Постановление прокурора как повод к возбуждению уголовного дела

(Гриненко А. В.) («Законность», 2012, N 11) Текст документа

ПОСТАНОВЛЕНИЕ ПРОКУРОРА КАК ПОВОД К ВОЗБУЖДЕНИЮ УГОЛОВНОГО ДЕЛА

А. В. ГРИНЕНКО

Гриненко Александр Викторович, профессор кафедры уголовного права, уголовного процесса и криминалистики МГИМО (У) МИД России, доктор юридических наук, профессор.

Статья посвящена злободневному вопросу возбуждения уголовного дела по постановлению прокурора.

Ключевые слова: прокурор, постановление, возбуждение дела.

A public prosecutor’s resolution of as a reason for instigation of a criminal case A. V. Grinenko

The article focuses on a topical issue of instigation of a criminal case under a public prosecutor’s resolution.

Key words: public prosecutor, resolution, instigation of a case.

Прокурор наделен весьма обширными возможностями по применению мер реагирования с целью устранения как допущенных нарушений законов, так и наступивших негативных последствий.

Наибольшую значимость эти полномочия приобретают в тех случаях, когда прокурор обнаруживает нарушения уголовно-правовых норм, в связи с чем возникает вопрос о необходимости возбуждения уголовного дела. Ранее прокурор имел возможность непосредственно возбуждать уголовные дела, после чего либо поручал производство предварительного расследования должностному лицу (следователю, дознавателю), либо осуществлял эту деятельность самостоятельно. Сразу же после внесения в УПК РФ изменений, по существу, отстранивших прокурора от предварительного расследования <1>, весьма остро встал вопрос о реализации полномочий прокурора в сфере уголовно-процессуальной деятельности. Ведь из Закона о прокуратуре такая форма прокурорского реагирования, как постановление о возбуждении уголовного дела, была исключена. ——————————— <1> См.: Федеральный закон от 5 июня 2007 г. N 87-ФЗ «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации и Федеральный закон «О прокуратуре Российской Федерации».

Естественно, деятельность органов прокуратуры по выявлению нарушений закона, в том числе содержащих признаки преступлений, свернута не была. Более того, сотрудники прокуратуры обращали и обращают пристальное внимание не только на сами нарушения уголовного закона, но и на то, какие меры были приняты по материалам осуществленной проверки. Это в полной мере соответствует положениям ст. 21 Закона о прокуратуре, определяющей предмет надзора, а также полномочиям прокурора требовать привлечения лиц, нарушивших закон, к установленной законом ответственности. Вначале материалы прокурорской проверки имели статус сообщения о совершенном или готовящемся преступлении, полученного из иных источников (п. 3 ч. 1 ст. 140 УПК) и оформлялись рапортом об обнаружении признаков преступления (ст. 143 УПК). Однако этот повод к возбуждению уголовного дела вызывал нарекания как прокурорских работников, так и сотрудников органов предварительного расследования. Что касается прокуроров, то в любом случае информация, сообщаемая ими по результатам осуществления надзорной деятельности, рапортом именоваться не могла, поскольку подготовка и направление рапорта предполагает, что подавшее его должностное лицо находится в подчиненном положении по отношению к адресату <2>. Следователи же, а равно и дознаватели, получив рапорт, не могли в полной мере оценить представляемые им сведения, поскольку из содержания документа признаки преступления усматривались, однако не всегда были ясны иные обстоятельства, входившие в механизм совершения деяния. Это, как правило, требовало дополнительной проверки, значительных затрат времени и человеческих ресурсов. ——————————— <2> См.: Ожегов С. И., Шведова Н. Ю. Толковый словарь русского языка: 80000 слов и фразеологических выражений / Российская академия наук. Институт русского языка им. В. В. Виноградова. 4-е изд., доп. М.: ИТИ ТЕХНОЛОГИИ, 2003. С. 657.

Именно в связи с этим в 2010 г. УПК был дополнен новым поводом — «постановление прокурора о направлении соответствующих материалов в орган предварительного расследования для решения вопроса об уголовном преследовании» (п. 4 ч. 1 ст. 140). Несомненно, эта законодательная новелла обеспечивает более эффективное взаимодействие между органами прокуратуры и органами предварительного расследования по вопросам, касающимся организации и осуществления уголовного преследования. Но наряду с общей позитивной оценкой этого повода относительно его наименования, содержания, а также практики применения можно высказать некоторые замечания. Прежде всего, постановление как форма прокурорского реагирования должно представлять собой властно-распорядительный документ, который содержит обязательное для исполнения предписание. Вместе с тем в Законе о прокуратуре (ст. 25) это постановление не упоминается ни в качестве альтернативы ранее существовавшему постановлению о возбуждении уголовного дела, ни как вновь появившийся повод к возбуждению уголовного дела. Кроме того, из содержания п. 4 ч. 1 ст. 140 УПК неясно, по отношению к какому именно должностному лицу прокурор свои властные полномочия применяет (к сотруднику прокуратуры, представившему ему материалы проверки, или к органу предварительного расследования). Изучение содержания постановлений, составляемых прокурорами по материалам проверок, свидетельствует о том, что сведения, подтверждающие наличие в деянии признаков преступления, могут поступать из самых разных источников. Например, был случай, когда при рассмотрении жалобы руководителя автосервиса на действия судебных приставов-исполнителей обнаружилось, что лицо получило кредит в результате подделки подписи на справке о размере заработной платы. Поэтому по результатам проверки прокурор принял два решения: о признании действий судебных приставов-исполнителей соответствующими закону и о направлении материалов для разрешения вопроса о возбуждении уголовного преследования в отношении должника по признакам преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 327 УК (подделка, изготовление или сбыт поддельных документов, государственных наград, штампов, печатей, бланков). При обнаружении признаков подделки подписей пенсионеров на официальных заявлениях, в связи с чем их деньги были переведены в негосударственный пенсионный фонд и впоследствии похищены, одновременно с принятием мер по возвращению денежных средств прокурор вынес постановление о направлении материалов проверки для разрешения вопроса об уголовном преследовании ввиду наличия признаков преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 159, ст. ст. 201, 327 УК. Аналогичные постановления прокуроры выносят при обнаружении признаков преступлений в сфере ЖКХ, в частности мошенничества, нарушений налогового законодательства, законодательства о браке и семье (злостное уклонение от уплаты средств на содержание несовершеннолетнего ребенка) и т. п. Общим для всех постановлений является то, что они изначально должны содержать сведения о совершении преступления, предусмотренного конкретной статьей (частью, пунктом статьи) Особенной части УК. Среди недостатков постановлений можно отметить то, что в большинстве из них не содержится четкого указания на форму, в которой должно производиться будущее предварительное расследование. Если деяние подследственно органам внутренних дел Российской Федерации, то в постановлениях в качестве адресата, как правило, указывается орган внутренних дел уровня, соответствующего уровню прокурора. Предполагается, что впоследствии руководитель этого органа сам должен определить, какому должностному лицу — руководителю следственного органа или начальнику подразделения дознания — нужно будет направить постановление и материалы проверки. Однако в ч. ч. 3 и 4 ст. 150 УПК фактически установлена прерогатива прокурора в распределении уголовных дел между следователями и дознавателями. Поэтому было бы вполне логичным, чтобы в постановлении о направлении соответствующих материалов в орган предварительного расследования прокурор более точно указывал адресата, что позволит сразу же определять форму дальнейшего досудебного производства по уголовному делу (в случае его возбуждения). Далее заметим, что из наименования повода к возбуждению уголовного дела, предусмотренного п. 4 ч. 1 ст. 140 УПК, неясно, что именно направляется в орган предварительного расследования — само постановление или материалы проверки. Изучение материалов, направляемых следователям и дознавателям, позволяет обнаружить, что они включают в себя как постановления прокурора, так и иные документы, в частности акты документальных проверок, объяснения и т. п. Вместе с тем «постановление о направлении материалов» — это еще не сами материалы, а лишь надлежащим образом оформленный сопроводительный документ. Поэтому следует иметь в виду, что в действительности в качестве повода должны фигурировать материалы прокурорской проверки и постановление прокурора об их направлении в орган предварительного расследования. Поскольку материалы проверки содержат документы того же вида, что и получаемые в результате доследственной проверки, следователь и дознаватель вправе непосредственно использовать их при разрешении вопроса о возбуждении уголовного дела или об отказе в его возбуждении. С другой стороны, эти материалы не должны подавлять их собственные возможности по проверке информации о преступлении, полученной от прокурора. И, наконец, следует уточнить, что представляет собой «решение вопроса об уголовном преследовании». В юридической литературе существуют различные точки зрения относительно понятия уголовного преследования. Не поставил точку в этом споре и законодатель, указавший в п. 55 ст. 5 УПК, что уголовное преследование — это процессуальная деятельность, осуществляемая стороной обвинения в целях изобличения подозреваемого, обвиняемого в совершении преступления. Не вдаваясь в дискуссию, отметим, что в рамках уголовного преследования в контексте рассматриваемого повода может иметь место возбуждение уголовного дела не только в отношении конкретного лица, в связи с чем оно приобретает статус подозреваемого, но и по факту общественно опасного деяния, когда лицо, его совершившее, не установлено. Вместе с тем эта законодательная неточность может побуждать прокуроров или направлять в орган предварительного расследования материалы, которые содержат сведения о лице, совершившем общественно опасное деяние, хотя доказательств, подтверждающих это, явно недостаточно, или, наоборот, не направлять материалы, которые содержат сведения о событии преступления, если при этом лицо, совершившее преступление, не установлено. В этом случае целесообразно указать в законе, что постановление прокурора и материалы проверки должны направляться в орган предварительного расследования «для решения вопроса о возбуждении уголовного дела или об отказе в возбуждении уголовного дела», поскольку это более полно соответствует содержанию ст. 145 УПК и не поднимает вопроса об уголовном преследовании. Но уже и в рамках действующего законодательства прокурор должен иметь в виду возможность направления материалов, в которых сведения о конкретном лице есть либо их может не быть. Это в наиболее полной мере обеспечит эффективность деятельности прокурора по обнаружению нарушений закона, в том числе содержащих признаки преступлений, и принятию соответствующих мер реагирования.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *