Законодательные основы противодействия ксенофобии и антисемитизму в советском государстве (1917 — 1939 гг.)

(Берлявский Л. Г., Колесников Е. В.) («История государства и права», 2013, N 17) Текст документа

ЗАКОНОДАТЕЛЬНЫЕ ОСНОВЫ ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ КСЕНОФОБИИ И АНТИСЕМИТИЗМУ В СОВЕТСКОМ ГОСУДАРСТВЕ (1917 — 1939 ГГ.) <*>

Л. Г. БЕРЛЯВСКИЙ, Е. В. КОЛЕСНИКОВ

——————————— <*> Berljavskij L. G., Kolesnikov E. V. Law institute’s principles of xenophobia and anti-Semitism counteraction in the Soviet state (1917 — 1939).

Берлявский Леонид Гарриевич, профессор кафедры конституционного и муниципального права Ростовского государственного экономического университета «РИНХ», доктор исторических наук, кандидат юридических наук.

Колесников Евгений Викторович, профессор кафедры конституционного и международного права Саратовской государственной академии права, доктор юридических наук.

В статье рассмотрена законодательная база противодействия ксенофобии и антисемитизму в Советском Союзе. Показано значение Декрета Совнаркома РСФСР от 27 июля 1918 г., советских уголовных законов в борьбе с национализмом и антисемитизмом.

Ключевые слова: Советское государство, Конституция РСФСР, Конституция СССР, уголовные кодексы, ксенофобия, антисемитизм, национализм, еврейские погромы, интернационализм, социалистическое равноправие наций и народов.

In the article the legislation of xenophobia and anti-Semitism counteraction in the Soviet Union is considered. The Sovnarkom of RSFSR Decree 27 July 1918, the Soviet criminal codes in the struggle against nationalism and anti-Semitism is shown.

Key words: Soviet state, Constitution of RSFSR, Constitution of the USSR, criminal codes, xenophobia, anti-Semitism, nationalism, Jewish pogroms, internationalism, socialist equality of nations and peoples.

Основатели и вожди советской государственности, руководствуясь интернационалистскими лозунгами-принципами, ставили задачу установления социалистического строя не только в России, но и во всем мире. Подобный подход к общественному и государственному устройству отразился в первых основополагающих (учредительных) актах того времени — Конституции РСФСР 1918 г., Основных Законах Союза ССР 1924 и 1936 гг. Весьма отчетливо приправленные социалистической риторикой леворадикальные положения о прогрессивном развитии наций и братстве народов нашли воплощение в первой писаной российской Конституции 1918 г. В ней сказано, что Российская Советская Республика (РСФСР) учреждается «на основе свободного союза свободных наций как федерация советских национальных республик» (разд. 1, гл. 1, п. 2), закреплялось свободное самоопределение и солидарность всех наций (разд. 1, гл. 3, п. 4; разд. 2 гл. 5, п. 20) <1>. Новое государство было призвано руководствоваться в своей политике интересами рабочего класса в целом и обеспечивать полное равноправие граждан. ——————————— <1> Конституция общенародного государства: Сборник / Под общ. ред. М. С. Смиртюкова, К. М. Боголюбова. М., 1978. С. 197 — 198, 203.

Вторая общесоюзная Конституция 1936 г. также исходила из традиционных марксистско-ленинских постулатов. Так, она провозглашала Советский Союз социалистическим государством рабочих и крестьян (ст. 1), утверждала диктатуру пролетариата (ст. 2), ставила величественную и, как оказалось впоследствии, утопическую задачу построения коммунистического общества (ст. 126) <2>. ——————————— <2> Там же. С. 236, 242.

В этом основополагающем документе, действовавшем в 1936 — 1977 гг., утверждалось равноправие граждан независимо от их национальности и расы во всех областях хозяйственной, государственной, культурной и общественно-политической жизни, которое объявлено «непреложным законом». Недопустимым, под угрозой применения закона, объявлялось любое ограничение прав или, наоборот, установление каких-либо преимуществ для граждан в зависимости от их расовой и национальной принадлежности, равно «как всякая проповедь расовой или национальной исключительности или ненависти и пренебрежения» (ст. 123). Разумеется, реальная политическая и правоприменительная практика в указанный период была неодинаковой, она дифференцировалась и по конкретным регионам. К примеру, состояние этноконфессиональных отношений в Белоруссии было иным, нежели на Чукотке. Советское государство, являясь классовым и интернациональным, проводило политику нивелирования национальных различий под коммунистическими лозунгами и в условиях абсолютной гегемонии большевистской партии. Непосредственно перед 1917 г. и в условиях революционной смуты, социального неблагополучия и падения нравов во всех классах и слоях российского общества обострился национальный вопрос, тем более что многие окраины объявили о своем суверенитете и независимости (Польша, Финляндия, Грузия и др.). Все это не могло не отразиться и на многочисленном европейском населении бывшей Российской империи, проживавшем в основном в западных губерниях, Петрограде, Москве и некоторых промышленных центрах. До революции евреи (некрещеные) были ограничены в выборе места жительства, им запрещались покупка земли и заниматься земледелием, состоять на государственной службе, включая право замещать офицерские должности. Евреи были в тот период одной из самых дискриминируемых групп населения. После свержения самодержавия Временным правительством весной и летом 1917 г. был принят ряд декретов и других правовых актов о полном гражданском равноправии евреев и ликвидации черты оседлости <3>. ——————————— <3> См., напр.: Большая советская энциклопедия / Гл. редактор А. М. Прохоров. М., 1970. Т. 2. С. 80 — 81; Солженицын А. И. Двести лет вместе. М., 2002. Ч. 2. Гл. 13 — 14.

Многие из них приветствовали свержение царизма, установление советской власти. Тем более что большевистская пропаганда широко использовала лозунги интернационализма, социалистического равноправия всех наций и народов. По утверждению ряда видных западных публицистов, на национальную политику молодого Советского государства оказало существенное влияние то обстоятельство, что главные события революции 1917 г. и последовавшей за ней гражданской войны проходили на территории бывшей черты оседлости <4>, что привело к политизации еврейских масс и радикализации их поведения. ——————————— <4> Фаст Г. Евреи: история народа. М., 2003. С. 226.

По самым разнообразным основаниям (в т. ч. и из-за белогвардейской и черносотенной пропаганды) среди части населения активировался антисемитизм — неприязнь, враждебное отношение к евреям. Его обычно рассматривают как часть более широкого феномена — ксенофобии (навязчивого страха, враждебности к чужим, незнакомым лицам, иностранцам) <5>. Сам термин «антисемитизм» ввел в 1879 г. немецкий журналист и политик леворадикального направления Вильгельм Марр (1819 — 1904 гг.) <6>, хотя это явление имеет более древние корни. ——————————— <5> Словарь современного русского языка / Гл. ред. В. И. Чернышев. М.-Л., 1950. Т. 1. С. 151; Большой словарь иностранных слов / Сост. А. Ю. Москвин. М., 2005. С. 49, 331; Басин Я. З. Большевизм и евреи: Белоруссия, 1920-е гг.: исторические очерки. Минск, 2008. Очерк первый. <6> Меляховецкий А. А. Энциклопедия заблуждений: евреи. М. — Донецк, 2004. С. 23, 274, 420; Рабинович Я. И. Еврейство между Гитлером и Сталиным. М., 2009. С. 41.

Крайняя и наиболее опасная форма межнационального неблагополучия того времени — еврейские погромы. Широкое распространение они приобрели в западных регионах, в особенности на Украине. Их инициаторы и пособники — белогвардейцы, местные националисты, белополяки при участии криминального элемента. Красная Армия и органы советской власти обычно жестко противодействовали подобным эксцессам. Антисемитизм противоречил официальной политике Советской власти и пресекался. В годы гражданской войны (1917 — 1920 гг.) было разгромлено 705 еврейских местечек и городков. Погибло при этом не менее 200 тыс. человек, избито, покалечено и ограблено свыше 1 млн. <7>. Усилилась эмиграция в Европу, Америку, Палестину. ——————————— <7> Кац А. С. Евреи. Христианство. Россия: от пророков до генсеков. М. — Красноярск, 2006. С. 300 — 301; Недава И. Вечный комиссар. М., 1991. С. 90 — 91.

Политическое и государственное руководство советской России было озабочено создавшейся ситуацией и предприняло комплекс мер по борьбе с ярым национализмом и шовинизмом, чем бы это ни обосновывалось. Неверно утверждение современного российского публициста А. С. Каца, что В. И. Ленин на донесения о погромах реагировал вяло, «…поскольку раздутый пожар — классовый, а связанный с ним антисемитизм он все равно тушить не собирался» <8>. ——————————— <8> Кац А. С. Указ. соч. С. 302.

Яркий пример — подготовка при активном участии В. И. Ленина и Я. М. Свердлова и последующее принятие самостоятельного законодательного акта — Декрета Совнаркома РСФСР от 27 июля 1918 г. «О борьбе с антисемитизмом и еврейскими погромами». В нем признавался опасный факт погромов и шовинистической агитации. Причины этого согласно Декрету — травля контрреволюции евреев, которые воспользовались голодом, усталостью, а также неразвитостью наиболее отсталых масс и остатками вражды к евреям, привитой народу самодержавием <9>. ——————————— <9> Декреты Советской власти. М., 1964. Т. 3.

В указанном акте, который по юридической силе фактически был законом, проводился принцип классовой солидарности различных народов — «еврейский буржуа нам враг не как еврей, а как буржуа. Еврейский рабочий нам брат». Любая травля по национальному признаку объявлялась недопустимой, преступной и позорной. Декрет от 27 июля 1918 г. предписывал ставить погромщиков и ведущих погромную агитацию вне закона <10>, что в тех суровых условиях означало санкцию властей на их физическое уничтожение. ——————————— <10> Декреты Советской власти. Т. 3.

В 1919 г. В. И. Ленин вновь подчеркнул актуальность этой проблемы, записав на граммофонной пластинке (диске) речь «О погромной травле евреев» <11>. ——————————— <11> Ленин В. И. Полн. собр. соч. 5-е изд. Т. 38. С. 242 — 243.

Советское государство, руководствуясь лозунгами интернационализма и большевистской идеологией, несмотря на конъюнктурные факторы, боролось с нарушениями национального и расового равноправия, прежде всего с антисемитизмом <12>. На местах были факты враждебного отношения к евреям и бытового национализма, но официально и публично все это и осуждалось, и пресекалось. Государственные органы, общественные организации целенаправленно вели воспитательную работу среди граждан, в особенности в молодежных коллективах по пропаганде идей интернационализма и советского патриотизма. ——————————— <12> См., напр.: Евреи: по страницам истории / Сост. С. Асиновский, Э. Иоффе. Минск, 1997. С. 245; Фаст Г. Указ. соч. С. 206; Костырченко Г. В. Политическое руководство СССР и интеллигенция еврейского происхождения (1936 — 1953 гг.): Автореф. дис. … докт. историч. наук. М., 2008.

По официальным данным, на 1926 г. доля евреев в Белорусской ССР была значительной и по отношению ко всему населению составляла 8,2% (более 450 тыс.), на Украине (УССР) — 5,4%, в РСФСР — всего 0,5% <13>. ——————————— <13> Евреи: по страницам истории. С. 250.

Советский Союз, будучи многонациональным и многоконфессиональным государством, противодействовал различным проявлениям национализма и ксенофобии. В этих целях активно использовалось уголовное законодательство. Отметим, что в уголовных законах РСФСР и других советских республик не было специального состава преступления «антисемитизм». Однако Уголовный кодекс советской России 1922 г. в главе о государственных преступлениях содержал состав «возбуждение национальной вражды и розни» (гл. 1, разд. 2, п. 83) <14>. ——————————— <14> Уголовный кодекс РСФСР. М., 1923 (изд. Наркомюста РСФСР).

Уголовный кодекс РСФСР 1926 г. в главе 2, посвященной преступлениям против порядка управления, включал аналогичный состав преступления (ст. 59-7). Санкция за это деяние — лишение свободы на срок не менее одного года <15>. ——————————— <15> СУ РСФСР. 1926. N 9. Ст. 71; N 15. Ст. 106; N 80. Ст. 600.

В первом Уголовном кодексе Белорусской ССР 1928 г. устанавливалось более строгое наказание. Статья 84 этого закона предусматривала, что пропаганда или агитация, направленные к возбуждению национальной или религиозной вражды или розни, а равно распространение или изготовление и хранение литературы того же характера влекут лишение свободы до двух лет. За те же действия в военной обстановке или при массовых волнениях могло быть назначено наказание в виде лишения свободы не менее чем на два года с конфискацией всего или части имущества, с повышением при особо отягчающих обстоятельствах вплоть до высшей меры социальной защиты — расстрела с конфискацией имущества <16>. ——————————— <16> Уголовный кодекс Белорусской ССР. Минск, 1929.

Уголовное преследование за антисемитизм не было редкостью. Так, в 1927 — 1928 гг. народные суды рассмотрели в Москве 34 подобных дела <17>. Почти всегда уголовные дела возбуждались по заявлению самих пострадавших без участия партийно-советских органов и общественности. При наличии смягчающих обстоятельств и по ходатайству трудовых коллективов, общественных организаций подсудимые могли приговариваться к наказанию, не связанному с лишением свободы. ——————————— <17> Зильберман И. Суд в борьбе с антисемитизмом // Еженедельник советской юстиции. М., 1929. N 4. С. 83 — 85.

По ст. 84 Уголовного кодекса БССР квалифицировались преступные действия девяти рабочих Борисовской стекольной фабрики, допустивших неоднократные оскорбительные выражения по национальному признаку, а затем и прямое физическое насилие в отношении работницы этого же предприятия еврейской девушки Баршай (фамилия). Это дело рассматривалось Верховным судом Белоруссии и имело большой общественный резонанс <18>. Подсудимые были приговорены к различным срокам лишения свободы. ——————————— <18> Басин Я., Лившиц А. Развитие белорусского законодательства против антисемитизма, расовой и национальной вражды или дискриминации // URL: http://www. homoliber. org/ru/gd/gd060501.html (дата обращения: 22.08.2012).

В условиях классового противоборства, всеобщего ожесточения тех лет, низкого уровня политической и правовой культуры значительная часть тех лиц, кто причислялся к антисемитам в духе тогдашних подходов к этому явлению, привлекались судами также и по смежным, весьма серьезным составам, квалифицируемым как «контрреволюционные преступления» (гл. 1 УК РСФСР). С целью скорректировать правовую политику в сфере борьбы с национальной рознью и ксенофобией Пленум Верховного Суда РСФСР в своем Постановлении от 28 марта 1930 г. N 32 (п. 2) разъяснил, что вышеуказанные нормы уголовного закона не применяются в случае совершения преступлений националистической направленности «в отношении отдельных лиц, принадлежащих к нацменьшинствам, на почве личного с ними столкновения» <19>. В подобных случаях преступления карались на основании уголовно-правовых норм о нанесении оскорбления или о хулиганстве. ——————————— <19> Советская юстиция. 1930. N 6 (прил. «Судебная практика РСФСР»).

В мае 1928 г. ЦК большевистской партии провел агитационно-пропагандистское совещание, уделившее большое внимание мероприятиям по борьбе с антисемитизмом. Это опасное явление не без оснований рассматривалось как орудие контрреволюции. Были выработаны разнообразные меры (просветительские, организационно-воспитательные, культурные) о путях и методах преодоления антисемитизма <20>. На местах, в трудовых коллективах предписывалось создавать атмосферу непримиримости к националистам и антисемитам. ——————————— <20> Солженицын А. И. Указ. соч. С. 228 — 230.

Однако были перегибы и злоупотребления. В 1924 г. органы ВЧК-ОГПУ сфабриковали дело «ордена русских фашистов». Его руководителем был назначен талантливый поэт Алексей Алексеевич Ганин (1893 — 1925 гг.), друг С. А. Есенина, расстрелянный под надуманными основаниями как активный контрреволюционер, якобы возглавивший эту антисоветскую организацию. Незадолго до этих трагических событий он уже арестовывался по обвинению в антисемитской пропаганде и агитации, что почти наверняка лишь усугубило его положение <21>. ——————————— <21> Растерзанные тени: избранные страницы из «дел» 20 — 30-х годов / Сост. С. Ю. Куняев, С. С. Куняев. М., 1995. С. 21.

Многие лица еврейского происхождения занимали руководящие должности в РКП(б) — ВКП(б), включая Центральный комитет, Секретариат, Политбюро, Красной Армии, органах ВЧК-ОГПУ, внешней разведки, системе государственного хозяйственного управления, наркоматах иностранных дел, юстиции, внутренних дел, торговли. В 1936 г. в составе советского правительства, по данным А. И. Солженицына, было 9 наркомов этой национальности. Кстати, первыми руководителями самостоятельного ведомства авиационной промышленности был М. М. Каганович (брат всесильного сталинского сподвижника Л. М. Кагановича). П. С. Жемчужина (супруга В. М. Молотова) в 1939 г. стала первой женщиной наркомом Союза ССР, возглавив ведомство рыбной промышленности <22>. ——————————— <22> Солженицын А. И. Указ. соч. С. 215 — 217, 280, 283 — 284; Медведев Ж. А. Сталин и еврейская проблема: новый анализ. М., 2004. С. 59; Рабинович Я. И. Еврейство между Гитлером и Сталиным. С. 143.

Интеллигенции еврейского происхождения принадлежали видные позиции в советской науке — математике, физике, химии, биологии. Так, в 1939 г. известный физиолог Л. С. Штерн была избрана действительным членом Академии наук Союза ССР, тем самым став первой женщиной академиком в Советском государстве <23>. ——————————— <23> Знаменитые евреи: краткие биографии / Сост. Э. М. Брайтман. М., 1997. С. 556 — 557.

20 — 30-е гг. — время расцвета образования и культуры на традиционном еврейском языке идиш. Были созданы учебные заведения, включая еврейские отделения и факультеты в ряде вузов, театры, музыкальные коллективы, издательства, газеты, журналы. Примечательно, что в Белорусской ССР идиш наряду с белорусским, русским и польским в это время был признан одним из официальных (государственных) языков и получил определенное распространение <24>. Однако в конце 30-х гг. сфера его распространения и сеть еврейских учебных заведений начали сужаться, а сам язык стал рассматриваться как орудие буржуазно-националистического влияния <25>. ——————————— <24> Евреи: по страницам истории. С. 252 — 256; Рабинович Я. И. Россия еврейская. М., 2006. С. 88; Басин Я. З. Указ. соч. Очерк второй. <25> Евреи: по страницам истории. С. 259; Рабинович Я. И. Россия еврейская. С. 108 — 109.

Судьба языка и образования на иврите более драматична. Еще в первые годы революции новые власти и еврейские большевики начали бороться с ним (древнееврейским языком) как с сугубо буржуазным и реакционным явлением, неразрывно связанным с иудаизмом и зарубежными центрами влияния. Ситуация осложнялась также и всеобщей политикой насаждения государственного атеизма среди всех народов и этнических групп Советского Союза. Не было исключением и еврейское население. В указанный период (1917 — 1939 гг.) Советское государство использовало разнообразные политические, культурно-воспитательные и правовые меры для борьбы с антисемитизмом и другими формами ксенофобии. Были предприняты серьезные усилия по нормализации межнациональных отношений и обеспечению равноправия трудящихся. В РСФСР и других союзных республиках с 1922 г. пропаганда антисемитизма и ответственность за подобные деяния начали квалифицировать достаточно широко и менее содержательно — как «возбуждение национальной вражды и розни». В то же время в ряде случаев борьба с антисемитизмом выходила за установленные законодательные рамки и использовалась для обоснования политических репрессий. Граждане еврейской национальности поддержали социалистические преобразования и активно включились в советское строительство.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *