Уголовные составы в административных правоотношениях

(Трошина С. М.)

(«Законодательство и экономика», 2014, N 1)

Текст документа

УГОЛОВНЫЕ СОСТАВЫ В АДМИНИСТРАТИВНЫХ ПРАВООТНОШЕНИЯХ

С. М. ТРОШИНА

Доцент кафедры «Интерпол» факультета безопасности Уральского федерального университета, кандидат юридических наук С. М. Трошина раскрывает систему организованных злоупотреблений в области регистрации прав на недвижимое имущество.

В последнее время участились случаи внесения искаженных сведений в Государственный кадастр недвижимости (ГКН), что образует состав преступления, предусмотренного статьей 170 Уголовного кодекса РФ.

Регистрация недвижимого имущества и сделок с ним является предметом административных правоотношений, и это подтверждается соответствующим административным регламентом. Специфика данных административных правоотношений состоит в том, что государственная регистрация фиксирует момент возникновения права собственности или иного вещного права на недвижимое имущество. В соответствии с частью 2 ст. 223 Гражданского кодекса РФ в случае, когда отчуждение имущества подлежит государственной регистрации, право собственности у приобретателя возникает с момента такой регистрации, если иное не установлено законом. Другими словами, результат государственной услуги — внесение в государственный реестр эталонных сведений, характеризующих недвижимое имущество, правообладателя и сделки, является правовым условием легализации гражданских прав и условием юридической действительности формы гражданско-правовой сделки, поскольку ее несоблюдение влечет ничтожность сделки как не соответствующей закону (ст. 168 ГК РФ).

Частью 1 ст. 164 ГК РФ установлено: сделки с землей и другим недвижимым имуществом подлежат государственной регистрации в случаях и порядке, которые предусмотрены статьей 131 Кодекса и Федеральным законом от 21 июля 1997 г. N 122-ФЗ «О регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» (в ред. от 2 ноября 2013 г.). В части 1 ст. 165 ГК РФ нормативно закреплено правило недействительности сделки при несоблюдении установленных законом требований о ее государственной регистрации. Такая сделка считается ничтожной. Поэтому в соответствии с частью 1 ст. 167 ГК РФ недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением связанных с ее недействительностью. Недействительна сделка с момента ее заключения. Эталонные сведения, содержащиеся в государственной информационной системе Росреестра (ГИС), являются правовым подтверждением наличия права физических и юридических лиц на недвижимое имущество.

Административные отношения выступают гарантом добросовестности сторон гражданско-правовых отношений, однако субъектами, выполняющими государственную функцию регистрации недвижимого имущества и прав на него, допускается искажение сведений, содержащихся в ГКН. В результате допущенных искажений эталонных сведений в ГИС правообладатель несет убытки в крупном и особо крупном размере и в конечном итоге вовремя не пресеченное правонарушение приводит к незаконному прекращению права собственности добросовестного титульного правообладателя. Рассмотрим пример из практики.

Искажение сведений государственного кадастра недвижимости

в разделе «Сведения о правах»

В архивных данных в разделе 15 «Сведения о правах» неверно указано имя правообладателя земельного участка с зарегистрированным в ГКН кадастровым номером как ранее возникшее право на земельный участок, имеющий расположение по адресу в субъекте Федерации, с установленной общей площадью, отнесенный к категории земель поселения, выделенный для ведения личного подсобного хозяйства. Вместо правообладателя К. вписана гражданка Ч. без правовых оснований.

Правообладатель — гражданка К. получила дом с надворными постройками от своей матери по договору дарения в 1978 г. Договор был зарегистрирован в исполкоме сельского совета народных депутатов. Земельный участок с возведенным на нем недвижимым имуществом по социалистическому вещному праву следовал юридической судьбе дома. Данная юридическая традиция сохраняется и в российском гражданском праве.

Правообладание гражданки К. на ранее учтенный земельный участок зарегистрировано в похозяйственной книге администрации сельского сельсовета. В 2009 г. от имени гражданки К., инвалида первой группы, специалист администрации сельского совета обратилась в территориальное отделение Росреестра и подала заявление с прилагающимися по перечню документами на регистрацию земельного участка с находящимися на нем строениями в ГКН и ЕГРП с целью получения кадастрового паспорта на земельный участок и свидетельства, подтверждающего право собственности на указанный земельный участок. В выданном кадастровом паспорте на указанный земельный участок в сведениях о правах в качестве правообладателя указана некая гражданка Ч., а вид права — государственная собственность. При этом в свидетельстве, подтверждающем государственную регистрацию в ЕГРП права собственности на земельный участок, значилась правообладатель гражданка К. как единоличный собственник земельного участка. Документы подписал начальник территориального отделения Росреестра.

В свидетельстве, подтверждающем право собственности на земельный участок, в качестве документа-основания внесена выписка из похозяйственной книги о наличии у гражданина права на земельный участок. Орган выдачи — администрация муниципального образования «О. сельское поселение».

Сведения, внесенные в ГКН регистратором территориального отделения Росреестра, противоречат документу, на основании которого производилась регистрация. Поскольку гражданка К., первообладатель земельного участка, имеет инвалидность по зрению, она не сумела своевременно обнаружить неверную запись в кадастровом паспорте. Впоследствии, поскольку первообладатель земельного участка и дома по состоянию здоровья не могла осуществлять надлежащий уход за недвижимым имуществом и сельскохозяйственными насаждениями, она передала на основании договора дарения земельный участок и возведенные на нем постройки родственникам по восходящей линии.

Новый собственник земельного участка, обнаружив несоответствие записи в правоподтверждающих документах, выданных ГКН, действительному положению дел, обратился сначала в администрацию сельского совета для получения соответствующих выписок из похозяйственных книг и копий правоустанавливающих документов. В течение трех лет собственнику в выдаче указанных документов должностные лица администрации сельского совета отказывали по основаниям, не предусмотренным законом.

Не помогла собственнику и поддержка органа законодательной власти региона. На запрос Законодательного собрания субъекта Федерации о выдаче заинтересованному лицу копий правоподтверждающих и правоустанавливающих документов главой администрации сельского совета направлены копии фальсифицированных документов. Листы из похозяйственных книг были изъяты и подменены другими, содержащими сведения о несанкционированной замене правообладателя земельного участка и находящегося на нем недвижимого имущества.

В вышеописанных действиях главы администрации сельского совета ясно просматриваются два оконченных состава преступления, предусмотренных статьями 140 и 292 УК РФ. Одно преступление, совершенное должностными лицами администрации сельского совета, неизменно влечет за собой другое. И этот порочный замкнутый круг правообладателю не разорвать без вмешательства компетентных органов государственной власти.

Новый собственник земельного участка обращался в ФГБУ «ФКП» Росреестр субъекта Федерации с заявлением об устранении технической ошибки. По установленным правилам заявление в ГКН заполняется специалистом Росреестра. Однако заявление на устранение технической ошибки было заполнено заведомо неверно: в разделе 1.1 заявления допущена ошибка. Заявитель просил внести исправления в архивные данные в раздел ГКН о предыдущем правообладателе. Специалистом Росреестра вместо этого в качестве требований сформулирована просьба нынешнего правообладателя выдать кадастровый паспорт на имя предыдущего правообладателя. Возражения обратившегося в Росреестр нового правообладателя по поводу неверного заполнения заявления в ФГБУ ФКП Росреестр специалистом Росреестра не были приняты. В исполнении такой просьбы заявителя Росреестром было отказано. Результатом предоставления государственной услуги ФГБУ ФКП Росреестр новому правообладателю стал отказ, направленный в виде sms на телефонный номер и на электронный адрес без обоснования причины в письменной форме.

При устном обращении в приемное время к специалисту Росреестра новому правообладателю пояснили: архивные данные о правообладателе Росреестром не исправляются, однако новый правообладатель вправе получить новый кадастровый паспорт, где будут указаны эталонные сведения нового правообладателя.

Очевидно, что сведения о лжеправообладателе Ч. были внесены в 2009 г. в кадастровый паспорт земельного участка не случайно, не по ошибке, а заведомо неверно и умышленно. Также не случайно специалист Росреестра, принимавший заявление об устранении технической ошибки, «ошибся» с формулировкой требования заявителя по предоставлению государственной услуги. Не случайно и другой специалист Росреестра «ошибочно» дал неверную консультацию по поводу невозможности исправления технической ошибки в архивных сведениях о правах правообладателей.

Фактически и юридически правообладателя названного земельного участка с фамилией Ч. никогда не было. Поэтому новый правообладатель для подтверждения истории земельного участка вынужден был собрать множество правоустанавливающих и правоподтверждающих документов из Госархива о юридической судьбе земельного участка с возведенным на нем домом с надворными постройками, из ЗАГСа — о своей родословной, понеся при этом убытки в крупном размере. Была собрана вся история, подтверждающая, что права на данный земельный участок с домом и надворными постройками передавались по договорам дарения близким родственникам по восходящей линии.

В 2012 г. новому правообладателю стало известно, что лжеправообладатель Ч. якобы ведет переписку через отдел ведомственного контроля Управления Федеральной службы регистрации, кадастра и картографии с прежним правообладателем К. относительно отчужденного по договору дарения земельного участка. Напомним, что гражданка К., прежний титульный собственник участка, слепа и самостоятельно вести переписку не может. Поскольку новый правообладатель земельного участка по-родственному ведет уход за гражданкой К. и постоянно общается с ней, достоверно известно, что никакой переписки К. не вела и лжеправообладатель гражданка Ч. ей не известна.

Таким образом, прослеживается схема совершения преступлений, предусмотренных статьями 30, 140, 159, 170 и 292 УК РФ. При описанных условиях не вызывает сомнения наличие преступной организации (ст. 210 УК РФ), члены которой действуют по заранее утвержденному плану, их функции регламентированы и разделены, и при соучастии всех членов преступной организации возможно совершение ряда связанных между собой действий преступного характера. В единой цепи преступных действий одно преступление является одновременно условием совершения другого.

Однако обращение потерпевшего в органы полиции по месту нахождения земельного участка и территориального отделения Росреестра к восстановлению справедливости не привело, поскольку квалификация содеянного произведена заведомо неверно. Преступные действия квалифицированы только по статье 159 УК РФ как оконченный состав и только в отношении гражданки Ч. По всем остальным преступлениям не дана квалифицирующая оценка.

Основанием для отказа в возбуждении уголовного дела в постановлении органа МВД самоуправно назван новый признак, которого нет в перечне оснований, перечисленных в статье 24 Уголовно-процессуального кодекса РФ. В качестве основания отказа в возбуждении уголовного дела указано, что персональные данные гражданки Ч. неизвестны, а также неизвестно ее место пребывания. Таким образом, игнорировано право полицейских органов на запрос в любые органы государственной власти и органы местного самоуправления. Сторона обвинения (дознаватель, следователь, орган дознания, орган следствия) вправе производить сбор доказательств по уголовному делу, что предусмотрено частью 1 ст. 86 УПК РФ. Кроме того, в соответствии со статьей 84 Кодекса в качестве доказательств по уголовному делу могут выступать иные документы, если содержащиеся в них сведения имеют значение для установления обстоятельств, подлежащих доказыванию (ст. 73 УПК РФ).

Возможность получения персональных данных злоумышленника — лжеправообладателя гражданки Ч. имелась, для этого стороне обвинения надо было просто направить запрос в администрацию сельского совета, а также в органы Росреестра и налоговую службу.

Статей 144 УПК РФ предусмотрен порядок рассмотрения сообщения о преступлении. В соответствии с частью 1 этой статьи дознаватель, орган дознания, следователь, руководитель следственного органа обязаны принять и проверить сообщение о любом совершенном преступлении. На основании норм Типового положения о едином порядке организации приема, регистрации и проверки сообщений о преступлении, утв. Приказом Генпрокуратуры России, МВД России, МЧС России, Минюста России, ФСБ России, Минэкономразвития России, ФСКН России от 29 декабря 2005 г. N 39/1070/1021/235/780/353/399, а также статей 144, 145 УПК РФ сотрудники полиции должны провести оперативную проверку сообщения о преступлении по горячим следам.

Согласно пунктам 26 и 27 названного Типового положения проверка сообщений о преступлениях производится дознавателем, следователем или прокурором. Полномочия органа дознания по проверке сообщений о преступлениях, в том числе принятию по их результатам решений, предусмотренных статьей 145 УПК РФ, могут быть возложены начальником органа дознания или его заместителем посредством издания организационно-распорядительного документа на иных должностных лиц этого же органа с учетом степени их юридической подготовки.

В соответствии с пунктом 25 Типового положения руководители отделов организуют проверку сообщений о преступлениях, принятых ими лично, при непосредственном их прибытии на место происшествия, а также при изучении в установленном порядке зарегистрированных сообщений, в том числе по которым были приняты меры неотложного реагирования: по предотвращению и пресечению преступления, установлению и преследованию по горячим следам лиц, совершивших преступления, с целью их задержания; производству отдельных следственных действий по закреплению следов преступления; введению в действие специальных планов по обнаружению и задержанию лиц, совершивших тяжкое или особо тяжкое преступление, и т. д.

Оперативная трехдневная проверка в нарушение части 1 ст. 144 УПК РФ не производилась. Ходатайство перед начальником отдела дознания в соответствии с частью 3 ст. 144 о продлении проверки до 30 суток в связи с необходимостью проведения документальной проверки, ревизии, привлечения специалистов должностным лицом, проводящим проверку, не заявлялось, соответственно, срок проведения проверки не продлевался. Дополнительные 10-дневные проверки по распоряжению прокуратуры в соответствии с ч. 6 ст. 148 УПК РФ, к сожалению, УЭП не производились, о чем свидетельствует отсутствие в материалах дела документов проверки.

Кроме того, полицейские органы опрометчиво относят основания для приостановления уголовного дела, предусмотренные статьями 208 и 210 УПК РФ (розыск виновного лица), к основаниям отказа в возбуждении уголовного дела. Подмена одного состава преступления другим — это формальная возможность отказать в возбуждении уголовного дела и улучшить статистические данные об уровне преступности в районе.

Действительно, несанкционированное изъятие земельного участка не состоялось, но не по причине добровольного отказа виновного лица, гражданки Ч., а в результате настойчивого воспрепятствования совершению преступления новым собственником земельного участка. В этом случае квалификацию по статье 159 УК РФ необходимо производить со ссылкой на статью 30 УК РФ — как приготовление к совершению преступления. Однако приготовление к совершению преступных деяний, предусмотренных статьей 159 (внесение заведомо ложных сведений в ГКН), имеет самостоятельную квалификацию (ст. 170 УК РФ). К субъектному составу данного преступления относятся должностные лица органов государственной власти и органов местного самоуправления. Органы местного самоуправления фальсифицировали документы, предназначенные для подачи в ГКН для регистрации, а должностные лица ФГБУ ФКП Росреестра зарегистрировали в ГКН заведомо ложные сведения, тем самым создав условия для совершения неправомерного присвоения злоумышленником (гражданкой Ч.) чужого недвижимого имущества.

При такой ситуации возникает практический вопрос определения подследственности дел, квалифицируемых по статьям 30 и 159, а также 140, 170, 292, 210 УК РФ, отнесенных статьей 151 УПК РФ к разным ведомствам: органам МВД России (п. 3 ч. 2) и Следственному комитету России (подп. «а» п. 1 ч. 2).

Вопрос о подследственности в случае, когда в органы полиции поступают материалы, содержащие признаки преступлений, относящихся к ведению следственных органов МВД России и Следственного комитета России, решается прокурором. Разумеется, рассмотрение смежных составов, совершенных соучастниками одной преступной организации, разными ведомствами не способствует повышению раскрываемости, поэтому целесообразно соединение уголовных дел. В одном производстве могут быть соединены уголовные дела в отношении нескольких лиц, совершивших несколько преступлений (п. 1 ч. 1 ст. 153 УПК РФ). В соответствии с частью 3 ст. 153 УПК РФ решение о соединении уголовных дел о преступлениях, подследственных в соответствии со статьями 150 и 151 УПК РФ разным органам предварительного расследования, принимает руководитель следственного органа на основании решения прокурора об определении подследственности.

Согласно пунктам 4.2 и 4.3 Инструкции о порядке рассмотрения обращений и приема граждан в системе прокуратуры Российской Федерации, а также статье 9 Федерального закона от 2 мая 2006 г. N 59-ФЗ «О порядке рассмотрения обращения граждан Российской Федерации» (далее — Закон N 59) уполномоченный орган, принявший в соответствии со своей компетенцией сообщение о преступлении, обязан рассмотреть его по существу, а при необходимости провести проверку сведений, изложенных в заявлении, с выездом на место. В пункте 4.2 Инструкции сказано: поступившие в органы прокуратуры обращения, в том числе по поводу решений нижестоящих прокуроров, разрешаются с изучением копий судебных решений, материалов прокурорских проверок и иных материалов. При необходимости обращения могут быть разрешены с изучением уголовных, гражданских, арбитражных и административных дел, истребованием нормативных документов, получением объяснений от граждан, а также должностных и иных лиц, действия которых обжалуются.

В пункте 4.3 Инструкции говорится, что обращения, содержащие сведения о систематическом ущемлении прав и свобод граждан, многочисленных или грубых нарушениях закона, не получивших должную оценку правоохранительных органов и нижестоящих прокуроров, а также обращения по наиболее актуальным (резонансным) вопросам проверяются, как правило, с выездом на место либо за результатами проверок по таким обращениям устанавливается контроль.

В соответствии со статьями 10, 21, 27, 29 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации» органы прокуратуры вправе истребовать информацию, провести проверку по сообщению гражданина и возбудить уголовное дело, однако данным правом прокуратура при проверке законности и обоснованности отказа в возбуждении уголовного дела не пользуется.

Однако на практике обращение потерпевшего в прокуратуру нередко остается без прокурорского реагирования. Заявитель оповещается, что материалы требуют тщательного исследования, и все материалы вновь направляются в органы МВД по территориальному признаку. Пунктом 6 ст. 8 Закона N 59-ФЗ запрещается направлять жалобу на рассмотрение в государственный орган или должностному лицу, решение или действия (бездействия) которого обжалуются (в данном случае обжалуются действия сотрудников МВД). Несмотря на этот прямой запрет в правоприменительной практике, сведения, касающиеся сообщения о преступлении, зачастую направляются органу (должностному лицу), в отношении кого сделано заявление о преступлении.

Обжалование постановления об отказе в возбуждении уголовного дела (ст. 124 УПК РФ) в органы прокуратуры также не является эффективной мерой в восстановлении прав потерпевшего. Либо органы прокуратуры не находят оснований для отмены постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, либо отменяют каждое из повторяющихся постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела с периодичностью раз в месяц, однако какие-либо меры прокурорского реагирования не применяют, даже предписание в адрес правонарушителей не выносится. В результате незаконно вынесенное постановление об отказе в возбуждении уголовного дела прокурорскими органами формально отменено, но практически эта отмена не способствует возбуждению уголовного дела в отношении виновных лиц.

При проверке прокуратурой основания отказа в возбуждении уголовного дела ошибочно производится ссылка на пункт 8 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 июня 2008 г. N 12 «О применении судами норм Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, регулирующих производство в суде кассационной инстанции» и статью 371 Гражданского процессуального кодекса РФ о том, что прокурор в соответствии с ГПК РФ не производит истребование доказательств. Прокурорским органам следует иметь в виду: при наличии сообщения о совершенном преступлении истребование документов, которые могут быть расценены впоследствии в обвинительном приговоре суда как доказательства, является обязательным для прокурорских органов, поскольку они выступают стороной обвинения в соответствии с частью 1 статьи 37 УПК РФ. Прокурорские работники вправе выявлять факты нарушения уголовного законодательства и выносить мотивированные постановления о направлении материалов для уголовного преследования (пункт 2 части 2 статьи 37 УПК РФ).

Кроме того, прокурорскими органами ошибочно толкуется пункт 4.13 Инструкции о порядке рассмотрения обращений и приеме граждан в системе прокуратуры Российской Федерации, где оговаривается: вынесенное решение по гражданскому делу является обстоятельством, не подлежащим доказыванию. Прокурорским органам следует иметь в виду, что факт постановления решения суда по гражданскому делу не служит доказательством наличия или отсутствия состава преступления в действиях одной из сторон гражданского судопроизводства, поскольку в гражданском процессе суд лишь принимает те или иные доказательства, представленные сторонами гражданского процесса, в подтверждение обстоятельств, на которые ссылаются стороны. Представить в гражданский процесс потерпевшей стороной доказательства, подтверждающие совершение ответчиком преступления, не представляется возможным, поскольку выемку таких документов могут произвести только органы, уполномоченные на проведение досудебного производства (ст. 183 УПК РФ).

Таким образом, правоохранительные органы применяют нормы, не подлежащие применению при рассмотрении сообщений о преступлениях (ст. 371 ГПК РФ). При этом правовая природа возникновения административных отношений по реализации права на регистрацию недвижимого имущества и возникающих в связи с этим гражданских прав на недвижимость не является основанием для отказа в прокурорском реагировании на сообщения о совершении преступления в процессе реализации прав в рамках данных правоотношений. Факт совершения преступления в процессе административных и гражданско-правовых отношений, связанных с регистрацией недвижимости, лишь характеризует вид преступного деяния по его объекту.

Возможность возмещения ущерба, причиненного потребителю государственной услуги по регистрации права на недвижимое имущество и регистрации недвижимости в гражданском процессе, также не может считаться основанием для отказа в возбуждении уголовного дела. Статьи 140, 170, 159, 292, 210 УК РФ являются уголовными составами публичного обвинения. Факт возмещения ущерба потерпевшему виновной стороной выступает лишь смягчающим обстоятельством по делу, но не является основанием для отказа в возбуждении уголовного дела ни по статье 24 УК РФ, ни по статье 27 УПК РФ.

В соответствии с пунктом 17 Постановления Пленума Верховного Суда СССР от 30 марта 1990 г. N 4 «О судебной практике по делам о злоупотреблении властью или служебным положением, превышении власти или служебных полномочий, халатности и должностном подлоге» (с изм. от 10 февраля 2000 г.) действия должностных лиц правоохранительных органов могут быть квалифицированы как покровительство злоумышленникам. Квалифицирующим признаком содеянного в соответствии с пунктом 9 указанного Постановления Пленума Верховного Суда СССР является причинение существенного вреда заявителю сообщения о преступлении неправомерным отказом в возбуждении уголовного дела. Таким образом, бездействие полицейских может быть квалифицировано по статьям 285 или 293 УК РФ в зависимости от признаков состава преступления.

Согласно статье 124 УПК РФ у потерпевшего имеется возможность обжаловать решения нижестоящих органов прокуратуры в порядке подчиненности с окончательной подачей жалобы в Генеральную прокуратуру России, однако жалобы для разрешения по существу направляются обратно на места по принципу территориальности. Попытки потерпевшего восстановить справедливость через Следственный комитет России также безуспешны. Так, в рассматриваемом деле сотрудниками Следственного комитета незаконно отказано потерпевшему в выдаче талона-уведомления, подтверждающего прием сообщения по факту противоправного бездействия сотрудников полиции. Результатом нарушения процессуального порядка приема сообщения о преступлении должностными лицами Следственного комитета России является «обход» уголовно-процессуальных правил и норм проверки сообщения о преступлении. Сообщение о преступлении зарегистрировано в канцелярии как входящая корреспонденция, и ответ направлен письмом в течение 30 дней со дня регистрации заявления. Это легальный способ уклонения от процессуальных действий, предусмотренных УПК РФ при проведении проверки сообщений о преступлениях.

Бездействие следственных органов и прокуратуры обеспечивает безнаказанность преступников и порождает новые преступления в сфере регистрации прав на недвижимое имущество.

Искажение сведений государственного кадастра недвижимости

в графической части кадастрового плана территории

В ГКН часто допускаются искажения сведений кадастрового плана территории (КПТ) в графической части расположении земельных участков. Один земельный участок в КПТ нередко располагается на месте другого земельного участка, притом что они не являются смежными. Казалось бы, как специалист Росреестра мог перепутать расположение земельных участков, отделенных друг от друга проулком, и вместо одного земельного участка поместить на плане другой?

При этом настораживает странное совпадение: на КПТ не отображен именно тот ранее учтенный земельный участок, в архивных сведениях ГКН которого в разделе о правообладателе числится лицо, включенное в кадастр без законных правовых оснований. Уточним — это то самое лицо, в отношении которого отказано в возбуждении уголовного дела по той причине, что личность данного лица не установлена и место нахождения его неизвестно.

В рассматриваемом примере после получения КПТ и выписки из ГКН на земельный участок с зарегистрированным кадастровым номером обнаружилось, что другой земельный участок, расположенный через проулок и соседний дом, условно занесен без определения границ в КПТ на то место, где расположен ранее учтенный земельный участок. Повторим: этот другой земельный участок не граничит с ранее учтенным искомым земельным участком, поскольку они не являются смежными и даже не являются соседними. Соседний земельный участок, расположенный ближе к ранее учтенному искомому земельному участку, на КПТ не обозначен. Участки на местности не соприкасаются, и один земельный участок не лежит на другом земельном участке. Однако регистраторами на КПТ на место ранее учтенного искомого земельного участка занесен другой земельный участок, а искомый земельный участок на КПТ не занесен. Примечательно, что и в случае с «ошибочным» внесением в кадастровый паспорт лица, не являющегося правообладателем, и в случае с «ошибочным» условным занесением на КПТ другого земельного участка на место расположения ранее учтенного искомого земельного участка регистратор и начальник соответствующего отдела — одни и те же должностные лица Росреестра.

Правообладателем, собственником ранее учтенного земельного участка подано заявление в ФГБУ ФКП Росреестр об исправлении технической ошибки в КПТ. Повторилась история уже описанного выше обращения заявителя с просьбой внести исправления в архивные данные в раздел ГКН о предыдущем правообладателе. Точно так же заявление об исправлении технической ошибки заполнено специалистом Росреестра заведомо неверно. В разделе 1.1. заявления специалист, несмотря на возражения заявителя, внес запись о том, что заявитель якобы просит произвести описание места расположения земельного участка при отсутствии адреса земельного участка, тогда как просьба заявителя сводилась к исправлению графики КПТ в отношении земельного участка, адрес и месторасположение которого ему известны. Естественно, что неверное заполнение заявления о предоставлении государственной услуги повлекло со стороны ФГБУ ФКП Росреестр отказ, который был направлен заявителю путем sms на телефонный номер и по электронному адресу без обоснования причины отказа.

Правообладатель повторно подал заявление об исправлении технической ошибки — графической части в КПТ. Однако это заявление по существу не рассмотрено в связи с ранее принятым решением об отказе по предыдущему заявлению, а по административному регламенту повторные заявления по одному и тому же предмету Росреестром не рассматриваются.

При устном обращении правообладателя ранее учтенного земельного участка к специалистам Росреестра ими было дано разъяснение о необходимости проведения межевания земельного участка для определения границ на местности. По мнению специалистов Росреестра, определенные координаты характерных точек земельного участка и послужат основанием для уточнения места положения ранее учтенного земельного участка на КПТ.

Однако даже после регистрации межевого плана в ГКН местоположение земельных у частков на КПТ не упорядочено. Участок, который был поставлен в КПТ на место ранее учтенного и отмежеванного земельного участка, в новой редакции КПТ стал смежеством. Хотя в заключении кадастрового инженера ясно написано: отмежеванный земельный участок не граничит с земельным участком, условно занесенным на КПТ. Кроме того, из графической части межевого плана и абриса явно следует информация о том, что упомянутые земельные участки не являются смежествами.

К моменту получения КПТ с обновленными сведениями собственника земельного участка, условно занесенного на КПТ и «блуждающего по КПТ», уже не было в живых. Гражданка скоропостижно скончалась после своего 50-летнего юбилея. Врачи не могли поставить правильный диагноз: пневмония или инсульт.

Поскольку Росреестр не усматривает технической ошибки в графической части КПТ по поводу расположения ранее учтенного, отмежеванного земельного участка и земельного участка, условно занесенного на КПТ, следовательно, возможно, имеет место заведомое искажение сведений ГКН при наличии прямого умысла. Содеянное может быть квалифицировано по статье 170 УК РФ.

Незаконное формирование кадастровыми инженерами баз данных

из эталонных сведений Росреестра

Нарушение установленного порядка сбора, хранения, использования или распространения информации о гражданах (персональные данные) — наказуемое деяние, административная ответственность за которое установлена статьей 13.11 Кодекса РФ об административных правонарушениях. За нарушение правил защиты информации предусмотрена ответственность по статье 13.12 КоАП РФ. В части 2 этой статьи установлена ответственность за использование несертифицированных информационных систем, баз и банков данных.

Эталонные сведения, содержащиеся в государственных информационных системах, в частности «Правоохранительном портале», передаются с использованием телекоммуникационной связи в сети Интернет в случаях и способами, которые предусмотрены действующим законодательством. Физическим и юридическим лицам по запросам могут предоставляться эталонные сведения, если они не содержат информацию ограниченного доступа.

Государственная информационная система Росреестра содержит информацию открытого доступа, однако законодательством предусмотрен порядок предоставления эталонных сведений. В частности, информация предоставляется на основании заявления заинтересованного лица, подтверждающего свою личность паспортом или иным удостоверением личности, предоставившего документы в соответствии с перечнем, установленным законом, уплатившего государственную пошлину в размере, определенном Налоговым кодексом РФ.

Но не все эталонные сведения, содержащиеся в государственной информационной системе Росреестр, относятся к информации открытого доступа. Например, персональные данные, предоставленные физическими лицами оператору, могут быть переданы третьим лицам только с согласия указанных физических лиц. Таким образом, Федеральным законом от 27 июля 2006 г. N 152-ФЗ «О персональных данных» (в ред. от 5 апреля 2013 г. N 43-ФЗ) установлен особый правовой режим сбора, обработки, хранения и передачи информации.

В соответствии с частью 3 ст. 5 Федерального закона от 27 июля 2006 г. N 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» (в ред. от 7 июня 2013 г. N 112-ФЗ) информация в зависимости от порядка ее предоставления или распространения подразделяется на:

— свободно распространяемую;

— предоставляемую по соглашению лиц, участвующих в соответствующих отношениях;

— подлежащую предоставлению или распространению в соответствии с федеральными законами;

— информацию, распространение которой в Российской Федерации ограничивается или запрещается.

Таким образом, персональные данные предоставляются с согласия их правообладателей.

Статьей 7 Закона N 152-ФЗ гарантируется конфиденциальность персональных данных. Конфиденциальность информации — обязательное для выполнения лицом, получившим доступ к определенной информации, требование не передавать такую информацию третьим лицам без согласия ее обладателя. Операторы и иные лица, получившие доступ к персональным данным, обязаны не раскрывать третьим лицам и не распространять их без согласия субъекта персональных данных, если иное не предусмотрено федеральным законом. Персональные данные — это любая информация, относящаяся к прямо или косвенно определенному или определяемому физическому лицу (субъекту персональных данных) (п. 1 ч. 1 ст. 3 Закона N 152-ФЗ).

Однако в практике получения информации из ГКН имеется реальная возможность формирования незаконных баз данных, несертифицированных информационных систем, находящихся в распоряжении кадастровых инженеров. В настоящее время функционирует следующая схема незаконного получения эталонных сведений Росреестра. На стендах различных территориальных отделений Росреестра размещены списки кадастровых инженеров (причем фамилии этих инженеров всегда одни и те же). Правообладатели, доверяя сведениям, размещенным на стендах государственного учреждения, обращаются к перечисленным в списках кадастровым инженерам для выполнения работ по межеванию земельных участков. Некоторые должностные лица территориальных отделений Росреестра, пользуясь своим авторитетом, предлагают оставить деньги кадастровому инженеру, например, располагающемуся на том же этаже здания, что и территориальное отделение Росреестра, для уплаты государственной пошлины за получение информации из ГКН.

Кадастровые инженеры до заключения договора подряда на выполнение работ по межеванию земельного участка требуют от заказчика пакет документов, в том числе оригинал и копию паспорта, оригинал и копию свидетельства о праве собственности на недвижимое имущество, выписку из ГКН на земельный участок, КПТ, кадастровый план земельного участка и выписку из ГКН на все соседние земельные участки.

Правообладателю сложно самостоятельно определить, является ли соседний земельный участок смежеством. Кроме того, правообладателю, не имеющему соответствующей квалификации, сложно разобраться в информации, закрепленной в КПТ, и самостоятельно определить соседние земельные участки. Обращение заказчика к кадастровому инженеру за консультацией по поводу выяснения кадастровых номеров, адресов земельных участков и сведений о правообладателях соседних земельных участков завершается направлением его к специалистам территориального органа Росреестра. В свою очередь, специалист территориального органа Росреестра направляет заявителя обратно к кадастровому инженеру для получения всех необходимых сведений о соседних земельных участках. Кадастровый инженер предлагает заказчику оставить какую-то сумму денег для получения необходимой информации из ГКН, а если заказчик отказывается передать деньги, кадастровый инженер предлагает, чтобы в заявлении физического лица в качестве получателя информации из ГКН был вписан данный кадастровый инженер или указан его электронный адрес для направления информации в виде электронных документов.

Таким образом кадастровые инженеры и юридические лица, заключившие с ними трудовой договор, обманным путем получают персональные данные физических лиц, правообладателей недвижимого имущества, сведения из ГКН о земельных участках якобы для межевания земельных участков. После этого кадастровые инженеры отказываются от обещанных услуг потенциальному заказчику, игнорируя правила заключения публичного договора (ст. 426 ГК РФ). Публичным признается договор, заключенный коммерческой организацией и устанавливающий ее обязанности по продаже товара, выполнению работ или оказанию услуг. Такая организация по характеру своей деятельности должна осуществлять в отношении каждого, кто к ней обратится, указанные услуги или выполнять работы. Коммерческая организация не вправе оказывать предпочтение одному лицу перед другим в отношении заключения публичного договора, кроме случаев, предусмотренных законом и иными правовыми актами. Отказ коммерческой организации от заключения публичного договора при наличии возможности выполнить для потребителя соответствующие работы не допускается.

В соответствии с частью 1 ст. 445 ГК РФ для кадастрового инженера или юридического лица, с которым кадастровый инженер состоит в трудовых правоотношениях, заключение публичного договора на выполнение подрядных работ по межеванию обязательно. Абзацем 2 ч. 3 ст. 426 ГК РФ предусмотрена штрафная ответственность коммерческой организации, необоснованно отказавшейся от заключения публичного договора, предусмотренная частью 4 ст. 445. При этом возможно понуждение уклонившейся стороны заключить договор на основании решения суда, вступившего в законную силу, а также сторона, необоснованно уклонившаяся от заключения договора, должна возместить другой стороне причиненные этим убытки.

Однако все перечисленные законодательные гарантии для физического лица на практике оказываются пустой декларацией. Деятельность кадастровых инженеров не контролируется государственными органами, в профессиональной саморегулируемой организации (СРО) кадастровый инженер может не состоять. Административный порядок понуждения кадастрового инженера заключить гражданско-правовой договор российской юрисдикции не известен, равно как и административный порядок обжалования неправомерных действий кадастрового инженера законодательством не предусмотрен.

В соответствии с Федеральным законом «О государственном кадастре недвижимости» для проведения межевания необходима выписка из ГКН на межующийся земельный участок и КПТ. При этом законодатель не оговаривает, в каком формате предоставляет заявитель кадастровому инженеру данные документы. Поэтому и кадастровые инженеры, и сотрудники Росреестра, пользуясь правовой неосведомленностью заявителей, способствуют излишней уплате государственной пошлины, причем такой, которая в соответствии с действующим НК РФ возврату не подлежит. Заявителю предлагается получить КПТ и выписку из ГКН на межующийся земельный участок и соседние земельные участки в бумажной форме, уплатив 800 и 400 руб. в качестве государственной пошлины, тогда как на практике ни один кадастровый инженер в бумажной форме КПТ и выписку из КПТ на земельный участок не принимает, а требует электронный документ в XML, оплачиваемый государственной пошлиной в размере 150 руб.

Таким образом, заявителю приходится дважды получать один и тот же документ из ГКН: в бумажной и электронной форме, дважды уплатив государственную пошлину. Возможно, такая схема излишней оплаты государственной пошлины введена для того, чтобы побудить заказчиков договоров подряда на выполнение работ по межеванию земельного участка к передаче денег подрядчику — кадастровому инженеру в качестве неосновательного обогащения. При этом кадастровый инженер никаких расписок в получении денег не выдает, в связи с чем доказать в гражданском процессе неосновательное обогащение кадастрового инженера проблематично.

Однако в уголовном процессе обязанность доказывания возложена на сторону обвинения. Вышеупомянутые действия подпадают под признаки квалифицированных составов статьи 159 УК РФ: мошенничество, совершенное группой лиц по предварительному сговору, предусмотренное частью 2, а также мошенничество, совершенное с использование своего служебного положения, предусмотренное частью 3 названной статьи. Злоумышленники обманным путем получают от потерпевшего денежные средства без намерения исполнить принятые на себя обязательства.

В смежных правоотношениях, развивающихся с использованием норм различных отраслей права, преимущественно касающихся так или иначе прав потребителей, т. е. физических лиц, потребляющих государственные услуги и услуги коммерческих организаций и индивидуальных предпринимателей (кадастровых инженеров), существует множество схем совершения различных видов преступлений. Потребители услуг, даже юридические грамотные или профессионально подготовленные, бессильны противостоять организованной преступности, поскольку схемы государственной правовой защиты, предусмотренной действующим законодательством, в большинстве случаев не работают.

Библиография

Гражданский кодекс РФ. Часть первая. Федеральный закон от 30 ноября 1994 г. N 51-ФЗ (в ред. от 27 июля 2013 г.).

Кодекс РФ об административных правонарушениях. Федеральный закон от 30 декабря 2001 г. N 195-ФЗ (в ред. от 2 ноября 2013 г.).

Уголовный кодекс РФ. Федеральный закон от 13 июня 1996 г. N 63-ФЗ (в ред. от 21 октября 2013 г.).

Уголовно-процессуальный кодекс РФ. Федеральный закон от 18 декабря 2001 г. N 174-ФЗ (в ред. от 21 декабря 2013 г.).

Федеральный закон от 27 июля 2006 г. N 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и защите информации» (в ред. от 7 июня 2013 г. N 112-ФЗ).

Федеральный закон от 24 июля 2007 г. N 221-ФЗ «О государственном кадастре недвижимости» (в ред. от 23 июля 2013 г.).

Федеральный закон от 27 июля 2006 г. N 152-ФЗ «О персональных данных» (в ред. от 5 апреля 2013 г. N 43-ФЗ).

Федеральный закон от 2 мая 2006 г. N 59-ФЗ «О порядке рассмотрения обращения граждан Российской Федерации» (в ред. от 2 июля 2013 г.).

Федеральный закон от 17 января 1992 г. N 2202-1 «О прокуратуре Российской Федерации» (в ред. от 23 июля 2013 г.).

Инструкция о порядке рассмотрения обращений и приема граждан в системе прокуратуры Российской Федерации, утв. Приказом Генерального прокурора РФ от 30 января 2013 г. N 45.

Типовое положение о едином порядке организации приема, регистрации и проверки сообщений о преступлении, утв. Приказом Генпрокуратуры России, МВД России, МЧС России, Минюста России, ФСБ России, Минэкономразвития России, ФСКН России от 29 декабря 2005 г. N 39/1070/1021/235/780/353/399.

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 24 июня 2008 г. N 12 «О применении судами норм Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, регулирующих производство в суде кассационной инстанции».

Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 30 марта 1990 г. N 4 «О судебной практике по делам о злоупотреблении властью или служебным положением, превышении власти или служебных полномочий, халатности и должностном подлоге» (с изм. от 10 февраля 2000 г.).

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *