал и не мог знать (добросовестный приобретатель), то собственник вправе истребовать это имущество от приобретателя в случае, когда имущество утеряно собственником или лицом, которому имущество было передано собственником во владение, либо похищено у того или другого, либо выбыло из их владения иным путем помимо их воли. Согласно правовой позиции, сформулированной КС РФ в Постановлении от 21.04.2003 N 6-П, в случае, когда по возмездному договору имущество приобретено у лица, которое не имело права его отчуждать, и при разрешении данного спора судом будет установлено, что покупатель является добросовестным приобретателем, собственник вправе обратиться в суд в порядке статьи 302 ГК РФ с иском об истребовании имущества из незаконного владения лица, приобретшего это имущество (виндикационный иск). В своем решении КС РФ подчеркнул, что в силу статей 15 (часть 2), 17 (часть 3), 19 (части 1 и 2) и 55 (части 1 и 3) Конституции РФ и общеправового принципа справедливости защита права собственности и иных вещных прав, а также прав и обязанностей сторон в договоре должна осуществляться на основе соразмерности и пропорциональности, с тем чтобы был обеспечен баланс прав и законных интересов всех участников гражданского оборота - собственников, сторон в договоре, третьих лиц. Приведенная правовая позиция КС РФ является обязательной и не может быть преодолена при истолковании и применении положений статьи 302 ГК РФ в процессе рассмотрения и разрешения конкретных дел, учитывая, что добросовестный приобретатель, у которого было истребовано имущество, не лишен возможности предъявить требования к лицу, незаконным образом завладевшему имуществом, которое не имело права его отчуждать. Вышеизложенное подтверждается также судебной практикой (см., например, Постановление ФАС Дальневосточного округа от 16.10.2007 N Ф03-А51/07-1/3946, Постановление ФАС Северо-Западного округа от 18.01.2007 N А56-50902/2005 и Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 15.07.2003 N Ф08-2515/2003).

2.9. Общие положения об обязательствах

Ситуация N 47. Недопустимость одностороннего отказа от исполнения обязательства (статья 310 ГК РФ). Поскольку не было представлено никаких доказательств того, что поставленный товар являлся некачественным, но при этом доказан факт неоплаты поставленного товара ответчиком, суд удовлетворил требования о взыскании задолженности, так как в силу норм статей 309, 310 ГК РФ обязательства должны исполняться надлежащим образом, односторонний отказ от исполнения обязательств недопустим (Постановление ФАС Московского округа от 27.08.2007 N КГ-А40/7493-07).

Суть дела. Между истцом (поставщик) и ответчиком (покупатель) был заключен договор поставки, по условиям которого поставщик обязался передать, а покупатель принять и оплатить товары. В договоре стороны согласовали, что право собственности на партию товара, а также риски утраты, повреждения или случайной гибели товара переходят к покупателю с момента передачи товара его представителю. Подтверждением факта передачи товара считается подписание накладной представителем покупателя. В подтверждение исполнения обязательств по поставке товара в рамках договора поставки истцом представлены товарные накладные, товарно-транспортные накладные и счета-фактуры. По заявлению о взаимозачете истец уменьшил дебиторскую задолженность ответчика. Вместе с тем ответчик не произвел оплату оставшейся задолженности за поставленную продукцию, что подтверждается актом сверки взаиморасчетов, в связи с чем истец обратился в суд с иском о взыскании задолженности за поставленную и неоплаченную продукцию и процентов за пользование чужими денежными средствами. По мнению истца, по условиям договора поставки алкогольной продукции право собственности на поставляемый товар переходит к покупателю с момента его передачи и всю ответственность за риски, связанные с продажами, несет ответчик; качество товара на дату его поставки соответствовало действующим на тот момент требованиям, как по качеству, так и по сертификации; действие решения руководителя Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека, которым приостановлено действие всех выданных санитарно-эпидемиологических заключений на вино, ввозимое на территорию РФ из Республики Молдова и Республики Грузия, началось через год после поставки спорного товара; вина, поставленные ответчику по накладным, имели маркировку соответствующего образца. Позиция суда. Законодательство о государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции в силу статьи 3 Федерального закона от 22.11.1995 N 171-ФЗ "О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции" (далее - Закон N 171-ФЗ) состоит из Закона N 171-ФЗ, иных федеральных законов и нормативных правовых актов РФ, а также принимаемых в соответствии с ними законов и иных нормативных правовых актов субъектов РФ. Ограничения в области производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции установлены в пункте 1 статьи 26 Закона N 171-ФЗ. Как следует из письма Главного государственного санитарного врача РФ от 25.03.2006 N 0100/3267-06-23, руководителю Федеральной таможенной службы, руководителям территориальных управлений Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по субъектам РФ, по железнодорожному транспорту, главным государственным санитарным врачам по субъектам РФ было дано указание принять соответствующие меры по недопущению и запрету ввоза на территорию РФ вина и виноматериалов, поставляемых в Россию из Республики Молдова и Республики Грузия, а также приостановлены с 27.03.2006 санитарно-эпидемиологические заключения, указанные в качестве приложения к этому письму. Как видно из товарных накладных, странами происхождения вина, поставленного истцом по этим накладным ответчику, являлись Франция, Чили, Германия. Алкогольной продукции, произведенной в Республиках Грузия и Молдова, по товарным накладным, на которых основаны требования истца, не поставлялось. Таким образом, факт поставки истцом некачественного товара не доказан. В силу норм статей 309, 310 ГК РФ обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, иных правовых актов, а при отсутствии таких условий и требований - в соответствии с обычаями делового оборота и иными обычно предъявляемыми требованиями. Односторонний отказ от исполнения обязательства недопустим. Таким образом, обязанность ответчика по оплате полученного от истца товара должна быть исполнена в соответствии с условиями существующих между ними обязательств. Суд удовлетворил требования истца.

Комментарий к Постановлению ФАС Московского округа от 27.08.2007 N КГ-А40/7493-07.

В соответствии с пунктом 4 статьи 469 ГК РФ, если законом или в установленном порядке предусмотрены обязательные требования к качеству продаваемого товара, то продавец, осуществляющий предпринимательскую деятельность, обязан передать покупателю товар, соответствующий этим обязательным требованиям. По смыслу статьи 401 ГК РФ, основанием для возложения ответственности за неисполнение либо ненадлежащее исполнение обязательства является вина (умысел или неосторожность). Лицо не может быть признано виновным, если при той степени заботливости и осмотрительности, какая от него требовалась по характеру обязательства и условиям оборота, оно приняло все меры для надлежащего исполнения обязательства. Ввозу и реализации алкогольной продукции посвящено письмо Главного государственного санитарного врача РФ от 25.03.2006 N 0100/3267-06-23. В частности, в нем упоминается, что вина и виноматериалы, поступающие на территорию РФ из Республики Молдова и Республики Грузия, наиболее часто не соответствуют установленным законодательством РФ требованиям. По данным Россельхознадзора, при производстве винограда в указанных странах, используемого для приготовления вина и виноматериалов, применяются пестициды, в том числе 2 и 3 класса опасности. Поэтому, ввиду высокой степени угрозы для жизни и здоровья потребителей вышеуказанной продукции, Территориальным управлением Федеральной службы по г. Москве приостановлено действие санитарно-эпидемиологических заключений на вино и виноматериалы, ввозимые на территорию РФ из Республики Молдова и Республики Грузия, изготовленные на территории указанных республик. Аналогичные выводы содержатся в письмах Главного государственного санитарного врача РФ от 25.03.2006 N 0100/3268-06-23, от 04.04.2006 N 0100/3835-06-23, от 09.04.2006 N 0100/4023-06-23 и от 19.04.2006 N 0100/4510-06-32. Следует отметить, что в указанных письмах не указано, что все вина производства Грузии и Молдавии, поступившие для реализации на территории РФ, были подвержены лабораторным исследованиям, в связи с чем нельзя без соответствующих доказательств считать, что все вина производства Грузии и Молдавии, поступившие для реализации на территорию РФ, являются некачественными. Поскольку в рассматриваемой ситуации суду не представлено никаких доказательств того, что вина, поставленные истцом ответчику по договору, являлись некачественными на момент поставки или поступили из Грузии и Молдавии, отсутствуют результаты лабораторных исследований этого товара, но доказан факт неоплаты поставленной продукции ответчиком, требования истца были удовлетворены. Выводы, изложенные в комментируемом Постановлении, подтверждаются также судебной практикой. Так, в Постановлении ФАС Московского округа от 27.09.2007 N КГ-А40/9920-07 суд удовлетворил иск о взыскании задолженности и неустойки по договору поставки алкогольной продукции, так как обязанность истца по передаче товара была исполнена в сроки, установленные договором, а ответчик исполнил свое обязательство по оплате товара лишь частично.

Ситуация N 48. Срок исполнения обязательства (статья 314 ГК РФ). Поскольку в соглашении о расторжении агентского договора стороны не предусмотрели конкретный срок оплаты переданного агенту в собственность товара, суд указал, что в соответствии со статьей 314 ГК РФ ответчик должен был исполнить свое обязательство в разумный срок, и, так как ответчик не выплатил истцу стоимость полученного от него товара, суд удовлетворил иск о взыскании долга за переданный товар (Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 27.09.2007 N Ф04-6656/2007(38582-А03-39)).

Суть дела. Между сторонами 25.09.2005 был заключен агентский договор, по условиям которого ответчик (агент) принимает на себя обязательства заключить по поручению истца (принципал) сделки с третьими лицами (покупателями) по продаже товара, принадлежащего истцу на праве собственности. При этом агент действует от имени и за счет принципала. Истец выполнил принятые на себя обязательства. Согласно договору в период с 25.09.2005 по 05.01.2006 истец осуществил передачу ответчику партий товара для последующей продажи третьим лицам (покупателям). Ассортимент, количество товара в каждой партии и минимальная продажная цена каждого наименования товара на момент отгрузки согласовывались сторонами в спецификациях, подписываемых ими на каждую партию товара, которые имеются в материалах дела. В соответствии с условиями договора при заключении с покупателями договоров купли-продажи товара агент должен указывать в качестве получателя оплаты за товар реквизиты принципала, таким образом, денежные средства от реализации товара должны были поступать на расчетный счет принципала. Однако ответчик, заключая договоры купли-продажи, указывал себя получателем платежа, чем нарушил условия договора, фактические денежные средства от реализации товара поступали на расчетный счет агента, что лишило принципала возможности осуществлять контроль за надлежащим исполнением агентом данного ему поручения. В соответствии с договором агент принял на себя обязательство предоставлять принципалу отчет о расчетах и движении товара еженедельно, в последний рабочий день недели. Однако фактически агент данную обязанность надлежащим образом не исполнил, отчеты предоставлял несвоевременно, чем также нарушил условия договора. В результате ненадлежащего выполнения ответчиком условий агентского договора у него образовалась задолженность по возврату истцу денежных средств - выручки от реализации товара покупателям. 30.05.2006 стороны заключили соглашение о расторжении агентского договора. Данным соглашением стороны произвели сверку взаимозачета задолженности, по условиям которого агент признает задолженность перед принципалом. Кроме того, в соглашении определили, что остатки товара, который был передан принципалом агенту и на момент подписания соглашения не реализован третьим лицам, переходят в собственность агента, за что агент обязуется уплатить принципалу его стоимость. Сумма, подлежащая уплате агентом, была указана в счете-фактуре, направленном принципалом агенту 30.05.2006. Принципал обратился в суд с иском к агенту о взыскании задолженности за переданный в собственность товар, неосновательного обогащения и процентов за пользование чужими денежными средствами. Позиция суда. Суд указал, что, поскольку в соглашении о расторжении агентского договора стороны не предусмотрели конкретный срок оплаты переданного агенту в собственность товара, то в соответствии со статьей 314 ГК РФ обязательство подлежит исполнению в разумный срок после его возникновения. Было установлено, что агентом данные условия не были выполнены. В соответствии с пунктом 3 статьи 488 ГК РФ в случае, когда покупатель, получивший товар, не исполняет обязанность по его оплате в установленный договором купли-продажи срок, продавец вправе потребовать возврата неоплаченных товаров. Судом было установлено, что агент по согласованию с принципалом осуществил возврат в его адрес части товара, однако полностью долг не погасил. В соответствии со статьей 309 ГК РФ обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона. Односторонний отказ от исполнения обязательства и одностороннее изменение его условий не допускаются. При таких обстоятельствах суд взыскал с ответчика (агента) задолженность за переданный товар, проценты за пользование чужими денежными средствами, сумму неосновательного обогащения, сумму процентов, начисленных на сумму неосновательного обогащения.

Комментарий к Постановлению ФАС Западно-Сибирского округа от 27.09.2007 N Ф04-6656/2007(38582-А03-39).

В арбитражной практике встречаются споры по вопросу о дате исполнения обязательства по оплате полученной продукции в случае, если договором такие сроки прямо не предусмотрены, а понятие разумного срока, данное в статье 314 ГК РФ, довольно расплывчато. В комментируемом Постановлении суд не указал, в какой именно срок должно быть исполнено обязательство агента оплатить переданный ему в собственность товар. Исходя из судебной практики по делам, связанным с договором поставки (учитывая в данном случае схожесть этих ситуаций с ситуацией, сложившейся в комментируемом Постановлении), можно предположить, что разумным сроком будут считаться 30 дней с момента получения ответчиком счета-фактуры, направленного истцом 30.05.2006, в котором была указана сумма, подлежащая уплате агентом за переданный ему в собственность товар. Эти выводы подтверждаются судебной практикой. Так, в Постановлении ФАС Западно-Сибирского округа от 22.03.2007 N Ф04-1232/2007(32308-А46-10), поскольку в заключенном сторонами договоре отсутствовал срок оплаты полученных ответчиком товаров, суд, руководствуясь статьей 314 ГК РФ, пришел к выводу, что разумным сроком для исполнения покупателем обязанности по оплате продукции является 30 дней с момента ее отгрузки истцом.

Ситуация N 49. Солидарные обязательства (статья 322 ГК РФ). Поскольку генеральный заказчик является коммерческой организацией, а истец не является участником муниципального контракта, заключенного между администрацией муниципального образования и генеральным заказчиком, он не вправе требовать от администрации и комитета по финансам исполнения солидарной обязанности по финансированию муниципального заказа (Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 30.10.2007 N Ф04-7639/2007(39773-А75-8)).

Суть дела. Между третьим лицом (заказчик) и истцом (исполнитель) были заключены два договора на исполнение муниципального заказа по обеспечению потребителей услугами водоснабжения, водоотведения, центрального отопления и горячего водоснабжения, по условиям которых исполнитель обязался бесперебойно подавать населению услуги водоснабжения, водоотведения, центрального отопления и горячего водоснабжения, а заказчик обязался оплачивать услуги исполнителя, в том числе перечислением поступивших к нему бюджетных средств, определяемых финансовым планом по выполнению муниципального заказа, а также перечислением исполнителю поступивших от населения по оплате жилищно-коммунальных услуг средств. Договоры заключены с протоколами разногласий, которые действуют в редакции исполнителя. Поскольку обязательства со стороны заказчика по оплате оказанных исполнителем услуг исполнялись ненадлежащим образом, то исполнитель обратился в арбитражный суд с иском к администрации муниципального образования и комитету по финансам о солидарном взыскании убытков в виде неполученных доходов. К участию в деле третьим лицом привлечен заказчик. Администрация пояснила, что муниципальный контракт на организацию и исполнение поставки товаров, работ, услуг для муниципальных нужд заключен между администрацией и третьим лицом (генеральный заказчик) и ответчик обязался именно перед генеральным заказчиком перечислять средства и дотации на проведение работ и оказание услуг в рамках муниципального заказа на основании экономически обоснованных расчетов. Истец участником контракта не является и не вправе предъявлять ответчикам какие-либо требования об исполнении обязательств, вытекающих из контракта. По мнению ответчика, он не несет субсидиарную ответственность по долгам третьего лица, поскольку это лицо (заказчик) не является муниципальным учреждением. Позиция суда. В соответствии со статьей 322 ГК РФ солидарная обязанность (требование) возникает либо на основании закона либо на основании договора. Истец доказательств правомерности своих требований в части применения к ответчикам положений о солидарной ответственности арбитражному суду не представил, и положенные в обоснование исковых требований условия обязательства и статьи ГК РФ такого права ему не предоставляют. Таким образом, поскольку истец не является участником муниципального контракта, заключенного между администрацией и третьим лицом (генеральный заказчик), он не вправе требовать от ответчика надлежащего исполнения принятых на себя по контракту обязательств по финансированию муниципального заказа и по условиям заключенных между третьим лицом и истцом договоров. Муниципальным контрактом не предусмотрена солидарная ответственность администрации муниципального образования перед поставщиком услуг водоснабжения, водоотведения, центрального отопления и горячего водоснабжения (истцом). Учитывая вышеизложенное, арбитражный суд отказал в удовлетворении иска.

Комментарий к Постановлению ФАС Западно-Сибирского округа от 30.10.2007 N Ф04-7639/2007(39773-А75-8).

В соответствии с пунктом 1 статьи 132 Конституции, пунктом 2 статьи 29 Федерального закона от 06.10.2003 N 131-ФЗ "Об общих принципах организации местного самоуправления в РФ" органы местного самоуправления самостоятельно управляют муниципальной собственностью. В силу части 2 статьи 72 БК РФ государственный или муниципальный заказ представляет собой совокупность заключенных государственных или муниципальных контрактов на поставку товаров, производство работ, оказание услуг за счет средств соответствующего бюджета. Порядок размещения заказов на выполнение работ и оказание услуг для муниципальных нужд регламентирован Федеральным законом от 21.07.2005 N 94-ФЗ "О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд". Основные понятия по данному вопросу содержатся в Приказе Госстроя России от 26.06.1998 N 17-125/1. В соответствии с Приказом муниципальный контракт - это договор между муниципальным заказчиком и генеральным заказчиком, в соответствии с которым и в пределах установленных в нем полномочий управляющая организация осуществляет размещение муниципального заказа и на основании которого она выполняет функции заказчика. Муниципальный заказ - плановое задание на поставку товаров, выполнение работ, оказание услуг для муниципальных нужд. Генеральный заказчик - управляющая организация, уполномоченная муниципальным заказчиком на разработку и размещение муниципального заказа. Исполнитель муниципального заказа - организации и предприятия различных форм собственности, которым муниципальный заказчик на договорной (в том числе конкурсной) основе передал выполнение части своих функций по исполнению муниципального заказа в целях обеспечения поставки товаров, работ, коммунальных услуг для муниципальных нужд за счет средств муниципального бюджета и получателей (потребителей) услуг. Договор на исполнение муниципального заказа - договор между генеральным заказчиком и исполнителем муниципального заказа, которым муниципальный заказчик и управляющая организация на договорной (возможно - конкурсной) основе передали выполнение части своих функций по поставке товаров, работ, услуг для муниципальных нужд за счет средств муниципального бюджета и получателей (потребителей) в целях организации обслуживания объектов муниципального заказа, оказания услуг жилищно-коммунального назначения. Таким образом, исходя из данного положения, ясно, что договор на исполнение муниципального заказа заключается только между генеральным заказчиком (в данном случае - третьим лицом) и исполнителем муниципального заказа (в данном случае - истцом), но одновременно с этим подразумевается, что и муниципальный заказчик (администрация муниципального образования) передает выполнение своих функций по поставке товаров, работ и услуг для муниципальных нужд. Но важно отметить, что генеральным заказчиком непременно должно быть бюджетное учреждение, поскольку оно осуществляет распоряжение средствами муниципального бюджета.

Ситуация N 50. Встречное исполнение обязательств (статья 328 ГК РФ). Поскольку истец не приостановил исполнение своего обязательства, не отказался от его исполнения и не потребовал возмещения убытков в соответствии со статьей 328 ГК РФ, суд отказал в удовлетворении иска о взыскании задолженности, возникшей в результате составления акта сверки по встречным передачам товара по договорам (Постановление ФАС Поволжского округа от 19.07.2007 N А65-15056/05).

Суть дела. Между истцом и ответчиком были подписаны договоры на взаимные поставки продукции, согласно которым стороны приняли на себя обязательства поставить друг другу товар в ассортименте и количестве исходя из согласованного расчета. Истец принял на себя обязательства поставить по заявкам ответчика пиломатериалы, ответчик, в свою очередь, в порядке взаимного расчета за полученный пиломатериал - газобетон. Количество поставляемого пиломатериала в договорах стороны определили, количество поставляемого взамен газобетона определяется в зависимости от поставленного количества пиломатериалов, расчеты денежными средствами между сторонами не предусмотрены. Истец обратился в суд с иском к ответчику о взыскании задолженности, возникшей в результате составления акта сверки по состоянию на 01.01.2003 по встречным передачам товара за период в 2002 - 2003 гг. Позиция суда. Согласно статье 567 ГК РФ по договору мены каждая из сторон обязуется передать в собственность другой стороны один товар в обмен на другой. К договору мены применяются соответственно правила о купле-продаже (глава 30 ГК РФ), если это не противоречит правилам главы 31 ГК РФ и существу мены. При этом каждая из сторон признается продавцом товара, который она обязуется передать, и покупателем товара, который она обязуется принять в обмен. Истец, утверждая, что товар от ответчика он не получал, просил взыскать задолженность за полученный от него товар. Согласно статье 569 ГК РФ в случае, когда в соответствии с договором мены сроки передачи обмениваемых товаров не совпадают, к исполнению обязательства передать товар стороной, которая должна передать товар после передачи товара другой стороной, применяются правила о встречном исполнении обязательств (статья 328). В соответствии со статьей 328 ГК РФ в случае непредставления обязанной стороной обусловленного договором исполнения обязательства либо наличия обстоятельств, очевидно свидетельствующих о том, что такое исполнение не будет произведено в установленный срок, сторона, на которой лежит встречное исполнение, вправе приостановить исполнение своего обязательства либо отказаться от исполнения этого обязательства и потребовать возмещения убытков. Истцом не представлено доказательств исполнения правил указанной нормы. Поэтому суд пришел к выводу, что истец в данном спорном отношении вправе был потребовать с ответчика обязания исполнения договоров в натуре (потребовать газобетон) или взыскания убытков. Суд отказал в удовлетворении иска.

Комментарий к Постановлению ФАС Поволжского округа от 19.07.2007 N А65-15056/05.

Как следует из пункта 3 статьи 421 ГК РФ, стороны вправе заключить договор, в котором содержатся элементы различных договоров, предусмотренных законом или иными правовыми актами (смешанный договор). К отношениям сторон по такому договору применяются в соответствующих частях правила о договорах, элементы которых содержатся в смешанном договоре, если иное не вытекает из соглашения сторон или существа договора. Правовому регулированию гражданско-правовых отношений, связанных с заключением договора мены, посвящена глава 31 ГК РФ. В соответствии с пунктом 1 статьи 567 ГК РФ по договору мены каждая из сторон обязуется передать в собственность другой стороны один товар в обмен на другой. На основании пункта 2 статьи 567 ГК РФ к договору мены применяются соответственно правила о купле-продаже, если это не противоречит правилам главы 31 ГК РФ и существу мены. При этом каждая из сторон признается продавцом товара, который она обязуется передать, и покупателем товара, который она обязуется принять в обмен. Исходя из определения договора мены, его предметом являются только вещи. При передаче взамен товара права требования, оказания услуги и в других подобных ситуациях договор квалифицируется как смешанный, в котором требования по оплате погашаются зачетом в силу существа встречных обязательств. В отношении перехода права собственности на обмениваемые товары следует указать, что согласно статье 570 ГК РФ, если законом или договором мены не предусмотрено иное, право собственности на обмениваемые товары переходит к сторонам, выступающим по договору мены в качестве покупателей, одновременно после исполнения обязательств передать соответствующие товары обеими сторонами. Как указано в пункте 2 информационного письма Президиума ВАС РФ от 24.09.2002 N 69, при невозможности определить по договору мены наименование или количество товара, подлежащего передаче одной из сторон, договор считается незаключенным. Эти выводы подтверждаются также судебной практикой (см., например, Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 10.10.2006 N Ф08-3961/2006).

Ситуация N 51. Ограничение размера ответственности по обязательствам (статья 400 ГК РФ). Суд признал договор энергоснабжения недействительным в части, устанавливающей повышенную ответственность абонента, поскольку она вступает в противоречие со статьями 400, 547 ГК РФ и является, по сути, изменением цены товара, нарушающим установленный нормативными актами порядок ценообразования (Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 11.09.2007 N Ф04-6129/2007(37879-А45-39)).

Суть дела. Между энергоснабжающей и транспортной организациями был заключен договор на отпуск и потребление электроэнергии, по условиям которого энергоснабжающая организация (второй ответчик) обязана отпускать абоненту (первому ответчику) энергию, исходя из технических возможностей и пропускной способности электрических сетей, в соответствии с определяемыми ежегодно объемами отпуска, исходя из обоснованной заявки абонента и договорной электрической мощности потребителей абонента, участвующих в максимуме нагрузки энергосистемы, при условии оплаты электроэнергии абонентом по двухставочному тарифу. Договором установлено, что при превышении предусмотренных договором величин электропотребления и мощности на соответствующий расчетный период более чем на 5% без письменного согласования с энергоснабжающей организацией абонент оплачивает величину превышения в трехкратном размере установленного тарифа. Прокурор обратился в суд с требованием о признании договора недействительным в этой части, обосновывая свое требование тем, что в нарушение пункта 1 статьи 422 ГК РФ спорное условие по своей природе устанавливает не повышенную ответственность потребителя за приобретение энергии сверх установленного договором количества, а размер оплаты электроэнергии, потребленной сверх количества, предусмотренного договором. Позиция суда. В соответствии со статьей 544 ГК РФ оплата по договору энергоснабжения производится за фактически принятое абонентом количество энергии в соответствии с данными учета энергии, если иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами и соглашением сторон. Пунктом 1 статьи 424 ГК РФ предусмотрено, что исполнение договора оплачивается по цене, установленной соглашением сторон. В предусмотренных законом случаях применяются цены (тарифы, расценки), устанавливаемые или регулируемые уполномоченными на то государственными органами. Статьями 2 и 3 Федерального закона от 14.04.1995 N 41-ФЗ "О государственном регулировании тарифов на электрическую и тепловую энергию в РФ" (далее - Закон N 41-ФЗ) и Постановлением Правительства РФ от 30.12.1999 N 1435 (утратило силу в связи с изданием Постановления Правительства РФ от 04.03.2004 N 136) установлено, что тарифы на электроэнергию регулируются региональными энергетическими комиссиями субъектов РФ. Одной из целей государственного регулирования тарифов является защита экономических интересов потребителей от монопольного повышения цен. Постановлением Правительства РФ от 26.02.2004 N 109 (далее - Постановление N 109) не предусмотрено право энергоснабжающей организации взимать с абонента дополнительную плату (сверх одноставочного тарифа) за электроэнергию, потребленную сверх количества, установленного договором. Постановлением Президиума ВАС РФ от 15.06.2005 N 3637/05 взыскание стоимости энергии, потребленной сверх установленной договором величины, признано платой за электроэнергию. Из анализа спорного пункта договора суд пришел к выводу о том, что установленная в нем мера повышенной ответственности абонента противоречит статьям 400, 547 ГК РФ, где за неисполнение либо за ненадлежащее исполнение обязательств установлена ограниченная ответственность в виде возмещения виновной стороной реального ущерба. Суд указал, что установленная рассматриваемым пунктом договора повышенная ответственность абонента вступает в противоречие с закрепленной гражданским законодательством природой неустойки, определяющей ее компенсационный характер по отношению к убыткам. Суд удовлетворил требования прокурора по тем основаниям, что условие оспариваемого пункта договора, устанавливающее иной размер оплаты, является по своей сути изменением цены товара, нарушающим установленный нормативными актами порядок ценообразования.

Комментарий к Постановлению ФАС Западно-Сибирского округа от 11.09.2007 N Ф04-6129/2007(37879-А45-39).

Пунктом 4 статьи 421 ГК РФ установлено, что условия договора определяются по усмотрению сторон, кроме случаев, когда содержание соответствующего условия предписано законом или иными правовыми актами. Согласно пункту 1 статьи 422 ГК РФ договор должен соответствовать обязательным для сторон правилам, установленным законом и иными правовыми актами, действующими в момент его заключения. По смыслу статей 2, 3, 5 Закона N 41-ФЗ, цены на электроэнергию подлежат государственному регулированию в целях защиты экономических интересов потребителей от монопольного повышения тарифов уполномоченными государственными органами. Согласно пункту 62 Постановления N 109 на розничном рынке для определения размера оплаты электрической энергии, потребленной сверх количества, установленного договором, а также для определения стоимости отклонений участников сектора свободной торговли, не являющихся участниками регулируемого сектора, применяются тарифы на электрическую энергию (мощность), поставляемую энергоснабжающими организациями потребителям, утверждаемые органами исполнительной власти субъектов РФ в области государственного регулирования тарифов; при этом применяются повышающие (понижающие) коэффициенты, рассчитанные в соответствии с методическими указаниями, утверждаемыми Федеральной службой по тарифам. Выводы суда о том, что энергоснабжающая организация не вправе взимать с абонента плату за электроэнергию, потребленную сверх количества, указанного договором, в повышенном размере, изложенные в комментируемом Постановлении, подтверждаются также судебной практикой. Так, в Постановлении ФАС Поволжского округа от 20.11.2007 N А55-1128/2007 суд удовлетворил заявленные требования, поскольку Постановлением N 109 не предусмотрено право энергоснабжающей организации взимать с абонента плату за электроэнергию, потребленную сверх количества, указанного договором, в десятикратном размере. По мнению суда, оспариваемый пункт договора энергоснабжения противоречит нормам действующего законодательства (статьям 421, 422, 547 ГК РФ, Федеральному закону от 26.03.2003 N 35-ФЗ "Об электроэнергетике", Постановлению N 109) и направлен на изменение цены отпускаемой электроэнергии.

2.10. Общие положения о договоре

Ситуация N 52. Публичный договор (статья 426 ГК РФ). Суд отказал в иске о понуждении к исполнению обязательства (возобновлению подачи горячего водоснабжения в жилой дом), поскольку ответчик является некоммерческой организацией и применение в данном случае положений статьи 426 ГК РФ о заключении публичного договора невозможно (Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 26.07.2007 N А43-29321/2006-20-620).

Суть дела. 21.10.2006 унитарное предприятие (истец) обратилось к исправительной колонии (ответчик) с предложением заключить договор на снабжение тепловой энергией и горячей водой жилого дома, находящегося в муниципальной собственности. Указав на техническую невозможность котельной учреждения обеспечить надлежащее исполнение договора в связи с изношенностью оборудования и трубопроводов, колония отказала в предоставлении этих услуг. Ранее стороны заключали аналогичный договор от 28.09.2000, который действовал до 17.04.2006 (даты уведомления об отказе в продлении договора). Данное обстоятельство послужило основанием для предъявления иска в арбитражный суд о понуждении ответчика к исполнению обязательства - возобновлению подачи горячего водоснабжения в жилой дом, а также продлению договорных отношений на отопительный сезон 2006 - 2007 гг. Истец указывает, что котельная, принадлежащая ответчику, является единственным источником, от которого жильцы дома могут потреблять теплоэнергию и горячую воду. Истец неоднократно предлагал ответчику помощь в проведении ремонтных работ в котельной либо передать ему ее на обслуживание. Позиция суда. В соответствии со статьей 421 ГК РФ юридические лица свободны в заключении договора. Понуждение к заключению договора не допускается, за исключением случаев, когда обязанность заключить договор предусмотрена ГК РФ или иным законом. Среди норм ГК РФ, ограничивающих свободу договора при его заключении, следует назвать статью 426, устанавливающую обязанность заключить публичный договор и право контрагента обязанной стороны обратиться в суд с иском о понуждении заключить договор на основании пункта 4 статьи 445 ГК РФ. Согласно статье 426 ГК РФ публичным договором признается договор, заключенный коммерческой организацией и устанавливающий ее обязанности по продаже товаров, выполнению работ или оказанию услуг, которые такая организация по характеру своей деятельности должна осуществлять в отношении каждого, кто к ней обратится (розничная торговля, перевозка транспортом общего пользования, услуги связи, энергоснабжение, медицинское, гостиничное обслуживание и т. п.). Отказ коммерческой организации от заключения публичного договора при наличии возможности предоставить потребителю соответствующие товары, услуги, выполнить для него соответствующие работы не допускается. Ответчик является некоммерческой организацией. В его функции не входит обеспечение подачи тепловой энергии по присоединенным сетям другим потребителям. При таких условиях суд пришел к выводу о том, что ответчик не обязан заключать договор по передаче теплоэнергии для объектов муниципального фонда. Кроме того, из имеющихся в деле документов следует, что у ответчика отсутствует реальная возможность оказывать услуги по снабжению тепловой энергией и горячей водой жилого дома. Так, согласно письму прокуратуры от 12.09.2006, общий износ оборудования, установленного на котельную ответчика в 1992 г., составляет 100%. Горячая вода подается ответчику под давлением 1,2 кгс/кв. см, что не обеспечивает собственные нужды. Устранение данных проблем силами ответчика невозможно, поскольку проведение строительных работ во внешней и внутренней запретной зоне охраняемого объекта без соответствующего разрешения территориального органа УИС запрещено и требует изменений в планах охраны и надзора в учреждении. С учетом изложенного у суда отсутствуют правовые основания для понуждения ответчика заключить договор теплоснабжения с истцом.

Комментарий к Постановлению ФАС Волго-Вятского округа от 26.07.2007 N А43-29321/2006-20-620.

В пункте 4 статьи 445 ГК РФ предусмотрено следующее: если сторона, для которой в соответствии с ГК РФ или иными законами заключение договора обязательно, уклоняется от его заключения, другая сторона вправе обратиться в суд с требованием о понуждении заключить договор. По смыслу пунктов 1 и 3 статьи 426, а также пункта 4 статьи 445 ГК РФ, обратиться в суд с иском о понуждении заключить публичный договор может только контрагент обязанной стороны. Как указано в пункте 2 информационного письма Президиума ВАС РФ от 05.05.1997 N 14, с иском о понуждении заключить публичный договор вправе обратиться только контрагент коммерческой организации, обязанной его заключить. В комментируемом Постановлении суд отказал истцу в требовании о понуждении ответчика к исполнению обязательства - возобновлению подачи горячего водоснабжения в жилой дом, поскольку исправительная колония является некоммерческой организацией, в связи с чем применение положений статьи 426 ГК РФ о заключении публичного договора в данном случае невозможно.

Ситуация N 53. Момент заключения договора (статья 433 ГК РФ). Поскольку к сделкам с долей в праве собственности на недвижимость применяются специальные правила, регулирующие оборот недвижимости, при отчуждении доли в праве общей собственности на недвижимое имущество такой способ заключения договора, как направление оферты одной из сторон и ее последующий акцепт другой, предусмотренные пунктом 1 статьи 433 ГК РФ, неприменим (Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 02.07.2007 N А43-2514/2007-23-64).

Суть дела. Истцу и ответчику принадлежит на праве долевой собственности (доли 6/25 и 19/25 соответственно) нежилое встроенное помещение, о чем в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним сделаны соответствующие записи. Письмом от 27.12.2006 ответчик предложил сособственнику воспользоваться преимущественным правом покупки 19/25 долей в праве долевой собственности на помещение, подлежащих уплате продавцу при подписании договора купли-продажи. Истец сообщением от 26.01.2007 выразил согласие приобрести долю на предложенных оферентом условиях и желание подписать окончательный договор купли-продажи. Последующее уведомление ответчика от 02.02.2007 об увеличении суммы сделки в условиях действия рыночных цен истец проигнорировал, требуя передать спорное имущество по акту приема-передачи и сообщить расчетный счет для перечисления первоначальной суммы продавцу. Необоснованный, по мнению истца, отказ ответчика от исполнения своих обязательств стал причиной обращения в суд с иском о понуждении его исполнить обязательство по передаче истцу 19/25 долей в праве общей долевой собственности на нежилое встроенное помещение согласно договору купли-продажи, заключенному 26.01.2007 путем акцепта оферты, и сообщить расчетный счет для перевода денежных средств в оплату приобретенной доли. Исковые требования основаны на статьях 250, 309, 310, 433 - 436, 438, 440 ГК РФ и мотивированы тем, что заключение договора купли-продажи доли участнику долевой собственности по преимущественному праву состоялось в момент получения ответчиком, направившим первоначальную оферту, ее акцепта. Позиция суда. В соответствии с пунктами 1, 2 статьи 250 ГК РФ при продаже доли в праве общей собственности постороннему лицу остальные участники долевой собственности имеют преимущественное право покупки продаваемой доли по цене, за которую она продается, и на прочих равных условиях, кроме случая продажи с публичных торгов. Продавец доли обязан известить в письменной форме остальных участников долевой собственности о намерении продать свою долю постороннему лицу с указанием цены и других условий, на которых продает ее. Если остальные участники долевой собственности откажутся от покупки или не приобретут продаваемую долю в праве собственности на недвижимое имущество в течение месяца, а в праве собственности на движимое имущество - в течение десяти дней со дня извещения, продавец вправе продать свою долю любому лицу. Согласно статье 218 ГК РФ право собственности на имущество, которое имеет собственник, может быть приобретено другим лицом на основании договора купли-продажи, мены, дарения или иной сделки об отчуждении этого имущества. Действуя своей волей и в своем интересе, собственник имущества вправе по общему правилу по своему усмотрению совершать любые сделки со своим имуществом. По правилам пункта 1 статьи 433 ГК РФ договор признается заключенным в момент получения лицом, направившим оферту, ее акцепта. В пункте 3 той же статьи определено, что договор, подлежащий государственной регистрации, считается заключенным с момента его регистрации, если иное не установлено законом. В силу пункта 1 статьи 434 ГК РФ договор может быть заключен в любой форме, предусмотренной для совершения сделок, если законом для договоров данного вида не установлена определенная форма. Договор продажи недвижимости заключается в письменной форме путем составления одного документа, подписанного сторонами. Несоблюдение формы договора продажи недвижимости влечет его недействительность (статья 550 ГК РФ). По действующему законодательству на долю в праве общей собственности на недвижимое имущество распространен правовой режим недвижимости: к сделкам с долей в праве собственности на недвижимость применяются специальные правила, регулирующие оборот недвижимости. Соответственно, при отчуждении доли в праве общей собственности на недвижимое имущество такой способ заключения договора, как направление оферты одной из сторон и ее последующий акцепт другой, неприменим. При таких обстоятельствах суд в иске отказал.

Комментарий к Постановлению ФАС Волго-Вятского округа от 02.07.2007 N А43-2514/2007-23-64.

Право собственности на недвижимое имущество возникает у приобретателя во всех случаях с момента государственной регистрации перехода права (статья 131, пункт 2 статьи 223, статья 551 ГК РФ). В соответствии со статьей 251 ГК РФ доля в праве общей собственности переходит к приобретателю по договору с момента заключения договора, если соглашением сторон не предусмотрено иное. Момент перехода доли в праве общей собственности по договору, подлежащему государственной регистрации, определяется в соответствии с пунктом 2 статьи 223 ГК РФ. В соответствии со статьей 421 и статьей 435 ГК РФ собственник имущества добровольно направляет предложение (оферту) адресату, что свидетельствует о его свободном волеизъявлении считать себя заключившим договор с адресатом, которым будет принято предложение. В соответствии с частью 2 статьи 250 ГК РФ продавец доли обязан известить в письменной форме остальных участников долевой собственности о намерении продать свою долю постороннему лицу с указанием цены и других условий, на которых продает ее. Таким образом, извещение участников общей долевой собственности о продаже доли является обязанностью собственника в силу закона, а не его правом. Указанный факт не выражает волю собственника на заключение договора с адресатом, его нельзя расценить в качестве предложения заключить договор.

Ситуация N 54. Последствия нарушения правил проведения торгов (статья 449 ГК РФ). Так как исковое заявление о признании недействительной оспоримой сделки может быть удовлетворено исключительно по иску заинтересованного лица, то есть лица, для которого удовлетворение иска повлечет восстановление нарушенного проведением торгов права, суд на основании пункта 1 статьи 449 ГК РФ отказал ненадлежащему истцу в удовлетворении требований признать недействительными проведенные торги по реализации имущества организации-должника и заключенный по результатам торгов договор купли-продажи имущества должника (Постановление ФАС Дальневосточного округа от 02.05.2007 N Ф03-А51/07-1/820).

Суть дела. По реализации имущества организации-должника, признанной несостоятельной (банкротом), были проведены торги. Победитель торгов подписал с должником договор купли-продажи имущества. Налоговый орган как кредитор должника, считая торги недействительными, обратился в арбитражный суд с иском к должнику, организатору и победителю торгов о признании недействительными проведенных торгов, протокола торгов, протокола результатов торгов, договора купли-продажи от 13.06.2006 и о применении последствий их недействительности путем обязания сторон договора купли-продажи вернуть все полученное по сделке в первоначальное состояние. К участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечена администрация муниципального образования. Исковые требования обоснованы тем, что торги проведены в нарушение обеспечительных мер в виде запрета организатору торгов проводить торги по реализации имущества должника, а также в нарушение установленного пунктом 5 статьи 110 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" (далее - Закон N 127-ФЗ) 25-дневного срока приема заявок. Кроме того, в состав проданного имущества вошло не все имущество должника, конкурсный управляющий должника и организатор торгов препятствовали свободному доступу подачи заявок на участие в торгах, которые были проведены в месте, отличном от указанного в объявлении, в протоколе торгов содержатся недостоверные сведения о месте проведения торгов, что в совокупности повлекло нарушение прав истца как кредитора на наиболее полное удовлетворение его требований в рамках дела о банкротстве. Позиция суда. В соответствии с пунктом 1 статьи 449 ГК РФ торги, проведенные с нарушением правил, установленных законом, могут быть признаны судом недействительными по иску заинтересованного лица. В связи с этим суд, применив пункт 2 статьи 166 ГК РФ и пункт 1 статьи 449 ГК РФ, пришел к выводу о том, что заинтересованными лицами, обладающими правом на обращение в суд с иском о признании торгов недействительными, являются лица, участвовавшие в торгах, либо лица, которым было отказано в участии в торгах. Данная позиция не противоречит пункту 13 Постановления Пленума ВАС РФ от 02.12.1993 N 32 "О некоторых вопросах практики разрешения споров, связанных с применением законодательства о приватизации государственных и муниципальных предприятий". Суд не установил факта нарушения правил проведения торгов, предусмотренных положениями статей 447, 448 ГК РФ и статьями 110, 111, 139 Закона N 127-ФЗ, в связи с чем отклонил исковые требования о признании недействительными торгов и, как следствие, требование о признании недействительным договора купли-продажи от 13.06.2006, заключенного по результатам торгов (пункт 2 статьи 449 ГК РФ). Истец считает, что ограничение времени приема заявок (два часа в день) уменьшило возможность участия в торгах потенциальных покупателей и повлияло на формирование цены реализации имущества. В соответствии с пунктом 5 статьи 110 Закона N 127-ФЗ продолжительность приема заявок (предложений) на участие в торгах должна быть не менее чем двадцать пять дней, что, как установил суд, имело место в данном случае. Время ежедневного приема заявок (предложений) на участие в торгах законом не регламентировано. Доказательства, свидетельствующие о лишении кого-либо возможности принять участие в спорных торгах вследствие такого порядка приема заявок на участие в них, представлены не были. Суд отказал истцу в удовлетворении требований, поскольку он является ненадлежащим истцом.

Комментарий к Постановлению ФАС Дальневосточного округа от 02.05.2007 N Ф03-А51/07-1/820.

Лицо, обращающееся с требованием о признании торгов недействительными, должно доказать наличие защищаемого права или интереса с использованием мер, предусмотренных гражданским законодательством. Нарушения порядка проведения торгов не могут являться основаниями для признания торгов недействительными по иску лица, чьи имущественные права и интересы данными нарушениями не затрагиваются, и не могут быть восстановлены при применении последствий недействительности заключенной на торгах сделки (пункт 1 информационного письма ВАС РФ от 22.12.2005 N 101 "Обзор практики рассмотрения споров, связанных с признанием недействительными публичных торгов, проводимых в рамках исполнительного производства", далее - информационное письмо N 101). В пункте 2 информационного письма N 101 прямо указаны лица, признаваемые лицами, интересы которых затрагиваются именно при нарушении порядка извещения о проведении публичных торгов, а не другими нарушениями, которые могут произойти при реализации арестованного имущества - должник и взыскатель. Порядок проведения торгов затрагивает непосредственно права только взыскателя, так как от этого зависит сумма денежных средств, которую он получит в рамках исполнительного производства, а также должника, т. к. от суммы реализации зависит, на сколько сократится его задолженность, но не иных лиц. Исковое заявление о признании недействительной оспоримой сделки может быть удовлетворено исключительно по иску заинтересованного лица, то есть лица, для которого удовлетворение иска повлечет восстановление нарушенного права. По смыслу пункта 1 статьи 449 ГК РФ, реализация права на признание торгов недействительными должна повлечь восстановление нарушенных прав истца. Эти выводы подтверждаются также судебной практикой (см., например, Постановление ФАС Поволжского округа от 06.06.2006 N А12-34225/04-С37, Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 02.11.2007 N А33-9335/06-Ф02-7570/07, Постановления ФАС Западно-Сибирского округа от 30.08.2007 N Ф04-5269/2007(37389-А45-11), от 02.08.2007 N Ф04-4029/2007(35464-А75-11).

ЧАСТЬ 2 ГК РФ

3. ДОГОВОРЫ, НАПРАВЛЕННЫЕ НА ПЕРЕДАЧУ ИМУЩЕСТВА

3.1. Общие положения о купле-продаже

Ситуация N 55. Условие договора о товаре (статья 455 ГК РФ). Поскольку покупатель не направил в адрес поставщика заявку, являющуюся неотъемлемой частью договора купли-продажи, определяющую ассортимент, количество и цену товара, подлежащего поставке, суд пришел к выводу, что в соответствии с пунктом 3 статьи 455 ГК РФ условие договора о товаре не согласовано, и признал договор поставки незаключенным (Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 03.07.2007 N Ф04-4346/2007(35804-А45-9)).

Суть дела. Требования истца о взыскании с ответчика задолженности предъявлены в связи с ненадлежащим исполнением обязательств, принятых по договору поставки. Во исполнение договора поставки истец в период с 07.09.2004 по 24.10.2006 по товарным накладным поставил в адрес ответчика товар. Ответчик частично оплатил полученный товар. Неоплата оставшейся суммы послужила основанием для обращения с соответствующим иском. Позиция суда. Разрешая спор, арбитражный суд признал договор поставки незаключенным, установив, что договор не содержит условий о количестве подлежащего поставке товара; отсутствуют заявки, на основании которых определяется ассортимент и количество товара; товарные накладные и счета-фактуры не содержат ссылки на договор поставки. Согласно пункту 1 статьи 432 ГК РФ договор считается заключенным, если между сторонами в требуемой в надлежащих случаях форме достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора. В соответствии с пунктом 3 статьи 455 ГК РФ условие договора купли-продажи (поставки) о товаре считается согласованным, если договор позволяет определить наименование и количество товара. В соответствии с договором поставки ассортимент, количество и цена товара, подлежащего поставке, определяются на основании поданной заявки ответчика и устанавливаются в счетах-фактурах, являющихся неотъемлемой частью договора. Договором предусмотрено, что заявка составляется в произвольной письменной форме, но может быть подана и в устной форме по согласованию с поставщиком либо в случае незначительного ассортимента товара. При этом принятая к исполнению заявка является неотъемлемой частью данного договора. Между тем в материалы дела не представлены доказательства, подтверждающие направление ответчиком заявок. Товарные накладные и счета-фактуры не содержат ссылки на договор поставки как на основание поставки товара. С учетом установленных обстоятельств суд пришел к выводу о незаключенности договора поставки. Спорные отношения возникли на основании разовых сделок купли-продажи товаров по товарным накладным. Согласно пункту 1 статьи 486 ГК РФ покупатель обязан оплатить товар непосредственно до или после передачи ему продавцом товара, если иное не предусмотрено ГК РФ, другим законом, иными правовыми актами или договором и не вытекает из существа обязательства. Суд, принимая во внимание, что факт поставки ответчику спорного товара и оплата его не в полном объеме подтверждаются материалами дела, и ссылаясь на акт сверки расчетов, подписанный сторонами, взыскал с ответчика задолженность.

Комментарий к Постановлению ФАС Западно-Сибирского округа от 03.07.2007 N Ф04-4346/2007(35804-А45-9).

В соответствии со статьей 432 ГК РФ к существенным условиям договора купли-продажи относится условие о предмете договора, под которым обычно понимают действия, совершаемые сторонами договора. Предмет любого из видов договора купли-продажи составляют действия продавца по передаче товара в собственность покупателя и действия покупателя по принятию и оплате переданного товара, то есть возмездная передача товара в собственность. Договор купли-продажи также нельзя считать заключенным без согласования сторонами вопроса о наименовании и количестве товара. Отсутствие упоминания в договоре таких важнейших условий, как цена, срок передачи товара и его оплаты, требования к качеству и ассортименту, не дает оснований для признания договора незаключенным. Эти условия определяются по правилам, установленным статьями 314, 424, 469 и другими статьями ГК РФ, т. к. при отсутствии соответствующих условий в договоре применяются диспозитивные нормы ГК РФ. Другие характеристики товара, в том числе условия о качестве, могут устанавливаться государственными стандартами, иными обязательными правилами, исходящими от государственных и муниципальных органов власти, обычаями торгового оборота, предшествующими отношениями сторон, назначением товара. Выводы суда о том, что в случае несогласования существенных условий договора поставки договор признается незаключенным, изложенные в комментируемом Постановлении, подтверждаются судебной практикой (см., например, Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 13.03.2006 N А74-3508/04-Ф02-898/06-С2, Постановление ФАС Дальневосточного округа от 11.12.2003 N Ф03-А04/03-1/3081, Постановления ФАС Западно-Сибирского округа от 15.10.2003 N Ф04/5280-926/А75-2003, от 15.10.2003 N Ф04/5278-927/А75-2003, Постановление ФАС Уральского округа от 06.03.2003 N Ф09-418/03-ГК).

Ситуация N 56. Момент исполнения обязанности продавца передать товар (статья 458 ГК РФ). Поскольку доставка газа покупателю осуществляется газораспределительной организацией и обязательства считаются исполненными в момент передачи газа транспортирующей организации, суд признал правильным учет газа, переданного поставщиком покупателю по данным контрольно-измерительных приборов газораспределительной организации (Постановление ФАС Уральского округа от 02.07.2007 N Ф09-5707/06-С5).

Суть дела. Истец обратился в суд с иском ответчику о рассмотрении разногласий при заключении договора на поставку газа от 01.12.2004. 14.12.2004 ответчик (поставщик) направил в адрес покупателя, правопреемником которого является истец, проект договора от 01.12.2004. В свою очередь, покупатель направил поставщику протокол разногласий по 35 пунктам договора. В результате переговоров стороны пришли к соглашению по всем пунктам договора поставки газа, кроме пунктов 4.1 и 5.2, разногласия по которым передали на рассмотрение арбитражного суда. Требования по изменению пункта 4.1 заявлены в связи с намерением измерять качество газа (в частности, его калорийность) своими приборами учета, считая, что покупателю такое право предоставлено действующим законодательством. Спор между сторонами по пункту 5.2 возник относительно качества поставляемого по договору газа и его стоимости. Позиция суда. Суд, руководствуясь пунктом 22 Правил поставки газа в РФ, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 05.02.1998 N 162 (далее - Правила поставки газа), пунктом 2.2 Правил учета газа, утвержденных Минтопэнерго России 14.10.1996 (далее - Правила учета газа), статьей 458 ГК РФ, принял пункт 4.1 договора в редакции поставщика. При этом суд исходил из того, что из пункта 4.1 следует, что количество газа, транспортируемого газораспределительной организацией покупателю, определяется по показаниям контрольно-измерительных приборов, установленных на узле учета газа покупателя, что соответствует Правилам поставки газа и Правилам учета газа. При таких обстоятельствах, учитывая, что доставка газа покупателю осуществляется газораспределительной организацией и обязательства ответчика перед истцом считаются исполненными в момент передачи газа транспортирующей организации в соответствии со статьей 458 ГК РФ, суд признал правильным учет газа, переданного поставщиком покупателю по договору от 01.12.2004, по данным контрольно-измерительных приборов газораспределительной организации. Исходя из содержания пункта 3 Основных положений формирования и государственного регулирования цен на газ и тарифов на услуги по его транспортировке на территории РФ, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 29.12.2000 N 1021 (далее - Основные положения формирования цен на газ), суд принял пункт 5.2 договора в редакции поставщика. Суд указал, что все расчеты за поставленный истцу природный газ должны производиться по оптовой цене с учетом фактической объемной теплоты сгорания газа, определяемой на выходе из системы магистрального газопроводного транспорта. Поскольку пунктом 5.2 установлено, что в случае отклонения фактической объемной теплоты сгорания от расчетной поставщик ежемесячно производит перерасчет оптовой цены на газ по соответствующей формуле, суд посчитал, что право покупателя контролировать качество (калорийность) поставляемого газа, а также право предъявить требование о соразмерном уменьшении покупной цены при поставке товара ненадлежащего качества не может влиять на порядок определения регулируемой оптовой цены на газ. Кроме того, суд указал, что истец не представил доказательств, подтверждающих техническую возможность покупателя проводить химический анализ газа в полном объеме по ГОСТу 5542-87. Таким образом, пункты 4.1 и 5.2 договора суд принял в редакции договора поставки газа от 01.12.2004 (редакции поставщика).

Комментарий к Постановлению ФАС Уральского округа от 02.07.2007 N Ф09-5707/06-С5.

Поставка газа производится на основании договора между поставщиком и покупателем, заключаемого в соответствии с требованиями ГК РФ, федеральных законов, Правил поставки газа и иных нормативных правовых актов. Договор поставки газа должен соответствовать требованиям параграфа 3 главы 30 ГК РФ. Поставщик обязан поставлять, а покупатель отбирать газ в количестве, определенном в договоре поставки газа. В силу статьи 458 ГК РФ, если иное не предусмотрено договором купли-продажи, обязанность продавца передать товар покупателю считается исполненной в момент: - вручения товара покупателю или указанному им лицу, если договором предусмотрена обязанность продавца по доставке товара; - предоставления товара в распоряжение покупателя, если товар должен быть передан покупателю или указанному им лицу в месте нахождения товара. Товар считается предоставленным в распоряжение покупателя, когда к сроку, предусмотренному договором, товар готов к передаче в надлежащем месте и покупатель в соответствии с условиями договора осведомлен о готовности товара к передаче. Товар не признается готовым к передаче, если он не идентифицирован для целей договора путем маркировки или иным образом. В случаях, когда из договора купли-продажи не вытекает обязанность продавца по доставке товара или передаче товара в месте его нахождения покупателю, обязанность продавца передать товар покупателю считается исполненной в момент сдачи товара перевозчику или организации связи для доставки покупателю, если договором не предусмотрено иное. В соответствии с пунктом 3 Правил поставки газа "газ" - это природный, нефтяной (попутный) и отбензиненный сухой газы, добываемые и собираемые газонефтедобывающими организациями и вырабатываемые газонефтеперерабатывающими заводами. В силу пункта 22 Правил поставки газа учет объема газа, передаваемого покупателю, производится контрольно-измерительными приборами стороны, передающей газ, и оформляется документом, подписанным сторонами по форме и в сроки, указанные в договоре поставки газа. В соответствии с пунктом 2.2 Правил учета газа учет количества газа, отпускаемого поставщиком газораспределительной организации или потребителю газа (при прямых поставках), должен осуществляться по узлам учета поставщика или потребителя газа, установленным в соответствии с требованиями действующих норм и настоящих Правил. Средства измерений, входящие в комплект узлов учета газа, должны иметь сертификат Госстандарта России об утверждении типа и поверены в органах Государственной метрологической службы. При отсутствии узлов учета у поставщика, их неисправности или отсутствии действующего поверительного клейма количество поданного газа определяется по данным газораспределительной организации или потребителя газа (по соглашению сторон). Учет количества газа, подаваемого газораспределительной организацией потребителю газа, должен осуществляться по узлам учета потребителя газа. При отсутствии узлов учета газа у потребителя газа, их неисправности, отсутствии действующего поверительного клейма количество поданного газа определяется по проектной мощности установок исходя из 24 часов работы их в сутки за время неисправности узлов учета газа. Как указано в пункте 6 Постановления Пленума ВАС РФ от 22.10.1997 N 18, убытками, вызванными уклонением от согласования условий договора поставки, могут быть признаны, в частности, расходы стороны, направившей извещение о согласии заключить договор с предложением о согласовании его условий (акцепт на иных условиях), если они понесены в связи с подготовкой и организацией исполнения данного договора, предпринятыми по истечении 30-дневного срока со дня получения лицом, направлявшим оферту, акцепта на иных условиях. Поставка и отбор газа осуществляются исключительно на возмездной основе в соответствии с заключенным договором. В соответствии с пунктом 3 Основных положений формирования цен на газ цена на газ для конечного потребителя на границе раздела газораспределительных сетей и сетей конечного потребителя формируется из регулируемых оптовой цены на газ, тарифов на услуги по его транспортировке по газораспределительным сетям и платы за снабженческо-сбытовые услуги.

Ситуация N 57. Последствия неисполнения обязанности передать товар (статья 463 ГК РФ). Поскольку неисполнение обязательства по передаче земельного участка в связи с установлением после заключения договора купли-продажи иной выкупной стоимости участка не соответствует закону, суд удовлетворил требования об изъятии участка и обязал передать его истцу (Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 06.09.2007 N Ф04-4594/2007(36069-А27-9)).

Суть дела. В соответствии с принятыми обязательствами по договору купли-продажи земельного участка истец по платежному поручению перечислил ответчику (КУМИ) стоимость земельного участка. Согласно договору ответчик обязан был передать земельный участок по акту приема-передачи, который является неотъемлемой частью договора. Однако он не передал участок, ссылаясь на то, что стоимость спорного земельного участка превышает перечисленную истцом сумму согласно разъяснениям КУГИ по определению выкупной цены земельных участков, полученных после заключения договора купли-продажи. Неисполнение ответчиком обязательств по передаче земельного участка в собственность истцу послужило основанием для обращения в арбитражный суд с иском о его изъятии. Заявленные требования обоснованы статьями 307, 309, 398, 463, 556 ГК РФ. Позиция суда. Согласно положениям статей 309, 310 ГК РФ обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, иных правовых актов; односторонний отказ от исполнения обязательства и одностороннее изменение его условий не допускаются, за исключением случаев, предусмотренных законом. Ответчик не обосновал со ссылками на нормы закона правомерность своих действий по неисполнению обязательства по договору купли-продажи. Из материалов дела следует, что при заключении спорного договора между сторонами отсутствовали разногласия относительно цены земельного участка. Неисполнение ответчиком обязательства по передаче земельного участка в связи с установлением после заключения договора купли-продажи иной выкупной стоимости земельного участка, по мнению суда, не соответствуют требованиям действующего законодательства. Суд на основании статей 309, 310, 398, 424, 463 ГК РФ удовлетворил требования истца и обязал ответчика передать истцу спорный земельный участок.

Комментарий к Постановлению ФАС Западно-Сибирского округа от 06.09.2007 N Ф04-4594/2007(36069-А27-9).

Пунктом 1 статьи 454 ГК РФ установлено, что по договору купли-продажи одна сторона (продавец) обязуется передать вещь (товар) в собственность другой стороне (покупателю), а покупатель обязуется принять этот товар и уплатить за него определенную денежную сумму (цену). Статьей 328 ГК РФ предусмотрено, что отказ от исполнения встречного обязательства возможен лишь в случаях непредоставления обязанной стороной обусловленного договором исполнения обязательства либо наличия обстоятельств, очевидно свидетельствующих о том, что такое исполнение не будет произведено в установленный срок. Согласно пункту 2 статьи 433 ГК РФ договор признается заключенным с момента передачи соответствующего имущества. Изложенные в комментируемом Постановлении выводы суда подтверждаются судебной практикой (см., например, Постановление ФАС Центрального округа от 14.03.2001 N А35-2137/00-С11, Постановление ФАС Уральского округа от 23.06.2005 N Ф09-1480/04-С3, Постановление ФАС Московского округа от 23.05.2006 N КГ-А41/3822-06).

Ситуация N 58. Последствия нарушения условия об ассортименте товаров (статья 468 ГК РФ). Качество товара (статья 469 ГК РФ). Суд удовлетворил требования о взыскании предоплаты за товар ненадлежащего качества и ассортимента, расходов по его перевозке и хранению, поскольку при таких обстоятельствах покупатель вправе потребовать возврата уплаченной денежной суммы (Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 31.07.2007 N А28-9208/2006-551/4).

Суть дела. Истец (покупатель) передал ответчику (продавец) денежную сумму по платежным поручениям в качестве предоплаты за пиломатериал и оплатил железнодорожный тариф грузоотправителю. Пиломатериал необходим истцу для изготовления дверных и оконных блоков. Поставка ответчиком досок общим весом 50000 килограммов подтверждается железнодорожной накладной. Покупатель принял от перевозчика товар 26.03.2005 и в этот же день передал его на ответственное хранение третьему лицу. 06.04.2005 истец направил телеграмму ответчику, в которой известил его о получении пиломатериала, не соответствующего оговоренному качеству, и просил направить полномочного представителя к 11.04.2005. Ответчик представителя не направил, товаром не распорядился. Впоследствии продавец возвратил покупателю часть предоплаты. Предметом заявленных истцом требований явилось взыскание с ответчика оставшейся суммы предоплаты за пиломатериал, железнодорожного тарифа, убытков, возникших в связи с принятием на ответственное хранение спорного товара и дополнительных расходов, понесенных в связи с передачей ответчиком товара ненадлежащего качества. Ответчик настаивает на том, что он передал истцу товар, непосредственно выбранный представителем последнего. Ответчик не знал, для каких целей приобретался пиломатериал. Позиция суда. Согласно статье 469 ГК РФ продавец обязан передать покупателю товар, качество которого соответствует договору купли-продажи. При отсутствии в договоре купли-продажи условий о качестве товара продавец обязан передать покупателю товар, пригодный для целей, для которых товар такого рода обычно используется. Если ассортимент в договоре купли-продажи не определен и в договоре не установлен порядок его определения, но из существа обязательства вытекает, что товары должны быть переданы покупателю в ассортименте, продавец вправе передать покупателю товары в ассортименте, исходя из потребностей покупателя, которые были известны продавцу на момент заключения договора, или отказаться от исполнения договора (пункт 2 статьи 468 ГК РФ). Из акта экспертизы Торгово-промышленной палаты следует, что в поставленной партии пиломатериала необрезного хвойных пород четвертого сорта - 522 штуки и горбыля дощатого - 92 штуки. В акте экспертизы описаны пороки, по которым поставленный пиломатериал отнесен к четвертому сорту: гниль пестрая, ситовая, ядровая в виде пятен и полос общей площадью до десяти процентов поверхности пласти с выходом на одну и две стороны, заболонные глубокие грибные окраски в виде пятен и полос площадью более пятидесяти процентов площади доски, наличие сучков и сквозных пластевых трещин. Для изготовления деталей окон и дверей используются пиломатериалы первого, второго и третьего сортов. Пиломатериалы четвертого сорта (в основном поставленного ответчиком) используются для изготовления тары и упаковки, малоответственных деталей в строительстве, для раскроя на мелкие заготовки различного назначения. В соответствии с пунктом 1 статьи 476 ГК РФ продавец отвечает за недостатки товара, если покупатель докажет, что недостатки товара возникли до его передачи покупателю или по причинам, возникшим до этого момента. Согласно статье 468 ГК РФ, если продавец передал покупателю наряду с товарами, ассортимент которых соответствует договору купли-продажи, товары с нарушением условия об ассортименте, покупатель вправе по своему выбору: - принять товары, соответствующие условию об ассортименте, и отказаться от остальных товаров; - отказаться от всех переданных товаров; - потребовать заменить товары, не соответствующие условию об ассортименте, товарами в ассортименте, предусмотренном договором; - принять все переданные товары. При отказе от товаров, ассортимент которых не соответствует условию договора купли-продажи, или предъявлении требования о замене товаров, не соответствующих условию об ассортименте, покупатель вправе также отказаться от оплаты этих товаров, а если они оплачены, то потребовать возврата уплаченной денежной суммы. Суд пришел к выводу о том, что поставка спорной партии продукции произведена с такими нарушениями. Ответчик поставил в адрес истца пиломатериал, качество и ассортимент которого не соответствуют условиям договора купли-продажи, то есть переданные доски не могут быть использованы для изготовления дверных, оконных блоков, поэтому действия истца о передаче товара на ответственное хранение правомерны. В силу пунктов 2 и 3 статьи 514 ГК РФ поставщик обязан вывезти товар, принятый покупателем (получателем) на ответственное хранение, или распорядиться им в разумный срок. Если поставщик в этот срок не распорядится товаром, покупатель вправе реализовать товар или возвратить его поставщику. Необходимые расходы, понесенные покупателем в связи с принятием товара на ответственное хранение, реализацией товара или его возвратом продавцу, подлежат возмещению поставщиком. Поскольку ответчик в разумный срок товаром не распорядился, истец правомерно передал пиломатериал третьему лицу по акту от 02.08.2005 в счет расчетов по договору хранения. Доводы ответчика о том, что отбор пиломатериала осуществлялся представителем истца, документами не подтверждены. Суд удовлетворил требования истца.

Комментарий к Постановлению ФАС Волго-Вятского округа от 31.07.2007 N А28-9208/2006-551/4.

Согласно пункту 2 статьи 476 ГК РФ в отношении товара, на который продавцом предоставлена гарантия качества, продавец отвечает за недостатки товара, если не докажет, что недостатки товара возникли после его передачи покупателю вследствие нарушения покупателем правил пользования товаром или его хранения, либо действия третьих лиц, либо непреодолимой силы. Таким образом, бремя доказывания при наличии гарантий качества лежит на продавце товара, при этом покупатель обязан известить продавца о нарушении условий договора о качестве в порядке, предусмотренном статьей 483 ГК РФ. При доказанности некачественности переданного товара покупатель вправе приостановить исполнение встречного обязательства (статья 328 ГК РФ). Как указано в письме Северо-Западного таможенного управления РФ от 28.06.2004 N 06-01-08/12473, лесоматериалы - это материалы из древесины, сохранившие ее природную физическую структуру и химический состав, получаемые из поваленных деревьев, хлыстов и (или) их частей путем поперечного и (или) продольного деления (поперечное и продольное деление включает в себя пиление, раскалывание, строгание). Пиломатериалы - это лесоматериалы, получаемые продольным пилением древесины и последующим раскроем материала. Следует отметить, что арбитражные суды в случае, если доказан факт поставки некачественного товара, всегда поддерживают покупателя (см., например, Постановление ФАС Центрального округа от 15.04.2005 N А35-3263/04-С9).

Ситуация N 59. Оплата товара (статья 486 ГК РФ). Ввиду отсутствия письменного договора между истцом и ответчиком суд определил срок исполнения обязательства по оплате товара по правилу, установленному пунктом 1 статьи 486 ГК РФ, и, поскольку покупатель ни до, ни после передачи ему продавцом товара его не оплатил, удовлетворил иск о взыскания задолженности (Постановление ФАС Уральского округа от 06.08.2007 N Ф09-6178/07-С5).

Суть дела. В период с 06.11.2003 по 08.07.2004 истец по товарным накладным отгрузил в адрес ответчика электротехническую продукцию. Ссылаясь на ненадлежащее исполнение ответчиком обязательств по оплате полученной продукции, истец обратился в арбитражный суд с иском о взыскании задолженности и процентов за пользование чужими денежными средствами со взысканием процентов по день фактической уплаты ответчиком суммы долга. Позиция суда. В соответствии с пунктом 1 статьи 395 ГК РФ за пользование чужими денежными средствами вследствие их неправомерного удержания, уклонения от их возврата, иной просрочки в их уплате либо неосновательного получения или сбережения за счет другого лица подлежат уплате проценты на сумму этих средств. Суд признал факт поставки истцом в адрес ответчика продукции и факт просрочки ответчиком исполнения денежного обязательства. Определяя периоды просрочки исполнения ответчиком обязательств по оплате спорной продукции, суд исходил из того, что ввиду отсутствия письменного договора между истцом и ответчиком срок исполнения обязательства по оплате определяется по общему правилу, установленному пунктом 1 статьи 486 ГК РФ, в соответствии с которым покупатель обязан оплатить товар непосредственно до или после передачи ему продавцом товара. Исковые требования в части взыскания основного долга были удовлетворены судом.

Комментарий к Постановлению ФАС Уральского округа от 06.08.2007 N Ф09-6178/07-С5.

Разъяснения для арбитражных судов относительно исчисления срока для исполнения обязательства об оплате поставленного товара были даны в пункте 16 Постановления Пленума ВАС РФ от 22 октября 1997 г. N 18 "О некоторых вопросах, связанных с применением положений ГК РФ о договоре поставки", которым предусмотрено, что судам следует исходить из того, что при расчетах за товар платежными поручениями, когда иные порядок и форма расчетов, а также срок оплаты товара соглашением сторон не определены, покупатель должен оплатить товар непосредственно после получения и просрочка с его стороны наступает по истечении предусмотренного законом или в установленном им порядке срока на осуществление банковского перевода, исчисляемого со дня, следующего за днем получения товара покупателем (получателем). Необходимо также иметь в виду, что конкретный срок проведения расчетных операций применительно к различным формам расчетов должен быть определен ЦБ РФ, но предельный срок не должен превышать двух операционных дней в пределах одного субъекта РФ и пяти операционных дней в пределах РФ (статья 80 Федерального закона от 10.07.2002 N 86-ФЗ "О Центральном банке РФ (Банке России)"). Вышеизложенное подтверждается судебной практикой (см., например, Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 07.04.2005 N А82-2151/2004-45, Постановление ФАС Поволжского округа от 02.11.2006 N А49-1925/06-69/6, Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 12.12.2006 N А78-12539/05-С1-23/321-Ф02-4560/06-С2).

Ситуация N 60. Суд пришел к выводу, что имеющиеся в материалах дела товарные накладные свидетельствуют о заключении между сторонами разовых сделок купли-продажи, при этом расчеты по ним ответчиком не произведены, в связи с чем удовлетворил требования о взыскании основного долга и процентов за пользование чужими денежными средствами (Постановление ФАС Центрального округа от 12.07.2007 N А54-4441/2006-С15).

Суть дела. В период с 14.07.2005 по 25.08.2005 истец отпустил в адрес ответчика товар по товарным накладным. На оплату переданного товара истцом были выставлены счета. Ссылаясь на то, что счета ответчиком в добровольном порядке оплачены не были, истец обратился в арбитражный суд с иском о взыскании основного долга и процентов за пользование чужими денежными средствами. Позиция суда. Имеющиеся в материалах дела товарные накладные свидетельствуют о заключении между сторонами разовых сделок купли-продажи, расчеты по которым ответчиком не произведены. Согласно пункту 1 статьи 454 ГК РФ по договору купли-продажи одна сторона (продавец) обязуется передать вещь (товар) в собственность другой стороне (покупателю), а покупатель обязуется принять этот товар и уплатить за него определенную денежную сумму (цену). При этом в силу пункта 1 статьи 486 ГК РФ покупатель обязан оплатить товар непосредственно до или после передачи ему продавцом товара, если иное не предусмотрено ГК РФ, другим законом, иными правовыми актами или договором купли-продажи и не вытекает из существа обязательства. В соответствии с пунктом 1 статьи 395 ГК РФ за пользование чужими денежными средствами вследствие их неправомерного удержания, уклонения от их возврата, иной просрочки в их уплате либо неосновательного получения или сбережения за счет другого лица подлежат уплате проценты на сумму этих средств. Поскольку доказательств оплаты товара, полученного по разовым сделкам купли-продажи, ответчиком не представлено, суд с учетом положений статей 486, 395 ГК РФ признал произведенный истцом расчет процентов за пользование чужими денежными средствами обоснованным, взыскав их в пользу истца.

Комментарий к Постановлению ФАС Центрального округа от 12.07.2007 N А54-4441/2006-С15.

Передача товара по накладным, в которых указаны наименование и количество товара (оферта), и принятие этого товара (акцепт) в силу статей 432, 434 (пункт 3), 438 (пункт 3) и 454 ГК РФ свидетельствуют о заключении сторонами сделок купли-продажи (поставки) по каждой накладной. В силу пункта 3 статьи 486 ГК РФ, если покупатель своевременно не оплачивает переданный в соответствии с договором купли-продажи товар, продавец вправе потребовать оплаты товара и уплаты процентов в соответствии со статьей 395 ГК РФ. В комментируемом Постановлении суд пришел к выводу, что имеющиеся в материалах дела товарные накладные свидетельствуют о заключении между сторонами разовых сделок купли-продажи, при этом расчеты по ним ответчиком не произведены, в связи с чем удовлетворил требования о взыскании основного долга и процентов за пользование чужими денежными средствами Эти выводы подтверждаются судебной практикой (см., например, Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 19.07.2007 N А38-44-2/40-2007, Постановления ФАС Северо-Кавказского округа от 04.07.2007 N Ф08-3933/2007 и от 19.07.2007 N Ф08-3727/2007).

Ситуация N 61. Суд удовлетворил требования о взыскании долга по договору купли-продажи и неустойки, поскольку неоплаченная ответчиком продукция была утилизирована до издания Постановления Главного государственного санитарного врача об утилизации, кроме того, ответчик не представил доказательств того, что утилизированная продукция не соответствовала нормам качества (Постановление ФАС Московского округа 02.07.2007 N КГ-А40/5928-07).

Суть дела. Между истцом и ответчиком был заключен договор купли-продажи, в соответствии с которым истец - продавец взял на себя обязательство по отгрузке в адрес ответчика - покупателя товара, а ответчик, в свою очередь, обязался оплатить полученную продукцию. При этом, как следует из условий договора, товар поставляется партиями, ассортимент, количество и цена каждой партии товара устанавливались в товарно-транспортной накладной, являющейся неотъемлемой частью договора. Факт поставки товара подтвержден товарными накладными от 07.02.2006, от 16.01.2006, от 27.02.2006. Товар был поставлен с отметками представителей ответчика, действовавших на основании доверенностей, о получении товара. При этом согласно договору товар оплачивается покупателем в течение 30 календарных дней с даты поставки. В нарушение условий договора товар ответчиком был оплачен лишь частично, в связи с чем истец обратился в суд с иском о взыскании долга по договору купли-продажи и неустойки в виде пени, начисленной за период с 30.03.2006. Позиция суда. В соответствии со статьей 309 ГК РФ обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, иных правовых актов, при этом согласно пункту 1 статьи 486 ГК РФ покупатель обязан оплатить товар непосредственно до или после передачи продавцом товара, если иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами или договором купли-продажи и не вытекает из существа обязательства, притом что в данном случае пунктом договора предусмотрено, что товар оплачивается ответчиком в течение 30 календарных дней с даты поставки товара. При этом согласно статье 461 ГК РФ при изъятии товара у покупателя третьими лицами по основаниям, возникшим до исполнения договора купли-продажи, продавец обязан возместить покупателю понесенные им убытки, если не докажет, что покупатель знал или должен был знать о наличии этих оснований. Указанная норма является прямым продолжением правовых норм, содержащихся в статье 460 ГК РФ, и применяется в случае изъятия товара у покупателя третьим лицом, обладающим правом собственности, правом пожизненного наследуемого владения, хозяйственного ведения или оперативного управления по виндикационному иску, регулируемому положениями статей 301, 304, 305 ГК РФ, однако обстоятельств принадлежности спорной продукции третьему лицу по какому-либо из вышеуказанных прав по данному делу не было установлено. На основании письма руководителя Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека - Главного государственного врача РФ - от 04.04.2006 N 0100/3835-06-23 "О ввозе и реализации алкогольной продукции" и письма Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека от 19.04.2006 N 0100/4510-06-32 было приостановлено действие всех санитарно-эпидемиологических заключений на коньяки, вина и виноматериалы, ввозимые и изготовленные на территории Республики Молдова. Реализация алкогольной продукции производства Республики Молдова была прекращена. В материалы дела был представлены акт на списание от 30.06.2006 и акт на уничтожение запрещенного к реализации товара, составленные с участием ОБЭП УВД муниципального образования. Отклоняя доводы ответчика о том, что неоплаченная продукция была утилизирована в соответствии с Постановлением главного государственного санитарного врача области от 10.04.2006 и в связи с этим не подлежит оплате, суд учел то обстоятельство, что обязанность ответчика по спорному договору по оплате переданной истцом продукции наступила до издания указанного распоряжения. Кроме того, ответчиком не были представлены доказательства в соответствии с требованиями договора, подтверждающие, что утилизированная алкогольная продукция не соответствовала нормам качества. Из представленных документов, в том числе акта о списании товаров и акта об уничтожении, не следует, что алкогольная продукция, переданная по накладным, была несоответствующего качества. На основании договора при нарушении срока оплаты, предусмотренного договором, покупатель уплачивает продавцу пени в размере 0,1% от суммы долга за каждый день просрочки платежа. Принимая во внимание изложенное, суд удовлетворил требования истца.

Комментарий к Постановлению ФАС Московского округа 02.07.2007 N КГ-А40/5928-07.

В арбитражной практике часто возникают споры по вопросу правомерности задержки оплаты (или отказа от оплаты) покупателем поставленного товара, если у него имеются существенные претензии к его качеству. Особую сложность взывают вопросы, связанные с исполнением обязательств по договорам, связанным с поставкой алкогольной продукции из Грузии и Молдавии, которая в соответствии с письмом Главного государственного санитарного врача РФ от 25.03.2006 N 0100/3267-06-23 является некачественной. При этом важно отметить, что некачественной является не вся алкогольная продукция, поступающая из указанных стран, а лишь вина, поступившие в РФ после распоряжения Главного государственного санитарного врача РФ. Так, например, в рассматриваемой ситуации обязанность ответчика по спорному договору по оплате переданной истцом алкогольной продукции наступила до издания распоряжений Главного государственного санитарного врача РФ и суду также не представлено доказательств, что утилизированная алкогольная продукция не соответствовала нормам качества. Из представленных документов, в том числе акта о списании товаров и акта об уничтожении, не следует, что алкогольная продукция, переданная по накладным, была несоответствующего качества, поэтому требования истца о взыскании долга по договору купли-продажи были удовлетворены.

3.2. Розничная купля-продажа

Ситуация N 62. Публичная оферта товара (статья 494 ГК РФ). Суд признал выставление товара в месте продажи публичной офертой, предусмотренной статьей 494 ГК РФ, и, поскольку товар находился на реализации без документов, подтверждающих его качество и безопасность, а также без необходимой информации для потребителей, признал привлечение к административной ответственности, предусмотренной частью 2 статьи 14.4 и частью 1 статьи 14.8 КоАП РФ, правомерным (Постановление ФАС Уральского округа от 26.07.2007 N Ф09-5965/07-С1).

Суть дела. Ответчиком (административным органом) была проведена проверка торговой точки - отдела по продаже игрушек, расположенного в магазине и принадлежащего истцу, по вопросу соблюдения законодательства в сфере санитарно-эпидемиологического благополучия и защиты прав потребителей. В ходе проверки установлено, что на реализуемые игрушки в ассортименте отсутствовали документы, подтверждающие качество и безопасность реализуемого товара, а также необходимая информация для потребителей о стране-изготовителе, о возрасте детей, для которых предназначены игрушки, продавцом не пройдено обследование на туберкулез, чем, по мнению ответчика, нарушены требования, установленные статьями 7, 8, 9, 10 Закона РФ от 07.02.1992 N 2300-1 "О защите прав потребителей" (далее - Закон N 2300-1), пунктами 11, 12, 14, 15 Правил продажи отдельных видов товаров, утвержденных Постановлением Правительства России от 19.01.1998 N 55 (далее - Правила), пунктом 3.3 Санитарных правил и норм 2.4.7.007-93 "Производство и реализация игр и игрушек" (далее - Санитарные правила). По итогам проверки ответчиком составлены акт и протокол об административном правонарушении. Также в отношении истца вынесено постановление о его привлечении к административной ответственности, предусмотренной частью 2 статьи 14.4, частью 1 статьи 14.8 КоАП РФ. Считая привлечение к административной ответственности незаконным, истец обратился в арбитражный суд с заявлением о признании незаконным и отмене постановления ответчика. Позиция суда. Частью 1 статьи 7 Закона N 2300-1 предусмотрено, что потребитель имеет право на то, чтобы товар при обычных условиях его использования, хранения, транспортировки и утилизации был безопасен для жизни, здоровья потребителя, окружающей среды, а также не причинял вред имуществу потребителя. Требования, которые должны обеспечивать безопасность товара для жизни и здоровья потребителя, окружающей среды, а также предотвращение причинения вреда имуществу потребителя являются обязательными и устанавливаются законом или в установленном им порядке. Статьями 8, 9, 10 Закона N 2300-1, пунктом 11 Правил установлено право потребителя на предоставление ему необходимой и достоверной информации об изготовителе (исполнителе, продавце), режиме его работы и реализуемых им товарах (работах, услугах). Согласно пункту 12 Правил при продаже товаров продавец доводит до сведения покупателя информацию о подтверждении соответствия товаров установленным требованиям путем маркировки товаров в установленном порядке знаком соответствия и ознакомления потребителя по его требованию с одним из следующих документов: сертификат или декларация о соответствии; копия сертификата, заверенная держателем подлинника сертификата, нотариусом или органом по сертификации товаров, выдавшим сертификат; товарно-сопроводительные документы, оформленные изготовителем или поставщиком (продавцом) и содержащие по каждому наименованию товара сведения о подтверждении его соответствия установленным требованиям (номер сертификата соответствия, срок его действия, орган, выдавший сертификат, или регистрационный номер декларации о соответствии, срок ее действия, наименование изготовителя или поставщика (продавца), принявшего декларацию, и орган, ее зарегистрировавший). Эти документы должны быть заверены подписью и печатью изготовителя (поставщика, продавца) с указанием его адреса и телефона. На основании пункта 3.3 Санитарных правил работники, непосредственно связанные с изготовлением, контролем и реализацией игрушек, не должны иметь противопоказаний по состоянию здоровья в соответствии с действующими нормативными документами. Пунктом 3.4 Санитарных правил предусмотрено, что на потребительской упаковке или вкладыше следует указывать возраст детей, для которых предназначена конкретная игра или игрушка. В соответствии с частью 2 статьи 14.4 КоАП РФ, продажа товаров, выполнение работ либо оказание населению услуг с нарушением санитарных правил или без сертификата соответствия (декларации о соответствии), удостоверяющего (удостоверяющей) безопасность таких товаров, работ либо услуг для жизни и здоровья людей, влечет применение административной ответственности. Часть 1 статьи 14.8 КоАП РФ устанавливает административную ответственность за нарушение прав потребителя на получение необходимой и достоверной информации о реализуемом товаре (работе, услуге), об изготовителе, о продавце, об исполнителе и о режиме их работы. Довод истца о том, что административным органом не доказан факт реализации названной продукции, находившейся, по словам истца, на временном хранении в магазине, суд отклонил. Совокупностью представленных ответчиком доказательств объективно подтвержден факт нахождения на реализации игрушек без документов, подтверждающих их качество и безопасность, а также без необходимой информации для потребителей о стране-изготовителе, о возрасте детей, для которых предназначены игрушки. Суд пришел к выводу о том, что материалами дела подтвержден факт выставления данной продукции в месте продажи, что в силу статьи 494 ГК РФ признается публичной офертой. Учитывая вышеизложенное, суд пришел к выводу о наличии в действиях истца составов административных правонарушений, предусмотренных частью 2 статьи 14.4, частью 1 статьи 14.8 КоАП РФ.

Комментарий к Постановлению ФАС Уральского округа от 26.07.2007 N Ф09-5965/07-С1.

В соответствии с пунктом 2 статьи 437 ГК РФ содержащее все существенные условия договора предложение, из которого усматривается воля лица, делающего предложение, заключить договор на указанных в предложении условиях с любым, кто отзовется, признается офертой (публичная оферта). Статья 494 ГК РФ определяет, что предложение товара в его рекламе, каталогах и описаниях товаров, обращенных к неопределенному кругу лиц, является публичной офертой, если согласованы все существенные условия договора розничной купли-продажи. Следовательно, договор розничной купли-продажи может заключаться с использованием публичной оферты. Выводы суда о том, что выставление товаров в месте продажи следует признавать публичной офертой, а продажа товаров без соответствующих документов является административным правонарушением, содержатся также в Постановлении ФАС Северо-Кавказского округа от 23.01.2007 N Ф08-6846/2006-2832А.

3.3. Поставка товаров

Ситуация N 63. Договор поставки (статья 506 ГК РФ). Поскольку достоверные документы, подтверждающие факт оплаты ответчиком полученного по договору поставки товара, отсутствуют, суд удовлетворил исковые требования, взыскав с ответчика сумму долга и проценты за пользование чужими денежными средствами (Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 26.07.2007 N А29-8365/2006-1э).

Суть дела. Истец (исполнитель) и ответчик (заказчик) заключили договор, согласно которому исполнитель обязуется поставить, а заказчик принять и оплатить по окончании опытно-промышленных испытаний 30 тонн реагента-деэмульгатора, разработанного и рекомендованного к испытаниям по результатам лабораторных работ, выполненных третьим лицом с учетом следующего: за время проведения испытаний подготовленная нефть по степени подготовки была не хуже существующих показателей (ГОСТ Р 51858-2002 "Нефть. Общие технические условия"); качество подготовленной пластовой (подтоварной) воды для целей поддержания пластового давления была не хуже существенных показателей, а именно с остаточным содержанием нефтепродуктов не более 40 мг/куб. дм; реагент-деэмульгатор должен обеспечить четкую границу раздела фаз в установках "Хитер-Тритер" при температуре 45 - 80 град. C (пункт 1.1 договора). Согласно пункту 1.2 договора исполнитель принимает участие в проведении опытно-промышленных испытаний. В пункте 4.1 договора указана цена деэмульгатора за одну тонну. Определено (пункт 4.2 договора), что по окончании опытно-промышленных испытаний и подписания заказчиком акта по результатам проведенных опытно-промышленных испытаний, при условии выполнения пункта 1.1 договора, исполнитель направляет заказчику электронными средствами связи счет-фактуру на поставленное количество товара. Оригинал счета-фактуры направляется заказчику по почте. Оплата работ производится в течение 20 банковских дней после получения заказчиком подписанного акта по результатам проведенных опытно-промышленных испытаний, товарно-транспортных или железнодорожных накладных с приложением оригиналов счетов-фактур (пункт 4.3 договора). Целью договора является определение эффективности в промышленных условиях деэмульгатора-ингибитора коррозии и возможности замены дорогостоящего импортного реагента на отечественный. Во исполнение договора истец поставил ответчику 27,198 тонны деэмульгатора-ингибитора, что подтверждается товарной накладной, квитанцией по оплате груза и счетом-фактурой от 31.10.2003. Нарушение покупателем обусловленных договором и соглашением сроков оплаты полученного товара послужило основанием для обращения истца в арбитражный суд с иском о взыскании с ответчика долга по договору и процентов за пользование чужими денежными средствами. По мнению ответчика, результаты, предусмотренные пунктом 1.1 договора, истцом достигнуты не были, поэтому обязанность у заказчика перед истцом по оплате продукции не возникла. Ответчик утверждает, что истец не исполнил также обязанность по предоставлению оригиналов счетов-фактур и документов, предусмотренных пунктом 4.3 договора, следовательно, он не вправе претендовать на уплату процентов. Позиция суда. В статье 309 ГК РФ указано, что обязательства должны выполняться в соответствии с условиями договора и требованиями закона. Согласно статье 506 ГК РФ по договору поставки поставщик-продавец обязуется передать в обусловленный срок или сроки производимые или закупаемые им товары покупателю. В силу пункта 1 статьи 516 ГК РФ покупатель оплачивает поставляемые товары с соблюдением порядка и формы расчетов, предусмотренных договором поставки. Арбитражный суд установил передачу истцом ответчику товара на указанную сумму. При отсутствии достоверных документов по его оплате ответчиком суд удовлетворил исковые требования, взыскав с ответчика сумму долга и проценты за пользование чужими денежными средствами.

Комментарий к Постановлению ФАС Волго-Вятского округа от 26.07.2007 N А29-8365/2006-1э.

В соответствии со статьей 506 ГК РФ по договору поставки поставщик-продавец, осуществляющий предпринимательскую деятельность, обязуется передать в обусловленный срок или сроки производимые или закупаемые им товары покупателю для использования в предпринимательской деятельности или в иных целях, не связанных с личным, семейным, домашним и иным подобным использованием. По вопросу, касающемуся применения норм ГК РФ о договоре поставки, необходимо учитывать положения Постановления Пленума ВАС РФ от 22.10.1997 N 18. Предметом договора поставки являются не товары вообще, а товары, закупаемые или производимые поставщиком. При этом поставки производятся, как правило, крупными оптовыми партиями. Данный договор всегда носит предпринимательский характер для обеих сторон. Следует также принимать во внимание, что при договоре поставки имеет место сложная система договорных связей, при которых поставщик не всегда является производителем продукции (поставщиком может быть и посредник, реализующий продукцию с целью получения прибыли). Кроме того, момент заключения договора поставки, как правило, отделен от момента исполнения, и товара на момент заключения договора может не быть. При заключении договора поставки в обязательном порядке подлежат согласованию условия о товаре относительно его наименования и количества, а также о сроке поставки. При описании товара указываются номера стандартов, технических условий, артикулов и других необходимых документов, на соответствие которым предстоит проверять поступившую продукцию. В случае сложной характеристики товара, его описание дается в отдельном приложении, которое является неотъемлемой частью договора. Количество поставляемого товара также определяется по соглашению сторон исходя из потребностей покупателя, с учетом производственных и иных возможностей поставщика. Для описания количества используют общепринятые параметры веса, длины, объема, штуки. Если поставка по весу, то оговаривается вес товара БРУТТО и НЕТТО. Некоторые продовольственные товары имеют тенденцию к изменению веса в процессе транспортировки и хранения. В этом случае используется предварительное соглашение по количеству и "допускается и позволяется оговорка "около 100 кг". Допускается сделать запись "+(-) 10%", в таком случае делается оговорка о том, кому из участников договора предоставляется право пользоваться отступлением от договора. Срок поставки может быть определен путем установления фиксированной даты поставки либо путем закрепления в договоре периода времени, в течение которого должна быть произведена поставка (декада, месяц, квартал). Следует отметить, что в случае, если доказан факт неоплаты покупателем полученного товара, суд встает на сторону продавца и удовлетворяет иски о взыскании долга и процентов за пользование чужими денежными средствами (см., например, Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 16.03.2007 N А82-2889/2006-30, Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 19.02.2007 N А29-2940/2006-1э, Постановления ФАС Московского округа от 30.05.2007 N КГ-А40/4710-07, от 29.05.2007 N КГ-А41/3096-06, Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 15.03.2007 N Ф08-1206/2007).

Ситуация N 64. Суд отказал в удовлетворении требования об обязании поставщика изготовить и поставить оборудование, поскольку пришел к выводу, что поставщик не может исполнить принятые на себя обязательства до тех пор, пока покупатель не будет участвовать в проведении совместных с поставщиком испытаний оборудования, предусмотренных заключенным сторонами договором (Постановление ФАС Северо-Западного округа от 20.07.2007 N А52-13/2007).

Суть дела. В соответствии с условиями договора ответчик (поставщик) принял на себя обязательство поставить, а истец (покупатель) - принять и оплатить оборудование (газификационную установку для газификации жидкого кислорода). Стоимость оборудования без учета испытательных работ определена сторонами в договоре. Договором установлена обязанность покупателя по внесению предоплаты, которая в силу договора и в соответствии со статьями 380 - 381 ГК РФ одновременно является задатком. Во исполнение своих обязательств по договору истец платежным поручением от 18.10.2004 перечислил ответчику согласованную сумму предоплаты. Полагая, что ответчик не исполняет принятые на себя обязательства, истец направил ответчику письмо с предложением расторгнуть договор и возвратить сумму предоплаты. В связи с тем что ответчик уведомил истца о возможности возвратить задаток, но только при условии удержания понесенных расходов по исполнению договора, истец обратился в суд с иском об обязании ответчика исполнить договор. Позиция суда. Согласно статье 506 ГК РФ по договору поставки поставщик-продавец, осуществляющий предпринимательскую деятельность, обязуется передать в обусловленный срок или сроки производимые или закупаемые им товары покупателю для использования в предпринимательской деятельности или в иных целях, не связанных с личным, семейным, домашним и иным подобным использованием. В силу статьи 309 ГК РФ обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, иных правовых актов, а при отсутствии таких условий и требований - в соответствии с обычаями делового оборота или иными обычно предъявляемыми требованиями. Как следует из условий договора, поставка оборудования осуществляется после проведения поставщиком предпродажной подготовки, включающей указанные в договоре действия (обезжиривание и продувку внутреннего сосуда резервуара, вакуумирование межстенного пространства внутреннего сосуда резервуара и т. д.). В соответствии с договором после осуществления предпродажной подготовки поставщик в присутствии представителя покупателя проводит испытания оборудования методом залива в цистерну жидкого кислорода с получением пробной партии газообразного кислорода в баллонах. По результатам испытаний стороны подписывают акт выполненных работ. Таким образом, выполнение ответчиком обязательства по поставке оборудования возможно только после осуществления сторонами совместных действий по проведению испытаний оборудования. Поскольку истец не представил доказательств проведения с его участием испытаний оборудования, его требование об обязании ответчика изготовить и поставить оборудование не подлежит судебной защите. На этом основании суд отказал в удовлетворении иска.

Комментарий к Постановлению ФАС Северо-Западного округа от 20.07.2007 N А52-13/2007.

В арбитражной практике возникают споры по вопросу правомерности отказа поставщика выполнять условия, предусмотренные договором поставки, в случае, если покупатель не совершает предусмотренных договором действий. Следует отметить, что арбитражные суды в подобных случаях при разрешении споров исходят из положений заключенного договора и принимают сторону лица, выполнившего все принятые на себя обязательства. Так, например, в комментируемом Постановлении суд поддержал позицию ответчика и отказал покупателю в требовании обязать поставщика выполнить обязательства по договору поставки, поскольку покупатель не совершал совместных с поставщиком и предусмотренных договором действий по проведению испытаний оборудования, предшествующих поставке. Таким образом, суд пришел к выводу, что поставщик не может нести ответственность за невыполнение условий заключенного договора, выполнению которых препятствует сам истец.

Ситуация N 65. Односторонний отказ от исполнения договора поставки (статья 523 ГК РФ). Суд пришел к выводу, что пункт договора энергоснабжения, предусматривающий одностороннее прекращение или ограничение подачи энергии в случаях, помимо предусмотренных законом, противоречит статьям 523 и 546 ГК РФ, и удовлетворил требования об исключении спорного пункта из текста договора (Постановление ФАС Уральского округа от 25.07.2007 N Ф09-5801/07-С5).

Суть дела. Унитарное предприятие обратилось в суд с иском к энергоснабжающей организации об урегулировании разногласий, возникших при заключении договора энергоснабжения, а именно об исключении из текста договора отдельных положений. Подпунктом "а" пункта 2.2.2 договора предусмотрено право энергоснабжающей организации прекращать поставку (отпуск) электроэнергии полностью или частично за неоплату полностью (или частично) или несвоевременную оплату установленных пунктом 5.3 платежей по данному договору. Согласно пункту 5.3 договора оплата за электроэнергию производится в следующие периоды: - плановые платежи за потребление электрической энергии - до 1, 10, 20 числа расчетного месяца равными долями на основании договорной величины; - окончательный расчет - до 5 числа месяца, следующего за расчетным, по показаниям расчетных приборов учета, переданным в соответствии с пунктом 3.1.2, с исключением сумм плановых платежей. В обоснование исключения подпункта "а" пункта 2.2.2 договора истец сослался на то, что порядок прекращения или ограничения подачи электроэнергии установлен в пункте 2 статьи 546 и статье 523 ГК РФ, поэтому подпункт "а" пункта 2.2.2 договора в редакции ответчика, которым предусмотрена возможность прекращения поставки электроэнергии за частичную неоплату или несвоевременную оплату платежей, установленных пунктом 5.3 договора (при отсутствии нарушения абонентом сроков оплаты за два и более расчетных периода), противоречит действующему законодательству. Позиция суда. По общему правилу, содержащемуся в пункте 2 статьи 546 ГК РФ, перерыв в подаче, прекращение или ограничение подачи энергии допускаются по соглашению сторон, за исключением случаев, когда удостоверенное органом государственного энергетического надзора неудовлетворительное состояние энергетических установок абонента угрожает аварией или создает угрозу жизни и безопасности граждан. Прекращение или ограничение подачи энергии без согласования с абонентом - юридическим лицом, но с соответствующим предупреждением допускается в установленном законом или иными правовыми актами порядке в случае нарушения указанным абонентом обязательств по оплате энергии. Согласно абзацу 2 пункта 1 статьи 546 ГК РФ в случае, когда абонентом по договору энергоснабжения выступает юридическое лицо, энергоснабжающая организация вправе отказаться от исполнения договора в одностороннем порядке по основаниям, предусмотренным статьей 523 ГК РФ (для договора энергоснабжения - при неоднократном нарушении абонентом сроков оплаты потребленной энергии), за исключением случаев, установленных законом или иными правовыми актами. В соответствии с пунктом 78 Постановления Правительства РФ от 31.08.2006 N 530 "Об утверждении Правил функционирования розничных рынков электрической энергии в переходный период реформирования электроэнергетики" (далее - Правила) поставка энергии по договору энергоснабжения может быть приостановлена в случае неисполнения покупателем обязательств по оплате приобретенной им электрической энергии и оказанных услуг суммарно за два и более расчетных периода, а если покупателем выступает энергосбытовая организация - в случае нарушения ею двух и более сроков платежа подряд. С учетом того что условия подпункта "а" пункта 2.2.2 договора, предусматривающие одностороннее прекращение или ограничение подачи энергии истцу в случаях, помимо предусмотренных законом, противоречат вышеназванным положениям законодательства, суд правомерно исключил спорный пункт из договора и удовлетворил требования истца.

Комментарий к Постановлению ФАС Уральского округа от 25.07.2007 N Ф09-5801/07-С5.

В соответствии с пунктом 1 статьи 523 ГК РФ односторонний отказ от исполнения договора поставки (полностью или частично) или одностороннее его изменение допускаются только в случае существенного нарушения договора одной из сторон. При этом на основании абзаца 4 пункта 2 статьи 450 ГК РФ существенным признается нарушение договора одной из сторон, которое влечет для другой стороны такой ущерб, что она в значительной степени лишается того, на что была вправе рассчитывать при заключении договора. Отключение подачи топливно-энергетических ресурсов по иным причинам, не перечисленным в подпунктах 2 и 3 статьи 546 ГК РФ, может рассматриваться как злоупотребление энергоснабжающей организацией доминирующим положением. Судебная практика не считает отключение потребителей правонарушением лишь при соблюдении установленного порядка. Только эти действия энергоснабжающей организации не являются злоупотреблением доминирующим положением, поскольку основаны на нормах закона. Выводы, аналогичные изложенным в комментируемом Постановлении, содержатся в Постановлении ФАС Восточно-Сибирского округа от 05.03.2007 N А58-2116/06-Ф02-825/07-С2.

3.4. Продажа недвижимости

Ситуация N 66. Государственная регистрация перехода права собственности на недвижимость (статья 551 ГК РФ). Поскольку у покупателя в связи с ликвидацией предприятия-продавца отсутствует возможность зарегистрировать в установленном законом порядке переход права собственности на приобретенное имущество, суд удовлетворил требования о государственной регистрации перехода права собственности на объекты недвижимости на основании статей 165, 551 ГК РФ (Постановление ФАС Уральского округа от 30.08.2007 N Ф09-7047/07-С6).

Суть дела. Между продавцом и истцом (покупатель) заключен договор купли-продажи недвижимости. Истец считает, что по указанному договору им были приобретены объекты недвижимости, право собственности продавца на которые подтверждается планом приватизации и распоряжением администрации субъекта РФ. Поскольку организация-продавец ликвидирована на основании определения арбитражного суда, в Единый государственный реестр юридических лиц внесена запись о ее ликвидации, истец обратился в суд с иском о государственной регистрации перехода к нему права собственности на эти объекты. Позиция суда. Согласно статье 554 ГК РФ в договоре продажи недвижимости должны быть указаны данные, позволяющие определенно установить недвижимое имущество, подлежащее передаче покупателю по договору, в том числе данные, определяющие расположение недвижимости на соответствующем земельном участке либо в составе другого недвижимого имущества. По договору купли-продажи истцом приобретены объекты недвижимости, которые переданы ему по акту приема-передачи. Оплата стоимости объектов произведена истцом в полном объеме. Суд пришел к выводу, что предмет договора купли-продажи согласован сторонами в соответствии со статьей 554 ГК РФ. В силу пункта 1 статьи 6 Федерального закона от 21.07.1997 N 122-ФЗ "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" (далее - Закон N 122-ФЗ) возникшие до момента вступления в силу данного Закона права на недвижимое имущество признаются юридически действительными при отсутствии их государственной регистрации. Право собственности продавца на данное недвижимое имущество подтверждается планом приватизации предприятия-продавца, утвержденным 03.10.1992 областным комитетом по управлению имуществом, и актом оценки стоимости зданий и сооружений по состоянию на 01.07.1992, являющимся приложением к плану приватизации. Суд, установив, что договор купли-продажи от 20.11.2002 заключен предприятием, которому отчуждаемые объекты недвижимости принадлежали на праве собственности с 1992 г., договор содержит все существенные условия и сторонами фактически исполнен, пришел к выводу об обоснованности заявленных требований. В силу статьи 16 Закона N 122-ФЗ государственная регистрация прав проводится на основании заявления правообладателя, сторон договора или уполномоченного им (ими) на то лица при наличии у него нотариально удостоверенной доверенности, если иное не установлено федеральным законом. При уклонении одной из сторон договора от государственной регистрации прав переход права собственности регистрируется на основании решения суда, вынесенного по требованию другой стороны. В соответствии со статьями 165, 551 ГК РФ при уклонении одной из сторон от государственной регистрации перехода права собственности на недвижимость суд вправе по требованию другой стороны вынести решение о государственной регистрации перехода права собственности. Одним из оснований государственной регистрации прав, предусмотренных статьей 17 Закона N 122-ФЗ, является решение суда. Поскольку у истца в связи с ликвидацией предприятия-продавца отсутствует возможность зарегистрировать в установленном законом порядке переход права собственности на приобретенное имущество, суд удовлетворил его требования.

Комментарий к Постановлению ФАС Уральского округа от 30.08.2007 N Ф09-7047/07-С6.

Согласно пункту 1 статьи 551 ГК РФ переход права собственности на недвижимость по договору продажи недвижимости к покупателю подлежит государственной регистрации. Порядок государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним регулируется Законом N 122-ФЗ. Положения пункта 1 статьи 556 ГК РФ предусматривают особый порядок исполнения договора купли-продажи недвижимости, а именно: передача недвижимости продавцом и принятие ее покупателем осуществляются по подписываемому сторонами передаточному акту или иному документу о передаче. Если иное не предусмотрено законом или договором, обязательство продавца передать недвижимость покупателю считается исполненным после вручения этого имущества покупателю и подписания сторонами соответствующего документа о передаче. Необходимо помнить, что объектом договора продажи недвижимости всегда выступает недвижимое имущество, существенными условиями такого договора являются условия о предмете и цене. На основании статьи 554 ГК РФ предмет договора считается согласованным, если стороны достигли соглашения по данным, позволяющим определенно установить недвижимое имущество, подлежащее передаче покупателю, в том числе по данным, определяющим расположение недвижимости на соответствующем земельном участке либо в составе другого недвижимого имущества. При отсутствии этих данных в договоре условие о недвижимом имуществе, подлежащем передаче, считается не согласованным сторонами, а соответствующий договор не считается заключенным. Выводы, изложенные в комментируемом Постановлении, подтверждаются судебной практикой (см., например, Постановление ФАС Поволжского округа от 10.06.2004 N А55-19157/02-15, Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 10.05.2006 N Ф08-1822/2006).

3.5. Дарение

Ситуация N 67. Договор дарения (статья 572 ГК РФ). Суд отказал в признании договора уступки права требования недействительным как договора дарения между юридическими лицами, поскольку в договоре согласовано условие об оплате, в связи с чем он не может быть признан договором дарения (Постановление ФАС Центрального округа от 25.07.2007 N А54-4329/2006С16).

Суть дела. Между истцом (цедентом) и ответчиком (цессионарием) заключен договор уступки права требования (далее - договор цессии), согласно которому цедент уступил цессионарию право требования с должника остатка непогашенной задолженности за поставленную тепловую энергию. На основании статьи 168 ГК РФ истец обратился в суд с иском о признании договора цессии недействительным. По мнению истца, поскольку фактически спорный договор является договором дарения, что в силу положений статьи 575 ГК РФ недопустимо в отношениях между коммерческими организациями, данный договор не соответствует требованиям гражданского законодательства. Позиция суда. Статьей 168 ГК РФ установлено, что сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, ничтожна, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима, или не предусматривает иных последствий нарушения. Согласно статье 382 ГК РФ право (требование), принадлежащее кредитору на основании обязательства, может быть передано им другому лицу по сделке (уступка требования) или перейти к другому лицу на основании закона. Оспариваемым договором цессии определен его предмет - требование с должника остатка непогашенной задолженности за поставленную тепловую энергию по договору от 01.04.1998 по исполнительному листу суда на условиях, предусмотренных этим договором. При этом право кредитора основано на обязанности должника оплатить остаток непогашенной задолженности за поставленную энергию на основании договора от 01.04.1998. Довод истца о том, что фактически договор от 30.06.2006 является договором дарения, что в силу положений статьи 575 ГК РФ недопустимо в отношениях между коммерческими организациями, является несостоятельным. Согласно пункту 1 статьи 423 ГК РФ договор, по которому сторона должна получить плату или иное встречное предоставление за исполнение своих обязанностей, является возмездным. Договором от 30.06.2006 определено, что в счет уступаемого требования цессионарий передает цеденту простые векселя ответчика в соответствии с заключенным договором. Передача векселей производится по акту в течение 10 дней с момента проведения замены стороны по исполнительному листу. Суд указал, что в оспариваемом договоре сторонами согласовано условие об оплате, в связи с чем отсутствуют правовые основания считать его договором дарения. Ссылка истца на то, что денежных средств или иного имущества в качестве оплаты по договору не передавалось, не заслуживает внимания, поскольку это обстоятельство не является основанием для признания уступки права требования недействительной сделкой. Суд пришел к выводу об отсутствии оснований для признания договора цессии недействительным в силу статьи 168 ГК РФ.

Комментарий к Постановлению ФАС Центрального округа от 25.07.2007 N А54-4329/2006С16.

В случае наличия встречной передачи вещи или права либо встречного обязательства договор не признается дарением. Такой договор будет признан притворной сделкой, то есть сделкой, которая совершена с целью прикрыть другую сделку (пункт 2 статьи 170 НК РФ). К сделке, которую стороны действительно имели в виду, с учетом существа сделки, применяются относящиеся к ней правила. В арбитражной практике часто возникают споры по вопросу, является ли договором дарения сделка, заключаемая сторонами как, например, договор цессии, если имущество или денежные средства в качестве оплаты по договору не передавались. Суды принимают сторону истца и признают оспариваемый договор (заключенный между юридическими лицами) недействительным лишь в том случае, если в нем не согласованы условия об оплате или прямо прописана передача прав (имущества) безвозмездно. При этом не имеет значения, передавались ли права, деньги или имущество фактически, если эта передача формально закреплена в договоре (об этом указывает суд в комментируемом Постановлении) Эти выводы подтверждаются судебной практикой. Так, в Постановлении ФАС Западно-Сибирского округа от 03.05.2007 N Ф04-1907/2007(32989-А46-39) суд пришел к выводу, что правоотношения сторон основаны на договоре, не предусмотренном гражданским законодательством, но оспариваемый договор не содержит названных в статьях 572, 575 ГК РФ условий, а истец не доказал, что оспариваемая им сделка является договором дарения. ФАС Центрального округа в Постановлении от 10.01.2006 N А62-9317/04 взыскал задолженность за поставленный товар на основании договора цессии, указав, что первоначальный кредитор ответчика при заключении договора не имел намерения передать свое право требования истцу безвозмездно, поэтому согласно статье 572 ГК РФ спорный договор не является дарением.

Ситуация N 68. Поскольку договор дарения акций закрытого акционерного общества удовлетворяет условиям статьи 572 ГК РФ, а акционерами не доказан факт возмездности данного договора, суд отказал акционерам в иске о переводе на них с одаряемого прав и обязанностей покупателей акций (Постановление ФАС Московского округа от 27.06.2007, 04.07.2007 N КГ-А41/5952-07-2).

Суть дела. Между одаряемым и акционерами закрытого акционерного общества (дарители) были заключены договоры дарения, по условиям которых каждый даритель обязался безвозмездно передать в собственность одаряемого обыкновенные именные акции ЗАО. Общество с ограниченной ответственностью (акционер ЗАО) и ЗАО, предъявляя требования о переводе с одаряемого прав и обязанностей покупателя на переданные по договорам дарения акции, полагают, что заключенные сделки являются притворными, ценные бумаги были отчуждены в пользу одаряемого на возмездной основе, с нарушением преимущественного права других акционеров и самого общества на их приобретение, установленного статьей 7 Федерального закона от 26.12.1995 N 208-ФЗ "Об акционерных обществах" (далее - Закон N 208-ФЗ). Позиция суда. Согласно абзацу 4 пункта 3 статьи 7 Закона N 208-ФЗ акционеры закрытого общества пользуются преимущественным правом приобретения акций, продаваемых другими акционерами этого общества, по цене предложения третьему лицу пропорционально количеству акций, принадлежащих каждому из них, если уставом общества не предусмотрен иной порядок осуществления данного права. Уставом закрытого общества может быть предусмотрено преимущественное право приобретения обществом акций, продаваемых его акционерами, если акционеры не использовали свое преимущественное право приобретения акций. При этом предусмотренное Законом преимущественное право приобретения акций не применяется в случаях безвозмездного отчуждения их акционером (по договору дарения) либо перехода акций в собственность другого лица в порядке универсального правопреемства. Преимущественное право акционеров (общества) действует при отчуждении участником этого общества акций только путем продажи (подпункты 8, 9 пункта 14 Постановления Пленума ВАС РФ от 18.11.2003 N 19 "О некоторых вопросах применения Федерального закона "Об акционерных обществах" (далее - Постановление N 19)). В силу статьи 572 ГК РФ по договору дарения одна сторона (даритель) безвозмездно передает или обязуется передать другой стороне (одаряемому) вещь в собственность. По смыслу данной статьи, характерным для договора дарения является его безвозмездность. В соответствии со статьей 65 АПК РФ каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается. Однако, как усматривается из материалов дела, ООО и ЗАО не представлено никаких доказательств возмездности совершения сделок с акциями между акционерами и одаряемым, а из текста представленных договоров дарения не усматривается условия о возмездности передаваемых ценных бумаг. Суд отказал в удовлетворении иска.

Комментарий к Постановлению ФАС Московского округа от 27.06.2007, 04.07.2007 N КГ-А41/5952-07-2.

В подпункте 8 пункта 14 Постановления N 19 указано, что в случае представления заинтересованным лицом, имеющим преимущественное право на приобретение акций, доказательств, свидетельствующих о том, что договор безвозмездного отчуждения акций (дарения), заключенный участником общества с третьим лицом, является притворной сделкой и фактически акции были отчуждены на возмездной основе, такой договор в силу пункта 2 статьи 170 ГК РФ является ничтожным, а к сделке, с учетом ее существа, применяются правила, регулирующие соответствующий договор. Лицо, чье преимущественное право на приобретение акций нарушено, может в этом случае потребовать перевода на него прав и обязанностей покупателя акций по сделке, совершенной с третьим лицом. В комментируемом Постановлении суд пришел к выводу о том, что договор дарения заключен в соответствие с гражданским законодательством и не содержит условия возмездности, а акционерами не доказан факт возмездности указанного договора. Данный вывод поддерживается судами (см., например, Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 13.06.2006 N А43-41609/2005-20-1147, Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 07.10.2003 N А33-1150/03-С1-Ф02-3249/03-С2, Постановление ФАС Поволжского округа от 19.08.2003 N А72-227/2003-Н1, Постановление ФАС Северо-Западного округа от 01.10.2004 N А13-12053/03-24, Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 07.12.2006 N Ф08-6260/2006). ФАС Центрального округа в Постановлении от 18.04.2007, 11.04.2007 N А08-305/06-8 указал, что в соответствии с пунктом 3 статьи 7 Закона N 208-ФЗ акционеры закрытого акционерного общества имеют преимущественное право приобретения акций, продаваемых другими акционерами третьим лицам. Поскольку факт притворности договора дарения установлен вступившим в законную силу решением городского суда, имеющим в данном случае преюдициальное значение, истец имеет преимущественное право на приобретение акций ЗАО.

Ситуация N 69. Пожертвования (статья 582 ГК РФ). Поскольку ответчик как получатель безвозмездной технической помощи передал денежные средства истцу как участнику проекта на возвратной основе, суд пришел к выводу, что между сторонами фактически возникли отношения по договору займа, и отказал в удовлетворении иска о признании недействительными положений договора целевого возвратного финансирования (Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 12.07.2007 N А43-31008/2006-41-667).

Суть дела. Ответчик совместно с иностранными партнерами разработал целевую программу, согласно которой основными целями являются обеспечение устойчивого и безопасного функционирования инфраструктуры города, сохранение кадрового потенциала и повышение занятости населения в условиях конверсии градообразующих предприятий. Ответчик (финансирующая сторона) и закрытое акционерное общество (получатель) заключили договор, согласно которому ответчик в соответствии с названной программой обязался передать истцу денежные средства целевого финансирования, а общество обязалось вернуть полученные денежные средства согласно графику возврата займа, предусмотренному договором. Во исполнение данного договора ответчик перечислил на расчетный счет истца денежные средства. Данное обстоятельство обществом не оспаривается. Посчитав ничтожными пункты спорного договора, в которых содержится условие о возврате денежных средств ответчику, общество обратилось в арбитражный суд. Позиция суда. Согласно статье 168 ГК РФ ничтожной является сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов. По смыслу пунктов 1, 2 статьи 421 ГК РФ, граждане и юридические лица свободны в заключении договора. Стороны могут заключить договор, как предусмотренный, так и не предусмотренный законом или иными правовыми актами. Предоставление помощи на безвозмездной основе иностранными государствами, их федеративными или муниципальными образованиями, международными и иностранными учреждениями или некоммерческими организациями, а также физическими лицами регламентируется в России Федеральным законом от 04.05.1999 N 95-ФЗ "О безвозмездной помощи (содействии) РФ и внесении изменений и дополнений в отдельные законодательные акты РФ о налогах и об установлении льгот по платежам в государственные внебюджетные фонды в связи с осуществлением безвозмездной помощи (содействия) РФ" (далее - Закон N 95-ФЗ). В статье 1 Закона N 95-ФЗ указано, что техническая помощь (содействие) является видом безвозмездной помощи (содействия), предоставляемой в целях оказания поддержки в осуществлении экономической, социальной реформ и осуществления разоружения; получателю технической помощи в порядке, определенном Правительством РФ, выдается удостоверение - документ, подтверждающий принадлежность средств, товаров, работ и услуг к технической помощи (содействию). Суд установил, что получателем спорных денежных средств по гранту является ответчик, в то время как истец не относится к получателям безвозмездной технической помощи. К правоотношениям, возникшим между лицом, предоставляющим безвозмездную техническую помощь (донором), и получателем такой помощи, подлежат применению нормы статьи 582 ГК РФ о пожертвовании. В пункте 1 статьи 582 ГК РФ предусмотрено, что пожертвованием признается дарение вещи или права в общеполезных целях. Пожертвования могут делаться гражданам, лечебным, воспитательным учреждениям, учреждениям социальной защиты и другим аналогичным учреждениям, благотворительным, научным и образовательным учреждениям, фондам, музеям и другим учреждениям культуры, общественным и религиозным организациям, иным некоммерческим организациям в соответствии с законом, а также государству и другим субъектам гражданского права, указанным в статье 124 ГК РФ. Следовательно, истец не может быть получателем безвозмездной технической помощи на условиях пожертвования, поскольку как коммерческая организация он не относится к субъектам, которые могут быть одаряемыми по этому договору. Согласно статье 1 Закона N 95-ФЗ продажа безвозмездной помощи (полная или частичная) запрещается. Вместе с тем нормы действующего законодательства не содержат запрета на предоставление одаряемому по договору пожертвования права использовать полученные средства для финансирования на возвратной основе коммерческих или некоммерческих организаций в общеполезных целях. Таким образом, при предоставлении ответчиком как получателем безвозмездной технической помощи спорных денежных средств истцу как участнику проекта между ними фактически возникли отношения по договору займа. При таких обстоятельствах суд пришел к выводу о том, что между сторонами сложились правоотношения по договору займа, и отказал в удовлетворении иска о признании недействительными положений договора целевого возвратного финансирования.

Комментарий к Постановлению ФАС Волго-Вятского округа от 12.07.2007 N А43-31008/2006-41-667.

Дарение следует отличать от предусмотренного статьей 582 ГК РФ пожертвования. При пожертвовании, в отличие от дарения, вещь дарится не конкретному лицу, а в общеполезных целях. Это могут быть цели, полезные как для всего общества, так и для более узкого круга лиц. Следует отметить, что правоотношения, связанные с пожертвованиями, регулируются также Федеральным законом от 11.08.1995 N 135-ФЗ "О благотворительной деятельности и благотворительных организациях". Сторонами договора пожертвования являются жертвователь и получатель пожертвования. Именно так стороны именуются в договоре. Тем не менее существует ряд ограничений, в соответствии которыми не все организации могут быть получателями пожертвования. Так, например, суд в комментируемом Постановлении пришел к выводу, что истец не может быть получателем безвозмездной технической помощи на условиях пожертвования, поскольку как коммерческая организация он не относится к субъектам, которые могут быть получателями по этому договору. Аналогичные выводы содержатся в Постановлении ФАС Западно-Сибирского округа от 28.12.2004 N Ф04-8971/2004(7244-А81-36).

3.6. Аренда

3.6.1. Общие положения об аренде

Ситуация N 70. Объекты аренды (статья 607 ГК РФ). Поскольку в договоре аренды не указан кадастровый номер земельного участка, то есть сторонами при заключении договора в силу статьи 607 ГК РФ не достигнуто соглашение по существенному условию договора аренды - объекту, суд отказал в удовлетворении иска о взыскании задолженности по арендной плате (Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 06.08.2007 N А43-30526/2006-2-604).

Суть дела. Администрация города (истец) и организация (ответчик) подписали договор аренды земли на время совместной деятельности по строительству (реконструкции) объекта, согласно которому стороны взяли на себя обязательство совместно действовать для достижения общей цели - строительства жилого дома на земельном участке в границах стройплощадки. По акту приема-передачи земельный участок передан организации. В договоре указано, что администрация предоставляет организации право аренды земельного участка на время строительства. Из договора следует, что арендатор обязан вносить арендную плату за каждый квартал с оплатой не позднее 25-го числа последнего месяца квартала, а за четвертый квартал - не позднее 15 ноября. В случае неуплаты арендатором арендной платы в сроки, установленные договором, с арендатора взимаются пени в размере 0,1% от суммы задолженности за каждый день просрочки. Прокурор в интересах администрации обратился в арбитражный суд с иском о взыскании задолженности по арендной плате. Позиция суда. Из содержания части 1 статьи 432 ГК РФ следует, что договор считается заключенным, если между сторонами в требуемой в подлежащих случаях форме достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора. Существенными являются условия о предмете договора, условия, которые названы в законе или иных правовых актах как существенные или необходимые для договоров данного вида, а также все те условия, относительно которых по заявлению одной из сторон должно быть достигнуто соглашение. Согласно статье 607 ГК РФ объектом договора аренды могут быть земельные участки. При этом в договоре должны быть указаны данные, позволяющие определенно установить имущество, подлежащее передаче арендатору в качестве объекта аренды. При отсутствии этих данных в договоре условие об объекте, подлежащем передаче в аренду, считается не согласованным сторонами, а соответствующий договор не считается заключенным. Земельный участок как объект земельных отношений - это часть поверхности земли (в том числе почвенный слой), границы которой описаны и удостоверены в установленном порядке (часть 2 статьи 6 ЗК РФ). В соответствии со статьей 1 Федерального закона от 02.01.2000 N 28-ФЗ "О государственном земельном кадастре" государственный кадастровый учет земельных участков - описание и индивидуализация в Едином государственном реестре земель земельных участков, в результате чего каждый земельный участок получает такие характеристики, которые позволяют однозначно выделить его из других земельных участков и осуществить его качественную и экономическую оценки. Государственный кадастровый учет земельных участков сопровождается присвоением каждому земельному участку кадастрового номера. Таким образом, объектом земельных отношений может быть земельный участок, прошедший государственный кадастровый учет. Приведенная в договоре информация о местоположении земельного участка не позволяет однозначно идентифицировать земельный участок, переданный в аренду организации, поскольку в договоре не указан кадастровый номер данного участка, следовательно, сторонами при заключении договора не достигнуто соглашение по существенному условию договора аренды - объекту. Суд счел договор аренды незаключенным и не порождающим прав и обязанностей для сторон и отказал в удовлетворении иска.

Комментарий к Постановлению ФАС Волго-Вятского округа от 06.08.2007 N А43-30526/2006-2-604.

В арбитражной практике нередки споры между арендатором и арендодателем земельного участка по вопросу действительности договора аренды в случае отсутствия в договоре указания кадастрового номера участка и иной информации, позволяющей определить предмет договора. В Постановлении ФАС Уральского округа от 26.07.2007 N Ф09-5884/07-С6 суд пришел к выводу о том, что на момент подписания договора аренды земельный участок не прошел государственный кадастровый учет (кадастровый план земельного участка не изготавливался, кадастровый номер земельному участку не присваивался), а следовательно, объект аренды не мог быть индивидуализирован, и признал договор аренды земельного участка незаключенным в силу статьи 432, пункта 3 статьи 607 ГК РФ. В Постановлении ФАС Северо-Кавказского округа от 05.07.2007 N Ф08-4015/2007 суд пришел к выводу о незаключенности договора аренды, поскольку в нем отсутствует указание на место расположения земельного участка, а представленный в материалы дела план не содержит ссылки на договор и адресные ориентиры земельного участка. В Постановлении ФАС Уральского округа от 07.08.2007 N Ф09-6239/07-С6 суд исходил из того, что предмет договора аренды в нарушение положений статей 432, 606, 607, 610 ГК РФ не определен, сторонами не согласован, не содержит конкретных данных о спорном земельном участке, позволяющих выделить его из других земельных участков, поэтому данный договор не заключен. На сегодняшний день сложившаяся арбитражная практика говорит о том, что обязательным условием заключения договора аренды земельного участка является указание на его кадастровый номер или иные сведения, позволяющие идентифицировать земельный участок.

Ситуация N 71. Арендодатель (статья 608 ГК РФ). Поскольку арендодатель не доказал права собственности на предмет договора аренды в соответствии со статьей 608 ГК РФ, суд признал договор аренды недействительным и отказал в удовлетворении требования о взыскании неуплаченных арендных платежей (Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 26.07.2007 N А39-4534/2006-344/8).

Суть дела. Арендодатель (истец) и арендатор (ответчик) подписали договор аренды недвижимого имущества, по которому в пользование последнему переданы нежилые помещения. В договоре стороны оговорили обязанность арендатора оплачивать ежемесячные арендные платежи. При этом платеж может уплачиваться арендатором ежемесячно не позднее 10-го числа каждого следующего за отчетным месяца либо поквартально, но не позже 20-го числа первого месяца квартала. До 01.01.2006 арендатор выполнял обязательства в полном объеме, а затем прекратил перечисление арендных платежей, в связи с чем арендодатель обратился в суд. Позиция суда. Согласно статье 608 ГК РФ право сдачи имущества в аренду принадлежит его собственнику или иному управомоченному лицу. Для подтверждения своего права собственности арендодатель представил в суд регистрационное удостоверение, выданное предприятием инвентаризации, в котором указано, что право собственности правопредшественника истца на нежилые помещения зарегистрировано 02.06.1998. Суд не принял указанный документ в качестве надлежащего доказательства, поскольку предприятие инвентаризации образовано на основании постановления правительства субъекта федерации от 19.06.1998 и ранее этой даты его филиал не мог совершать какие-либо функциональные действия, в том числе и по регистрации права собственности на спорное имущество. Суд отказал в удовлетворении иска.

Комментарий к Постановлению ФАС Волго-Вятского округа от 26.07.2007 N А39-4534/2006-344/8.

В арбитражной практике часто встречаются споры между арендодателями и арендаторами по вопросу взыскания арендных платежей в случае, если арендодатель не имеет доказательств прав собственности на арендуемое помещение. В соответствии с пунктом 1 статьи 2 Федерального закона от 21.07.1997 N 122-ФЗ "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" государственная регистрация прав на недвижимое имущество и сделок с ним - юридический акт признания и подтверждения государством возникновения, ограничения (обременения), перехода или прекращения прав на недвижимое имущество в соответствии с ГК РФ. Государственная регистрация является единственным доказательством существования зарегистрированного права. Зарегистрированное право на недвижимое имущество может быть оспорено только в судебном порядке. Из приведенной нормы следует, что собственником недвижимого имущества, переданного в аренду, является лицо, имеющее государственную регистрацию прав на указанное имущество. Арбитражная практика свидетельствует о том, что арендодатель должен иметь доказательства государственной регистрации его прав на имущество. В Постановлении ФАС Уральского округа от 17.07.2007 N Ф09-5494/07-С6 суд указал, что отсутствуют доказательства наличия у организации права собственности на недвижимое имущество, а также не представлено доказательств того, что она управомочена собственником нежилого помещения сдавать его в аренду. Суд отказал во взыскании задолженности по арендной плате (см. также Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 24.07.2007 N А43-33438/2006-3-296, Постановление ФАС Дальневосточного округа от 12.07.2007 N Ф03-А73/07-1/2154).

Ситуация N 72. Форма и государственная регистрация договора аренды (статья 609 ГК РФ). Поскольку договор аренды не прошел предусмотренную статьей 609 ГК РФ государственную регистрацию и является незаключенным, суд взыскал с арендатора сумму неосновательного обогащения (Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 25.07.2007 N А43-30709/2006-12-577).

Суть дела. Комитет имущественных отношений (арендодатель) и предприниматель (арендатор) подписали договор аренды земельного участка, относящегося к землям поселений, для размещения платной автостоянки. Имущество передано арендатору по акту приема-передачи. Прокурор в интересах комитета обратился в арбитражный суд с иском о взыскании неосновательного обогащения за пользование земельным участком и процентов за пользование чужими денежными средствами, посчитав, что предприниматель неправомерно не оплачивает пользование земельным участком. Позиция суда. Суд установил, что договор аренды земельного участка не прошел государственную регистрацию, и, руководствуясь статьями 130, 433 и 609 ГК РФ, счел его незаключенным и не порождающим прав и обязанностей для сторон. Факт пользования арендатором земельным участком подтверждается актом приема-передачи участка, частичной оплатой, произведенной за пользование им, актом проверки использования участка. При указанных обстоятельствах суд применил к правоотношениям сторон статьи 1102, 1105 и 1107 ГК РФ о неосновательном обогащении и взыскал с арендатора в пользу арендодателя сумму неосновательного обогащения за пользование земельным участком и процентов за пользование чужими денежными средствами.

Комментарий к Постановлению ФАС Волго-Вятского округа от 25.07.2007 N А43-30709/2006-12-577.

Согласно пункту 2 статьи 609 ГК РФ договор аренды недвижимого имущества подлежит государственной регистрации, если иное не установлено законом. В силу пункта 3 статьи 433 ГК РФ договор, подлежащий государственной регистрации, считается заключенным с момента его регистрации, если иное не установлено законом. В соответствии с пунктом 2 статьи 1105 ГК РФ лицо, неосновательно временно пользовавшееся чужим имуществом без намерения его приобрести либо чужими услугами, должно возместить потерпевшему то, что оно сберегло вследствие такого пользования, по цене, существовавшей во время, когда закончилось пользование, и в том месте, где оно происходило. Из изложенного следует, что договор аренды, не прошедший государственную регистрацию, является незаключенным, следовательно, арендатор обязан возместить арендодателю неосновательное обогащение, возникшее в виде арендной платы за пользование указанным объектом. Данный вывод подтверждается арбитражной практикой. В Постановлении ФАС Западно-Сибирского округа от 10.07.2007 N Ф04-4493/2007(35992-А67-9) суд установил, что государственная регистрация договора аренды земельного участка не была осуществлена. В силу требований статей 433, 609 ГК РФ договор аренды земельного участка при отсутствии государственной регистрации признается незаключенным. Суд взыскал с предпринимателя сумму неосновательного обогащения и проценты за пользование чужими денежными средствами (см. также Постановление ФАС Северо-Западного округа от 20.07.2007 N А26-5797/2006-14).

Ситуация N 73. Срок договора аренды (статья 610 ГК РФ). Суд удовлетворил иск арендодателя о взыскании неуплаченных арендных платежей, поскольку по договору арендатор был должен уведомить арендодателя о расторжении договора в течение 30 дней, и в силу статьи 621 ГК РФ обязательство по уплате арендных платежей прекращается по истечении указанного срока (Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 05.07.2007 N А28-8188/2006-420/9).

Суть дела. Предприниматель (арендатор) и акционерное общество (арендодатель) заключили договор аренды торговых помещений. Непосредственное расположение арендованного имущества в торговом зале отмечено сторонами сделки на инвентаризационном поэтажном плане здания, являющемся приложением к договору аренды, подписанному сторонами без каких-либо возражений. Срок аренды определен сторонами с 01.06.2005 по 31.12.2005. По окончании срока действия договора арендатор продолжал пользоваться недвижимостью, а арендодатель не возражал против этого. Письмом от 16.01.2006 предприниматель предложил арендодателю расторгнуть договор аренды с 01.02.2006. Арендатор освободил помещение 01.02.2006. Арендодатель обратился в суд с иском о взыскании задолженности по арендной плате за период с 01.02.2006 по 15.02.2006. По мнению арендатора, его обязательства по уплате арендных платежей прекратились 01.02.2006, когда он освободил спорную недвижимость. Составление акта приема-передачи имущества произведено сторонами 16.02.2006 в связи с отсутствием представителя арендодателя при освобождении предпринимателем спорной недвижимости. Позиция суда. В договоре аренды предусмотрено, что арендатор обязан уведомить арендодателя о досрочном расторжении договора (освобождении недвижимости) не позднее чем за 30 дней до предполагаемой даты прекращения обязательства. В рассматриваемом случае вне зависимости от даты фактического освобождения арендатором помещения его обязанность по оплате пользования недвижимостью прекратилась лишь с 16.02.2006, то есть после истечения 30-дневного срока уведомления арендодателя об одностороннем отказе арендатора от исполнения обязательства. Подобное толкование условий договора соответствует пункту 3 статьи 450, пункту 2 статьи 453, пункту 2 статьи 610 и статье 620 ГК РФ. Суд удовлетворил требования истца.

Комментарий к Постановлению ФАС Волго-Вятского округа от 05.07.2007 N А28-8188/2006-420/9.

В арбитражной практике встречаются споры между арендаторами и арендодателями по вопросу взыскания неуплаченных арендных платежей в случае освобождения арендатором арендуемых объектов. Согласно пункту 2 статьи 621 ГК РФ, если арендатор продолжает пользоваться имуществом после истечения срока договора при отсутствии возражений со стороны арендодателя, договор считается возобновленным на тех же условиях на неопределенный срок (статья 610 ГК РФ). В соответствии с пунктом 2 статьи 610 ГК РФ, если срок аренды в договоре не определен, договор аренды считается заключенным на неопределенный срок. В силу пункта 3 статьи 450 НК РФ в случае одностороннего отказа от исполнения договора полностью или частично, когда такой отказ допускается законом или соглашением сторон, договор считается соответственно расторгнутым или измененным. Следует отметить, что в рассматриваемом случае договор считался расторгнутым в случае направления арендатором арендодателю соответствующего уведомления в течение 30 дней до прекращения обязательства. Следовательно, обязанность по уплате арендных платежей прекращается по истечении 30 дней со дня направления арендатором арендодателю соответствующего уведомления. Эти выводы подтверждаются судебной практикой (см., например, Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 15.06.2006 N А58-3964/05-Ф02-2808/06-С2, Постановления Волго-Вятского округа от 16.03.2006 N А43-24733/2005-12-684, от 17.04.2006 N А43-10324/2005-23-339 и ФАС Центрального округа от 19.04.2005 N А35-8255/04-С12.

Ситуация N 74. Арендная плата (статья 614 ГК РФ). Поскольку договором аренды предусмотрена обязанность по уплате арендных платежей за период до момента заключения данного договора, суд признал несостоятельным довод арендатора о том, что обязанность по их уплате возникает с момента вступления договора аренды в силу, и удовлетворил иск о взыскании арендных платежей и пени за период до заключения договора аренды (Постановление ФАС Поволжского округа от 02.07.2007 N А55-14770/06-48).

Суть дела. Между мэрией (арендодатель) и предпринимателем (арендатором) был заключен договор аренды земельного участка от 15.08.2005, в котором стороны предусмотрели, что начальной датой исчисления арендной платы является 29.08.2003. По мнению арендатора, обязанность по уплате арендных платежей возникает у него с даты заключения договора аренды, поэтому он правомерно не уплачивал указанные платежи за период времени до заключения договора аренды. Арендодатель обратился в суд с требованием о взыскании с арендатора суммы арендных платежей за спорный период. Позиция суда. В силу пункта 1 статьи 614 ГК РФ арендатор обязан своевременно вносить плату за пользование имуществом. Согласно статье 330 ГК РФ неустойкой (штрафом, пеней) признается определенная законом или договором денежная сумма, которую должник обязан уплатить кредитору в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства, в частности в случае просрочки исполнения. Сторонами было достигнуто соглашение о распространении действия договора аренды на период с 29.08.2003, ответчиком наличие в период с 29.08.2003 фактических отношений по аренде спорного земельного участка не оспаривается. В соответствии с пунктом 1 статьи 425 ГК РФ договор вступает в силу и становится обязательным для сторон с момента его заключения. Достижение сторонами соглашения о применении к их отношениям, сложившимся до заключения договора, условий об обязанности арендатора по внесению арендной платы свидетельствует о согласии арендатора оплатить фактическое использование им земельного участка в этот период на условиях, предусмотренных договором аренды, и означает, что непосредственная обязанность по их исполнению возникла у ответчика с момента заключения самого договора. Данная правовая позиция нашла свое отражение в пункте 6 информационного письма ВАС РФ от 11.01.2002 N 66 "Обзор практики разрешения споров, связанных с арендой" (далее - письмо N 66). Суд удовлетворил иск арендодателя.

Комментарий к Постановлению ФАС Поволжского округа от 02.07.2007 N А55-14770/06-48.

В пункте 6 письма N 66 указано, что соглашение сторон о том, что условия договора аренды применяются к их фактически сложившимся до его заключения отношениям, не означает, что непосредственная обязанность сторон по исполнению условий договора аренды возникла ранее заключения договора. Выводы суда в комментируемом Постановлении противоречат изложенной позиции ВАС РФ. Следует отметить, что арбитражная практика свидетельствует о противоположной позиции судов по вопросу, явившемуся предметом судебного разбирательства в комментируемом Постановлении. ФАС Западно-Сибирского округа в Постановлении от 29.01.2007 N Ф04-9209/2006(30406-А67-38) указал, что, поскольку договор аренды был заключен 10.10.2005, обязанность по внесению платы на основании договора возникла у ответчика с этого момента, оснований для применения статьи 395 ГК РФ не имеется. При этом суд руководствовался статьями 425, 606, 614 ГК РФ, письмом N 66 (см. также Постановление ФАС Уральского округа от 15.02.2005 N Ф09-2498/04-ГК).

Ситуация N 75. Досрочное расторжение договора по требованию арендодателя (статья 619 ГК РФ). Поскольку было доказано, что после передачи ответчику помещений в аренду он произвел перепланировку арендуемого здания, суд удовлетворил иск о расторжении договора аренды, взыскании долга по арендной плате и выселении ответчика из нежилых помещений (Постановление ФАС Московского округа от 29.10.2007 N КГ-А40/11000-07).

Суть дела. Территориальное управление Росимущества обратилось с иском к общественной организации о расторжении договора аренды, взыскании долга по арендной плате и выселении ответчика из нежилых помещений. Иск заявлен на основании статей 309, 450, 451, 452, 619, 622 ГК РФ и мотивирован нарушением ответчиком условий договора в части внесения арендной платы, заключения без согласия истца договоров субаренды и незаконной перепланировкой арендуемого здания путем строительства мансардного этажа. Как следует из приложения к договору аренды, в состав передаваемых в аренду помещений в спорном здании входят 1 и 2 этажи. Спорные помещения были переданы ответчику арендодателем по акту приема-передачи. Помещения были переданы арендатору без замечаний. О наличии мансардного этажа здания арендатором не заявлялось. Позиция суда. В силу части 3 статьи 607 ГК РФ данные, содержащие необходимые сведения об объекте аренды, отнесены к существенным условиям любого договора найма имущества. Договор аренды определяет данные имущества, подлежащего передаче арендатору в качестве объекта аренды. Бесспорных доказательств, подтверждающих обстоятельства получения объекта аренды, не соответствующего условиям договора, с измененными размерами площадей нежилых помещений, в том числе в связи с конструктивным изменением здания в целом, в материалы дела не представлено. Обстоятельства начисления ответчику арендной платы за пользование нежилыми помещениями надстроенного третьего (мансардного) этажа материалами дела не подтверждаются. Вместе с тем в материалах дела представлены доказательства того, что после передачи ему арендуемых помещений ответчик производил строительные работы в мансардном этаже здания. Ответчику неоднократно направлялись властные предписания о прекращении указанных работ. На основании представленных доказательств суд пришел к выводу о том, что ответчиком была произведена перепланировка арендуемого здания, и удовлетворил иск.

Комментарий к Постановлению ФАС Московского округа от 29.10.2007 N КГ-А40/11000-07.

Статья 619 ГК РФ предусматривает досрочное расторжение договора аренды по требованию арендодателя. В силу пункта 2 статьи 450 ГК РФ по требованию одной из сторон договор может быть изменен или расторгнут по решению суда только: 1) при существенном нарушении договора другой стороной; 2) в иных случаях, предусмотренных ГК РФ, другими законами или договором. Существенным признается нарушение договора одной из сторон, которое влечет для другой стороны такой ущерб, что она в значительной степени лишается того, на что была вправе рассчитывать при заключении договора. ВАС РФ по вопросу досрочного расторжения договора аренды в информационном письме от 11.01.2002 N 66 указал, что основания досрочного расторжения договора аренды по требованию арендодателя, установленные в договоре в соответствии с частью второй статьи 619 ГК РФ, могут быть и не связаны с какими-либо нарушениями со стороны арендатора (см., например, Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 20.11.2006 N А17-491/3-2006). Тем не менее даже в случаях, перечисленных в статье 619 ГК РФ, арендодатель может в одностороннем порядке расторгнуть договор аренды только при условии направления арендатору письменного предупреждения о необходимости исполнения им соответствующего обязательства в разумный срок, а также предложения расторгнуть договор в случае их неисполнения (см., например, Постановление ФАС Дальневосточного округа от 24.08.2006 N Ф03-А59/06-1/2530).

Ситуация N 76. Суд не признал властное распоряжение исполнительного органа основанием для расторжения договора аренды, поскольку право арендодателя в одностороннем порядке расторгнуть договор не было предусмотрено сторонами, таким образом, истцом не был соблюден порядок расторжения договора аренды, в связи с чем в иске о выселении ответчика отказано (Постановление ФАС Северо-Западного округа от 01.08.2007 N А56-37542/2006).

Суть дела. КУГИ (арендодатель) и банк (арендатор) заключили договор аренды нежилого помещения сроком действия с 16.09.1999 по 31.12.2005. Договором предусмотрено, что арендодатель обязуется не менее чем за два месяца письменно уведомить арендатора о необходимости освобождения нежилого помещения в связи с принятыми в установленном порядке решениями о постановке здания на капитальный ремонт в соответствии с утвержденным планом капитального ремонта или его ликвидацией по градостроительным соображениям. Также договором предусмотрено, что арендатор обязуется освободить помещения в связи с аварийным состоянием конструкций здания (или его части), постановкой здания на капитальный ремонт или его ликвидацией по градостроительным соображениям в сроки, определенные предписанием арендодателя. Размер, порядок и сроки внесения арендной платы также определены договором. Предусмотрено, что договор подлежит досрочному расторжению в случае принятия в установленном порядке решения о ликвидации здания в связи с аварийным состоянием его конструкций или по градостроительным соображениям с соответствующим перерасчетом арендной платы. Дополнительным соглашением срок действия договора продлен до 01.09.2010. Уведомлением от 27.02.2004 арендодатель сообщил ответчику об отказе от спорного договора в связи с реконструкцией здания, в котором находится арендуемое ответчиком помещение, на основании распоряжения правительства субъекта РФ от 09.11.1999. КУГИ обратился в суд с иском к банку о выселении его из арендуемого помещения. Позиция суда. В статье 619 ГК РФ предусмотрены основания досрочного расторжения судом договора аренды по требованию арендодателя, а также указано, что договором аренды могут быть установлены и другие основания досрочного расторжения договора по требованию арендодателя в соответствии с пунктом 2 статьи 450 ГК РФ. В силу пункта 2 статьи 450 ГК РФ по требованию одной из сторон договор может быть расторгнут по решению суда при существенном нарушении договора другой стороной, а также в иных случаях, предусмотренных ГК РФ, другими законами или договором. Согласно пункту 3 статьи 450 ГК РФ в случае одностороннего отказа от исполнения договора полностью или частично, когда такой отказ допускается законом или соглашением сторон, договор считается соответственно расторгнутым или измененным. Договором не предусмотрено право арендодателя в одностороннем порядке расторгнуть договор. Суд пришел к выводу о несоблюдении истцом порядка расторжения договора аренды, в связи с чем в иске отказал.

Комментарий к Постановлению ФАС Северо-Западного округа от 01.08.2007 N А56-37542/2006.

Необходимо отметить, что статья 619 ГК РФ содержит условие о том, что договором могут быть предусмотрены и другие основания досрочного расторжения по требованию арендодателя в соответствии с пунктом 2 статьи 450 ГК РФ, то есть при существенном нарушении договора другой стороной; в иных случаях, предусмотренных ГК РФ, другими законами или договором. Причем договор в этих случаях может быть расторгнут только по решению суда. ВАС РФ по вопросу досрочного расторжения договора аренды в информационном письме от 11.01.2002 N 66 указал, что основания досрочного расторжения договора аренды по требованию арендодателя, установленные в договоре в соответствии с частью второй статьи 619 ГК РФ, могут и не быть связаны с какими-либо нарушениями со стороны арендатора. Выводы, изложенные в комментируемом Постановлении, подтверждаются судебной практикой. Так, в Постановлении ФАС Московского округа от 13.08.2007, 20.08.2007 N КГ-А40/7770-07 суд удовлетворил иск о выселении ответчика из арендованных помещений, поскольку прекращение договора аренды в связи с расторжением его в одностороннем порядке было предусмотрено соглашением сторон, и его действие прекращено на основании особых условий договора в связи с принятием органом исполнительной власти субъекта РФ ненормативного акта о реконструкции и сносе здания, в котором расположены арендуемые помещения.

Ситуация N 77. Преимущественное право арендатора на заключение договора аренды на новый срок (статья 621 ГК РФ). Поскольку арендатор не доказал факт передачи арендодателем в аренду другим лицам именно того имущества, которое ранее было арендовано им, положения статьи 621 ГК РФ о преимущественном праве на заключение договора нарушены не были, суд отказал арендатору в возмещении упущенной выгоды вследствие прекращения договора аренды (Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 10.07.2007 N Ф04-6633/2006(35989-А46-21)).

Суть дела. По договорам аренды предприниматель арендовал у предприятия торговые места. Арендодатель ввиду намерения использовать имущество для собственных нужд предупредил арендатора о том, что заключенные с ним договоры аренды не будут продлены. В связи с заключением арендодателем новых договоров аренды предприниматель заявил требование о взыскании в качестве убытков упущенной выгоды от неполученных доходов, расчет которых основан на сведениях деклараций о едином налоге на вмененный доход. Позиция суда. Согласно положениям статьи 621 ГК РФ, если арендодатель отказал арендатору в заключении договора на новый срок, но в течение года со дня истечения срока договора с ним заключил договор аренды с другим лицом, арендатор вправе по своему выбору потребовать в суде перевода на себя прав и обязанностей по заключенному договору и возмещения убытков, причиненных отказом возобновить с ним договор аренды, либо только возмещения таких убытков. Из содержания статьи 15 ГК РФ следует, что упущенной выгодой являются неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено. Однако отказ предпринимателя от перевода на себя прав и обязанностей арендатора по договорам аренды свидетельствует об отсутствии интереса в осуществлении торговой деятельности на данной территории. Указание предпринимателем в декларациях о едином налоге на вмененный доход расчетных сведений не является свидетельством невозможности получения доходов в последующие периоды деятельности после истечения договоров аренды с арендодателем. Судом указано, что право бывшего арендатора на перевод прав и обязанностей арендатора по договорам аренды, заключенным на последующий период, может быть реализовано им только в случае передачи арендодателем другому лицу в аренду того же самого имущества. Суд не нашел подтверждения довода истца о передаче в аренду другим лицам именно того имущества, которое ранее было им арендовано, и отказал в удовлетворении иска.

Комментарий к Постановлению ФАС Западно-Сибирского округа от 10.07.2007 N Ф04-6633/2006(35989-А46-21).

В арбитражной практике встречаются споры между арендодателем и арендатором по вопросу взыскания упущенной выгоды в случае, если арендатор не воспользовался правом на преимущественное заключение договора аренды на новый срок. В комментируемом Постановлении суд пришел к выводу о том, что у арендатора не возникла упущенная выгода, так как арендодателем не нарушены нормы пункта 1 статьи 621 ГК РФ, поскольку арендодатель не заключал договор аренды с третьим лицом. ФАС Уральского округа в Постановлении от 30.07.2007 N Ф09-5958/07/07-С6 пришел к аналогичному выводу. Суд указал, что преимущественное право арендатора на заключение договора аренды на новый срок, предусмотренное пунктом 1 статьи 621 ГК РФ, может быть реализовано арендатором в случае передачи арендодателем арендованного имущества в аренду. С учетом того, что факт передачи спорного земельного участка в аренду третьим лицам материалами дела не подтверждается, суд пришел к выводу о том, что вышеуказанная норма (пункт 1 статьи 621 ГК РФ) к данному спору не подлежит применению. Аналогичное мнение высказал Президиум ВАС РФ в Постановлении от 19.07.2005 N 3440/05 (см. также ФАС Поволжского округа от 07.12.2006 N А06-1706У/06-18/06).

Ситуация N 78. Поскольку договор аренды продлен на неопределенный срок в соответствии со статьей 621 ГК РФ, суд взыскал с арендатора неуплаченную им арендную плату (Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 17.07.2007 N Ф04-3874/2007(35285-А03-17)).

Суть дела. Постановлением главы администрации города (арендодатель) принято решение о предоставлении организации (арендатор) земельного участка. Между сторонами заключен договор аренды, по условиям которого администрация сдала, а ответчик принял в пользование на праве аренды из земель поселений земельный участок на период проектно-изыскательских работ и строительства торгово-выставочного комплекса. Договор аренды заключен на 3 года, зарегистрирован в установленном порядке. Арендная плата вносится ежеквартально не позднее первого числа месяца, следующего за отчетным периодом, в случае неуплаты платежей в установленный срок арендатор уплачивает неустойку за каждый день просрочки в размере 1/300 ставки рефинансирования ЦБ РФ. Обращаясь с иском о взыскании задолженности по арендной плате и договорной пени за просрочку оплаты, истец указал, что, продолжая пользоваться земельным участком, ответчик не исполняет надлежащим образом обязанность по оплате арендной платы, за просрочку оплаты подлежит взысканию договорная неустойка. По мнению ответчика, заключенный на определенный срок договор пролонгации не подлежит, поскольку договором это не установлено, договор не может считаться возобновленным, поскольку он не уведомлял арендодателя о желании продлить договор. Земельный участок после прекращения договора заявителем не используется. Позиция суда. Суд, удовлетворяя требования истца, исходил из того, что в силу части 2 статьи 621 ГК РФ договор аренды считается возобновленным на неопределенный срок. Со ссылкой на статью 65 ЗК РФ суд указал, что арендная плата является одной из форм платного пользования землей, пришел к выводу об обязанности арендатора уплачивать арендную плату, а за просрочку ее внесения - договорную пеню.

Комментарий к Постановлению ФАС Западно-Сибирского округа от 17.07.2007 N Ф04-3874/2007(35285-А03-17).

В арбитражной практике встречаются споры между арендаторами и арендодателями по вопросу взыскания арендных платежей в случае продления договора аренды на неопределенный срок. В соответствии с пунктом 4 статьи 65 ЗК РФ порядок, условия и сроки внесения арендной платы за земельные участки, находящиеся в частной собственности, устанавливаются договорами аренды земельных участков. Согласно пункту 1 статьи 614 ГК РФ арендатор обязан своевременно вносить плату за пользование имуществом (арендную плату). В силу пункта 2 статьи 621 ГК РФ, если арендатор продолжает пользоваться имуществом после истечения срока договора при отсутствии возражений со стороны арендодателя, договор считается возобновленным на тех же условиях на неопределенный срок (статья 610 ГК РФ). Из изложенной нормы следует, что существенными условиями продления договора аренды на неопределенный срок являются: - пользование имуществом после прекращения действия договора аренды; - отсутствие возражений со стороны арендодателя. Согласно пункту 2 статьи 610 ГК РФ, если срок аренды в договоре не определен, договор аренды считается заключенным на неопределенный срок. В комментируемом Постановлении суд пришел к выводу о том, что условия пункта 2 статьи 621 ГК РФ соблюдены, поэтому арендатор неправомерно не уплачивал арендную плату. К аналогичному выводу пришел ФАС Северо-Кавказского округа в Постановлении от 10.07.2007 N Ф08-4026/2007. Суд указал, что после прекращения срока действия договора аренды арендатор продолжал пользоваться арендуемыми помещениями без возражений арендодателя, договор считается возобновленным на тех же условиях на неопределенный срок. Довод арендатора о внесении арендной платы не может быть принят во внимание, так как суд установил, что доказательства внесения арендных платежей в спорный период отсутствуют, произведенные ответчиком платежи вносились в счет оплаты отказанных коммунальных услуг, а не за аренду помещений. Вместе с тем существует противоположная точка зрения. ФАС Уральского округа в Постановлении от 19.07.2007 N Ф09-5607/07-С6 пришел к выводу о том, что доказательства, подтверждающие возобновление договора аренды земельного участка, а также доказательства фактического использования ответчиком данного земельного участка в материалах дела отсутствуют. Принимая во внимание указанные обстоятельства, суд пришел к выводу об отсутствии оснований для взыскания с ответчика задолженности по арендной плате и пени за указанный период.

Ситуация N 79. Возврат арендованного имущества арендодателю (статья 622 ГК РФ). Суд взыскал с арендатора сумму долга, возникшую в результате повышения арендодателем арендной платы, поскольку арендатор знал об изменении арендной платы, но проигнорировал письма арендодателя с уведомлением о ее повышении, а арендодатель, согласно статье 622 ГК РФ может потребовать возмещения причиненных убытков, если арендная плата не покрывает их (Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 31.07.2007 N Ф08-3716/2007).

Суть дела. 29.10.2004 истец (арендодатель) и ответчик (арендатор) заключили договор аренды нежилых помещений и нежилых подвальных помещений. Договор зарегистрирован в учреждении юстиции. Срок аренды установлен с 01.11.2004 по 01.07.2009. Договором установлен размер арендной платы. Оплата аренды и эксплуатационных расходов производится путем перечисления суммы, подлежащей оплате, с расчетного счета арендатора на расчетный счет арендодателя не позднее 10 числа каждого месяца, начиная с первого месяца аренды. В письме от 31.03.2006 истец уведомил ответчика о наличии задолженности по арендным и коммунальным платежам и о досрочном расторжении договора с 01.04.2006. Стороны подписали акт сверки расчетов. Истец обратился в арбитражный суд с иском к ответчику о взыскании задолженности по арендной плате с 01.12.2005 по 01.08.2006 и процентов за пользование чужими денежными средствами. Позиция суда. В силу статьи 614 ГК РФ арендатор обязан своевременно вносить плату за пользование имуществом (арендную плату). Порядок, условия и сроки внесения арендной платы определены договором. В соответствии с договором размер арендной платы может изменяться арендодателем в одностороннем порядке, но не чаще одного раза в год, исходя из средней учетной ставки рефинансирования ЦБ РФ за прошедший год. Истец уведомил ответчика об установлении арендной платы в 2005 г. в размере 108910 рублей в месяц, в 2006 г. - 123069 рублей в месяц. Факт получения писем ответчик признает. Президиум ВАС РФ в информационном письме от 11.01.2002 N 66 "Обзор практики разрешения споров, связанных с арендой" разъяснил, что фактическое изменение размера арендной платы в результате корректировки на процент индексации не является изменением в соответствии с пунктом 3 статьи 614 ГК РФ условия договора о размере арендной платы, а представляет собой исполнение данного условия. Стороны в договоре предусмотрели порядок его исполнения в части платы за пользование, поэтому изменение размера арендной платы не требует государственной регистрации. При таких обстоятельствах довод ответчика о неправильном расчете задолженности необоснован. Согласно статье 622 ГК РФ при прекращении договора аренды арендатор обязан вернуть арендодателю имущество в том состоянии, в котором он его получил, с учетом нормального износа или в состоянии, обусловленном договором. Если арендатор не возвратил арендованное имущество либо возвратил его несвоевременно, арендодатель вправе потребовать внесения арендной платы за все время просрочки. В случае, когда указанная плата не покрывает причиненных арендодателю убытков, он может потребовать их возмещения. Арендатор знал об изменении арендной платы, представляющей собой исполнение условия о ее размере, в связи с чем довод ответчика о том, что после окончания договора он должен платить аренду в размере 95956 рублей, как это указано в договоре, не основан на законе. Суд частично удовлетворил иск, взыскав с ответчика сумму долга, в остальной части иска отказал, поскольку договор аренды был расторгнут в одностороннем порядке арендодателем, ответчик после прекращения договора имущество не возвратил, арендную плату не перечислял, в связи с чем обязан оплатить пользование помещениями.

Комментарий к Постановлению ФАС Северо-Кавказского округа от 31.07.2007 N Ф08-3716/2007.

В арбитражной практике встречаются споры по вопросу изменения размера арендной платы в результате корректировки на процент индексации, в частности, по вопросу о том, является ли правомерным уведомление арендатора об изменении письмом или необходимо вносить изменение в договор и регистрировать их в установленном законом порядке. Практика показывает, что в большинстве случаев суд встает на сторону арендодателя, даже в случае направления уведомления арендатору письмом без дополнительного согласования. Об этом свидетельствует и позиция суда, изложенная в комментируемом Постановлении, и Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 24.01.2007 N Ф08-6972/2006, в котором суд удовлетворил требования арендодателя о взыскании с арендатора неосновательного обогащения в виде разницы между установленной арендной платой и фактически перечисленной, поскольку в соответствии со статьей 622 ГК РФ арендодатель вправе потребовать возмещения убытков в случае, когда арендная плата не покрывает причиненных арендодателю убытков. Причем изменение коэффициентов арендной платы суды допускают путем направления арендатору письма. Следует отметить, что в судебной практике существует и иное мнение, отличное от изложенного выше, по вопросу изменения размера арендной платы в результате корректировки на процент индексации. Так, в Постановлении ФАС Уральского округа от 31.07.2003 N Ф09-1985/03-ГК суд отказал в удовлетворении иска о взыскании убытков с арендатора, поскольку согласно статье 614 ГК РФ и статье 21 Закона РФ от 11.10.1991 N 1738-1 "О плате за землю" размер, условия и сроки внесения арендной платы устанавливаются договором. Произведенный арендодателем расчет арендной платы сторонами договора не согласовывался и в нарушение договора не регистрировался. Поскольку данный расчет является соглашением сторон об изменении условий договора в части увеличения размера арендной платы, он должен быть совершен в той же форме, что и договор (пункт 1 статьи 452 ГК РФ), и зарегистрирован в установленном законом порядке.

Ситуация N 80. Поскольку взыскание платы за фактическое использование арендуемого имущества после истечения срока действия договора производится в размере, определенном этим договором, а факт несвоевременного возвращения истцом помещения был доказан, суд на основании статьи 615 ГК РФ удовлетворил исковые требования в части взыскания суммы основного долга арендатора и расходов по госпошлине (Постановление ФАС Поволжского округа от 20.08.2007 N А55-20411/2005).

Суть дела. 01.02.2003 между истцом и ответчиком был заключен договор субаренды и сопровождения торговой деятельности, в соответствии с которым истец обеспечивает торговую деятельность ответчика путем предоставления ему во временное владение и пользование (субаренду) торговое помещение. Договор действовал с 01.01.2003 по 31.01.2004. По истечении срока действия договор не был пролонгирован. Спорное помещение является собственностью третьего лица, что подтверждается свидетельством о государственной регистрации права собственности. Помещение передано истцу по договору от 01.02.2003 с 01.03.2003 по 31.01.2004. Истец после прекращения договора субаренды от 31.01.2004 вернул помещение только 26.07.2005, о чем свидетельствуют акт сдачи-приема помещений от 26.07.2005, акты о нарушении режима использования торговых помещений. Истец обратился в суд с иском о взыскании двойной арендной платы за просрочку возврата арендуемого помещения с 09.12.2004 по 26.07.2005. Позиция суда. В соответствии со статьей 615 ГК РФ истец передал ответчику помещение в аренду по акту сдачи-приема нежилых помещений от 01.02.2003. В соответствии со статьей 622 ГК РФ при прекращении договора аренды арендатор обязан вернуть арендодателю имущество в том состоянии, в котором он его получил, с учетом нормального износа или в состоянии, обусловленном договором. Если арендатор не возвратил арендуемое имущество либо возвратил его несвоевременно, арендодатель вправе потребовать внесения арендной платы за все время просрочки. В случае, когда указанная плата не покрывает причиненных арендодателю убытков, он может потребовать их возмещения. Иск заключается во взыскании арендной платы с 09.12.2004 по 26.07.2005 в двойном размере, поскольку это следует из договора субаренды, по которому в случае несвоевременного освобождения арендуемого помещения субарендатор должен уплатить арендатору двойную плату за весь срок просрочки. В соответствии с пунктом 38 информационного письма Президиума ВАС РФ от 11.01.2002 N 66 "Обзор разрешения споров, связанных с арендой" взыскание платы за фактическое использование арендуемого имущества после истечения срока действия договора производится в размере, определенном этим договором. На основании статей 615, 622 ГК РФ суд удовлетворил исковые требования частично, взыскав сумму основного долга и отказав в остальной части иска.

Комментарий к Постановлению ФАС Поволжского округа от 20.08.2007 N А55-20411/2005.

В соответствии со статьей 15 ГК РФ лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков. Под убытками понимаются также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода). Для взыскания убытков, причиненных неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательств, лицо, требующее их возмещения, в силу статьи 393 ГК РФ должно доказать совершение ответчиком противоправных действий и наличие причинной связи между допущенным нарушением и возникшими убытками. В силу статей 606, 611, 614 ГК РФ обязанность арендодателя по отношению к арендатору состоит в предоставлении последнему имущества в пользование, а обязанность арендатора - во внесении платежей за пользование этим имуществом. Как указано в информационном письме Президиума ВАС РФ от 11.01.2002 N 66, в силу части 2 статьи 622 ГК РФ прекращение договора аренды само по себе не влечет прекращения обязательства по внесению арендной платы, оно будет прекращено надлежащим исполнением арендатором обязательства по возврату имущества арендодателю.

3.6.2. Аренда транспортного средства с предоставлением услуг по управлению и технической эксплуатации

Ситуация N 81. Договор аренды транспортного средства с экипажем (статья 632 ГК РФ). Суд пришел к выводу, что акт сверки расчетов не может быть признан доказательством, опровергающим расчет задолженности, составленный истцом, и удовлетворил требования о взыскании задолженности по договору на оказание услуг строительными машинами (Постановление ФАС Северо-Западного округа от 15.11.2007 N А56-30213/2006).

Суть дела. Между истцом (исполнитель) и ответчиком (заказчик) заключен договор на оказание услуг строительными машинами (транспортными средствами - с предоставлением услуг по управлению и технической эксплуатации). Согласно условиям договора исполнитель оказывает услуги на основании устных и письменных заявок заказчика. Договором предусмотрена предварительная оплата услуг по расценкам исполнителя, а также установлено, что оплата услуг, предоставленных сверх предварительно оплаченных, производится заказчиком не позднее 10 банковских дней месяца, следующего за месяцем, в течение которого были оказаны оплачиваемые услуги. Согласно договору документом, подтверждающим факт выполнения работ строительной машиной (механизмом), является сменный рапорт, заверенный представителем заказчика и машинистом исполнителя. Ссылаясь на то, что оказанные услуги оплачены ответчиком не полностью, истец обратился в арбитражный суд с иском о взыскании задолженности по договору. Позиция суда. Факт выполнения истцом услуг по договору подтверждается сменными рапортами, оформленными с участием представителя заказчика, и счетами-фактурами. Сумма, подлежащая взысканию, ответчиком надлежащим образом не оспорена. Акт сверки не может быть признан доказательством, опровергающим расчет задолженности, составленный истцом. Из указанного акта следует, что истец обосновывает свой расчет задолженности счетами-фактурами, ответчик, подписавший свою часть акта, из которой следует, что он не признает наличие задолженности, не привел в акте документов в обоснование своей позиции. Суд пришел к выводу о доказанности истцом задолженности по договору, в связи с чем на основании статей 309, 310, 632 ГК РФ удовлетворил заявленные требования.

Комментарий к Постановлению ФАС Северо-Западного округа от 15.11.2007 N А56-30213/2006.

По договору аренды транспортного средства с экипажем арендодатель оказывает арендатору услуги по обслуживанию транспортного средства, обеспечивающие его нормальное безопасное использование (статья 635 ГК РФ). Члены экипажа при этом являются работниками арендодателя и подчиняются его распоряжениям. Основной задачей арендодателя в подобном случае является обеспечение такого состава экипажа, который соответствовал бы условиям договора, а также требованиям обычной практики эксплуатации транспортного средства данного вида. При этом на арендодателя возлагаются расходы на содержание членов экипажа и оплату их услуг. Выводы, изложенные в комментируемом Постановлении, подтверждаются судебной практикой (см., например, Постановление ФАС Северо-Западного округа от 11.04.2007 N А05-9371/2006-30, Постановления ФАС Московского округа от 21.09.2006 N КГ-А40/6425-06, от 01.02.2001 N КГ-А40/18-01, Постановление ФАС Уральского округа от 19.01.2005 N Ф09-4500/04-ГК).

3.6.3. Аренда зданий и сооружений

Ситуация N 82. Форма и государственная регистрация договора аренды здания или сооружения (статья 651 ГК РФ). Поскольку дополнительное соглашение к договору аренды, описывающее порядок возмещения расходов на ремонт арендуемого объекта, не прошло государственную регистрацию согласно статье 651 ГК РФ, суд не принял во внимание указанный порядок и признал стоимость ремонта неосновательным обогащением (Постановление ФАС Дальневосточного округа от 17.07.2007 N Ф03-А04/07-1/2108).

Суть дела. Арендодатель (ответчик) передал по договору аренды арендатору (истцу) нежилые помещения. По условиям договора аренды, прошедшего в установленном законом порядке государственную регистрацию 28.07.2005, арендная плата начислялась с 01.04.2005. После передачи истцу спорного помещения по акту от 10.03.2005 сторонами подписано дополнительное соглашение от 11.03.2005, не прошедшее государственную регистрацию, согласно которому арендатор обязался произвести ремонт помещения с согласия арендодателя, а последний - принять к зачету в качестве арендной платы 50% расходов по ремонту помещений. Арендатором в марте - апреле 2005 г. произведен ремонт помещения. По соглашению сторон арендные отношения были прекращены 11.08.2005. Арендатор обратился в суд с иском о взыскании на основании статьи 1102 ГК РФ неосновательного обогащения в связи с ремонтом арендуемого помещения. Позиция суда. Факт проведения ремонта ответчик не оспаривает, поэтому стоимость ремонта помещения, возвращенного арендодателю после окончания договорных правоотношений, суд квалифицировал как неосновательное обогащение (статья 1102 ГК РФ). Суд пришел к выводу, что ремонт произведен без нарушений строительных норм и правил. Судом отклонена ссылка ответчика об отсутствии его согласия на проведение спорного ремонта, так как от принятия выполненных работ он не отказался, а о факте его предварительного согласия на их производство свидетельствует содержание дополнительного соглашения от 11.03.2005. Данное дополнительное соглашение не зарегистрировано сторонами в установленном законом порядке. Суд не учел предусмотренный в нем порядок взаиморасчетов сторон в связи с признанием дополнительного соглашения незаключенным и прекращением его действия на будущее в силу статьи 651 ГК РФ и удовлетворил иск.

Комментарий к Постановлению ФАС Дальневосточного округа от 17.07.2007 N Ф03-А04/07-1/2108.

Согласно пункту 2 статьи 651 ГК РФ договор аренды здания или сооружения, заключенный на срок не менее года, подлежит государственной регистрации и считается заключенным с момента такой регистрации. Из изложенной нормы следует, что в случае, явившемся объектом рассмотрения в комментируемом Постановлении, дополнительное соглашение с описанным в нем порядком расчетов за ремонт не является заключенным, так как не прошло государственную регистрацию. В соответствии с пунктом 1 статьи 1102 ГК РФ лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение), за исключением случаев, предусмотренных статьей 1109 ГК РФ. В рассматриваемом случае арендодатель получил неосновательное обогащение в виде стоимости произведенных ремонтных работ предмета договора аренды. Однако в Постановлении ФАС Уральского округа от 16.07.2007 N Ф09-5388/07-С6 суд указал, что в договоре аренды установлено, что стоимость неотделимых улучшений объекта, произведенных арендатором, не возмещается арендатору во всех случаях прекращения действия договора, и отказал в удовлетворении иска арендатора о взыскании неосновательного обогащения. Из изложенного следует, что если в договоре аренды прямо прописано, что стоимость неотделимых улучшений, произведенных арендатором, не возмещается арендатору, то у арендодателя в таком случае не возникает неосновательного обогащения.

4. ПОДРЯД

4.1. Общие положения о подряде

Ситуация N 83. Договор подряда (статья 702 ГК РФ). Суд удовлетворил требования подрядчика о взыскании стоимости исполненных по договору работ, поскольку заказчик не исполнил обязательства, предусмотренные договором подряда, и в нарушение статей 702 и 711 ГК РФ не оплатил работу подрядчика (Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 20.07.2007 N А38-3965-2/56-2007(2/324-06)).

Суть дела. 01.03.2006 ответчик (заказчик) и истец (исполнитель) заключили договор на выполнение работ по разработке, изготовлению и установке торгового оборудования. В договоре стороны предусмотрели, что исполнитель обязуется изготовить торговое оборудование до 11.03.2006; 14.03.2006 предусмотрена окончательная установка торгового оборудования с момента поступления денежных средств на расчетный счет или кассу исполнителя. Поскольку ответчик не оплатил выполненную работу, истец обратился в суд о взыскании с него долга по оплате работ по договору и процентов за пользование чужими денежными средствами. По мнению ответчика, в договоре отсутствует начальный срок выполнения работ, что в соответствии со статьей 432 ГК РФ влечет его незаключенность. Также ответчик указал, что истцом не представлено доказательств выполнения своих обязательств по спорному договору. Позиция суда. В силу пункта 1 статьи 702 ГК РФ по договору подряда одна сторона (подрядчик) обязуется выполнить по заданию другой стороны (заказчика) определенную работу и сдать ее результат заказчику, а заказчик обязуется принять результат работы и оплатить его. Из содержания заключенного договора следует, что взаимные обязательства сторон возникли из договора подряда и регулируются нормами главы 37 ГК РФ. В силу пункта 1 статьи 432 ГК РФ договор считается заключенным, если между сторонами, в требуемой в подлежащих случаях форме, достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора. Существенными являются условия о предмете договора, условия, которые названы в законе или иных правовых актах как существенные или необходимые для договоров данного вида, а также все те условия, относительно которых по заявлению одной из сторон должно быть достигнуто соглашение. Согласно статье 708 ГК РФ в договоре подряда указываются начальный и конечный сроки выполнения работы. В соответствии с названными правовыми нормами существенными для договора подряда являются условия о содержании, объеме работ (предмете) и сроках их выполнения. В договоре содержится условие о сроке выполнения работ. Кроме того, в материалах дела представлены документы, из которых видно, что ответчиком оформлен заказ на изготовление продукции с указанием характеристики объекта, места его установки и срока, сторонами согласован проект размещения торгового оборудования. Суд пришел к выводу, что стороны согласовали сроки выполнения работ, в связи с чем довод ответчика о незаключенности договора отклонил. Как установил суд, и это подтверждается имеющимися в деле документами (актом сдачи-приемки выполненных работ; листом заказа от 01.03.2006), истец выполнил работы согласно договору, а ответчик принял их, подписав 24.04.2006 акт сдачи-приемки. Неоплата ответчиком результата работ и наличие задолженности в сумме, предъявленной ко взысканию, подтверждаются документально. Ответчик не представил в дело доказательств погашения долга и не оспорил факт выполнения работ. В силу пункта 1 статьи 711 ГК РФ, если договором подряда не предусмотрена предварительная оплата выполненной работы или отдельных ее этапов, заказчик обязан уплатить подрядчику обусловленную цену после окончательной сдачи результатов работы при условии, что работа выполнена надлежащим образом и в согласованный срок, либо с согласия заказчика досрочно. При таких обстоятельствах у ответчика возникла обязанность по оплате стоимости работ, выполненных истцом. Суд удовлетворил требования истца.

Комментарий к Постановлению ФАС Волго-Вятского округа от 20.07.2007 N А38-3965-2/56-2007(2/324-06).

Пунктом 1 статьи 708 ГК РФ установлено, что в договоре подряда указываются начальный и конечный сроки выполнения работы. По согласованию между сторонами в договоре могут быть предусмотрены также сроки завершения отдельных этапов работы (промежуточные сроки). Согласно пункту 1 статьи 709 ГК РФ в договоре подряда указываются цена подлежащей выполнению работы или способы ее определения. Как указано в письме Управления МНС России по г. Москве от 04.02.2000 N 14-14/5848, срок выполнения и цена работы по договору подряда определяются заказчиком и подрядчиком. Выводы, аналогичные изложенным в комментируемом Постановлении, содержатся в Постановлении ФАС Волго-Вятского округа от 17.04.2007 N А43-1861/2006-20-42, Постановлении ФАС Центрального округа от 25.01.2007 N А08-1986/06-15, Постановлении ФАС Уральского округа от 28.03.2007 N Ф09-2238/07-С4, Постановлении ФАС Западно-Сибирского округа от 28.02.2007 N Ф04-420/2007(31437-А45-24), Постановлении ФАС Дальневосточного округа от 23.01.2007 N Ф03-А51/06-1/5329.

Ситуация N 84. Порядок оплаты работы (статья 711 ГК РФ). В соответствии со статьями 702 и 711 ГК РФ суд удовлетворил требование субподрядчика о взыскании с генподрядчика задолженности за выполненные подрядные работы и процентов за пользование чужими денежными средствами, поскольку истцом документально подтвержден факт выполнения работ и приемки выполненных работ, а ответчик доказательств полной оплаты стоимости выполненных работ суду не представил (Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 05.07.2007 N Ф04-4242/2007(35737-А46-11)).

Суть дела. Между ответчиком (генподрядчик) и истцом (субподрядчик) заключен договор подряда от 15.07.2005 на выполнение работ по капитальному ремонту кровель жилых домов и общестроительных работ жилых домов из материалов субподрядчика. Договором предусмотрено, что для начала производства работ генподрядчик оплачивает субподрядчику аванс в размере 30% от сметной стоимости, окончательный расчет производится после оформления актов выполненных работ и справок о стоимости выполненных работ, при условии надлежащего выполнения работ, согласно графику выполнения работ и в соответствии с финансированием. Согласно договору субподрядчик обязан в течение 3-х дней с момента подписания акта сдачи-приемки обеими сторонами предоставить генподрядчику полный пакет документов на выполненные работы. Субподрядчик обратился в суд с иском о взыскании с генподрядчика задолженности за выполненные подрядные работы и процентов за пользование чужими денежными средствами. При этом истец указал, что предусмотренный договором объем работ выполнен, сторонами без замечаний подписаны акты приемки формы N КС-2 и справки о стоимости выполненных работ и затрат формы N КС-3, о чем представил в материалы дела соответствующие доказательства. Позиция суда. Удовлетворяя требование, суд, проанализировав представленные сторонами доказательства, исходил из положений статей 702 и 711 ГК РФ, указав, что факт выполнения работ истцом документально подтвержден двусторонними актами приемки выполненных работ и справками о стоимости работ. Ответчик доказательств полной оплаты стоимости выполненных работ суду не представил. Работы выполнены в соответствии с согласованными дефектными ведомостями и частично оплачены. Основания для удержания оставшейся части суммы отсутствуют. В силу положений статьи 395 ГК РФ за пользование чужими денежными средствами вследствие их неправомерного удержания, уклонения от их возврата, иной просрочки в их уплате либо неосновательного получения или сбережения за счет другого лица подлежат уплате проценты на сумму этих средств. При наличии долга суд взыскал с ответчика в пользу истца проценты за неосновательное удержание денежных средств за 298 дней просрочки. В силу пункта 6 статьи 753 ГК РФ недостатки, не связанные с невозможностью использования результата работ для указанной в договоре подряда цели, не являются основанием для отказа в оплате выполненных работ. Требования, связанные с ненадлежащим качеством результата работ, предъявляются генподрядчиком по правилам, установленным статьей 723 ГК РФ. Между тем данные требования в установленном законом порядке субподрядчику не предъявлялись. В материалах дела отсутствуют доказательства о том, что представленные в суд акты контрольного обмера выполненных работ направлялись субподрядчику, представитель истца не вызывался для совместного обследования и выяснения причин, в связи с которыми ответчик считает работы выполненными ненадлежащим образом.

Комментарий к Постановлению ФАС Западно-Сибирского округа от 05.07.2007 N Ф04-4242/2007(35737-А46-11).

В соответствии со статьей 702 ГК РФ, по договору подряда одна сторона (подрядчик) обязуется выполнить по заданию другой стороны (заказчика) определенную работу и сдать ее результат заказчику, а заказчик обязуется принять результат работы и оплатить его. Строительный подряд является отдельным видом договора подряда. Как указано в статье 711 ГК РФ, заказчик обязан уплатить подрядчику обусловленную цену после окончательной сдачи результатов работы при условии, что работа выполнена надлежащим образом и в согласованный срок, либо с согласия заказчика досрочно. В силу статьи 753 ГК РФ заказчик, получивший сообщение подрядчика о готовности к сдаче результата выполненных по договору строительного подряда работ либо, если это предусмотрено договором, выполненного этапа работ, обязан немедленно приступить к его приемке. Заказчик производит приемку объекта на основании результатов проведенных им обследований, проверок, контрольных испытаний и измерений, представленных подрядчиком документов, подтверждающих соответствие принимаемого объекта утвержденному проекту, нормам, правилам и стандартам, а также заключений органов надзора. Сдача результата работ подрядчиком и приемка его заказчиком оформляются актом, подписанным обеими сторонами. При отказе одной из сторон от подписания акта в нем делается отметка об этом и акт подписывается другой стороной. В случаях, когда это предусмотрено законом или договором строительного подряда либо вытекает из характера работ, выполняемых по договору, приемке результата работ должны предшествовать предварительные испытания. В этих случаях приемка может осуществляться только при положительном результате предварительных испытаний. Порядок проведения работ по приемке объекта, стадии приемки, объем контроля и методы испытаний принимаются в соответствии с требованиями стандартов, строительных норм и правил, а также с указаниями проектной или технологической документации. В случае обнаружения недостатков, которые исключают возможность использования результата работ для указанной в договоре строительного подряда цели и не могут быть устранены подрядчиком или заказчиком, заказчик вправе отказаться от приемки результата работ. Выводы, аналогичные изложенным в комментируемом Постановлении, содержатся в Постановлении ФАС Волго-Вятского округа от 10.07.2007 N А11-3193/2006-К1-2/170.

Ситуация N 85. Отказ заказчика от исполнения договора подряда (статья 717 ГК РФ). Суд отказал в удовлетворении требования о расторжении договора подряда, поскольку спорный договор прекращен в соответствии со статьей 717 ГК РФ в результате отказа от его исполнения со стороны истца (Постановление ФАС Северо-Западного округа от 26.07.2007 N А42-4735/2006).

Суть дела. Между истцом (заказчик) и ответчиком (подрядчик) заключен договор от 15.06.2004 на выполнение работ по подготовке проектной документации по торговому комплексу. Договором определены сроки начала и окончания работ: начало - после получения предоплаты на расчетный счет подрядчика, окончание - 01.11.2004. При этом договор считается исполненным с момента получения акта комиссии о вводе здания в эксплуатацию. Во исполнение обязательств по договору 16.07.2004 третье лицо по акту зачета взаимных требований перечислило за истца ответчику предоплату. Также истец платежным поручением от 18.06.2004 перечислил ответчику денежную сумму. Не получив результат работ, истец 27.10.2005 и 20.12.2005 направил ответчику претензии с приложением проекта соглашения о расторжении договора, в котором предусматривались сроки возврата предоплаты и переданной истцом ответчику проектной документации. Письмами от 12.09.2005 и 03.11.2005 ответчик сообщил о невыполнении истцом обязательств, предусмотренных договором, в части передачи ответчику документации, необходимой для проектирования, и невозможности окончания работ в связи с получением замечаний вневедомственной комиссии. Истец обратился в суд с требованием к ответчику о расторжении договора подряда, взыскании суммы предоплаты по договору и процентов за пользование чужими денежными средствами. Позиция суда. Суд установил и материалами дела подтверждается, что работы в объеме, предусмотренном договором, ответчиком в согласованный сторонами срок не выполнены. Результат работ истцу не передан. При таких обстоятельствах истец был вправе отказаться от исполнения договора. Работы, выполненные ответчиком до отказа истца от исполнения договора, не имеют для истца потребительской ценности, так как не обладают свойствами, указанными в договоре. Следовательно, истец, частично оплатив работы, не получил встречного предоставления. При таком положении истец вправе требовать возврата уплаченного им аванса. Суд, установив отсутствие результата работ и отсутствие со стороны ответчика отказа от исполнения работ, признал обоснованными требования истца в части возврата предоплаты и уплаты процентов в соответствии со статьей 395 ГК РФ. В удовлетворении требования о расторжении договора суд отказал, признав, что спорный договор прекращен в соответствии со статьей 717 ГК РФ в результате отказа от его исполнения со стороны истца.

Комментарий к Постановлению ФАС Северо-Западного округа от 26.07.2007 N А42-4735/2006.

Статья 717 ГК РФ устанавливает максимальный предел возмещения убытков в случае одностороннего отказа заказчика от исполнения договора подряда. В соответствии с пунктом 1 статьи 15 ГК РФ причиненный ущерб возмещается полностью, если законом или договором не предусмотрено возмещения убытков в меньшем размере. Статьей 717 ГК РФ определено, что, помимо уплаты подрядчику части установленной договором цены пропорционально объему работы, выполненной до получения извещения об отказе заказчика от исполнения договора, заказчик обязан возместить убытки, причиненные прекращением договора подряда, в пределах разницы между ценой, определенной за всю работу, и частью цены, выплаченной за выполненную работу. Данная норма не содержит исключения из общего правила возмещения убытков и не освобождает истца от обязанности доказывания возникших у него убытков в соответствии со статьей 393 ГК РФ, а лишь ограничивает размер возмещения в случае, если фактический ущерб превышает установленный законом максимальный предел.

4.2. Строительный подряд

Ситуация N 86. Техническая документация и смета (статья 743 ГК РФ). Суд отказал в иске о взыскании неустойки за просрочку выполнения работ по строительству административного здания, поскольку строительство было закончено в срок, который был продлен по соглашению сторон, а заказчик в нарушение пункта 1 статьи 743 ГК РФ несвоевременно выдавал подрядчику техническую и сметную документацию (Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 02.07.2007 N Ф04-4151/2007(35581-А45-20)).

Суть дела. Заказчик обратился в арбитражный суд с иском о взыскании с подрядчика суммы штрафных санкций (неустойки) за нарушение ответчиком сроков окончания отдельных работ по контракту на строительство административного здания. Истец ссылается на пункт контракта, предусматривающий, что в случае нарушения подрядчиком сроков окончания работ по строительству объекта, в том числе отдельных видов работ, предусмотренных контрактом, подрядчик уплачивает заказчику неустойку, исчисленную в соответствии с данным пунктом договора. После наступления срока выполнения работ стороны в связи с увеличением объема работы заключили дополнительные соглашения. Дополнительные соглашения не являются самостоятельными сделками. Виды работ, указанные в дополнительных соглашениях, входят в состав работ по строительству здания в целом. Позиция суда. Суд пришел к выводу, что продление сроков выполнения работ было вызвано и тем, что заказчиком в нарушение пункта 1 статьи 743 ГК РФ техническая и сметная документация выдавалась подрядчику несвоевременно. Согласно акту рабочей комиссии о готовности законченного строительством объекта для предъявления государственной приемочной комиссии строительно-монтажных работ произведены в сроки, соответствующие договоренности сторон о сроке окончания строительства здания. Суд указал, что в соответствии с пунктом 1 статьи 431 ГК РФ при толковании условий договора принимается во внимание буквальное значение содержащихся в нем слов и выражений. Согласно контракту его предметом является выполнение подрядчиком работ по строительству административного здания в целом, на условиях "под ключ", а дополнительными соглашениями, заключенными сторонами в период действия договора, сроки выполнения работ неоднократно переносились в связи с увеличением объема работ. Суд пришел к выводу, что виды работ, указанные в дополнительных соглашениях, являющихся неотъемлемой частью всего контракта, а не самостоятельными сделками, входят в состав работ всего здания в целом, законченного строительством в установленный контрактом срок. Таким образом, основания для привлечения ответчика к ответственности за просрочку исполнения обязательств отсутствуют, в связи с чем суд отказал в удовлетворении иска.

Комментарий к Постановлению ФАС Западно-Сибирского округа от 02.07.2007 N Ф04-4151/2007(35581-А45-20).

Предмет договора, как следует из статьи 740 ГК РФ, является существенным условием договора, при отсутствии которого он считается незаключенным. В соответствии со статьей 743 ГК РФ техническая документация устанавливает объем и содержание работы, выполняемой подрядчиком, и требования, которым работа должна соответствовать. Смета представляет собой денежное выражение подлежащих выполнению работ. По общему правилу проектная документация и смета составляются на каждый объект постройки, реконструкции или расширения. Таким образом, поскольку заказчик несвоевременно передавал подрядчику техническую и сметную документацию, подрядчик не имел возможности в срок приступить к работе. Поскольку срок выполнения работ был увеличен по сравнению с первоначальными договоренностями и к установленному дополнительными соглашениями сроку работы были выполнены, основания для взыскания неустойки за просрочку выполнения работ отсутствуют.

Ситуация N 87. Обязанности заказчика (статья 762 ГК РФ). Суд удовлетворил требования подрядчика о взыскании стоимости выполненных проектно-изыскательских работ по капитальному ремонту административного здания, поскольку заказчик принял выполненные истцом работы по актам без возражений по поводу их качества, а значит, обязан оплатить подрядные работы полностью (статья 762 ГК РФ) (Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 06.08.2007 N Ф04-5078/2007(36692-А45-38)).

Суть дела. Подрядчик обратился в суд с иском к заказчику о взыскании стоимости выполненных работ по государственному контракту. Иск мотивирован ненадлежащим исполнением ответчиком своих обязательств по оплате выполненных истцом работ. Между истцом и ответчиком заключен государственный контракт на выполнение проектно-изыскательских работ по капитальному ремонту административного здания, в соответствии с которым подрядчик обязался выполнить работы, а заказчик обязался принять и оплатить их. Согласно контракту сроки выполнения работ, технологические и иные требования по выполнению проектно-изыскательских работ и экспертизы проекта на капитальный ремонт объекта определяются заданием, графиком производства работ, а также другими приложениями. Заданием на выполнение проектно-изыскательских работ в качестве исходных данных указан генплан. Истец выполнил работы в полном объеме, что не отрицается заказчиком. Окончательный срок исполнения государственного контракта - 09.11.2005. Положительное заключение главного эксперта получено 22.11.2005. Ответчик оплатил выполненные истцом работы частично. Заказчик приказом от 23.12.2005 наложил на подрядчика штрафную санкцию за нарушение сроков окончательной сдачи работ. Указанные обстоятельства и послужили основанием для обращения с иском. Позиция суда. Суд квалифицировал возникшие между сторонами договорные отношения как подрядные и правомерно применил к договору нормы главы 37 ГК РФ о подряде. В соответствии со статьей 758 ГК РФ по договору подряда на выполнение проектных и изыскательских работ подрядчик обязуется по заданию заказчика разработать техническую документацию и (или) выполнить изыскательские работы, а заказчик обязуется принять и оплатить их результат. Согласно части 1 статьи 307 ГК РФ в силу обязательства одно лицо (должник) обязано совершить в пользу другого лица (кредитора) определенное действие, как то: передать имущество, выполнить работу, уплатить деньги либо воздержаться от определенного действия, а кредитор имеет право требовать от должника исполнения его обязательства. Статья 309 ГК РФ устанавливает, что обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона. Как видно из материалов дела, установлено судом и не отрицается ответчиком, истец выполнил работы в полном объеме и надлежащим образом. Суд пришел к выводу о том, что ответчик обязан оплатить подрядные работы полностью, поскольку он принял выполненные истцом работы по актам без возражений по поводу качества произведенных работ, и удовлетворил требования истца.

Комментарий к Постановлению ФАС Западно-Сибирского округа от 06.08.2007 N Ф04-5078/2007(36692-А45-38).

В статье 743 ГК РФ установлено, что при отсутствии иных указаний в договоре предполагается, что подрядчик обязан выполнить все работы, указанные в технической документации и смете, в этом случае в соответствии со статьей 702 ГК РФ заказчик обязуется принять результат работы и оплатить его. Правовое положение договора подряда на выполнение проектных и изыскательских работ регулируется статьями 758 - 768 ГК РФ. Согласно статье 758 ГК РФ разработка технической документации по договору подряда относится к договору подряда на выполнение проектных и изыскательских работ. При этом проектная и техническая документация рассматривается как вещественное оформление результата выполненных работ. Согласно статье 762 ГК РФ по договору подряда на выполнение проектных и изыскательских работ заказчик обязан уплатить подрядчику установленную цену. Эти выводы подтверждается судебной практикой (см., например, Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 24.05.2007 N А78-6128/06-С1-18/204-Ф02-3033/07, Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 06.12.2006 N Ф04-7986/2006(28858-А45-38), Постановление ФАС Северо-Западного округа от 14.05.2007 N А56-52249/2005).

4.3. Подрядные работы для государственных или муниципальных нужд

Ситуация N 88. Государственный или муниципальный контракт на выполнение подрядных работ для государственных или муниципальных нужд (статья 763 ГК РФ). На основании статей 763, 769 и 774 ГК РФ суд отказал в иске о взыскании задолженности по оплате выполненных изыскательских работ по государственному контракту, поскольку поставщиком не был соблюден предусмотренный контрактом порядок сдачи геологического отчета, предшествующего оформлению акта сдачи-приемки работ (Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 11.07.2007 N Ф04-4537/2007(36032-А27-20)).

Суть дела. Между акционерным обществом (поставщик) и комитетом природных ресурсов (заказчик) заключен государственный контракт на выполнение работ по воспроизводству минерально-сырьевой базы за счет средств федерального бюджета. Согласно условиям контракта поставщик обязался завершить работы по объекту "Переоценка балансовой принадлежности коксующихся углей Кузбасса в нераспределенном фонде недр", а заказчик - принять и оплатить выполненные работы в порядке, предусмотренном контрактом. Контрактом предусмотрено осуществление окончательного расчета заказчиком после сдачи поставщиком геологического отчета, подтверждающего выполнение геологического задания по объекту работ. В контракте установлен порядок сдачи и приемки работ, который включает в себя следующие этапы: представление заказчику в процессе выполнения работ текущих геологических отчетов, отчета об использовании бюджетных средств, а после завершения работ - представление акта сдачи-приемки работ и окончательного геологического отчета о результатах работ. При этом акт приемки выполненных работ подписывается заказчиком после положительного экспертного заключения и одобрения научно-техническим советом. Соглашением о расторжении государственного контракта предусматривается, что в течение 30 дней с момента заключения данного соглашения поставщик предоставляет заказчику информационный геологический отчет с графическими приложениями, а в течение 20 дней с момента заключения соглашения - акты сдачи-приемки по выполненным работам. Соглашением о расторжении контракта, подписанным поставщиком и заказчиком, стороны досрочно прекратили действие государственного контракта. В соответствии с соглашением оплате подлежат фактические затраты поставщика по проведению работ, принятых заказчиком в порядке, установленном контрактом, до момента его расторжения. По мнению истца, во исполнение условий государственного контракта им выполнены работы по программе. В связи с ненадлежащим исполнением заказчиком обязанностей по оплате выполненных работ истец обратился в суд с иском о взыскании задолженности по оплате выполненных изыскательских работ по объекту. Позиция суда. Поскольку судом установлено, что предусмотренный контрактом порядок сдачи геологического отчета поставщиком не был соблюден, а данное условие является обязательным и предшествует оформлению сторонами акта сдачи-приемки работ, суд на основании применения к спорным правоотношениям пункта 2 статьи 763, пункта 1 статьи 769 и пункта 1 статьи 774 ГК РФ пришел к выводу об отсутствии оснований для оплаты заказчиком стоимости выполненных поставщиком работ, в связи с чем в иске отказал.

Комментарий к Постановлению ФАС Западно-Сибирского округа от 11.07.2007 N Ф04-4537/2007(36032-А27-20).

Государственный контракт заключается с целью реализации тех или иных государственных интересов - в соответствии со статьей 763 ГК РФ подрядные строительные, проектные и изыскательские работы, предназначенные для удовлетворения потребностей РФ или субъекта РФ и финансируемые за счет средств соответствующих бюджетов и внебюджетных источников, осуществляются на основе государственного контракта на выполнение подрядных работ для государственных нужд. По государственному контракту на выполнение подрядных работ для государственных нужд подрядчик обязуется выполнить строительные, проектные и другие работы, связанные со строительством и ремонтом объектов производственного (непроизводственного) характера, и передать их государственному заказчику, а государственный заказчик обязуется принять выполненные работы и оплатить их или обеспечить их оплату. Государственным заказчиком по контракту является государственный орган, обладающий необходимыми инвестиционными ресурсами, или организация, наделенная соответствующим государственным органом правом распоряжаться такими ресурсами, а подрядчиком - юридическое лицо или гражданин. Порядок заключения и исполнения государственных контрактов определяется, в частности, Основными положениями порядка заключения и исполнения государственных контрактов (договоров подряда) на строительство объектов для федеральных государственных нужд в РФ, утвержденными Постановлением Правительства РФ от 14.08.1993 N 812. В соответствии с пунктом 4 статьи 753 ГК РФ сдача результата работ подрядчиком и приемка его заказчиком оформляются актом, подписанным обеими сторонами. При отказе одной из сторон от подписания акта в нем делается отметка об этом и акт подписывается другой стороной. Односторонний акт сдачи или приемки результата работ может быть признан судом недействительным лишь в случае, если мотивы отказа от подписания акта признаны им обоснованными. Выводы, изложенные в комментируемом Постановлении, подтверждаются судебной практикой (см., например, Постановление ФАС Уральского округа от 13.02.2007 N Ф09-11971/06-С4, Постановление ФАС Московского округа от 11.08.2005 N КГ-А40/7216-05, Постановление ФАС Дальневосточного округа от 05.12.2006 N Ф03-А24/06-1/3839).

Ситуация N 89. Правовое регулирование договоров на выполнение научно-исследовательских работ, опытно-конструкторских и технологических работ (статья 778 ГК РФ). Несмотря на то что стороны договора на создание (передачу) научно-технической продукции согласовали все существенные условия договора (объем, сроки), предусмотренные статьями 708, 709 и 778 ГК РФ, спорный договор был признан судом недействительным, поскольку в силу статьи 778 ГК РФ указанный договор является государственным контрактом, который должен заключаться только по результатам конкурса (статьи 71 и 72 БК РФ), который не был проведен (Постановление ФАС Северо-Западного округа от 26.07.2007 N А05-10431/2006).

Суть дела. Между администрацией субъекта РФ (заказчик) и государственным научным учреждением (исполнитель) 10.06.2005 был заключен договор на создание (передачу) научно-технической продукции, по условиям которого заказчик поручает, а исполнитель принимает на себя выполнение следующих работ: разработка концепции развития рыбоводства в субъекте РФ; разработка рыбоводно-биологического обоснования на строительство рыбоводных заводов для воспроизводства и восполнения запасов нельмы и лосося; разработка рыбоводно-биологического обоснования на организацию пунктов сбора икры лососевых и сиговых рыб; проведение проектно-изыскательских работ для строительства рыбоводных заводов для воспроизводства лосося и нельмы. Согласно договору срок сдачи работ - 2005 г. Этот же срок указан и в календарном плане, являющемся неотъемлемой частью договора. Договором предусмотрена стоимость работ в размере 11200000 рублей. Платежным поручением от 02.08.2005 третье лицо перечислило исполнителю 10000000 рублей, указав в графе "Назначение платежа", что оплата производится по договору от 10.06.2005 согласно письму заказчика от 01.08.2005 в счет исполнения договора займа от 17.06.2005. Получив денежные средства, исполнитель приступил к выполнению работ, результат которых был сдан заказчику в апреле 2006 г. В связи с тем что заказчик письмом от 14.06.2006 сообщил об отсутствии комплекта разработанной исполнителем научно-технической документации, исполнитель повторно 04.08.2006 направил заказчику комплект документации по договору от 10.06.2005. Прокурор, считая договор от 10.06.2005 ничтожным, в порядке статьи 52 АПК РФ обратился в арбитражный суд с иском о признании его недействительным и о применении последствий недействительности данного договора путем обязания исполнителя возвратить заказчику 10000000 рублей, а заказчика - оплатить исполнителю стоимость выполненных работ. В обоснование ничтожности договора прокурор сослался на несоблюдение при его заключении процедуры проведения конкурса, необходимость которого связана с тем, что согласно статье 71 БК РФ закупки товаров, работ и услуг на сумму свыше 2000 минимальных размеров оплаты труда осуществляются исключительно на основе государственного контракта, который, в свою очередь, оформляется по результатам открытых торгов (открытого конкурса) как наиболее предпочтительного способа закупок. По мнению заказчика, отсутствие в договоре условий об объеме подлежащей выполнению работы, сроках ее начала и окончания, размере и порядке финансирования, способах обеспечения обязательств сторон, виде договора свидетельствует о том, что договор от 10.06.2005 является незаключенным и поэтому его нельзя признать недействительным. Позиция суда. ГК РФ (статьи 525, 763, 778) предусматривает необходимость заключения государственного контракта на поставку товаров или подрядные строительные работы, проектные и изыскательские, научно-исследовательские, опытно-конструкторские, технологические работы для государственных нужд в случае их финансирования за счет средств соответствующих бюджетов и внебюджетных источников. При этом государственными нуждами признаются определяемые в установленном законом порядке потребности Российской Федерации или субъектов РФ, обеспечиваемые за счет средств бюджетов и внебюджетных источников финансирования. Проанализировав условия договора и оценив доводы сторон, суд пришел к выводу о том, что ответчиками согласованы все существенные условия договора, касающиеся объема выполняемой исполнителем работы и сроков. Суд признал спорный договор недействительным, в применении последствий его недействительности отказал.

Комментарий к Постановлению ФАС Северо-Западного округа от 26.07.2007 N А05-10431/2006.

Если заказчиком по договору выступает государство в лице уполномоченного федерального органа исполнительной власти, то согласно статье 778 ГК РФ к государственным контрактам на выполнение НИОКР для государственных нужд применяются правила статей 763 - 768 ГК РФ, регламентирующие выполнение работ для государственных нужд (аналогичные правила действуют и в случае, если заказчиком выступает муниципальное образование). В соответствии со статьей 167 ГК РФ недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения. При недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре (в том числе тогда, когда полученное выражается в пользовании имуществом, выполненной работе или предоставленной услуге) возместить его стоимость в деньгах, если иные последствия недействительности сделки не предусмотрены законом. В соответствии со статьей 763 ГК РФ проектные и изыскательские работы (статья 758), предназначенные для удовлетворения потребностей субъекта РФ и финансируемые за счет средств соответствующих бюджетов и внебюджетных источников, осуществляются на основе государственного контракта на выполнение подрядных работ для государственных нужд. По смыслу статьи 71 БК РФ, все закупки товаров, работ и услуг бюджетными учреждениями на сумму свыше 2000 минимальных размеров оплаты труда осуществляются исключительно на основе государственных или муниципальных контрактов. Как указано в статье 72 БК РФ, государственный контракт - договор, заключенный органом государственной власти или органом местного самоуправления, бюджетным учреждением, уполномоченным органом или организацией от имени Российской Федерации, субъекта РФ или муниципального образования с физическими и юридическими лицами в целях обеспечения государственных или муниципальных нужд, предусмотренных в расходах соответствующего бюджета. Государственный и муниципальный контракты размещаются на конкурсной основе, если иное не установлено федеральными законами, законами и законодательными актами субъектов РФ, нормативными правовыми актами представительных органов местного самоуправления. В гражданском законодательстве НИОКР разделяются на два вида работ: научные исследования и разработки нового продукта. При этом разработка образца нового изделия и конструкторской документации на него отнесена к опытно-конструкторским работам, а разработка новой технологии - к технологическим работам. Кроме ГК РФ выполнение научных исследований и разработок регулируется Федеральным законом от 23.08.1996 N 127-ФЗ "О науке и государственной научно-технической политике" (далее - Закон N 127-ФЗ). В соответствии со статьей 8 Закона N 127-ФЗ основной правовой формой отношений между научной организацией, заказчиком и иными потребителями научной и (или) научно-технической продукции являются договоры (контракты) на создание, передачу и использование научной и (или) научно-технической продукции, оказание научных, научно-технических, инженерно-консультационных и иных услуг, а также другие договоры, в том числе договоры о совместной научной и (или) научно-технической деятельности и распределении прибыли.

5. ВОЗМЕЗДНОЕ ОКАЗАНИЕ УСЛУГ

Ситуация N 90. Договор возмездного оказания услуг (статья 779 ГК РФ). На основании положений пункта 1 статьи 779 ГК РФ и статьи 781 ГК РФ суд удовлетворил требования о взыскании задолженности по оплате услуг по техническому обслуживанию нежилого помещения и тепловой энергии, поскольку факт оказания истцом ответчику услуг и факт неполной оплаты этих услуг ответчиком был доказан (Постановление ФАС Центрального округа от 28.11.2007 N А14-3160-2007/28/1).

Суть дела. Между учреждением ЖКХ (балансодержатель) и предприятием (пользователь) 01.04.2002 был заключен договор на техническое обслуживание принадлежащих предприятию на праве собственности помещений сроком действия с 01.04.2002 по 31.12.2002. Согласно договору предприятие приняло на себя обязательство ежемесячно оплачивать на основании счетов-фактур, выставляемых учреждением, расходы, связанные с техническим обслуживанием помещения, по тарифу, установленному администрацией города, и коммунальные услуги, которыми предприятие пользуется через балансодержателя, исходя из расшифровок и счетов поставщиков коммунальных услуг. В соответствии с договором изменение его условий, расторжение и прекращение допускаются по соглашению сторон. Дополнительными соглашениями действие договора продлялось до 31.12.2006. Также в соглашениях предусмотрено, что договор считается ежегодно продленным, если ни одна из сторон не заявит о расторжении договора не менее чем за 30 дней до истечения срока его действия. 01.08.2006 учреждение направило предприятию письмо, в котором уведомило о расторжении договора на основании постановления администрации муниципального образования. Согласие на расторжение договора от 01.04.2002 от предприятия получено не было. Постановлением администрации города постановление администрации муниципального образования было отменено. Считая договор действующим, учреждение в период с 01.09.2006 по 28.02.2007 оказывало предприятию услуги по техническому обслуживанию помещения. Данное обстоятельство подтверждается контрактом от 01.01.2006, заключенным между учреждением и третьим лицом, актами приемки выполненных работ по нему, договором на производство аварийных работ и ликвидацию неисправностей внутридомового инженерного оборудования, заключенным учреждением и иным третьим лицом. Для оплаты предоставленных услуг учреждение ежемесячно выставляло предприятию счета-фактуры. Ссылаясь на неоплату предприятием в полном объеме предоставленных по договору услуг, учреждение обратилось в арбитражный суд с требованием о взыскании задолженности по оплате услуг по техническому обслуживанию нежилого помещения и тепловой энергии и ее передачи за период с сентября 2006 г. по февраль 2007 г. Позиция суда. Суд исходил из того, что договор от 01.04.2002 не был расторгнут. Судом установлено, что истец в период с 01.09.2006 по 28.02.2007 оказывал ответчику услуги по техническому обслуживанию помещения, а ответчик, в свою очередь, производил, хотя и не в полном объеме, установленную договором оплату. Так, платежным поручением от 13.04.2007 с назначением платежа "За отопление по договору 01.04.2002" оплата по договору произведена после получения ответчиком уведомления о расторжении договора. Кроме того, суд учел, что стоимость оказанных ответчику в спорном периоде услуг определялась исходя из площади занимаемых им помещений, а также в соответствии с тарифами, утвержденными постановлением администрации города о плате за содержание и техническое обслуживание встроенного нежилого помещения, как предусмотрено условиями договора. При таких обстоятельствах, с учетом условий договора и установления факта оказания истцом ответчику услуг, на основании положений пункта 1 статьи 779 ГК РФ, статьи 781 ГК РФ суд удовлетворил заявленные требования.

Комментарий к Постановлению ФАС Центрального округа от 28.11.2007 N А14-3160-2007/28/1.

На основании пункта 1 статьи 779 ГК РФ по договору возмездного оказания услуг исполнитель обязуется по заданию заказчика оказать услуги (совершить определенные действия или осуществить определенную деятельность), а заказчик обязуется оплатить эти услуги. Договор возмездного оказания услуг всегда является консенсуальным, двусторонним и возмездным. К договору возмездного оказания услуг применяются общие положения о подряде и о бытовом подряде, если это не противоречит существу отношений (статья 783 ГК РФ). В соответствии с пунктом 1 статьи 781 ГК РФ заказчик обязан оплатить оказанные ему услуги в сроки и в порядке, которые указаны в договоре возмездного оказания услуг. Пунктом 2 статьи 781 ГК РФ предусмотрено, что в случае невозможности исполнения, возникшей по вине заказчика, услуги подлежат оплате в полном объеме, если иное не предусмотрено законом или договором возмездного оказания услуг. Положениями статьи 782 ГК РФ предусмотрена возможность одностороннего отказа от исполнения договора возмездного оказания услуг. Так, заказчик вправе отказаться от исполнения договора возмездного оказания услуг при условии оплаты исполнителю фактически понесенных им расходов. Исполнитель вправе отказаться от исполнения обязательств по договору возмездного оказания услуг лишь при условии полного возмещения заказчику убытков. Выводы, изложенные в комментируемом Постановлении, подтверждаются судебной практикой (см., например, Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 20.07.2006 N А82-15158/2005-3, Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 03.08.2006 N А33-25743/05-Ф02-3854/06-С2, Постановления ФАС Дальневосточного округа от 20.02.2007 N Ф03-А73/06-1/5432, от 28.11.2006 N Ф03-А04/06-1/4222, Постановление ФАС Московского округа от 07.12.2006 N КГ-А40/11966-06, Постановление ФАС Поволжского округа от 20.02.2007 N А12-10394/06-С66, Постановление ФАС Северо-Западного округа от 26.02.2007 N А05-8248/2006, Постановления ФАС Уральского округа от 21.03.2007 N Ф09-2013/07-С5, от 19.04.2006 N Ф09-2737/06-С4, Постановления ФАС Центрального округа от 14.02.2007 N А08-12518/05-5, от 02.02.2007 N А14-21938/2005/608/8).

6. УСЛУГИ В СФЕРЕ ТРАНСПОРТА

Ситуация N 91. Общие положения о перевозке (статья 784 ГК РФ). Поскольку ответственность сторон договора перевозки установлена Уставом железнодорожного транспорта РФ, а факт перегруза вагона подтверждается материалами дела, суд удовлетворил иск перевозчика груза о взыскании штрафа с отправителя (Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 17.07.2007 N Ф04-3917/2007(35334-А27-17)).

Суть дела. При осуществлении ответчиком (отправителем) отправки вагонов с грузом от станции Западно-Сибирской железной дороги до станции назначения Октябрьской железной дороги истцом (перевозчиком) при контрольном взвешивании вагона на тензометрических весах обнаружен перегруз сверх грузоподъемности с учетом погрешности весоизмерительных приборов. В соответствии с указанными обстоятельствами истцом составлен коммерческий акт, ответчику направлено уведомление об уплате штрафа. По мнению ответчика, штраф должен взыскиваться в соответствии с заключенным между сторонами договором на оказание транспортных услуг. Неисполнение ответчиком обязанности по оплате штрафа в добровольном порядке послужило основанием для обращения истца в суд. Позиция суда. Суд пришел к выводу о том, что отношения сторон следует расценивать как возникшие из договора перевозки груза железнодорожным транспортом, регламентированные главой 40 ГК РФ. Со ссылкой на статьи 784, 785, 793 ГК РФ суд указал, что заключение договора подтверждается накладной, ответственность за его неисполнение установлена Уставом железнодорожного транспорта РФ. Суд установил, что факт перегруза спорного вагона подтверждается имеющимися в деле доказательствами, а ответственность за него предусмотрена статьей 102 УЖТ в виде штрафа в размере пятикратной платы за перевозку фактической массы данного груза. Суд удовлетворил иск.

Комментарий к Постановлению ФАС Западно-Сибирского округа от 17.07.2007 N Ф04-3917/2007(35334-А27-17).

Согласно пункту 2 статьи 784 ГК РФ общие условия перевозки определяются транспортными уставами и кодексами, иными законами и издаваемыми в соответствии с ними правилами. Условия перевозки грузов, пассажиров и багажа отдельными видами транспорта, а также ответственность сторон по этим перевозкам определяются соглашением сторон, если ГК РФ, транспортными уставами и кодексами, иными законами и издаваемыми в соответствии с ними правилами не установлено иное. В соответствии с пунктом 1 статьи 793 ГК РФ в случае неисполнения либо ненадлежащего исполнения обязательств по перевозке стороны несут ответственность, установленную ГК РФ, транспортными уставами и кодексами, а также соглашением сторон. Из изложенного можно сделать вывод о том, что если ответственность за нарушение условий перевозки груза не установлена ГК РФ, то к данному нарушению применяется ответственность, установленная транспортным уставом. Если и в ГК РФ, и в транспортном уставе ответственность за нарушение условий перевозки не предусмотрена, то применяется ответственность, предусмотренная соглашением сторон. Следует отметить, что ответственность за перегруз вагона ГК РФ не установлена. Согласно статье 102 УЖТ за превышение грузоподъемности (перегруз) вагона, контейнера грузоотправитель (отправитель) уплачивает перевозчику штраф в размере пятикратной платы за перевозку фактической массы данного груза (грузобагажа). Порядок оформления и взыскания штрафов устанавливается правилами перевозок грузов железнодорожным транспортом и правилами перевозок пассажиров, багажа, грузобагажа железнодорожным транспортом. В силу пункта 10 Правил оформления и взыскания штрафов при перевозках грузов железнодорожным транспортом, утвержденных Приказом МПС России от 18.06.2003 N 43 (далее - Правила), в соответствии со статьей 102 Устава за превышение грузоподъемности (перегруз) вагона, контейнера грузоотправитель (отправитель) уплачивает перевозчику штраф в размере пятикратной платы за перевозку фактической массы данного груза (грузобагажа). При обнаружении превышения грузоподъемности перевозчиком составляется акт общей формы на проверку массы груза, при необходимости - коммерческий акт о несоответствии массы груза в вагоне, контейнере данным, указанным в перевозочном документе, с учетом погрешности весоизмерительных приборов. Аналогичные комментируемому выводу суда выводы содержатся в Постановлении ФАС Восточно-Сибирского округа от 21.05.2007 N А33-14346/06-Ф02-2820/07, Постановлении ФАС Северо-Западного округа от 18.04.2007 N А05-10850/2006-3. Однако существует противоположная точка зрения. ФАС Уральского округа в Постановлении от 11.01.2007 N Ф09-11065/06-С5 указал, что имеющийся в материалах дела коммерческий акт, в котором указано, что он составлен в присутствии представителя грузоотправителя, получившего пиломатериал, не подтверждает совершения ответчиком правонарушения в виде превышения грузоподъемности вагона, поскольку доказательств подписания грузополучателем коммерческого акта и акта общей формы истец в соответствии со статьей 65 АПК РФ не представил. При таких обстоятельствах суд пришел к выводу о том, что оснований для взыскания с ответчика штрафа за превышение грузоподъемности (перегруз) вагона не имеется, поскольку данный факт не удостоверен надлежащими документами (статья 119 УЖТ, пункт 10 Правил).

Ситуация N 92. Договор перевозки груза (статья 785 ГК РФ). Поскольку грузоотправитель не подтвердил заключение договора перевозки товарно-транспортными накладными согласно статье 785 ГК РФ, суд отказал в удовлетворении требования грузоотправителя о взыскании убытков, связанных с ненадлежащим исполнением договора перевозки (Постановление ФАС Северо-Западного округа от 02.07.2007 N А56-32124/2006).

Суть дела. Между организацией (заказчик) и предпринимателем (перевозчик) заключен договор на перевозку грузов автомобильным транспортом, по условиям которого перевозчик предоставляет заказчику автотранспортное средство в технически исправном состоянии для перевозки товара. Согласно договору перевозчик обязан своевременно подать автомобиль, доставить вверенный груз в пункт назначения, указанный в товарно-транспортной накладной, обеспечив в пути нормальную транспортировку и сохранность товара при температуре в грузовом салоне не ниже +1 град. C. Организация, ссылаясь на то, что предприниматель при перевозке медикаментов допустил их заморозку, в результате которой лекарства инсулиновой группы стали непригодны к использованию, обратилась в арбитражный суд с иском о взыскании убытков. Позиция суда. Принимая решение об отказе в иске, суд исходил из того, что истцом не доказан факт заключения договора перевозки спорной партии медикаментов. К такому выводу суд пришел, руководствуясь пунктом 2 статьи 785 ГК РФ, согласно которому заключение договора перевозки подтверждается составлением и выдачей отправителю груза транспортной накладной (коносамента или иного документа на груз, предусмотренного соответствующим транспортным уставом или кодексом). Сославшись на статью 47 Устава автомобильного транспорта РСФСР, утвержденного Постановлением Совмина РСФСР от 08.01.1969 N 12 (далее - Устав), суд указал, что для подтверждения договора перевозки груза автомобильным транспортом необходимо представить товарно-транспортную накладную, свидетельствующую о принятии перевозчиком груза. Такой накладной в материалах дела не имеется.

Комментарий к Постановлению ФАС Северо-Западного округа от 02.07.2007 N А56-32124/2006.

Согласно пункту 2 статьи 784 ГК РФ общие условия перевозки определяются транспортными уставами и кодексами, иными законами и издаваемыми в соответствии с ними правилами. Условия перевозки грузов, пассажиров и багажа отдельными видами транспорта, а также ответственность сторон по этим перевозкам определяются соглашением сторон, если ГК РФ, транспортными уставами и кодексами, иными законами и издаваемыми в соответствии с ними правилами не установлено иное. Согласно пункту 47 Устава грузоотправитель должен представить автотранспортному предприятию или организации на предъявляемый к перевозке груз товарного характера товарно-транспортную накладную, составляемую, как правило, в четырех экземплярах, которая является основным перевозочным документом и по которой производится списание этого груза грузоотправителем и оприходование его грузополучателем. Грузы товарного характера, не оформленные товарно-транспортными накладными, автотранспортным предприятием или организацией к перевозке не принимаются. Из изложенного следует, что единственным подтверждением заключения договора перевозки является товарно-транспортная накладная, так как при ее отсутствии перевозчик не имеет права перевозить соответствующий груз. Следует также отметить, что заключение договора перевозки с точки зрения бухгалтерского учета также подтверждается товарно-транспортными накладными, так как согласно пункту 1 статьи 9 Федерального закона от 21.11.1996 N 129-ФЗ "О бухгалтерском учете" все хозяйственные операции, проводимые организацией, должны оформляться оправдательными документами. Эти документы служат первичными учетными документами, на основании которых ведется бухгалтерский учет. В письме Управления ФНС России по г. Москве от 23.10.2006 N 20-12/92786 указано, что, так как товарно-транспортная накладная служит для учета транспортной работы и расчетов заказчиков с перевозчиком за оказанные услуги по перевозке грузов, ее наличие у организации является необходимым условием для принятия в целях налогообложения прибыли расходов, связанных с перевозкой грузов. Аналогичные выводу суда в комментируемом Постановлении выводы содержатся в Постановлении ФАС Волго-Вятского округа от 28.06.2007 N А43-22674/2006-39-396, Постановлении ФАС Восточно-Сибирского округа от 24.08.2006 N А33-14697/05-Ф02-3856/06-С2, Постановлении ФАС Северо-Кавказского округа от 30.03.2005 N Ф08-597/2005.

Ситуация N 93. Поскольку грузополучатель не подтвердил ненадлежащее исполнение перевозчиком своего обязательства, суд отказал в иске о взыскании суммы причиненного ущерба (Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 27.09.2007 N Ф04-6181/2007(37962-А46-21)).

Суть дела. Ответчик по заявке-договору произвел перевозку для истца (грузополучателя) на автомобиле товара, который был приобретен у третьего лица (грузоотправителя) по договору купли-продажи плодовой продукции. Сторонами в договоре купли-продажи был установлен порядок и срок отгрузки продукции на условиях франко-склад продавца. Договором была предусмотрена приемка продукции представителем покупателя с надлежаще оформленной доверенностью по количеству и качеству на складе продавца. При получении истцом груза от перевозчика установлено низкое качество поступившей партии товара и невозможность его реализации. Грузополучатель обратился в суд с иском к грузоотправителю о взыскании причиненного ущерба в размере стоимости испорченного товара и расходов по проведению экспертизы. Требование мотивировано нарушением перевозчиком условий транспортировки пищевой продукции. Позиция суда. Согласно пункту 2 статьи 785 ГК РФ заключение договора перевозки подтверждается составлением и выдачей отправителю груза транспортной накладной или иного документа на груз, предусмотренного соответствующим транспортным уставом или кодексом. Оценивая исполнение обязательств сторон в рамках правоотношений перевозки груза автомобильным транспортом с учетом специфики перевезенного груза, суд установил отсутствие основного перевозочного документа - товарно-транспортной накладной, составление которой является обязательным в силу статей 47, 51, 72 Устава автомобильного транспорта РСФСР, утвержденного Постановлением Совета Министров РСФСР от 08.01.1969 N 12 (далее - УАТ РСФСР). Следовательно, автотранспортная организация в силу положений статей 133, 157 УАТ РСФСР освобождается от ответственности за порчу или повреждение груза, прибывшего без товарно-транспортной накладной в исправном автомобиле с исправными пломбами грузоотправителя. Поскольку истец не подтвердил допустимыми доказательствами ненадлежащее исполнение перевозчиком своего обязательства, суд отказал в иске.

Комментарий к Постановлению ФАС Западно-Сибирского округа от 27.09.2007 N Ф04-6181/2007(37962-А46-21).

Согласно Постановлению Госкомстата России от 28.11.1997 N 78 "Об утверждении унифицированных форм первичной учетной документации по учету работы строительных машин и механизмов, работ в автомобильном транспорте" для учета движения товарно-материальных ценностей и расчетов за их перевозки автомобильным транспортом предназначена товарно-транспортная накладная (форма N 1-Т). При этом товарно-транспортная накладная выписывается грузоотправителем в четырех экземплярах, один из которых после фактического осуществления перевозки груза перевозчиком предъявляется грузоотправителю (заказчику) и служит основанием для расчета за оказанные транспортные услуги. Кроме того, требование об обязательном наличии товарно-транспортной накладной при заключении договора перевозки содержится также в пункте 2 статьи 785 ГК РФ, пункте 47 УАТ РСФСР. Об этом также говорится в письме Управления ФНС России по г. Москве от 23.10.2006 N 20-12/92786. Выводы, изложенные в комментируемом Постановлении, подтверждаются судебной практикой (см., например, Постановления ФАС Волго-Вятского округа от 26.02.2007 N А39-1263/2006-140/5, от 28.11.2006 N А31-11057/2005-10).

Ситуация N 94. Договор перевозки пассажира (статья 786 ГК РФ). Поскольку номера маршрутов, государственные номера автобусов и фамилии работников перевозчика совпадают со сведениями, содержащимися в путевых листах и ведомостях продажи билетов автовокзалом, суд пришел к выводу о предоставлении истцом в спорный период услуг по перевозке пассажиров и удовлетворил иск перевозчика о взыскании с автовокзала неосновательного обогащения (Постановление ФАС Уральского округа от 11.07.2007 N Ф09-5303/07-С5).

Суть дела. Между автовокзалом (ответчик) и предприятием (истец) был заключен договор на выделение подвижного состава для обслуживания и перевозки пассажиров, багажа в пригородном и междугородном сообщении, согласно которому перевозчик обязался выделять автобусы для обслуживания и перевозки пассажиров, багажа в пригородном и междугородном сообщении, а автовокзал обязался производить продажу билетов на автобусы согласно расписанию их движения, производить отметки на путевом листе о времени и месте прибытия и отправления автобуса и осуществлять ежемесячные расчеты с перевозчиком на основании посадочной ведомости с учетом удержания 15% от суммы кассовой выручки. Автовокзал в ответ на сообщение предприятия о передаче рейсов на обслуживание другой организации разрешил обслуживание указанных маршрутов этой организацией с одновременным переоформлением паспортов маршрутов в течение одного месяца. Ссылаясь на перевозку пассажиров в период с августа по октябрь при отсутствии договорных отношений с автовокзалом, не исполнившим обязанность по передаче денежных средств от реализации билетов на перевозку пассажиров на этих маршрутах, организация обратилась в суд с иском о взыскании неосновательного обогащения. Позиция суда. Согласно пункту 1 статьи 1102 ГК РФ лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение), за исключением случаев, предусмотренных статьей 1109 ГК РФ. По договору перевозки пассажиров перевозчик обязуется перевезти пассажира в пункт назначения, а в случае сдачи пассажиром багажа также доставить багаж в пункт назначения и выдать его управомоченному на получение багажа лицу; пассажир обязуется уплатить установленную плату за проезд, а при сдаче багажа - и за провоз багажа (пункт 1 статьи 786 ГК РФ). Суд, установив, что номера маршрутов, государственные номера автобусов и фамилии работников организации совпадают со сведениями, содержащимися в путевых листах и ведомостях продажи билетов, пришел к выводу о предоставлении истцом в спорный период услуг по перевозке пассажиров. Поскольку ответчиком не представлены доказательства передачи денежных средств за перевозку пассажиров, суд удовлетворил исковые требования.

Комментарий к Постановлению ФАС Уральского округа от 11.07.2007 N Ф09-5303/07-С5.

В комментируемом Постановлении суд пришел к выводу о том, что у автовокзала возникло неосновательное обогащение вследствие отсутствия договорных отношений по перевозке пассажиров. Вместе с тем перевозчик фактически предоставлял соответствующие услуги автовокзалу, что подтверждено материалами дела. Аналогичные выводу суда в комментируемом Постановлении выводы содержатся в Постановлении ФАС Волго-Вятского округа от 12.05.2006 N А29-5133/2005-4э, Постановлении ФАС Восточно-Сибирского округа от 12.01.2006 N А10-2708/05-Ф02-6707/05-С2, Постановлении ФАС Западно-Сибирского округа от 15.02.2005 N Ф04-372/2005(8314-А67-12).

Ситуация N 95. Провозная плата (статья 790 ГК РФ). Требования транспортной организации о взыскании убытков с Российской Федерации в лице Минфина России были признаны судом обоснованными, поскольку ответчик в нарушение пункта 5 статьи 790 ГК РФ не исполнил надлежащим образом свои обязательства по финансированию льгот в рамках реализации Федерального закона от 24.11.1995 N 181-ФЗ "О социальной защите инвалидов в РФ" (Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 30.10.2007 N А33-4477/06-Ф02-8184/07).

Суть дела. Транспортная организация обратилась в суд с иском к Российской Федерации в лице Минфина России о взыскании убытков, возникших в связи с предоставлением льгот по перевозке пассажиров воздушным транспортом во исполнение Федерального закона от 24.11.1995 N 181-ФЗ "О социальной защите инвалидов в РФ" (далее - Закон N 181-ФЗ) с ноября 2003 г. по декабрь 2004 г. Основанием иска указано ненадлежащее исполнение ответчиком обязательств по компенсации расходов, связанных с реализацией Закона N 181-ФЗ. В обоснование своих требований истец представил купоны авиабилетов, переписку истца с органами социальной защиты населения, договор на возмещение расходов, счета-фактуры, реестры расходов, платежные поручения, акты сверки реестра на возмещение расходов. Позиция суда. В соответствии с пунктом 5 статьи 790 ГК РФ в случаях, когда в соответствии с законом или иными правовыми актами установлены льготы или преимущества по провозной плате за перевозку грузов, пассажиров и багажа, понесенные в связи с этим расходы возмещаются транспортной организацией за счет средств соответствующего бюджета. Закон N 181-ФЗ определяет государственную политику в области социальной защиты инвалидов в Российской Федерации, целью которой является обеспечение инвалидам равных с другими гражданами возможностей в реализации гражданских, экономических, политических и других прав и свобод. Согласно статье 30 Закона N 181-ФЗ инвалидам предоставляется 50-процентная скидка со стоимости проезда на междугородных линиях воздушного, железнодорожного, речного и автомобильного транспорта с 1 октября по 15 мая и один раз (проезд туда и обратно) в другое время года. Инвалидам I и II группы и детям-инвалидам предоставляется право бесплатного проезда один раз в год к месту лечения и обратно, если законодательством РФ не установлены более льготные условия. Указанные льготы распространяются на лицо, сопровождающее инвалида I группы или ребенка-инвалида. Статьями 31 и 32 Закона N 181-ФЗ установлено, что организации независимо от организационно-правовых форм и форм собственности предоставляют инвалидам льготы по оплате транспортного обслуживания в соответствии с законодательством РФ и несут ответственность за нарушение прав инвалидов. Законом N 181-ФЗ определена компетенция федеральных органов государственной власти и органов государственной власти субъектов РФ в области социальной защиты инвалидов. В соответствии со статьями 4, 5 Закона N 181-ФЗ к ведению федеральных органов государственной власти в области социальной защиты инвалидов относится установление федеральных льгот отдельным категориям инвалидов и формирование показателей федерального бюджета по расходам на социальную защиту инвалидов; к ведению органов государственной власти субъектов РФ - реализация государственной политики в отношении инвалидов на территориях субъектов РФ. Согласно пункту 12 Постановления Пленумов ВС РФ и ВАС РФ от 01.07.1996 N 6/8 "О некоторых вопросах, связанных с применением части первой ГК РФ" в случае предъявления юридическим лицом требования о возмещении убытков, причиненных в результате незаконного бездействия государственных органов, ответчиком по такому делу должна признаваться Российская Федерация в лице соответствующего финансового органа или иного уполномоченного органа. Неисполнение государством в полном объеме своих обязательств по компенсации затрат, произведенных истцом в связи с реализацией законно установленных льгот, повлекло возникновение у истца убытков. Поскольку суд установил, что ответчик не исполнил надлежащим образом свои обязательства по финансированию льгот в рамках реализации Закона N 181-ФЗ, требования истца о взыскании убытков удовлетворены.

Комментарий к Постановлению ФАС Восточно-Сибирского округа от 30.10.2007 N А33-4477/06-Ф02-8184/07.

Как указано в Постановлении Президиума ВАС РФ от 23.04.2007 N 1476/07, Российская Федерация, установив Законом N 181-ФЗ льготы в виде бесплатного проезда, приняла на себя и обязанность полного возмещения транспортным предприятиям расходов по предоставлению этой льготы за счет средств федерального бюджета. Наличие либо отсутствие договора и акта сверки не влияет на право транспортной организации требовать возмещения понесенных расходов в полном объеме. Выводы, изложенные в комментируемом Постановлении, подтверждаются судебной практикой (см., например, Постановления ФАС Восточно-Сибирского округа от 29.10.2007 N А19-18116/06-53-Ф02-8030/07, от 15.10.2007 N А19-22771/07-13-Ф02-7485/07, от 22.02.2007 N А74-2447/06-Ф02-502/07, Постановления ФАС Дальневосточного округа от 30.10.2007 N Ф03-А51/07-1/4334, от 19.02.2007 N Ф03-А04/06-1/5608, Постановление ФАС Северо-Западного округа от 26.11.2007 N А56-23108/2005, Постановления ФАС Волго-Вятского округа от 22.05.2007 N А43-33088/2006-39-611, от 18.05.2007 N А43-32854/2006-39-610, Постановление ФАС Поволжского округа от 17.04.2007 N А57-7372/05-21, Постановление ФАС Уральского округа от 23.04.2007 N Ф09-3031/07-С4). В Постановлении от 22.05.2007 N А43-5267/2006-4-118 ФАС Волго-Вятского округа суд взыскал убытки, возникшие у транспортной организации в связи с предоставлением инвалидам льгот при проезде на междугородных линиях железнодорожного транспорта, с Минфина России, поскольку именно Минфин России не обеспечил исполнение федерального бюджета по предоставлению субъекту РФ субсидий на возмещение платы, предусмотренной статьей 790 ГК РФ и не полученной истцом от льготных категорий потребителей. А в Постановлении ФАС Центрального округа от 22.05.2007 N А64-2855/06-5 говорится, что, принимая Федеральный закон о бюджете, государство не отменяло и не приостанавливало действие Закона N 181-ФЗ, поэтому расходы по предоставлению льгот отдельным категориям потребителей должны быть возложены на публично-правовое образование (Российскую Федерацию), независимо от того, предусмотрены ли соответствующие средства в Законе о бюджете.

Ситуация N 96. Подача транспортных средств, погрузка и выгрузка груза (статья 791 ГК РФ). Суд удовлетворил требования железной дороги о взыскании штрафных санкций за простой вагонов, поскольку документально подтвержден факт просрочки ответчиком доставки груза в пункт назначения (Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 28.11.2007 N А82-16731/2006-7).

Суть дела. Железная дорога (истец) и предприятие (ответчик) заключили договор на подачу и уборку вагонов на железнодорожный путь необщего пользования, принадлежащий ответчику и примыкающий к пути необщего пользования другой организации. В договоре установлено, что время нахождения вагонов на пути необщего пользования исчисляется с момента передачи вагонов на выставочный путь до момента их возвращения на выставочный путь. На железнодорожном пути необщего пользования устанавливается технологический срок оборота вагонов, равный трем часам. В договоре указано, что ответчик уплачивает истцу предусмотренные статьями 62 и 99 Устава железнодорожного транспорта РФ (далее - УЖТ РФ) штрафы за задержку вагонов, принадлежащих перевозчику, на железнодорожном пути необщего пользования более чем на 24 часа по истечении технологического срока оборота вагонов. Истец подавал вагоны на железнодорожные пути необщего пользования ответчика. Поскольку транспортные средства простояли под грузовыми операциями сверх 35 часов по истечении технологического срока оборота вагонов, железная дорога обратилась в суд с иском о взыскании штрафных санкций за простой вагонов. Позиция суда. Согласно статье 99 УЖТ РФ за задержку вагонов, контейнеров, принадлежащих перевозчикам, под погрузкой, выгрузкой грузов в местах общего и необщего пользования, включая железнодорожные пути необщего пользования, более чем на двадцать четыре часа по истечении технологических сроков оборота вагонов, контейнеров, установленных договорами на подачу и уборку вагонов или договорами на эксплуатацию железнодорожных путей необщего пользования, либо по истечении тридцати шести часов с момента подачи вагонов, контейнеров под погрузку, выгрузку грузов локомотивами перевозчика грузоотправители, грузополучатели, владельцы железнодорожных путей необщего пользования уплачивают перевозчику в десятикратном размере штрафы, установленные статьями 100 и 101 УЖТ РФ, без внесения при этом платы за пользование вагонами, контейнерами. В силу требований пункта 4.3 Правил эксплуатации и обслуживания железнодорожных путей необщего пользования, утвержденных Приказом МПС России от 18.06.2003 N 26 (далее - Правила эксплуатации), время нахождения вагонов на железнодорожных путях необщего пользования, обслуживаемых локомотивом владельца или пользователя этих путей, исчисляется с момента передачи вагонов на железнодорожные выставочные пути согласно памятке приемосдатчика до момента их возвращения на железнодорожные выставочные пути и сдачи их перевозчику на основании книги регистрации уведомлений и памятки приемосдатчика. Превышение установленных законом сроков свидетельствует о задержке под погрузкой, выгрузкой вагонов, контейнеров, принадлежащих перевозчику. Для подтверждения факта задержки вагонов на путях необщего пользования истец представил подписанные представителем ответчика без каких-либо возражений памятки приемосдатчика и уведомления об окончании погрузки. На основании данных документов истец оформил ведомости подачи и уборки вагонов. Указанные документы в полной мере подтверждают факт задержки ответчиком подлежащих возврату вагонов сверх нормативного времени. Суд удовлетворил иск.

Комментарий к Постановлению ФАС Волго-Вятского округа от 28.11.2007 N А82-16731/2006-7.

Статья 791 ГК РФ определяет основания возникновения обязательств (применительно ко всем видам транспорта) по подаче транспортных средств и предъявлению груза к перевозке. В соответствии со статьей 792 ГК РФ перевозчик обязан доставить груз в пункт назначения в сроки, установленные транспортными уставами и кодексами. В соответствии со статьей 33 УЖТ РФ перевозчики обязаны доставлять грузы по назначению и в установленные сроки. За несоблюдение сроков доставки грузов, за исключением указанных в части 1 статьи 29 УЖТ РФ случаев, перевозчик уплачивает пени в соответствии со статьей 97 УЖТ РФ. В силу статьи 97 УЖТ РФ за просрочку доставки грузов перевозчик уплачивает пени в размере девяти процентов платы за перевозку грузов за каждые сутки просрочки (неполные сутки считаются за полные), но не более чем в размере платы за перевозку данных грузов. По общему правилу перевозчик обязан доказать отсутствие своей вины в задержке грузов. Это подтверждается судебной практикой. Например, в Постановлении ФАС Уральского округа от 07.05.2007 N Ф09-3304/07-С5 суд указал, что, по смыслу ст. 20 Устава железнодорожного транспорта, самого факта технической неисправности вагона для увеличения срока доставки груза недостаточно, необходимо, чтобы неисправность возникла по не зависящим от перевозчика обстоятельствам. Таким образом, действующее законодательство не ставит возможность применения ответственности к перевозчику в зависимость от права собственности на спорные вагоны. Таким образом, при отсутствии доказательств обоснованности задержки доставки груза грузополучателю с перевозчика взыскиваются пени. Эти выводы содержатся в Постановлениях ФАС Волго-Вятского округа от 27.06.2007 N А43-30779/2006-4-581, от 29.09.2005 N А82-790/2005-7, ФАС Восточно-Сибирского округа от 19.04.2004 N А19-18945/03-31-Ф02-1235/04-С2, ФАС Поволжского округа от 17.03.2006 N А55-13879/2005-24, ФАС Уральского округа от 19.07.2007 N Ф09-5574/07-С5, от 04.07.2007 N Ф09-5003/07-С5, ФАС Московского округа от 16.03.2005 N КГ-А40/1616-05.

Ситуация N 97. Ответственность перевозчика за утрату, недостачу и повреждение (порчу) груза или багажа (статья 796 ГК РФ). Суд пришел к выводу, что хищение груза не может рассматриваться как обстоятельство, избежать которого перевозчик не мог и последствия которого не могли быть им предотвращены, например, путем страхования ответственности, поэтому на основании пункта 2 статьи 796 ГК РФ удовлетворил требования о взыскании с перевозчика суммы стоимости недоставленного груза (Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 28.08.2007 N А58-7567/06-Ф02-5271/07).

Суть дела. По грузовой накладной ответчик (перевозчик) принял к перевозке в адрес грузополучателя груз. При выдаче груза ответчиком и получении его грузополучателем (истцом) была обнаружена недостача, что подтверждается актом вскрытия и проверки содержимого, протоколом осмотра места происшествия и коммерческим актом. Ответчик факт недостачи не оспорил, но оплатить стоимость недостающего груза отказался. Определив стоимость недостачи груза исходя из его фактической стоимости, грузополучатель обратился в арбитражный суд с иском о взыскании с перевозчика суммы стоимости недоставленного груза. Позиция суда. В соответствии с пунктом 2 статьи 103 Воздушного кодекса РФ (далее - ВК РФ) по договору воздушной перевозки груза перевозчик обязуется доставить вверенный ему грузоотправителем груз в пункт назначения и выдать их управомоченному на получение груза лицу (грузополучателю), а грузоотправитель обязуется оплатить воздушную перевозку груза. Согласно пункту 1 статьи 105 ВК РФ договор воздушной перевозки груза удостоверяется грузовой накладной. Статья 116 ВК РФ предусматривает, что перевозчик несет ответственность перед грузовладельцем в порядке, установленном законодательством РФ, международными договорами Российской Федерации, а также договором воздушной перевозки груза. В соответствии со статьей 125 ВК РФ право на предъявление иска к перевозчику в случае недостачи груза имеет грузополучатель. В силу пункта 2 статьи 796 ГК РФ ущерб, причиненный при перевозке груза, возмещается перевозчиком в случае утраты или недостачи груза в размере стоимости утраченного или недостающего груза. Суд признал доказанным размер причиненного ущерба, исходя из фактической стоимости недостающего груза. Статья 796 ГК РФ предусматривает ответственность перевозчика за утрату, недостачу и повреждение (порчу) груза или багажа. В соответствии с пунктом 1 статьи 796 ГК РФ перевозчик несет ответственность за несохранность груза или багажа, происшедшую после принятия его к перевозке и до выдачи грузополучателю, управомоченному им лицу или лицу, управомоченному на получение багажа, если не докажет, что утрата, недостача или повреждение (порча) груза или багажа произошли вследствие обстоятельств, которые перевозчик не мог предотвратить и устранение которых от него не зависело. Исходя из смысла указанной нормы, для освобождения от ответственности перевозчик должен доказать, что он проявил ту степень заботливости и осмотрительности, которая от него требовалась в целях надлежащего исполнения своих обязательств, и с его стороны к этому были предприняты все необходимые меры. По мнению суда, ответчик, являясь профессиональным перевозчиком, не мог не предполагать того обстоятельства, что при транспортировке дорогостоящего груза возможно его хищение. Таким образом, хищение груза в данном случае не может рассматриваться как обстоятельство, избежать которого перевозчик не мог и последствия которого не могли быть им предотвращены, например, путем страхования ответственности. Принимая во внимание изложенное, суд удовлетворил требования истца.

Комментарий к Постановлению ФАС Восточно-Сибирского округа от 28.08.2007 N А58-7567/06-Ф02-5271/07.

Как указано в Постановлении Президиума ВАС РФ от 18.01.2005 N 14480/03, для освобождения от ответственности перевозчик должен доказать, что он проявил ту степень заботливости и осмотрительности, которая от него требовалась в целях надлежащего исполнения своих обязательств, и с его стороны к этому были предприняты все необходимые меры. Выводы, изложенные в комментируемом Постановлении, подтверждаются судебной практикой. Так, ФАС Западно-Сибирского округа в Постановлении от 21.02.2007 N Ф04-525/2007(31505-А75-4) пришел к выводу, что ответчик не доказал, что утрата части груза произошла вследствие обстоятельств, которые он не мог предотвратить и устранение которых от него не зависело, а недостача подтверждена товарно-транспортными накладными, актами и объяснениями работников, в связи с чем удовлетворил требования истца. В Постановлении ФАС Волго-Вятского округа от 04.04.2006 N А39-6854/2005-232/7 суд пришел к выводу, что перевозчик несет имущественную ответственность за несохранность груза после принятия его для перевозки и до выдачи его грузополучателю, поскольку не было доказано, что повреждение (порча) груза произошло вследствие обстоятельств, которые он не мог предотвратить. Ущерб, причиненный при перевозке груза или багажа, возмещается перевозчиком в размере суммы, на которую понизилась его стоимость, а при невозможности восстановления поврежденного груза или багажа - в размере его стоимости. В Постановлении ФАС Волго-Вятского округа от 10.09.2001 N А82-175/01-Г/5 указано, что, поскольку недостача произошла после приемки груза к перевозке и до выдачи его грузополучателю, ответственность за несохранность груза несет перевозчик. Аналогичные выводы изложены в Постановлениях ФАС Уральского округа от 20.11.2007 N Ф09-9523/07-С5, от 13.09.2007 N Ф09-6661/07-С5, от 15.08.2007 N Ф09-5730/07-С5, Постановлении ФАС Восточно-Сибирского округа от 06.07.2006 N А74-2785/05-Ф02-3254/06-С2, Постановлении ФАС Волго-Вятского округа от 19.02.2003 N А43-4778/02-26-186.

Ситуация N 98. Поскольку к товарной накладной грузоотправителем не была приложена доверенность водителя перевозчика на получение товарно-материальных ценностей, суд отказал грузоотправителю в возмещении стоимости утраченного груза в соответствии со статьей 796 ГК РФ (Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 18.07.2007 N Ф08-4062/2007).

Суть дела. На основании заявки перевозчиком (ответчиком) осуществлена перевозка груза. По прибытии обнаружена недостача товара, которая зафиксирована в акте расхождения, подписанном представителями грузоотправителя и грузополучателя. В связи с наличием недостачи груза грузоотправитель направил в адрес перевозчика претензию о возмещении убытков. После получения отказа в удовлетворении претензии грузоотправитель обратился с иском в арбитражный суд. Позиция суда. В силу статьи 793 ГК РФ в случае неисполнения либо ненадлежащего исполнения обязательств по перевозке стороны несут ответственность, установленную ГК РФ, транспортными уставами и кодексами, а также соглашением сторон. В соответствии со статьей 796 ГК РФ перевозчик несет ответственность за несохранность груза или багажа, происшедшую после принятия его к перевозке и до выдачи грузополучателю, если не докажет, что утрата, недостача или повреждение груза произошли вследствие обстоятельств, которые перевозчик не мог предотвратить и устранение которых от него не зависело. Согласно статье 784 ГК РФ перевозка грузов, пассажиров и багажа осуществляется на основании договора перевозки. Условия перевозки грузов, пассажиров и багажа отдельными видами транспорта, а также ответственность сторон по этим перевозкам определяются соглашением сторон, если ГК РФ, транспортными уставами и кодексами, иными законами и издаваемыми в соответствии с ними правилами не установлено иное. Заключение договора перевозки груза подтверждается составлением и выдачей отправителю груза транспортной накладной, предусмотренной транспортным уставом или ГК РФ (пункт 2 статьи 785 ГК РФ). Перевозка груза автомобильным транспортом регулируется Уставом автомобильного транспорта РСФСР, утвержденным Постановлением Совмина РСФСР от 08.01.1969 N 12 (далее - Устав). В соответствии со статьями 47, 51 и 72 Устава грузоотправитель должен представить автотранспортному предприятию на предъявленный к перевозке груз товарно-транспортную накладную, составленную, как правило, в четырех экземплярах, которая является основным перевозочным документом; прием груза к перевозке от грузоотправителя удостоверяется подписью шофера-экспедитора во всех экземплярах товарно-транспортной накладной; получение груза удостоверяется подписью и печатью грузополучателя в трех экземплярах товарно-транспортной накладной, два из которых остаются у шофера-экспедитора; грузы товарного характера, не оформленные товарно-транспортными накладными, автотранспортным предприятием или организацией к перевозке не принимаются. Грузоотправитель в нарушение статьи 65 АПК РФ не представил доказательств, подтверждающих передачу перевозчику товара для доставки в адрес грузополучателя. В материалах дела отсутствуют доказательства заключения договора перевозки груза и сопроводительные документы для перевозки груза от имени перевозчика. Ссылка предприятия на товарную накладную несостоятельна, поскольку истец не представил суду доверенность перевозчика на получение водителем товарно-материальных ценностей, указанную в накладной. Суд отказал в удовлетворении иска.

Комментарий к Постановлению ФАС Северо-Кавказского округа от 18.07.2007 N Ф08-4062/2007.

Согласно пункту 1 статьи 185 ГК РФ доверенностью признается письменное уполномочие, выдаваемое одним лицом другому лицу для представительства перед третьими лицами. В соответствии с пунктом 5 статьи 185 ГК РФ доверенность от имени юридического лица выдается за подписью его руководителя или иного лица, уполномоченного на это его учредительными документами, с приложением печати этой организации. В комментируемом Постановлении суд пришел к выводу о том, что договор перевозки не заключался, так как к товарной накладной доверенность перевозчика, оформленная на водителя, суду не представлена. Аналогичные выводы содержатся в Постановлении ФАС Волго-Вятского округа от 28.11.2006 N А31-11057/2005-10. Однако в арбитражной практике существует противоположная точка зрения. ФАС Восточно-Сибирского округа в Постановлении от 02.04.2007 N А33-16299/06-Ф02-1613/07 указал, что довод грузополучателя о том, что из представленных накладных не следует информация о перевозке грузов для грузополучателя, поскольку доверенности на получение груза им не выдавались, не прини