О наследовании интеллектуальных прав в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ

(Еременко В. И.) («Адвокат», 2012, N 7)

О НАСЛЕДОВАНИИ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ ПРАВ В ПОСТАНОВЛЕНИИ ПЛЕНУМА ВЕРХОВНОГО СУДА РФ

В. И. ЕРЕМЕНКО

Еременко Владимир Иванович, доктор юридических наук, начальник Отдела права Евразийского патентного ведомства.

В статье В. И. Еременко дается комментарий Постановления Верховного Суда РФ от 29 мая 2012 г. N 9 «О судебной практике по делам о наследовании» в части, относящейся к интеллектуальным правам. Автором выявлены отдельные пробелы и спорные положения в разъяснениях указанного Постановления.

Ключевые слова: постановление, Верховный Суд, разъяснения, наследование, интеллектуальные права, работник, работодатель, служебные результаты интеллектуальной деятельности.

On the inheritance of intellectual rights according to the decision of the Plenum of the Supreme Court of the Russian Federation V. I. Eremenko

The article of the Doctor of Law, the head of Legal Department of the Eurasian Patent Office V. I. Eremenko (e-mail: [email protected] org) is dedicated to the commentary of the decision of the Supreme Court of the Russian Federation «On the jurisprudence in the field of inheritance» (N 9 of May 29, 2012) in the part dedicated to intellectual rights. Certain gaps and disputable standings in the explanations to the said decision have been detected by the author.

Key words: decision, the Supreme Court, explanations, inheritance, intellectual rights, employee, employer, service results of intellectual activity.

С момента принятия части третьей ГК РФ, куда входит раздел V «Наследственное право», прошло более десяти лет, в течение которых сформировалась судебная практика по наследственным делам. Пленум Верховного Суда РФ в своем Постановлении от 29 мая 2012 г. N 9 <1> (далее — Постановление N 9) обобщил накопленную практику и, руководствуясь ст. 126 Конституции РФ и ст. ст. 9, 14 Федерального конституционного закона от 7 февраля 2011 г. N 1-ФКЗ «О судах общей юрисдикции в Российской Федерации», сформулировал для судов многочисленные разъяснения (около 100), в том числе в области интеллектуальных прав (п. п. 83 — 94). ——————————— <1> Российская газета. 2012. 6 июня.

Прежде всего, несколько общих замечаний относительно наследования в сфере интеллектуальной собственности. По сложившейся исторической традиции нормы о наследовании в указанной сфере не включаются в общие положения наследственного права. Так, в разделе VII «Наследственное право» ГК РСФСР 1964 г. практически отсутствовали специальные нормы о наследовании авторских, изобретательских прав, прав на открытие. При этом нормы о наследовании авторских прав содержались в ст. ст. 481, 483, 496 и 497 раздела IV «Авторское право». В ст. 518 предусматривался переход прав автора открытия по наследству (раздел V), а в ст. 525 — переход прав автора изобретения, рационализаторского предложения и промышленного образца (раздел VI). Обособленно решались вопросы наследования также в Основах гражданского законодательства Союза ССР и республик от 31 мая 1991 г. N 2211-1. Этим же путем пошел российский законодатель, когда в 2001 г. не включил в часть третью ГК РФ специальные нормы, касающиеся наследования интеллектуальных прав. Понятие «наследство» раскрыто в ст. 1112 Кодекса: «В состав наследства входят принадлежащие наследодателю на день открытия наследства вещи, иное имущество, в том числе имущественные права и обязанности. Не входят в состав наследства права и обязанности, неразрывно связанные с личностью наследодателя, в частности право на алименты, право на возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью гражданину, а также права и обязанности, переход которых в порядке наследования не допускается настоящим Кодексом или другими законами. Не входят в состав наследства личные неимущественные права и другие нематериальные блага». Как следует из вышеизложенного, ст. 1112 ГК РФ не упоминает исключительные права на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации. Принятый Государственной Думой в первом чтении 27 апреля 2012 г. Проект Федерального закона N 47538-6 «О внесении изменений в части первую, вторую, третью и четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации, а также в отдельные законодательные акты Российской Федерации» (далее — Законопроект N 47538-6) также не затрагивает упомянутую выше ст. 1112 Кодекса. Нормы о наследовании в сфере интеллектуальной собственности ранее были сосредоточены в некоторых специальных законах (Закон РФ от 9 июля 1993 г. N 5351-1 — ст. 29; Патентный закон РФ от 23 сентября 1992 г. N 3517-1 — ст. 10; Закон РФ от 23 сентября 1992 г. N 3523-1 «О правовой охране программ для электронных вычислительных машин и баз данных» — ст. 11; Закон РФ от 23 сентября 1992 г. N 3526-1 «О правовой охране топологий интегральных микросхем» — ст. 6), а в настоящее время — в отдельных главах части четвертой ГК РФ. В самом общем виде принцип наследования интеллектуальной собственности закреплен в ст. 1241 ГК РФ: «Переход исключительного права на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации к другому лицу без заключения договора с правообладателем допускается в случаях и по основаниям, которые установлены законом, в том числе в порядке универсального правопреемства (наследование, реорганизация юридического лица) и при обращении взыскания на имущество правообладателя». На основании п. 2 ст. 1232 ГК РФ в случаях, когда результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации подлежит в соответствии с названным Кодексом государственной регистрации, переход исключительного права на такой результат или на такое средство без договора, в том числе в результате наследования, также подлежит государственной регистрации. Напомню читателю, что ГК РФ предусматривает обязательную государственную регистрацию изобретений, полезных моделей и промышленных образцов (ст. 1353), селекционных достижений (ст. 1414), товарных знаков (ст. 1480), наименований мест происхождения товаров (ст. 1529). Что касается отдельных глав части четвертой ГК РФ, то только две статьи непосредственно предусматривают переход исключительного права по наследству: (п. 1 ст. 1283 — «Исключительное право на произведение переходит по наследству»; п. 4 ст. 1318 — «К переходу исключительного права на исполнение по наследству соответственно применяются правила ст. 1283 настоящего Кодекса». Действовавшие ранее нормы специальных законов о переходе по наследству патента на изобретение, полезную модель и промышленный образец (права на его получение), а также имущественного права на топологию интегральной микросхемы не воспроизведены в соответствующих главах части четвертой ГК РФ. Упомянутые пробелы создают трудности в правоприменительной практике по делам о наследовании интеллектуальных прав. В литературе справедливо отмечается относительно периода, когда часть третья ГК РФ была принята без раздела об интеллектуальной собственности: «В такой ситуации очевидно напрашивалось включение в раздел V «Наследственное право» после главы 65 «Наследование отдельных видов имущества» новой, дополнительной главы «Наследование интеллектуальных прав». Это не было сделано. Указанный недостаток еще можно исправить при совершенствовании Кодекса» <2>. ——————————— <2> Гаврилов Э. П. О наследовании интеллектуальных прав // Хозяйство и право. 2011. N 10. С. 47.

К сожалению, указанные недостатки не исправлены, поскольку Законопроект N 47538-6 не предлагает вносить изменения в раздел V «Наследственное право», ограничившись поправками в раздел VI «Международное частное право». Что касается части четвертой ГК РФ, то Законопроектом N 47538-6 в сфере наследования интеллектуальных прав предусмотрены некоторые дополнения в ряд статей относительно перехода по наследству права на вознаграждение за служебные результаты интеллектуальной деятельности, о которых будет упомянуто ниже. В Постановлении N 9 сделана попытка путем разъяснений восполнить многочисленные пробелы в области наследования интеллектуальных прав, зачастую доходящие, на мой взгляд, до пределов создания новых норм, что в принципе не присуще для судебных властей государств континентального права, в число которых входит и Россия. Как указывалось ранее, разъяснения относительно наследования интеллектуальных прав сосредоточены в основном в п. п. 83 — 94 Постановления N 9. Кроме того, отдельные разъяснения сформулированы в общих положениях о наследовании указанного Постановления. В соответствии с п. 14 Постановления N 9 в состав наследства входит принадлежавшее наследодателю на день открытия наследства имущество, в частности: — вещи, включая деньги и ценные бумаги (ст. 128 ГК РФ); — имущественные права (в том числе права, вытекающие из договоров, заключенных наследодателем, если иное не предусмотрено законом или договором; исключительные права на результаты интеллектуальной деятельности или на средства индивидуализации; права на получение присужденных наследодателю, но не полученных им денежных сумм); — имущественные обязанности, в том числе долги в пределах стоимости перешедшего к наследникам наследственного имущества (п. 1 ст. 1175 ГК РФ). Включение исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации в состав наследства в качестве имущественных прав правомерно, поскольку признание исключительного право как права имущественного предусмотрено в ст. 1226 ГК РФ. Между прочим, имущественные права также упомянуты в ст. 128 ГК РФ, однако в редакции этой статьи, действующей до 1 января 2008 г., помимо других объектов гражданских прав, были указаны результаты интеллектуальной деятельности, в том числе исключительные права на них. Согласно п. 15 Постановления N 9 имущественные права и обязанности не входят в состав наследства, если они неразрывно связаны с личностью наследодателя, а также если их переход в порядке наследования не допускается ГК РФ или другими федеральными законами (ст. 418 («Прекращение обязательства смертью гражданина»), ст. 1112 ГК РФ). В частности, в состав наследства не входят: право на алименты и алиментные обязательства, права и обязанности, возникшие из договоров безвозмездного пользования (ст. 701 ГК РФ), поручения (п. 1 ст. 977 ГК РФ), комиссии (ст. 1002 ГК РФ), агентского договора (ст. 1010 ГК РФ). Указанные выше статьи, препятствующие включению имущественных прав и имущественных обязательств в состав наследства, объединяет то обстоятельство, что в законе указано, что определенный вид договора прекращается смертью, как правило, одной стороны договора. Этот перечень статей можно продолжить, например п. 1 ст. 1024 ГК РФ (вследствие смерти гражданина, являющегося доверительным управляющим). Однако в данном разъяснении отсутствует анализ такого ключевого понятия, как «неразрывность связи» имущественных прав и обязанностей с личностью наследодателя. А ведь это самое противоречивое и расплывчатое понятие, которое в первую очередь нуждалось в квалифицированном комментарии. Для нашего анализа критерий «неразрывной связи» понадобится для доказательства возможности (или невозможности) перехода по наследству права на вознаграждение за служебные результаты интеллектуальной деятельности. Как известно, вокруг этого вопроса уже длительное время ведутся ожесточенные споры. Перейдем теперь к анализу специальных пунктов Постановления N 9, посвященных наследованию интеллектуальных прав. В п. 83 данного Постановления изложены некоторые условия включения результатов интеллектуальной деятельности и средств индивидуализации в состав наследства. Так, указывается, что исключительное право на результат интеллектуальной деятельности, созданный творческим трудом наследодателя, включается в состав наследства без подтверждения какими-либо документами, за исключением случаев, когда названное право признается и охраняется при условии государственной регистрации такого результата (например, в соответствии со ст. 1353 ГК РФ). В данной статье речь идет о государственной регистрации изобретений, полезных моделей и промышленных образцов. Сказанное относится также к государственной регистрации программ для ЭВМ и баз данных (по желанию правообладателя) (ст. 1262 ГК РФ), государственной регистрации селекционных достижений (ст. 1414 ГК РФ) и государственной регистрации топологии интегральной микросхемы, имеющей факультативный характер (ст. 1452 ГК РФ). В абзаце втором данного пункта предписано, что при возникновении спора о принадлежности наследодателю исключительного права на результат интеллектуальной деятельности, который не подлежит в соответствии с ГК РФ государственной регистрации (в частности, на произведение науки, литературы, искусства), судам следует учитывать, что факт принадлежности исключительного права конкретному лицу может быть подтвержден любыми доказательствами (ст. 55 ГПК РФ): объяснением сторон и других лиц, участвующих в деле, показаниями свидетелей, письменными и вещественными доказательствами. При этом, как указано в абзаце третьем п. 83, факт учета произведения в организации по управлению правами на коллективной основе (в том числе получившей государственную аккредитацию) подлежит оценке наряду с другими доказательствами по делу (п. 4 ст. 1259 ГК РФ, ст. 67 ГПК РФ «Оценка доказательств»). Следует иметь в виду, что п. 4 ст. 1259 ГК РФ имеет два абзаца, первый из которых относится именно к описанному выше случаю («Для возникновения, осуществления и защиты авторских прав не требуется регистрации произведения или соблюдения каких-либо иных формальностей»). Напротив, абзац второй п. 4 ст. 1259 ГК РФ, в котором говорится, что в отношении программы для ЭВМ и баз данных возможна регистрация, осуществляемая по желанию правообладателя в соответствии с правилами ст. 1262 Кодекса, входит в сферу применения абзаца первого п. 83 Постановления N 9. В последнем, четвертом абзаце данного пункта речь идет о том, что принадлежность наследодателю исключительного права на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации юридических лиц, товаров, работ, услуг и предприятий, переданного ему по договору об отчуждении исключительного права, подтверждается соответствующим договором, заключенным в письменной форме, который подлежит государственной регистрации в случаях, предусмотренных п. 2 ст. 1232 ГК РФ. В п. 2 ст. 1232 Кодекса предписано, что в случаях, когда результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации подлежит в соответствии с настоящим Кодексом государственной регистрации, отчуждение исключительного права на такой результат или на такое средство по договору, залог этого права и предоставление права использования такого результата или такого средства по договору, а равно переход исключительного права на такой результат или на такое средство без договора также подлежат государственной регистрации. В связи с вышеизложенным следует внести некоторые уточнения относительно отчуждения исключительного права на отдельные средства индивидуализации. Следует иметь в виду, что в соответствии с п. 2 ст. 1474 ГК РФ распоряжение исключительным правом на фирменное наименование (средство индивидуализации юридического лица), в том числе путем его отчуждения или предоставления другому лицу права использования, не допускается. Аналогичная норма сформулирована в п. 4 ст. 1519 ГК РФ в отношении распоряжения исключительным правом на наименование места происхождения товара. Особый режим предусмотрен для коммерческого обозначения — средства индивидуализации предприятия. Согласно п. 4 ст. 1539 ГК РФ исключительное право на коммерческое обозначение может перейти к другому лицу (в том числе по договору, в порядке универсального правопреемства и по иным основаниям, установленным законом), только в составе предприятия, для индивидуализации которого такое обозначение используется. При этом если коммерческое обозначение используется правообладателем для индивидуализации нескольких предприятий, переход к другому лицу исключительного права на коммерческое обозначение в составе одного из предприятий лишает правообладателя права использования этого коммерческого обозначения для индивидуализации остальных его предприятий. Пункт 84 Постановления N 9 посвящен некоторым аспектам наследования исключительного права на отдельные произведения и объекты смежных прав. Так, утверждается, что к наследникам авторов, исполнителей и изготовителей фонограмм и аудиовизуальных произведений переходит право на вознаграждение за свободное воспроизведение фонограммы и аудиовизуальных произведений исключительно в личных целях (ст. 1245 ГК РФ). Кроме того, к наследникам обладателей исключительного права на фонограмму и исключительного права на зафиксированное в этой фонограмме исполнение переходит право на вознаграждение за публичное исполнение фонограммы, опубликованной в коммерческих целях, а также за ее сообщение в эфир или по кабелю (ст. 1326 ГК РФ). Особое внимание привлекает п. 85 Постановления N 9, абзац первый которого предусматривает, что принадлежащее индивидуальному предпринимателю исключительное право на товарный знак и знак обслуживания (п. 1 ст. 1484 ГК РФ), унаследованное гражданином, не зарегистрированным в качестве индивидуального предпринимателя, должно быть отчуждено им в течение года со дня открытия наследства. Вызывает сомнение легальность содержания абзаца первого указанного пункта. На мой взгляд, здесь содержится не разъяснение наследования исключительного права на товарный знак, а новая норма права, на создание которой Пленум ВС РФ не имел никаких полномочий. Иными словами, здесь можно усмотреть нарушение принципа разделения властей, закрепленного ст. 10 Конституции РФ. Место такой нормы в ГК РФ, например в ст. 1514 («Прекращение правовой охраны товарного знака»). Кстати, п. 3 данной статьи гласит, что при переходе исключительного права на товарный знак без договора с правообладателем (ст. 1241) правовая охрана товарного знака может быть прекращена по решению суда по иску заинтересованного лица, если будет доказано, что такой переход вводит потребителей в заблуждение относительно товара или его изготовителя. Иначе решен вопрос в абзаце втором п. 85 относительно наследования принадлежащего индивидуальному предпринимателю исключительного права на наименование места происхождения товара и на коммерческое обозначение в качестве средства индивидуализации принадлежащего правообладателю предприятия. Такое наследование, по замыслу разработчиков Постановления N 9, возможно только в случаях, если наследником является юридическое лицо или индивидуальный предприниматель. Представляется, что и в данном случае место такого текста в ГК РФ, а не в разъяснении Пленума ВС РФ. Кроме того, следует различать правовой режим наименования места происхождения товара, распоряжение исключительным правом на которое не допускается (п. 4 ст. 1519), и коммерческого обозначения, исключительно право на которое все же может перейти к другому лицу под одним условием: только в составе предприятия (п. 4 ст. 1539). Эти различия не учтены разработчиками Постановления N 9, и эти средства индивидуализации поставлены в один ряд. В п. 86 Постановления N 9 просто констатируется, что исключительные права на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации переходят к наследникам в пределах оставшейся части срока их действия, продолжительность которого устанавливается ГК РФ и зависит от вида результата интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации, а по истечении соответствующего срока результаты интеллектуальной деятельности — произведения науки, литературы, искусства (как обнародованные, так и необнародованные), программы для ЭВМ, базы данных, исполнения, фонограммы, изобретения, полезные модели или промышленные образцы, селекционные достижения, топологии интегральных микросхем — переходят в общественное достояние (со ссылками на соответствующие статьи Кодекса) и могут свободно использоваться в соответствии с ГК РФ любым лицом без чьего-либо согласия или разрешения и без выплаты авторского вознаграждения. В принципе какого-либо разъяснения упомянутые выше положения не требуют. Иначе обстоят дела со средствами индивидуализации, например с товарными знаками и знаками обслуживания, в отношении которых не предусмотрено нормы о переходе их в общественное достояние после истечения срока действия исключительного права на эти объекты. Однако в данном случае следует иметь в виду, что соответствующие обозначения становятся свободными для их завладения новыми субъектами для целей их новой регистрации в качестве товарных знаков или знаков обслуживания. Такова в принципе практика государств с развитым правопорядком. В п. 87 Постановления N 9 указано, что исключительное право на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации, перешедшее к нескольким наследникам, принадлежит им совместно. При этом использование такого результата интеллектуальной деятельности (средства индивидуализации), распределение доходов от его совместного использования, а также распоряжение исключительным правом в указанном случае осуществляется согласно п. 3 ст. 1229 ГК РФ. Таким образом, в случае использования каждый из наследников может использовать такой результат или такое средство по своему усмотрению, если ГК РФ или соглашением между несколькими наследниками не предусмотрено иное. Доходы от совместного использования такого результата или такого средства распределяются между несколькими наследниками поровну, если соглашением между ними не предусмотрено иное. Распоряжение исключительным правом на такой результат или на такое средство осуществляется несколькими наследниками совместно, если ГК РФ не предусмотрено иное. В соответствии с абзацем первым п. 88 Постановления N 9 исключительное право на результат интеллектуальной деятельности, созданный одним из супругов, не входит в общее имущество супругов (абзац четвертый п. 2 ст. 256 ГК РФ, п. 3 ст. 36 СК РФ) и наследуется как имущество автора такого результата. В связи с вышеизложенным следует сделать некоторые уточнения. Приведенный выше текст соответствует только первому предложению абзаца четвертого п. 2 ст. 256 ГК РФ и п. 3 ст. 36 СК РФ. Иными словами, составители Постановления N 9 не учли содержание второго предложения абзаца четвертого п. 2 ст. 256 ГК РФ, согласно которому доходы, полученные от использования такого результата, являются совместной собственностью супругов, если договором между ними не предусмотрено иное, вследствие чего данное разъяснение является неполным. Согласно абзацу второму п. 88 Постановления N 9 исключительное право на результат интеллектуальной деятельности, приобретенное за счет общих доходов супругов по договору об отчуждении такого права, является их общим имуществом (если иное не установлено договором) и наследуется с учетом правил ст. 1150 ГК РФ. Следует отметить, что в ст. 1150 Кодекса урегулированы права супруга при наследовании. Так, принадлежащее пережившему супругу наследодателя в силу завещания или закона право наследования не умаляет его права на часть имущества, нажитого во время брака с наследодателем и являющегося их совместной собственностью. Смысл разъяснения по п. 89 Постановления N 9 заключается в том, что использование произведения науки, литературы и искусства любым из указанных в подп. 1 — 11 п. 2 ст. 1270 ГК РФ способов (каждый из которых является самостоятельным способом использования произведения) независимо от того, совершаются ли соответствующие действия в целях извлечения прибыли или без такой цели, допускается не только с согласия автора или иного правообладателя, но и с согласия наследника, кроме случаев, когда законом также предусмотрена возможность использования произведения без получения согласия автора или иного правообладателя в личных целях (ст. 1273 ГК РФ), свободного использования произведения в информационных, научных, учебных или культурных целях (ст. 1274 ГК РФ). В связи с вышеизложенным не вполне понятна позиция разработчиков Постановления N 9, которые не предусмотрели аналогичное разъяснение относительно способов использования изобретения, полезной модели или промышленного образца согласно ст. 1358 ГК РФ, во взаимосвязи с возможностью свободного использования указанных объектов в соответствии, в частности, со ст. ст. 1359 и 1360 Кодекса. В п. 90 Постановления N 9 рассмотрен случай, когда при переходе исключительного права в порядке наследования у его обладателей могут возникнуть и иные интеллектуальные права, имеющие неимущественный характер, в объеме, определяемом ГК РФ, в частности право разрешать внесение в произведение изменений, сокращений или дополнений (абзац второй п. 1 ст. 1266 ГК РФ), право на обнародование произведения, не обнародованного при жизни автора (п. 3 ст. 1268 ГК РФ). Кроме того, подчеркивается, что автором произведения науки, литературы, искусства, а также исполнения (в порядке, предусмотренном для назначения исполнителя завещания — ст. 1134 ГК РФ) может быть указано лицо, на которое он после своей смерти возлагает охрану соответственно авторства, имени автора и неприкосновенности произведения (п. 2 ст. 1267 ГК РФ) либо охрану своего имени и неприкосновенности исполнения (п. 2 ст. 1316 ГК РФ). В отношении упомянутых выше положений дается разъяснение, смысл которого заключается в том, что наследниками автора (исполнителя) или их правопреемниками (а равно другими заинтересованными лицами) соответствующие полномочия осуществляются лишь при отсутствии таких указаний наследодателя или в случае отказа назначенного автором (исполнителем) лица от их исполнения, а также после смерти этого лица. В п. 91 Постановления N 9 даются важные разъяснения относительно вхождения в состав наследства некоторых интеллектуальных прав, не являющихся исключительными, но относящихся к числу имущественных прав наследодателя. Указанные имущественные права наследодателя разбиты на три подпункта: «а», «б» и «в». В подп. «а» речь идет о праве следования в отношении произведений изобразительного искусства, авторских рукописей (автографов) литературных и музыкальных произведений в соответствии с п. 3 ст. 1293 ГК РФ, которое неотчуждаемо, но переходит к наследникам автора на срок действия исключительного права на произведение. В подп. «б» говорится о праве на получение патента на изобретение, полезную модель или промышленный образец (п. 2 ст. 1357 ГК РФ) и право на получение патента на селекционные достижения (п. 2 ст. 1420 ГК РФ). Эти права на получение патента наследуются на общих основаниях. Подпункт «в» посвящен праву на вознаграждение за служебные результаты интеллектуальной деятельности, причитающиеся работнику — автору служебного произведения, служебного изобретения, служебной полезной модели или служебного промышленного образца, служебного селекционного достижения, служебной топологии (абзац третий п. 2 ст. 1295, абзац третий п. 4 ст. 1370, п. 4 ст. 1461 ГК РФ). Право на вознаграждение за упомянутые выше служебные результаты интеллектуальной деятельности переходит к наследникам работника, поскольку, по заключению разработчиков Постановления N 9, договор между работодателем и работником, которым определяется размер, условия и порядок выплаты такого вознаграждения, по своему характеру является гражданско-правовым. Кроме того, разработчики Постановления N 9 полагают, что таким же образом следует разрешать вопросы о наследовании названного права в случаях, когда судом установлено, что положения, которыми определяется выплата вознаграждения, включенные в содержание трудового договора, фактически устанавливают гражданско-правовые обязательства сторон. Такие воззрения Верховного Суда РФ на сущность договора между работодателем и работником, являющимся автором служебных результатов интеллектуальной деятельности, имеют давнюю историю. Так, в п. 26 Постановления Пленума ВС РФ от 19 июня 2006 г. N 15 «О вопросах, возникающих у судов при рассмотрении гражданских дел, связанных с применением законодательства об авторском праве и смежных правах» <3> сказано, что договор (автора с работодателем по поводу служебного произведения) носит гражданско-правовой характер и на него распространяются общие правила о порядке заключения договоров. ——————————— <3> Бюллетень Верховного Суда РФ. 2006. N 8.

Теоретическое обоснование таким воззрениям Верховного Суда РФ можно встретить в некоторых литературных источниках: «Договор о выплате вознаграждения в российском правопорядке является гражданско-правовым, а само вознаграждение не носит характер заработной платы. Это следует из гражданско-правового характера права автора на вознаграждение» <4>. ——————————— <4> Крупко С. Материально-правовые аспекты изобретений работников // Хозяйство и право. 2011. N 8. С. 26.

Если следовать логике указанного автора, то и процедуру рассмотрения патентных заявок и выдачи патентов на изобретение следует признать гражданско-правовой сделкой, поскольку право на получение патента имеет гражданско-правовой характер. Однако редко кому придет в голову придавать публично-правовым отношениям по признанию заявленных решений изобретениями и выдаче на них патентов от имени государства гражданско-правовой характер. В принципе указанный феномен можно объяснить, по сути, механическим объединением разработчиками части четвертой ГК РФ специальных законов в сфере интеллектуальной собственности, большинство из которых были комплексными законами, включающими в себя нормы различных отраслей права, в рамках ГК РФ, исказившими его цивилистическую природу. В итоге часть четвертая ГК РФ, вобравшая в себя многочисленные нормы административного права и отдельные нормы трудового права, регулирующие отношения по поводу служебных результатов интеллектуальной деятельности, резко отличается от других частей Кодекса. Конечно, можно только приветствовать деятельность Верховного Суда РФ по защите интересов наследников авторов-работников, обеспечивающей переход к наследникам права на вознаграждение за служебные результаты интеллектуальной деятельности. Однако делать это следовало, на мой взгляд, не признанием договора между работником и работодателем гражданско-правовым договором. Представляется, что в обозримом будущем комментируемые разъяснения Верховного Суда РФ на заданную тему потеряют актуальность. Произойдет это вследствие принятия Законопроекта N 47538-6, в котором предусмотрено внесение изменений и дополнений в ст. ст. 1295, 1370, 1430 и 1461 ГК РФ, касающихся служебных произведений, изобретений, полезных моделей, промышленных образцов, селекционных достижений, топологий интегральных микросхем. По ключевым вопросам указанные изменения и дополнения в принципе однотипны (имеются некоторые отличия в проекте ст. 1295), поэтому представляется целесообразным рассмотреть их на примере поправок к ст. 1370 ГК РФ. Так, в п. 3 слово «иным» предполагается заменить словом «гражданско-правовым». Это означает, что исключительное право на служебное изобретение, служебную полезную модель или служебный промышленный образец принадлежит работодателю, если трудовым или гражданско-правовым договором между работником и работодателем не предусмотрено иное. Таким образом, работнику и работодателю будет предоставлена альтернатива в выборе вида договора, и вполне очевидно, какой вид договора будет избран, если учитывать «финансовый вес» каждой из сторон договора. Однако основное нововведение в указанной сфере заключается в дополнении п. 4 ст. 1370 новым, абзацем четвертым следующего содержания: «Право на вознаграждение за служебное изобретение, служебную полезную модель, служебный промышленный образец неотчуждаемо, но переходит к наследникам автора на оставшийся срок действия исключительного права» (выделено авт. — В. Е.). Таким образом, отпадает всякая необходимость в квалификации договора между работником и работодателем гражданско-правовым договором, поскольку отпадают негативные для наследников работника последствия толкования ст. 1112 ГК РФ о составе наследства, в частности такого расплывчатого критерия, как «права и обязанности, неразрывно связанные с личностью наследодателя». После принятия изменений и дополнений в ГК РФ переход права на вознаграждение за служебные результаты интеллектуальной деятельности будет допускаться ГК РФ (абзац второй п. 2 ст. 1295, абзац четвертый п. 4 ст. 1370, абзац третий п. 5 ст. 1430 и абзац второй п. 4 ст. 1461), в том числе на основании трудового договора. В принципе предполагается вернуться к советскому опыту по данному вопросу, когда считалось, что право на вознаграждение относится к числу отделимых от личности автора прав и оно может переходить по наследству (ст. ст. 483, 518, 525 ГК РСФСР). Комментируя ст. 525, А. К. Юрченко писал, что наследники имеют право на вознаграждение в полном объеме как в том случае, когда оно возникло при жизни автора, но автор умер, не успев его осуществить, так и в случае начала использования изобретения или рационализаторского предложения после смерти автора <5>. Следует отметить, что с 30 октября 1981 г. ст. 525 ГК РСФСР распространила свое действие и на промышленные образцы. ——————————— <5> Юрченко А. К. Комментарий к Гражданскому кодексу РСФСР / Под ред. С. Н. Братуся, О. Н. Садикова. М.: Юрид. лит., 1982. С. 629.

Последующие разъяснения Пленума ВС РФ не вызывают особых для восприятия затруднений ввиду их ясности и очевидности. Согласно п. 92 Постановления N 9 в состав наследства входят также обязательственные права, возникшие у авторов-наследодателей из договоров, в том числе из договоров, заключенных ими с организациями по управлению правами на коллективной основе (п. 3 ст. 1242 ГК РФ), лицензионных договоров, заключенных как самими наследодателями, так и указанными организациями с пользователями объектов авторских прав (п. 7 ст. 1235 ГК РФ), договоров, заключенных организациями по управлению правами на коллективной основе, с пользователями объектов авторских и смежных прав о выплате вознаграждения в случаях, когда эти объекты в соответствии с ГК РФ могут быть использованы без согласия правообладателя, но с выплатой ему вознаграждения (ст. 1243 ГК РФ). В п. 93 Постановления N 9 указано, что в случае нарушения исполнителем исключительного права на произведение правообладатель (в том числе наследник) вправе осуществлять защиту нарушенного права любым из способов, перечисленных в ст. 12 и п. 1 ст. 1252 ГК РФ, в том числе путем предъявления требования о пресечении действий, нарушающих исключительное право, в частности о запрете конкретному исполнителю исполнять те или иные произведения. При этом следует учитывать, что заключение правообладателем (в том числе наследником) с организацией по управлению правами на коллективной основе договора о передаче полномочий по управлению принадлежащими ему правами не лишает указанное лицо права самостоятельно обращаться в суд за защитой своих нарушенных или оспариваемых прав. В п. 94 Постановления N 9 предписано, что при рассмотрении дел по требованиям о защите унаследованных исключительных прав судам необходимо отличать публичное исполнение произведения с помощью технических средств, в частности с помощью радио, телевидения, а также с иных технических средств, от таких самостоятельных способов использования произведения как сообщение его в эфир или сообщение его по кабелю. Так, под сообщением в эфир или сообщением по кабелю следует понимать как прямую трансляцию произведения из места его показа или исполнения, так и неоднократное сообщение произведения для всеобщего сведения. Сообщение произведения в эфир или по кабелю производится теле — или радиокомпанией в соответствии с условиями заключенного между ней и правообладателем (в том числе наследником) или организацией по управлению правами на коллективной основе лицензионного договора. При этом право использования произведения, прямо не указанное в лицензионном договоре, не считается предоставленным лицензиату. В случае отсутствия договора о передаче полномочий по управлению правами с аккредитованной организацией, осуществляющей управление правами и сбор вознаграждения в соответствии с п. 3 ст. 1244 ГК РФ, наследник, как и любой другой правообладатель, вправе в любой момент полностью или частично письменно отказаться от управления этой организацией его правами, даже в том случае, если наследодатель от такого управления его правами не отказывался. В заключение следует отметить в целом недостаточный объем разъяснений в отношении наследования интеллектуальных прав в Постановлении 9, особенно в части наследования исключительных прав на объекты промышленной собственности, а также устаревшее толкование отдельных положений, которое не стыкуется с предстоящими изменениями и дополнениями части четвертой ГК РФ.

Библиография

Гаврилов Э. П. О наследовании интеллектуальных прав // Хозяйство и право. 2011. N 10. Крупко С. Материально-правовые аспекты изобретений работников // Хозяйство и право. 2011. N 8. Юрченко А. К. Комментарий к Гражданскому кодексу РСФСР / Под ред. С. Н. Братуся, О. Н. Садикова. М.: Юрид. лит., 1982.

——————————————————————