Последствия нарушения обязательства солидарным должником

(Тололаева Н. В.) ("Вестник гражданского права", 2013, N 5) Текст документа

ПОСЛЕДСТВИЯ НАРУШЕНИЯ ОБЯЗАТЕЛЬСТВА СОЛИДАРНЫМ ДОЛЖНИКОМ

Н. В. ТОЛОЛАЕВА

Тололаева Н. В., аспирант кафедры гражданского права юридического факультета МГУ им. М. В. Ломоносова.

Отвечает ли один солидарный должник за нарушение обязательства, допущенное другим? Как полагает автор, по общему правилу ответ на этот вопрос должен быть отрицательным. В то же время существует ряд обоснованных исключений.

Ключевые слова: множественность лиц в обязательстве, пассивные солидарные обязательства, нарушение обязательства.

Should one of the solidary debtors be held liable for breaches of the obligation by his co-debtors? According to the author, subject to some necessary exceptions the general rule is that he should not be responsible.

Key words: plurality of debtors obligations, joint obligation, liability for breach of the obligation.

1. Введение

Как известно, в период между возникновением и прекращением обязательство подвержено изменениям. Особые вопросы перед юристом ставят обязательства с множественностью лиц на одной из сторон: как факты, так или иначе меняющие положение одного из этих лиц, сказываются на положении других <1>? -------------------------------- <1> Medicus D., Lorenz S. Schuldrecht I. Allgemeiner Teil. Ein Studienbuch. 20. Aufl. Munchen, 2012. S. 429; Голевинский В. О. О происхождении и делении обязательств. Варшава, 1872. С. 236.

Более конкретно эту проблему можно сформулировать следующим образом: обременяют ли и идут ли на пользу солидарным должникам сделки, которые один из них заключит с кредитором (например, прощение долга, мировое соглашение, новация, соглашение об отсрочке или рассрочке), отвечает ли один должник за нарушения обязательства другим, прерывает ли иск к одному исковую давность по искам против остальных и т. п.? <1> -------------------------------- <1> Meier S. Gesamtschulden: Entstehung und Regress in historischer und vergleichender Perspektive. Tubingen, 2010. S. 41.

Для выражения этой проблематики в немецкой литературе используются термины "Einzelwirkung" ("частное действие") и "Gesamtwirkung" ("общее действие"), а также "Aufsenverhaltnisse" ("внешние отношения") и "Innenverhaltnisse" ("внутренние отношения") [солидарных должников] <1>. Аналогичная терминология звучит и в России <2>. -------------------------------- <1> Kotz H. Vertragsrecht. 2. Aufl. Tubingen, 2012. S. 535; Ehmann H. in: Ermans Handkommentar zum Burgerlichen Gesetzbuch mit AGG, EGBGB (Auszug), ErbbauRG, HausratsVO, LPartG, ProdHaftG, UKlaG, VAHRG und WEG: In 2 Bde. / H. P. Westerman (Hg.). 12. Aufl. Koln, 2008. Bd. 1. Vor § 420. Rz. 13; Esser J. Schuldrecht. Allgemeiner und besonderer Teil. Karlsruhe, 1960. S. 445; Looschelders D. Schuldrecht. Allgemeiner Teil. 9. Aufl. Munchen, 2011. S. 407; Medicus D., Lorenz S. Op. cit. S. 428, 430; Looschelders D. in: J. von Staudingers Kommentar zum Burgerlichen Gesetzbuch mit Einfuhungsgesetz und Nebengesetzen. Buch 2. Recht der Schuldverhaltnisse. § 397 - 432 (Erlass, Abtretung, Schuldubernahme, Mehrheit von Schuldnern und Glaubigern). Berlin, 2012. S. 399, 448. <2> Для описания этой проблематики в римском праве Д. В. Дождев использует термины "общий эффект" и "эффект для конкретного лица" (см.: Дождев Д. В. Римское частное право: Учебник / Под общ. ред. В. С. Нерсесянца. М., 2011. С. 503 - 504). Деление отношений при солидарности на "отношения между сторонами обязательства" и "отношения внутри множественности" есть у С. В. Сарбаша (см.: Сарбаш С. В. Исполнение договорного обязательства. М., 2005. С. 260). Термин "внутренние отношения солидарных должников" используется в Постановлении Президиума ВАС РФ от 14 мая 2013 г. N 16229/12.

О частном действии говорят, когда эффект юридического факта распространяется только на правоотношение кредитора с тем солидарным должником, в отношении которого этот факт произошел. Общее действие, напротив, характеризует одинаковый эффект юридического факта на всех солидарных должников безотносительно к тому, с кем из них конкретно этот факт случился. Термин "внешние отношения" описывает солидарные обязательства между кредитором и каждым из должников. Важнейшим вопросом в регулировании этих отношений как раз является частное либо общее действие тех или иных юридических фактов. Внутренние отношения складываются между должниками в основном по поводу уравнивания своего положения после удовлетворения кредитора - чаще всего по поводу регрессного требования должника, осуществившего исполнение <1>. -------------------------------- <1> В решении от 7 июля 1980 г. (Urteil vom 07.07.1980 - II ZR 199/79 (KG), NJW 1980, 2464) Верховный суд Германии подтвердил наличие внутренних отношений солидарных должников (их обязательств по отношению друг к другу) не только после удовлетворения кредитора, но и на стадии заключения с кредитором договора, указав на то, что один должник обязан соблюдать интересы другого на этой стадии договорных отношений, а в случае нарушения такой обязанности должен будет возместить убытки.

Настоящая работа посвящена наиболее дискутируемой при обсуждении внешних отношений солидарных должников теме, а именно последствиям нарушения одним из них своего обязательства. Ее исследование предполагает ответ на вопрос о том, влияет ли (и если да, то в какой мере) нарушение своего обязательства одним из солидарных должников на обязательства его содолжников. Должны ли они нести ответственность за нарушение обязательств друг друга? Современные представления о справедливом правовом регулировании этой проблемы восходят к цивилистическим сочинениям XIX в <1> и связаны с попыткой концептуализации солидарных обязательств. Ученые конструировали модели отношений, складывающихся между кредитором и должниками, типизировали их определенными способами, пытаясь таким образом создать основу для метода определения общего и частного действия каких-либо обстоятельств <2>. -------------------------------- <1> Интерес к этой проблематике пробудился в связи с обнаружением в 1816 г. Б. Г. Нибуром в библиотеке Вероны Институций Гая, из которых ученым удалось узнать о римской системе "конкуренции исков" при пассивной солидарной множественности. <2> Selb W. Mehrheit von Glaubigern und Schuldnern. Tubingen, 1984. S. 28; Meier S. Op. cit. S. 41.

Следуя за историческим развитием доктрины, обратимся к теориям о правовой природе пассивных солидарных обязательств, определяя, какое решение (общее либо частное действие) каждая из них выбирает, говоря об эффекте нарушения солидарным должником своего обязательства.

2. Правовая природа пассивных солидарных обязательств

Выявление правовой природы пассивных солидарных обязательств связано с отнесением их к более общей категории, роду, а также с раскрытием особенностей, выделяющих их в составе этого рода в самостоятельный вид. Таким образом, для определения сущности пассивных солидарных обязательств необходимо выявить признаки, присущие только им и, соответственно, отличающие их от всего массива иных обязательственных связей. Все наиболее известные теории о сущности пассивного солидаритета построены на основе описания и объяснения решений римских юристов, касающихся общего или частного действия различных юридических фактов. Авторы брали за основу римские казусы о влиянии юридических фактов на правовое положение солидарных должников и выводили из них общую теорию о том, что есть пассивное солидарное обязательство. А уже с помощью ссылки на общие представления о сущности рассматриваемого вида множественности делали выводы об эффекте юридических фактов, не обсуждаемых римскими юристами. Особенностью пассивных солидарных обязательств в римском праве являлось общее действие litis contestatio <1> в процессе по иску кредитора против одного из солидарных должников. С совершением этого частного акта между истцом и ответчиком actio "потреблялась", и каждый следующий иск кредитора против другого должника исключался. Такой иск уже считался иском о том же предмете спора (actio de eadem re). -------------------------------- <1> Особый момент в движении римского гражданского процесса по формуле, заканчивающий стадию in iure. Истец и ответчик выражали согласие вести спор на основании предложенной претором формулы. Это соглашение и называется "litis contestatio" ("засвидетельствование тяжбы", "установление процесса", "фиксация предмета тяжбы"). Litis contestatio имела три эффекта: преклюзивный (с засвидетельствованием тяжбы наступает момент, после которого повторить спор невозможно: "bis de eadem re agere non licet"), новирующий (прекращается существовавшее между истцом и ответчиком обязательство, взамен которого возникает новое - подчиниться судебному решению) и консервирующий (требования будут рассматриваться так, как они существовали на момент совершения litis contestatio) (см.: Дождев Д. В. Указ. соч. С. 236 - 237; Kaser M. Das romische Zivilprozessrecht. 2. Aufl. / Bearbt. von K. Hachl. Munchen, 1996. S. 285 - 301).

В силу этого исключающего эффекта иски против солидарных должников находились в отношениях конкуренции (конкуренция исков). Отказываясь от предъявления требования в долях, кредитор мог осуществить свое требование при помощи суда только против одного солидарного должника, которого он, конечно, мог выбрать. Говорят о том, что уже в классическую эпоху общий эффект litis contestatio действовал не для всех солидарных обязательств. В случае солидарности обязательств, например, нескольких арендаторов, хранителей, ссудополучателей, опекунов кредитор мог предъявить иск против остальных должников также после установления процесса с одним из них до тех пор, пока не будет получено полное удовлетворение. Такие должники освобождались уже не с предъявлением иска к одному из них, а только с полным удовлетворением кредитора. Эту конструкцию можно назвать "конкуренция удовлетворений" <1>. -------------------------------- <1> Kaser M. Das romische Privatrecht. Das altromische, das vorklassische und klassische Recht. 2. Aufl. Munchen, 1971. S. 656 - 658; Дождев Д. В. Указ. соч. С. 503.

Юстиниан окончательно ликвидировал освобождение солидарных должников засвидетельствованием тяжбы кредитора с одним из них и установил конкуренцию удовлетворений путем многочисленных интерполяций на место конкуренции исков для любых обязательств, являющихся солидарными. Скорее всего, он также ввел общее действие предъявления иска в суд в части эффекта прерывания сроков исковой давности <1>. -------------------------------- <1> Meier S. in: Historisch-kritischer Kommentar zum BGB / M. Schmoeckel, J. Ruckert, R. Zimmermann (Hgs.). Bd. II. Tubingen, 2007. S. 2423 - 2424.

Помимо исполнения и litis contestatio, общее действие в римском праве имели acceptilatio <1>, новация, объективная невозможность исполнения, возникшая по обстоятельствам, за которые должник не отвечает. Напротив, только на обязательства конкретного должника действовали совпадение должника и кредитора в одном лице, умаление правоспособности, неформальное прощение долга (pactum de non petendo), просрочка должника и виновная невозможность исполнения <2>. -------------------------------- <1> См.: Дождев Д. В. Указ. соч. С. 154 - 155: "Древние ритуальные формы настолько независимы от подлежащего основания, что в этом отношении иногда характеризуются как символические (imaginaria) самими римскими юристами. Так, Гай называет обряд торжественного диалога об исполнении обязательства - акцептиляцию (acceptilatio), необходимую для прекращения обязательства, установленного в стипуляционной форме, "символическим (воображаемым) исполнением" - "imaginaria solutio" (Gai., 3, 169; 173). Обязательство из стипуляции возникает независимо от основания и сохраняется даже после действительного исполнения, так что для прекращения обязательства требуется обратная стипуляция - акцептиляция. Acceptilatio, также будучи ритуальной формой, освобождает должника от обязательства, даже если действительного исполнения по договору не последовало". <2> Дождев Д. В. Указ. соч. С. 504.

Описанные положения римских источников вызвали в немецкой правовой науке XIX в. дискуссию о правовой природе пассивных солидарных обязательств, началом которой послужили монографии двух авторов: Ф. Л. Келлера <1> и его последователя Г. Ю. Риббентропа <2>, считающихся создателями теории разделения корреальных и солидарных обязательств. -------------------------------- <1> Keller F. L. Uber Litis Contestatio und Urteil nach klassischem romischem Recht. Zurich, 1827. <2> Ribbentrop G. J. Zur Lehre von den Correal-Obligationen. Gottingen, 1831.

Их теория содержала следующие основные положения <1>. -------------------------------- <1> Meier S. in: Historisch-kritischer Kommentar zum BGB / M. Schmoeckel, J. Ruckert, R. Zimmermann (Hgs.). Bd. II. S. 2426.

Освобождение остальных солидарных должников совершением litis contestatio кредитором с одним из них объясняется единством обязательства. В силу новирующего эффекта litis contestatio с необходимостью должно прекратиться общее обязательство, преобразующееся в обязательство должника, к которому предъявлен иск, подчиниться судебному решению. И хотя конкуренция исков была повсеместно устранена Юстинианом, природа солидарного обязательства как единого с несколькими лицами на стороне должника не изменилась. В силу такого единства общее действие имеют новация и прощение долга. Г. Ю. Риббентроп назвал это единое обязательство "корреальным" (от лат. "correus": "cum" - вместе, совместно и "reus" - ответчик). Единство обязательства также не затрагивается возможностью возникновения обязательств должников из разных оснований в разное время и существованием юридических фактов с частным действием, поскольку объективно единое корреальное обязательство включает множество субъективных отношений кредитора с конкретными должниками <1>. -------------------------------- <1> Из современных ученых такой позиции придерживался К. Ларенц (см.: Larenz K. Lehrbuch des Schuldrecht. Bd. I: Allgemeiner Teil. 14. Auf. Munchen, 1987. S. 638).

Таким образом, если обязательство является корреальным, то для определения сферы действия нарушения одним из солидарных должников своего обязательства необходимо понять, касается ли это нарушение обязательства в целом или только субъективного отношения кредитора с каким-либо должником. Вместе с тем критериев различения общего обязательства всех должников и субъективных отношений с отдельными должниками эта теория не предложила, создавая презумпцию общего действия ввиду единства обязательства, которое только в целом может изменяться и прекращаться. Корреальным обязательствам Ф. Л. Келлер и Г. Ю. Риббентроп противопоставили обязательства солидарные, являющиеся множеством самостоятельных обязательств, исполнение которых направлено на один экономический интерес кредитора (например, солидарная ответственность нескольких причинителей вреда). Характерной особенностью таких обязательств было только общее действие исполнения как признак солидаритета и принципиальное частное действие остальных юридических фактов. Эта теория была крайне популярна в немецкой науке. Ее сторонниками являлись Ф. К. фон Савиньи <1> и Б. Виндшейд <2>. -------------------------------- <1> Савиньи Ф. К. Обязательственное право / Пер. с нем. В. Фукс, Н. Мандро. М., 1876. С. 93 - 203. <2> Виндшейд Б. Об обязательствах по римскому праву / Пер. с нем. А. Б. Думашевского. СПб., 1875. С. 103 - 123.

Однако она не находила поддержки в законодательстве, не давала четких критериев отнесения того или иного вида обязательств к корреальным либо солидарным, приводила к произвольному решению казусов об общем и частном действии юридических фактов на внешние отношения солидарных должников, что уже с середины XIX в. приводит к поиску новых теоретических конструкций, описывающих этот вид пассивной множественности. В соответствии с теорией выбора В. Гиртаннера <1> и Г. Фиттинга <2> все обязанные в солидарном обязательстве связаны только потенциально. Должником по обязательству может быть только один. Кто им будет, зависит от выбора кредитора. После такого выбора остальные не могут больше быть должниками и становятся свободными от обязательства по отношению к кредитору <3>. -------------------------------- <1> Girtanner W. Die Burgerschaft. Jena, 1850. <2> Fitting H. Die Natur der Correalobligationen: eine zivilistische Abhandlung. Erlangen, 1859. <3> Meier S. Gesamtschulden: Entstehung und Regress in historischer und vergleichender Perspektive. S. 59; Idem in: Historisch-kritischer Kommentar zum BGB / M. Schmoeckel, J. Ruckert, R. Zimmermann (Hgs.). Bd. II. S. 2428; Бернгефт Ф., Колер И. Гражданское право Германии / Пер. с нем. Б. М. Брамсона, С. О. Добрина, Е. Е. Карасова, В. В. Нечаева. СПб., 1910. С. 228.

Теория выбора предлагает объяснить общее действие litis contestatio в классическом римском праве тем, что, предъявляя иск, кредитор осуществлял связывающий себя выбор должника и этим освобождал остальных. Если согласиться с такой моделью, то после осуществления кредитором выбора ответственность по обязательству несет только выбранный должник, поскольку остальные должниками не являются, что полностью исключает возможность общего действия какого-либо юридического факта. Согласно теории взаимного представительства друг друга солидарными должниками, созданной А. Бринцем, солидарные должники являются представителями друг друга, поэтому все, что происходит в отношении одного, в равной мере действует и на других <1>. -------------------------------- <1> Brinz A. Rezension des Abschnitts "Correalobligation" von Savignys Obligationenrecht // Kritische Blatter civilistischen Inhalts. 1853. Nr. 4.

Эта теория была крайне популярна во Франции, где таким образом объясняли обязанность всех должников платить проценты за пользование чужими денежными средствами в случае просрочки одного из них. Однако под немецким влиянием во французской доктрине вскоре сложилось понимание, что говорить о представительстве можно, только когда это очевидно из отношений сторон, в частности, когда они во внутренних отношениях связаны договором, чего о некоторых солидарных обязательствах, например, возникающих из совместного причинения вреда, сказать нельзя <1>. -------------------------------- <1> Meier S. in: Historisch-kritischer Kommentar zum BGB / M. Schmoeckel, J. Ruckert, R. Zimmermann (Hgs.). Bd. II. S. 2425 - 2426; Бернгефт Ф., Колер И. Указ. соч. С. 230. В России сторонником этой теории был К. П. Победоносцев (см.: Победоносцев К. П. Курс гражданского права. Часть третья: Договоры и обязательства. М., 2003 (по изд. 1896 г.). С. 100 - 101).

Законодательства XIX в. (Саксонский проект 1852 г., Гессенский проект 1853 г., Баварский проект 1861 г.), однако, не восприняли ни одну из названных теорий и исходили из теории единства, имевшей своим основанием древнегерманский институт Verpflichtung zur gesamten Hand. При совместном заключении договора или взаимном поручительстве должники держали друг друга за руки, образуя символическое единство. В соответствии с древнегерманскими представлениями обязанным был не каждый такой должник в отдельности, а все должники вместе, образуя воображаемое единство личностей на стороне должника <1>. -------------------------------- <1> Meier S. in: Historisch-kritischer Kommentar zum BGB / M. Schmoeckel, J. Ruckert, R. Zimmermann (Hgs.). Bd. II. S. 2394, 2432. То же у Г. Ф. Шершеневича (см.: Шершеневич Г. Ф. Учебник русского гражданского права. Т. 2. М., 2005 (по изд. 1915 г.). С. 25) и В. А. Белова (см.: Белов В. А. Солидарность обязательств (общее учение и отдельные осложняющие моменты - альтернативность, обеспечение, перемена лиц, прекращение) // Практика применения общих положений об обязательствах: Сборник статей / Рук. авт. кол. и отв. ред. М. А. Рожкова. М., 2011. С. 52 - 89).

Такое представление о пассивном солидарном обязательстве приводит к презумпции об общем действии всех юридических фактов на всех солидарных должников. Поскольку обязательство только одно, лишь оно в целом может возникать, изменяться и прекращаться. Иное потребует специального обоснования. Однако в немецкой литературе конца XIX в. восторжествовала и сегодня поддерживается практически единогласно теория множественности солидарных обязательств, которая, по мнению большинства авторов, и закреплена в ГГУ <1>. -------------------------------- <1> Параграф 425 "Действие других юридических фактов" ГГУ установил, что другие, кроме обозначенных в § 422 - 424 (исполнение, его суррогаты, прощение долга, просрочка кредитора), юридические факты действуют, насколько иное не вытекает из обязательства, только на пользу и к убытку того солидарного должника, в отношении которого они случились. В частности, это действует для расторжения договора, просрочки, виновности, субъективной невозможности исполнения, исковой давности, начала ее исчисления, прерывания и приостановления, совпадения должника и кредитора в одном лице, вступившего в законную силу решения суда. Регулятивное значение этого параграфа видят в закреплении теории множественности, поскольку он показывает, что обязательства каждого из солидарных должников могут иметь самостоятельное развитие, независимое от обязательств остальных (см., например: Klunzinger E. Einfuhrung in das Burgerliche Recht. 15. Aufl. Munchen, 2011. S. 333; Selb W. Op. cit. S. 76 - 77).

Солидарные обязательства - это множество - по числу должников - обязательств, связанных таким образом, что исполнение одного из них освобождает от удовлетворения кредитора должников по остальным. Таким образом, сущностной чертой солидарных обязательств, выделяющей их из общей категории обязательства в отдельный вид, является необходимое общее действие исполнения и его суррогатов. Отсутствие общего действия исполнения одним солидарным должником своего обязательства означает отсутствие самой конструкции солидарности. В остальном обязательства каждого из должников являются принципиально самостоятельными и независимыми <1>. -------------------------------- <1> Palandts Kommentar zum Burgerlichen Gesetzbuch. 71. Aufl. / Bearb. von Chr. Gruneberg. Munchen, 2012. S. 626; Selb W. Op. cit. S. 32 - 33; Looschelders D. Schuldrecht. Allgemeiner Teil. 9. Aufl. S. 407.

Смысл солидарного долга состоит во вступлении кредитора в несколько обязательственных отношений по поводу одного экономического интереса <1>, что повышает степень вероятности получения удовлетворения и перекладывает риск неплатежеспособности одного из должников с кредитора на других содолжников. Кроме того, солидарность по сравнению с долевой множественностью снижает для кредитора процессуальные издержки, давая возможность вместо нескольких процессов принудительного взыскания осуществить только один в отношении одного платежеспособного солидарного должника <2>. По сути, несколько имущественных масс должников отвечают за одно удовлетворение интереса кредитора <3>. Вместе с тем исполнение одним должником своего обязательства удовлетворяет этот интерес и лишает предпосылок требования кредитора к другим должникам. -------------------------------- <1> Понимание солидарных обязательств как направленных на удовлетворение одного экономического интереса, но при этом необязательно вытекающих из одного основания и совпадающих по виду было подкреплено решением Верховного суда Германии от 1 февраля 1965 г. (Urteil vom 01.02.1965 - GSZ 1/64, NJW 1965, 1175), комментируемым практически во всех работах немецких авторов, посвященных пассивной солидарной множественности. В этом решении Верховный суд признал солидарными обязанность подрядчика по исправлению строительных работ (возмещение вреда в натуре) и обязанность архитектора по возмещению убытков, вызванных строительной ошибкой, в деньгах (Looschelders D. Schuldrecht. Allgemeiner Teil. 9. Aufl.; Idem in: J. von Staudingers Kommentar zum Burgerlichen Gesetzbuch mit Einfuhrungsgesetz und Nebengesetzen. Buch 2. Recht der Schuldverhaltnisse. § 397 - 432 (Erlass, Abtretung, Schuldubernahme, Mehrheit von Schuldnern und Glaubigern). S. 451, 464). Против позиции Верховного суда Германии выступили Д. Медикус и Ст. Лоренц (Medicus D., Lorenz St. Op. cit. S. 428; Palandts Kommentar zum Burgerlichen Gesetzbuch. 71. Aufl. / Bearb. von Chr. Gruneberg. S. 624). <2> Впервые такую цель пассивных солидарных обязательств сформулировал Ф. К. фон Савиньи (Савиньи Ф. К. Указ. соч. С. 150). Сегодня ни одна работа о солидарном долге не обходится без указания на эту цель (см., например: Бернгефт Ф., Колер И. Указ. соч. С. 228; Medicus D., Lorenz St. Op. cit. S. 425 - 426; Looschelders D. in: J. von Staudingers Kommentar zum Burgerlichen Gesetzbuch mit Einfuhrungsgesetz und Nebengesetzen. Buch 2. Recht der Schuldverhaltnisse. § 397 - 432 (Erlass, Abtretung, Schuldubernahme, Mehrheit von Schuldnern und Glaubigern). S. 447; Ehmann H. Op. cit. § 420. Rz. 13; Meier S. in: Historisch-kritischer Kommentar zum BGB / M. Schmoeckel, J. Ruckert, R. Zimmermann (Hgs.). Bd. II. S. 2397; Esser J. Op. cit. S. 443; Selb W. Op. cit. S. 26 - 27; Российское гражданское право: Учебник: В 2 т. / Отв. ред. Е. А. Суханов. Т. I. М., 2011. С. 449 (автор гл. 11 - Е. А. Суханов); Российское гражданское право: Учебник: В 2 т. / Отв. ред. Е. А. Суханов. Т. II. М., 2011. С. 51 - 52 (автор гл. 29 - Е. А. Суханов)). <3> Meier S. Gesamtschulden: Entstehung und Regress in historischer und vergleichender Perspektive. S. 231.

Для разъяснения последнего тезиса обратимся к классификации солидарных обязательств, используемой немецкими специалистами, по основаниям их возникновения на солидарные обязательства, возникшие из общего договора, солидарные обязательства, возникшие из деликта, и обеспечительные солидарные обязательства (поручительство) <1>. -------------------------------- <1> Ehmann H. Op. cit. § 421. Rz. 3.

Если говорить о солидарных обязательствах, возникших из договора, то исполнение одним из должников своего обязательства имеет общее действие, поскольку стороны сами так договорились. Кредитор имел возможность вступить в несколько кумулятивных обязательств, однако сам выбрал конструкцию солидарности. При солидарных обязательствах, возникших из деликта, исполнение одним солидарным должником возмещает ущерб кредитору, что в силу компенсаторного (восстановительного) характера гражданско-правовой ответственности приводит к невозможности удовлетворения требования кредитора к другим должникам. Прекращение поручительства исполнением основным должником обеспечиваемого обязательства объясняется акцессорностью обеспечивающих требований. В этом смысле немецкие авторы называют солидарные обязательства "зависимыми друг от друга" в том, что касается общего действия исполнения, "связанными требованиями" <1> или говорят о том, что общее действие исполнения является "связующей нитью солидарных обязательств" <2>. -------------------------------- <1> Palandts Kommentar zum Burgerlichen Gesetzbuch. 71. Aufl. / Bearb. von Chr. Gruneberg. S. 627. <2> Selb W. Op. cit. S. 32 - 33.

Представляется, что такую "зависимость" можно назвать нарушением принципа относительности обязательств <1> в виде приобретения прав, обязанностей и возражений из чужой обязательственной связи, ограниченным, правда, только действием исполнения и юридических фактов, приравненных по действию к исполнению, - его суррогатов. -------------------------------- <1> О содержании принципа относительности обязательства см.: Henke H.-E. Die sogenannte Relativitat des Schuldverhaltnisses: wie relativ ist eigentlich das Band zwischen Glaubiger und Schuldner? // Schriften zum Burgerlichen Recht. Bd. 121. Munchen, 1989. S. 9 - 96; Michaels R. Sachzuordnung durch Kaufvertrag: Traditionsprinzip, Konsensprinzip, ius ad rem in Geschichte, Theorie und geltendem Recht. Berlin, 2002. S. 35 - 432; Wieacker F. Die Forderung als Mittel und Gegenstand der Vermogenszuordnung // Kleine juristische Schriften. Eine Sammlung zivilrechtlicher Beitrage aus den Jahren 1932 bis 1986. Gottingen, 1988. S. 243 - 261; Ernst W. in: Munchener Kommentar zum BGB. Bd. 2: Schuldrecht. Allgemeiner Teil. § 241 - 432. 5. Aufl. Munchen, 2007. Einleitung. Rn. 15 - 25.

Подводя итог вышесказанному, еще раз отметим, что солидарные обязательства - это множество - по числу должников - самостоятельных обязательств одного кредитора с несколькими должниками, принцип относительности которых нарушается освобождением по отношению к кредитору всех должников исполнением, произведенным одним из них. Солидарность применительно к общей части обязательственного права - это нарушение принципа относительности в виде прекращения одного обязательства исполнением другого. Анализ норм российского законодательства и доктрины не дает возможности с достоверностью сказать, по какой модели построены солидарные обязательства в современном российском праве. Начиная с проекта Гражданского уложения Российской империи 1905 г. (далее - проект 1905 г.) (ст. 1706, 1713) кодификации гражданского права в России используют формулу единого обязательства с несколькими лицами на стороне должника, при этом говоря о существовании отношений, касающихся всех должников вместе и каждого из должников в отдельности <1>. Такая модель в большей мере напоминает конструкцию корреальных обязательств теории Ф. Л. Келлера и Г. Ю. Риббентропа. Однако если сторонники существования единого корреального обязательства выделяли наряду с ним обязательства солидарные (несколько самостоятельных обязательств, связанных только общим действием исполнения, например обязательства нескольких делинквентов), то в указанных законодательных актах все случаи рассматриваемого вида множественности сводятся к корреальным обязательствам. Одновременно с этим происходит отождествление "солидарных обязательств" с "солидарной ответственностью": во всех названных кодификациях эти термины используются как взаимозаменяемые синонимы. -------------------------------- <1> Статьи 180 - 182 ГК РСФСР 1964 г., ст. 322 - 324 ГК РФ. ГК РСФСР 1922 г. не содержит указания на существование общих отношений кредитора и должников и личных отношений каждого из должников с кредитором, ограничиваясь определением права кредитора по солидарному обязательству требовать исполнения как от всех должников совместно, так и от каждого из них в отдельности (ст. 115). О необходимости различать понятия "сторона обязательства" и "лицо, участвующее в обязательстве" и возможности участия нескольких лиц на одной стороне обязательства см.: Российское гражданское право: Учебник: В 2 т. / Отв. ред. Е. А. Суханов. Т. II. С. 50; Сарбаш С. В. Указ. соч. С. 234. О наличии "общих" и "личных" отношений должников с кредитором см.: Гавзе Ф. И. Обязательственное право (общие положения). Минск, 1968. С. 53; К омментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации. Часть первая: Учебно-практический комментарий (постатейный) / Под ред. А. П. Сергеева. М., 2010 (автор комментария к ст. 324 - А. А. Павлов); Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации: В 3 т. / Под ред. Т. Е. Абовой, А. Ю. Кабалкина. 3-е изд., перераб. и доп. Т. 1. М., 2007 (автор комментария к ст. 324 - Г. Д. Отнюкова).

На основе таких положений источников сложно достоверно сказать или даже предположить, на какой позиции стоял законодатель при решении вопроса об общем либо частном действии нарушения солидарным должником своего обязательства. И если проект 1905 г. прямо говорит об общем действии (ст. 1711), то последующие акты об этом умалчивают. С другой стороны, ст. 324 ГК РФ <1> можно толковать в контексте теории множественности как подтверждающую принцип относительности обязательств: юридические факты, происшедшие с одним из солидарных должников, производят эффект только на его обязательство (он получает соответствующие возражения) и не имеют значения для обязательств остальных (они в силу принципа относительности обязательств не получают возражений из чужой обязательственной связи). Если же юридический факт оказывает влияние одновременно на обязательства всех должников, то каждый из них может ссылаться на это обстоятельство. -------------------------------- <1> В случае солидарной обязанности должник не вправе выдвигать против требования кредитора возражения, основанные на таких отношениях других должников с кредитором, в которых данный должник не участвует. Аналогичное регулирование содержится в ст. 10:111 Принципов европейского договорного права и ст. 11.1.4 Принципов международных коммерческих договоров УНИДРУА 2010 г.

Представляется, что толкование норм ГК РФ о пассивных солидарных обязательствах на основе выводов теории множественности в большей мере согласуется с положениями общей части обязательственного права и системным толкованием норм, предписывающих солидарность в конкретных случаях. В пользу такой позиции можно высказать несколько основных аргументов. Во-первых, солидарные обязательства могут возникнуть в разное время из разных оснований <1>. В качестве примера можно привести возникновение солидарного обязательства вновь созданного юридического лица в процессе реорганизации в форме выделения наряду с обязательством продолжающего свою деятельность юридического лица согласно п. 4 ст. 60 ГК РФ. Если обязательство реорганизуемого лица возникает из любого предусмотренного законом основания, то для возникновения обязательства выделившегося лица необходим ряд дополнительных юридических фактов (окончание процесса реорганизации, предъявление требования кредитором в установленный законом срок, удовлетворение этого требования после завершения реорганизации и т. д.). -------------------------------- <1> Larenz K. Op. cit. S. 636; Looschelders D. Schuldrecht. Allgemeiner Teil. 9. Aufl. S. 406; Агарков М. М. Обязательство по советскому гражданскому праву // Избранные труды по гражданскому праву: В 2 т. Т. 2: Общее учение об обязательствах и его отдельных видах. М., 2012. С. 228 - 229; Сарбаш С. В. Указ. соч. С. 260.

Во-вторых, солидарные обязательства могут иметь разную судьбу <1>, разное развитие во всем, что не касается исполнения и его суррогатов. Так, абз. 2 п. 1 ст. 308 ГК РФ прямо закрепляет самостоятельность течения сроков исковой давности по каждому из солидарных обязательств в отдельности. -------------------------------- <1> Bydlinski P. in: Munchener Kommentar zum BGB. 6. Aufl. Bd. 2: Schuldrecht. Allgemeiner Teil. § 241 - 432. Munchen, 2012. S. 2880; см.: решение МКАС при ТПП РФ от 26 декабря 2002 г. N 40/2002: "По мнению состава арбитража, исходя из смысла статьи 324 Гражданского кодекса РФ, признание долга одним из солидарных должников не может автоматически юридически связывать другого солидарного должника. Содержание отношений кредитора с каждым из солидарных должников может не совпадать. Аналогичным образом, например, признание долга одним должником прерывает исковую давность в отношениях между кредитором и данным должником, но не в отношениях кредитора с другими солидарными должниками" (выделено мной. - Н. Т.).

Также конструирование солидарных обязательств по модели теории множественности в большей степени соответствует принципу автономии воли, максимально сужая возможность влияния на правовую сферу одного лица других лиц, что особенно важно, потому что должники до возникновения их солидарных обязательств могут даже друг друга не знать (например, должники из совместного причинения вреда в результате дорожно-транспортного происшествия). В пользу высказанной позиции говорит также то, что в XX в. был осуществлен пересмотр положений римского права, что подорвало аргументацию остальных теорий. Как показали исследования романистов XX в., классический римский солидарный долг действовал, скорее всего, индивидуально, должники не образовывали некой общности, их обязанности были принципиально независимы друг от друга, т. е. как принцип провозглашено частное действие всех юридических фактов; общее действие litis contestatio объясняется особенностями римского процесса, а в качестве общего вывода установлено, что у римлян были довольно-таки неопределенные представления о солидарном долге и теоретические вопросы единства и множественности были им чужды <1>. -------------------------------- ------------------------------------------------------------------ КонсультантПлюс: примечание. Учебник "Римское частное право" (под ред. И. Б. Новицкого, И. С. Перетерского) включен в информационный банк согласно публикации - Юристъ, 2004. ------------------------------------------------------------------ <1> Kaser M. Op. cit. S. 659; Римское частное право: Учебник / Под ред. И. Б. Новицкого и И. С. Перетерского. М., 2000. С. 216 - 217 (автор разд. VII - И. С. Розенталь).

Приходим к выводу, что ссылка на правовую природу пассивных солидарных обязательств для решения вопроса о сфере действия нарушения своего обязательства одним из солидарных должников предполагает только частное действие, поскольку во всем, что не касается эффекта исполнения, эти обязательства являются независимыми друг от друга. Каждый солидарный должник отвечает за нарушение обязательства только тогда, когда существуют все основания его ответственности. При этом основания ответственности определяются на основе общих положений обязательственного права и солидарность с обязательством должника, который должен отвечать за нарушение, таким основанием для ответственности другого должника не является <1>. -------------------------------- <1> Looschelders D. in: J. von Staudingers Kommentar zum Burgerlichen Gesetzbuch mit Einfuhrungsgesetz und Nebengesetzen. Buch 2. Recht der Schuldverhaltnisse. § 397 - 432 (Erlass, Abtretung, Schuldubernahme, Mehrheit von Schuldnern und Glaubigern). S. 539; Idem. Schuldrecht. Allgemeiner Teil. 9. Aufl. S. 408. Такой же вывод, опираясь на теорию множественности, делает И. Б. Новицкий (см.: Новицкий И. Б., Лунц Л. А. Общее учение об обязательстве. М., 1950. С. 210 - 212).

3. Общее действие нарушения солидарным должником своего обязательства

Определив общий принцип личной ответственности каждого из солидарных должников только за свое нарушение, обратимся к исключениям из него. Вначале уместно вспомнить созданную А. Бринцем теорию о содержании обязательства <1>. Согласно точке зрения этого автора, высказанной в противовес представлениям Ф. К. фон Савиньи об обязательстве как подчинении части воли должника кредитору <2>, обязательство представляет собой соединение двух элементов: долга (Schuld) и ответственности (Haftung). Долг является нормой поведения должника по отношению к кредитору: это те действия, которые он должен совершить. Ответственность - те неблагоприятные последствия, которые претерпевает должник за нарушение требующейся от него нормы поведения по отношению к кредитору. -------------------------------- <1> Историю развития этой теории см.: Diestelkamp B. Die Lehre von Schuld und Haftung // Studien zur Rechtswissenschaft des neunzehnten Jahrhunderts. Bd. 6. Wissenschaft und Kodifikation des Privatrechts im 19. Jahrhundert / H. Coing, W. Wilhelm (Hgs.). Frankfurt am Main, 1982. S. 23 - 51. Указание на выделенные А. Бринцем элементы в содержании обязательства есть у Д. В. Дождева (Дождев Д. В. Указ. соч. С. 483 - 485) и М. М. Агаркова (Агарков М. М. Указ. соч. С. 64 - 65). Многие из немецких авторов отрицают значение выделения в содержании обязательства элементов долга и ответственности, в том числе и для солидарных обязательств (см., например: Meier S. Gesamtschulden: Entstehung und Regress in historischer und vergleichender Perspektive. S. 139 - 141 со ссылкой на Й. Гернхубера, который понимал "долг" как долженствование должника к удовлетворению и "ответственность" как санкционированное правовое принуждение к удовлетворению и приходил к выводу о невозможности существования ответственности без долга (Gernhuber J. Das Schuldverhaltnis: Begrundung und Anderung, Pflichten und Struktur Drittwirkungen. Tubingen, 1989. S. 63 - 88); Looschelders D. in: J. von Staudingers Kommentar zum Burgerlichen Gesetzbuch mit Einfuhrungsgesetz und Nebengesetzen. Buch 2. Recht der Schuldverhaltnisse. § 397 - 432 (Erlass, Abtretung, Schuldubernahme, Mehrheitvon Schuldnern und Glaubigern). S. 448). Однако тезисы этой теории о различении долга и ответственности и возможности существования отношений, в структуре которых нет долга, но есть ответственность, помогают вполне адекватно описать и объяснить существующую систему солидарных отношений. <2> Интересно, что сформулированные как противоположные понятия обязательства Ф. К. фон Савиньи и А. Бринца вполне успешно соединялись некоторыми авторами для объяснения понятия обязательства в единую теорию (см.: Покровский И. А. Основные проблемы гражданского права. М., 2009 (по изд. 1917 г.). С. 234 - 242).

В зависимости от содержания обязательств каждого из солидарных должников все случаи пассивной солидарной множественности можно разделить на солидарные обязательства, солидарную ответственность и обеспечительные солидарные обязательства. Наличие солидарных обязательств подразумевает, что каждый из должников обязан к определенному поведению по отношению к кредитору (долг) и в случае нарушения может претерпеть неблагоприятные последствия за нарушение этой нормы (ответственность). Солидарная ответственность означает отсутствие компонента "долг" в обязательстве всех или некоторых солидарных должников. Так, долг отсутствует в обязательствах нескольких делинквентов <1> (ст. 1080 ГК РФ), обязательстве участника общества, не полностью оплатившего свою долю (п. 1 ст. 87, п. 1 ст. 96 ГК РФ), при ответственности основного общества по долгам дочернего (п. 2 ст. 105 ГК РФ). Они обеспечивают интерес кредитора только тем, что ответственность за нарушение нормы должником, в содержании обязательства которого есть компонент "долг", несет не только он сам, но и другие лица. Нарушение своего долга обязанным лицом является одним из оснований возникновения солидарной ответственности другого лица, причем необходимым, но недостаточным. Безусловно, выбор этих лиц законодателем неслучаен. Анализ дополнительных юридических фактов, совершение которых необходимо в соответствии с гипотезами норм о солидарной ответственности, показывает, что такое решение законодателя связано с тем, что поведение ответственного лица подтолкнуло основного должника нарушить обязательство либо не дало возможности самостоятельно возместить убытки кредитору в полном объеме. -------------------------------- <1> Российское гражданское право: Учебник: В 2 т. / Отв. ред. Е. А. Суханов. Т. II. С. 1078 (автор гл. 55 - С. М. Корнеев).

Отличительная особенность обеспечительных солидарных обязательств заключается в том, что, несмотря на наличие в обязательстве обеспечивающего должника элементов долга и ответственности или только ответственности, он принимает их на себя только в правовых интересах <1> должника основного <2>. Такая особенность обеспечительных солидарных обязательств приводит к наличию односторонней акцессорной зависимости обеспечивающего обязательства от основного. Если в солидарных обязательствах, не осложненных акцессорностью, общее действие какого-то юридического факта возможно безотносительно к тому, в отношении обязательства какого из должников он произошел (т. е. существует равная, двусторонняя, взаимная зависимость между обязательствами), то в обеспечительных солидарных обязательствах в отношении большинства юридических фактов, кроме исполнения, такая связь односторонняя: обеспечивающее требование зависит от изменений основного, но не наоборот <3>. Такая ситуация приводит к тому, что институт акцессорности распространяет свое регулирование, не оставляя места для солидарности <4>, и дает возможность ввести специальные законодательные правила об ответственности поручителя за все действия основного должника (презумпцию общего действия всех юридических фактов) либо, наоборот, ограничивать ответственность поручителя, а также касается внутренних отношений должников <5>. -------------------------------- <1> У обеспечивающего должника, безусловно, есть свой экономический интерес в принятии обеспечения обязательства другого лица, но для регулирования двух акцессорных обязательств, как правило, он значения не имеет. <2> Голевинский В. О. Указ. соч. С. 249; Сарбаш С. В. Указ. соч. С. 293 - 297; Medicus D., Petersen J. Burgerliches Recht. Eine nach Anspruchsgrundlagen geordnete Darstellung zur Examensvorbereitung. Munchen, 2011. S. 467 - 468; Ehmann H. Op. cit. § 421. Rz. 48. Стоит отметить, что обеспечительная солидарность существует между обязательствами поручителя и основного должника. Солидарность обязательств поручителей, давших поручительство совместно, относится к первой группе в предложенной классификации. <3> Medicus D., Lorenz St. Op. cit. S. 428 - 429; см. также п. 2, 3 ст. 329 ГК РФ, устанавливающие, что недействительность соглашения об обеспечении исполнения обязательства не влечет недействительности этого обязательства (основного обязательства). Недействительность же основного обязательства влечет недействительность обеспечивающего его обязательства, если иное не установлено законом. <4> Looschelders D. Schuldrecht. Allgemeiner Teil. 9. Aufl. S. 407; Selb W. Op. cit. S. 82; Looschelders D. in: J. von Staudingers Kommentar zum Burgerlichen Gesetzbuch mit Einfuhrungsgesetz und Nebengesetzen. Buch 2. Recht der Schuldverhaltnisse. § 397 - 432 (Erlass, Abtretung, Schuldubernahme, Mehrheit von Schuldnern und Glaubigern). S. 458. <5> Kaser M. Op. cit. S. 661 - 662.

На основе предложенной классификации рассмотрим примеры обоснования общего действия нарушения одним солидарным должником своего обязательства для каждого из видов. Начнем с солидарных обязательств, т. е. случаев, когда в содержание обязательства каждого из должников входит долг (норма определенного поведения по отношению к кредитору) и ответственность (неблагоприятные последствия за нарушение этой нормы). Несмотря на то что в немецкой доктрине установилось четкое осознание "ложности" пути решения казусов об общем и частном действии юридических фактов на правовое положение солидарных должников со ссылками на "истинную" конструкцию солидарности и во многом этот вопрос стали признавать не имеющим практического значения <1>, следующие попытки обосновать ответственность одного солидарного должника за нарушение обязательства другим опять-таки связаны с концептуализацией, правда, нового вида множественности - совместных обязательств. -------------------------------- <1> Meier S. Gesamtschulden: Entstehung und Regress in historischer und vergleichender Perspektive. S. 72.

Такой подход во многом предопределила практика Верховного суда Германии в ряде рассмотренных им дел о солидарной ответственности совместно практикующих врачей, адвокатов и строителей совместного проекта. В так называемом деле о стеклобетонном потолке <1> один подрядчик устанавливал заказчику бетонный потолок, второй - освещение из стекла, вмонтированное в этот потолок. Работы были выполнены некачественно, и заказчик предъявил требование о полном возмещении ущерба к подрядчику, выполнявшему часть работ, связанных со стеклянными световыми узлами. Ответчик отрицал свою обязанность возместить ущерб, ссылаясь на то, что он осуществлял только работы со стеклом, а не возведение бетонного потолка, поэтому он не должен отвечать за ошибки в осуществлении всего строительного проекта. Верховный суд Германии пришел к выводу об удовлетворении исковых требований ввиду следующего. -------------------------------- <1> BGH, Urteil vom 18.10.1951 - III ZR 138/50 (Koln); см. также: BGH Urteil vom 30.09.1993 - VI ZR 136/92 (Frankfurt A. M.).

Поперечная арматура стеклянной части проходила через бетонную, весь потолок представлял собой конструктивное единство, и строительство световых узлов невозможно отделить от строительства остального потолка. Оба предпринимателя могли выполнить проект лишь при условии совместной работы, каждый в своей части был зависим от содействия другого. Поэтому для истца действия предпринимателей были неразделимы и из-за вида осуществляемых работ невозможно установить обязанного за каждую часть. Следовательно, работы представляют неделимый предмет в смысле § 431 ГГУ <1>. Однако при таком принятом на себя обязательстве совместно осуществить работы правило § 425, в соответствии с которым установлены принципиальная самостоятельность ответственности каждого солидарного должника и отсутствие ответственности одного должника за вину другого, неприменимо, так как из природы и цели обязательства вытекает иное. Ввиду необходимости совместных действий предпринимателей и невозможности разделения работ каждый отвечает за нарушение договора другим. В таких случаях каждый предприниматель должен отвечать за вину другого. -------------------------------- <1> Если несколько лиц обязаны к неделимому удовлетворению, то они отвечают как солидарные должники.

Более того, Верховный суд указал по этим же причинам на ответственность одного солидарного должника не только за вину другого, но и за вину третьих лиц, привлеченных другим должником к исполнению. Таким образом, основным аргументом для Верховного суда стала невозможность для заказчика разделить конкретные виды работ, выполняемых каждым из подрядчиков, что делало их единым субъектом для истца. Эта практика была развита в деле "о плиточниках" <1>: группа лиц заключила договор подряда на укладку плитки с заказчиком. Работы были выполнены некачественно, и заказчик предъявил иск к одному из работавших. Суд пришел к выводу об удовлетворении исковых требований по тем основаниям, что невозможно установить, кто из членов группы осуществил работы ненадлежащим образом, несправедливым было бы возложить на истца такое бремя доказывания, поэтому ответственность каждого члена группы за нарушение предполагается, пока не доказано обратное - что соответствующий исполнитель имел свою отдельную сферу работы. -------------------------------- <1> BAG, Urteil vom 24.04.1974 - 5 AZR 480/73 (Nurnberg).

Далее аргументы о выступлении в обороте должников по отношению к кредитору как чего-то единого начали использоваться для обоснования ответственности одного врача за ненадлежащее оказание услуг другим в случае осуществления ими совместной практики. В одном из подобных дел <1> страховая компания обратилась с иском к двум врачам медицинского института, оказавшего услуги застрахованному у нее лицу. Один из ответчиков ввел в вену больному контрастное вещество для создания снимка на рентгеновском аппарате, но вена лопнула и вещество попало в ткани. Это привело к серьезному заболеванию пациента. Верховный суд удовлетворил иск к обоим ответчикам, указав на следующее. Ответчики осуществляли свою совместную практику в форме простого товарищества и выступали вовне как нечто единое. Пациенты заключали договоры не с отдельным врачом, а с институтом в целом. Это свидетельствует о том, что врачи хотели отвечать не только за себя, но и за своих коллег. Суд также отметил, что пациент хотел получить медицинские услуги не от одного конкретного врача, а от всех совместно. Совокупность этих условий привела к опровержению общей презумпции § 425 и удовлетворению иска к врачу, фактически не причинившему вреда пациенту. -------------------------------- <1> BGH, Urteil vom 25.03.1986 - VI ZR 90/85 (Koblenz); см. также: BGH, Urteil vom 29.06.1999 - VI ZR 24 - 98 (Dusseldorf); BGH, Urteil vom 08.11.2005 - VI ZR 319/04 (OLG Zweibrucken).

С похожим обоснованием Верховный суд Германии пришел к выводу об ответственности всех адвокатов одного адвокатского образования за нарушение договора одним из них <1>. -------------------------------- <1> BGH, Urteil vom 10.03.1988 - III ZR 195/86 (Nurnberg).

Такая практика сразу же была подкреплена доктриной и появлением сторонников существования наряду с долевыми и солидарными также обязательств совместных. В отличие от солидарных совместные должники обязаны вместе осуществить разнородные действия, сумма которых приведет к удовлетворению кредитора. Если из солидарных должников полностью удовлетворить интерес кредитора может каждый, то в обязательствах совместных такого результата можно достичь только совместными действиями всех должников. При этом предмет обязательства является неделимым и действия одного должника в отрыве от действий остальных не имеют экономической ценности для кредитора. Классическими примерами такой множественности стали обязательства музыкального оркестра, актерской труппы и группы сособственников по поводу вещи, находящейся в общей собственности <1>. -------------------------------- <1> Medicus D., Lorenz St. Op. cit. S. 433; Selb W. Op. cit. S. 8 - 9; Larenz K. Op. cit. S. 630.

В такой необходимости совместных действий и видят основание для общего эффекта нарушений обязательства одним из должников, указывая либо на то, что в обороте и для кредитора совместные должники выступают как нечто единое (по сути, возвращаясь в аргументации к ссылке на конструкцию единого солидарного обязательства с множеством лиц на стороне должника), либо на то, что в такой ситуации выбор конкретного должника осуществляет не кредитор, а другие должники <1>. -------------------------------- <1> Looschelders D. in: J. von Staudingers Kommentar zum Burgerlichen Gesetzbuch mit Einfuhrungsgesetz und Nebengesetzen. Buch 2. Recht der Schuldverhaltnisse. § 397 - 432 (Erlass, Abtretung, Schuldubernahme, Mehrheit von Schuldnern und Glaubigern). S. 539. Критика этого подхода связана с признанием возможности любого из солидарных должников предложить исполнение кредитору, отказ от которого введет кредитора в просрочку, т. е. выбор конкретного должника, который будет осуществлять исполнение, в большинстве случаев солидарности обязательств может производиться не кредитором (см.: Gernhuber J. Op. cit. S. 256; Meier S. Gesamtschulden: Entstehung und Regress in historischer und vergleichender Perspektive. S. 233).

Также ссылаются на молчаливое соглашение должников с кредитором, которое вытекает из способа выступления должников в обороте, об ответственности каждого солидарного должника за вину другого <1>. -------------------------------- <1> Larenz K. Op. cit. S. 641; Palandts Kommentar zum Burgerlichen Gesetzbuch. 71. Aufl. / Bearb. von Chr. Gruneberg. S. 628.

С убедительной критикой существования самостоятельной категории совместных обязательств выступила С. Майер, обогатив аргументацию в решении казусов о действии юридических фактов на правовое положение солидарных должников и сведя эту проблему к вопросу о распределении рисков получения встречного удовлетворения и ответственности за убытки в случае нарушения обязательства одним из должников <1>. -------------------------------- <1> Meier S. Gesamtschulden: Entstehung und Regress in historischer und vergleichender Perspektive. S. 129 - 230.

По ее мнению, совместные обязательства можно сконструировать как кумулятивные, т. е. полностью независимые друг от друга обязательства каждого из должников осуществить исполнение, частично удовлетворяющее общий экономический интерес кредитора. В этом случае, если один из должников не исполнит своего обязательства, это никак не влияет на остальных должников. Они имеют право требовать встречного предоставления со стороны кредитора за осуществленное ими исполнение и не несут ответственности за убытки кредитора от нарушения обязательства кем-либо из них, т. е. оба названных риска лежат на кредиторе. Если кредитор и должники выберут долевое обязательство, то в случае неисполнения своей доли одним из должников кредитор, не получив полного удовлетворения, может не осуществлять встречного предоставления остальным должникам в их долях, однако он не может и требовать от них образовавшихся вследствие нарушения убытков. Риск неполучения встречного удовлетворения лежит на должниках, риск убытков - на кредиторе. Если же обязательства должников являются солидарными, то каждый из них обязан к полному удовлетворению. Долг в обязательстве каждого состоит в получении кредитором удовлетворения в целом, несмотря на то, что каждый должник в отдельности исполнить обязательство надлежащим образом не сможет. Нарушение обязательства одним из солидарных должников приводит к одновременному нарушению обязательств остальных, так как результатом является неполучение кредитором полного удовлетворения, осуществить которое обязался каждый. На должников ложится не только риск неполучения встречного удовлетворения, но и риск ответственности за убытки. В этом смысле, действительно, нарушение обязательства каждым из солидарных должников ведет к ответственности других содолжников, но отвечают они за нарушение своего собственного обязательства, ведь никто так и не предоставил полного удовлетворения кредитору, и в этом смысле данная ответственность не является исключением из общего правила ответственности только за свое собственное нарушение <1>. -------------------------------- <1> Selb W. Op. cit. S. 83 - 84.

В такой конструкции каждый из должников выступает в двух ролях: 1) если рассматриваются отношения кредитора с этим солидарным должником, то он просто должник в своем самостоятельном обязательстве; 2) если же рассматривать отношения кредитора с другим солидарным должником, то в этом обязательстве первый должник - третье лицо, привлеченное к исполнению. Таким образом, за конструкцией совместных обязательств скрываются обязательства солидарные, осложненные тем, что солидарные должники одновременно являются третьими лицами, привлеченными к исполнению обязательств друг друга. Если один из должников нарушает свое обязательство, кредитор может предъявить иск к нему и основания его ответственности определяются на основе общих положений обязательственного права об ответственности за неисполнение либо ненадлежащее исполнение. Если же кредитор предъявит иск к другому должнику, то он будет нести ответственность также за самостоятельное нарушение своего обязательства в виде непредоставления кредитору в срок удовлетворения по обстоятельствам, не исключающим его ответственность. Кроме того, возможна ссылка на ответственность должника за действия привлеченного им к исполнению третьего лица, которым является солидарный должник, нарушивший обязательство. Если встречается такой случай, то нарушение солидарным должником своего обязательства будет производить эффект не только на обязательство этого должника, но и на обязательства остальных, поскольку с необходимостью ведет также и к их нарушению по обстоятельствам, за которые должник отвечает. С. Майер в подтверждение своей позиции об ошибочности возложения на одного должника ответственности за другого только в силу конструктивного единства и неделимости производимых работ приводит интересное дело Нюрнбергского земельного суда <1>. Ответчик Д. был обязан установить истцу К. башенный кран. Для этого было необходимо использовать автокран. Стороны согласовали, что К. должен сам подготовить автокран для производства работ. К. поручил это предпринимателю Т. При установке башенного крана с помощью автокрана башенный кран опрокинулся и причинил ущерб К. Поскольку работы Д. и Т. были неотделимы друг от друга, а исполнение обязательства каждого было возможно только путем совместных действий, то суд пришел к выводу о том, что Д. и Т. отвечают за вину друг друга. Если пользоваться аргументацией Верховного суда Германии, то дело решено правильно. С. Майер же говорит об очевидной несправедливости такого решения, особенно в свете того, что К. сам выбрал Т. и последний выполнял работы за него. Если бы К. выполнял работы самостоятельно, то основания уменьшения ответственности Д. были бы очевидны на основании норм об уменьшении ответственности должника при наличии вины кредитора в нарушении. -------------------------------- <1> OLG Nurnberg, Urteil vom 21.12.1989 - 12 U 2890/89, NJW-RR 1991, 28.

Таким образом этот автор критикует критерий невозможности отделения исполнения одним должником от исполнения другим: для доказательства обратного достаточно просто представить, что за одного из должников работал сам кредитор. Обязательство другого должника сразу приобретает абсолютно самостоятельный характер и легко отделимо от действий кредитора. Более правильным представляется выявление воли сторон о согласованном ими виде множественности на основании правил о толковании договора и содержащихся в гражданских кодексах презумпций о виде пассивной множественности при отсутствии указания на это в соглашении сторон. Если при необходимости совместных работ кредитор и должники согласовывают солидарность своих обязательств, то каждый должник обязан предоставить кредитору полное удовлетворение его экономического интереса и нарушение обязательства одним из должников с неизбежностью приводит к нарушению обязательства другим по обстоятельствам, за которые он отвечает как за действия третьего лица, привлеченного им к исполнению. Основанием ответственности такого солидарного должника будет его нарушение в виде непредоставления надлежащего исполнения кредитору. Содержание обязательства одного или даже всех солидарных должников может состоять только из элемента ответственности. Если среди солидарных должников есть обязанные к определенному поведению по отношению к кредитору (т. е. в содержании обязательства которых есть долг), то нарушение этого долга производит общий эффект в том смысле, что является основанием возникновения солидарной ответственности остальных должников. До нарушения своего долга одним право не видит ответственности остальных: они попросту не являются лицами, участвующими в обязательстве, - должниками. Поэтому ответственность таких должников привязана к состоянию обязательства лица, обязанного к определенной норме поведения и эту норму нарушившего. Их обязательство будет таким же, каким после нарушения становится обязательство основного должника <1>. В этом контексте все нарушения своего обязательства основным должником будут иметь общее действие. -------------------------------- <1> Selb W. Op. cit. S. 82. Вывод о том, что участник общества несет такую же ответственность, которая на момент ее возникновения сложилась у общества, и, соответственно, о неприменении общего правила § 425 ГГУ, содержится в решении Верховного суда Германии от 28 сентября 1995 г. (Urteil vom 28.09.1995 - IX ZR 227/94 (Dusseldorf)).

Например, абз. 2 п. 2 ст. 105 ГК РФ предусматривает, что основное общество, которое имеет право давать дочернему обществу, в том числе и по договору с ним, обязательные для него указания, отвечает солидарно с дочерним обществом по сделкам, заключенным последним во исполнение таких указаний. Из диспозиции этой статьи можно вывести, что, поскольку солидарной является только ответственность основного общества, требовать от него какого-либо поведения (исполнения долга) кредитор не может <1>. В силу солидарности только элементов ответственности в содержании обязательств солидарных должников факты нарушения основным должником своего обязательства всегда будут иметь общее действие, поскольку в силу закона они являются основаниями для возникновения такого вида ответственности. -------------------------------- <1> О невозможности обращения с иском об исполнении обязательства в натуре к должнику, на котором лежит только солидарная ответственность, см.: Сарбаш С. В. Указ. соч. С. 277.

Так, если дочернее общество во исполнение указаний основного обязалось предоставить какую-либо услугу, кредитор не может обратиться к основному обществу с требованием такую услугу оказать. Но нарушение договора возмездного оказания услуг дочерним обществом (оказание услуг ненадлежащего качества, просрочка и т. д.) является основанием в силу гипотезы ст. 105 ГК РФ возникновения солидарной ответственности основного общества. Теперь кредитор в полном объеме может искать убытки с последнего <1>. -------------------------------- <1> Немецкими авторами обсуждаются примеры, связанные с солидарной ответственностью в корпоративном праве, и общее действие, например, просрочки там объясняется с помощью теории представительства (см.: Bydlinski P. Op. cit. S. 2883 - 2884). В настоящем исследовании данные случаи солидаритета относятся к солидарной ответственности. Теория представительства скорее объясняет, почему обязательства данных лиц находятся в отношении солидаритета, но не так важна для проблем действия юридических фактов на солидарные обязательства.

То же можно сказать о солидарной ответственности лиц, установленной в п. 1 ст. 87, п. 1 ст. 96, п. 1 ст. 292 и п. 2 ст. 586 ГК РФ. Отдельно следует оговориться о солидарных деликтных обязательствах, например, в силу ст. 1080 ГК РФ. Здесь основанием деликтной ответственности каждого из причинителей вреда является его противоправное поведение, находящееся в причинно-следственной связи с причиненным потерпевшему вредом. Отсутствие своевременного возмещения в натуре со стороны одного должника приводит к изменению обязательств других должников, поскольку в силу общих положений деликтного права на них возложены все риски, связанные с восстановлением имущественной сферы потерпевшего, так как с момента нарушения они считаются находящимися в просрочке. Позитивно этот принцип закреплен, например, в § 848 ГГУ, устанавливающем ответственность за объективную невозможность исполнения обязательства по возврату вещи лица, которое получило эту вещь с помощью неправомерных действий. Оно остается обязанным в случае объективной невозможности исполнения, поскольку считается, что она наступила во время его просрочки <1>. -------------------------------- <1> Palandts Kommentar zum Burgerlichen Gesetzbuch. 71. Aufl. / Bearb. von Chr. Gruneberg. S. 402.

Кроме названного случая, сложно представить возможность нарушения деликтного обязательства, содержанием которого и так является только ответственность.

4. Выводы

По результатам проведенного исследования можно сделать следующие основные выводы. 1. Один из блоков правового регулирования пассивных солидарных обязательств составляют правила о влиянии различных юридических фактов на правовое положение солидарных должников. Эти нормы определяют сферу действия по кругу лиц юридического факта, произошедшего в отношении одного из солидарных должников, его влияние на отношения кредитора с другими должниками. 2. Первые доктринальные поиски справедливого регулирования данного вопроса связаны с попыткой построения общей теории солидарного обязательства. Конструируя модели отношений, складывающихся между кредитором и должниками, типизируя их определенными способами, ученые пытались создать основу для метода, определяющего общее и частное действие каких-либо обстоятельств. 3. В немецкой литературе конца XIX в. восторжествовала и сегодня поддерживается практически единогласно теория множественности солидарных обязательств, согласно которой солидарные обязательства - это множество - по числу должников - самостоятельных обязательств одного кредитора с несколькими должниками, принцип относительности которых нарушается прекращением всех обязательств исполнением одного из них. 4. В сфере действия нарушения своего обязательства одним из солидарных должников теория множественности приводит к презумпции частного действия. Каждый солидарный должник отвечает за нарушение обязательства только тогда, когда существуют все основания его ответственности, выявляющиеся на основе общих положений обязательственного права. Солидарность с обязательством должника, который должен нести ответственность за нарушение, таким основанием для ответственности другого должника не является. 5. В зависимости от содержания солидарных обязательств можно выделить солидарные обязательства, солидарную ответственность и обеспечительные солидарные обязательства. 6. Если для удовлетворения общего экономического интереса кредитора каждому из должников необходимо совершить разнородные действия и при этом стороны согласовали пассивную солидарную множественность, нарушение обязательства одним из должников с неизбежностью приводит к нарушению обязательства другим по обстоятельствам, за которые он отвечает как за действия третьего лица, привлеченного им к исполнению. Основанием ответственности такого солидарного должника будет его нарушение в виде непредоставления надлежащего исполнения кредитору. 7. В случае солидарной ответственности нарушение одним из солидарных должников своего обязательства всегда имеет общее действие в том смысле, что в силу закона оно является основанием возникновения солидарной ответственности других лиц. 8. Особенностью обеспечительных солидарных обязательств является односторонняя акцессорная зависимость обеспечивающего обязательства от основного. Она приводит к тому, что институт акцессорности распространяет свое регулирование, не оставляя места для солидарности, и дает возможность ввести специальные законодательные правила об ответственности поручителя за все действия основного должника (презумпцию общего действия всех юридических фактов) либо, наоборот, ограничить ответственность поручителя.

------------------------------------------------------------------

Название документа