Понятие и элементы конституционно-правовой ответственности в работах академика О. Е. Кутафина

(Шугрина Е. С.) («Элит», 2012) Текст документа

ПОНЯТИЕ И ЭЛЕМЕНТЫ КОНСТИТУЦИОННО-ПРАВОВОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ В РАБОТАХ АКАДЕМИКА О. Е. КУТАФИНА

Е. С. ШУГРИНА

Шугрина Е. С., доктор юридических наук, профессор кафедры конституционного и муниципального права РФ МГЮА имени О. Е. Кутафина.

Вопросы конституционно-правовой ответственности давно занимали умы конституционалистов. Академик О. Е. Кутафин был одним из первых, кто стал включать соответствующий раздел в базовый учебник по конституционному праву России. Причем, по мнению Олега Емельяновича, данные вопросы должны рассматриваться в начале изучения курса, непосредственно после общей характеристики конституционного права <1>. Такое местоположение главы представляется небесспорным — ряд ученых предлагает данные вопросы освещать в конце курса конституционного права, когда у студентов уже сформировано некое понимание особенностей функционирования публичной власти в государстве, конституционных основ взаимоотношения гражданского общества, человека и государства. ——————————— <1> Козлова Е. И., Кутафин О. Е. Конституционное право России: Учебник. 3-е изд., перераб. и доп. М.: Юристъ, 2004. 587 с. Именно в третьем издании учебника впервые появилась данная глава. В дальнейшем ссылки будут приводиться на 4-е издание учебника, в котором наиболее полно изложена концепция конституционно-правовой ответственности в том виде, как ее представлял академик О. Е. Кутафин.

С. А. Авакьян в своем учебнике предлагает аналогичную логику места расположения вопросов конституционно-правовой ответственности. Несмотря на то, что этот раздел имеет статус параграфа в рамках первой главы, автор уделил большое внимание характеристике всех необходимых для понимания студентов элементов конституционно-правовой ответственности <1>. ——————————— <1> Авакьян С. А. Конституционное право России: Учебный курс. 4-е изд. М.: Норма, 2010. Т. 1. С. 102 — 129.

М. В. Баглай рассматривает вопросы ответственности в конституционном праве в рамках второй главы, посвященной источникам и системе конституционного права <1>. ——————————— <1> Баглай М. В. Конституционное право Российской Федерации: Учебник для вузов. 5-е изд. М.: Норма, 2006. С. 34 — 36.

А. Н. Кокотов раскрывает вопросы конституционно-правового принуждения в рамках первой главы после общей характеристики конституционного права <1>. Аналогичный подход предлагается и в некоторых других учебниках, хотя речь идет не о конституционно-правовом принуждении в целом, а только о конституционной ответственности <2>. ——————————— <1> Конституционное право России: Учебник / Отв. ред. А. Н. Кокотов и М. И. Кукушкин. 2-е изд. М.: Норма, 2010. С. 33 — 37. <2> См., напр.: Головистикова А. Н., Грудцына Д. Ю. Конституционное право России: Учебник / Под ред. Н. А. Михалевой. М.: Эксмо, 2006. С. 59 — 63.

В. А. Виноградов вопросам конституционной ответственности посвятил целую главу, которая расположена после общей характеристики конституционного строя и Конституции Российской Федерации <1>. В учебнике, написанном коллективом авторов из Российской академии правосудия, представлена подобная позиция, хотя вопросы конституционной ответственности исследуются после общей характеристики Конституции Российской Федерации, но до основ конституционного строя <2>. ——————————— <1> Васильева С. В., Виноградов В. А., Мазаев В. Д. Конституционное право России: Учебник. М.: Эксмо, 2010. С. 101 — 138. <2> Конституционное право Российской Федерации: Учебник / Под общ. ред. Н. В. Витрука. М.: Норма, 2010. С. 129 — 139.

Л. А. Нудненко предлагает вопросы конституционно-правовой ответственности рассматривать в самом конце первого раздела, в рамках главы, посвященной теоретическим основам конституционализма <1>. ——————————— <1> Нудненко Л. А. Конституционное право России: Учебник. М: Юрайт, 2011. С. 83 — 88.

Даже такой поверхностный анализ места расположения главы или параграфа, посвященных конституционно-правовой ответственности, показывает, насколько неоднозначно решается в настоящее время этот вопрос. Известно, что в учебниках большинство авторов старается избегать проблемности при изложении тех или иных вопросов, в тексте должен быть разумный консерватизм, но актуальные сложные проблемы должны быть изложены простым и доступным для понимания студентов языком. Все это пришлось использовать в полной мере академику О. Е. Кутафину при изложении в учебнике главы, посвященной вопросам конституционно-правовой ответственности, несмотря на то, что ученые до сих пор продолжают спорить и о понятии и об отдельных элементах этого вида ответственности. Рассмотрим понятие и элементы конституционно-правовой ответственности более подробно. Понятие конституционно-правовой ответственности. Ответственность — неотъемлемый элемент правового статуса как граждан, так и органов государственной власти, иных субъектов конституционно-правовых отношений. Обычно под юридической ответственностью понимается реагирование государства в лице соответствующих должностных лиц или органов власти на правонарушение и обязанность правонарушителя претерпевать неблагоприятные последствия. О. Е. Кутафин добавляет, что юридическая ответственность — важнейший институт любой правовой системы, один из сущностных признаков права, необходимый элемент механизма его действия <1>. ——————————— —————————————————————— КонсультантПлюс: примечание. Учебник Е. И. Козловой, О. Е. Кутафина «Конституционное право России» включен в информационный банк согласно публикации — Юристъ, 2004 (3-е издание, переработанное и дополненное). —————————————————————— <1> Козлова Е. И., Кутафин О. Е. Конституционное право России: Учебник. 4-е изд., перераб. и доп. М.: Проспект, 2007. С. 33.

Существуют разные виды юридической ответственности. Конституционно-правовая ответственность является одним из видов юридической ответственности. «Будучи одним из видов юридической ответственности, конституционно-правовая ответственность обладает всеми общими признаками, которые выделяют юридическую ответственность среди других социальных явлений. Она, как и любая другая юридическая ответственность, является мерой государственного принуждения, основанной на юридическом и общественном осуждении правонарушения и выражающейся в установлении для правонарушителя определенных отрицательных последствий. Другим общим признаком юридической ответственности является установление для правонарушителя определенных отрицательных последствий, т. е. мер принуждения (санкций), которые применяются государством в случае нарушения нормы права» <1>. ——————————— —————————————————————— КонсультантПлюс: примечание. Учебник Е. И. Козловой, О. Е. Кутафина «Конституционное право России» включен в информационный банк согласно публикации — Юристъ, 2004 (3-е издание, переработанное и дополненное). —————————————————————— <1> Козлова Е. И., Кутафин О. Е. Указ. соч. С. 33.

Таким образом, будучи разновидностью юридической ответственности, конституционно-правовая ответственность обладает всеми признаками юридической ответственности (основанием ответственности является правонарушение, применение государственного принуждения, наличие неблагоприятных последствий для нарушителя, определенная формализация и др.). Вместе с тем следует говорить и об ее особенностях. По мнению О. Е. Кутафина, конституционно-правовая ответственность имеет свои особенности, не свойственные ни одному другому виду юридической ответственности. Эти особенности обусловлены специфическими свойствами предмета конституционного права. Конституционное право регулирует основополагающие отношения, определяющие содержание всех других общественных отношений во всех сферах жизнедеятельности общества. Оно устанавливает не только принцип безусловной наказуемости всех деяний, нарушающих общественные отношения, но и общие запреты на совершение тех или иных деяний <1>. ——————————— —————————————————————— КонсультантПлюс: примечание. Учебник Е. И. Козловой, О. Е. Кутафина «Конституционное право России» включен в информационный банк согласно публикации — Юристъ, 2004 (3-е издание, переработанное и дополненное). —————————————————————— <1> Козлова Е. И., Кутафин О. Е. Указ. соч. С. 35.

Соглашаясь в целом с этим подходом, Н. В. Витрук дополнительно обращает внимание на то, что целями конституционно-правовой ответственности «являются обеспечение верховенства, высшей юридической силы, прямого действия Конституции, охраны и защиты действия и реализации Конституции» <1>. ——————————— <1> Конституционное право Российской Федерации / Под общ. ред. Н. В. Витрука. М.: Норма; Инфра-М, 2010. С. 131.

В одном из своих решений Конституционный Суд РФ фактически сформулировал цели конституционно-правовой ответственности <1>. По мнению Суда, необходимость адекватных мер воздействия в целях защиты Конституции РФ, обеспечения ее высшей юридической силы, верховенства и прямого действия, а также верховенства основанных на ней федеральных законов на всей территории Российской Федерации, что требует соблюдения федеральной Конституции и федеральных законов, вытекает непосредственно из закрепленных Конституцией РФ основ конституционного строя Российской Федерации как демократического федеративного правового государства, обязанного обеспечивать признание, соблюдение и защиту прав и свобод, единство статуса личности на всей территории Российской Федерации, а также защиту других конституционных ценностей, таких как суверенитет и государственная целостность Российской Федерации, единство системы государственной власти, разграничение предметов ведения и полномочий между Российской Федерацией и ее субъектами, единство экономического пространства, обеспечение обороны страны и безопасности государства. ——————————— <1> Постановление Конституционного Суда РФ от 4 апреля 2002 г. N 8-П.

Таким образом, целями конституционно-правовой ответственности являются: — обеспечение верховенства и прямого действия Конституции РФ; — охрана основ конституционного строя РФ; — соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина; — обеспечение законности в сфере действия публичной власти; — обеспечение конституционного порядка. Конституционно-правовая ответственность основывается на определенных принципах, значительная часть которых сформулирована в решениях Конституционного Суда РФ <1>. К принципам, лежащим в основе любой юридической ответственности, таким как законность, неотвратимость наказания, следует добавить <2>: ——————————— <1> См., напр.: Постановление Конституционного Суда РФ от 16.10.1997 N 14-П. <2> Конституционное право Российской Федерации / Под общ. ред. Н. В. Витрука. М.: Норма; Инфра-М, 2010. С. 139; Васильева С. В., Виноградов В. А., Мазаев В. Д. Конституционное право России. М.: Эксмо, 2010. С. 103.

— ответственность должна быть установлена на законодательном уровне (в форме законов); — основания ответственности должны быть установлены в судебном порядке; — должно быть соответствие мер конституционно-правовой ответственности требованиям справедливости и соразмерности; — при досрочном прекращении полномочий выборных органов или должностных лиц одновременно должны назначаться новые выборы. Особенности конституционно-правовой ответственности заключаются в следующем: 1. Высокая степень политизации, обусловленная тем, что во многих случаях субъектами конституционно-правовой ответственности являются должностные лица и органы власти, т. е. субъекты права, наделенные властными полномочиями в отношении других, принимающие решения от имени государства, в интересах государства. Зачастую конституционно-правовую ответственность трудно разделить с политической. Однако политическая ответственность не является юридической, наступает за нарушение норм нравственности, морали, т. е. основанием не является правонарушение. Именно по этому критерию — наличие или отсутствие в качестве основания правонарушения, т. е. противоправного деяния — можно разделять политическую ответственность и конституционно-правовую. «Важно учитывать, что основанием конституционно-правовой ответственности для высших должностных лиц является нарушение их конституционных обязанностей, тогда как политическая ответственность означает только то, что занимающее высшую государственную должность лицо может лишиться политической поддержки в силу той или иной причины» <1>. ——————————— —————————————————————— КонсультантПлюс: примечание. Учебник Е. И. Козловой, О. Е. Кутафина «Конституционное право России» включен в информационный банк согласно публикации — Юристъ, 2004 (3-е издание, переработанное и дополненное). —————————————————————— <1> Козлова Е. И., Кутафин О. Е. Конституционное право России: Учебник. 4-е изд., перераб. и доп. М.: Проспект, 2007. С. 37.

Например, Президент РФ вправе отправить в отставку Правительство РФ как в связи с наличием в его действиях правонарушения, так и при отсутствии такового. Подобную ответственность часто именуют политической. Аналогично роспуск Государственной Думы, например, в случае троекратного отклонения кандидатуры на должность Председателя Правительства РФ также можно отнести к политической ответственности — Государственная Дума отвечает в данном случае за нормальное и полноценное функционирование исполнительной власти, признаков правонарушения в ее действиях нет. Иногда данные меры называют мерами государственного принуждения, но не ответственности. 2. Основанием конституционно-правовой ответственности является свой, особый вид правонарушений — конституционный деликт. Этот вопрос будет более подробно рассмотрен далее. 3. Довольно часто отношения, регулируемые нормами конституционного права, защищаются иными видами отраслевой ответственности, что не исключает и применение норм конституционно-правовой ответственности. Например, захват государственной власти предусматривает уголовную ответственность (статья 278 УК РФ); совершение депутатом преступления влечет прекращение статуса депутата (конституционно-правовая ответственность) и привлечение его к уголовной ответственности. О. Е. Кутафин обращает внимание на то, что «противоправное деяние нарушает одновременно два вида правоотношений: конституционно-правовое и конкретное правоотношение другой отрасли права, детализирующее конституционно-правовое отношение» <1>. ——————————— —————————————————————— КонсультантПлюс: примечание. Учебник Е. И. Козловой, О. Е. Кутафина «Конституционное право России» включен в информационный банк согласно публикации — Юристъ, 2004 (3-е издание, переработанное и дополненное). —————————————————————— <1> Козлова Е. И., Кутафин О. Е. Указ. соч. С. 35.

Причем возможно сначала привлечение к конституционно-правовой ответственности, а потом к иной отраслевой ответственности (отрешение Президента от должности, т. е. наступление конституционно-правовой ответственности, влечет впоследствии применение мер уголовной ответственности к этому лицу). Возможна и обратная последовательность действий (вступивший в законную силу обвинительный приговор суда влечет досрочное прекращение полномочий главы муниципального образования, т. е. наступление конституционно-правовой ответственности). Говоря о соотношении конституционно-правовой и других видов юридической ответственности, О. Е. Кутафин выделял несколько вариантов их раздельного или совместного применения <1>. В одних случаях применение того или иного вида ответственности может исключить конституционно-правовую ответственность. Например, лица, захватившие власть или присвоившие властные полномочия, привлекаются к уголовной ответственности. В других случаях применение конституционно-правовой ответственности может исключить необходимость использования какой-либо иной ответственности. Например, отставка министра в связи с его плохой работой, как правило, снимает вопрос о применении к нему мер дисциплинарной ответственности. Иногда конституционно-правовая ответственность используется независимо от того, использована ли другая ответственность. Например, нарушение порядка подсчета голосов влечет аннулирование результатов выборов по избирательному округу независимо от того, понесли ли виновные уголовную ответственность. Наконец, применение другой ответственности в ряде случаев обязательно влечет и конституционно-правовую ответственность. Например, в связи с вступлением в законную силу обвинительного приговора суда в отношении лица, являющегося депутатом, соответствующий законодательный (представительный) орган принимает решение о досрочном прекращении его депутатских полномочий. ——————————— —————————————————————— КонсультантПлюс: примечание. Учебник Е. И. Козловой, О. Е. Кутафина «Конституционное право России» включен в информационный банк согласно публикации — Юристъ, 2004 (3-е издание, переработанное и дополненное). —————————————————————— <1> Козлова Е. И., Кутафин О. Е. Конституционное право России: Учебник. 4-е изд., перераб. и доп. М.: Проспект, 2007. С. 36 — 37.

4. Другой особенностью конституционно-правовой ответственности является отсутствие четко выраженной субъективной стороны (вины). О. Е. Кутафин обращает внимание на то, что используя в конституционном праве такие категории, как умысел и неосторожность, конечно, противоестественно говорить, например, о «неосторожном» неудовлетворении требований, предъявляемых к деятельности должностного лица, о «неосторожном» отсутствии контроля и т. п. Однако вполне естественно было бы сказать о неполноценности или нерадивости должностного лица, которое неумышленно допустило в своей деятельности очевидные нарушения, т. е. совершило действия или бездействие, которые в других отраслях права как раз и признаются неосторожными <1>. ——————————— —————————————————————— КонсультантПлюс: примечание. Учебник Е. И. Козловой, О. Е. Кутафина «Конституционное право России» включен в информационный банк согласно публикации — Юристъ, 2004 (3-е издание, переработанное и дополненное). —————————————————————— <1> Козлова Е. И., Кутафин О. Е. Указ. соч. С. 34.

Кроме того, российская правовая доктрина не выработала единого подхода по вопросу о том, что такое вина коллективного субъекта, особенно если им является орган публичной власти. «Вину коллективных субъектов можно рассматривать как неприменение коллективным субъектом всех зависящих от него мер, в том числе неиспользование предоставленных ему прав (полномочий) для соблюдения конституционно-правовых норм и выполнения возложенных на него обязанностей, за нарушение которых предусмотрена конституционно-правовая ответственность» <1>. ——————————— <1> Васильева С. В., Виноградов В. А., Мазаев В. Д. Конституционное право России. М.: Эксмо, 2010. С. 110 — 111.

Например, Конституционный Суд РФ, рассматривая конституционность закона, примененного или подлежащего применению в конкретном деле, не исследует вопрос о вине законодателя. Однако это не исключает наличие данного элемента состава правонарушения. Конституционный Суд РФ неоднократно указывал, что наличие вины — общий и общепризнанный принцип юридической ответственности во всех отраслях права, и всякое исключение из него должно быть выражено прямо и недвусмысленно, т. е. закреплено непосредственно <1>. ——————————— <1> Постановление Конституционного Суда РФ от 25 января 2001 г. N 1-П.

В другом решении Конституционный Суд РФ подчеркнул, что, как следует из части 2 статьи 54 Конституции РФ, юридическая ответственность может наступать только за те деяния, которые законом, действующим на момент их совершения, признаются правонарушениями. Наличие состава правонарушения является, таким образом, необходимым основанием для всех видов юридической ответственности, при этом признаки состава правонарушения, прежде всего в публично-правовой сфере, как и содержание конкретных составов правонарушений, должны согласовываться с конституционными принципами демократического правового государства, включая требование справедливости, в его взаимоотношениях с физическими и юридическими лицами как субъектами юридической ответственности, что относится и к ответственности за нарушение таможенных правил. К основаниям ответственности, исходя из общего понятия состава правонарушения, относится и вина, если в самом законе прямо и недвусмысленно не установлено иное <1>. ——————————— <1> Постановление Конституционного Суда РФ от 27 апреля 2001 г. N 7-П.

5. Конституционно-правовая ответственность характеризуется особым порядком применения мер ответственности, связанным с отсутствием единой процедурной формы. Причем одни санкции могут применять в судебном порядке, другие — во внесудебном. Во многих случаях применение конституционно-правовых санкций предполагает сочетание судебного и внесудебного порядка. Например, вопрос об отрешении Президента РФ от должности решается при участии Государственной Думы, Совета Федерации, Верховного и Конституционного Судов РФ — это дает основание для того, чтобы говорить о сочетании судебного и внесудебного порядка. Во многих случаях, даже если вопрос решается во внесудебном порядке, основанием применения конституционно-правовых санкций является правонарушение, признанное таковым в судебном порядке — также можно говорить о сочетании судебного и внесудебного порядка. О. Е. Кутафин подчеркивает, что «характерной для конституционно-правовой ответственности особенностью является то, что не существует единой процедурной формы ее применения. Почти каждой мере конституционно-правовой ответственности соответствует свой особый порядок ее назначения и исполнения» <1>. ——————————— —————————————————————— КонсультантПлюс: примечание. Учебник Е. И. Козловой, О. Е. Кутафина «Конституционное право России» включен в информационный банк согласно публикации — Юристъ, 2004 (3-е издание, переработанное и дополненное). —————————————————————— <1> Козлова Е. И., Кутафин О. Е. Конституционное право России: Учебник. 4-е изд., перераб. и доп. М.: Проспект, 2007. С. 37.

6. Меры конституционно-правовой ответственности применяются специальными субъектами — органами государственной власти или их должностными лицами. Причем при определении уполномоченного субъекта в полной мере проявляются принципы разделения властей и федерализма. Например, отрешить от должности высшее должностное лицо субъекта РФ может или Президент РФ, или законодательный орган государственной власти субъекта РФ. 7. Конституционная ответственность характеризуется особым перечнем неблагоприятных мер воздействия к правонарушителям — конституционно-правовыми санкциями. Причем одна и та же мера воздействия может выступать и как санкция, и как не санкция в зависимости от обстоятельств. Например, досрочное прекращение Правительством РФ своих полномочий происходит и перед вновь избранным Президентом РФ (не санкция). 8. Нормы, регулирующие особенности привлечения к конституционно-правовой ответственности, содержатся в различных нормативных правовых актах — отсутствует единый кодифицированный источник. Легальное определение термина «конституционная ответственность» отсутствует, однако этот термин активно используется в практике Конституционного Суда РФ. Публичная власть, также несущая конституционную ответственность за сохранение природы и окружающей среды, в свою очередь, обязана принимать профилактические (превентивные) меры, направленные на сдерживание загрязнения окружающей среды, предупреждение и минимизацию экологических рисков <1>. ——————————— <1> Постановление Конституционного Суда РФ от 14.05.2009 N 8-П; Определение Конституционного Суда РФ от 03.02.2010 N 238-О-О.

В заявлении Конституционного Суда РФ от 26 июня 1992 г. N З-3 говорится, что невыполнение высшими должностными лицами своих обязанностей по защите конституционного строя ставит Конституционный Суд перед необходимостью рассмотреть вопрос об их конституционной ответственности. Конституционно-правовая ответственность может быть определена как мера воздействия за ненадлежащее осуществление государственной власти, нарушение конституционного порядка, конституционно-правовых норм. По мнению О. Е. Кутафина, «конституционно-правовая ответственность — это прежде всего отрицательная оценка государством деятельности граждан, государственного органа, должностного лица и т. д., а также мера принуждения, реализация санкции правовой нормы» <1>. ——————————— —————————————————————— КонсультантПлюс: примечание. Учебник Е. И. Козловой, О. Е. Кутафина «Конституционное право России» включен в информационный банк согласно публикации — Юристъ, 2004 (3-е издание, переработанное и дополненное). —————————————————————— <1> Козлова Е. И., Кутафин О. Е. Конституционное право России: Учебник. 4-е изд., перераб. и доп. М.: Проспект, 2007. С. 34 — 35.

Основание конституционно-правовой ответственности. Основанием любого вида ответственности является правонарушение. Элементами состава правонарушения являются: субъект, субъективная сторона, объект, объективная сторона. Проанализируем эти элементы применительно к конституционно-правовой ответственности. Субъектами конституционно-правовой ответственности могут быть как индивидуальные, так и коллективные субъекты конституционно-правовых отношений: граждане РФ, иностранные граждане и лица без гражданства; органы государственной власти и органы местного самоуправления, а также их должностные лица; некоммерческие объединения, политические партии, иные объединения граждан. Но очевидно, что субъекты конституционно-правовой ответственности должны обладать деликтоспособностью — способностью отвечать за свое поведение. «Многие субъекты конституционно-правовой ответственности являются органами и лицами, которые полномочны принимать решения, затрагивающие интересы всего государства или региона. Несвоевременное принятие решений или принятие законных, но неэффективных решений способно нанести громадный ущерб государству и населению. Такой ущерб возможен и в случае неспособности должностных лиц или органов справиться с возложенными на них обязанностями, выбрать правильный курс политики, отвечающей интересам общества и государства. В таких случаях можно считать вполне оправданным применение конституционно-правовой ответственности к органам и лицам даже при отсутствии с их стороны формальных правонарушений» <1>. ——————————— —————————————————————— КонсультантПлюс: примечание. Учебник Е. И. Козловой, О. Е. Кутафина «Конституционное право России» включен в информационный банк согласно публикации — Юристъ, 2004 (3-е издание, переработанное и дополненное). —————————————————————— <1> Козлова Е. И., Кутафин О. Е. Указ. соч. С. 49.

О. Е. Кутафин обращает внимание на то, что конституционно-правовая ответственность наступает, если граждане (индивидуальные субъекты) наделены специальной правосубъектностью (депутата, должностного лица, кавалера ордена и др.) <1>. ——————————— —————————————————————— КонсультантПлюс: примечание. Учебник Е. И. Козловой, О. Е. Кутафина «Конституционное право России» включен в информационный банк согласно публикации — Юристъ, 2004 (3-е издание, переработанное и дополненное). —————————————————————— <1> Козлова Е. И., Кутафин О. Е. Указ. соч. С. 44.

Вместе с тем имеются и некоторые особенности субъектного состава. Так, в своем Постановлении от 31 июля 1995 г. N 10-П Конституционный Суд РФ указал, что конституционная ответственность за выполнение актов публичной власти не может возлагаться на непосредственного исполнителя. Части и подразделения Вооруженных Сил и личный состав Министерства внутренних дел РФ не могут и не должны нести конституционной ответственности за исполнение государственно-властных велений главы государства или Правительства РФ. В другом решении Суд обратил внимание на то, что, устанавливая функции и полномочия федеральных органов государственной власти, Конституция РФ исходит из характера их конституционных взаимоотношений. Именно этим обусловлена… конституционная ответственность Президента РФ за деятельность Правительства РФ <1>. ——————————— <1> Постановление Конституционного Суда РФ от 11 декабря 1998 г. N 28-П.

Субъективная сторона представляет собой психическое отношение правонарушителя к своему поведению, его последствиям. В центре субъективной стороны всегда находится вина, которая может быть в форме умысла или неосторожности. «Однако само содержание вины в конституционно-правовых нарушениях обладает определенной спецификой. Вину субъектов конституционного права нельзя рассматривать только через категории ее психологических форм (умысел и неосторожность). Субъекты конституционного права могут нести ответственность и за нецелесообразность избранного ими поведения, и за неудачный стиль руководства, т. е. за недобросовестное, недолжное отношение к реализации своего статуса. …Специфической чертой конституционно-правовой ответственности является то, что она наступает как за правонарушения, так и при их отсутствии. Однако другая специфическая черта этой ответственности состоит в том, что она предполагает наличие вины и в условиях, когда формально какие-либо правонарушения отсутствуют. В конституционном праве возможно применение ответственности не только к индивидуальным, но и к коллективным субъектам. При этом вина организации не имеет своего специфического, сколько-нибудь отличного от вины конкретного работника содержания. Следует сказать, что при признании вины коллективного субъекта конституционного права, конституционно-правовая ответственность возлагается именно на этот коллективный субъект, а не на отдельных членов коллекти ва или руководителей, которые при этом могут параллельно нести личную ответственность за свои собственные противоправные и виновные деяния, связанные с виной коллективного субъекта» <1>. ——————————— —————————————————————— КонсультантПлюс: примечание. Учебник Е. И. Козловой, О. Е. Кутафина «Конституционное право России» включен в информационный банк согласно публикации — Юристъ, 2004 (3-е издание, переработанное и дополненное). —————————————————————— <1> Козлова Е. И., Кутафин О. Е. Конституционное право России: Учебник. 4-е изд., перераб. и доп. М.: Проспект, 2007. С. 55 — 56.

Кроме вины, к объективной стороне могут быть отнесены мотив, цель. Например, согласно ст. 44 Федерального закона «Об общественных объединениях» основаниями ликвидации общественного объединения или запрета его деятельности является систематическое осуществление общественным объединением деятельности, противоречащей его уставным целям. Объектом правонарушения являются общественные отношения, которым причинен вред или создана угроза причинения вреда. В этих отношениях, которые регулируются нормами конституционного права во всем их разнообразии, особое место занимает конституционный порядок. В приведенном выше Постановлении Конституционного Суда РФ от 4 апреля 2002 г. N 8-П фактически перечислены все основные элементы конституционного порядка. «Объектом конституционно-правового нарушения являются общественные отношения, регулируемые нормами конституционного права. Они существенным образом отличаются от общественных отношений, которые являются объектами правонарушений в других отраслях права. Нормы конституционного права регулируют общественные отношения, определяющие принципы, на которых основано устройство государства и общества. Эти нормы регулируют общие основы функционирования всей политической и экономической жизни общества, всего конституционного строя страны. Это означает, что неправомерное поведение субъектов конституционного права может привести к нарушению отдельных моментов устройства государственной и общественной жизни страны, представляет известную угрозу для нормального функционирования конституционного строя Российской Федерации и конституционной законности» <1>. ——————————— —————————————————————— КонсультантПлюс: примечание. Учебник Е. И. Козловой, О. Е. Кутафина «Конституционное право России» включен в информационный банк согласно публикации — Юристъ, 2004 (3-е издание, переработанное и дополненное). —————————————————————— <1> Козлова Е. И., Кутафин О. Е. Указ. соч. С. 51.

Таким образом, специфика объекта проявляется в том, что правонарушение посягает на общественные отношения, которые являются базовыми, основополагающими для многих областей нашей жизни. Вместе с тем чаще всего посягательство происходит на нормальное функционирование государственных институтов. Именно поэтому конституционно-правовую ответственность часто называют ответственностью за ненадлежащее осуществление власти. Объективная сторона характеризует внешнее проявление правонарушения, собственно противоправное поведение. Противоправность выражается в нарушении конституционно-правовых норм и может означать: неприменение или недолжное применение конституционно-правовых норм, а также их прямое нарушение. Иными словами речь может идти о разных формах проявления деяния — как действия, так и бездействия. Например, в соответствии с механизмом, предусмотренным в ч. 4 ст. 9 Федерального закона от 6 октября 1999 г. N 184-ФЗ «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» (с послед. изм.), бездействие представительного (законодательного) органа государственной власти субъекта РФ может привести к его роспуску. Подобные механизмы предусмотрены и для органов местного самоуправления (ст. ст. 73 и 74 Федерального закона «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации»). О. Е. Кутафин выделяет разные варианты недолжного поведения. «При соизмерении действий субъекта конституционно-правового отношения с требованием закона может быть выявлено несколько вариантов недолжного поведения: а) неприменение конституционно-правовой нормы; б) недолжное применение конституционно-правовой нормы, что может выразиться в недостаточно эффективной реализации предписаний нормы, в использовании одного из возможных вариантов поведения в ущерб другим; в) прямое нарушение конституционно-правовой нормы» <1>. ——————————— —————————————————————— КонсультантПлюс: примечание. Учебник Е. И. Козловой, О. Е. Кутафина «Конституционное право России» включен в информационный банк согласно публикации — Юристъ, 2004 (3-е издание, переработанное и дополненное). —————————————————————— <1> Козлова Е. И., Кутафин О. Е. Указ. соч. С. 52 — 53.

В отдельных случаях правомерное, но несвоевременное, нецелесообразное или неэффективное поведение также рассматривается в качестве объективной стороны. Например, Указом Президента РФ от 28 июня 2007 г. N 825 «Об оценке эффективности деятельности органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации» утвержден перечень дополнительных показателей для оценки эффективности деятельности органов исполнительной власти субъектов РФ, в том числе показателей эффективности использования средств консолидированных бюджетов субъектов РФ. Согласно Федеральному закону «О Счетной палате Российской Федерации» одной из задач Счетной палаты является определение эффективности и целесообразности расходов государственных средств и использования федеральной собственности (ст. 2). Об ущербе, причиненном государству, и о выявленных нарушениях закона Счетная палата информирует Совет Федерации и Государственную Думу, а при выявлении нарушения законов, влекущего за собой уголовную ответственность, передает соответствующие материалы в правоохранительные органы (ст. 15). В объективную сторону могут быть включены и последствия совершенного деяния. Например, одним из оснований отрешения главы муниципального образования или главы местной администрации от должности является совершение действий, в том числе издания им правового акта, не носящего нормативного характера, влекущих нарушение прав и свобод человека и гражданина, угрозу единству и территориальной целостности Российской Федерации, национальной безопасности Российской Федерации и ее обороноспособности, единству правового и экономического пространства Российской Федерации, нецелевое расходование субвенций из федерального бюджета или бюджета субъекта РФ, если это установлено соответствующим судом, а указанное должностное лицо не приняло в пределах своих полномочий мер по исполнению решения суда (ст. 74 Федерального закона от 6 октября 2003 г. N 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» (с послед. измен.)). Таким образом, основанием конституционно-правовой ответственности является конституционное правонарушение (конституционный деликт), под которым следует понимать виновное противоправное общественно опасное деяние, выражающееся в нарушении норм конституционного права или создании угрозы конституционно-правовым отношениям и влекущее применение мер конституционно-правовой ответственности. Иными словами, конституционный деликт — это недолжное поведение в конституционно-правовой сфере. По мнению О. Е. Кутафина, «основанием применения конституционно-правовой ответственности является действие или бездействие, которые причинили или могли причинить ущерб обществу или государству, независимо от того, были нарушены нормы конституционного права или нет. При этом предполагается, что в результате упомянутых действий или бездействия нанесен экономический ущерб, ущерб обороноспособности страны, ее достоинству и авторитету, доверию народа к органам государственной власти и т. д.» <1>. ——————————— —————————————————————— КонсультантПлюс: примечание. Учебник Е. И. Козловой, О. Е. Кутафина «Конституционное право России» включен в информационный банк согласно публикации — Юристъ, 2004 (3-е издание, переработанное и дополненное). —————————————————————— <1> Козлова Е. И., Кутафин О. Е. Конституционное право России: Учебник. 4-е изд., перераб. и доп. М.: Проспект, 2007. С. 57.

Следует стремиться к тому, чтобы меры конституционно-правовой ответственности применялись за нарушение норм права; но иногда на первый план выступают политические, деловые, а то и моральные критерии <1>. ——————————— <1> Авакьян С. А. Конституционное право России. М.: Норма; Инфра-М, 2010. С. 109. Т. 1.

Действующее законодательство все чаще предусматривает судебный порядок для подтверждения наличия признаков правонарушения, что само по себе является действенной гарантией прав лиц или организаций, к которым применяются меры конституционно-правовой ответственности. Так, в Постановлении Конституционного Суда РФ от 7 июня 2000 г. N 10-П отмечается, что нормы, закрепляющие досрочное освобождение от должности главы администрации Алтайского края за неправомерные действия в качестве института конституционной ответственности, не противоречат Конституции РФ при условии, что неправомерность этих действий подтверждается вступившим в силу решением суда. В настоящее время в большинство законодательных актов, предусматривающих меры конституционно-правовой ответственности, действительно внесены изменения, предусматривающие обязательное получение судебного решения, которым и подтверждается наличие или отсутствие признаков правонарушения в деяниях соответствующих субъектов. В. А. Виноградов предлагает выделять следующие виды конституционных деликтов <1>: ——————————— <1> Васильева С. В., Виноградов В. А., Мазаев В. Д. Конституционное право России. М.: Эксмо, 2010. С. 113 — 120.

— нарушение Конституции, посягательство на конституционный строй; — нарушение закона (иных конституционно-правовых актов), невыполнение судебных решений; — нарушение (несоблюдение) прав и свобод человека и гражданина; — нарушение (отклонение, принесение с оговоркой) присяги; — невыполнение (ненадлежащее исполнение) конституционных обязанностей; — злоупотребление правами (полномочиями); — утрата доверия; — нарушение требований о несовместимости мандата; — недостойное (неэтичное поведение); — совершение государственной измены. Конституционно-правовые санкции и особенности их применения. Обычно под санкциями понимаются конкретные неблагоприятные последствия, меры принудительного воздействия к правонарушителю. О. Е. Кутафин предлагал выделять следующие меры конституционно-правовой ответственности <1>: ——————————— —————————————————————— КонсультантПлюс: примечание. Учебник Е. И. Козловой, О. Е. Кутафина «Конституционное право России» включен в информационный банк согласно публикации — Юристъ, 2004 (3-е издание, переработанное и дополненное). —————————————————————— <1> Козлова Е. И., Кутафин О. Е. Конституционное право России: Учебник. 4-е изд., перераб. и доп. М.: Проспект, 2007. С. 37 — 43.

— отмена или приостановление действия актов государственных органов или их отдельных положений; — досрочное прекращение деятельности различных государственных органов и должностных лиц; — аннулирование юридических результатов тех или иных конституционно-правовых действий; — ограничение или приостановление некоторых основных прав граждан, которые применяются в связи с отдельными противоправными действиями граждан; — лишение специального, воинского или почетного звания, классного чина или государственных наград; — отмена решения о приобретении или прекращении гражданства Российской Федерации. В настоящее время данный список постепенно расширяется, можно выделить следующие группы конституционно-правовых санкций: — досрочное прекращение полномочий должностного лица или органа публичной власти; — признание неконституционным, незаконным нормативного правового акта с его последующей отменой; — отмена юридически значимого результата; — отказ в получении юридически значимого результата или блага; — ликвидация общественного объединения или иной организации; — временное осуществление полномочий одного уровня власти другим. Рассмотрим эти конституционно-правовые санкции более подробно, обращая внимание и на отдельные особенности процедуры применения. 1. Досрочное прекращение полномочий должностного лица или органа публичной власти. К конституционно-правовым санкциям этой группы можно отнести такие меры ответственности: — отрешение Президента РФ от должности (ст. 93 Конституции РФ); — роспуск Государственной Думы (статьи 111 и 117 Конституции РФ); — отставка Правительства РФ (ст. 117 Конституции РФ); — досрочное прекращение полномочий члена Совета Федерации, депутата Государственной Думы (ст. 4 Федерального закона «О статусе члена Совета Федерации и статусе депутата Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации»); — роспуск законодательного (представительного) органа государственной власти субъекта РФ (ст. 9 Федерального закона «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации»); — отрешение от должности высшего должностного лица субъекта РФ (ст. 19 Федерального закона «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации»); — досрочное прекращение полномочий депутата законодательного органа государственной власти субъекта РФ (ст. 12 Федерального закона «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации»); — расформирование избирательной комиссии (ст. 31 Федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации»); — роспуск представительного органа муниципального образования (ст. 73 Федерального закона «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации»); — отрешение от должности главы муниципального образования, главы местной администрации (ст. 74 Федерального закона «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации»); — досрочное прекращение полномочий депутата, члена выборного органа местного самоуправления, выборного должностного лица местного самоуправления (ст. 40 Федерального закона «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации»). Об особенностях досрочного прекращения полномочий Президента РФ, Государственной Думы и Правительства РФ достаточно подробно говорилось в предыдущих главах, поэтому особенности применения данной конституционно-правовой санкции будут показаны на примере деятельности иных органов публичной власти. В Постановлении Конституционного Суда РФ от 1 декабря 1999 г. N 17-П констатируется, что временное «отстранение» от должности — это то же «освобождение», но под условием, ограниченное во времени, не решающее окончательно конституционную судьбу субъекта. «Освобождение» и «отстранение» находятся в одном ряду санкций, в единой системе конституционной ответственности. Причем применение санкций и инициатива возбуждения этого процесса осуществляется разными субъектами. Если Совет Федерации применяет, условно скажем, «высшую меру» наказания в отношении Генерального прокурора РФ — освобождает его от занимаемой должности, то и все другие меры в рамках данного вида конституционной ответственности применяет Совет Федерации. В статье 9 Федерального закона «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» предусмотрены разные основания роспуска представительного органа государственной власти субъекта, но в любом случае наличие основания должно быть подтверждено в судебном порядке. В зависимости от конкретного основания решение о роспуске может принимать высшее должностное лицо субъекта РФ или Президент РФ. Согласно ст. 19 указанного Закона полномочия высшего должностного лица субъекта РФ (руководителя высшего исполнительного органа государственной власти субъекта РФ) прекращаются досрочно в случае: — отрешения его от должности Президентом РФ в связи с выражением ему недоверия законодательным (представительным) органом государственной власти субъекта РФ; — отрешения его от должности Президентом РФ в связи с утратой доверия Президента РФ, за ненадлежащее исполнение своих обязанностей, а также в иных случаях, предусмотренных законом; — вступления в отношении его в законную силу обвинительного приговора суда; — его выезда за пределы РФ на постоянное место жительства; — утраты им гражданства РФ, приобретения им гражданства иностранного государства либо получения им вида на жительство или иного документа, подтверждающего право на постоянное проживание гражданина РФ на территории иностранного государства. Вышеприведенные нормы показывают, что в зависимости от основания может наступить либо отрешение от должности, либо просто досрочное прекращение полномочий в связи с несоблюдением ограничений или требований, предъявляемых к лицам, замещающим данную должность. Поэтому и процедуры применения санкций будут различными — решение принимается во внесудебном порядке. По большинству оснований в Законе прямо предусматривается, что факт наличия или отсутствия состава правонарушения подтверждается в судебном порядке. Решение о досрочном прекращении полномочий, отрешении от должности принимает Президент РФ или законодательный орган соответствующего субъекта РФ. Например, Указом Президента РФ от 28 сентября 2010 г. N 1183 «О досрочном прекращении полномочий мэра Москвы» Лужков Юрий Михайлович был отрешен от должности мэра Москвы в связи с утратой доверия Президента Российской Федерации. В статье 31 Федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» предусматривается, что избирательная комиссия может быть расформирована судом в случаях: а) нарушения комиссией избирательных прав граждан, права граждан на участие в референдуме, повлекшего за собой признание ЦИК РФ, избирательной комиссией субъекта РФ недействительными итогов голосования на соответствующей территории либо результатов выборов, референдума; б) неисполнения комиссией решения суда или вышестоящей комиссии, решений ЦИК РФ, избирательной комиссии субъекта РФ, избирательной комиссии муниципального района; в) невыполнения комиссией обязанности по назначению выборов. Таким образом, применение конституционно-правовой санкции наступает только в судебном порядке, этим же судом должно быть установлено и наличие основания применения мер ответственности. Причем в Законе довольно подробно урегулирован вопрос и о том, кто может обратиться в суд. Так, с заявлением в суд о расформировании Центральной избирательной комиссии РФ вправе обратиться группа численностью не менее 1/3 от общего числа членов Совета Федерации или депутатов Государственной Думы. С заявлением в суд о расформировании избирательной комиссии субъекта РФ вправе обратиться группа численностью не менее 1/3 от общего числа членов Совета Федерации или депутатов Государственной Думы, либо группа депутатов численностью не менее 1/3 от общего числа депутатов законодательного (представительного) органа государственной власти данного субъекта РФ, либо группа депутатов любой из избираемых палат указанного органа численностью не менее 1/3 от общего числа депутатов этой палаты, а также ЦИК РФ. В отношении значительного числа должностных лиц, особенно выборных должностных лиц в действующем законодательстве предусматривается досрочное прекращение полномочий в связи с вступлением в законную силу обвинительного приговора суда. О. Е. Кутафин подчеркивает, что «совершив преступление, депутат теряет само право продолжать осуществление депутатских полномочий. Он нарушает одновременно и уголовный закон, и норму конституционного права, обязывающую депутата в своей деятельности руководствоваться Конституцией РФ и действующим законодательством. Поэтому депутат в таких случаях несет двойную ответственность: и как депутат (лишение мандата), и как физическое лицо (уголовное наказание) <1>. ——————————— —————————————————————— КонсультантПлюс: примечание. Учебник Е. И. Козловой, О. Е. Кутафина «Конституционное право России» включен в информационный банк согласно публикации — Юристъ, 2004 (3-е издание, переработанное и дополненное). —————————————————————— <1> Козлова Е. И., Кутафин О. Е. Конституционное право России: Учебник. 4-е изд., перераб. и доп. М.: Проспект, 2007. С. 45.

2. Признание неконституционным, незаконным нормативного правового акта с его последующей отменой. От названных выше мер конституционно-правовой ответственности следует отличать иные меры принуждения, например, приостановление действия актов органов исполнительной власти субъектов РФ Президентом РФ (ст. 85 Конституции РФ), поскольку окончательное решение этого вопроса осуществляется судом. Суд может установить, что спорный акт соответствует Конституции РФ и федеральным законам, международным обязательствам РФ, не нарушает прав и свобод человека и гражданина. Иными словами, суд может констатировать, что отсутствуют основания для применения мер ответственности. Во внесудебном порядке возможна отмена нормативных правовых актов, если речь идет об отношениях подчиненности — вышестоящий орган или должностное лицо может наделяться правом отмены актов нижестоящего органа или лица. Согласно ч. 3 ст. 115 Конституции РФ постановления и распоряжения Правительства РФ в случае их противоречия Конституции РФ, федеральным законам и указам Президента РФ могут быть отменены Президентом РФ. Возможность признания законов не соответствующими Конституции РФ предусмотрена в ст. 125 Конституции РФ, а также в статьях 3, 87 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации». Признание не соответствующими Конституции РФ федерального закона, нормативного акта Президента РФ, нормативного акта Правительства РФ, договора или отдельных их положений является основанием для отмены в установленном порядке положений других нормативных актов либо договоров, основанных на признанных неконституционными полностью или частично нормативном акте либо договоре либо воспроизводящих их или содержащих такие же положения, какие были признаны неконституционными. Н. В. Витрук обращает внимание, что «отмена неконституционного нормативного правового акта означает устранение ошибки в законотворчестве и представляет собой по своей юридической природе средство защиты, восстановления конституционности, имеет своей целью понудить законодателя заново отрегулировать общественные отношения с учетом требований Конституции РФ и правовых позиций Конституционного Суда РФ» <1>. ——————————— <1> Конституционное право Российской Федерации / Под общ. ред. Н. В. Витрука. М.: Норма; Инфра-М, 2010. С. 132.

О. Е. Кутафин подчеркивает, что «значение этой формы государственного воздействия состоит в том, что посредством ее применения осуществляется принудительная ликвидация незаконно возникших правоотношений и восстановление нарушенного правопорядка. Решение об отмене или приостановлении акта содержит в себе отрицательную оценку противоправных действий, приведших к изданию противоречащего закону акта, и служит предупреждению подобных правонарушений. Отмена содержит жесткий, категоричный императив и лишает акт всех его юридических потенций, в том числе ретроспективно. Она может устранять все правовые последствия действия такого акта с момента его принятия. Отмена и приостановление — близкие, но не совпадающие меры ответственности. Приостановление — это та же отмена, но под условием, ограниченная во времени, не решающая окончательную судьбу акта и не аннулирующая его действия в предшествующий период» <1>. ——————————— —————————————————————— КонсультантПлюс: примечание. Учебник Е. И. Козловой, О. Е. Кутафина «Конституционное право России» включен в информационный банк согласно публикации — Юристъ, 2004 (3-е издание, переработанное и дополненное). —————————————————————— <1> Козлова Е. И., Кутафин О. Е. Конституционное право России: Учебник. 4-е изд., перераб. и доп. М.: Проспект, 2007. С. 38.

Важно подчеркнуть, что принятие решения о признании неконституционным, незаконным нормативного правового акта осуществляется только в судебном порядке. Вопрос о конституционности акта находится в исключительном ведении Конституционного Суда РФ. 3. Отмена юридически значимого результата. К этой группе санкций можно отнести: — признание выборов недействительными (ст. 70 Федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации»); — отмена решения о приобретении или прекращении гражданства (ст. 22 Федерального закона «О гражданстве Российской Федерации»); — лишение статуса беженца (ст. 9 Федерального закона «О беженцах»); — аннулирование разрешения на временное проживание и вида на жительство (статьи 7 и 9 Федерального закона «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации»); — депортация иностранных граждан (ст. 31 Федерального закона «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации»); — отмена решения об итогах голосования, о результатах выборов, референдума (ст. 77 Федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации»); — лишение государственной награды или отмена решения о награждении (Указ Президента РФ от 7 сентября 2010 г. N 1099 «О мерах по совершенствованию государственной наградной системы Российской Федерации»). В статье 70 Федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» предусматриваются основания, при наличии которых соответствующая избирательная комиссия признает итоги голосования, результаты выборов, референдума субъекта РФ, местного референдума недействительными. Согласно ст. 22 Федерального закона «О гражданстве Российской Федерации» решение о приобретении или прекращении гражданства Российской Федерации подлежит отмене, если будет установлено, что данное решение принималось на основании представленных заявителем подложных документов или заведомо ложных сведений. Важно подчеркнуть, что наличие или отсутствие основания ответственности должно устанавливаться в судебном порядке — факт использования подложных документов или сообщения заведомо ложных сведений устанавливается в судебном порядке. В ст. 23 Закона предусматривается, что отмена решения по вопросам гражданства Российской Федерации осуществляется Президентом РФ или иным полномочным органом, ведающими делами о гражданстве РФ и принявшими такое решение. Решение по вопросам гражданства РФ в случае отмены его считается недействительным со дня принятия такого решения. В ст. 9 Федерального закона «О беженцах» предусматривается, что лицо лишается федеральным органом исполнительной власти, уполномоченным на осуществление функций по контролю и надзору в сфере миграции, либо его территориальным органом статуса беженца, если оно: 1) осуждено по вступившему в силу приговору суда за совершение преступления на территории Российской Федерации; 2) сообщило заведомо ложные сведения, либо предъявило фальшивые документы, послужившие основанием для признания беженцем, либо допустило иное нарушение положений данного Закона; 3) привлечено к административной ответственности за совершение административного правонарушения, связанного с незаконным оборотом наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества либо их прекурсоры, а также их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества либо их прекурсоры. Уведомление об утрате лицом статуса беженца или о лишении лица статуса беженца с указанием причин принятого решения об утрате статуса беженца или о лишении статуса беженца и порядка его обжалования вручается или направляется данному лицу федеральным органом исполнительной власти, уполномоченным на осуществление функций по контролю и надзору в сфере миграции, либо его территориальным органом в течение трех рабочих дней со дня принятия решения. Вышеприведенные нормы показывают, что лишение статуса беженца происходит во внесудебном порядке. Наличие или отсутствие оснований применения мер ответственности в одних случаях подтверждается судебным решением, в других — нет. В Положении о государственных наградах Российской Федерации, утвержденном Указом Президента РФ от 7 сентября 2010 г. N 1099, предусматривается, что награжденный может быть лишен государственной награды только вступившим в законную силу приговором суда при осуждении за совершение тяжкого или особо тяжкого преступления (пункт 9). Иными словами, предусмотрен судебный порядок применения меры ответственности, причем наличие или отсутствие основания применения санкции устанавливается этим же судом. 4. Отказ в получении юридически значимого результата или блага. К мерам конституционно-правовой ответственности этой группы можно отнести: — отказ в регистрации кандидата, списка кандидатов, исключение кандидата из заверенного списка кандидатов (ст. 38 Федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации»); — удаление наблюдателей из помещения для голосования (ст. 64 Федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации»). В статье 38 Федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» предусмотрены основания отказа в регистрации кандидата, списка кандидатов. Очевидно, что далеко не все из них следует рассматривать как основания для применения мер конституционно-правовой ответственности. Конституционно-правовой деликт, повлекший отказ в регистрации кандидата, имеется в следующих случаях: выявление 10 и более процентов недостоверных и (или) недействительных подписей от общего количества подписей, отобранных для проверки; сокрытие кандидатом сведений о неснятой и непогашенной судимости; установленный решением суда факт несоблюдения кандидатом ограничений в течение агитационного периода; установленный решением суда факт подкупа избирателей кандидатом, его доверенным лицом, уполномоченным представителем по финансовым вопросам, а также действовавшими по их поручению иным лицом или организацией. Анализ норм показывает, что наличие или отсутствие основания в одних обстоятельствах устанавливается только судом, в других — соответствующей избирательной комиссией, т. е. во внесудебном порядке. Применение мер ответственности происходит также во внесудебном порядке, что не исключает последующего обжалования. В ч. 12 ст. 64 Закона предусматривается, что наблюдатель и иные лица удаляются из помещения для голосования, если они нарушают закон о выборах, референдуме. Мотивированное решение об этом принимается участковой или вышестоящей комиссией в письменной форме. Правоохранительные органы обеспечивают исполнение указанного решения и принимают меры по привлечению удаленного наблюдателя и иных лиц к ответственности, предусмотренной федеральными законами. По мнению О. Е. Кутафина, в качестве мер конституционно-правовой ответственности следует рассматривать и ограничение или приостановление «некоторых основных прав граждан, которые применяются в связи с отдельными противоправными действиями граждан. Так, согласно Конституции РФ (ч. 3 ст. 32) не имеют права избирать и быть избранными граждане, содержащиеся в местах лишения свободы по приговору суда. Эта санкция является временным ограничением со стороны государства некоторых правомочий граждан Российской Федерации. Надо сказать, что государство использует определенное ограничение прав и свобод не только для воздействия на правонарушителей, но и для предупреждения правонарушений. Например, согласно Конституции РФ (ч. 1 ст. 56) в условиях чрезвычайного положения для обеспечения безопасности граждан и защиты конституционного строя в соответствии с федеральным конституционным законом могут устанавливаться отдельные ограничения прав и свобод с указаниями пределов и срока их действия» <1>. ——————————— —————————————————————— КонсультантПлюс: примечание. Учебник Е. И. Козловой, О. Е. Кутафина «Конституционное право России» включен в информационный банк согласно публикации — Юристъ, 2004 (3-е издание, переработанное и дополненное). —————————————————————— <1> Козлова Е. И., Кутафин О. Е. Конституционное право России: Учебник. 4-е изд., перераб. и доп. М.: Проспект, 2007. С. 42.

5. Ликвидация общественного объединения. В рамках данной группы санкций можно выделить такие меры конституционно-правовой ответственности, как: — ликвидация общественного объединения и запрет на его деятельность (ст. 44 Федерального закона «Об общественных объединениях»); — ликвидация политической партии (ст. 41 Федерального закона «О политических партиях»); — ликвидация религиозной организации и запрет на деятельность религиозного объединения (ст. 14 Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях»); — ликвидация организации за причастность к терроризму (ст. 24 Федерального закона «О противодействии терроризму»). Следует подчеркнуть, что далеко не всякая ликвидация общественного объединения должна рассматриваться как мера конституционно-правовой ответственности. Применение санкций наступает именно при наличии соответствующего правонарушения. В статье 44 Федерального закона «Об общественных объединениях» предусматривается, что основаниями ликвидации общественного объединения или запрета его деятельности являются: — нарушение общественным объединением прав и свобод человека и гражданина; — неоднократные или грубые нарушения общественным объединением Конституции РФ, федеральных конституционных законов, федеральных законов или иных нормативных правовых актов либо систематическое осуществление общественным объединением деятельности, противоречащей его уставным целям; — неустранение в срок, установленный федеральным органом государственной регистрации или его территориальным органом, нарушений, послуживших основанием для приостановления деятельности общественного объединения. Заявление в суд о ликвидации международного или общероссийского общественного объединения вносится Генеральным прокурором РФ или федеральным органом государственной регистрации. Заявление в суд о ликвидации межрегионального, регионального или местного общественного объединения вносится прокурором соответствующего субъекта РФ в порядке, предусмотренном Федеральным законом «О прокуратуре Российской Федерации», или соответствующим территориальным органом федерального органа государственной регистрации. Ликвидация общественного объединения по решению суда означает запрет на его деятельность независимо от факта его государственной регистрации. Порядок и основания ликвидации общественного объединения, являющегося юридическим лицом, по решению суда применяются также в отношении запрета деятельности общественного объединения, не являющегося юридическим лицом. Общественное объединение может быть ликвидировано, а деятельность общественного объединения, не являющегося юридическим лицом, может быть запрещена также в порядке и по основаниям, предусмотренным Федеральным законом «О противодействии экстремистской деятельности». На сайте Министерства юстиции РФ приводится Перечень общественных и религиозных объединений, иных некоммерческих организаций, в отношении которых судом принято вступившее в законную силу решение о ликвидации или запрете деятельности по основаниям, предусмотренным Федеральным законом «О противодействии экстремистской деятельности». По состоянию на 1 августа 2011 года этот список насчитывает 23 организации. Важно обратить внимание, что ликвидация общественного объединения производится в судебном порядке, причем в Законе довольно подробно урегулирован механизм инициирования производства по ликвидации общественного объединения или запрета на его деятельность. Например, прокурор Республики Башкортостан обратился в суд с исковым заявлением о ликвидации юридического лица — Регионального общественного движения «Общественный контроль» по Республике Башкортостан (далее — РОД «Общественный контроль»), указав на то, что РОД «Общественный контроль» в ходе осуществления деятельности допускались неоднократные грубые нарушения федерального законодательства. Вопреки требованиям ст. 24 Федерального закона «Об общественных объединениях» РОД «Общественный контроль» при осуществлении своей деятельности использовало символы государственной власти, а также наименование, не предусмотренное уставом, — Общественная инспекция Республики Башкортостан — без указания на организационно-правовую форму объединения. Участники РОД «Общественный контроль» использовали удостоверения личности, на которых изображен герб Российской Федерации, имеющие сходство с удостоверениями личности государственного образца. Решением Верховного Суда Республики Башкортостан от 24 декабря 2008 года исковое заявление удовлетворено. Определением Верховного Суда РФ от 17 марта 2009 г. N 49-Г09-4 решение оставлено без изменения. Подобный механизм содержится и в ст. 14 Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях». Основаниями для ликвидации религиозной организации и запрета на деятельность религиозной организации или религиозной группы в судебном порядке являются: — нарушение общественной безопасности и общественного порядка; — действия, направленные на осуществление экстремистской деятельности; — принуждение к разрушению семьи; — посягательство на личность, права и свободы граждан; — нанесение установленного в соответствии с законом ущерба нравственности, здоровью граждан, в том числе использованием в связи с их религиозной деятельностью наркотических и психотропных средств, гипноза, совершением развратных и иных противоправных действий; — склонение к самоубийству или к отказу по религиозным мотивам от оказания медицинской помощи лицам, находящимся в опасном для жизни и здоровья состоянии; — воспрепятствование получению обязательного образования; — принуждение членов и последователей религиозного объединения и иных лиц к отчуждению принадлежащего им имущества в пользу религиозного объединения; — воспрепятствование угрозой причинения вреда жизни, здоровью, имуществу, если есть опасность реального ее исполнения, или применения насильственного воздействия, другими противоправными действиями выходу гражданина из религиозного объединения; — побуждение граждан к отказу от исполнения установленных законом гражданских обязанностей и совершению иных противоправных действий. В качестве примера можно провести следующее дело. Прокурор Еврейской автономной области в интересах неопределенного круга лиц обратился в суд с заявлением о запрете деятельности религиозной группы «Ковчег Спасения». В Определении Верховного Суда РФ от 22 марта 2011 г. N 65-Г11-2 говорится, что заявление о запрете деятельности религиозной группы удовлетворено правомерно, поскольку религиозной группой фактически осуществлялась медицинская деятельность с применением процедур, представляющих собой неквалифицированное вторжение в сферу сознания человека; проводя моления, данная группа использовала методики, посягающие на психическое и психологическое здоровье людей. 6. Временное осуществление полномочий одного уровня власти другим. Эти конституционно-правовые санкции являются новыми для российской правовой системы и предназначены в первую очередь для обеспечения нормального функционирования соответствующих публично-правовых образований. К санкциям этой группы относятся: — временное осуществление федеральными органами государственной власти отдельных полномочий органов государственной власти субъекта РФ (ст. 26.9 Федерального закона «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации»); — временное осуществление органами государственной власти отдельных полномочий органов местного самоуправления (ст. 75 Федерального закона «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации»). В статье 75 указанного Закона «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» предусматривается, что отдельные полномочия органов местного самоуправления могут временно осуществляться органами государственной власти субъектов РФ в случае: — если вследствие решений, действий (бездействия) органов местного самоуправления возникает просроченная задолженность муниципальных образований по исполнению своих долговых и (или) бюджетных обязательств, определенная в порядке, установленном Бюджетным кодексом РФ, превышающая 30% собственных доходов бюджетов муниципальных образований в отчетном финансовом году, и (или) просроченная задолженность муниципальных образований по исполнению своих бюджетных обязательств, превышающая 40% бюджетных ассигнований в отчетном финансовом году, при условии выполнения бюджетных обязательств федерального бюджета и бюджетов субъектов РФ в отношении бюджетов указанных муниципальных образований; — если при осуществлении отдельных переданных государственных полномочий за счет предоставления субвенций местным бюджетам органами местного самоуправления было допущено нецелевое расходование бюджетных средств либо нарушение Конституции РФ, федерального закона, иных нормативных правовых актов, установленные соответствующим судом. Наличие или отсутствие обоих оснований должно быть подтверждено судебными решениями, однако механизмы введения этих мер ответственности разные. В случае возникновения просроченной задолженности в соответствующем муниципальном образовании по ходатайству высшего должностного лица субъекта РФ (руководителя высшего исполнительного органа государственной власти субъекта РФ) и (или) представительного органа муниципального образования, главы муниципального образования решением арбитражного суда субъекта РФ вводится временная финансовая администрация на срок до одного года. В случае нецелевого расходования субвенций решение о временном осуществлении органами исполнительной власти субъекта РФ отдельных полномочий органов местного самоуправления принимается высшим исполнительным органом государственной власти субъекта РФ с одновременным изъятием соответствующих субвенций. В Законе предусматривается, что не могут временно осуществляться органами государственной власти субъектов РФ полномочия органов местного самоуправления по принятию устава муниципального образования, внесению в него изменений и дополнений, установлению структуры органов местного самоуправления, изменению границ территории муниципального образования, преобразованию муниципального образования. В заключение следует сказать следующее. Одно из самых важных качеств любого педагога, ученого — умение сказать просто о сложном; способность доступным языком с примерами из жизни представить всю многогранность и многоаспектность довольно сложного явления. Академик Олег Емельянович Кутафин был настоящим Педагогом и Ученым. Это в полной мере проявилось и при освещении, определенной популяризации вопросов конституционно-правовой ответственности.

——————————————————————

Название документа Интервью: Юридический факультет Бакинского государственного университета: прошлое, настоящее, будущее (интервью с доктором юридических наук, профессором юридического факультета Бакинского государственного университета Иманлы Магомедом Наги оглы) («Международное уголовное право и международная юстиция», 2012, N 2) Текст документа

ЮРИДИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ БАКИНСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА: ПРОШЛОЕ, НАСТОЯЩЕЕ, БУДУЩЕЕ

ИНТЕРВЬЮ С ДОКТОРОМ ЮРИДИЧЕСКИХ НАУК, ПРОФЕССОРОМ ЮРИДИЧЕСКОГО ФАКУЛЬТЕТА БАКИНСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА ИМАНЛЫ МАГОМЕДОМ НАГИ ОГЛЫ <*>

А. П. КУЗНЕЦОВ

——————————— <*> The interview deals with the past, present and future of Baku state university law department. The interviewee is professor of Baku state university law department phd Imanly Magomed Nagi ogly.

Кузнецов А. П., доктор юридических наук, профессор.

Биография. Родился 30 июня 1962 г. в Амасийском районе Армянской Республики. В 1988 г. окончил юридический факультет Азербайджанского государственного университета им. С. М. Кирова. С 1993 г. работал в должности преподавателя на кафедре уголовного права и криминологии. В 1999 г. защитил диссертацию на соискание ученой степени кандидата юридических наук на тему: «Вопросы уголовно-правовой борьбы с контрабандой в Азербайджанской Республике». В 2004 г. был назначен первым заместителем декана юридического факультета Бакинского государственного университета. В 2006 г. защитил диссертацию на соискание ученой степени доктора юридических наук на тему «Уголовно-правовые и криминологические проблемы борьбы с терроризмом» и был избран председателем диссертационного совета. В 2009 г. назначен экспертом по юридическим вопросам Высшей аттестационной комиссии при Президенте Азербайджанской Республики. Является вице-президентом Международной ассоциации юристов тюркского мира, членом Российской юридической академии наук РФ, почетным доктором Вюрцбургского университета. Автор более 100 статей, 6 монографий, 10 учебников, значительная часть которых посвящена проблеме противодействия терроризма в современном мире. Состоит в редакционных советах журналов «Следователь», «Международное уголовное право и международная юстиция», «Правовое государство и закон».

— Бакинский государственный университет среди учебных заведений на постсоветском пространстве занимал одно из ведущих мест в системе подготовки специалистов с высшим образованием. В этой связи российской научной общественности небезынтересны его история и сегодняшнее положение, роль и место в системе высших учебных заведений Азербайджанской Республики… — Первого сентября 1919 г. парламент Азербайджанской Демократической Республики на заседании принял решение о создании в Баку университета и утвердил его устав. Таким образом, был образован первый светский центр высшего образования на перекрестке Европы и Азии. Университет начал свою деятельность с двух факультетов: историко-филологического и медицинского, в которых работали 44 педагога и обучалось 1094 студента. Первым его ректором был выдающийся русский ученый, профессор Казанского университета, знаменитый хирург В. И. Разумовский. В 1920 — 1930-х гг. в университете ведущими преподавателями работали великие азербайджанские писатели Абдулрагимбей Ахвердиев и Таги Шахбази, профессора-востоковеды П. К. Жузе и А. О. Маковельский, профессор-правовед А. О. Мишель, профессор-математик А. Г. Лопатинский, ученый-химик Мохсунбей Ханларов и другие знаменитые ученые. Наш известный соотечественник, лауреат Нобелевской премии Л. Д. Ландау и многие другие выдающиеся деятели, а также представители национальной интеллигенции 30-х годов получили образование в нашем университете. В 1930 г. Совет Народных Комиссаров СССР реорганизовал университет, и на его базе были созданы Высший педагогический институт и другие высшие учебные заведения. Однако в 1934 г. Государственный университет вновь начал свою деятельность и по-прежнему стал центром научно-педагогической мысли, в том числе национального сознания в республике. В годы Второй мировой войны 1941 — 1945 гг. университет смог сохранить свои ведущие позиции в стране в области науки и образования. Следует отметить особые заслуги ученых университета в создании в 1945 г. Академии наук Азербайджана. Большинство действующих в Азербайджане высших учебных заведений, в том числе Азербайджанский медицинский университет, Азербайджанский государственный экономический университет, Азербайджанский государственный педагогический университет и другие, были образованы на базе университета. С 1969 г. начинается новый этап в жизни университета, ведущий к вершинам знаний и науки, охватывающий значительный исторический отрезок времени: в университете начали функционировать факультеты, кафедры, около 30 научно-исследовательских лабораторий по новым, современным специальностям. Таким образом, закладывался прочный фундамент для будущего развития университета. В настоящее время университет, являющийся флагманом науки и образования в Азербайджане, обладающий богатым историческим прошлым, стал признанным в мире центром науки и образования. Сегодня на 16 факультетах университета учатся около 18 тыс. студентов, в том числе по 52 специальностям на ступени бакалавра, по 33 направлениям, включающим 156 специальностей, на ступени магистратуры. Среди указанных факультетов важное место занимает юридический факультет. Являясь современным крупнейшим научным центром, университет объединяет 125 кафедр по естественным и гуманитарным научным областям, 21 научно-исследовательскую лабораторию, в которых работает более 200 человек, научно-исследовательский институт прикладной математики и научно-исследовательский институт проблем физики, современное издательство и типографию, соответствующие европейским стандартам, осуществляющим научные исследования, охватывающие широкий спектр научной тематики — от классических вопросов азербайджанского языка, литературы и истории до генетики, получения наноматериалов. Из 1300 преподавателей университета около 100 человек удостоены высших государственных наград, орденов и медалей, 14 человек являются депутатами Милли Меджлиса, 40 человек — заслуженными деятелями науки, 20 человек — президентскими стипендиатами, 30 человек — заслуженными учителями, 23 человека — действительными членами и членами-корреспондентами Национальной академии наук Азербайджана, около 300 человек — докторами наук, профессорами, свыше 900 — кандидатами наук. Студенты в процессе обучения имеют возможность использовать богатый научный фонд библиотеки университета, составляющий более 2,5 млн. изданий. В настоящее время научная библиотека располагает 5 абонементами, 14 читальными залами на 1085 посадочных мест, ее фондами постоянно пользуется около 20 тыс. читателей — преподавателей, студентов, магистрантов университета.

— Как вы отметили, в структуре факультетов Бакинского государственного университета важное место занимает юридический факультет. Не могли бы вы более подробно рассказать об этом? — Действительно, юридический факультет — один из ведущих, влиятельных и крупных факультетов университета. Он практически ровесник самого университета и имеет богатую историю. Нехватка национальных кадров во всех сферах общественной жизни побудила Комиссариат Народного Просвещения приступить в 1920 г. к созданию высшего учебного заведения по подготовке юристов для нужд страны. Используя возможности востоковедческого факультета, созданного на базе восточного отделения историко-филологического факультета, в 1927/1928 учебном году стало функционировать юридическое отделение факультета востоковедения. Таким образом, начался процесс подготовки национальных юридических кадров для работы в органах государственного управления и судах. 17 декабря 1928 г. на базе юридического отделения создается самостоятельный юридический факультет. Важную роль в учреждении юридического отделения в составе факультета востоковедения сыграл тогдашний ректор университета, талантливый организатор, видный литератор и государственный деятель Таги Шахбази. Юридический факультет был образован в составе судебного и административно-хозяйственного отделений. Его возглавил профессор А. О. Мишель, видный специалист по теории государства и права, авторитетный юрист, выпускник Института красной профессуры. Благодаря его организаторским способностям в самое короткое время к преподаванию на юридическом факультете привлекаются известные юристы из основных научных центров СССР и высококвалифицированные азербайджанские юристы. В частности, преподавательскую деятельность осуществляли ученые-правоведы из университетов Москвы, Саратова и других городов, например такие знаменитые в то время ученые-юристы, как профессора Н. Н. Полянский и Н. Д. Дурманов. На первоначальном этапе деятельности юридического факультета в качестве самостоятельного в его состав входило одиннадцать кафедр: теории государства и права; истории и диалектического материализма; философии права; истории хозяйства и материальной культуры; международного права; уголовного права; хозяйственного права; гражданского права; государственного права; торгово-промышленного права и статистики. Данные кафедры объединялись в философско-социологическую, юридическую и экономическую комиссии. В кратчайшие сроки юридический факультет превратился в один из ведущих факультетов. Одним из доказательств этого служит активность сотрудников факультета в научно-исследовательской и общественной деятельности университета. История юридического факультета вне Азербайджанского государственного университета продолжилась до 1941 г. В связи с уходом большинства преподавателей и студентов на фронт многие высшие школы, как и Институт народного хозяйства, были объединены с АГУ. С тех пор юридический факультет «неразлучен» с университетом. На момент возвращения факультета в состав АГУ в него входили четыре кафедры — гражданского права (зав. кафедрой Г. Дж. Джафаров), уголовного права (зав. кафедрой Г. М. Мамедов), международного права (зав. кафедрой В. И. Лисовский) и государственного права (зав. кафедрой вначале был В. Н. Хатунцев, а затем Б. А. Гусейнов). В связи с войной на юридическом факультете, как и на многих других, было открыто заочное отделение. С 30 апреля 1944 г. на юридическом факультете применялся 4-летний срок обучения. Из-за нехватки педагогов и учебных пособий было прекращено преподавание некоторых дисциплин. Однако, несмотря на все эти трудности и лишения, юридический факультет считался самым передовым, дисциплинированным и примерным факультетом университета. По собственной инициативе юридический факультет стал организатором ряда научных конференций. Так, на конференции на тему «Фашизм и право», проведенной в университете в июне 1942 г., с научными докладами выступили преподаватели юридического факультета — доцент В. Лисовский с докладом «Фашизм и международное право», старший преподаватель Б. А. Гусейнов с докладом «Фашизм и семья» и преподаватель Ю. А. Аникст-Звонская с докладом «Расовая теория немецкого фашизма». Послевоенные годы отмечены значительными изменениями в жизни университета. Во второй половине 1940-х и первой половине 1950-х гг. университет стремительно растет, открываются новые факультеты и кафедры, увеличиваются профессорско-преподавательский состав и студенческий контингент. В 1947 г. было создано студенческое научное общество юридического факультета. В дополнение к этому при каждой кафедре юридического факультета организуются научные кружки. Уже в январе 1948 г. 70 студентов самостоятельно выполняли научно-исследовательскую работу в составе студенческого научного общества. Большинство правоведов-педагогов, впоследствии вступивших в ряды профессорско-преподавательского состава, начинали свою научную деятельность в рядах этого студенческого научного общества. Среди профессоров и преподавателей юридического факультета, которые в бытность свою студентами были активными участниками студенческого научного общества, можно назвать А. Бабаева, И. Керимова, И. Алескерова, А. Мильмана, И. Мамедова, Г. Манаева, М. Меликову, М. Халафова, М. Алескерова, Р. Оруджева, А. Алиева, З. Гасымова, Г. Мадатова и др. Многие из них навеки связали свою судьбу с факультетом, сыграв важную роль в развитии юридической науки и подготовке большого числа юридических кадров в качестве профессоров и заведующих кафедрами. Начиная с 1950-х гг. на юридическом факультете была устранена проблема нехватки квалифицированных педагогов и ученых-юристов. Азербайджанские ученые-правоведы, направленные в конце 1940-х в Московский государственный университет им. М. В. Ломоносова, Академию наук СССР для учебы в аспирантуре и докторантуре, успешно защитив кандидатские и докторские диссертации, в начале 1950-х возвращались на факультет. В 1960-х гг. факультет значительно расширился, пополнились его ряды профессорско-преподавательского состава и студенческого контингента, увеличился профиль научно-исследовательских работ сотрудников факультета, существенно повысилась их научно-практическое значение. Видный ученый и талантливый организатор М. Халафов, избранный деканом в 1962 г. и дольше всех руководивший факультетом (на протяжении 18 лет), оказал положительное влияние на рабочую атмосферу факультета. В тот период как в образовательном, так и в научно-исследовательском направлении на первый план выдвигалось требование качества, ускорилось развитие и научно-педагогического направления. В 1960-х гг., всего на протяжении нескольких лет была организована защита 3 докторских и 7 кандидатских диссертаций преподавателей факультета. Следует также отметить и то, что темы всех докторских и кандидатских диссертаций, подготовленных и защищенных сотрудниками факультета, были особенно актуальными. Доцент А. Мильман в 1965 г. защитил докторскую диссертацию на тему «Политическое устройство Азербайджана в XIX и начале XX века», доцент Д. Мовсумов в 1966 г. защитил докторскую диссертацию на тему «Судебный и уголовный процесс в Азербайджанской ССР в 1917 — 1937 гг.», доцент М. Алескеров в 1968 г. защитил докторскую диссертацию на тему «Международно-правовые отношения СССР с молодыми независимыми государствами Азии и Африки». Новый этап развития АГУ, его юридического факультета и вообще всего азербайджанского общества начинается с 1969 г. Избрание общенационального лидера азербайджанского народа, известного государственного деятеля и незаурядной личности Гейдара Алиева первым секретарем ЦК КП Азербайджанской ССР 14 июля 1969 г. стало началом основательного поворота и обновления социально-экономической, общественно-культурной, научно-образовательной жизни республики. С момента начала руководства республикой Гейдара Алиева, являвшегося выпускником исторического факультета университета, в Азербайджане все стало меняться в лучшую сторону. Эти новшества и изменения отразились в первую очередь в науке, образовании, национальной культуре, искусстве и литературе. Одним словом, всему, что способствовало развитию национально-общественной мысли, были уделены невиданные доселе внимание и забота.

— Как видно, становление и развитие юридического факультета не было простым и поэтому не может не вызывать чувство гордости за профессорско-преподавательский состав, внесший значительный вклад в подготовку юридических кадров, не только для Азербайджанской Республики, но и СССР в целом. В этой связи хотелось бы уточнить, как сохраняются традиции юридического факультета, как приумножается его научный потенциал? — В 70-е годы прошлого века научно-педагогическую деятельность на юридическом факультете осуществляли профессора и квалифицированные педагоги высокого научно-теоретического уровня. В тот период на факультете работали 7 докторов наук и 32 кандидата наук. Все занятия по направлениям специализации велись преподавателями, обладающими соответствующими учеными степенями и званиями. Юридический факультет БГУ считался одним из самых известных научно-учебных заведений в Советском Союзе. Неслучайно, что в масштабе страны Баку, после Москвы и Киева, считался третьим центром, готовившим дипломатов в зарубежные страны. В 1970 — 1980-е гг. на юридическом факультете были подготовлены дипломаты из более чем 50 стран мира. Здесь получали образование слушатели из Ближнего Востока, Юго-Восточной Азии, арабских стран, Африки и Латинской Америки. Часть из них защитила кандидатские диссертации. За время деятельности факультет подготовил тысячи высококвалифицированных юридических кадров, обеспечил правоохранительные органы, государственные и правительственные структуры юридическими кадрами. Юридический факультет является ведущим центром в республике по развитию юридической науки и подготовке научно-педагогических кадров. Среди выпускников факультета есть ученые, имеющие особые заслуги в подготовке национальных юридических кадров: Вахид Гахраманов, Мамед Халафов, Джахангир Керимов, Азиз Асадов, Иса Мамедов, Джафар Мовсумов, Мясума Меликова, Муртуз Алескеров, Фируддин Самандаров, Тофиг Гафаров. Основные направления научно-исследовательских работ на факультете: проблемы теории и истории государства и права, история политических и правовых учений, конституционное право, муниципальное право, административное право, финансовое право, проблемы гражданского права в условиях перехода к рыночной экономике, вопросы преступления и наказания, охрана общества от преступных посягательств, изучение условий и причин преступности, подготовка мер борьбы и профилактики, регулирование отношений правосудия, вопросы использования научно-технических средств в раскрытии преступлений, расследовании и судебном разбирательстве, вопрос тактики в расследовании преступлений. В настоящее время обучение на очном и заочном отделениях факультета осуществляется на азербайджанском и русском языках. На факультете работает профессорско-преподавательский состав в количестве 80 человек, в том числе один член-корреспондент Национальной академии наук Азербайджана. На факультете получают образование 2000 бакалавров и магистрантов очного и заочного отделений, а также слушателей, получающих дополнительное образование, 42 аспиранта и 52 диссертанта. Юридический факультет прошел большой путь развития. В сердце каждого его выпускника — множество славных моментов, вызывающих чувство гордости. Юридическая наука Азербайджана и вместе с ней юридический факультет университета все эти годы развивались, достигли множества успехов, значительно продвинулись.

— Социально-экономические и политико-правовые преобразования, проводимые в Азербайджанской Республике в последние годы, резко усилили спрос на высококвалифицированных специалистов в области права. Как ведется подготовка студентов у вас на юридическом факультете? — Проводимые во всех сферах общественной жизни преобразования последних лет резко усилили спрос на высококвалифицированных специалистов в области права. В современных условиях все более возрастает количество принимаемых нормативно-правовых актов в различных областях права, реформируется система правоохраны, судебной власти. Для того чтобы ориентироваться в вопросах права, принимать обоснованные и законные решения, необходимо иметь не только обширные, но и глубокие знания в области юриспруденции. Современному управленцу требуется либо самому иметь специальное юридическое образование, либо обращаться к помощи квалифицированного юриста. Более того, в условиях постоянно меняющегося законодательства незнание права может дорого обойтись любому хозяйствующему субъекту, так как принятие юридически квалифицированных решений может повлечь самые неблагоприятные последствия. Чтобы удовлетворить растущий спрос на специалистов юридического профиля и не допустить снижения качества вузовской подготовки юристов, на юридическом факультете качеству обучения студентов-юристов уделяется особое внимание. Специалист в области права в современных условиях должен: уметь трансформировать полученные знания в инновационные технологии, научиться самостоятельно получать знания, овладеть методологией и аналитическими навыками, знать и уметь применять методы проведения научных исследований, научиться правильно действовать в условиях сложного демократического общества. Воспитать в себе гражданина, обладать гражданскими социальными компетенциями. Реализация указанных положений возможна только в том случае, если они будут включены в содержание обучения будущего специалиста. Сегодня на факультете готовят специалистов по двум направлениям и четырем специальностям на учебных ступенях бакалавриата и магистратуры. В данное время на факультете осуществляется широкое применение современных информационно-коммуникационных технологий. Так, в связи с переходом к Болонскому процессу широко используется сеть Интернет. Отныне все тексты лекций размещены в Интернете. Там же размещена и информация о профессорско-преподавательском составе и сотрудниках факультета. Все кафедры и лаборатории оснащены самыми современными компьютерами. Создана локальная компьютерная сеть факультета. Информация, поступающая на кафедры, собирается в центральном компьютере. Существует база данных о преподавателях и студентах. С помощью этой базы можно создать необходимые отчеты. Создан сайт факультета по адресу www. law. bsu. az. На форуме сайта студенты обсуждают вопросы преподавания дисциплин, высказывают свое мнение. Каждый студент, используя свой код для входа на сайт, может получить сведения о дисциплинах соответствующего семестра и преподавателях, читающих курс, ознакомится с электронными вариантами текстов лекций. Оснащенная самым современным оборудованием и соответствующим программным обеспечением, криминалистическая лаборатория проводит занятия в соответствии современными требованиями. В соответствии с решением ученого совета юридического факультета от 13 февраля 2001 г. была создана юридическая клиника. В юридической клинике действующие магистранты с высшим юридическим образованием под контролем преподавателей и адвокатов оказывают бесплатную юридическую помощь в консультативной форме малообеспеченным слоям населения — пенсионерам, инвалидам, беженцам и вынужденным переселенцам, учащейся молодежи. Они объясняют правила составления юридических документов, порядок действий для защиты интересов граждан в государственных органах и других организациях. Юридическая клиника финансируется посредством гранта, выделенного «Фондом помощи — Института Открытое общество».

— Как известно, Азербайджанская Республика не только подписала Болонскую декларацию, которая устанавливает общие принципы организации высшего образования в европейских странах, но и активно реализует ее положения. В этой связи научной общественности будет интересно знать, как осуществляется в Азербайджанской Республике переход на многоуровневую систему образования в соответствии с Болонской декларацией? — В целях интеграции в европейскую систему образования на юридическом факультете с 2008/2009 учебного года применяется Болонская система образования, включающая в себя три ступени — бакалавриат, магистратура, докторантура. Новые условия требуют от обучающегося в бакалавриатуре (срок обучения четыре года) овладения обширными знаниями по фундаментальным дисциплинам, а на ступени магистратуры (срок обучения два года) — использование этих знаний в качестве перехода к большой науке по узкой специализации. Обеспечивая индивидуальный подход к студенту, система охватывает также и основные направления его деятельности в учебном процессе. С первого курса бакалавриата применяется кредитная система, считающаяся основным критерием Болонского процесса. В учебном процессе, основанном на кредитной системе, предусматривается следующее: участие студентов в составлении индивидуальных учебных планов, свобода выбора дисциплин и преподавателей, привлечение к учебному процессу консультанта (тьютора) и его помощь в учебном процессе каждому студенту, обеспечение необходимыми учебными печатными материалами и их электронными версиями, и наконец, оценка знаний студентов с применением многобалльной системы. Обучение на ступени бакалавриата заканчивается подготовкой и защитой выпускной квалификационной работы (диплома). На ступени магистратуры образование выпускника заканчивается защитой диссертации, являющейся результатом его личных исследований в определенной области науки. Главными целями присоединения к Болонскому процессу являются интеграция с университетами Европы, создание единой систем кредитов и взаимное признание дипломов. Обучение студентов на факультете проходит по двум направлениям и четырем специальностям на основе учебного плана и программ дисциплин государственного образовательного стандарта, приведенных в соответствие с кредитной системой.

— Подготовку высококвалифицированных специалистов-юристов невозможно осуществлять без международного сотрудничества с другими вузами. Как решается проблема международного сотрудничества в университете на юридическом факультете? — Международному сотрудничеству на юридическом факультете уделяется особое внимание. Основная цель международного сотрудничества — это расширение связей в приоритетных областях науки и образования. Так, с начала своей деятельности юридический факультет установил прочные связи с важнейшими научно-образовательными центрами СССР, и эти отношения оказали положительное влияние на повышение уровня преподавания и общепрофессиональную подготовку специалистов. Эти отношения поддерживаются и развиваются и сегодня. Международная деятельность юридического факультета осуществляется по следующим направлениям: сотрудничество в научной, образовательной областях с ведущими юридическими факультетами и университетами мира; развитие академических связей с различными международными организациями, научными и образовательными центрами; внедрение инновационных методов обучения и научных исследований; участие в программах по обмену студентами, магистрантами, докторантами; обеспечение участия студентов в международных семинарах и летних школах; участие профессорско-преподавательского состава в различных международных научных форумах; приглашение иностранных преподавателей ведущих юридических факультетов и университетов зарубежных стран; создание благоприятных условий для пребывания и обучения студентов из иностранных государств. Так, факультет имеет тесные научные связи и сотрудничает с юридическими факультетами Московского государственного университета им. М. В. Ломоносова, Санкт-Петербургского государственного университета, Визбургского и Мюнхенского университетов Германии, Киевским национальным университетом им. Тараса Шевченко, Тбилисским государственным университетом имени Иванэ Джавахишвили, Казахским национальным университетом им. Аль-Фараби, а также с Московской государственной юридической академией им. О. Е. Кутафина, Ташкентским государственным юридическим институтом, Уральской государственной юридической академией, Институтом государства и права Российской академии наук, Институтом государства и права при Академии наук Украины и многими другими научно-образовательными центрами. Следует отметить, что международные отношения университета и юридического факультета расширяются с каждым днем. В настоящее время университет является членом Ассоциации европейских университетов, университетов прикаспийских государств, университетов Причерноморских государств, а также Ассоциации европейских университетов, объединяющих более 100 университетов постсоветских стран. Университет в 2002 — 2004 гг. с большим успехом руководил Ассоциацией университетов Причерноморских государств. Кроме того, университет на основе двусторонних соглашений осуществляет всестороннее сотрудничество в научно-технической области и по системе обмена студентов-преподавателей с МГУ им. Ломоносова, со Средне-Восточным Техническим университетом, с Университетом Софии-Антиполиса Ниццы, с Университетом Индианы, с Киевским национальным университетом им. Тараса Шевченко, с Университетом Вены и др. Участие в международных организациях способствует интегрированию в евроатлантическую научную и образовательную систему, создает возможность участия в различных международных проектах, грантовых программах. Факультет сотрудничает и с соответствующими научно-образовательными учреждениями Азербайджана. В настоящее время кафедры факультета тесно взаимодействуют с Институтом философии, социологии и права НАНА, Центром экспертизы Министерства юстиции Азербайджанской Республики, Институтом повышения квалификации юридических кадров, Академией полиции МВД и другими научно-образовательными центрами.

——————————————————————

Название документа