Игры в монополию

(Нестолий В.)

(«ЭЖ-Юрист», 2012, N 38)

Текст документа

ИГРЫ В МОНОПОЛИЮ

В. НЕСТОЛИЙ

Вячеслав Нестолий, кандидат юридических наук, доцент кафедры гражданского права и процесса Иркутского юридического института (филиала) Российской правовой академии Минюста РФ.

Конституционный Суд РФ 16 июля 2004 года в Постановлении N 15-П указал, что российские граждане, не имеющие статуса адвокатов, вправе представлять в арбитражных судах интересы организаций. Но на законодательном уровне этот вопрос до настоящего времени не решен. После вступления в ВТО законодатель может не устоять перед соблазном и вновь установить ограничения для юристов, ссылаясь при этом на необходимость исполнять условия Протокола о присоединении к Марракешскому соглашению. Однако названный международный договор сам по себе без изменений в процессуальных кодексах дает преимущество российским адвокатам перед иностранными юристами, но никак не перед российскими гражданами.

Нет перевода — нет нормы

Постановлением Конституционного Суда РФ от 09.07.2012 N 17-П признаны соответствующими Конституции России положения Протокола о присоединении Российской Федерации к Марракешскому соглашению об учреждении Всемирной торговой организации в той части, в какой ими устанавливаются специфические обязательства России в отношении допуска лиц к оказанию юридических услуг на территории Российского государства.

Собственно говоря, о содержании обязательств России перед ВТО общественность может узнать сегодня только из текста Постановления N 17-П. В документе зафиксировано, что право каждого защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом, не означает возможности допуска любого гражданина к участию в судопроизводстве в качестве представителя. Другими словами, согласно Протоколу представительствовать в гражданском, уголовном и административном судопроизводстве могут только лица, обладающие статусом адвоката.

Заявители (группа депутатов Государственной Думы) оспаривали положение Протокола, в соответствии с которым только адвокаты могут представительствовать в арбитражах (третейских судах). Конституционный Суд разъяснил, что под арбитражными судами следует понимать государственные арбитражные суды, а не третейские арбитражи. В Постановлении N 17-П сказано, что истолкование положения Протокола как требования обязательного участия адвоката при разбирательстве дел в третейских судах противоречило бы природе третейского разбирательства, предполагающей максимальную свободу сторон при определении состава суда, его компетенции, процедуры разбирательства.

Поскольку в суде общей юрисдикции и арбитражном суде стороны не обладают максимальной свободой, которая характерна для третейского суда (арбитража), вполне разумно предположить, что только адвокаты отныне могут выступать в качестве представителей сторон в судопроизводстве.

Протокол о присоединении Российской Федерации к Марракешскому соглашению вступил в силу 22 августа 2012 года, однако до сих пор официального текста протокола на русском языке мы не видели. Отсюда следует, что суды не могут ссылаться на Протокол как основание для отказа в допуске к участию в судебном разбирательстве в качестве представителей граждан, не имеющих статуса адвоката. По крайней мере, до внесения изменений в соответствующие процессуальные кодексы России. Язык судопроизводства в Российской Федерации — русский язык. Нормативные правовые акты, применяемые в судах, должны быть официально опубликованы на русском языке. Остается надеяться на то, что изменения в отечественном процессуальном законодательстве по традиции будут приняты с некоторым промедлением.

Субъекты и объекты

Рассмотрим, в каких случаях и при каких условиях представительствовать в судах могут не только члены адвокатского сообщества.

1. Ликвидация организации. Юристы вправе участвовать в судебных заседаниях, представляя интересы ликвидируемых организаций в качестве членов ликвидационных комиссий. Процедуры добровольной ликвидации юридических лиц у нас на законодательном уровне должным образом не урегулированы, организация может ликвидироваться в течение неопределенно долгого времени, и, если необходимость отпала, организация может возобновить деятельность на основании решения собрания участников или уполномоченного органа.

Известна практика, когда арбитражные суды распространяли на юристов, привлекаемых к работе конкурсными управляющими для участия в судопроизводстве по делам о банкротстве, статус членов ликвидационных комиссий исходя из относительного родства между институтами ликвидации добровольной и принудительной.

2. Корпоративные отношения. Если бюджет жилищного или иного потребительского кооператива недостаточен для оплаты услуг адвоката, то член кооператива, обычный гражданин, проживающий в кооперативе (желающий арендовать в нем жилье), могут быть избраны в правление кооператива и выступать в суде в качестве членов коллегиальных органов управления кооперативами. Член правления (ликвидационной комиссии) в суде не представительствует, а представляет.

Уставы производственных кооперативов также могут предусматривать избрание в коллегиальные органы управления работников-юристов. В уставах хозяйственных обществ можно предусмотреть избрание юрисконсультов в правления данных организаций. В этом случае данные работники смогут участвовать в судебных разбирательствах, но не в качестве профессиональных представителей, а в качестве членов коллегиальных исполнительных органов.

Образованию правления не препятствует и передача функций единоличного исполнительного органа управляющей компании. Правлению не возбраняется продолжить свою работу при отсутствии в штате должности генерального директора, а членам правления выступать в суде от имени своих организаций без доверенности. Соответствующие разъяснения на всякий случай следует фиксировать в уставах кооперативов и иных корпораций.

3. Защита в уголовном суде и административном судопроизводстве. Согласно Протоколу только адвокатам разрешается осуществлять представительство в уголовных судах и российских арбитражных судах, выступать в качестве представителя организаций, правительственных органов, органов местного самоуправления в гражданском и административном судопроизводстве и судопроизводстве по делам об административных правонарушениях.

Адвокаты участвуют в уголовных судах в качестве представителей гражданских истцов и гражданских ответчиков, но чаще всего адвокат — защитник, а не представитель. В качестве защитников наряду с адвокатами могут выступать и обычные граждане (родственники обвиняемых, представители общественных организаций по делам членов этих организаций), допущенные судом к участию в деле в качестве защитников. Защитник обвиняемого не есть его представитель, он не представительствует, а защищает.

В административном судопроизводстве юрист также вправе участвовать, если он защитник лица, привлекаемого к ответственности, а не его представитель. Если позиция представителя всегда определяется позицией представляемого, то защитник вправе и обязан разоблачить самооговор подзащитного, а также не согласиться с ним, если он признает свою вину. Защита в судопроизводстве по административным правонарушениям не тождественна представительству.

4. Процессы в судах общей юрисдикции. Из Протокола о присоединении к Марракешскому соглашению следует, что юристы, не обладающие статусом адвоката, могут выступать в судах общей юрисдикции в качестве представителей граждан по делам, рассматриваемым судами, в том числе и в качестве представителей индивидуальных предпринимателей и глав крестьянских (фермерских) хозяйств, но не могут представлять тех же граждан в арбитражных судах. Что крайне нелогично. Узкие специалисты в правовом регулировании отдельных видов предпринимательской деятельности, в том числе юристы — преподаватели высших учебных заведений, а также юрисконсульты организаций будут вынуждены концентрировать усилия на формировании доказательственной базы, составлении для адвокатов всякого рода состязательных бумаг, проектов судебных решений. При этом, если вышестоящие инстанции отменят решения, адвокаты имеют шанс оправдаться перед клиентами низким качеством подготовленных проектов документов, отсутствием доказательств и слабой работой юридической службы. В случае успеха они — на коне, в случае поражения — в стороне.

Больше всего нуждаются в качественной помощи со стороны адвокатов не организации, а граждане, вовлеченные в судебные разбирательства в судах общей юрисдикции.

5. Трудовые споры. Весьма часто организация встает перед выбором: направить в суд штатного юрисконсульта или обратиться к независимому профессионалу, в том числе адвокату. Конечно, если дело имеет благоприятную перспективу, необходимо обращаться к профессионалу, поскольку выплаченные ему деньги могут быть возмещены судом за счет неправой стороны, если речь не идет об «ответчике-однодневке», который исчезнет сразу после судебного разбирательства.

Однако в трудовых спорах от организации лучше всего представительствовать штатному юрисконсульту, поскольку его заработная плата включается в себестоимость выпускаемой продукции, а вознаграждение адвоката должно компенсироваться за счет прибыли. Работник, оказавшийся неправой стороной в процессе, своему бывшему работодателю судебные расходы не возмещает (ст. 393 ТК РФ). Неадекватные люди могут устроить работодателю веселую жизнь, предъявляя иски, в том числе и по самым надуманным основаниям. А организация вынуждена платить гонорары. Соответствующие положения ТК РФ преодолеть в суде мы пытались (Определение Абаканского городского суда от 06.04.2011 по делу N 2-4516/2010), но суды общей юрисдикции отказывали, опираясь в том числе на практику КС РФ (Определение КС РФ от 13.10.2009 N 1320-О-О). Когда же суды все же шли навстречу работодателям, Верховный Суд отказывался их понять (Обзор судебной практики ВС РФ за первый квартал 2012 года).

6. Муниципальные образования. Если бюджет муниципального образования не предусматривает оплату услуг адвокатов, то интересы муниципального образования не могут быть представлены гражданином в арбитражных судах и судах общей юрисдикции, невзирая на то что среди жителей есть граждане, готовые предоставить помощь безвозмездно и обладающие необходимыми опытом и знаниями. Таковы последствия присоединения к ВТО для муниципальных образований.

Иностранные адвокаты

Протокол препятствует иностранным адвокатам: 1) представительствовать по уголовным делам; 2) представительствовать в арбитражных судах; 3) представительствовать от имени организаций, государственных органов и органов местного самоуправления в гражданском и уголовном судопроизводстве. Препятствует, поскольку представительство разрешается только адвокатам, а адвокатом считается лишь физическое лицо, получившее статус адвоката в соответствии с российским законодательством.

Российское государство не может осуществлять контроль над иностранными адвокатами в той степени, в какой оно контролирует и направляет деятельность адвокатов российских, поэтому специально оговорено, что при вступлении в ВТО адвокатами считаются не все адвокаты, а только адвокаты российские. Иностранные адвокаты не есть адвокаты с точки зрения российского права.

Российские корпорации ведут бизнес совместно с иностранными компаниями. Иностранные компании рекомендуют своих адвокатов партнерам и контрагентам. Игнорировать такие рекомендации не представляется возможным. Это вызывает недовольство отечественных адвокатов и юристов специализированных организаций. Во-первых, им приходится делить бюджет, который клиент выделяет на юридическую помощь, с иностранцами. Во-вторых, им приходится работать за иностранцев.

Закон об адвокатуре

Федеральный закон от 31.05.2002 N 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» содержит ограничения деятельности адвокатов иностранных государств в России. Иностранные адвокаты могут оказывать юридическую помощь (консультирование, составление деловых бумаг) по вопросам права государства своего гражданства. Однако Закон об адвокатуре не препятствует иностранным юристам, не обладающим статусом адвоката, выступать в судах в качестве представителей гражданских истцов и гражданских ответчиков в уголовных процессах, представителей организаций в гражданском и арбитражном процессах. Доказать, что иностранец является адвокатом, затруднительно или невозможно. Он может презентовать себя как юрист, знаток права и т. д.

Сила Протокола

Протокол о присоединении к Марракешскому соглашению — это акт международного права. Согласно Конституции международные договоры России являются частью ее правовой системы. Поэтому, по-нашему мнению, для того, чтобы не допустить иностранца (не важно, адвокат он или нет) в судебное разбирательство, достаточно сослаться на Протокол. Поскольку Протокол официально не опубликован на русском языке (напомним, аутентичными являются тексты на английском, испанском и французском языках), судья может обратиться к Постановлению КС РФ N 17-П. Авторитетен для иностранца и официальный текст Протокола на английском языке.

Чтобы не допустить российского юриста, не обладающего статусом адвоката, в судебное разбирательство, недостаточно ссылки на Постановление КС РФ N 17-П. Ведь в мотивировочной части Постановления говорится о том, что отсутствует возможность допуска любого гражданина к участию в судопроизводстве в качестве представителя. Основания этой возможности применительно к отдельным видам судопроизводства устанавливаются федеральными конституционными законами и федеральными законами. Этот тезис для правильного понимания иллюстрируется положением ФКЗ от 21.07.1994 N 1-ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации», согласно которому представителями в судебном конституционном процессе могут быть адвокаты и лица, обладающие ученой степенью по юридической специальности. По такому же образцу могут быть построены новеллы российских процессуальных кодексов.

До тех пор пока процессуальные федеральные законы не ограничивают право каждого участвовать в судопроизводстве в качестве представителя, к участию в судебном заседании могут быть допущены любые граждане, которым такая возможность предоставлена федеральными законами.

Другими словами, правила Протокола о присоединении к Марракешскому соглашению заработают в отношении российских граждан, если правила международного договора станут внутринациональными. В отношении иностранцев они действуют непосредственно с момента вступления в силу Протокола.

Конституционные коллизии

Право российских граждан, не обладающих статусом адвоката, представительствовать в арбитражных судах от имени организаций защищается Постановлением КС РФ от 16.07.2004 N 15-П. В нем сказано, что привилегии для адвокатов и их объединений не обеспечивают качества оказываемой ими юридической помощи, не гарантируют ее надлежащий уровень и потому законодатель не вправе налагать на организации обязанность выбирать в качестве представителей только адвокатов. После вступления в ВТО законодатель может не устоять перед соблазном и вновь установить ограничения для юристов, ссылаясь при этом на необходимость исполнять условия Протокола о присоединении к Марракешскому соглашению.

Однако названный международный договор, будучи частью российской правовой системы, не может противоречить Конституции РФ. Содержание Конституции мы познаем из актов КС РФ, поэтому воспринимать адвокатскую привилегию на представительство в суде следует в контексте Постановлений КС РФ N 15-П и 17-П, согласно которым привилегия дает преимущество российским адвокатам над иностранными юристами и адвокатами, но не над российскими гражданами. Названные Постановления дополняют друг друга, не вступая в коллизию, каждое из них выполняет свои функции.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *