Комментарий к ст. 39 Федерального закона от 5 апреля 2013 года N 41-ФЗ «О Счетной палате Российской Федерации»: процессуальная неприкосновенность работников Счетной палаты РФ

(Рыжаков А. П.) (Подготовлен для системы КонсультантПлюс, 2013) Текст документа

Подготовлен для системы КонсультантПлюс

КОММЕНТАРИЙ К СТ. 39 ФЕДЕРАЛЬНОГО ЗАКОНА ОТ 5 АПРЕЛЯ 2013 ГОДА N 41-ФЗ «О СЧЕТНОЙ ПАЛАТЕ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ»: ПРОЦЕССУАЛЬНАЯ НЕПРИКОСНОВЕННОСТЬ РАБОТНИКОВ СЧЕТНОЙ ПАЛАТЫ РФ

Материал подготовлен с использованием правовых актов по состоянию на 14 июня 2013 года

А. П. РЫЖАКОВ

Рыжаков Александр Петрович, кандидат юридических наук, профессор, заслуженный работник высшей школы РФ, ветеран труда, профессор кафедры уголовно-правовых дисциплин Тульского филиала НОУ ВПО «Международный юридический институт», а по совместительству профессор кафедры правовых дисциплин Тульского государственного педагогического университета им. Л. Н. Толстого, член редакционных коллегий научно-практических журналов «Правовой аспект» и «Юрисконсульт в строительстве», член дистанционного организационного комитета Международных научных и научно-практических конференций, член Международной ассоциации содействия правосудию, автор более 1555 публикаций, в том числе 167 книг на бумажном носителе и 16 CD-дисков по уголовному, гражданскому и арбитражному процессу, он же автор учебников по дисциплинам «Правоохранительные органы» для высших и «Уголовный процесс» для высших и средних юридических учебных заведений, постатейных комментариев к старым и новым УПК РФ (РСФСР), АПК РФ и ГПК РФ (РСФСР). Общий объем публикаций превысил 8860 авторских листов.

В апреле 2013 года вступил в силу Закон, регулирующий отношения, возникающие в процессе осуществления Счетной палатой РФ внешнего государственного аудита (контроля) порядка формирования, управления и распоряжения средствами федерального бюджета, бюджетов государственных внебюджетных фондов, федеральной собственностью и иными ресурсами в пределах компетенции Счетной палаты РФ, обеспечивающими безопасность и социально-экономическое развитие Российской Федерации, а также задачи, функции, полномочия и организацию деятельности Счетной палаты РФ. В нем, помимо того, закреплены уголовно-процессуальные гарантии неприкосновенности должностных лиц Счетной палаты РФ. В частности, согласно ч. ч. 1 — 3 ст. 39 Федерального закона от 5 апреля 2013 года N 41-ФЗ «О Счетной палате Российской Федерации» Председатель Счетной палаты РФ, заместитель Председателя Счетной палаты РФ, аудиторы Счетной палаты РФ не могут быть задержаны, арестованы, привлечены к уголовной ответственности без согласия той палаты Федерального Собрания РФ, которая их назначила на должность в Счетную палату РФ. Уголовное дело в отношении Председателя Счетной палаты РФ, заместителя Председателя Счетной палаты РФ, аудиторов Счетной палаты РФ может быть возбуждено только Председателем Следственного комитета РФ. Инспектор Счетной палаты РФ при выполнении им служебных обязанностей не может быть привлечен к уголовной ответственности без согласия Коллегии Счетной палаты РФ. Какой смысл заложен в данные положения, поможет нам выяснить анализ основных понятий, составляющих закрепленные здесь нормы права. Сразу заметим, уголовно-процессуальные гарантии независимости должностных лиц Счетной палаты РФ неоднородны и зависят прежде всего от того, о статусе какого именно должностного лица законодатель ведет речь. Так, части 1 и 2 ст. 39 Федерального закона «О Счетной палате Российской Федерации» посвящены гарантиям независимости Председателя Счетной палаты РФ, заместителя Председателя Счетной палаты РФ и аудитора Счетной палаты РФ. А ч. 3 — независимости инспектора Счетной палаты РФ при выполнении им служебных обязанностей. Но сначала несколько слов о значении самих понятий «Счетная палата РФ», «Коллегия Счетной палаты», «Председатель Счетной палаты», «заместитель Председателя Счетной палаты» и «аудитор Счетной палаты». Термином «Счетная палата РФ» именуется постоянно действующий высший орган внешнего государственного аудита (контроля), образуемый в порядке, установленном Федеральным законом «О Счетной палате Российской Федерации», и подотчетный Федеральному Собранию РФ. Коллегия Счетной палаты РФ — это специально образованный орган, состоящий из Председателя Счетной палаты РФ, заместителя Председателя Счетной палаты РФ, аудиторов Счетной палаты РФ и руководителя аппарата Счетной палаты РФ (с правом совещательного голоса), назначением которого являются рассмотрение вопросов планирования и организации работы Счетной палаты РФ, методологическое и методическое обеспечение деятельности Счетной палаты РФ, утверждение стандартов Счетной палаты РФ, общих требований к стандартам внешнего государственного и муниципального аудита (контроля), отчетов, иных документов по результатам контрольных и экспертно-аналитических мероприятий, а также информационных сообщений, направляемых Совету Федерации РФ и Государственной Думе РФ. Коллегии Счетной палаты РФ предоставлено также исключительное право дачи согласия на привлечение в качестве обвиняемого инспектора Счетной палаты РФ при выполнении им служебных обязанностей. Председатель Счетной палаты РФ, или, как его именует законодатель в ч. ч. 1 и 2 ст. 39 Федерального закона «О Счетной палате Российской Федерации», Председатель Счетной палаты, — это лицо, назначенное на одноименную должность Государственной Думой РФ по представлению Президента РФ и законно состоящее в этой должности. Аналогичное определение можно дать и понятию «заместитель Председателя Счетной палаты». Заместителем Председателя Счетной палаты РФ лицо становится после назначения его на данную должность Советом Федерации РФ по представлению Президента РФ и является таковым вплоть до истечения его полномочий либо досрочного освобождения от должности. Председатель и заместитель Председателя Счетной палаты РФ возглавляют названное юридическое лицо. Согласие на задержание, заключение под стражу и (или) привлечение к уголовной ответственности Председателя Счетной палаты РФ дает Государственная Дума РФ, а заместителя Председателя Счетной палаты РФ — Совет Федерации РФ. Согласно ч. 1 ст. 9 Федерального закона «О Счетной палате Российской Федерации» аудиторами Счетной палаты РФ являются должностные лица, возглавляющие направления деятельности Счетной палаты РФ, содержание которых (направлений деятельности) определяется Регламентом Счетной палаты РФ. С этим невозможно не согласиться. Между тем более точным представляется построение дефиниции «аудитор Счетной палаты» по той же схеме, что была применена нами при формулировании термина «Председатель Счетной палаты». Аудитор Счетной палаты РФ — это лицо, назначенное на одноименную должность Советом Федерации РФ или Государственной Думой РФ по представлению Президента РФ и законно состоящее в этой должности. Гарантии независимости, закрепленные в ч. ч. 1 — 2 ст. 39 Федерального закона «О Счетной палате Российской Федерации», на лицо распространяются сразу после его назначения на должность аудитора Счетной палаты РФ, вне зависимости от того, получил ли он соответствующее удостоверение, отведено ли для него в данный момент отдельное направление деятельности или пока еще нет. Итак, Председатель Счетной палаты РФ, заместитель Председателя Счетной палаты РФ и (или) аудитор Счетной палаты РФ «не могут быть задержаны, арестованы» и (или) «привлечены к уголовной ответственности без согласия той палаты Федерального Собрания Российской Федерации, которая их назначила на должность в Счетную палату РФ». Словосочетание «не могут быть задержаны» (и т. п.) в приведенной конструкции должно толковаться как запрет приступать к любому из видов задержания (и т. п.) Председателя Счетной палаты РФ, заместителя Председателя Счетной палаты РФ и (или) аудитора Счетной палаты РФ, а равно продолжать таковое «без согласия той палаты Федерального Собрания Российской Федерации, которая их назначила на должность в Счетную палату» РФ. Несоблюдение закрепленного в ч. 1 ст. 39 Федерального закона «О Счетной палате Российской Федерации» требования является нарушением законности со всеми вытекающими из этого обстоятельства следствиями. Никто не имеет права «без согласия той палаты Федерального Собрания Российской Федерации, которая их назначила на должность в Счетную палату РФ», осуществлять административное задержание Председателя Счетной палаты РФ, заместителя Председателя Счетной палаты РФ и (или) аудитора Счетной палаты РФ, то есть кратковременное ограничение его свободы, производимое в исключительных случаях, в целях обеспечения правильного и своевременного рассмотрения дела об административном правонарушении, исполнения постановления по делу об административном правонарушении. Исходя из буквального толкования ч. 1 ст. 39 Федерального закона «О Счетной палате Российской Федерации», следователь (дознаватель и др. <1>) не имеет права осуществлять в отношении Председателя Счетной палаты РФ, заместителя Председателя Счетной палаты РФ и (или) аудитора Счетной палаты РФ «без согласия той палаты Федерального Собрания Российской Федерации, которая их назначила на должность в Счетную палату РФ», и уголовно-процессуальное задержание — меру уголовно-процессуального принуждения, носящую неотложный характер и состоящую в помещении в изолятор временного содержания <2> лица, подозреваемого в совершении преступления, сроком на 48 часов в целях проверки его причастности (непричастности) к совершению преступления и решения вопроса о применении к нему меры пресечения в виде заключения под стражу. ——————————— <1> Здесь и далее под термином «следователь (дознаватель и др.)», если иное специально не оговорено, подразумевается целая группа субъектов уголовного процесса, состоящая из руководителя следственного органа, руководителя следственной группы (группы дознавателей), следователя, органа дознания, начальника подразделения дознания, а равно дознавателя. <2> В дальнейшем для краткости — ИВС.

Основания, условия и порядок применения данной процессуальной меры предусмотрены главным образом ст. ст. 91 и 92 УПК РФ. В то же время следует заметить, что согласно ст. 449 УПК РФ Председатель Счетной палаты РФ, его заместитель и (или) аудитор Счетной палаты РФ, задержанные по подозрению в совершении преступления в порядке, установленном ст. 91 УПК РФ, освобождаются немедленно после установления их личности, за исключением случаев задержания на месте преступления. Иначе говоря, с учетом редакции ч. 1 ст. 39 Федерального закона «О Счетной палате Российской Федерации» Председатель Счетной палаты РФ, его заместитель и (или) аудитор Счетной палаты РФ могут быть задержаны, но лишь в одном случае — когда они застигнуты на месте преступления, причем только тогда, когда получено на то согласие той палаты Федерального Собрания РФ, которая их назначила на должности в Счетную палату РФ. В этой связи важно четко определиться со значением понятия «задержание на месте преступления». Причем следует помнить, что нахождение лица на месте преступления не является основанием его задержания. А без наличия фактического основания и без соблюдения обязательных условий применения данной меры процессуального принуждения законного задержания быть не может. В этой связи скажем несколько слов о названных характеристиках анализируемого правового института. Уголовно-процессуальное задержание может осуществляться лишь в целях: 1) выяснения причастности задержанного к преступлению; 2) разрешения вопроса о применении к задержанному меры пресечения в виде заключения под стражу. Закон предусмотрел два основных условия задержания. Во-первых, задержание возможно только после возбуждения уголовного дела. Во-вторых, следователь (дознаватель и др.) вправе задержать лицо по подозрению в совершении не любого преступления, а лишь такого, за которое может быть назначено наказание в виде лишения свободы. Фактические основания задержания неодинаковы по своему значению. Их два вида. При наличии любого из первой группы оснований (п. п. 1 — 3 ч. 1 ст. 91 УПК РФ) можно производить задержание лица, не наделенного процессуальной неприкосновенностью. Обратим внимание, что некоторые из них могут быть осуществлены на месте преступления. Наличие же основания второй группы (ч. 2 ст. 91 УПК РФ) может иметь следствием законное задержание лишь при одновременном констатировании одного из четырех специфических условий. Однако, по нашему мнению, в эту разновидность задержания не входят случаи, о которых идет речь в ст. 449 УПК РФ, случаи задержания на месте преступления. Поэтому здесь таковую мы анализировать не будем. К первой группе оснований относятся следующие: 1) лицо застигнуто при совершении преступления; 2) лицо застигнуто непосредственно после совершения преступления; 3) потерпевшие или очевидцы указали на данное лицо как на совершившее преступление; 4) на подозреваемом или на его одежде, при нем или в его жилище обнаружены явные следы преступления. В основном, когда речь идет о задержании на месте преступления, подразумевается первое из перечисленных оснований задержания — «лицо застигнуто при совершении преступления». Обычно присутствие такого основания задержания не вызывает трудности в уяснении. Однако перед тем как констатировать его наличие, следователь (дознаватель и др.) должен удостовериться, что имело место действительно преступление, а не какое-либо иное похожее на преступление, но все же непреступное деяние. Если преступления не было, то и задержания на месте преступления не могло быть. Соответственно, в такой ситуации задержанные по подозрению в совершении преступления Председатель Счетной палаты РФ, его заместитель и (или) аудитор Счетной палаты РФ должны быть немедленно после установления их личности освобождены. Фактическое основание задержания, именуемое «лицо застигнуто при совершении преступления», имеет место, когда следователь (дознаватель и др.) или любой гражданин сами наблюдали совершение лицом преступления (нанесение человеку удара ножом, получение взятки и т. п.). Когда очевидцем явился следователь (дознаватель и др.), он (сам) производит задержание по п. 1 ч. 1 ст. 91 УПК РФ. Если же очевидцем преступления был какой-либо иной человек, налицо сразу два основания — п. 1 и п. 2 ч. 1 ст. 91 УПК РФ: лицо застигнуто при совершении преступления, и очевидцы указали на данное лицо как на совершившее преступление. Уже только поэтому мы вынуждены констатировать, что задержание на месте преступления может быть и при наличии иных, помимо первого из вышеперечисленных, фактических оснований задержания. Второе основание — «лицо застигнуто непосредственно после совершения преступления» означает, что лицо, совершившее преступление, не пропадало из поля зрения его преследователей. Например, на глазах у сотрудников ГИБДД совершается дорожно-транспортное происшествие со смертельным исходом. Преступник с места происшествия уезжает. Но он не успевает скрыться из их поля зрения. И сколько бы ни продолжалась погоня, задержание лица, совершившего преступление, в такой ситуации (не выпавшего из поля зрения преследователей) будет непосредственно после совершения преступления. Данная разновидность фактического основания задержания предполагает осуществление его вне места совершения преступления. Однако возможна ситуация, когда, убегая от преследователей, заподозренный вернулся на место преступления и на нем был задержан. Можно ли в этом случае говорить о задержании лица на месте преступления? Говорить можно. Но вряд ли такую ситуацию предполагал законодатель, когда вел речь о задержании Председателя Счетной палаты РФ, его заместителя и (или) аудитора Счетной палаты РФ на месте преступления. Мы бы рекомендовали правоприменителю не прибегать в этом случае к столь расширительному толкованию искомого словосочетания. И освобождать подобного рода заподозренного немедленно после установления того, что он является Председателем Счетной палаты РФ, его заместителем и (или) аудитором Счетной палаты РФ. Хотя вынуждены констатировать, что действующая формулировка ст. 449 УПК РФ позволяет производить задержание Председателя Счетной палаты РФ, его заместителя и (или) аудитора Счетной палаты РФ на месте преступления вне зависимости от того, каким образом и из-за чего он там оказался. Однако напоминаем, что делать это можно лишь в случае получения согласия на его задержание той палаты Федерального Собрания РФ, которая назначила на должность в Счетную палату РФ рассматриваемое должностное лицо. Следующее фактическое основание уголовно-процессуального задержания — «потерпевшие и очевидцы укажут на данное лицо как на совершившее преступление». По указанному основанию можно производить задержание в связи с показаниями потерпевшего, только когда потерпевший был сам очевидцем совершения преступления. Показания потерпевших, не видевших человека, который совершал преступление (то есть не очевидцев), не могут быть основанием задержания, предусмотренным п. 2 ч. 1 ст. 91 УПК РФ. Не любой очевидец сможет опознать преступника. Иногда последний изменил внешность, или в месте совершения преступления было плохое освещение, или преступление было совершено так быстро и преступник так мало на нем присутствовал, что его приметы почти не помнят. Однако не редкость случаи, когда очевидец запомнил приметы и опознает человека, но оснований сказать, что на лицо, совершившее преступление, он указал, все же нет. «Укажут» — это значит, не только очевидец уверен, что видел именно этого человека, но и его аргументы убеждают в этом следователя (дознавателя и др.). Недостаточно убежденности свидетеля. Необходимо, чтобы у следователя (дознавателя и др.) не возникало сомнений, что опознающий видел именно опознаваемого. Причем когда очевидец указал на лицо как на совершившее преступление на месте преступления, к примеру, когда туда прибыла следственно-оперативная группа, и это было единственное фактическое основание задержания Председателя Счетной палаты РФ, его заместителя и (или) аудитора Счетной палаты РФ, последних следователь (дознаватель и др.) отпустить обязан лишь в случае отказа соответствующей палаты Федерального Собрания РФ в даче согласия на их задержание. Данное правило, несомненно, действует, не только когда, повторимся, момент захвата Председателя Счетной палаты РФ, его заместителя и (или) аудитора Счетной палаты РФ для осуществления доставления их в орган предварительного расследования и последующего уголовно-процессуального задержания осуществлен непосредственно на месте преступления, но и когда уголовное дело было возбуждено не только в соответствии с требованиями ст. 146 УПК РФ, но и без нарушения требований ст. 448 УПК РФ. Применительно к следующему основанию задержания «когда на подозреваемом или на его одежде, при нем или в его жилище будут обнаружены явные следы преступления» требует толкования понятие «явные следы». Явными следы следует признавать тогда, когда подозреваемый не в состоянии объяснить их происхождение иначе как причастностью его к совершению преступления. Даже если опыт следователя (дознавателя и др.) позволяет ему самому домыслить непреступное происхождение, к примеру, пятен бурого цвета, похожих на кровь, на одежде Председателя Счетной палаты РФ, его заместителя и (или) аудитора Счетной палаты РФ, но последние растерялись и не могут объяснить, откуда они у них появились, еще до получения результатов судебно-медицинской экспертизы допустимо и правомерно при наличии на то согласия соответствующей палаты Федерального Собрания РФ задержать данные лица по п. 3 ч. 1 ст. 91 УПК РФ. Но законным такое задержание будет лишь тогда, когда явные следы преступления были обнаружены на находящихся на месте преступления Председателе Счетной палаты РФ, его заместителе и (или) аудиторе Счетной палаты РФ либо на их одежде (при них). Это же основание задержания возможно в случае нахождения Председателя Счетной палаты РФ, его заместителя и (или) аудитора Счетной палаты РФ у себя в доме (квартире и т. п.), когда данное жилище является местом совершения преступления. И еще один немаловажный момент. Задержание по подозрению в совершении преступления в порядке, установленном ст. 91 УПК РФ, имеет место в связи с составлением протокола задержания. Если названный процессуальный документ не составлен, не было и соответствующей разновидности задержания. Между тем срок уголовно-процессуального задержания течет с момента фактического задержания лица по подозрению в совершении преступления, то есть с момента начала применения в порядке, установленном УПК РФ, к лицу принуждения в целях лишения его свободы передвижения, а также в связи с наличием одного из фактических оснований уголовно-процессуального задержания. В ст. 449 УПК РФ речь идет о задержании на месте преступления. Между тем, несомненно, под задержанием здесь понимается не составление на месте преступления протокола задержания, а осуществление фактического задержания на месте, где было совершено преступление. Иначе говоря, под задержанием здесь подразумевается момент захвата лица, а не собственно весь правовой институт уголовно-процессуального задержания. Задержание осуществлено на месте преступления, когда в соответствующем помещении (участке местности и т. п.) лицо было захвачено, а потом или же с этого момента в отношении его реализована одна из разновидностей задержания. Но без ответа остался еще один вопрос, когда помещение (участок местности и т. п.) можно именовать местом преступления. Как известно, преступление характеризуется различными признаками, и следы таковых могут найти свое отражение в разных местах. По нашему мнению, местом преступления является не любое помещение (участок местности и т. п.), а только то, в пределах которого были совершены общественно опасное деяние или часть (элемент) такового. Причем, если общественно опасное деяние осуществлено в помещении, которое перемещается в пространстве (купе поезда, салон лайнера и т. п.), местом преступления является само помещение, а не местность, по которому оно двигалось (летело, ехало и т. п.). Но и названные критерии не всегда позволяют с уверенностью констатировать, что мы имеем дело с местом преступления. К примеру, при совершении длящихся преступлений. Невыполнение обязанности может осуществляться в течение длительного промежутка времени. И где бы при этом лицо ни находилось, обязанность оно не выполняет, к примеру, при злостном уклонении гражданина от погашения кредиторской задолженности в крупном размере (ст. 177 УК РФ). Что же в этом случае местом преступления будут все помещения (участки местности и т. п.), где находился в соответствующий промежуток времени гражданин? Вряд ли. Думается, в такой ситуации просто нет того места преступления, в пределах которого закон позволяет с согласия соответствующей палаты Федерального Собрания РФ произвести задержание Председателя Счетной палаты РФ, его заместителя и (или) аудитора Счетной палаты РФ. Отсутствует четко определенное место преступления. Значит, и нет возможности задержать лицо на месте преступления. Соответственно, действующая формулировка ст. 449 УПК РФ не прямо, но косвенно запрещает производить задержание совершивших подобного рода преступление Председателя Счетной палаты РФ, его заместителя и (или) аудитора Счетной палаты РФ. Итак, уголовно-процессуальное задержание Председателя Счетной палаты РФ, его заместителя и (или) аудитора Счетной палаты РФ возможно только после возбуждения уголовного дела по преступлению, за совершение которого возможно назначение наказания в виде лишения свободы, когда у преступления есть четко определенное место преступления и захват заподозренного осуществлен на этом месте. Но это не все обязательные условия. Мы не назвали еще одно, которое прямо закреплено в ч. 1 ст. 39 Федерального закона «О Счетной палате Российской Федерации», — на производство задержания Председателя Счетной палаты РФ, его заместителя и (или) аудитора Счетной палаты РФ у следователя (дознавателя и др.) должно иметься согласие «той палаты Федерального Собрания Российской Федерации, которая их назначила на должность в Счетную палату РФ». Под согласием здесь понимается письменное согласие — составленный в произвольной форме документ, подписанный руководителем соответствующей палаты Федерального Собрания РФ, из которого бы безусловно следовало, что палата Федерального Собрания РФ, которая назначила лицо на должность в Счетную палату РФ, согласна на производство его задержания. Бесспорно, что получению данного согласия должен предшествовать запрос, в котором следователь (дознаватель и др.) испрашивает таковое. Форма запроса законом также не определена. На практике же обычно в нем указывается, по подозрению в совершении какого именно преступления подозревается сотрудник Счетной палаты РФ и каковы фактические основания его задержания. На основании данного запроса, а в ряде случаев и других документов принимается решение о согласии на его задержание. Между тем если согласие дано и к моменту его получения преступление будет переквалифицировано, то есть Председатель Счетной палаты РФ, его заместитель и (или) аудитор Счетной палаты РФ будут подозреваться в совершении иного преступления, говорить об отсутствии согласия на задержание уже нельзя. Закон не требует дачи согласия на задержание по подозрению в совершении определенного преступления, Закон говорит о даче согласия на задержание. Если таковое имеется, следователь (дознаватель и др.) может произвести задержание Председателя Счетной палаты РФ, его заместителя и (или) аудитора Счетной палаты РФ, застигнутых на месте совершения преступления. Согласно ч. 1 ст. 39 Федерального закона «О Счетной палате Российской Федерации» Председатель Счетной палаты РФ, его заместитель и (или) аудитор Счетной палаты РФ не могут быть не только задержаны, но и арестованы без согласия на то соответствующих палат Федерального Собрания РФ. Под арестом здесь понимается избрание в отношении лица предусмотренной ст. 108 УПК РФ меры пресечения, которая именуется заключением под стражу. Это наиболее строгая мера пресечения, и поэтому ее применение имеет под собой дополнительные гарантии соблюдения прав граждан, дополнительные условия ее применения. Лицо, взятое под стражу, физически изолируется от общества и содержится под охраной. Если при избрании мер пресечения, не связанных с лишением свободы, большое значение имеет психологический фактор их воздействия на поведение обвиняемого (подозреваемого), то при заключении под стражу на первый план выдвигается физическое ограничение свободы, в результате которого резко сужается возможность скрыться от органов предварительного расследования и суда, препятствовать осуществлению задач уголовного судопроизводства и продолжать преступную деятельность. Изоляция от общества обвиняемого (подозреваемого) путем заключения его под стражу позволяет наиболее продуктивно обеспечить те цели, которые достигаются применением мер пресечения. Однако данная мера связана с существенным ограничением личной свободы граждан и поэтому должна применяться только в тех случаях, когда задачи, стоящие перед мерами пресечения, без ее избрания решены быть не могут. Заключение под стражу Председателя Счетной палаты РФ, его заместителя и (или) аудитора Счетной палаты РФ даже с согласия соответствующей палаты Федерального Собрания РФ может быть осуществлено, только если последние подозреваются или обвиняются в совершении преступлений, за которые уголовным законом предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок свыше трех лет, и при этом нет возможности применить к ним иную, более мягкую, меру пресечения. Лишь в исключительных случаях и к тому же при соблюдении специальных условий эта мера пресечения может быть избрана в отношении лица, подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления, за совершение которого предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок до трех лет. Данными специальными условиями признаются следующие обстоятельства: 1) обвиняемый (подозреваемый) нарушил ранее избранную в отношении его меру пресечения; 2) обвиняемый (подозреваемый) скрылся от органов предварительного расследования или от суда. Их наличие обязательно и в случае заключения под стражу подозреваемого или обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных ст. ст. 159 — 159.6 (мошенничество), 160 (присвоение или растрата), 165 (причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием), если эти преступления совершены в сфере предпринимательской деятельности, а также ст. ст. 171 — 174, 174.1, 176 — 178, 180 — 183, 185 — 185.4, 190 — 199.2 УК РФ. Законом предусмотрены еще два обстоятельства, наличие которых по общему правилу позволяет принять законное решение о заключении лица под стражу за совершение указанных, а также всех иных преступлений, за совершение которых предусмотрено наказание в виде лишения свободы сроком менее чем на три года. Речь идет о таких условиях, как отсутствие у лица постоянного места жительства на территории Российской Федерации и неустановление личности обвиняемого (подозреваемого). Между тем у Председателя Счетной палаты РФ, его заместителя и (или) аудитора Счетной палаты РФ вряд ли может отсутствовать место жительства на территории Российской Федерации, и уж точно личность их установлена. Заключение под стражу должно применяться по судебному решению. Механизм принятия решения о заключении под стражу Председателя Счетной палаты РФ, его заместителя и (или) аудитора Счетной палаты РФ следующий. 1. Орган предварительного расследования обращается в соответствующую палату Федерального Собрания РФ с запросом о получении согласия на заключение Председателя Счетной палаты РФ, его заместителя и (или) аудитора Счетной палаты РФ под стражу. 2. Получает на то согласие в письменном виде. 3. Следователь с согласия руководителя следственного органа или дознаватель с согласия прокурора выносит постановление о возбуждении перед судом ходатайства о заключении Председателя Счетной палаты РФ, его заместителя и (или) аудитора Счетной палаты РФ под стражу. В нем излагаются мотивы и фактические основания, в силу которых возникла необходимость в заключении обвиняемого (подозреваемого) под стражу и невозможно избрание иной меры пресечения. К постановлению должны быть приложены документ, подтверждающий дачу согласия на арест Председателя Счетной палаты РФ, его заместителя и (или) аудитора Счетной палаты РФ соответствующей палатой Федерального Собрания РФ, а равно материалы, подтверждающие обоснованность ходатайства об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу. Эти материалы должны содержать надлежаще заверенные копии постановления о возбуждении уголовного дела, протокола задержания подозреваемого, постановления о привлечении в качестве обвиняемого, протоколов допроса подозреваемого и (или) обвиняемого, а также имеющиеся в деле доказательства, которые следователь (руководитель следственного органа, руководитель следственной группы) представляет в суд для подтверждения необходимости избрания в отношении Председателя Счетной палаты РФ, его заместителя и (или) аудитора Счетной палаты РФ меры пресечения в виде заключения под стражу (сведения о наличии возможности у данного должностного лица скрыться от органов предварительного расследования и суда, об угрозах в адрес потерпевших, свидетелей и т. п.). В тех случаях, когда в уголовном деле защитник не участвует и об этом не сделана запись в протоколе допроса в качестве обвиняемого (подозреваемого), к материалам дела прилагается письменное заявление обвиняемого (подозреваемого) об отказе от защитника <3>. ——————————— <3> См.: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 5 марта 2004 года N 1 «О применении судами норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2004. N 5.

Кроме того, должны представляться справки и другие документы, свидетельствующие о возрасте, состоянии здоровья (наличии и степени тяжести заболевания), семейном положении, наличии или отсутствии постоянного места жительства, судимости, характеристики личности обвиняемого (подозреваемого) <4>. ——————————— <4> По аналогии см.: Обзор судебной практики Верховного Суда РФ «О практике судебной проверки законности и обоснованности ареста или продления срока содержания под стражей» // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1993. N 9.

4. Постановление и приложения к таковому направляются в районный суд соответствующего уровня. Если ходатайство возбуждается в отношении подозреваемого, задержанного в порядке, установленном ст. ст. 91 и 92 УПК РФ, то постановление и прилагаемые к нему материалы должны быть представлены судье не позднее чем за 8 часов до истечения срока задержания. 5. Постановление о возбуждении ходатайства об избрании в качестве меры пресечения заключения под стражу рассматривается судьей в судебном заседании. Рассмотрение ходатайства осуществляется судьей единолично по месту производства предварительного расследования либо по месту задержания подозреваемого в течение 8 часов с момента поступления материалов в суд. В судебном заседании участвуют обвиняемый (подозреваемый), прокурор, защитник, если последний участвует в уголовном деле или обвиняемый (подозреваемый) ходатайствует о таком участии. Здесь также вправе участвовать следователь (руководитель следственного органа, руководитель следственной группы). Между тем неявка без уважительных причин сторон, своевременно извещенных о времени судебного заседания, не является препятствием для рассмотрения ходатайства, за исключением случаев неявки обвиняемого. Без обвиняемого решение о заключении его под стражу может быть принято только в случае объявления обвиняемого в международный розыск. Подозреваемый же, задержанный в порядке ст. 92 УПК РФ, в обязательном случае должен быть доставлен в судебное заседание. Судебное заседание начинается с объявления судьей, какое ходатайство подлежит рассмотрению. Затем судья разъясняет явившимся в судебное заседание лицам их права, обязанности и ответственность. После чего прокурор либо по его поручению лицо, возбудившее ходатайство, обосновывает его. Далее заслушиваются другие явившиеся в судебное заседание лица. 6. По итогам рассмотрения ходатайства судья выносит одно из следующих постановлений: 1) об избрании в отношении обвиняемого (подозреваемого) меры пресечения в виде заключения под стражу; 2) об отказе в удовлетворении ходатайства; 3) о продлении срока задержания. Продление срока задержания допускается при условии признания судом задержания законным и обоснованным на срок не более 72 часов с момента вынесения судебного решения по ходатайству одной из сторон для представления ею дополнительных доказательств обоснованности или необоснованности избрания меры пресечения в виде заключения под стражу. В постановлении о продлении срока задержания указываются дата и время, до которых продлевается срок задержания. 7. Постановление судьи направляется лицу, возбудившему ходатайство. Копии постановления — прокурору, обвиняемому (подозреваемому). 8. Данное судебное решение подлежит немедленному исполнению. После обращения судебного решения к исполнению лицо, в производстве которого находится уголовное дело, должно незамедлительно уведомить кого-либо из близких родственников обвиняемого (подозреваемого), при их отсутствии — других родственников о месте содержания его под стражей или об изменении места содержания под стражей. Когда вопрос об избрании в отношении подсудимого Председателя Счетной палаты РФ, его заместителя и (или) аудитора Счетной палаты РФ в качестве меры пресечения заключения под стражу возникает в суде, то решение об этом принимает суд по ходатайству стороны или по собственной инициативе, но также лишь после получения на то согласия той палаты Федерального Собрания РФ, которая назначила лицо на должность в Счетную палату РФ, о чем выносится определение или постановление. Постановление судьи об избрании в качестве меры пресечения заключения под стражу или об отказе в этом может быть обжаловано в апелляционном порядке в течение трех суток со дня его вынесения. Суд апелляционной инстанции принимает решение по жалобе или представлению не позднее чем через трое суток со дня их поступления. Исходя из редакции ч. 1 ст. 108 и некоторых других статей УПК РФ мера пресечения в виде заключения под стражу может быть применена к Председателю Счетной палаты РФ, его заместителю и (или) аудитору Счетной палаты РФ как к подозреваемым или же как к обвиняемым. Между тем сравнительный анализ правовых основ института избрания меры пресечения и закрепленного в ч. 1 ст. 46 УПК РФ понятия «подозреваемый» приводит нас к убеждению, что ходатайство об избрании в отношении Председателя Счетной палаты РФ, его заместителя и (или) аудитора Счетной палаты РФ меры пресечения в виде заключения под стражу может быть подготовлено и направлено в суд, когда последние еще не обладают ни статусом подозреваемого, ни статусом обвиняемого. Такая ситуация складывается в случае возбуждения уголовного дела по факту (в отношении другого лица), когда не являющиеся обвиняемыми Председатель Счетной палаты РФ, его заместитель и (или) аудитор Счетной палаты РФ не задержаны по подозрению в совершении преступления в соответствии со ст. ст. 91 и 92 УПК РФ и к ним до этого по искомому уголовному делу не было применено ни одной из мер пресечения (они не уведомлены о подозрении в совершении преступления в порядке, установленном ст. 223.1 УПК РФ). Традиционно рекомендуем таких участников уголовного процесса именовать лицами, подозреваемыми в совершении преступления (заподозренными). В процессе предварительного расследования уголовно-процессуальный статус Председателя Счетной палаты РФ, его заместителя и (или) аудитора Счетной палаты РФ может меняться. Лицо, подозреваемое в совершении преступления, после применения к нему меры пресечения станет подозреваемым. Подозреваемый после вынесения в отношении его постановления о привлечении в качестве обвиняемого приобретет статус обвиняемого. В этом случае сложится ситуация, когда мера пресечения была избрана одному субъекту уголовного процесса, а в уголовном деле появился иной субъект. К примеру, был подозреваемый, которого теперь нет. А появился обвиняемый. Хотя это один и тот же человек, резонен вопрос, следует ли в такой ситуации вновь избирать меру пресечения, теперь уже в отношении обвиняемого и, соответственно, получать на то согласие палаты Федерального Собрания РФ? На поставленный вопрос может быть только один ответ — не следует. В случае предъявления обвинения лицу, в отношении которого мера пресечения была избрана в соответствии со ст. 100 УПК РФ, закон не требует вынесения повторного постановления о применении в отношении его же меры пресечения после того, как он станет обвиняемым. На практике возможна и более неоднозначная ситуация. К примеру, Председатель Счетной палаты РФ, его заместитель и (или) аудитор Счетной палаты РФ заключены под стражу. Через какое-то время избранная в отношении их мера пресечения изменена. А затем опять возникла необходимость в ее избрании. И так в ходе производства по уголовному делу может повторяться неоднократно. Сколько раз в этом случае получается согласие соответствующей палаты Федерального Собрания РФ на арест Председателя Счетной палаты РФ, его заместителя и (или) аудитора Счетной палаты РФ? По нашему мнению, в каждом случае решения вопроса об избрании в отношении Председателя Счетной палаты РФ, его заместителя и (или) аудитора Счетной палаты РФ меры пресечения в виде заключения под стражу следователь (руководитель следственного органа, руководитель следственной группы), если им заявлено соответствующее ходатайство, или суд, когда мера пресечения избирается по инициативе последнего, обязан получить согласие на то соответствующей палаты Федерального Собрания РФ. Таким образом, в отношении Председателя Счетной палаты РФ, его заместителя и (или) аудитора Счетной палаты РФ палата Федерального Собрания РФ по одному и тому же уголовному делу может несколько раз разрешать вопрос о даче (отказе в даче) согласия на заключение их под стражу. А вот для того чтобы отменить данную меру пресечения в отношении Председателя Счетной палаты РФ, его заместителя и (или) аудитора Счетной палаты РФ, согласие соответствующей палаты Федерального Собрания РФ не нужно. Такое решение принимается должностным лицом (органом), в производстве которого находится уголовное дело, без согласования его с кем-либо. Таковы требования, предъявляемые к процедуре заключения под стражу Председателя Счетной палаты РФ, его заместителя и (или) аудитора Счетной палаты РФ. Но ведь в ч. 1 ст. 39 Федерального закона «О Счетной палате Российской Федерации» речь идет не о заключении под стражу, а об аресте. Термин «арест» неоднократно употреблен в УПК РФ. Однако обычно здесь речь идет о такой мере пресечения, как домашний арест (п. 1 ч. 2 ст. 29, п. 6 ст. 98, ч. 2 ст. 106, ст. 107, ч. 7.1 ст. 108, п. 2 ч. 10 ст. 109, ч. ч. 1 и 2 ст. 128, ч. 5 ст. 220, п. 6 ч. 2 ст. 231, п. 9 ч. 1 ст. 308, ч. 2 ст. 466 УПК РФ), об аресте как мере уголовного наказания (ч. 1 ст. 394, ч. 1 ст. 398 УПК РФ), об аресте имущества, включая денежные средства физических и юридических лиц, находящиеся на счетах и во вкладах или на хранении в банках и иных кредитных организациях (п. 9 ч. 2 ст. 29, п. 3.1 ч. 2 ст. 82, п. 4 ч. 1 ст. 111, ст. ст. 115, 116, ч. 5 ст. 165, п. 8 ч. 2 ст. 213, п. 2 ч. 3 ст. 239, п. 11 ч. 1 ст. 299 УПК РФ), аресте почтовых и телеграфных отправлений (ч. 2 ст. 13, ст. 185 УПК РФ), или, как его еще именует законодатель, аресте корреспонденции (п. 8 ч. 2 ст. 29, п. 8 ч. 2 ст. 213, п. 2 ч. 3 ст. 239 УПК РФ). В этой связи вполне резонно замечание, что употребляемое в разных значениях понятие «арест» в УПК РФ никогда не понимается как избрание меры пресечения в виде заключения под стражу. Кто-то может возразить, что в п. 4 ч. 2 ст. 38 УПК РФ речь идет о таком аресте. Однако согласиться с данной позицией мы не можем уже потому, что в указанной норме права речь идет о даче органу дознания поручений об аресте. А так как только суд избирает рассматриваемую меру пресечения, орган дознания таковую избрать не сможет ни по собственной инициативе, ни по поручению следователя. Органу дознания может быть дано поручение об исполнении вынесенного судом решения о заключении под стражу, то есть применительно к заключению лица под стражу арестом разработчики УПК РФ именуют не избрание меры пресечения, а ее применение. В этой связи напрашивается вопрос: без согласия соответствующей палаты нельзя избирать в отношении Председателя Счетной палаты РФ, его заместителя и (или) аудитора Счетной палаты РФ меру пресечения в виде заключения под стражу или же только применять таковую? Сравнительный анализ категорий, использованных в ч. 1 ст. 39 Федерального закона «О Счетной палате Российской Федерации» и УПК РФ, позволяет говорить о праве на существование такой позиции, согласно которой суд вправе избрать в отношении Председателя Счетной палаты РФ, его заместителя и (или) аудитора Счетной палаты РФ меру пресечения в виде заключения под стражу без получения на то согласия соответствующей палаты Федерального Собрания РФ, но применить к нему таковую орган предварительного расследования вправе только после получения на то согласия палаты Федерального Собрания РФ, назначившей рассматриваемое лицо на должность. Мы признаем возможность такого подхода. Однако думается, что результат проведенного нами сравнительного анализа определений термина «арест», скорее, указывает на несовершенство выбранных законодателем формулировок, чем на ту основную идею, которую последний хотел отразить в законе. Мы бы все же рекомендовали судам, во-первых, избирать в отношении Председателя Счетной палаты РФ, его заместителя и (или) аудитора Счетной палаты РФ меру пресечения в виде заключения под стражу лишь тогда, когда в их распоряжении имеется письменное подтверждение дачи на то согласия соответствующей палаты Федерального Собрания РФ. Во-вторых, не требовать согласия какой-либо палаты Федерального Собрания РФ на избрание в отношении Председателя Счетной палаты РФ, его заместителя и (или) аудитора Счетной палаты РФ такой меры пресечения, как домашний арест, на назначение ему уголовного наказания в виде ареста, на наложение ареста на его имущество, включая денежные средства, находящиеся на счетах и во вкладах или на хранении в банках и иных кредитных организациях, а равно на наложение ареста на почтовые и телеграфные отправления (корреспонденцию) Председателя Счетной палаты РФ, его заместителя и (или) аудитора Счетной палаты РФ. Без согласия палаты Федерального Собрания РФ, которая назначила на должность в Счетную палату РФ ее Председателя (заместителя, аудитора), последний не может быть не только задержан, заключен под стражу, но и привлечен к уголовной ответственности. Что значит «привлечение к уголовной ответственности» в контексте ч. 1 ст. 39 Федерального закона «О Счетной палате Российской Федерации»? Мы вновь сталкиваемся с ситуацией использования законодателем в разных законах одинаковых по содержанию, но разных по наименованию терминов. В ст. 448 УПК РФ речь идет о привлечении Председателя Счетной палаты РФ, его заместителя и (или) аудитора Счетной палаты РФ в качестве обвиняемого, а в ч. 1 ст. 39 Федерального закона «О Счетной палате Российской Федерации» о привлечении их же к уголовной ответственности. Не будем вдаваться в теоретические рассуждения по поводу равнообъемности или отличий друг от друга данных правовых институтов. Укажем лишь на то, что большинством процессуалистов они понимаются как синонимы <5>. Таким образом, вполне оправданно говорить, о том, что в ч. ч. 1 и 3 ст. 39 Федерального закона «О Счетной палате Российской Федерации» речь идет о привлечении указанных там должностных лиц в качестве обвиняемого. ——————————— <5> См., к примеру: Ефимичев С. П. Привлечение к уголовной ответственности в качестве обвиняемого — этап стадии предварительного расследования // Правоведение. 1985. N 5. С. 28; Гальперин И. М. Как исчислять срок давности привлечения к уголовной-ответственности // Сов. юстиция. 1966. N 9. С. 8; и др.

На первый взгляд все ясно — Председатель Счетной палаты РФ, его заместитель и (или) аудитор Счетной палаты РФ могут быть привлечены в качестве обвиняемых лишь Председателем Следственного комитета РФ с согласия соответствующей палаты Федерального Собрания РФ. Однако данное утверждение небезупречно. Ведь в ч. 1 ст. 39 Федерального закона «О Счетной палате Российской Федерации» речь идет вообще о привлечении к уголовной ответственности Председателя Счетной палаты РФ, его заместителя и (или) аудитора Счетной палаты РФ, а в п. 6 ч. 1 ст. 448 УПК РФ — о привлечении такового в качестве обвиняемого, если уголовное дело было возбуждено в отношении других лиц или по факту совершения деяния, содержащего признаки преступления. Возникает вопрос, действует ли правило ч. 1 ст. 39 Федерального закона «О Счетной палате Российской Федерации» на ситуацию привлечения Председателя Счетной палаты РФ, его заместителя и (или) аудитора Счетной палаты РФ в качестве обвиняемого, когда уголовное дело было возбуждено в отношении его самого. Причем здесь могут быть две ситуации: — согласие на возбуждение уголовного дела палата Федерального Собрания РФ, назначившая лицо на должность в Счетную палату РФ, не давала; — в деле имеется письменный документ, в котором отражено согласие соответствующей палаты Федерального Собрания РФ на возбуждение в отношении Председателя Счетной палаты РФ, его заместителя и (или) аудитора Счетной палаты РФ уголовного дела, но в нем ничего не сказано о даче согласия на привлечение их к уголовной ответственности (в качестве обвиняемых). Думается, и в том и в другом случае следователь (руководитель следственного органа, руководитель следственной группы) обязан обратиться в надлежащую палату Федерального Собрания РФ и испросить оттуда согласие на привлечение Председателя Счетной палаты РФ, его заместителя и (или) аудитора Счетной палаты РФ к уголовной ответственности. Причем если уголовное дело в отношении Председателя Счетной палаты РФ, его заместителя и (или) аудитора Счетной палаты РФ было возбуждено Председателем Следственного комитета РФ, то при получении согласия на привлечение рассматриваемого должностного лица к уголовной ответственности постановление о привлечении его в качестве обвиняемого может быть вынесено уже не только Председателем Следственного комитета РФ, но и другим органом предварительного расследования, в производстве которого находится уголовное дело. Итак, мы выяснили, кто и в каком случае привлекает Председателя Счетной палаты РФ, его заместителя и (или) аудитора Счетной палаты РФ к уголовной ответственности, но не пояснили, что именно представляет собой акт привлечения лица к уголовной ответственности (в качестве обвиняемого). Пока мы не поймем, что это, мы не будем знать, во-первых, на что именно дает согласие соответствующая палата Федерального Собрания РФ, во-вторых, что собственно не имеет права делать орган предварительного расследования без получения такого согласия в отношении Председателя Счетной палаты РФ, его заместителя и (или) аудитора Счетной палаты РФ. Начнем с ответа на вопрос, что представляет собой институт привлечения лица в качестве обвиняемого. Несомненно, привлечение лица в качестве обвиняемого тесно связано с институтом вынесения одноименного постановления. В ч. 1 ст. 171 УПК РФ записано, что при наличии достаточных доказательств, дающих основания для обвинения лица в совершении преступления, следователь выносит постановление о привлечении данного лица в качестве обвиняемого. Саму же ст. 171 УПК РФ законодатель назвал «Порядок привлечения в качестве обвиняемого». Напрашивается вывод, что привлечение лица в качестве обвиняемого, а значит, и привлечение лица к уголовной ответственности — это и есть акт вынесения соответствующего постановления следователем (руководителем следственного органа, руководителем следственной группы), а в ряде случаев Председателем Следственного комитета РФ. Но все ли так просто? Чтобы ответить на поставленный вопрос, проанализируем смысл словосочетания «привлечение лица в качестве обвиняемого». «Привлечь» означает «заставить, побудить принять участие» в чем-нибудь <6>. Применительно к наделению определенным статусом других субъектов уголовного процесса законодатель употребляет также термин «признание» кем-либо. «Признавать» значит «считать что-нибудь каким-нибудь» <7>. «Признать» — «счесть», сделать какое-нибудь заключение о ком-нибудь <8>. На первый взгляд может показаться, что с позиций русского языка допустимо говорить как о привлечении, так и о признании лица обвиняемым. Между тем следует иметь в виду, что законодатель различает названные два термина. Обычно признаются определенным субъектом те лица, которым компетентные органы (должностные лица) обязаны предоставить определенные права, а привлекаются те, в отношении которых может быть применено принуждение в целях обеспечения их участия в уголовном процессе в определенном качестве. ——————————— <6> См.: Ожегов С. И. Словарь русского языка: 57000 слов / Под ред. Н. Ю. Шведовой. 18-е изд., стереотипное. М.: Рус. яз., 1986. С. 508. <7> См.: Краткий толковый словарь русского языка / Сост. И. Л. Городецкая, Т. Н. Поповцева, М. Н. Судоплатова, Т. А. Фоменко; под ред. В. В. Розановой. 4-е изд., стереотипное. М.: Рус. яз., 1985. С. 152. <8> См.: Ожегов С. И. Словарь русского языка. С. 511.

Таким образом, путем вынесения первого постановления о привлечении в качестве обвиняемого следователю (руководителю следственного органа, руководителю следственной группы) предоставлена обеспеченная государственным принуждением возможность заставить лицо, в отношении которого собрана необходимая для предъявления обвинения совокупность доказательств, принять участие в уголовном процессе в качестве обвиняемого. Постановлений о привлечении лица в качестве обвиняемого в уголовном деле может быть несколько, но согласие от соответствующей палаты Федерального Собрания РФ получается только на право вынесения первого из них. Причем на право вынесения, а не на право предъявления данного постановления. Если согласие не получено, данное постановление не может быть вынесено. Если оно без получения на то необходимого согласия все же было оформлено, такое постановление является незаконным. Законно же вынесенное постановление о привлечении в качестве обвиняемого обязательно должно быть предъявлено обвиняемому в соответствии с требованиями ст. 172 УПК РФ. Мы привлечением Председателя Счетной палаты РФ, его заместителя и (или) аудитора Счетной палаты РФ к уголовной ответственности именуем лишь акт вынесения первого постановления о привлечении их в качестве обвиняемых. Однако уголовному процессу известно несколько видов рассматриваемого привлечения. В нашем случае и чаще всего под обвиняемым понимается лицо, в отношении которого вынесено постановление о привлечении его в качестве обвиняемого. Иначе говоря, таковым оно становится сразу после подписания уполномоченным на то лицом законного и обоснованного постановления о привлечении его в качестве обвиняемого. Между тем обвиняемыми считаются также лица, в отношении которых начальником органа дознания утвержден законный и обоснованный обвинительный акт (обвинительное постановление). По делам частного обвинения, когда по заявлению не проводилось досудебного производства, лицо, в отношении которого подана жалоба, становится обвиняемым (подсудимым) с момента констатации наличия в распоряжении мирового судьи оснований для назначения судебного заседания (ч. ч. 3, 4 ст. 319 УПК РФ), а также после соединения встречного заявления с первоначальным (ч. 3 ст. 321 УПК РФ). Обвиняемым, который таковым стал в связи с утверждением обвинительного акта (обвинительного постановления) начальником органа дознания, Председатель Счетной палаты РФ, его заместитель и (или) аудитор Счетной палаты РФ стать не может. Хотя само дознание по совершенному им преступлению может быть произведено. Но произведено оно будет не дознавателем, а следователем Следственного комитета РФ (п. 7 ч. 3 ст. 151 УПК РФ). И в этом случае Председатель Счетной палаты РФ, его заместитель и (или) аудитор Счетной палаты РФ вполне могут быть наделены статусом обвиняемого по окончании производства дознания. Только статус обвиняемого у них появится с момента подписания следователем Следственного комитета РФ обвинительного акта (обвинительного постановления). Утверждать такой у начальника какого-либо органа дознания он не обязан. Не требует законодатель утверждения данного документа и у руководителя следственного органа (прокурора). Несколько иначе обстоят дела с наделением лица статусом обвиняемого в ходе судопроизводства, осуществляемого мировым судьей. По преступлениям частного обвинения, совершенным Председателем Счетной палаты РФ, его заместителем и (или) аудитором Счетной палаты РФ, исходя из закрепленного в ч. 1.2 ст. 319 УПК РФ требования, мировой судья обязан отказать в принятии заявления к своему производству и направить таковое руководителю следственного органа для решения вопроса о возбуждении уголовного дела в обычном порядке. Соответственно, по такого рода уголовным делам досудебное производство всегда будет осуществлено. А это значит, что будет произведено дознание (предварительное следствие), в процессе осуществления которого привлечение к уголовной ответственности может быть реализовано как путем вынесения постановления о привлечении в качестве обвиняемого органом предварительного следствия, так и путем составления обвинительного акта (обвинительного постановления). Переходим к анализу текста ч. 2 ст. 39 Федерального закона «О Счетной палате Российской Федерации». В ней отмечено, что в отношении Председателя Счетной палаты РФ, его заместителя и (или) аудитора Счетной палаты РФ уголовное дело может быть возбуждено только Председателем Следственного комитета РФ. Под уголовным делом здесь понимается осуществляемая после принятия решения о наличии в распоряжении Председателя Следственного комитета РФ достаточных данных, указывающих на признаки объективной стороны состава преступления, и предусмотренного ст. ст. 140 — 143 УПК РФ источника таковых уголовно-процессуальная деятельность по предварительному расследованию обстоятельств совершения преступления (общественно опасного деяния), рассмотрению и разрешению вопросов, поставленных перед органом предварительного расследования, судом (судьей) уголовно-процессуальным законом. На практике уголовным делом принято именовать совокупность процессуальных документов и не являющихся документами доказательств, собранных (подшитых, пронумерованных, упакованных и т. п.) после принятия решения о наличии в распоряжении следователя (дознавателя и др.) достаточных данных, указывающих на признаки объективной стороны состава преступления, и предусмотренного ст. 140 УПК РФ повода к возбуждению уголовного дела. И такое значение термина «уголовное дело» часто используется законодателем при формулировании норм права. Однако думается, что в ч. 2 ст. 39 Федерального закона «О Счетной палате Российской Федерации» понятие «уголовное дело» употреблено в первом, а не во втором из указанных выше значений. Такого рода деятельность может осуществляться лишь после принятия процессуального решения, именуемого возбуждением уголовного дела. Данное процессуальное решение должно быть вынесено с соблюдением процессуальной формы: компетентным на то лицом, с соблюдением установленного законом порядка его принятия и оформления. Если требования процессуальной формы принятия решения о возбуждении уголовного дела нарушены, то собранные затем доказательства будут признаны не имеющими юридической силы, и все действия и решения, которые могут быть приняты лишь на стадии предварительного расследования (последующих стадиях уголовного процесса) будут считаться незаконными. Процессуальные требования к порядку оформления решения о возбуждении уголовного дела закреплены в разделе VII, а также в ст. ст. 20, 23, 24, п. 1 ч. 2 ст. 38, ч. 3 ст. 40, ч. 2 ст. 40.1, ч. 3 ст. 154, ст. 318, ч. ч. 1.1, 1.2, 4.1 ст. 319, ч. 6 ст. 321, ст. 448 и некоторых других статьях УПК РФ. То обстоятельство, что в ч. 2 ст. 39 Федерального закона «О Счетной палате Российской Федерации» содержатся правовые положения, касающиеся института возбуждения уголовного дела в отношении Председателя Счетной палаты РФ, его заместителя и (или) аудитора Счетной палаты РФ, позволяет предположить, что и ч. 2 ст. 39 Федерального закона «О Счетной палате Российской Федерации» является элементом правовой основы института возбуждения уголовного дела. Прежде чем выяснить, так ли это, содержит ли в себе ч. 2 ст. 39 Федерального закона «О Счетной палате Российской Федерации» частицу правовой основы института возбуждения уголовного дела, разъясним подробнее сам механизм принятия решения о возбуждении уголовного дела. На его основе мы сможем прояснить то, каковы особенности возбуждения уголовного дела в отношении Председателя Счетной палаты РФ, его заместителя и (или) аудитора Счетной палаты РФ. Возбуждение уголовного дела, о котором идет речь в ч. 2 ст. 39 Федерального закона «О Счетной палате Российской Федерации», — это процессуальное решение, которое может быть принято только: — определенным кругом субъектов уголовного процесса; — при наличии специального повода и фактического основания; — путем оформления предусмотренного законом письменного документа. А применительно к институту возбуждения уголовного дела в отношении Председателя Счетной палаты РФ, его заместителя и (или) аудитора Счетной палаты РФ — также при соблюдении предусмотренного законом дополнительного условия, являющегося гарантией неприкосновенности рассматриваемого должностного лица. Возбуждать уголовное дело публичного обвинения в пределах своей компетенции вправе и в соответствии с принципом публичности (ч. 2 ст. 21 УПК РФ) обязаны органы предварительного расследования. Однако пределы их компетенции таковы, что никто, помимо Председателя Следственного комитета РФ, не наделен правом вынесения постановления о возбуждении уголовного дела в отношении Председателя Счетной палаты РФ, его заместителя и (или) аудитора Счетной палаты РФ. Другое дело, когда уголовное дело возбуждается в отношении иного (не обладающего процессуальной неприкосновенностью) лица или же по факту совершения преступления. Такое уголовное дело может быть возбуждено руководителем следственного органа (ч. 2 ст. 39 УПК РФ), руководителем следственной группы (п. 1 ч. 4 ст. 163, ч. 3 ст. 154 УПК РФ), следователем (п. 1 ч. 2 ст. 38, ч. 1 ст. 146 УПК РФ), органом дознания (ч. 3 ст. 40, ч. 1 ст. 146 УПК РФ), начальником подразделения дознания (ч. 2 ст. 40.1 УПК РФ), руководителем группы дознавателей (п. 1 ч. 4 ст. 223.2, ч. 3 ст. 154 УПК РФ) или же дознавателем (ч. 1 ст. 146 УПК РФ). Между тем следует помнить, что у некоторых категорий дознавателей подведомственность дел ограничена определенным кругом преступлений. Поэтому они вправе возбуждать уголовные дела только по этим преступлениям. К примеру, главы дипломатических представительств и консульских учреждений Российской Федерации могут возбудить уголовное дело о преступлениях, совершенных в пределах территорий данных представительств и учреждений. Данное обстоятельство также принимается в учет при разрешении заявления (сообщения) о преступлении. Но в дальнейшем о данных общих правилах принятия решения о возбуждении уголовного дела в настоящей публикации мы будем умалчивать. Постараемся характеризовать деятельность лишь Председателя Следственного комитета РФ по принятию решения о возбуждении уголовного дела в отношении Председателя Счетной палаты РФ, его заместителя и (или) аудитора Счетной палаты РФ. Уголовное дело Председатель Следственного комитета РФ вправе возбудить лишь при наличии к тому повода и фактического основания. Повод к возбуждению уголовного дела — это источник его осведомленности о готовящемся, совершаемом либо совершенном преступлении. В ст. 140 УПК РФ приведен исчерпывающий перечень таковых. Это: 1) заявление о преступлении; 2) явка с повинной; 3) сообщение о совершенном или готовящемся преступлении, полученное из иных источников; 4) постановление прокурора о направлении соответствующих материалов в орган предварительного расследования для решения вопроса об уголовном преследовании. Законом урегулирован специфический порядок приема трех первых разновидностей названных поводов для возбуждения уголовного дела (поводов для начала уголовного процесса). По общему правилу заявления о преступлении как поводы для возбуждения уголовного дела (п. 1 ч. 1 ст. 140 УПК РФ) представляют собой адресованное органам, правомочным осуществлять уголовно-процессуальную деятельность (в том числе возбуждать уголовное дело) по искомому факту, устное или письменное реализованное лично отдельно взятым физическим лицом сообщение о совершенном, совершаемом или подготавливаемом преступлении. Устное заявление уже после начала уголовного процесса заносится в протокол, который подписывается заявителем и лицом, принявшим данное заявление. Протокол должен содержать данные о заявителе, а также о документах, удостоверяющих личность заявителя. Устное сообщение о преступлении, сделанное при производстве следственного (судебного) действия, заносится в протокол следственного действия (судебного заседания). Заявителю разъясняется ответственность за заведомо ложный донос, предусмотренная ст. 306 УК РФ. В протоколе делается отметка об этом, которая удостоверяется подписью заявителя (ст. 141 УПК РФ). Обычно заявителем является пострадавший или очевидец общественно опасного деяния, но о преступлении вправе заявить и лицо, которому о таковом стало известно с чьих-то слов. Причем никаких специальных требований к заявлению о преступлении, совершенном Председателем Счетной палаты РФ, его заместителем и (или) аудитором Счетной палаты РФ, законом не предусмотрено. Анонимные сообщение и письма, то есть такие, которые не содержат в себе сведений о лице (его фамилии и местонахождении (адресе)), не признаются поводом к возбуждению уголовного дела. Если в них указываются конкретные факты, свидетельствующие о подготовке или совершении Председателем Счетной палаты РФ, его заместителем и (или) аудитором Счетной палаты РФ преступления, то в случае необходимости осуществляется ведомственная проверка анонимного сообщения. При подтверждении указанных в таком сообщении фактов уголовное дело может быть возбуждено. Поводом в этом случае будет сообщение о совершенном или готовящемся преступлении, полученное из иных источников, а не анонимное сообщение. В заявлениях о преступлении, выступающих в качестве повода к возбуждению уголовного дела, должны содержаться конкретные сведения, указывающие на подготовку или совершение (сейчас либо в прошлом) преступления. При этом по уголовным делам публичного обвинения не требуется, чтобы заявитель указывал в нем лицо, которое совершило преступление, и тем более высказал просьбу о привлечении виновного лица к уголовной ответственности. В данной ситуации уголовное дело возбуждается не в отношении Председателя Счетной палаты РФ, его заместителя и (или) аудитора Счетной палаты РФ, а по факту совершения преступления. Такое уголовное дело в пределах своей компетенции может возбудить любой орган предварительного расследования, а не только Председатель Следственного комитета РФ. Однако дела частного и частно-публичного обвинения могут возбуждаться только по заявлению пострадавшего (его законного представителя). По общему правилу только в связи с поступлением в компетентный орган заявления пострадавшего может начаться уголовный процесс по таким фактам. Поэтому в заявлении пострадавших о преступлениях, исчерпывающий перечень которых дан в ст. 20 УПК РФ, в обязательном порядке должна содержаться просьба о привлечении виновного к уголовной ответственности. Пострадавший может просить привлечения лица к законной ответственности, и даже наличия этого словосочетания в заявлении недостаточно для начала уголовного процесса. Явка с повинной — это добровольное личное обращение к следователю (дознавателю и др.) гражданина с заявлением о совершенном им преступлении. Заявление может быть и о готовящемся преступном деянии (приготовлении или покушении), основные результаты которого еще не наступили. Явка с повинной невозможна по телефону или иным средствам связи. Чтобы явка с повинной имела место, лицо должно непосредственно (воочию) обратиться к следователю (дознавателю и др.). При явке с повинной устанавливается личность явившегося и составляется протокол, в котором указываются: а) должность, классный чин или звание, фамилия и инициалы лица, оформившего протокол; б) статья (ст. 142 УПК РФ), в соответствии с которой протокол составлен; в) время (день, час, минуты) и орган, которому поступило заявление о явке с повинной; г) такие же, как при обращении с устным заявлением о преступлении, сведения о явившемся с повинной; д) данные о документе, удостоверяющем его личность; е) подробное изложение события, о котором он сообщает: когда, где, что явившимся с повинной сделано и каковы, по его мнению, наступившие последствия. Протокол явки с повинной подписывается явившимся с повинной и должностным лицом, к которому он обратился, а также всеми иными лицами, присутствовавшими при составлении указанного документа (к примеру, переводчиком). Сведения, сообщенные лицом, явившимся с повинной, подлежат тщательной проверке, поскольку возможен самооговор. Явка с повинной — специфический самостоятельный повод для возбуждения уголовного дела. Но даже явки с повинной Председателя Счетной палаты РФ, его заместителя и (или) аудитора Счетной палаты РФ недостаточно, для того чтобы возбудить в отношении его уголовное дело. Нужно еще, как минимум, наличие фактических оснований принятия искомого процессуального решения. Возбудить уголовное дело при наличии явки с повинной Председателя Счетной палаты РФ, его заместителя и (или) аудитора Счетной палаты РФ может лишь Председатель Следственного Комитета РФ. Но это обстоятельство не указывает на то, что только им может быть принята явка с повинной. Явку с повинной вправе принять любой орган предварительного расследования, после чего, установив, что возбуждение уголовного дела выходит за пределы его компетенции, он передает явку с повинной по подследственности Председателю Следственного комитета РФ. К числу сообщений о совершенном или готовящемся преступлении, полученных из иных источников, следует относить все и каждое письменное сообщение от любого предприятия, учреждения, организации (в том числе общественной), опубликованные в печати статьи, заметки и письма о готовящемся, совершаемом или совершенном преступлении, а также факты непосредственного обнаружения следователем (дознавателем и др.) уголовно процессуально значимых признаков объективной стороны состава преступления. Письменное сообщение о преступлении предполагает наличие в нем сведений о фактах, имеющих признаки объективной стороны состава преступления (время, место совершения и т. д.). К сообщению разрешается прилагать имеющиеся в распоряжении предприятия (учреждения и т. п.) материалы о готовящемся, совершаемом или совершенном преступлении. Однако данные материалы могут быть переданы и в качестве самостоятельных документов. Именно таким источником информации является то сообщение, о котором упоминается в ч. 1.1 ст. 140 УПК РФ, то есть поступившие из налогового органа материалы о преступлении, предусмотренном ст. ст. 198 — 199.1 или ст. 199.2 УК РФ. Предусмотренным п. 3 ч. 1 ст. 140 УПК РФ поводом для возбуждения уголовного дела следует именовать также направляемые в органы предварительного расследования протоколы собраний организаций (выписки из таковых), на которых обсуждались факты правонарушений. Статьи, заметки и письма, опубликованные в печати, также могут являться разновидностью сообщения о совершенном или готовящемся преступлении, полученного из иных источников, независимо от того, как к этому относится автор публикации, в которой речь идет о совершении преступления. Не имеют также значения вид печатного издания (частная, районная, областная, центральная газета, журнал и т. д.) и форма публикации (статья, письмо, сообщение и т. д.). Необходимо, чтобы в публикации содержались сведения о фактах с признаками преступления. И если там речь идет о совершении преступления Председателем Счетной палаты РФ, его заместителем и (или) аудитором Счетной палаты РФ, порядок возбуждения уголовного дела должен обеспечивать предусмотренные ч. 1 ст. 39 Федерального закона «О Счетной палате Российской Федерации» гарантии их независимости. Следователь (дознаватель и др.) в процессе выполнения своей служебной деятельности иногда непосредственно сам выявляет деяние, содержащее уголовно-процессуально значимые признаки объективной стороны состава преступления. Такую разновидность сообщения о совершенном или готовящемся преступлении, полученного из иных источников, в литературе часто именуют непосредственным обнаружением органом дознания или следователем признаков преступления. Следователь (дознаватель и др.) может обнаружить признаки объективной стороны подготавливаемого или совершенного преступления в ходе осуществления предварительного расследования находящегося у него в производстве уголовного дела. Признаки объективной стороны состава преступления могут быть выявлены органом дознания также в процессе проведения оперативно-розыскных мероприятий, осуществления административной деятельности, к примеру, обеспечения охраны общественного порядка, паспортного режима, безопасности дорожного движения и т. п. Принятие полученного из иных источников сообщения о совершенном или готовящемся преступлении оформляется рапортом об обнаружении признаков преступления (ст. 143 УПК РФ). В названном рапорте указываются: кому он адресован, данные о лице, его составившем (должность, классный чин или звание, фамилия и инициалы), ссылка на ст. 143 УПК РФ, подробное изложение признаков общественно опасного деяния и признаков общественно опасных последствий (если таковые выявлены), а также источника получения указанных сведений. Рапорт подписывается лицом, его составившим. Оформления извещения, о содержании которого говорится в рапорте, закон не требует. Однако если таковое имело место, оно может быть приобщено к материалам проверки сообщения о преступлении. В случае отражения в рапорте факта совершения Председателем Счетной палаты РФ, его заместителем и (или) аудитором Счетной палаты РФ преступления, такое сообщение направляется по подследственности в порядке п. 3 ч. 1 ст. 145 УПК РФ. Сейчас к числу поводов для возбуждения уголовного дела, а значит, и поводов для начала уголовного процесса также отнесено постановление прокурора о направлении соответствующих материалов в орган предварительного расследования для решения вопроса об уголовном преследовании (п. 4 ч. 1 ст. 140 УПК РФ) <9>. И при наличии данного повода возбуждение уголовного дела в отношении Председателя Счетной палаты РФ, его заместителя и (или) аудитора Счетной палаты РФ возможно лишь Председателем Следственного комитета РФ. Соответственно, если постановление прокурора о направлении соответствующих материалов в орган предварительного расследования для решения вопроса об уголовном преследовании Председателя Счетной палаты РФ, его заместителя и (или) аудитора Счетной палаты РФ поступило не к Председателю Следственного комитета РФ, оно должно быть направлено последнему по подследственности в порядке п. 3 ч. 1 ст. 145 УПК РФ. ——————————— <9> См. об этом подробнее: Рыжаков А. П. Комментарий к ст. 20 Федерального закона от 28 декабря 2010 года N 404-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с совершенствованием деятельности органов предварительного следствия» // СПС «КонсультантПлюс». 2011.

Фактическим основанием для возбуждения уголовного дела является наличие достаточных данных, указывающих на уголовно-процессуально значимые признаки объективной стороны состава преступления. В стадии возбуждения уголовного дела, как правило, отсутствует исчерпывающая информация обо всех признаках состава преступления. Например, зачастую бывает неизвестно лицо, совершившее преступление, не выяснена субъективная сторона состава преступления и т. п. Именно поэтому мы здесь ведем речь лишь об уголовно-процессуально значимых признаках. Таковыми являются признаки общественно опасного деяния и общественно опасного последствия. Однако и признак общественно опасного деяния, и признак общественно опасного последствия преступления не при любых обстоятельствах, да и не каждый играют одинаково важную роль в решении вопросов о возбуждении уголовного дела, в том числе и в отношении Председателя Счетной палаты РФ, его заместителя и (или) аудитора Счетной палаты РФ. Наличие одних из них, к примеру: — смерть человека, — смерть двух или более лиц, — массовое уничтожение животного мира, — иные тяжкие последствия, вне зависимости от одновременного обнаружения других признаков уже само по себе является фактическим основанием возбуждения уголовного дела. На данную сложившуюся сорокалетнюю практику деятельности органов предварительного расследования обращают внимание и другие ученые. Так, С. В. Бородин и Б. Т. Безлепкин отмечают, что «на практике по каждому случаю крупного происшествия (пожар, повлекший гибель людей, крушение на железной дороге, водном или воздушном транспорте и т. п.) немедленно возбуждается уголовное дело» <10>. Речь здесь идет о так называемых существенных уголовно-процессуально значимых признаках объективной стороны состава преступления. ——————————— —————————————————————— КонсультантПлюс: примечание. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации (отв. ред. И. Л. Петрухин) включен в информационный банк согласно публикации — Велби, Проспект, 2008 (6-е издание, переработанное и дополненное). —————————————————————— <10> См.: Безлепкин Б. Т. Глава 19. Поводы и основания для возбуждения уголовного дела // Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под ред. И. Л. Петрухина. М.: ТК Велби, 2002. С. 208.

Другие — несущественные — уголовно-процессуально значимые признаки (общественно опасного деяния и общественно опасного последствия) являются подобного рода фактическими основаниями только при их бесспорной доказанности и в определенном сочетании друг с другом. Несущественными обычно являются признаки последствий, которые не могут быть признаны преступными без установления определенных признаков деяния. И наоборот, почти никогда достаточные данные о признаках деяния (при предполагаемом материальном составе преступления) не могут быть фактическим основанием для возбуждения уголовного дела без сочетания с признаками предусмотренных уголовным законом последствий. Примером несущественного уголовно-процессуального признака преступления могут служить: — причинение минимально значимого для наступления уголовной ответственности ущерба <11>; ——————————— <11> Этого признака нет только тогда, когда без сомнения размер ущерба, его мизерный характер сам за себя говорит об отсутствии в деянии соответствующего признака преступления.

— причинение вреда здоровью людей; — нарушение правил дорожного движения и др. Дать исчерпывающий перечень существенных и несущественных признаков объективной стороны состава преступления невозможно. Тем не менее можно предложить правило, которое в любой ситуации позволит Председателю Следственного комитета РФ выяснить, о каком (существенном или несущественном) признаке идет речь. Существенный признак таковым является бесспорно. Существуют и безусловно несущественные признаки. Когда же при характеристике признака возникают сложности по поводу отнесения его к той или иной группе, его следует считать несущественным. При наличии одного из поводов и фактического основания для возбуждения уголовного дела принимается решение о возбуждении уголовного дела. По уголовным делам публичного обвинения, возбуждаемым в отношении Председателя Счетной палаты РФ, его заместителя и (или) аудитора Счетной палаты РФ, процедура принятия такового следующая: — Председателем Следственного комитета РФ констатируется наличие повода и фактического основания возбуждения уголовного дела в отношении указанного лица; — оформляется постановление о возбуждении уголовного дела. После этого уголовное дело в отношении Председателя Счетной палаты РФ, его заместителя и (или) аудитора Счетной палаты РФ считается возбужденным. Для того чтобы правоприменитель имел полное представление о том, как именно может быть возбуждено уголовное дело в отношении Председателя Счетной палаты РФ, его заместителя и (или) аудитора Счетной палаты РФ, остается охарактеризовать требования к выносимому Председателем Следственного комитета РФ постановлению о возбуждении уголовного дела. Этот процессуальный документ состоит из трех частей — вводной, описательной и резолютивной. В постановлении о возбуждении уголовного дела должны быть указаны день, месяц, год, время (час и минуты принятия решения о возбуждении уголовного дела), населенный пункт его составления, должность, звание (классный чин), фамилия и инициалы Председателя Следственного комитета РФ, повод и фактическое основание для возбуждения уголовного дела, пункт, часть и статья УК РФ, по признакам которого оно возбуждается, ссылка на ст. ст. 145, 146 (или ст. 147), ч. 1 ст. 156 и п. 6 ч. 1 ст. 448 УПК РФ, а также собственно решение о возбуждении уголовного дела, с отражением статуса, фамилии, имени и отчества Председателя Счетной палаты РФ, его заместителя и (или) аудитора Счетной палаты РФ, заподозренного в совершении данного конкретного преступления, решения о принятии уголовного дела к своему производству (о направлении его по подследственности), о направлении копии постановления Генеральному прокурору РФ, об извещении заявителя и подозреваемого о принятом решении. И последнее, на что хотелось бы обратить внимание. Согласно ч. 3 ст. 39 Федерального закона «О Счетной палате Российской Федерации» статусом неприкосновенности, хотя и временным, в Счетной палате обладает также инспектор Счетной палаты. Без согласия Коллегии Счетной палаты РФ он не может быть привлечен к уголовной ответственности в дни, когда им выполняются служебные обязанности. Возбудить же с соблюдением требований ст. 146 УПК РФ уголовное дело в отношении действий данного должностного лица вправе любой орган предварительного расследования, которому подведомственно преступление, признаки которого обнаружены в совершенном инспектором Счетной палаты РФ деянии. Если Коллегия Счетной палаты РФ дала на то согласие, постановление о привлечении его в качестве обвиняемого выносит тот следователь (дознаватель и др.), которому подследственно совершенное инспектором Счетной палаты РФ преступление.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *