К вопросу о целесообразности в современной правовой действительности России

(Андриановская И. И.) ("Трудовое право в России и за рубежом", 2013, N 1) Текст документа

К ВОПРОСУ О ЦЕЛЕСООБРАЗНОСТИ В СОВРЕМЕННОЙ ПРАВОВОЙ ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТИ РОССИИ <*>

И. И. АНДРИАНОВСКАЯ

-------------------------------- <*> Andrianovskaya I. I. On the issue of feasibility in contemporary legal reality in Russia.

Андриановская Ирина Ивановна, заведующая кафедрой гражданского и трудового права Юридического института Сахалинского государственного университета (г. Южно-Сахалинск), кандидат юридических наук, доцент.

Постановка вопроса о целесообразности в современной правовой действительности основана на анализе отдельных норм, нормативных правовых актов, сохраненных или вводимых в сферу права в целях совершенствования отечественного права в целом, его отраслей. На примере норм трудового права показана правовая необоснованность введения некоторых понятий, нецелесообразность их закрепления в отдельных главах Трудового кодекса.

Ключевые слова: целесообразность в праве, целесообразность в правотворчестве, понимание норм права, применение норм права.

The issue on feasibility in contemporary legal reality is based on the analysis of certain norms, normative legal acts, preserved or introduced in the sphere of law for the purposes of improvement of the Russian law in general, its branches. Through the example of the norms of labor law the author shows legal inconsistency of introduction of certain concepts, inexpediency of consolidation thereof in certain chapters of the Labor Code.

Key words: feasibility in law, feasibility in law-making, understanding of legal norms, application of legal norms.

На современном этапе развития государства и права часто наблюдается несоответствие тех или иных нормативных актов, некоторых норм права современному уровню развития общественных отношений. Приходится отмечать тот факт, что одни нормативные правовые акты (отдельные нормы), действующие в России, введены преждевременно, другие - с большим опозданием, а третьи - необходимы в настоящее время для регламентации определенного круга отношений, но их пока нет. По мнению многих ученых, в современных условиях развития права в России, к сожалению, приходится отмечать, что "нет пока единого правового поля страны; законотворческий процесс отстает от быстрого течения жизни; многие важные сферы общественной жизни находятся вне правовой регламентации, хотя нуждаются в этом..." <1>. -------------------------------- <1> См., например: Матузов Н. И. Российская правовая политика: вызовы и угрозы // Правовая политика в России: теория и практика. М., 2006. С. 46.

Чтобы сформировать адекватное правовое поле в современном государстве, необходимо: во-первых, нормы отечественного права привести в соответствие с международными стандартами; во-вторых, разумно заимствовать некоторые нормы зарубежного права; в-третьих, оптимально, основываясь на преемственных связях национального права, развивать новые направления отечественного права <2>. При этом нельзя не учитывать процессы преемственности и новизны, объективно происходящие в современном праве. Несомненно, как при кодификации законодательства, так и вне ее (при постоянном совершенствовании права) должна происходить оценка преемственных и новых норм с точки зрения всесторонней обусловленности и возможности применения их в современных условиях. Это представляется весьма важным, поскольку многие из действующих в современных условиях нормативных правовых актов, групп норм, отдельных норм не обусловлены в полной мере ни экономически, ни социально, ни политически. Помимо названных условий обоснованности правовых норм для адекватного формирования правового поля страны необходимо выделить еще одно обязательное условие: правовая обоснованность (правовая обусловленность) действующих или вновь вводимых нормативных актов, норм права. Полагаем, что в самом общем виде правовая обоснованность может быть определена как правовая целесообразность или целесообразность в праве. -------------------------------- <2> См. подробнее: Андриановская И. И. Преемственность и новизна в современном трудовом праве России // Сборник тезисов докладов III Международной научно-практической конференции "Юридическая наука как основа правового обеспечения инновационного развития России" (Кутафинские чтения). Секция трудового права и права социального обеспечения: Сборник тезисов / Отв. ред. К. Н. Гусов, сост. О. А. Шевченко. М., 2012. С. 21 - 23.

Слово "целесообразность" (как существительное) в современной справочной литературе не представлено. В одном из словарей русского языка есть слово "целесообразный" (как прилагательное, хотя отмечается, что как существительное оно может быть употреблено). В этом словаре оно толкуется как "соответствующий поставленной цели, вполне разумный, практически полезный" <3>. Исследуемое слово связано со словом "цель", производно от него. Слово "цель" имеет несколько значений, одно из которых: "то к чему стремятся, что хотят осуществить" <4>. Возможно, слово "целесообразность" и было образовано посредством соединения двух слов: сообразно цели (т. е. в соответствии с целью, соответствующий цели). -------------------------------- <3> Ожегов С. И. Словарь русского языка / Под ред. Н. Ю. Шведовой. М.: Рус. яз., 1986. С. 758. <4> Краткий толковый словарь русского языка / Под ред. И. Л. Городецкой. М.: Рус. яз., 1987. С. 223.

Таким образом, правовая целесообразность (целесообразность в праве) означает сохранение или введение в право таких норм, их отдельных положений, нормативных правовых актов, которые соответствуют цели законодателя на определенных этапах развития государства и права. При формировании национального права цели законодателя связаны с общегосударственными целями его состояния и развития (политическими, экономическими, социальными). Цели и задачи, поставленные перед государством, оказывают прямое воздействие на формирование целей и задач, устанавливаемых законодателем в состоянии действующего права, его отраслей, а также в развитии и определении его перспектив. Следовательно, цели и задачи, поставленные перед всеми отраслями права, в первую очередь обусловлены уровнем цивилизованности государства. По большому счету они устанавливаются и реализуются в плоскости государственных целей и задач, поэтому они взаимосвязаны и в некоторой степени взаимообусловлены. В рамках темы исследования представляется более правильным говорить о целесообразности в правовой действительности. Такой подход, думается, возможен, поскольку правовая действительность - это все явления, существующие в праве или на его основе. Под данным словосочетанием можно понимать все то, что существует реально и может быть отнесено к праву, иными словами - все, что связано с правом. В этом смысле помимо права с точки зрения целесообразности может быть рассмотрена и правоприменительная практика, и правосознание, и другие правовые явления. В этом отношении, полагаем, что целесообразность в правовой действительности можно рассматривать в двух взаимосвязанных плоскостях: праве и применении права. В праве целесообразность проявляется на двух этапах: этапе формирования права (в процессе правотворчества) и этапе действия права (в процессе правоприменения). В правотворчестве целесообразность проявляется тогда, когда происходит процесс отбора норм (преемственных или новых), приемлемых для адекватной регламентации отношений. При этом целесообразный подход требует четкого обозначения цели введения новых норм права, сохранения преемственных либо отказа от устаревших норм. В этой связи учет целесообразности позволяет более точно решить вопрос о необходимости сохранения или введения определенных норм уже в рамках правотворческого процесса. Если на этапе правотворчества нормы не подвергались оценке с точки зрения целесообразности, то впоследствии нормы (преемственные или новые) либо не действуют, либо их трудно применить. Здесь необходимо особо подчеркнуть особое значение правовой целесообразности в понимании норм права и впоследствии - при их применении. Безусловно, только правильное восприятие действующего права сформирует у правоприменителя адекватное понимание права, которое в определенной степени будет оказывать влияние на профессиональное правосознание, а впоследствии - на применение права. Уточним: применение права в соответствии с целями (сообразно цели) законодателя. К сожалению, нередко в современной правовой действительности наблюдается неверное понимание норм права, в результате чего правоприменительная практика складывается не так, как предписано законодателем. Следовательно, цель, поставленная законодателем, не достигнута. Небезынтересно в этой связи проследить несоответствие, наблюдаемое между целями, поставленными при введении (оставлении) некоторых правовых норм в результате проведенных кодификаций, и складывающейся правоприменительной практикой. Несомненно, в различных отраслях права примеров такого рода можно привести множество. Показательным, на наш взгляд, будет пример из области трудового права. Общеизвестно, что до настоящего времени сохраняются введенные Кодексом 1918 г. и воспринятые как Кодексом 1922 г., так и последующими кодексами, нормы, устанавливающие два вида рабочего времени: а) нормальной продолжительности; б) сокращенной продолжительности. В Кодексе 1971 г. эти положения были закреплены в ст. ст. 42, 43, 44, 45 КЗоТ. В современном Трудовом кодексе они нашли отражение в ст. ст. 91, 92 ТК РФ. Впоследствии был введен еще один вид рабочего времени - неполной продолжительности, нашедший легальное закрепление в ст. 49 КЗоТ 1971 г. Эти виды рабочего времени восприняты законодателем, сохранены и используются в современный период. Следовательно, законодателем установлено три вида рабочего времени: нормальной, сокращенной и неполной продолжительности. Небезынтересно отметить, что в результате ряда изменений, произошедших в процессе обновления норм трудового права, неполное рабочее время представлено в Кодексе не только как вид рабочего времени, но и как режим рабочего времени. В частности, в ч. ч. 5, 6, 7 ст. 74 ТК РФ законодатель применяет словосочетание "режим неполного рабочего дня (смены) и (или) неполной рабочей недели" и закрепляет право работодателя на введение названного режима на срок до 6 месяцев в целях сохранения рабочих мест при угрозе массового увольнения работников. Не вдаваясь в особенности применения названного режима, отметим: законодатель закрепляет возможность ввести этот режим в случаях и порядке, установленных ст. 74 Трудового кодекса. В рассматриваемом случае представляется, что на этапе формирования норм при внесении изменений в ТК РФ не было обосновано с точки зрения права введение понятия "режим неполного рабочего дня" наряду с уже существующим понятием "неполное рабочее время". Эти разные правовые категории не были проанализированы на предмет их правовой совместимости (согласованности). Обращает на себя внимание и то обстоятельство, что в Трудовом кодексе РФ эти понятия применены законодателем в различных институтах: как вид рабочего времени - в институте рабочего времени (глава 15 ТК РФ); как режим рабочего времени - в институте трудового договора (глава 12 ТК РФ). Вместе с тем в ТК РФ содержится специальная глава 16 "Режим рабочего времени", в которой установлены возможные режимы рабочего времени. К ним относятся: обычный режим (режим пятидневной рабочей недели с двумя выходными днями, режим шестидневной рабочей недели с одним выходным днем); режим гибкого рабочего времени; сменный режим работы; режим, при котором рабочий день делится на части; ненормированный режим рабочего времени. Среди названных в этой главе режимов не указано два режима, предусмотренных в ТК РФ (следовательно, применяемых на практике): вахтовый режим рабочего времени и режим неполного рабочего времени. Первый из них - необоснованно с правовой точки зрения, поскольку он относится к режиму рабочего времени. Так, в главе 47 ТК РФ "Особенности регулирования труда лиц, работающих вахтовым методом" (глава содержится в разделе XII ТК РФ "Особенности регулирования труда отдельных категорий работников") вахтовый режим работы назван "вахтовый метод" и рассматривается не как режим рабочего времени, а как "форма осуществления трудового процесса". В связи со сказанным, думается, что вахтовый режим рабочего времени, часто используемый в различных отраслях экономики, должен иметь обязательное закрепление в качестве особого режима рабочего времени (работы) в главе 16 ТК РФ. Второй - обоснованно. Режим неполного рабочего времени совершенно верно не представлен в главе 16 ТК РФ. Поскольку такого режима рабочего времени нет. По существу, законодатель неправильно использует понятия: вид рабочего времени называет видом режима рабочего времени в отдельном случае (в частности, в ст. 74 ТК РФ). Ввиду указанной подмены понятий на практике возможны недоразумения при применении названного вида рабочего времени и режима работы. Представляется, в этом отношении в Кодексе должна быть четко отражена позиция законодателя, основанная на положениях теории трудового права. Таким образом, в ст. 74 ТК РФ в соответствующих частях необходимо отказаться от термина "режим неполного рабочего времени", используя термин "условие неполного рабочего времени". Следовательно, в ст. 74 ТК РФ необходимо внести изменения. При этом сформулировать отдельные положения статьи следующим образом: в ч. 5 статьи - "работодатель... имеет право... использовать труд работников на условиях неполного рабочего времени"; в ч. 6 - "если работник отказывается от продолжения работы на условиях неполного рабочего времени..."; в ч. 7 - "отмена работы на условиях неполного рабочего времени производится...". Необходимо заметить, что изменения такого рода будут согласованы с терминологией, применяемой в международном праве. К примеру, в Конвенции МОТ N 175 о работе на условиях неполного рабочего времени (24 июня 1994 г.) использован аналогичный термин. В результате учета предлагаемых изменений введенная норма, имеющая экономическую и социальную обусловленность, будет целесообразна и с правовой точки зрения.

------------------------------------------------------------------

Название документа