Рукопожатный защитник

(Чурилов Ю.)

("ЭЖ-Юрист", 2012, N 38)

Текст документа

РУКОПОЖАТНЫЙ ЗАЩИТНИК

Ю. ЧУРИЛОВ

Юрий Чурилов, адвокат Адвокатской палаты Курской области, г. Курск.

Заключение соглашения с адвокатом на оказание юридической помощи иногда рассматривается примитивно - как подписание договора и получение гонорара. Однако с принятием поручения на ведение дела связано решение не только правовых, но и этических, психологических вопросов, напрямую не урегулированных в законодательстве. Как не изменить истине и при этом не испортить себе репутацию?

Принципы выбора дел

Существует мнение о том, что главным критерием выбора дел адвокатом является наличие правовой позиции. Она определяется на основе анализа всех имеющихся доказательств, правовых норм, регулирующих спорные правоотношения, а также правоприменительной практики. Информацию о деле, предоставленную клиентом, нельзя принимать исключительно на веру: клиенты обычно многого недосказывают, дезинформируют адвоката, желая добиться с его помощью более того, чем положено по закону. Для тех адвокатов, которые берутся лишь за беспроигрышные дела, сила доказательств в обоснование требований клиента должна представляться весьма очевидной. Однако тот факт, что адвокат не проигрывает дел, не всегда свидетельствует о его профессионализме, возможно, он просто боится браться за сложные и запутанные дела.

При выборе дела адвокату крайне важно выяснить у клиента, какие конкретно цели тот преследует, обращаясь к нему за помощью.

Вот пример. Потерпевшая по уголовному делу просит представлять ее интересы на следствии. Из ее рассказа следует, что она ехала в такси, водитель которого не уступил автомобилю, двигавшемуся по главной дороге. Тем не менее клиентка убеждена в виновности владельца последнего, поскольку тот ехал с большой скоростью и, вообще, имеет влиятельных родственников. В этом случае защита интересов потерпевшей является вполне законной, но цели клиентки сомнительны: если об этом ее заранее не предупредить, то впоследствии могут возникнуть проблемы.

В теории закон не должен противоречить морали, но на практике право нередко вступает в конфликт с нравственными нормами. Например, отец двух несовершеннолетних детей не платит алиментов и подает иск о взыскании с малообеспеченной бывшей супруги, на иждивении которой находятся дети, оплаты жилищно-коммунальных услуг. Формально данное требование основано на законе, но с точки зрения морали возникают вопросы.

Иногда у морально правой стороны по объективным причинам отсутствуют необходимые доказательства либо из-за существующих пробелов в законе невозможно четко определить правовую позицию. В связи с этим складывается мнение, что дело бесперспективно, так как закон не защищает клиента либо вообще оборачивается против него. Как вам такая ситуация?

Так, пожилая больная женщина договорилась с неким гражданином о том, что она якобы продает ему квартиру, а за это он пожизненно обеспечивает ее деньгами. Через некоторое время после оформления договора купли-продажи "покупатель" бросил ее на произвол судьбы. Все доказательства на стороне мошенника, ведь есть договор и расписка в получении денег за жилье, которые фактически не передавались. Но по поведению сторон очевидно, что женщина не врет, продавать единственную квартиру она не собиралась, а просто стала жертвой афериста. Отказать в защите клиенту из-за бесперспективности дела и отсутствия четкой правовой позиции в этом случае нельзя. Непорядочно.

Таким образом, основным критерием при выборе дела должна быть его нравственная безупречность, соответствие целей и намерений клиента нормам морали.

Но может ли иметь дело перспективу при отсутствии правовой позиции? Оказывается, может. На практике судьи, особенно вышестоящих судебных инстанций, при разрешении дел довольно часто игнорируют формальные предписания права, руководствуясь собственным пониманием справедливости. Иногда даже в отсутствие необходимых доказательств в обоснование требований либо возражений стороны идут на компромисс и даже отказ от претензий, не дожидаясь вынесения судебного решения. Тем не менее нужно помнить, что ведение нравственно безупречных дел с нечеткой правовой позицией в конечном счете может привести к бессмысленной трате времени адвоката и средств клиента.

Нравственная безупречность

Довольно сложно бывает разобраться во взаимоотношениях людей и определить границу дозволенного, нравственного поведения. Необходимо иметь в виду, что абсолютно правой стороны в споре никогда не бывает, но это не означает, что можно и нужно защищать всех и каждого без разбора. Интуиция, жизненный и профессиональный опыт, знание психологии помогают принимать правильные решения в подобных случаях. Вывод о нравственной безупречности дела адвокат должен делать в первую очередь на основе личностных качеств человека, обратившегося за юридической помощью.

Бывают ситуации, когда адвокат лишен возможности выбора дела в силу того, что он уже в нем участвует, однако даже при этом нельзя поступаться нравственными принципами и изменять истине.

Одна из таких ситуаций - защита по назначению: вступив в дело независимо от своей воли, адвокат не может отказаться от защиты. Если клиент ведет себя неправильно, нужно найти средства, позволяющие в наиболее тактичной форме разъяснить, что его позиция ошибочная, тупиковая, противоречит доказательствам. Но делать это можно в исключительных случаях, поскольку со стороны свидетелей обвинения возможен оговор по неизвестным причинам, а ошибки при сборе доказательств могут привести к ложному представлению о виновности клиента.

Вторая ситуация - это вступление в дело по соглашению, когда у адвоката имелись трудности по определению правовой позиции и нравственной безупречности дела в момент принятия поручения. Нередко ход процесса существенно отличается от предположения адвоката. Когда выясняется, что притязания клиента необоснованны и, более того, безнравственны, то ведение дела до самого конца может нанести ущерб личной репутации адвоката. Такое возможно при ведении гражданских дел, уголовных на стороне потерпевшего и гораздо реже - на стороне обвиняемого, где в силу принципа презумпции невиновности разумные сомнения в доказанности обвинения, как правило, присутствуют в той или иной степени.

Возникает вопрос: как устраниться от ведения дела с тем, чтобы клиент не был скомпрометирован в глазах суда и противоположной стороны? В литературе поддерживается мнение о том, что адвокат не должен разделять позицию клиента, направленную на ложь и отрицание бесспорных фактов, но и не должен оставлять клиента без защиты. Адвокату рекомендуется предложить клиенту заключить мировое соглашение с противной стороной либо отказаться от иска, а в самом крайнем случае - прекратить поручение. На практике эти предложения трудно выполнимы, поскольку как врач не может объявить больному о неизлечимости его болезни, так и адвокат не должен говорить клиенту, убежденному в своей правоте, о нецелесообразности продолжения дела. Это можно допустить лишь в одном случае - если адвокат пользуется у клиента непререкаемым авторитетом.

Три составные части клиентуры

Всех клиентов можно разделить на три группы в зависимости от того, насколько они требовательны к результату дела.

Первые - жестко ставят перед адвокатом цель и требуют ее безусловного выполнения (интерес к результату). Вторые - рассчитывают на любой благоприятный исход с учетом возможностей и профессионализма адвоката (интерес к адвокату). Но иногда клиенты в беседе с адвокатом не высказывают никаких конкретных просьб по делу по тем причинам, что задачи для адвоката в процессе, по их мнению, сами собой очевидны: вину не признал - оправдательный приговор.

Третья группа клиентов нанимает адвокатов (порой не одного) для вида, чтобы придать себе уверенность в процессе, в котором они играют первую скрипку (интерес к себе). Они могут прибегать к советам своих адвокатов, но действуют в большей части самостоятельно.

С точки зрения адвокатской этики адвокат не должен гарантировать результат по делу, даже если перспектива дела максимально очевидна для него. Хотя среди клиентов есть и такие, которые в случае проигрыша дела не вспоминают об обещанном им, но нельзя на это уповать. Практика обещаний приводит к конфликтам адвоката с клиентами, подрыву его репутации.

Но не следует впадать и в такую крайность, когда, например, адвокат заявляет клиенту: "Я никогда никому ничего не обещаю и не знаю, может ли у вас что-то получиться". При этом все сказанное сопровождается сухой ссылкой на соответствующие положения Кодекса профессиональной этики адвоката. Многие клиенты искренне не понимают, почему адвокат не гарантирует результата по делу, быть может, он не уверен в своих силах, некомпетентен?

На самом деле каждому человеку небезразлично, что ждет его в конце дела, ведь люди живут надеждой, которую у них нельзя отнимать, даже если перспектива дела сомнительна. В практике были случаи, когда адвокат заранее посчитал дело проигранным, а клиент добился положительного результата. Она же показывает, что клиенты иногда оказываются благодарными защитнику, проигравшему процесс, за то, что он не оставил их без помощи и использовал все от него зависящее. В этом смысле можно перефразировать высказывание одного настоятеля православного храма о том, что "священник не должен загораживать бога". Так и адвокат не должен загораживать надежду. Как же в таком случае вести себя с клиентом и не перейти разумной грани?

Лучше всего разъяснять клиенту то, чего он в принципе от процесса ждать не должен, а также то, на что он может надеяться при определенных условиях. Самое главное, чтобы слова надежды не были впоследствии расценены клиентом именно как обещание, поэтому необходимо разъяснять максимально четко возможности защиты. Адвокат как пахарь может только обещать, что добросовестно вспашет землю и засеет ее качественным зерном. А результат по делу складывается из многих факторов: не только из профессионализма адвоката, но и из компетентности и порядочности судей, поведения противоположной стороны в процессе, показаний свидетелей и содержания иных доказательств, сложившейся судебной практики и проводимых в стране компаний, случайных моментов. Если клиент это поймет, то он не будет винить в неудаче добросовестного адвоката.

О гонораре

Если достигнуто понимание по всем вышеперечисленным вопросам, то можно перейти к обсуждению гонорара. Основной принцип определения размера гонорара - индивидуальный подход. Он должен быть сообразован со сложностью дела и с имущественным положением клиента.

Сложность дела обычно определяется многочисленными факторами:

1) категорией дела. Известно, что дела о признании сделки недействительной в силу своей природы являются достаточно трудоемкими и затратными. Вообще, имущественные споры гораздо сложнее споров неимущественных. Также определенную сложность приобретают уголовные дела, в которых обвиняемый заключен под стражу, поскольку оказание юридической помощи в этом случае связано с выездами в изолятор и пр.;

2) личностью клиента. Есть клиенты, требующие особого к себе внимания, которые любят по нескольку часов периодически обсуждать с адвокатом дело, рассказывать о своей жизни либо об обстоятельствах, которые к делу не имеют прямого отношения, что нужно учитывать при решении вопроса о сложности дела;

3) позицией клиента. Например, если клиент не признает вину при наличии доказательств обвинения, это говорит о том, что понадобятся значительные усилия, направленные на доказывание обстоятельств;

4) объемом доказательств. Если по делу имеются многочисленные свидетели, потерпевшие, подсудимые, то нужно предвидеть, что их стопроцентная явка, как правило, никогда не обеспечивается, что ведет к отложению дела. А, например, наличие в деле среди вещественных доказательств аудиозаписей также удлиняет время процесса;

5) организацией судопроизводства. Среди следователей и судей можно встретить как волокитчиков, способных затянуть любое, даже простое дело, так и работяг, которые максимально уплотняют график своей работы, а иногда страдают процессуальным упрощенчеством;

6) сопротивлением противоположной стороны. Если с противоположной стороны выступает профессиональный юрист, то это, безусловно, повышает сложность дела;

7) местом судопроизводства. Если ведение дела связано с выездом в командировки, то это также свидетельствует о сложности дела.

Необходимо учитывать, что оценка сложности дела до вступления в него обычно носит предварительный характер, поскольку большая часть информации для адвоката оказывается недоступной и заранее нельзя предугадать, как пойдет процесс.

При определении размера гонорара нужно учитывать материальное положение клиента, чтобы оно не смогло стать причиной отказа ему в помощи. Также надо принимать во внимание, что существует категория людей, которая по тем или иным причинам не желает оплачивать труд адвоката даже в минимальных размерах, ссылаясь на свою имущественную несостоятельность. Существует две формы оплаты - в твердой сумме (независимо от фактического объема работы и количества следственных и судебных действий) и пропорционально количеству отработанных дней (а столичные адвокаты практикуют и почасовую оплату своего труда). Наиболее эффективен, и это подтверждается практикой, именно второй способ исчисления гонорара: удобно как для адвоката, которому не всегда удается предвидеть, насколько затянется дело, так и для клиентов, для которых оплата в рассрочку менее обременительна, чем единовременная оплата. Хотя в последнем случае есть и явный минус, ведь не каждого клиента устроит неопределенность окончательной суммы, а расходы на представителя могут быть взысканы судом лишь в разумных пределах, которые ограничиваются, как правило, минимальной суммой.

Целесообразно договариваться о предварительном внесении гонорара, а не по окончании дела, поскольку вступать в судебные споры с клиентом по взысканию недоплаченного гонорара для адвоката - последнее дело. Что делать, если оплата за очередной день участия не внесена? Некоторые наверняка, не раздумывая, скажут, что нужно просто прекратить работу (если это не связано с отказом от защиты по уголовному делу). Но смысл адвокатской деятельности не сводится лишь к денежному интересу, поэтому клиента нельзя бросать на полпути лишь по той причине, что он не смог внести оплату по объективным обстоятельствам. Нужно стараться все свои начатые дела доводить до конца.

И последнее. Многие адвокаты допускают ошибку, заключая соглашение на ведение дела не в офисе, а на ходу: на улице либо непосредственно в суде перед процессом. Помимо того что таким способом нельзя правильно оценить характер дела, могут возникнуть проблемы неоплаты гонорара. В целом формальное отношение адвоката к процессу заключения соглашения с клиентом может в дальнейшем дорого стоить для обоих.

------------------------------------------------------------------

Название документа