Субсидиарная ответственность по обязательствам должника в процессе банкротства: вопросы правоприменения

(Суворов Е. Д.)

(«Закон», 2013, N 12)

Текст документа

СУБСИДИАРНАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ПО ОБЯЗАТЕЛЬСТВАМ ДОЛЖНИКА

В ПРОЦЕССЕ БАНКРОТСТВА: ВОПРОСЫ ПРАВОПРИМЕНЕНИЯ

Е. Д. СУВОРОВ

Суворов Евгений Дмитриевич, ведущий советник контрольно-аналитического управления ВАС РФ, кандидат юридических наук.

В статье исследованы материально-правовые и процессуальные вопросы, возникающие при предъявлении и рассмотрении требований о привлечении контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности в процессе несостоятельности (банкротства). Автор обращается прежде всего к особенностям коллективных требований, бенефициарами которых выступают конкурсные кредиторы.

Ключевые слова: несостоятельность, банкротство, несостоятельный должник, субсидиарная ответственность, ответственность контролирующих лиц, внешнее управление, возмещение убытков.

Прежде чем говорить о субсидиарной ответственности по обязательствам должника в российской правоприменительной практике, необходимо определиться, о каком виде требований о субсидиарной ответственности идет речь. Действующий Федеральный закон от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве) в ст. 10 предусматривает два разных вида таких требований: индивидуальное (п. 2) и коллективное (п. 4).

Индивидуальное требование предъявляется конкретным притязателем и подлежит исполнению в его пользу. Коллективное требование предъявляется любым членом коллектива, а также специально уполномоченным от коллектива лицом (арбитражным управляющим) и подлежит исполнению в пользу всего коллектива (т. е. в пользу конкурсной массы).

В первую очередь целесообразно обсудить коллективное требование о субсидиарной ответственности по обязательствам должника. Оно представляет собой разновидность материально-правового требования (притязания), бенефициарами которого являются члены названного коллектива — конкурсные кредиторы. Именно с этих позиций и целесообразно рассмотреть особенности такого требования.

Кредиторы по требованию

По указанному требованию следует различать:

1) непосредственного истца (далее также — процессуальный истец);

2) лицо, в пользу которого исполняется соответствующее требование;

3) бенефициаров (выгодоприобретателей) от такого исполнения.

Первым может быть как отдельный кредитор, так и конкурсный управляющий, являющийся, по существу, доверительным управляющим средствами конкурсной массы; вторым выступает должник как держатель конкурсной массы; последними всегда являются кредиторы должника.

При этом порядок исполнения коллективного требования не должен смущать. Должник в этих обстоятельствах есть не более чем олицетворение конкурсной массы, очевидно находящейся в доверительном управлении у конкурсного управляющего, при этом бенефициарами от такого управления являются кредиторы. Можно даже сказать, что должник в данном случае нужен лишь как транзитный элемент, куда попадает исполнение перед его распределением конечным бенефициарам.

Представляется, что текущие кредиторы не должны рассматриваться в качестве бенефициаров соответствующего требования. Связано это с тем, что: а) отсутствуют основания для возникновения ответственности перед ними у соответствующих обязанных лиц; б) требования текущих кредиторов должны погашаться до перехода к расчетам с реестровыми кредиторами, а потому подобная ситуация возникнет только в случае, когда не хватило денежных средств на погашение текущих требований — в такой ситуации процедура банкротства вообще не должна была возбуждаться; в) текущий кредитор вступает в отношения с уже неплатежеспособным должником, он не может вменить ответственным лицам какую-либо вину по отношению к нему лично. Учитывая изложенное, вряд ли можно согласиться с позицией, выраженной в Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 06.11.2012 N 9127/12, согласно которой при определении размера субсидиарной ответственности учитываются непогашенные текущие требования. Эта позиция впоследствии была закреплена и законодательно. Так, согласно п. 4 ст. 10 Закона о банкротстве размер субсидиарной ответственности лица, контролирующего должника, равен совокупному размеру требований кредиторов, включенных в реестр требований кредиторов, а также заявленных после закрытия реестра требований кредиторов и требований кредиторов по текущим платежам, оставшихся непогашенными по причине недостаточности имущества должника. Представляется, что Закон о банкротстве в указанной части должен быть уточнен, иначе текущие кредиторы получают не оправданные материальными основаниями преимущества в ситуации, когда должник был доведен до банкротства, по сравнению со случаями, когда банкротство произошло в силу случайного стечения обстоятельств.

Может ли временный (административный) управляющий быть процессуальным истцом?

Ни временный, ни административный управляющий не выполняют функции доверительного управления средствами конкурсной массы в пользу бенефициаров-кредиторов, а потому не должны получать права на иск в указанной части. Кроме того, на стадии наблюдения, а также финансового оздоровления отсутствуют предпосылки для субсидиарной ответственности — недостаточности имущества для удовлетворения всех требований кредиторов, выявившейся после завершения расчетов с кредиторами.

Возможно ли предъявление такого требования внешним управляющим?

Внешний управляющий в целом имеет статус доверительного управляющего средствами потенциальной конкурсной массы, это отличает его от временного или административного управляющего. В то же время в ходе внешнего управления отсутствует предпосылка для субсидиарной ответственности, а именно недостаточность средств, установленная по факту распределения активов должника. Такая недостаточность потенциально может существовать, но на данной стадии о ней говорить не приходится. Необходимо подчеркнуть: внешнее управление предполагает, что кредиторы рассчитывают на удовлетворение их требований самим должником в результате восстановления его платежеспособности, и требование о субсидиарной ответственности противоречило бы их расчетам. Однако нет никаких препятствий для того, чтобы в ходе внешнего управления установить лиц, виновных в доведении должника до неплатежеспособности, что потенциально позволяет предъявить к ним те или иные требования. Думается, что соответствующие обстоятельства при отсутствии предпосылок именно для субсидиарной ответственности названных лиц могли бы стать основанием для исков о возмещении ими убытков, если доведение до банкротства сопровождалось их причинением. Кроме того, не исключено, что к соответствующим лицам можно было бы предъявить индивидуальное требование о возмещении убытков, связанных с поздними расчетами с кредитором, а также снижением причитающегося процента на кредит до уровня мораторных процентов (см. п. 2 ст. 95 Закона о банкротстве).

В настоящее время Закон о банкротстве говорит только о конкурсном кредиторе и конкурсном управляющем как процессуальных истцах по соответствующему требованию. Может ли кредитор, находящийся в реестре требований кредиторов, но не являющийся конкурсным, стать процессуальным истцом?

Напомним, что по смыслу Закона о банкротстве к конкурсным кредиторам относятся только кредиторы третьей очереди; например, ими не являются кредиторы по заработной плате (работники) (абз. 8 ст. 2 Закона о банкротстве). Принимая во внимание, что такие кредиторы точно так же пострадали от действий обязанных лиц, они не только должны иметь право на участие в распределении (это действующим Законом не отрицается), но и инициировать надлежащее производство (предъявлять требование).

Должник по требованию

Должником по коллективному требованию о субсидиарной ответственности является лицо(-а), умышленными действиями которого(-ых) должник был приведен к банкротству. Такими лицами могут быть бенефициары должника (акционеры, участники) и его руководители. Кроме того, ими могут быть и так называемые фактические руководители должника.

Представляется, что ключевым признаком в этом случае выступает наличие у конкретного лица полномочия своими действиями изменять поведение должника, его имущественную массу.

Основания возникновения коллективного требования

о субсидиарной ответственности по обязательствам должника

Должнику по соответствующей субсидиарной ответственности вменяется использование принадлежащих ему полномочий в ущерб интересам юридического лица, приведшее к его неплатежеспособности.

В целом суть такого коллективного требования заключается в следующем. Законодатель (да и вообще правопорядок) признают институт ограниченной ответственности, применяемый посредством создания юридического лица и наделения его определенной имущественной самостоятельностью. Общей предпосылкой к такому признанию служит предположение о том, что названная имущественная обособленность будет осуществлять самостоятельную деятельность, направленную на удовлетворение ее интересов. Если же кто-либо действует от имени юридического лица в пользу третьих лиц, мы имеет дело с отрицанием самостоятельности соответствующего юридического лица. Оно действует через определенные органы лишь формально, по существу, это не его действия, а способ увода его имущества в пользу третьих лиц. Именно поэтому можно говорить о том, что указанное лицо функционирует лишь как марионетка, нити от которой ведут к действительно выражающим волю лицам. В таком случае юридическое лицо как имущественная обособленность становится объектом, но не субъектом. Оно не имеет самостоятельной воли, характеризующейся действиями в интересах юридического лица, а выступает средством достижения целей, сформированных в волевом центре иных лиц.

Именно этот признак является основанием для аналогичного отрицания самостоятельности юридического лица и выявления лиц, чья воля стояла за его деятельностью. Коль скоро кредиторы в действительности имели нечто в качестве объекта, а субъектом было иное лицо, они и могут предъявлять требование к такому иному лицу, воля которого в действительности имела значение. В определенном смысле перед кредиторами отвечает реальное самостоятельно действующее лицо. Поэтому должник как имущественная обособленность используется лишь как держатель соответствующей конкурсной массы, основное же требование обращается к действительному волевому субъекту.

К подразумеваемым самостоятельным субъектам будут относиться, как правило, руководители компаний-должников, так как в большинстве случаев ведение деятельности через юридическое лицо — объект не обходится без их участия. Конкретные случаи будут различаться лишь спецификой: действовал ли руководитель в свою пользу, либо бенефициарами (волеопределяющими) были и иные лица (акционеры, учредители, так называемые фактические руководители).

Интересно, что примерно к такому же мнению пришел и французский законодатель.

Так, в ст. 652-1 Коммерческого кодекса Франции (далее — ФКК), посвященной субсидиарной ответственности за неплатежеспособного должника, устанавливаются следующие основания для ее возложения.

1. Обладание и распоряжение имуществом должника как своим собственным.

2. Совершение коммерческих сделок в персональных интересах под прикрытием юридического лица.

3. Использование имущества или кредита юридического лица в противоречии с интересами этого лица в персональных целях или в пользу другого юридического лица или предприятия, в котором есть прямая или косвенная заинтересованность.

4. Злоупотребление, выраженное в осуществлении деятельности в персональных интересах, которое может привести только к остановке платежей.

5. Хищение активов или намеренное увеличение пассивов юридического лица.

Все это может стать основанием для ответственности, если оно привело к остановке платежей (в российской традиции — к неплатежеспособности).

Интересно также, что во Франции фактически субсидиарная ответственность возлагается на руководителей и в том случае, если речь идет об ошибках управления, послуживших причиной недостаточности активов.

Так, в соответствии со ст. 651-2 ФКК, когда судебная ликвидация сопровождается недостаточностью активов, суд может, в случае если к ней привели ошибки управления, решить, что сумма указанной недостаточности должна быть возложена в полном объеме или в части на всех управляющих (как де-юре, так и де-факто) или на некоторых из них, способствовавших недостаточности.

Думается все же, что в таком случае речь должна идти о возмещении причиненных убытков, но не о субсидиарной ответственности, так как для нее нет главной предпосылки — отрицания самостоятельности юридического лица.

Основания прекращения коллективного требования

о субсидиарной ответственности по обязательствам должника

Главным основанием для прекращения соответствующего обязательства выступает, безусловно, исполнение такого требования.

Является ли основанием для прекращения такого требования завершение конкурсного производства? Вопрос связан с тем положением Закона о банкротстве, согласно которому заявление о субсидиарной ответственности может быть подано до завершения конкурсного производства.

Думается, что по данному вопросу следует различать:

1) порядок рассмотрения требования;

2) материальные основания для прекращения требования.

Учитывая, что речь идет о коллективном требовании, его действительно логичнее рассматривать в рамках дела о банкротстве, являющегося по сути сводным исполнительным производством, т. е. тем же коллективным производством. Но такая процессуальная целесообразность не может одновременно влиять на материальные правоотношения. В этом плане требование о субсидиарной ответственности будет существовать неопределенное время с возможностью возражения об истечении срока исковой давности. Но вскрытие оснований для субсидиарной ответственности после завершения конкурсного производства должно давать возможность возобновления коллективного производства по делу о банкротстве. Конечно, на пути злоупотреблений необходимо ставить заслоны: учитывая дороговизну соответствующих процедур, с одной стороны, и возможный неизвинительный пропуск срока управомоченным лицом — с другой. Но по существу завершение конкурсного производства не должно приводить к материальным последствиям для требования о субсидиарной ответственности.

В связи с этим положения Закона о банкротстве (ст. 10) должны быть скорректированы с учетом процессуального, но не материального эффекта завершения конкурсного производства.

Предмет требования

Предметом требования является уплата средств, недостающих для удовлетворения требований всех кредиторов после расчетов за счет средств конкурсной массы. Такое требование, очевидно, может исполняться только в денежной форме.

Определение размера требования

Момент определения

Размер требования, исходя из его субсидиарного характера, может быть определен только после завершения расчетов с кредиторами. Принимая это во внимание, законодатель в ст. 10 Закона о банкротстве предложил следующий подход: если на момент рассмотрения заявления о привлечении к субсидиарной ответственности по основанию, закрепленному в п. 4 ст. 10, невозможно установить размер ответственности, то суд после выяснения всех иных имеющих значение фактов приостанавливает рассмотрение заявления «до окончания расчетов с кредиторами либо до завершения рассмотрения требований кредиторов, заявленных до окончания расчетов с кредиторами» (абз. 6 п. 5 ст. 10 Закона о банкротстве).

Думается, что в этом случае мог бы также использоваться режим, предусмотренный ст. 160 АПК РФ для требований о привлечении к ответственности. В соответствии с ч. 1 ст. 160 АПК РФ в случае, если в одном заявлении соединены требование об установлении оснований ответственности ответчика и связанное с ним требование о применении мер ответственности, арбитражный суд вправе с согласия сторон посвятить таким требованиям самостоятельные судебные заседания.

Приостановление производства возможно именно по второму требованию о применении мер ответственности (в данном случае — о субсидиарной ответственности); такое решение позволило бы более четко разделить установление оснований для субсидиарной ответственности и определение ее размера.

Подсчет размера требования

Выше уже обосновывалось, что текущие кредиторы не могут рассматриваться в качестве бенефициаров соответствующего требования. Тем не менее в настоящее время законодатель указывает на необходимость учета непогашенных текущих требований.

Представляется, что Закон о банкротстве должен быть уточнен путем исключения из состава бенефициаров кредиторов по текущим требованиям.

В то же время конкурсные управляющие должны быть заинтересованы в предъявлении и поддержке соответствующих требований; в связи с этим Закон о банкротстве должен предусматривать взыскание с субсидиарно обязанного лица определенного вознаграждения для конкурсного управляющего в случае подачи им такого требования. В свою очередь, надо принимать во внимание, что конкурсные управляющие уже получают часть вознаграждения в виде процентов, исчисляемых от объема удовлетворенных требований кредиторов, включенных в реестр требований кредиторов (ст. 20.6 Закона о банкротстве). Закон о банкротстве должен быть уточнен в том смысле, что при установлении размера процентов во внимание принимается объем погашенных требований без учета взыскания по субсидиарной ответственности.

Порядок исполнения

Поскольку речь идет о коллективном требовании, оно подлежит исполнению путем перечисления средств должнику — держателю конкурсной массы, служащей интересам названного выше коллектива кредиторов. Аналогичный порядок установлен и во Франции для случаев взыскания с руководителей, действия которых привели к недостаточности средств. Согласно ст. 651-2 ФКК суммы, взысканные с руководителя, входят в имущество должника; они пропорционально распределяются среди всех кредиторов.

Такое обязательство не может прекращаться отступным, за исключением случаев, когда большинство бенефициаров прямо выразят на это согласие путем принятия решения собрания кредиторов большинством голосов, определяемых в общем порядке в зависимости от размера требования (п. 3 ст. 12 Закона о банкротстве). Такая замена должна осуществляться на основании определения суда, уполномоченного проверять, нет ли в соответствующей операции ущемления прав третьих лиц, в частности, голосовавших против принятия исполнения от субсидиарного должника в виде отступного.

Представляется, что Закон о банкротстве мог бы быть уточнен в соответствующей части. Необходимо подчеркнуть, что Закон о банкротстве вообще не регулирует порядок принятия решений о замене исполнения любой дебиторской задолженности отступным. В настоящее время по общему правилу данный вопрос решается конкурсным (внешним) управляющим (ст. 129 Закона о банкротстве). Думается, что в этой части он мог бы быть уточнен путем указания на необходимость согласования решений с собранием кредиторов; в целом конкурсный управляющий должен получать дебиторскую задолженность в том виде, в каком это было обусловлено соответствующим обязательством.

Сроки давности по требованию

Согласно абз. 4 — 5 п. 5 ст. 10 Закона о банкротстве заявление о привлечении контролирующего должника лица к субсидиарной ответственности по основаниям, предусмотренным п. п. 2, 4 ст. 10, может быть подано в течение одного года со дня, когда подавшее это заявление лицо узнало или должно было узнать о наличии надлежащих оснований для привлечения к субсидиарной ответственности, но не позднее трех лет со дня признания должника банкротом. В случае пропуска этого срока по уважительной причине он может быть восстановлен судом. Заявление о привлечении лица, контролирующего должника, к субсидиарной ответственности не может быть подано после завершения конкурсного производства.

Сроки, установленные для подобных заявлений, возражений не вызывают и в целом являются достаточными, при условии что все участники дела о банкротстве обладают полной информацией, необходимой для осуществления своих прав, а неподача заявления не стала следствием злоупотреблений. Подобные сроки встречаются и в иных правопорядках. Так, во Франции для иска к руководителям, действия которых привели к недостаточности средств, предусмотрен трехгодичный срок давности с момента открытия судебной ликвидации (ст. 651-2 ФКК).

Сомнения вызывает тот факт, что завершение конкурсного производства делает невозможной подачу соответствующего заявления.

Представляется, что Закон должен предоставлять возможность возобновления дела о банкротстве в том случае, если основания для субсидиарной ответственности выявляются после такого завершения и при этом они не могли быть выявлены в период до завершения конкурсного производства. Возможно, что таким механизмом может быть пересмотр определения о завершении конкурсного производства по вновь открывшимся обстоятельствам.

Кроме того, вызывает возражения ограничение порядка рассмотрения индивидуальных требований о субсидиарной ответственности (по п. 2 ст. 10 Закона о банкротстве) рамками дела о банкротстве. Нет никаких препятствий к индивидуальному иску по данному основанию, поэтому запрет на рассмотрение такого требования вне рамок коллективного дела о банкротстве не может быть поддержан. Действительно, удобнее его рассматривать тому суду, который ведет дело о банкротстве. Но вряд ли это может быть достаточным аргументом в пользу ограничений права на судебную защиту материального требования.

Процессуальные особенности предъявления и рассмотрения

Согласно п. 5 ст. 10 Закона о банкротстве заявление о привлечении контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности по основаниям, предусмотренным названным Федеральным законом, а также заявление о возмещении должнику убытков, причиненных ему его учредителями (участниками) или его органами управления (членами его органов управления), в соответствии с законодательством Российской Федерации рассматриваются арбитражным судом в деле о банкротстве должника.

Такое решение обусловлено, как уже указывалось выше, спецификой дела о банкротстве, являющегося коллективным исполнительным производством, с одной стороны, и коллективным характером требования о субсидиарной ответственности по п. 4 ст. 10 Закона о банкротстве — с другой.

В целом эта позиция не вызывает возражений. В развитие такого подхода выше уже было предложено закрепить в Законе о банкротстве механизм возобновления дела о банкротстве при установлении оснований для субсидиарной ответственности после завершения конкурсного производства. Думается, что такой механизм также мог бы применяться в иных случаях, когда возникают неизвестные ранее основания для коллективного требования в пользу конкурсной массы (взыскание убытков с арбитражных управляющих, возврат выведенных средств из конкурсной массы посредством реституции и т. п.).

Оборотоспособность требования

В соответствии с п. 8 ст. 10 Закона о банкротстве денежные средства, взысканные с контролирующих должника лиц, привлеченных к субсидиарной ответственности, а также взысканные убытки включаются в конкурсную массу. Требование о привлечении лица, контролирующего должника, к субсидиарной ответственности после вступления определения в законную силу подлежит реализации по правилам ст. 140 Закона о банкротстве.

Следует указать на существующее противоречие: неясно, подлежит ли требование исполнению и только потом реализации по правилам ст. 140 Закона о банкротстве, либо оно может (должно) быть реализовано сразу. Если речь идет об альтернативе, то кто принимает решение? В этом смысле Закон о банкротстве должен быть уточнен.

Представляется, что требование в первую очередь должно быть направлено на исполнение (возбуждение исполнительного производства), и только потом, в том числе в связи с длительным неисполнением, оно может быть реализовано. Связано это с тем, что реализация требования о субсидиарной ответственности почти во всех случаях будет означать его дисконтирование, что, конечно же, ущемляет права (интересы) кредиторов.

Закон о банкротстве также должен учитывать зависимость размера требования от найденного впоследствии имущества должника, направляемого на погашение требований кредиторов. Представляется, что должен быть предусмотрен механизм, не допускающий ни чрезмерного обогащения правообладателя, ни несоразмерного ущерба для ответственного лица. Субсидиарный характер ответственности предполагает ее уменьшение в том случае, если за счет иного имущества был увеличен размер удовлетворения требований кредиторов.

Частной проблемой оборотоспособности такого требования является вопрос о возможности передачи соответствующего требования в порядке отступного кредитору (кредиторам). По поводу одного из таких дел было вынесено Постановление Президиума ВАС РФ от 11.06.2013 N 15419/12, где такая возможность была признана. Правда, речь шла о единственном кредиторе и совпадении его требования и размера взысканной субсидиарной ответственности.

Думается, что Закон о банкротстве должен учитывать возможность получения кредиторами отступного в виде требования к субсидиарному должнику. При этом фактически речь будет идти о переводе проблематики с уровня дела о банкротстве на уровень сводного исполнительного производства с множественностью лиц на стороне кредитора (ст. 34 Федерального закона от 02.10.2007 N 229-ФЗ «Об исполнительном производстве»). Возможно, это позволит сократить расходы на администрирование и поддержание дел данной категории. Должен применяться подход, аналогичный случаям, когда требование о субсидиарной ответственности прекращается отступным (по решению собрания кредиторов при отсутствии злоупотреблений).

Соотношение с требованием о взыскании убытков,

причиненных должнику

Теснее всего с требованием о субсидиарной ответственности связано требование о возмещении убытков, причиненных должнику.

В частности, такое требование может быть заявлено к бывшему руководителю должника в случае вывода активов. Для разграничения важно, что субсидиарная ответственность наступает тогда, когда действия тех или иных лиц не просто причинили убытки должнику, но привели его к банкротству. В этом основное различие. Так, одно и то же действие (вывод активов путем совершения сделок по заниженной цене) может как привести, так и не привести к банкротству должника. Если оно послужило причиной банкротства, имеются основания для субсидиарной ответственности.

В ряде случаев действия, причинившие убытки должнику, даже если они привели к банкротству, не будут влечь субсидиарную ответственность. Как уже указывалось выше, основанием возложения на лицо субсидиарной ответственности является отрицание им самостоятельности юридического лица; такое отрицание для целей возмещения убытков всегда будет предполагать недобросовестность соответствующего ответчика по требованию (п. 3 ст. 53 ГК РФ, ст. 44 Федерального закона от 08.02.1998 N 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью», ст. 71 Федерального закона от 26.12.1995 N 208-ФЗ «Об акционерных обществах»). Но при привлечении руководителей к ответственности в виде возмещения убытков, причиненных юридическому лицу, принимается во внимание не только добросовестность, но и разумность. Именно в том случае, когда убытки причинены должнику добросовестными, но неразумными действиями (неверное бизнес-решение, сопряженное с несоответствием стандарту среднего предпринимателя применительно к конкретному предприятию), даже если они привели к банкротству, основания для субсидиарной ответственности отсутствуют.

Закон о банкротстве в целом должен учитывать такое разграничение, например, путем уточнения п. 4 ст. 10 Закона о банкротстве в части ссылки на разумность действий как эксцепцию против вменения: разумность должна быть исключена, так как неразумность действий при их добросовестности не должна влечь субсидиарную ответственность соответствующего лица.

Представляется, что Закон о банкротстве должен предусматривать возможность уменьшения суммы взысканного по субсидиарной ответственности на сумму взысканного с этого же лица в виде возмещения убытков по корпоративным основаниям; учитывая, что требование о субсидиарной ответственности впоследствии может быть пущено в оборот, это особенно актуально в целях недопущения двойного взыскания с одного и того же лица (в деле о банкротстве и вне дела новым правообладателем).

Некоторые соображения в части индивидуального требования

о субсидиарной ответственности

Предметом данного требования является индивидуальная субсидиарная ответственность по конкретному обязательству перед конкретным кредитором, требования которого возникли после пропуска срока на подачу заявления о банкротстве в силу ст. 9 Закона о банкротстве.

Материальной предпосылкой к такой ответственности выступает предположение о том, что, если бы кредитор знал о проблемах должника, он бы не вступил в отношения с ним и не рисковал бы потерей части требования. Учитывая, что незнание кредитора связано с виной бывшего руководителя должника, именно последний и должен, субсидиарно отвечая перед кредитором, восполнить принесенные его бездействием потери.

Исходя из этого, в Закон о банкротстве необходимо внести уточнения, исключив из круга управомоченных лиц тех, чьи отношения с должником никак не связаны со знанием или незнанием о его финансовом состоянии. В частности, нет оснований для такой субсидиарной ответственности по обязательным платежам, так как налоги возникают независимо от того, находится ли налогоплательщик в предбанкротном состоянии или нет, а также вне зависимости от того, знает или нет об этом налоговый орган.

Выше уже обосновывалось ошибочное совмещение режимов коллективного и индивидуальных требований о субсидиарной ответственности (в рамках дела о банкротстве, право на подачу заявления и т. п.). Закон о банкротстве должен быть скорректирован, в частности, с предоставлением возможности подачи требований о субсидиарной ответственности за несвоевременную подачу заявления о банкротстве после завершения конкурсного производства.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *