Договорные формы отношений по снабжению потребителей тепловой и электрической энергией: вопросы теории и практики

(Матиящук С. В.) («Российская юстиция», 2012, N 2) Текст документа

ДОГОВОРНЫЕ ФОРМЫ ОТНОШЕНИЙ ПО СНАБЖЕНИЮ ПОТРЕБИТЕЛЕЙ ТЕПЛОВОЙ И ЭЛЕКТРИЧЕСКОЙ ЭНЕРГИЕЙ: ВОПРОСЫ ТЕОРИИ И ПРАКТИКИ

С. В. МАТИЯЩУК

Матиящук С. В., кандидат юридических наук, доцент.

Ключевые слова: электрическая энергия, тепловая энергия, снабжение, договор.

Статья посвящена договорным формам отношений по снабжению тепловой и электрической энергией.

Article is devoted contractual forms of relations on supply by thermal and electric energy.

Несмотря на то, что в последние годы принят ряд нормативных правовых актов, которые упорядочивают отношения по снабжению потребителей тепловой и электрической энергией, стройная система в этой сфере еще не сложилась. Более того, учитывая то, что отчетливо прослеживается тенденция к интеграции таких рынков, как рынок электрической и рынок тепловой энергии, которые вследствие своей общей технологической направленности нуждаются в специфическом регулировании, есть основания поставить вопрос о выборе единого подхода к правовой модели договорного регулирования отношений, связанных с оборотом тепло — и электроэнергии. На протяжении всего советского периода отношения по электро — и теплоснабжению регулировались едиными подзаконными, в основном ведомственными, нормативными актами. Например, Правила пользования электрической и тепловой энергией, утвержденные впервые Народным комиссариатом электростанций и электропромышленности СССР в 1939 году, опосредовали взаимоотношения энергоснабжающих организаций с потребителями как электрической, так и тепловой энергии. В дальнейшем Правила пользования электрической и тепловой энергией изменялись в 1951, 1952, 1959, 1969, 1981 годах. Без сомнения, снабжение потребителей тепловой и электрической энергией имеют общие черты: и электроснабжение, и теплоснабжение объединены общей технологической и экономической направленностью. В 90-е годы XX века в основу правовых норм, регламентирующих отношения по электро — и теплоснабжению, была положена конструкция, известная как договор о снабжении энергетическими и другими ресурсами через присоединенную сеть (ст. 84 Основ гражданского законодательства Союза ССР) <1>, а впоследствии — договор энергоснабжения (параграф 6 главы 30 ГК РФ). При этом было установлено ограничение на заключение договора энергоснабжения в зависимости от наличия у потребителя энергоустановки, присоединенной непосредственно к сетям энергоснабжающей организации. Следствием такого ограничения явилось то, что отношения, которые складываются при электро — и теплоснабжении многих потребителей, оставались долгое время неурегулированными. ——————————— <1> Ведомости СНД и ВС СССР. 1991. N 26. Ст. 733.

В России большая часть потребителей электро — и теплоэнергии, как правило, не имеет в собственности (или на ином законном основании) энергопринимающих устройств, присоединенных к сетям энергоснабжающих организаций. Следовательно, эти потребители получают энергию не непосредственно от энергоснабжающих организаций, а от лиц, которые имеют в собственности или на ином законном основании энергопринимающие устройства, присоединенные к сетям энергоснабжающей организации. Но с правовой точки зрения взаимоотношения между ними долгое время не были урегулированы, так как в Гражданском кодексе РФ всего лишь предусмотрено, что абонент может с согласия энергоснабжающей организации передавать энергию субабоненту, т. е. лицу, которое не имеет в собственности (или на ином законном основании) энергопринимающего устройства, присоединенного непосредственно к сетям энергоснабжающей организации. В связи с этим закономерно возникал вопрос: являлось ли потребителем по договору энергоснабжения лицо, не имеющее в собственности (или на ином законном основании) энергоустановки, присоединенной непосредственно к сетям энергоснабжающей организации? Судебная практика пошла по пути ограничения круга потребителей по договору энергоснабжения теми из них, у которых имеются в собственности или на ином законном основании энергопринимающие устройства, присоединенные к сетям энергоснабжающей организации. Кроме того, в юридической литературе превалировало мнение, что в таких случаях эти лица (субабоненты) выступают лишь потребителями услуг по передаче энергии <2>, а, в свою очередь, абоненты — посредниками. ——————————— —————————————————————— КонсультантПлюс: примечание. Монография М. И. Брагинского, В. В. Витрянского «Договорное право. Договоры о передаче имущества» (книга 2) включена в информационный банк согласно публикации — Статут, 2002 (4-е издание, стереотипное). —————————————————————— <2> См., например: Тришин П. В. Некоторые правовые аспекты договора энергоснабжения и субабонентского договора. СПб., 2000. С. 17 — 18; Брагинский М. И., Витрянский В. В. Договорное право: договоры о передаче имущества. 2005. Кн. 2. С. 155.

Показателен здесь пример из судебной практики. Общество с ограниченной ответственностью обратилось в арбитражный суд с иском к акционерному обществу о понуждении на основании ст. 426 ГК РФ заключить договор на теплоснабжение жилого дома, застройщиком которого оно является. В соответствии с техническими условиями, полученными от энергоснабжающей организации, теплоснабжение указанного жилого дома возможно только через тепломагистраль, собственником которой является акционерное общество. Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения судом апелляционной инстанции, в удовлетворении иска отказано исходя из следующего. Суд установил, что акционерное общество, не будучи энергоснабжающей организацией, является абонентом по действующему договору энергоснабжения. Согласно ст. 545 ГК РФ абонент может с согласия энергоснабжающей организации передавать энергию, принятую им от энергоснабжающей организации, через присоединенную сеть другому лицу (субабоненту). Услуги по передаче тепловой энергии по присоединенной сети возможны лишь при наличии присоединения. Подключение общества с ограниченной ответственностью к тепломагистрали, построенной акционерным обществом для собственных нужд, будет являться обременением акционерного общества. Таким образом, суды сделали вывод о том, что акционерное общество не является организацией, для которой заключение договора теплоснабжения является обязательным в силу ст. 426 ГК РФ. Суд кассационной инстанции оставил судебные акты в силе <3>. ——————————— <3> Обзоры и обобщения судебной практики Федерального арбитражного суда Уральского округа за 2009 г. // www. chelarbitr. ru.

При такой системе договорных связей опосредованного типа, заимствованной полностью из советского законодательства, абоненты несли ответственность перед энергоснабжающей организацией за действия субабонентов. Таким образом, ответственность абонентов за действия третьих лиц (субабонентов), по сути, являлась ответственностью без учета вины <4>. А в результате истинные виновники правонарушения (субабоненты) зачастую так и оставались не привлеченными к ответственности за ненадлежащее исполнение обязательств по оплате за потребленную энергию. ——————————— <4> См., например: Малеин Н. С. Имущественная ответственность в хозяйственных отношениях. С. 29, 257; Рабинович Ф. Л. Вина как основание договорной ответственности предприятия. М., 1975. С. 135.

Такая структура договорных связей порождала в экономических условиях, существовавших в 90-е годы, различные злоупотребления: во-первых, многим абонентам приходилось расплачиваться по долгам неплатежеспособных субабонентов; во-вторых, нередки были случаи, когда абоненты отказывались от заключения договоров на пользование энергией (или договора услуг на передачу энергии) с субабонентами, поскольку на эти отношения не распространялся режим публичного договора. И как следствие, такой подход к регулированию отношений по снабжению потребителей энергией эффективен лишь при наличии государственно-плановой экономики и при отсутствии различных форм собственности. Для приспособления правовой надстройки к новым экономическим отношениям законодатель изменил систему субабонентских отношений, т. е. сложную структуру договорных связей, которая была заимствована из советского права, и, как следствие, отказался от использования договора энергоснабжения в качестве модельной конструкции полностью в сфере теплоснабжения и частично в сфере электроснабжения. С 2003 года начались первые практические действия по апробации конкурентной модели на рынке электрической энергии, так разделение субъектов электроэнергетики России по видам деятельности (генерацию, передачу и сбыт энергии) обусловило особый состав участников отношений в сфере электроснабжения, а также формирование целой системы договоров, опосредующих отношения по снабжению потребителей электрической энергией. В связи с принятием и вступлением в силу Федерального закона от 26.03.2003 N 35-ФЗ «Об электроэнергетике» <5> (далее — Закона об электроэнергетике) появились новые договорные формы, призванные урегулировать отношения на розничных рынках электроэнергии. Речь идет о следующих договорах: договор об осуществлении технологического присоединения к электрическим сетям, договор купли-продажи электрической энергии, договор оказания услуг по передаче электрической энергии, договор поставки электрической энергии и т. п. ——————————— <5> СЗ РФ. 2003. N 13. Ст. 1174.

Согласно положениям Закона об электроэнергетике отношения по снабжению энергией потребителя, энергопринимающее устройство которого непосредственно не присоединено к сетям энергоснабжающей организации (гарантирующего поставщика, энергосбытовой организации), должны опосредоваться двумя договорами: договором купли-продажи электроэнергии и договором оказания услуг по передаче энергии. По общему правилу, последний договор заключается между территориальной сетевой организацией, в собственности (или ином вещном праве) которой находятся сети, и потребителем. Вместе с тем ст. 37 Закона об электроэнергетике предусмотрена возможность заключения между энергоснабжающей организацией и сетевой организацией договора оказания услуг по передаче электрической энергии потребителям, если такая обязанность энергоснабжающей организации установлена договором купли-продажи энергии. Сказанное можно проиллюстрировать на примере из судебной практики. Общество с ограниченной ответственностью направило акционерному обществу предложение заключить договор оказания услуг по передаче электрической энергии, содержащее все существенные условия. В связи с тем, что ответа на предложение не последовало, общество с ограниченной ответственностью обратилось в суд с иском к акционерному обществу о понуждении заключить указанный договор. Возражая против иска, акционерное общество ссылалось на то, что общество с ограниченной ответственностью не является энергосбытовой организацией. Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения судом апелляционной инстанции, исковые требования удовлетворены исходя из следующего. В силу ст. 3 Закона об электроэнергетике акционерное общество (ответчик) является сетевой организацией. В соответствии с п. 1 ст. 421 ГК РФ понуждение к заключению договора не допускается, за исключением случаев, когда обязанность такого заключения предусмотрена законом или добровольно принятым обязательством. Согласно ст. 37 Закона об электроэнергетике договор оказания услуг по передаче электрической энергии является публичным договором и отказ сетевой организации от заключения такого договора при наличии возможности предоставить потребителю соответствующие услуги не допускается. При необоснованном уклонении сетевой организации от его заключения потребитель вправе обратиться в суд с требованием о понуждении заключить договор. Аналогичные нормы содержатся в п. 9 Правил недискриминационного доступа к услугам по передаче электрической энергии и оказания этих услуг, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 27.12.2004 N 861. Случаи, когда сетевая организация вправе отказаться от заключения договора, предусмотрены в п. 20 указанных Правил. Рассматриваемая ситуация к таким случаям не относится. Общество с ограниченной ответственностью приобретает электроэнергию по договорам электроснабжения в связи с необходимостью исполнения обязательств перед иными лицами по снабжению их электрической энергией и согласно ст. 3 Закона об электроэнергетике является энергосбытовой организацией. Таким образом, акционерное общество не вправе было отказывать обществу с ограниченной ответственностью в заключении договора оказания услуг по передаче электрической энергии. Суд кассационной инстанции оставил судебные акты в силе <6>. ——————————— <6> Обзоры и обобщения судебной практики Федерального арбитражного суда Уральского округа за 2010 г. // www. chelarbitr. ru.

Из приведенного примера ясно видно, что в целях защиты интересов потребителей необходимо установить общее правило, в соответствии с которым энергоснабжающая организация (гарантирующий поставщик, энергосбытовая организация) обязана заключить с территориальной сетевой организацией договор оказания услуг по передаче электроэнергии, сконструированный по модели договора в пользу третьего лица, т. е. потребителя электроэнергии. Что же касается договора энергоснабжения, то под его действие подпадают только отношения по снабжению электроэнергией потребителя, энергопринимающее устройство которого непосредственно присоединено к сетям энергоснабжающей организации. В результате таких преобразований упразднена прежняя сложная структура договорных связей, заимствованная из советского права, что, в свою очередь, повлекло изменение порядка распределения ответственности и расчетов за потребленную энергию между участниками отношений по электроснабжению. В юридической литературе высказываются различные точки зрения относительно правовой природы данных договоров. Одни авторы полагают, что отношения, связанные с оказанием услуг по передаче электроэнергии, регулируются самостоятельным договором оказания услуг по передаче энергии и, как следствие, возникает сложная структура договорных связей <7>. Другие же предлагают признать договор об оказании услуг по передаче энергии, входящим в группу основных (базовых) договоров, а договор купли-продажи — к группе вспомогательных договоров <8>. ——————————— <7> Обзоры и обобщения судебной практики Федерального арбитражного суда Уральского округа за 2010 г. // www. chelarbitr. ru. <8> Нестолий В. Г. Гражданско-правовые формы снабжения электроэнергией по Российскому законодательству: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Владивосток, 2011. С. 6.

Высказывается мнение и о том, что в результате последних изменений законодательства в сфере электроэнергетики «Договор энергоснабжения приобрел черты договора купли-продажи с обязанностью продавца по доставке товара. По договору энергоснабжения гарантирующий поставщик отвечает за передачу электроэнергии покупателю в собственность в точке присоединения его энергопринимающего устройства к электросети. Однако сам гарантирующий поставщик приобретает электроэнергию в своей точке поставки. Своего рода вручение товара покупателю обеспечивается путем заключения гарантирующим поставщиком договора оказания услуги по передаче электроэнергии с сетевой организацией» <9>. ——————————— <9> Рецлов С. О. Гражданско-правовое регулирование розничных рынков электрической энергии: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Ростов-на-Дону, 2009. С. 8.

Однако отнесение договора оказания услуг по передаче к числу самостоятельных, в том числе и основных (базовых), договоров вызывает существенные возражения, поскольку, во-первых, производство, передача и потребление энергии представляет собой единый производственный цикл, а во-вторых, исходя из технологии процесса, передает энергию ее источник (генератор). В 2010 году принятие Федерального закона от 27 июля 2010 г. N 190-ФЗ «О теплоснабжении» <10> (далее — Закон о теплоснабжении) внесло серьезные изменения в правовое регулирование отношений, связанных со снабжением потребителей тепловой энергией. В частности, на смену конструкции договора энергоснабжения пришли договор на подключение к системе теплоснабжения; договор теплоснабжения; договор на оказание услуг по передаче тепловой энергии; договор поставки тепловой энергии и т. п. ——————————— <10> СЗ РФ. 2010. N 31. Ст. 4159.

Согласно положениям Закона о теплоснабжении отношения по снабжению энергией потребителя, энергопринимающее устройство которого непосредственно не присоединено к сетям теплоснабжающей организации, должны опосредоваться двумя договорами: договором теплоснабжения и договором на оказание услуг по передаче энергии. Последний договор заключается между теплосетевой организацией, в собственности (или ином вещном праве) которой находятся сети, и теплоснабжающей организацией. Рассматривать договор теплоснабжения как специальную правовую конструкцию, в которой теплосетевой организации нет места вовсе, было бы, наверное, неправильно. С теплосетевой организацией потребитель в прямых договорных отношениях не состоит, но по отношению к ней он приобретает ряд прав и обязанностей, как то: требовать от теплосетевой организации исполнения обязательства по передаче энергии в свою пользу; обеспечивать безопасность эксплуатации находящихся в ведении потребителя тепловых сетей и т. п. Создается такая правовая ситуация, когда из договора на оказание услуг по передаче энергии у теплосетевой организации возникают обязанности непосредственно перед потребителем энергии, а последний получает права требования к теплосетевой организации. Данная особенность правоотношений по снабжению потребителей тепловой энергией может быть объяснена с позиций оценки договора на оказание услуг по передаче тепловой энергии как договора в пользу третьего лица. Несмотря на то что на сегодняшний день отношения по снабжению потребителей тепло — и электроэнергией регламентируются разными правовыми актами, их анализ позволяет сделать вывод о применении одних и тех же инструментов, конструкций и моделей в регулировании как розничных рынков электрической энергии, так и рынка тепловой энергии. Анализ положений Закона об электроэнергетике и Закона о теплоснабжении позволяет сделать вывод о том, что при заключении договора купли-продажи электроэнергии, который было бы целесообразней именовать договором электроснабжения (или договором теплоснабжения), согласовывается условие о количестве энергии, а при заключении договора оказания услуг по передаче энергии — условие о ее передаче. Производство, передача и потребление как тепловой, так и электрической энергии представляет собой единый цикл: фаза производства практически совпадает с фазой потребления. И теплоснабжение, и электроснабжение как неразрывный технологический процесс вызывает возникновение правоотношения с несколькими участниками. Правоотношение по снабжению потребителей энергией необходимо рассматривать как состоящее из двух обязательств, связанное со снабжением как тепловой, так и электрической энергией. Первое обязательство имеет своим предметом действия по производству и передаче тепловой (или электрической) энергии, под которой понимается создание на источнике тепла (или генератора) необходимого давления (или напряжения), с помощью которого теплоноситель (или энергия) направляется в систему теплоснабжения (или электроснабжения); предмет второго обязательства составляет обеспечение процесса передачи энергии потребителю через сети посредством их поддержания в исправном состоянии. В доктрине высказывались предположения о формировании многосторонних правоотношений в сфере снабжения потребителей энергией через присоединенную сеть. По мнению Карповской П. В., правовую природу договора оказания услуг по передаче тепловой энергии и теплоносителя необходимо определять как не поименованный в законодательстве договор возмездного оказания услуг с элементами подряда и энергоснабжения, а правоотношения между участниками должны оформляться трехсторонним договором либо системой из двух договоров <11>. ——————————— <11> Карповская П. В. Правовое регулирование договора оказания услуг по передаче тепловой энергии // Гражданское право. 2006. N 2. С. 12.

Однако отличие многосторонней от двусторонней сделки заключается не только в количестве волеизъявлений, необходимых и достаточных для ее возникновения, а в том, что в многостороннем договоре стороны-участники обязуются совместно действовать для достижения общей (единой) цели. Очевидно, что при снабжении энергией через присоединенную сеть цели, преследуемые участниками (энергоснабжающей организацией, сетевой организацией, потребителем), являются взаимными (встречными). Но вместе с тем отношения по электро — и теплоснабжению обладают некоторыми технологическими особенностями, неизбежно влекущими за собой и юридические особенности. Так, производство, передача и потребление энергии представляют собой единый цикл: фаза производства практически совпадает с фазой потребления. И именно технологическая неразрывная связь процессов производства, передачи и потребления энергии влечет возникновение правоотношений в сфере электро — и теплоснабжения, требующих соответствующих волеизъявлений от энергоснабжающей организации и потребителя и от сетевой организации. При снабжении тепловой и электрической энергией потребителя, энергопотребляющая установка которого непосредственно не присоединена к сетям энергоснабжающей организации, возникает сложная структура договорных связей, состоящая из двух взаимозависимых договоров: договора электроснабжения (или договора теплоснабжения), заключаемого между энергоснабжающей организацией и потребителем (основного договора), а также собственно договора оказания услуг по передаче энергии (вспомогательного договора). Технологические особенности передачи энергии через присоединенную сеть обусловливают необходимость признания договора оказания услуг по передаче энергии в качестве неотъемлемой части основного договора (договора электроснабжения, договора теплоснабжения), так как без основного обязательства договор оказания услуг по передаче энергии не может существовать. Производный характер от основного договорного обязательства является общей чертой договора оказания услуг по передаче как тепловой, так и электрической энергии. В этом отношении договор оказания услуг по передаче энергии как правоотношение следует отнести к вспомогательным обязательствам. Вспомогательный характер данного договора определяет его основные особенности, а именно: Во-первых, договор оказания услуг по передаче энергии не является обособленным от основного договорного обязательства; Во-вторых, заключение такого договора ограничено условиями основного договорного обязательства, и, как следствие, предмет правового регулирования вспомогательного договора должен соответствовать предмету правового регулирования основного договора; В-третьих, незаключенность основного договорного обязательства влечет за собой незаключенность договора оказания услуг по передаче энергии. Обосновывая необходимость формирования общей правовой модели договорного регулирования отношений, связанных с оборотом электрической и тепловой энергии, предлагается расширенный подход к определению понятия договора энергоснабжения, разновидностями которого выступают договор электроснабжения и договор теплоснабжения. Согласно такому подходу по договору энергоснабжения энергоснабжающая организация обязуется подавать потребителю энергию через присоединенную сеть, принадлежащую на праве собственности (или на ином законном основании) энергоснабжающей организации и (или) сетевой организации, которая обязуется обеспечить процесс ее передачи; в свою очередь, потребитель обязуется оплатить принятую энергию, а также соблюдать предусмотренный договором режим ее потребления и обеспечивать безопасность эксплуатации находящейся в его ведении системы энергопотребления.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *