Особенности возмещения вреда в судебной деятельности

(Хромова Н. М.) («Журнал российского права», 2013, N 11) Текст документа

ОСОБЕННОСТИ ВОЗМЕЩЕНИЯ ВРЕДА В СУДЕБНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

Н. М. ХРОМОВА

Хромова Наталия Михайловна, научный сотрудник отдела уголовного и уголовно-процессуального законодательства; судоустройства ИЗиСП.

Рассмотрены особенности возмещения вреда в уголовном процессе, реализации защиты субъективных гражданских прав путем заявления гражданского иска в уголовном процессе, а также вопросы, касающиеся заявления гражданского иска в особом порядке принятия судебного решения при согласии обвиняемого с предъявленным обвинением, и вопросы его обжалования.

Ключевые слова: возмещение вреда, гражданский иск, особый порядок принятия судебного решения при согласии обвиняемого с предъявленным обвинением.

Features of compensation of damage in judicial activity N. M. Khromova

The questions of tort in the criminal process, the implementation of protection of subjective civil rights by declaring a civil claim in the criminal proceedings, as well as issues related to the application of civil action in a special manner the court decision with the consent of the accused with the accusation, and questions of its appeal.

Key words: tort, civil action, special order of the court decision with the consent of the accused with the accusation.

Возбуждение уголовного дела является первой стадией уголовного процесса, цель которой — установить, имеются ли правовые основания для того, чтобы начать уголовное судопроизводство. В соответствии со ст. 6 УПК РФ уголовное судопроизводство имеет своим назначением решение двух основных задач: защита прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений; защита личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод. Защита прав и законных интересов пострадавшего лица в результате преступления, т. е. потерпевшего <1>, обеспечивается в результате выявления и уголовного преследования лиц, совершивших это преступление, выявления размеров причиненного преступлением вреда и принятия мер по обеспечению его возмещения. ——————————— <1> Статья 42 УПК РФ определяет потерпевшего как физическое лицо, которому преступлением причинен физический, имущественный, моральный вред.

Статья 52 Конституции РФ закрепила положение, согласно которому права потерпевших охраняются законом и государство обязано обеспечить им доступ к правосудию и компенсацию ущерба, причиненного преступлением. Исходя из этого конституционного положения и положений уголовно-процессуального права, потерпевший имеет право участвовать в уголовном преследовании обвиняемого, причем ему обеспечивается возмещение имущественного вреда, причиненного преступлением, и расходов, понесенных в связи с участием в уголовном процессе. Из вышеизложенного следует, что преступление посягает и на гражданские права, т. е. одновременно становится основанием для наступления гражданской ответственности. Таким образом, и уголовно-правовая, и гражданско-правовая ответственность возникают вследствие совершения одного и того же преступления. Формой проявления гражданской ответственности в уголовном процессе являются обязательства вследствие причинения вреда, регулируемые гражданским законодательством в соответствии с подп. 6 п. 1 ст. 8 «Основания возникновения гражданских прав и обязанностей», гл. 59 «Обязательства вследствие причинения вреда» ГК РФ. Эти обязательства характеризуются следующими основными признаками: сфера их действия простирается как на имущественные, так и на личные неимущественные отношения; они возникают в результате нарушения гражданских прав. Правоведы дают следующее определение: «Обязательством вследствие причинения вреда называется такое гражданско-правовое отношение, по которому потерпевший (кредитор) вправе требовать от причинителя вреда (должника) полного возмещения вреда, причиненного неправомерными действиями (бездействием) причинителя вреда, а должник обязан возместить вред в полном объеме» <2>. ——————————— <2> Поляков И. Н. Ответственность по обязательствам вследствие причинения вреда. М., 1998; Завидов Б. Д. Гражданско-правовая ответственность, вытекающая из обязательств: Научно-практический и аналитический справочник. Доступ из СПС «КонсультантПлюс», 2011.

Таким образом, причинитель вреда становится должником по гражданско-правовому обязательству, обязанным возместить причиненный вред, тогда как лицо, которому причинен вред, — кредитором по этому обязательству, требующим возмещения вреда. Возмещение вреда, причиненного преступлением, возможно только в результате установления по делу лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого. По уголовному делу, по которому лицо, подлежащее привлечению в качестве обвиняемого, не установлено, компенсацию вреда потерпевшему получить невозможно. Вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, его причинившим (п. 1 ст. 1064 ГК РФ). Обязательства вследствие причинения вреда состоят из следующих основных элементов: наличие вреда; юридически значимая причинная связь между поведением причинителя (в форме действия или бездействия) и наступившим вредом; противоправность поведения — нарушение чужого субъективного права без должного на то управомочия <3>; ——————————— <3> См.: Гражданское право: Учебник: В 3 т. Т. 3 / Под ред. А. П. Сергеева, Ю. К. Толстого. М., 2007. С. 14 — 17.

вина — субъективное условие — осознанное отношение причинителя вреда к результатам своего противоправного поведения. Такие обязательства возникают только в момент причинения вреда. В соответствии с общим правилом ст. 1064 ГК РФ вина причинителя презюмируется, в силу чего именно он для освобождения от ответственности должен представить доказательства своей невиновности. Однако в уголовном процессе бремя доказывания лежит на обвинителе, а не на обвиняемом (принцип презумпции невиновности (ст. 14 УПК РФ)). Согласно требованиям ст. 73 УПК РФ при расследовании и рассмотрении уголовного дела подлежат доказыванию, помимо других обстоятельств, характер и размер вреда, причиненного преступлением <4>. Между тем рассмотрение требований гражданского истца в уголовном деле не сводится только к доказыванию, осуществляемому по правилам уголовного процесса. Закон не препятствует решению ряда других процессуальных вопросов по правилам гражданского процессуального законодательства. ——————————— <4> Верховный Суд РФ дал следующее разъяснение: суд первой инстанции не вправе оставлять иск без рассмотрения, основываясь на том, что истцы не представили доказательства в подтверждение размера причиненного преступлением ущерба (см.: ВВС РФ. 1995. N 1. С. 15).

Как было сказано выше, размер и характер вреда, причиненного преступлением, согласно ст. 73 УПК РФ является обстоятельством, подлежащим доказыванию, и обязанность по доказыванию лежит на лице, проводящем предварительное следствие. Вместе с тем указанная норма не освобождает истца от обязанности обосновывать свои исковые требования. Однако довольно часто суды при рассмотрении исковых требований поверхностно изучают представленные доказательства либо вообще не замечают их отсутствие, ограничиваясь в судебном заседании постановкой вопроса, «поддерживает ли истец свои исковые требования». Так, приговором Левобережного суда г. Липецка от 31 января 2005 г. осужден Х. по ч. 1 ст. 105 УК РФ. В ходе предварительного следствия потерпевшим по делу был заявлен иск о взыскании с Х. 15 тыс. руб. в качестве возмещения материального вреда и 50 тыс. руб. в качестве компенсации морального вреда. В судебном заседании потерпевший исковые требования поддержал, а подсудимый признал иск в полном объеме. Вследствие этого судом исковые требования удовлетворены и взыскано с осужденного 65 тыс. руб. <5>. ——————————— <5> См.: Обобщение судебной практики рассмотрения гражданских исков в уголовном процессе, рассмотренных районными судами г. Липецка за первое полугодие 2005 г. Доступ из СПС «Гарант».

В материалах данного уголовного дела отсутствуют какие-либо доказательства причинения материального ущерба, они не были представлены и в судебном заседании, а истец не озвучил, из чего складывается материальный ущерб (лишь указаны расходы на похороны). Суд же ограничился признанием ответчиком исковых требований. Средством возмещения вреда в уголовном процессе является предъявление гражданского иска, включая требование возмещения морального вреда и ходатайство о принятии мер по обеспечению иска (ст. 230 УПК РФ). Гражданский иск подлежит рассмотрению в рамках уголовного дела о преступлении, которым потерпевшему причинен материальный или моральный вред, поскольку только в этом случае он «вытекает» из уголовного дела (ч. 10 ст. 31 УПК РФ). Таким образом, право на заявление гражданского иска носит акцессорный (дополнительный) характер <6> по отношению к уголовному делу. Кроме того, совместное рассмотрение гражданского иска и уголовного дела обусловлено тем, что точное установление размера ущерба имеет не только гражданско-правовое, но и уголовно-правовое значение, ибо в ряде случаев без этого не могут быть решены главные вопросы уголовного судопроизводства — виновности и наказания. Применяя одновременно уголовную и материальную ответственность, суд ускоряет восстановление нарушенного имущественного права лица, обеспечивает быстрое возмещение ущерба от преступления. ——————————— <6> Дополнительные обязательства обычно обеспечивают надлежащее исполнение главных обязательств. Поскольку они целиком зависят от главных обязательств и теряют смысл в их отсутствие, в соответствии с законом недействительность акцессорного обязательства не влечет недействительность основного обязательства, но недействительность главного обязательства ведет к недействительности зависимого обязательства, если иное прямо не предусмотрено законом (п. 2, 3 ст. 329 ГК РФ). Прекращение основного обязательства во всех случаях ведет к прекращению дополнительного обязательства.

Теория гражданского процесса определяет понятие иска в двух аспектах: 1) иск в процессуальном смысле — обращение истца к суду с просьбой о рассмотрении и разрешении материально-правового спора с ответчиком и защите нарушенного субъективного права или охраняемого законом интереса; 2) иск в материальном смысле — право на удовлетворение своих исковых требований (право требования). В Гражданском кодексе РФ понятие «иск» употребляется в смысле способности материального субъективного права к принудительному осуществлению через суд. В связи с этим право на иск в материально-правовом смысле — это само спорное субъективное право, которое может быть принудительно осуществлено <7>. ——————————— <7> См.: Гражданский процесс: Учебник / Отв. ред. В. В. Ярков. М., 2009. С. 266 — 268.

Гражданский иск в уголовном процессе основывается на нормах гражданского права и представляет собой обращение к суду после возбуждения уголовного дела и вплоть до окончания судебного следствия в суде первой инстанции (ч. 2 ст. 44 УПК РФ) как самим лицом (физическим или юридическим), понесшим имущественный вред от преступления, так и другим лицом, действующим в его интересах (ст. 45 УПК РФ). Гражданским истцом считается лишь лицо, которому вред причинен преступлением непосредственно (ч. 1 ст. 44 УПК РФ). Не является гражданским истцом по уголовному делу лицо, обратившееся с регрессным требованием. Таким образом, происходит пересечение материального гражданского права с уголовно-процессуальным. Институт гражданского иска основан на принципе диспозитивности, т. е. движение гражданского дела внутри дела уголовного полностью зависит от воли обладателя соответствующих гражданских прав потерпевшего <8>. ——————————— <8> См.: Курс уголовного судопроизводства: Учебник: В 3 т. / Под ред. В. А. Михайлова. Т. 1: Общие положения уголовного судопроизводства. М., 2006. С. 766.

Принцип диспозитивности, характерный для гражданского судопроизводства, где стороны вступают в дело для защиты личных прав и объективно уравнены в процессуальных возможностях для отстаивания своих интересов, подчиняет принимаемое по делу решение волеизъявлению сторон. Диспозитивность подразумевает возможность распоряжаться процессуальными средствами защиты, т. е. стороны и другие участвующие в деле лица могут свободно распоряжаться своими материальными и процессуальными правами вне зависимости от чьего-либо желания, а суд содействует сторонам в реализации их прав, осуществляя контроль за правомерностью их распорядительных действий <9>. ——————————— <9> См.: Большой юридический словарь. 3-е изд. / Под ред. А. Я. Сухарева. М., 2010. С. 183.

В уголовно-процессуальной науке ученые по-разному определяют принцип диспозитивности. М. С. Строгович рассматривал диспозитивность как свободу распоряжаться материальными и процессуальными правами и средствами их защиты участниками процесса, имеющими в деле материально-правовой и процессуальный интерес и которые могут пользоваться этой свободой в целях возникновения, движения или прекращения процесса <10>. Сходной точки зрения придерживается С. Д. Шестакова, понимающая под диспозитивностью возможность пользоваться правами и использовать средства защиты участниками уголовного процесса <11>. И. С. Дикарев отмечает: формой проявления диспозитивности в уголовном судопроизводстве является закрепленное в законе или вытекающее из его смысла диспозитивное право участника уголовного процесса или иного лица, отстаивающего (защищающего, представляющего) в уголовном деле личный интерес <12>. По мнению Е. В. Рябцевой, «в уголовном процессе реализация частного интереса при осуществлении правосудия определяется не столько произвольностью участников в выборе вариантов защиты своих частных прав, сколько в действиях должностных лиц по защите личных интересов участников уголовного процесса» <13>. ——————————— <10> См.: Строгович М. С. Курс советского уголовного процесса. М., 1958. Т. 1. С. 89 — 90. <11> См.: Шестакова С. Д. Проблемы состязательности в российском уголовном процессе: Дис. … канд. юрид. наук. СПб., 1998. <12> См.: Дикарев И. С. Принцип диспозитивности в уголовном процессе России // Журнал российского права. 2008. N 6. С. 73 — 78. <13> Рябцева Е. В. Соотношение принципа разумности, публичности и диспозитивности в уголовном процессе // Общество и право. 2011. N 5.

Однако цивилистическая наука закрепила следующую аксиому: поскольку осуществление и защита гражданских прав зависят от усмотрения участников гражданского оборота, органы государственной власти и местного самоуправления, а также иные лица не вправе понуждать участников гражданских правоотношений к осуществлению или защите их субъективных прав <14>. Таким образом, принцип диспозитивности в уголовном судопроизводстве находится в неразрывной связи и взаимозависимости с властными полномочиями соответствующих должностных лиц. При осуществлении уголовно-процессуальной деятельности реализация частных интересов участников уголовного судопроизводства находится в прямой зависимости от деятельности следователя, дознавателя, суда. ——————————— <14> См.: Гражданское право: Учебник / Отв. ред. А. П. Сергеев, Ю. К. Толстой. Т. 1. С. 28.

Применительно к гражданскому иску принцип диспозитивности выражается в следующем: никого не могут признать гражданским истцом ex officio, поскольку необходимо заявление самого потерпевшего, а также гражданский истец вправе до удаления суда в совещательную комнату отозвать иск. Принцип диспозитивности проявляется и в том, что право на гражданский иск в уголовном процессе не единственно доступная форма защиты гражданских прав потерпевшего. Потерпевший также может обратиться в пределах исковой давности с исковым заявлением в порядке гражданского судопроизводства. Так, согласно ст. 208 ГК РФ исковая давность не распространяется на требования о защите личных неимущественных прав и других нематериальных благ, кроме случаев, предусмотренных законом. Однако требования, предъявленные по истечении трех лет с момента возникновения права на возмещение такого вреда, удовлетворяются за прошлое время не более чем за три года, предшествовавшие предъявлению иска. Итак, как уже отмечалось, основным способом защиты гражданских прав в уголовном судопроизводстве служит гражданский иск, который предъявляется только после возбуждения уголовного дела и до окончания судебного следствия в суде первой инстанции (ч. 2 ст. 44 УПК РФ). Право на предъявление гражданского иска принадлежит лицу, чьи права нарушены непосредственно преступлением. Такой иск может быть предъявлен не потому, что одно лицо причинило вред другому (в этих случаях потерпевший может обратиться в суд за защитой своих прав в порядке частного обвинения), а потому что лицо обвиняется в совершении преступления, которым причинен вред, и именно это преступление становится предметом судебного рассмотрения. Следовательно, если лицо причинило вред в результате совершения преступления, но не того, которое является предметом рассмотрения судом уголовного дела, к обвиняемому не может быть предъявлен иск в рамках данного уголовного дела <15>. ——————————— <15> См.: Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под ред. В. М. Лебедева. 6-е изд. М., 2010. С. 165.

Между тем требование о возмещении имущественного вреда, заявленное в ходе производства по уголовному делу, не ставится законодателем в зависимость от объема предъявленного обвинения и квалификации совершенного преступления. Поэтому, если в результате совершенного преступления имуществу причинен какой-либо ущерб и данные обстоятельства подтвердились в ходе судебного следствия, суд вправе удовлетворить данные исковые требования, даже если уничтожение или повреждение имущества не было квалифицировано как самостоятельное преступление, либо не было признано в качестве квалифицирующего признака. Таким образом, гражданский иск в уголовном процессе может быть заявлен лишь при определенных основаниях. Первым основанием для заявления гражданского иска является наличие вреда (ущерба). Как следует из прямого указания ч. 1 ст. 44 УПК РФ: в качестве гражданского истца может быть признано лицо, если имеются основания полагать, что непосредственно преступлением ему причинен вред, т. е. деяние, вследствие которого возникли деликтные обязательства, должно быть запрещено уголовным законом. Однако если судом вынесено постановление о прекращении уголовного дела или постановлен оправдательный приговор, гражданский иск удовлетворению не подлежит (проявление акцессорности гражданского иска — недействительность основного обязательства влечет недействительность обеспечивающего его обязательства (ст. 329 ГК РФ)); вред может быть имущественным или моральным. Статья 151 ГК РФ определяет моральный вред как физические или нравственные страдания, причиненные лицу действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага. Однако, поскольку указанные страдания способно испытывать только физическое лицо, причинение морального вреда является основанием для гражданского иска только в отношении физического лица. Как уже отмечалось, гражданский иск может быть заявлен, если вред причинен непосредственно преступлением. Непосредственность в этом случае выступает юридически значимой причинной связью между преступлением и вредом, что делает ее вторым основанием для заявления гражданского иска. Определенный интерес вызывает такое свойство гражданского иска, как неотчуждаемость, т. е. подобный иск имеет сугубо личный характер, что отличает его от гражданской процессуальной формы защиты гражданских прав. Таким образом, если было передано право требования по обязательству из причинения вреда (уступка права требования) (ст. 382 ГК РФ), приобретатель прав не сможет заявить гражданский иск и тогда, когда переданное обязательство возникло в связи с совершенным преступлением. То же касается института универсального правопреемства. Правило неотчуждаемости гражданского иска не распространяется на уголовные дела о преступлениях, последствием которых явилась смерть лица. Права потерпевшего переходят к одному из его близких родственников (ч. 8 ст. 42 УПК РФ). Следовательно, данные лица по уголовным делам указанной категории одновременно являются гражданскими истцами. Уголовный закон не содержит положения, препятствующие признанию в качестве потерпевших и гражданских истцов одновременно нескольких близких родственников погибшего лица. Так, приговором Копейского городского суда от 6 октября 2010 г. Б. М.И. осужден за совершение преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 105 УК РФ, к лишению свободы сроком на восемь лет и шесть месяцев. В качестве потерпевших по делу были признаны Н. С.А. и И. Н.М. — дочь и супруга убитого. Данные лица заявили гражданские иски: Н. С.А. — о взыскании материального ущерба, который заключался в расходах на погребение отца; И. Н.М. — о взыскании компенсации морального вреда, причиненного смертью супруга. Суд удовлетворил гражданские иски обеих потерпевших в полном объеме <16>. ——————————— <16> См.: Обобщение практики рассмотрения судами Челябинской области гражданских исков по уголовным делам (утв. Постановлением президиума Челябинского областного суда от 7 сентября 2011 г.). Доступ из СПС «Гарант».

Из изложенного выше можно сделать вывод о предмете гражданского иска — праве требования физического (или юридического) лица о возмещении вреда, причиненного непосредственно преступлением, ставшим предметом судебного рассмотрения. Кроме того, как уже отмечалось, гражданский иск и уголовное дело рассматриваются судом одновременно и, соответственно, суд выносит одно судебное решение — приговор. В соответствии с п. 10 ч. 1 ст. 299 УПК РФ при постановлении приговора суд разрешает вопрос, подлежит ли удовлетворению гражданский иск. Следует отметить: гражданский иск может быть удовлетворен лишь при постановлении судом обвинительного приговора. Часть 2 ст. 309 УПК РФ устанавливает, что при необходимости произвести дополнительные расчеты, связанные с гражданским иском, требующие отложения судебного разбирательства, суд может признать за гражданским истцом право на удовлетворение гражданского иска и передать вопрос о размере его возмещения для рассмотрения в порядке гражданского судопроизводства. Таким образом, в резолютивной части обвинительного приговора должно быть указано о полном и частичном удовлетворении гражданского иска, о признании права на его удовлетворение и передаче вопроса о размере на рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства, об отказе в удовлетворении <17>. ——————————— <17> См.: п. 21 Постановления Пленума ВС РФ от 29 апреля 1996 г. N 1 «О судебном приговоре».

Если лицо не признано виновным в совершении преступления, в рамках уголовного судопроизводства на него нельзя возложить ответственность по гражданско-правовому обязательству даже при наличии материально-правовых оснований. Также следует отметить: гражданский иск в уголовном деле освобождается от государственной пошлины, а его подсудность независимо от размера определяется подсудностью уголовного дела, в котором он предъявлен. В тех случаях, когда при постановлении приговора предъявленный при производстве по уголовному делу гражданский иск оставляется без рассмотрения, не исключается его предъявление в гражданском судопроизводстве и подсудность его в этом случае будет определяться согласно гражданскому процессуальному законодательству (п. 10 ст. 31 УПК РФ). Однако введенный в 2001 г. институт особого порядка принятия судебного решения при согласии обвиняемого с предъявленным ему обвинением (гл. 40 УПК РФ), представляющий собой упрощенную форму судебного разбирательства, предназначенную для рассмотрения уголовных дел, в которых нет спора относительно содержания и объема обвинения, поскольку обвиняемый заявляет о своем согласии с обвинением, вызвал ряд вопросов относительно предъявления в этих случаях гражданского иска. Вопросы возникают как в связи с рассмотрением гражданского иска, так и по его оспариванию. Итак, можно ли рассматривать уголовное дело в порядке гл. 40 УПК РФ, если обвиняемый не согласен с размером гражданского иска? Ответ на этот вопрос ранее содержался в Постановлении Пленума ВС РФ от 5 марта 2004 г. N 1 «О применении судами норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации»: если подсудимый выражает несогласие с основаниями или объемом предъявленного гражданского иска, его ходатайство о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства удовлетворению не подлежит. В этих случаях дело должно рассматриваться на общих основаниях. В пункте 12 действующей редакции Постановления Пленума ВС РФ от 5 декабря 2006 г. N 60 «О применении судами особого порядка судебного разбирательства уголовных дел» (далее — Постановление Пленума ВС РФ N 60) установлено: если по уголовному делу, рассматриваемому в особом порядке, предъявлен гражданский иск, то при наличии соответствующих оснований он может быть оставлен без удовлетворения, производство по нему прекращено, в его удовлетворении может быть отказано либо по иску принято решение о передаче его на рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства, если это не повлечет изменения фактических обстоятельств дела. Такое разъяснение оставляет открытой возможность удовлетворения гражданского иска, поскольку говорит лишь о случаях, когда имеются основания, препятствующие удовлетворению иска. Если же таких оснований нет, гражданский иск может быть удовлетворен при согласии с ним подсудимого. Однако в соответствии со ст. 314 УПК РФ согласие обвиняемого с размером и объемом <18> гражданского иска не является основанием применения особого порядка принятия судебного решения, т. е. обвиняемый может согласиться с заявленным гражданским иском, но не с его размером. Как должен поступить суд? ——————————— <18> Размер компенсации зависит от характера и объема причиненных потерпевшему нравственных или физических страданий, степени вины обвиняемого.

Глава 40 УПК РФ не содержит норм, запрещающих принимать по делу, рассматриваемому в особом порядке, иные, кроме обвинительного приговора, судебные решения; по своему акцессорному характеру, что отмечалось выше, гражданский иск может быть удовлетворен лишь при постановлении судом обвинительного приговора. Согласно ч. 7 ст. 316 УПК РФ судья постановляет обвинительный приговор только при наличии следующих условий: обвинение обосновано и подтверждено собранными по делу доказательствами. Кроме того, как следует из п. 5 Постановления Пленума ВС РФ N 60, под обвинением, с которым соглашается обвиняемый, следует понимать фактические обстоятельства содеянного, а также характер и размер вреда, причиненного деянием обвиняемого. Таким образом, суд обязан удостовериться не только в полноте доказанности обвинения, но и в обоснованности гражданского иска. Часть 5 ст. 316 УПК РФ устанавливает: суд не может проводить в общем порядке исследование и оценку доказательств, собранных по уголовному делу. При этом могут быть исследованы обстоятельства, характеризующие личность подсудимого и смягчающие или отягчающие наказание. Таким образом, суд не может исследовать обстоятельства, необходимые для установления размера денежной компенсации, поскольку в этом случае он будет обязан исследовать доказательства в судебном заседании, а значит, проводить судебное следствие, что противоречит основным положениям особого порядка принятия судебного решения. Кроме того, ч. 8 ст. 316 УПК РФ поясняет: описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора должна содержать описание преступного деяния, с обвинением в совершении которого согласился подсудимый, а также выводы суда о соблюдении условий постановления приговора без проведения судебного разбирательства. Анализ доказательств и их оценка в приговоре не отражаются. Как уже отмечалось, размер гражданского иска подлежит доказыванию, однако при особом порядке уголовного судопроизводства суд не исследует и не анализирует доказательства, представленные по уголовному делу, в том числе по гражданскому иску. Таким образом, обоснованность гражданского иска, как и обоснованность, доказанность обвинения, должны содержаться в материалах дела, изучаемых судьей. Если гражданский иск обоснован, он подлежит удовлетворению в полном объеме. А если обвиняемый иск признает, но не согласен с его размером, который не в полной мере подтвержден доказательствами по делу? В такой ситуации, на наш взгляд, суд вправе признать право на удовлетворение иска и передать вопрос о его размере на рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства. Думается, что соответствующее дополнение необходимо внести в ст. 316 УПК РФ. В ситуации, когда обвиняемый не признает гражданский иск, но соглашается с предъявленным обвинением, суд также вправе признать право на удовлетворение иска и передать вопрос о его размере на рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства или отказать в рассмотрении уголовного дела в особом порядке и назначить судебное разбирательство в общем порядке. Суд должен указать на данное обстоятельство прокурору, который в соответствии с ч. 6 ст. 246 УПК РФ предъявляет или поддерживает предъявленный по уголовному делу гражданский иск, если того требует охрана прав граждан, общественных или государственных интересов. Еще одним проблемным моментом является оспаривание гражданского иска в особом порядке судебного разбирательства. В литературе отмечается, что при особом порядке вынесения приговора обжалование гражданского иска не допускается <19>. ——————————— <19> См.: Практика применения Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации: Практ. пособие / Под ред. В. П. Верина. М., 2006. С. 290.

Статья 317 УПК РФ устанавливает: приговор, постановленный в соответствии со ст. 316 УПК РФ, не может быть обжалован в апелляционном порядке по основанию, предусмотренному п. 1 ст. 389.15 УПК РФ. В пункте 15 Постановления Пленума ВС РФ N 60 закреплено: если в кассационных жалобах или представлениях содержатся данные, указывающие на нарушение уголовно-процессуального закона, неправильное применение уголовного закона либо на несправедливость приговора, судебные решения, принятые в особом порядке, могут быть отменены или изменены, если при этом не изменяются фактические обстоятельства дела. Однако данные положения не являются запретом на обжалование приговора в части гражданского иска, поскольку гражданский иск может быть как удовлетворен в соответствии с фактическими обстоятельствами дел а, так и не удовлетворен (заявленный и удовлетворенный судом размер компенсации вреда не соответствует тяжести содеянного). Из изложенного можно сделать вывод: при заявленном гражданском иске в особом порядке судебного разбирательства суд должен руководствоваться общими правилами уголовного судопроизводства. Итак, по каждому уголовному делу, по которому заявлен гражданский иск, суд должен принять все исчерпывающие меры для его надлежащего рассмотрения. В соответствии с действующим законодательством суд не может оставлять иск без рассмотрения в случаях, не предусмотренных действующим законодательством, и обязан разъяснять гражданскому истцу право обратиться с аналогичным иском в порядке гражданского судопроизводства.

Библиографический список

Большой юридический словарь. 3-е изд. / Под ред. А. Я. Сухарева. М., 2010. Гражданский процесс: Учебник / Отв. ред. В. В. Ярков. М., 2009. Гражданское право: Учебник: В 3 т. Т. 3 / Под ред. А. П. Сергеева, Ю. К. Толстого. М., 2007. Дикарев И. С. Принцип диспозитивности в уголовном процессе России // Журнал российского права. 2008. N 6. Завидов Б. Д. Гражданско-правовая ответственность, вытекающая из обязательств: Научно-практический и аналитический справочник. Доступ из СПС «КонсультантПлюс». 2011. Курс уголовного судопроизводства: Учебник: В 3 т. / Под ред. В. А. Михайлова. Т. 1: Общие положения уголовного судопроизводства. М., 2006. Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под ред. В. М. Лебедева. 6-е изд. М., 2010. Поляков И. Н. Ответственность по обязательствам вследствие причинения вреда. М., 1998. Практика применения Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации: Практ. пособие / Под ред. В. П. Верина. М., 2006. Рябцева Е. В. Соотношение принципа разумности, публичности и диспозитивности в уголовном процессе // Общество и право. 2011. N 5. Строгович М. С. Курс советского уголовного процесса. М., 1958. Т. 1. Шестакова С. Д. Проблемы состязательности в российском уголовном процессе: Дис. … канд. юрид. наук. СПб., 1998.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *