Исковая давность по требованиям о предупреждении причинения вреда при строительстве

(Ершов О. Г.) («Вестник арбитражной практики», 2014, N 1) Текст документа

ИСКОВАЯ ДАВНОСТЬ ПО ТРЕБОВАНИЯМ О ПРЕДУПРЕЖДЕНИИ ПРИЧИНЕНИЯ ВРЕДА ПРИ СТРОИТЕЛЬСТВЕ

О. Г. ЕРШОВ

Ершов Олег Геннадьевич, доцент кафедры гражданско-правовых дисциплин Омской академии МВД России. Кандидат юридических наук. Специалист в области частного права. В настоящее время занимается исследованием проблем правового регулирования отношений в строительстве. Родился 15 октября 1977 г. в г. Омске. Автор более 130 научных работ по проблемам правового регулирования отношений в строительстве.

В работе на основе анализа правовой природы требования об устранении опасности причинения вреда при строительстве обосновывается вывод о том, что на данные требования не должен распространяться срок исковой давности. Доказывается необходимость в этой части совершенствования гражданского законодательства.

Ключевые слова: строительство, предупреждение причинения вреда, срок исковой давности.

Limitation period in cases concerning prevention of harm in construction O. G. Ershov

The author concludes that the limitation period should not cover claims concerning measures to prevent harm in construction. The need to improve civil legislation in this regard is proven.

Key words: construction, prevention of infliction of harm, limitation period.

Опасность причинения вреда в будущем может быть основанием предъявления иска о запрещении деятельности, создающей такую опасность (п. 1 ст. 1065 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ)). Строительная деятельность не является исключением. Напротив, опасность причинения вреда имуществу либо жизни и здоровью граждан при строительстве зданий (сооружений) может быть весьма реальной. Особенно это касается случаев или самовольной постройки, или возведения строений при имеющейся ошибке проекта или результатов изыскательских работ. По причине высокой вероятности причинения вреда законодатель не случайно отнес строительную деятельность к источнику повышенной опасности и предусмотрел специальные условия наступления гражданско-правовой ответственности за причиненный вред (ст. 1079 ГК РФ).

Вместе с тем, если речь идет только об опасности причинения вреда, его угрозе при отсутствии реального причинения, неизбежно возникает вопрос о защите права и исковой давности. Предъявление иска о запрещении строительной деятельности предполагает предъявление требования, которое обеспечивается исковой защитой. Проблема в том, как тогда исчислять срок исковой давности и можно ли здесь вести речь о существовании такого срока. Действующее гражданское законодательство в этой части каких-либо специальных норм не содержит, что не способствует единому подходу в правоприменении. Если обратиться к анализу разъяснений высших судебных органов по вопросам применения исковой давности, официальная позиция судов по этому вопросу также отсутствует. В частности, в совместном Постановлении Пленума Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ от 12 ноября 2001 г. N 15/18 «О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности» <1> в основном рассматриваются особенности применения норм об исковой давности при рассмотрении споров. Разъясняется, что под правом лица, которое подлежит судебной защите, следует понимать субъективное гражданское право конкретного лица. Однако, каким образом применять нормы о сроке исковой давности по требованиям о предупреждении причинения вреда, разъяснений, к сожалению, нет. Есть позиция по требованиям схожего характера, которые касаются негаторного иска. ——————————— <1> Вестник ВАС РФ. 2002. N 1.

В частности, согласно п. 46 Постановления Пленума Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ от 29 апреля 2010 г. N 10/22 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» <2> при рассмотрении исков об устранении нарушений права, не связанных с лишением владения путем возведения ответчиком здания, суд должен установить соблюдение обязательных требований градостроительных норм, строительных норм и правил. Несоблюдение таких требований может быть основанием к отказу для удовлетворения иска, если нарушается право собственности или законное владение истца. В этом случае применяется ст. 208 ГК РФ, в соответствии с которой исковая давность на данные требования не распространяется и длительность нарушения права не препятствует удовлетворению иска. ——————————— <2> Вестник ВАС РФ. 2010. N 6.

Следует обратить внимание на то, что судебные органы в ряде случаев не разграничивают требования об устранении препятствий в пользовании вещью, не связанных с лишением владения, и требования о запрещении деятельности, создающей опасность причинения вреда в будущем. Например, в информационном письме Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 15 января 2013 г. N 153 «Обзор практики по некоторым вопросам защиты прав собственника от нарушений, не связанных с лишением владения» рассматривается ситуация, когда разрешение на строительство на соседнем земельном участке не оспорено, однако истец доказывает реальную угрозу разрушения его здания. Суть в том, что собственник земельного участка и здания, на нем расположенного, обращается с иском к арендатору соседнего земельного участка о запрете на продолжение строительства, поскольку это влечет осадку фундамента и трещины в стене. Несмотря на то что ответчик получил разрешение на строительство, суд иск удовлетворил, применив не ст. 1065 ГК РФ, а ст. 304 ГК РФ. При этом в решении суда было указано, что истец доказал создание реальной угрозы разрушения здания <3>. В связи с этим должны применяться положения ст. 208 ГК РФ и следует сделать вывод о том, что на данные требования срок исковой давности не распространяется. ——————————— <3> Там же. 2013. N 4.

Ранее нами уже обращалось внимание на то, что отождествлять требования о предупреждении причинения вреда при строительстве с негаторными требованиями нельзя. Речь идет о разных способах защиты права, выбор которых зависит от характера нарушения и природы отношений. Негаторный иск традиционно относится к вещно-правовым способам защиты, иск о запрете строительства в связи с опасностью причинения вреда — обязательственно-правовой способ защиты права. В связи с этим: а) усматривается отличие в объекте посягательства (при негаторных требованиях это абсолютное право собственника и титульного владельца в пользовании вещью, при требовании об устранении опасности причинения вреда — также личные права граждан на жизнь, здоровье); б) разные субъекты, заявляющие требования (при негаторном иске это собственник или титульный владелец, при устранении опасности причинения вреда — любое лицо, включая собственника и титульного владельца); в) разный характер угрозы совершаемых действий и разный характер правонарушения [1]. Если это так, то возможно ли применять положения ст. 208 ГК РФ к требованиям об устранении опасности причинения вреда при строительстве, т. е. считать, что на такие требования не распространяются срок исковой давности? Совершенно очевидно, что в сравнении с требованиями негаторного характера, несмотря на то что они по своей правовой природе иные в соотношении с требованиями об устранении опасности причинения вреда при строительстве, применительно к вопросу о сроке исковой давности общее между ними все же усматривается. Например, негаторные требования предъявляются только тогда, когда длится правонарушение. Если в пользовании вещью препятствий больше нет либо они устранены на момент рассмотрения спора, суд отказывает в удовлетворении иска. Аналогичным образом происходит и в том случае, если создается опасность причинения вреда в будущем на момент проведения строительных работ. Требования можно заявить в том случае, и они подлежат удовлетворению, пока существует сама опасность причинения вреда. Устранение опасности при выполнении строительных работ со стороны ответчика является основанием к отказу в иске. Анализ юридической литературы позволяет сделать вывод о том, что о применении сроков исковой давности или нераспространении таких сроков на требования об устранении опасности причинения вреда, в том числе при строительстве зданий (сооружений), каких-либо суждений не приводится. Указывается на то, что мера, предусмотренная ст. 1065 ГК РФ, на практике применяется в том случае, если нарушение носит длящийся характер и когда необходимо приостановить или пресечь правонарушение [2]. Однако вопрос о сроках исковой давности остается открытым. В большей степени проводится обоснование применения ст. 208 ГК РФ по негаторным требованиям. В частности, отмечается определенная цель в применении данной нормы — устранить длящееся правонарушение, поскольку объективно срок существования прав на защиту посредством негаторного иска определен длительностью нарушения [3]. Если препятствия в пользовании вещью прекратились и собственник (титульный владелец) понес убытки, требования должны рассматриваться как обязательственно-правовые с последующей возможностью применения срока исковой давности [4]. Несложно заметить, что нечто похожее происходит, если применяется п. 2 ст. 1065 ГК РФ, когда причиненный вред является последствием эксплуатации предприятия, сооружения или иной производственной деятельности, которая продолжает причинять вред или угрожает новым вредом, суд вправе обязать ответчика, помимо возмещения вреда, приостановить или прекратить соответствующую деятельность. В этом случае необходимо разграничивать два требования: о возмещении вреда; об устранении опасности причинения нового вреда. В первом случае речь идет о том, что абсолютное право истца нарушено и срок исковой давности зависит от нарушения самого права. Так, если вред причинен имуществу, срок исковой давности начинает исчисляться с момента нарушения права собственности и составляет три года. Если вред причинен жизни и здоровью, то на требования о возмещении вреда срок исковой давности не распространяется, а требования, предъявленные по истечении трех лет с момента возникновения права на возмещение, удовлетворяются за прошлое время не более чем за три года, предшествующие предъявлению иска. Во втором случае речь идет о возникновении лишь опасности причинения вреда, но не о наступившем вреде. По сути, здесь аналогичного рода, в сравнении с негаторными требованиями, цель — устранить длящееся правонарушение, поскольку объективно срок существования прав на защиту посредством иска об устранения опасности причинения вреда предопределен длительностью нарушения. И если опасность причинения вреда прекращается или продолжает существовать, но есть уже причиненный имуществу, жизни и здоровью вред, то требование о возмещении вреда по своей правовой природе является обязательственно-правовым с последующей возможностью применения срока исковой давности. Сложнее определиться со сроком исковой давности, если существует лишь угроза причинения вреда. Последние изменения в ГК РФ, связанные с существенным реформированием гражданского законодательства в этой части, каких-либо положений не содержат <4>. Не рассматривался этот вопрос и в Концепции развития гражданского законодательства <5>. ——————————— <4> Федеральный закон от 7 мая 2013 г. N 100-ФЗ «О внесении изменений в подразделы 4 и 5 раздела I части первой и статью 1153 части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации» // СЗ РФ. 2013. N 19. Ст. 2327. <5> Концепция развития гражданского законодательства Российской Федерации (одобрена решением Совета при Президенте РФ по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства от 7 октября 2009 г.) // Вестник ВАС РФ. 2009. N 11.

На наш взгляд, в решении поставленной проблемы необходимо вначале обратить внимание на сущность срока исковой давности. Под исковой давностью понимается срок для защиты права по иску лица, право которого нарушено (ст. 195 ГК РФ). Необходимо отличать право на предъявление иска и право лица на удовлетворение иска. По смыслу п. 1 ст. 1065 ГК РФ право предъявить иск о запрещении строительства возникает тогда, когда возникает опасность причинения вреда в будущем. Право на удовлетворение иска об устранении опасности причинения вреда в будущем при проведении строительных работ должно быть связано с исковой давностью, поскольку здесь необходимо установить факт нарушения права. Тогда ключевым моментом в изучении проблемы о сроках исковой давности по требованиям об устранении опасности причинения вреда должно быть решение следующей задачи: если срок исковой давности возникает после нарушения права, необходимо выяснить, можно ли считать создание опасности причинения вреда при строительстве нарушением права. Если сравнивать с деликтом, когда вред уже причинен, можно увидеть отличие. Причинение вреда связано с нарушением абсолютного субъективного права лица, в то время как опасность причинения вреда к непосредственному нарушению такого права еще не приводит. Создается лишь реальная угроза нарушения права. В этой части следует отличать деликтные отношения от так называемых предделиктных, которые в литературе описываются как потенциально вредоносные деяния [5]. Отличие можно усмотреть: а) по моменту возникновения (предделиктные отношения предшествуют возникновению отношений по причинению вреда); б) основаниям возникновения (предделиктное уже возникает при наличии лишь опасности причинения вреда); в) направленности интереса управомоченной стороны (в предделиктном интерес направлен на предотвращение вреда, в деликтном — на возмещение). Если существует реальная угроза нарушения права, это еще не указывает на то, что право нарушено. Если для сравнения взять негаторные требования, устранение препятствий в пользовании вещью возникает только тогда, когда право пользования вещью, закрепленное за собственником или титульным владельцем, уже нарушено. Нарушением является то, что управомоченное лицо не имеет возможности по причине действия или бездействия третьих лиц осуществить свободно, по своему усмотрению право пользования, т. е. извлечь полезные свойства из вещи. Нарушитель, создающий опасность причинения вреда при строительных работах, фактически создает потенциальную угрозу, которая лишь указывает на то, что, если ее не локализовать, может быть причинен вред, т. е. может быть нарушено абсолютное право. Это препятствует применению по аналогии ст. 208 ГК РФ в части негаторных требований и распространению ее на требования об устранении опасности причинения вреда при строительстве, поскольку наблюдается совершенно разный характер нарушения. Опасность причинения вреда также можно рассматривать как форму нарушения права, если обратить внимание на юридическую конструкцию обязанности. Л. А. Чеговадзе справедливо отмечает, что гражданско-правовая обязанность есть правило поведения, которое регулирует действия субъекта по доставлению должного, того, к чему он обязуется по договору или в силу закона. Если действия субъекта по исполнению обязанности отступают от критериев должного, не возникает сомнений, что право нарушено [6]. Если это не оспаривается, необходимо признать, что лицо, осуществляющее строительство, должно таким образом совершать действия, чтобы не чинить сторонним лицам, которые участниками строительства не являются, препятствий в нормальном, свободном, по своему усмотрению осуществлении своих абсолютных прав (имущественных или личных неимущественных). Именно это должно рассматриваться как поведение по доставлению должного в силу закона. Соответственно, тогда отклонение от данной модели поведения до установления реальной угрозы причинения вреда влечет невозможность сторонним лицам нормально, свободно, по своему усмотрению осуществлять свои абсолютные права, т. е. применить один из способов осуществления права — возможность совершения собственных положительных действий, что тогда должно рассматриваться как нарушение. Причиной такого нарушения является создание в процессе строительства опасности причинения вреда. В связи с этим, если есть нарушение права, требования об устранении опасности причинения вреда при строительстве должны быть обеспечены исковой защитой, их нельзя отнести к разряду натуральных требований. Необходимо также учитывать, что отношения, возникающие после создания опасности причинения вреда в будущем в процессе строительства зданий (сооружений), — это отношения длящиеся. Пока существует опасность причинения вреда, следовательно, существует и нарушение права сторонних лиц на момент выполнения строительных работ. Поскольку речь идет о длящемся правонарушении, предъявление иска об устранении опасности причинения вреда при строительстве возможно, когда опасность существует и создает реальную угрозу причинения вреда. Предъявить иск в целях устранения правонарушения возможно лишь в том случае, если требование не будет ограничено сроком исковой давности. Здесь длительность нарушения права также не должна препятствовать удовлетворению иска. Фактически это означает, что положения ст. 208 ГК РФ нуждаются в уточнении в части нераспространения исковой давности на требования о запрещения деятельности, создающей опасность причинения вреда, в том числе при строительстве.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Ершов О. Г. Запрет на продолжение строительства в связи с опасностью причинения вреда и негаторный иск: вопросы соотношения // Юрист. 2011. N 10. С. 32 — 37. 2. Кархалев В. Н. Пресекательные меры защиты в гражданском праве // Российская юстиция. 2008. N 1. С. 14, 15. 3. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации: часть первая / Под ред. А. П. Сергеева. М.: Проспект, 2010. 4. Кириллова М. Я., Крашенинников П. В. Сроки в гражданском праве. Исковая давность. М.: Статут, 2006. 5. Белов В. А. Гражданское право. Общая часть: Учебник. М.: АО «Центр «ЮрИнфоР», 2002. С. 476. 6. Чеговадзе Л. А. Злоупотребление правом как форма гражданского правонарушения // Гражданское право. 2013. N 2. С. 8 — 11.

——————————————————————

Название документа