Правовое регулирование социального принуждения

(Шевелева С. В.) («Социальное и пенсионное право», 2013, N 1) Текст документа

ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ СОЦИАЛЬНОГО ПРИНУЖДЕНИЯ <*>

С. В. ШЕВЕЛЕВА

——————————— <*> Работа выполнена в рамках государственного задания Минобрнауки РФ (шифр проекта N 6.4488.2011).

Шевелева Светлана Викторовна, исполняющая обязанности декана юридического факультета Юго-западного государственного университета, кандидат юридических наук, доцент.

Статья посвящена анализу феномена социального принуждения, лежащего в основе различных видов и форм социальной реальности. Исследуются типы социального принуждения и их связь с основными правовыми институтами.

Ключевые слова: социальное принуждение, виды социального принуждения, власть, общество, экономика.

Legal Regulation of Social Compulsion S. V. Sheveleva

The article is devoted to analysis of phenomenon of social compulsion being the basis of various types and forms of social reality; studies the types of social compulsion and connection thereof with basic legal institutes.

Key words: social compulsion, types of social compulsion, power, society, economy.

Принуждение имеет место во всех сферах жизнедеятельности человека, поэтому по своей природе оно социально. По сфере реализации с определенной долей условности его можно разделить на политическое, экономическое, общественно-религиозное, правовое и государственное. Условность такого деления заключается в том, что любой из таких способов социального принуждения можно искусственно сузить или расширить. Более того, указанные формы социального принуждения существуют в некоем единстве, поэтому однозначно либо пересекаются, либо взаимно проникают друг в друга. Однако такое деление необходимо для познания в первую очередь сущности самого социального принуждения, а также для определения границ, где принуждение применяется в силу политической воли, экономической необходимости или императивных требований правовой нормы. Прежде чем дать авторское определение социального принуждения и соотношения его видов, следует оговориться: любая из перечисленных форм принуждения зиждется на праве. Исключение составляет, пожалуй, общественно-религиозное принуждение, основу которого составляют нормы морали и этики, так сказать, неписаные правила человеческого общежития, поэтому в рамках настоящего исследования мы можем его лишь констатировать. Детальное изучение указанного социального феномена должно являться предметом изучения в психологии, социологии, политологии, философии. Здесь же отметим, что общественно-религиозное принуждение должно служить основой для правотворческой деятельности, побудительным мотивом, если можно сказать, вектором для правотворческой деятельности. Если законодатель не учитывает менталитет общества, традиции и устои населения, принятый закон обречен на систематическое неисполнение и как конечный результат — отторжение. Таких примеров немало: «знаменитая» ст. 158 УК РСФСР («Изготовление, сбыт, хранение крепких спиртных напитков домашней выработки»). Ее отмена была продиктована как раз систематическим неисполнением населением требований уголовного закона. Принятие Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, которое проходило за закрытыми дверями, не учитывало мнение сотрудников правоохранительных органов, в результате в новой редакции забыли о жертве, а изменения вносятся и по сегодняшний день. Не лишне вспомнить и те правовые нормы, механизм реализации которых вовсе не прописан или трактуется по-разному (например, конфискация имущества в ст. ст. 104.1 — 104.3 УК РФ). Все это приводит к деформации правового поля, порождающей правовой нигилизм и аномию. Писаные правила поведения фиксируются в нормативных актах разных уровней, поэтому и политическое, и экономическое, и государственное принуждение должно реализовываться только в соответствии с правом. Здесь было уместно возразить: почему тогда наряду со всеми вышеперечисленными формами социального принуждения выделяется еще и правовое? Правовое принуждение необходимо рассматривать в широком и узком смысле. В широком смысле все действия граждан, социальных групп и общества в целом должны основываться на определенных правилах, иначе обществу грозит анархия. В узком смысле правовым принуждением нужно назвать все отношения людей, которые изучаются юриспруденцией. Правовое принуждение в узком смысле может быть уголовным, уголовно-процессуальным, административным, принуждением в области гражданского права и процесса и других отраслей. Итак, каково же соотношение различных видов социального принуждения? Принуждение, исходящее от имени государства в лице государственных органов, всегда должно быть основано на праве, следовательно, государственное принуждение — это и есть правовое принуждение. А вот всегда ли правовое принуждение является государственным? В действующем законодательстве можно найти немало примеров, когда принуждение осуществляется не только публичными субъектами, но и частными лицами. Например, глава 30 Трудового кодекса Российской Федерации, где в ст. ст. 192 — 194 закреплено право работодателя применять к работнику дисциплинарные взыскания. Договорные отношения между субъектами гражданского права также связаны обязательствами, вытекающими из различного рода договоров, однако государство вмешивается в такие отношения лишь в крайних случаях. Сказанное позволяет утверждать, что понятие «правовое принуждение» шире понятия «государственное принуждение». Общее у них то, что и правовое, и государственное принуждение отличается от других средств воздействия своей непреклонностью и категоричностью. Субъект, к которому применяются принудительные меры, обязан претерпеть их. Это обстоятельство обусловливает тщательный подход к реализации принудительных мер и определяет то положение, чтобы по возможности предупредить возникновении ситуации, когда принуждение нужно применять <1>. ——————————— <1> Чашников В. А. Государственно-правовое принуждение: общетеоретические вопросы: Дис. … канд. юрид. наук. Екатеринбург, 2006. С. 55.

Соотношение экономического и политического принуждения с государственным также требует некоторого уточнения. Экономическое и политическое принуждение основано на государственном принуждении, т. к. политическое принуждение необходимо рассматривать как метод удержания, функционирования, а иногда и захвата власти, где экономические интересы играют порой первостепенную роль. Политическое принуждение еще потому является государственным принуждением, что несет в себе коллективный характер, т. е. является социальным явлением. Политическое принуждение существует там, где есть государство, а соответственно, и власть. Крайними формами политического принуждения являются войны и революции. Подходы по данному вопросу, опирающиеся на авторитет Макиавелли, Клаузевица и Маркса, дают системное объяснение политическому принуждению вообще как функции государства, имеющего на него (принуждение) монополию. Исходя из теории общественного договора (Т. Гоббс, Д. Локк), предназначение государства заключается в создании государственных институтов, применяющих узаконенное принуждение для предотвращения сползания общества в хаос и анархию, для обеспечения общественного порядка. А. Смит объяснял политическое принуждение борьбой экономических интересов. Социолог М. Вебер считал, что государство выполняет организационную функцию с помощью легитимного принуждения (насилия), а смена политического строя не меняет способа управления (принуждением), а только меняется состав бюрократического звена государственной власти. Таким образом, политическое принуждение сводится к инструменту, с помощью которого рационализируются, защищаются или изменяются социальные, экономические и политические институты в целях максимизации материальных интересов. Политическое принуждение может быть и межгосударственным, т. е. международным. Поэтому, несмотря на то, что государственное и политическое принуждение имеют достаточно большую «общую» сферу регулирования, в то же время политическое принуждение имеет своим предметом регулирование и тех отношений, которые выходят далеко за рамки исключительно государственного. В то же время политическое принуждение без государства существовать не может. Экономическое принуждение в большей мере пересекается с политическим принуждением, но экономическое принуждение обязательно должно основываться на праве, иначе это будет уже не рыночная экономика, а, как принято ее называть, «теневая». Научные публикации по данной проблематике показывают, что все чаще отечественную экономику сравнивают с социально-экономическими процессами, протекающими в постсоветских государствах и в странах, давно «строящих» развитой капитализм (странах Латинской Америки и др.) <2>. ——————————— <2> См., например: Николаева У. Г. Насилие и внеэкономическое принуждение: место архаики в современной экономике и социальной практике // Социология власти. 2005. N 4. С. 81 — 95.

Нынешнюю российскую экономику можно охарактеризовать как политарную, где весь избыточный продукт присваивается государством в виде налогов и распределяется между членами аппарата согласно их месту в чиновничьей иерархии. Данное обстоятельство предполагает периодическое применение принуждения, а иногда и насилия как крайней формы принуждения как по отношению к непосредственным производителям, так и к самим представителям государственного аппарата, склонным к превращению общей собственности в персональную. В этом систематическом насилии проявляются собственно политарные производственные отношения. Но если принудительное воздействие на чиновников вполне оправданно, то насильное навязывание своих экономических интересов государством производителю ведет в конечном счете к «бегству капитала» и теневой экономике. Экономическое принуждение сегодня — это принуждение, основанное в первую очередь на определенных традициях, в большинстве случаев противоречащих нормам права, и только в некоторых случаях можно говорить, что экономическое принуждение хоть как-то стремится соответствовать букве закона. Здесь стоит согласиться с удачным термином, предложенным У. Г. Николаевой, — «внеэкономическим принуждением» — «несвободным экономическим поведением, то есть поведением в ситуации частичного либо полного отсутствия выбора, в условиях тотального государственного подчинения индивида» <3>. А то, что может позволить себе государство, ему вторит и общество. И как результат: крайними проявлениями новой экономической системы оказались криминальные способы обогащения, сопровождающиеся появлением особой морально-культурной и морально-психологической атмосферы, характеризующейся принятием как должного таких явлений, как рэкет, бандитизм, кровавые «разборки», «крышевание» и т. д. В результате, как ни парадоксально, правовое принуждение и экономическое принуждение практически не пересекаются, тогда как в идеале правовое принуждение должно быть первично. Но общество не может существовать без законов. И в результате отсутствия, а точнее «неработы», легального закона возникает иной, который обществом воспринимается как справедливый. Нивелирование морали в классическом его понимании ведет к тому, что появляются новые неписаные правила, которые по своей сути оказываются гораздо более жесткими, чем нормы, инициируемые государством. Иными словами, там, где правит «вор в законе», тот самый закон, который он устанавливает, оказывается гораздо более действенным, чем любая конституция. Почему так происходит? В криминальных кругах существует не беззаконие, основанное на грубой силе, а строгая система «законодательства», которое исполняется неукоснительно. Сила этого закона в том, что общество, редуцирующееся к более ранним стадиям своего бытия, чем те, которые были в недавнем прошлом зафиксированы, рассматривает эти принципы не только как справедливые, но и как такие, нарушение которых по всей справедливости должно считаться наказуемым. ——————————— <3> Там же. С. 81 — 95.

Сказанное позволяет сделать вывод, что все формы социального принуждения пересекаются. В зависимости от ряда обстоятельств объективного свойства та или иная форма социального принуждения может видоизменяться. Для нормального функционирования общества, где социальное принуждение является обязательным атрибутом жизнедеятельности, такие изменения допустимы и, более того, необходимы. Процесс взаимодействия всех форм социального принуждения должен стремиться при этом сохранять равновесие, т. к. главной задачей социального принуждения является создание максимально благоприятных условий для устойчивости общества, состояния защищенности каждого индивида. Социальное принуждение — это многоаспектное явление, заключается в побуждении граждан к нравственно-правовым действиям путем воздействия на эмоционально-волевую сферу принуждаемого с целью изменить его поведение в соответствии с волей принудителя. Оно направлено не только против правонарушителей. Характерным признаком социального принуждения является то, что оно осуществляется обществом, его коллективами и организациями. В основе этого вида взаимодействия лежат нравственно-правовые нормы. Понимание сущности социального принуждения, выделение его форм и определение законов их взаимодействия позволяют более четко понимать происходящие в обществе процессы, выявлять существующие закономерности российской государственно-правовой действительности, что дает возможность прогнозирования. В вопросе понимания сущности социального принуждения коренятся многие узловые вопросы российской правовой реальности. К сожалению, в юридической литературе не всегда уделяется этому должное внимание. На сегодняшний момент в российской науке существует явный пробел в исследовании социального принуждения как духовного, культурного и правового феномена. Это приводит к тому, что сегодня наблюдаются отторжение права, недоверие части граждан к закону, институтам власти, государству; политики и экономисты живут по своим неписаным законам и правилам. Как результат — социологи фиксируют низкий уровень правосознания и правовой культуры, криминалисты отмечают рост преступности, часть предпринимателей не видят Россию объектом инвестирования капитала.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *