Понятие и роль нотариата в российской и германской правовых системах

(Пожарская Ю. В.)

("Современный юрист", 2013, N 2(3) (Апрель-Июнь))

Текст документа

ПОНЯТИЕ И РОЛЬ НОТАРИАТА В РОССИЙСКОЙ

И ГЕРМАНСКОЙ ПРАВОВЫХ СИСТЕМАХ

Ю. В. ПОЖАРСКАЯ

Пожарская Юлия Владимировна, аспирант, преподаватель кафедры "Теория и история государства и права" по специальности 12.00.01 (теория и история государства и права) Российского государственного социального университета.

В статье рассматривается история нотариата в Германии в периоды Позднего Средневековья, Нового и Новейшего времени. В России - с момента употребления в 1729 году термина "нотариус" до настоящего времени. Дан обзор эволюции понятия "нотариат" в нормативно-правовых актах, касающихся организации нотариата в России и Германии.

Ключевые слова: нотариат, нотариус, нотариат в Германии, российский нотариат, история нотариата.

The concept and role of notariate in the Russian and German legal systems

Yu. V. Pozharskaya

The article considers the history of notariate in Germany in the periods of Late middle ages, Modern and Contemporary ages. History of Russian notariate since 1729 when was used the term "notary". There is given the review of evolution "of the concept notariate" in the important legislative acts and the bills concerning the organization of a notariate in Germany and Russia.

Key words: notarial system, notary, Notariate in Germany, Russian notariate, history of the notariate.

Впервые в Германии должность нотариуса была введена Карлом Великим в IX веке. Это были писцы при аббатах, епископах и графах [1].

С IX по XV в. роль германского нотариуса в общественной жизни была незначительная. Восприятие его лишь в качестве писаря не привлекало особого интереса к данной профессии, не говоря уже о научном обосновании понятия "нотариус" и правовой оценке его роли.

В России термин "нотариус" впервые встречается в XVIII веке в Вексельном уставе 1729 года как лицо, осуществляющее протест векселя. Развитие института нотариата сдерживало крепостное право, а также возможность осуществления нотариальных действий площадными подьячими и различными государственными органами.

Соответственно появление должности нотариуса произошло в Германии на девять веков раньше, чем в России.

Законодательное закрепление нотариальной деятельности в Германии произошло в 1512 г. Максимилианом I было принято Имперское положение о нотариате. Статья 15 RNO определяла нотариуса как "служителя общему благу, который выполнял необходимую и полезную службу"[2]. В соответствии с Положением раскрывался смысл служения нотариуса, который заключался в составлении общественного документа определенной формы. Нотариус стал гарантом сделки.

Государственность Германии с ее характерными для того времени чертами - феодальной раздробленностью, слабой централизованной властью, партикулярностью права - помешала Положению реализоваться и стать общеобязательным. Это привело к формированию местных нотариальных систем.

В Пруссии Фридрих II в результате реформирования судебной системы в 1780 - 1781 гг. и ликвидации адвокатуры и нотариата передал функции адвоката и нотариуса государственному служащему - юстиц-комиссару. Это заложило первоначальную форму существующего сегодня в Германии института "адвоката-нотариуса".

В Баварии роль нотариуса была незначительна, его функции были переданы судам. Подобная ситуация сложилась и в некоторых других землях.

На территориях левобережья Рейна в результате их оккупации французами в 1798 году был организован нотариат в соответствии с французским Декретом от 6 октября 1791 года "Об организации нотариата" и Законом от 25 Вантоза XII года. Эти прогрессивные, с точки зрения развития нотариата, правовые акты определили нотариуса как публичного служащего, который придает характер подлинности и аутентичности актам от лица государственной власти [3].

Первая попытка дать определение термину "нотариус" была предпринята под влиянием французского права в Нотариальном кодексе герцогства Берг 1811 года. В ст. 1 термин "нотариус" был сформулирован следующим образом: "Нотариусы считаются государственными служащими, профессиональная деятельность которых заключается в том, чтобы оформлять документы в виде официальных актов, датировать их, хранить их у себя и предоставлять их официальные копии" [4].

К середине XIX века на территории Германии сложились 3 различные нотариальные системы: французская, где нотариус был независимым, прусская, где юстиц-комиссар был адвокатом и нотариусом и находился на государственной службе, государственная, где нотариальные функции осуществлялись судебными чиновниками [5].

С приходом к власти в 1933 года национал-социалистов состоялась попытка унификации нотариальной системы. Новая власть видела нотариат как систему органов, строго выстроенных по принципу фюрерства. Это предполагало лишение нотариусов властных полномочий и приоритет интересов единого немецкого народа над собственными интересами и интересами профессионального объединения [6]. Таким образом, институт нотариата виделся как государственный орган, подчиняющийся исключительно государству.

В 1937 году было принято Имперское положение о нотариате (RNO), которое определило нотариуса как правозащитника в сфере профилактического судопроизводства. На наш взгляд, это законодательное понятие далеко от того, которое могло бы раскрыть содержание профессии нотариуса, и требовало дополнительного разъяснения. Его можно найти у К. Вольперса, который считал, что слово "правозащитник" вмещало в себя два понятия. В первую очередь правозащитник - это представитель интересов единого немецкого народа. Беспристрастность и честность при исполнении своих обязанностей - вот основные характеристики профессии правозащитника, на которых следует сделать акцент [7]. Кроме того, понятие "правозащитник" выражало образ мышления, который лежал в основе новой правовой системы тоталитарного государства, признающего принадлежность естественных, неотъемлемых и других прав за представителями исключительно титульной (немецкой) нации.

С нашей точки зрения, данное определение точно характеризовало профессию немецкого нотариуса как тесно связанную с адвокатской и судейской в связи с особым историческим путем развития института нотариата в Германии.

В России законодательное закрепление нотариальной деятельности случилось в 1866 году в Положении о нотариальной части, которое устанавливало нотариусов и старших нотариусов для осуществления нотариальной деятельности.

Положение о нотариальной части не содержало понятия "нотариат", вместо этого термина употребляется "нотариальная часть", определение которой не раскрывалось в вышеназванном законодательном акте. Понятие "нотариус" было дано через нотариальную деятельность. Так, ст. 1 Положения гласила: "Заведование нотариальной части поручается нотариусам и стоящим при нотариальных архивах старшим нотариусам" [8]. Под заведованием нотариальной частью понимался круг действий нотариусов, который определялся статьей 65 Положения.

Существенным недостатком института нотариата того времени было отсутствие системы и обеспечения жизнедеятельности, то есть не было нотариальных палат, советов для внутренней самоорганизации нотариальной деятельности и возможности обмениваться опытом. Слабый контроль и отсутствие наблюдения со стороны окружных судов за нотариусами создавали им условия для нарушения законодательства в процессе их деятельности.

Законодательное закрепление термина "нотариат" в Германии произошло в 1952 году. Постановление об организации и деятельности государственного нотариата ГДР определило нотариат как орган, осуществляющий правосудие, оформляющий гражданские правоотношения, придавая им законность на всей территории государства, укрепляя демократические принципы. Нотариат ГДР был организован по принципу советской модели нотариата. Закон от 16 ноября 1956 года "О государственном нотариате ГДР" определял структуру, функции и деятельность нотариата. В ст. 1 Закона были закреплены принципы государственного нотариата, подчеркивалось, что "нотариат призван к обеспечению и укреплению народно-демократического строя и социалистической законности и имел своей задачей оказание юридической помощи государственным учреждениям, общественным организациям и гражданам во всей области гражданско-правового оборота" [9].

Нотариус защищал в первую очередь государственные интересы. Нотариус мог отказать в совершении нотариального действия, направленного против идеологической политики Правительства ГДР. Нотариусу в первую очередь отводилась роль блюстителя социалистической законности.

В 1961 г. в ФРГ было принято Федеральное положение о нотариате, которое действует по настоящее время, где нотариат определили как "публичную должность для засвидетельствования юридически значимых актов и иных задач в области предварительного правосудия".

Определение понятия нотариуса содержится в § 1 разд. 1 части 1 Федерального положения о нотариате: "...в качестве независимых носителей публичной должности по засвидетельствованию юридически значимых актов и иных задач в области предварительного правосудия в землях назначаются нотариусы" [10].

В России после Октябрьской революции, когда частная собственность стала рассматриваться как одна из причин социального неравенства, происходит снижение гражданского оборота практически до минимума. Это определило нотариат на одно из последних мест в системе государственных органов. В 1922 г. Положение о государственном нотариате устанавливает государственные нотариальные конторы. Нотариус становится государственным служащим. Роль нотариата заключалась в осуществлении государственного контроля над гражданским оборотом в части, касающейся сделок государственных органов с частно-капиталистическими элементами. Термин "нотариат" раскрыт не был.

Только в 1973 г. в Законе о государственном нотариате термин "нотариат" определялся через задачи, осуществляющиеся институтом нотариата. Задачами государственного нотариата являлись охрана социалистической собственности, прав и законных интересов граждан, государственных учреждений, укрепление социалистической законности и правопорядка, предупреждение правонарушений путем правильного и своевременного удостоверения договоров, оформления наследственных прав, совершения исполнительных надписей и иных нотариальных действий [11].

Природа советского нотариата характеризуется прежде всего тем, что нотариат являлся государственным органом. Значение государственного нотариата в СССР было невелико, так как советский гражданский оборот протекал в рамках, установленных государственным законом, и не имел потенциала для увеличения или развития.

В 1993 г. Основы законодательства Российской Федерации о нотариате установили частную форму нотариата. Согласно ст. 1 Основ нотариат призван обеспечивать в соответствии с Конституцией России, конституциями республик в составе России, Основами законодательства о нотариате защиту прав и законных интересов граждан и юридических лиц путем совершения нотариусами предусмотренных законодательными актами нотариальных действий от имени Российской Федерации [12]. Но закон не дает определение правового института "нотариат".

Сравнительный анализ институтов германского и российского нотариата указывает на то, что:

во-первых, в Германии институт нотариата имеет более длительную историю, законодательное закрепление получил в XVI веке. С конца XVIII века уделяется пристальное внимание изучению и развитию института нотариата. Это вызвано быстрым ростом экономических отношений и потребностью в унифицированном правовом институте, способном обеспечить безопасность контрагентов. Именно бурный процесс унифицирования германского нотариата в конце XIX - начале XX века позволил сформировать в середине XX века отражающее суть понятие института нотариата Германии;

во-вторых, в России долгое время отношение к институту нотариата было второстепенным. Это подтверждается тем, что законодатель определял нотариат через его деятельность, задачи или цели, что умаляло его значение. Пренебрежение этим правовым институтом было вызвано прежде всего государственной идеологией и в Российской империи, и в СССР, где во главу ставили интересы государства, а не индивида. В Российской империи институт нотариата был чужеродным европейским правовым элементом, который законодатели не смогли преобразовать и надлежаще внедрить в правовую систему;

в-третьих, в Советском Союзе произошло рождение российского института нотариата, хотя и не было сформировано терминологическое определение. Появился собственный, самобытный институт, который соответствовал задачам социалистического государства для поддержания законности гражданского оборота, так как западная (латинская) модель признавалась буржуазной, неприемлемой для советского общества;

в-четвертых, с точки зрения исторического развития институтов нотариата России и Германии, а также их правовой природы, невозможно применить к российскому нотариату характеристику, предусмотренную законодательством Федеративной Республики Германия, как института превентивного правосудия.

Так как, на наш взгляд, превентивное правосудие не совсем приемлемо к определению российского нотариата по той причине, что закон не наделяет нотариальные акты абсолютной доказательной силой, в отличие от судебных.

Что касается термина "правосудие", то он равнозначен термину "право на суд". Но у российского нотариуса нет соответствующей компетенции.

С нашей точки зрения, российский нотариат - это система организации нотариальной деятельности, связанной с совершением и свидетельствованием актов, обеспечивающих правовую защищенность граждан и договорную свободу на территории Российской Федерации.

Нотариус - должностное лицо, имеющее высшее юридическое образование и уполномоченное государством придавать составляемым им документам юридическую силу, руководствуясь в процессе своей деятельности правовыми и нравственными нормами.

Библиография

1. Пиепу Ж.-Ф., Ягр Ж. Профессиональное нотариальное право / Пер. с фр. И. Г. Медведева. 4-е изд. М., 2001. С. 38.

2. Reichsnotariatsordnung 28.08.1512 // Schubert W. Geschichte des notariats und notariatsrechts in Deutschlahd. Baden-Baden, 2009. S. 205.

3. Schmoeckel M., Schubert W. Handbuch zur geschichte des notariats der europaischen traditionen. Nomos. Baden-Baden, 2009. S. 158.

4. Schubert W. rech in Deutschland zu beginn des 19. jahrhunderts. , 1977. S. 564.

5. Пожарская Ю. В. Понятие нотариата и оценка его роли в германской правовой системе // Право и государство: теория и практика. 2012. N 9. С. 33 - 34.

6. DNotZ 1933. S. 325.

7. Frank H. Handbuch recht und gesetzgebung. , 1935. S. 1543.

8. Положение о нотариальной части от 14 апреля 1866 года, разъясненное и дополненное / Под ред. Н. Мартынова. СПб., 1895. С. 1.

9. Das Gesetz " die staatliche notare DDR". Gesetzblatt teil I Nr. 105. Berlin. Ausgabetag: 24. November 1956. S. 1288.

10. Bundesnotarordnung (BNotO) URL: http://www. bnotk. de/Notar/Berufsrecht/BNotO/index. php (дата обращения: 07.12.2012).

11. Ведомости ВС СССР. 1973. N 30. С. 393.

12. Основы законодательства о РФ нотариате // Ведомости СНД и ВС РФ. 11.03.1993. N 10. С. 357.

------------------------------------------------------------------

Название документа

"Обзор практики рассмотрения дел Президиумом Высшего Арбитражного Суда РФ"

(Карасева С. Ю.)

(Подготовлен для системы КонсультантПлюс, 2013)

Текст документа

Подготовлен для системы КонсультантПлюс

ОБЗОР ПРАКТИКИ РАССМОТРЕНИЯ ДЕЛ

ПРЕЗИДИУМОМ ВЫСШЕГО АРБИТРАЖНОГО СУДА РФ

Материал подготовлен с использованием правовых актов

по состоянию на 29 марта 2013 года

С. Ю. КАРАСЕВА

Постановление от 5 февраля 2013 г. N 14614/12

ОАО "Э." и администрация городского поселения обратились с иском к МУП и ООО "И." о признании недействительным договора купли-продажи имущества, заключенного между МУП в лице конкурсного управляющего и ООО "И." на торгах, проводимых в рамках дела о банкротстве МУП, и о применении последствий недействительности ничтожной сделки в виде двусторонней реституции.

Решением суда в иске отказано. Апелляционный суд решение отменил, иск удовлетворил. ФАС округа Постановление апелляционной инстанции отменил, решение суда первой инстанции оставил без изменения.

Решением арбитражного суда от 19.01.2009 МУП признано банкротом, в отношении него открыто конкурсное производство.

На собрании кредиторов 17.07.2009 принято решение о порядке, сроках и условиях продажи сооружения (тепломагистрали) и теплового пункта. Начальная цена продажи - 20550000 руб.

Торги от 02.09.2009 и от 20.10.2009 признаны несостоявшимися.

Собранием кредиторов 23.11.2009 принято решение о продаже спорного имущества посредством публичного предложения. Победителем состоявшихся 04.05.2010 торгов признано ООО "И.", с которым заключен договор купли-продажи имущества по цене 2495000 руб.

Истцы указывают на ничтожность договора купли-продажи, заключенного с нарушением ст. ст. 110, 132 ФЗ от 26.10.2002 N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)". По их мнению, такой способ продажи имущества должника, как продажа посредством публичного предложения, не может применяться к продаже социально значимых объектов, в частности объектов коммунальной инфраструктуры.

Суд первой инстанции исходил из п. 4 ст. 139 Закона N 127-ФЗ, определяющих порядок продажи имущества должника посредством публичного предложения в случае, если повторные торги по продаже имущества должника признаны несостоявшимися.

Суд апелляционной инстанции указал на отсутствие в Законе норм, предусматривающих возможность продажи социально значимых объектов, к которым относится спорное имущество, посредством публичного предложения.

Суд кассационной инстанции отклонил выводы апелляционной инстанции ввиду неправильного толкования п. 5 ст. 132 Закона, предусматривающего передачу в муниципальную собственность соответствующего муниципального образования социально значимых объектов, не проданных в порядке, установленном п. 4 данной статьи. Принимая во внимание несостоявшиеся повторные торги, а также условие договора купли-продажи о целевом назначении имущества, суд кассационной инстанции пришел к выводу об отсутствии оснований для признания этого договора недействительным.

Выводы судов первой и кассационной инстанций основаны на неправильном толковании применимых к спорным правоотношениям норм Закона N 127-ФЗ.

Согласно п. 4 ст. 132 Закона социально значимые объекты продаются в порядке, установленном ст. 110 данного Закона. При этом обязательными условиями конкурса по продаже таких объектов являются обязательства покупателей обеспечивать надлежащее содержание и использование таких объектов в соответствии с их целевым назначением, а также выполнение иных устанавливаемых в соответствии с законодательством РФ обязательств. В случае продажи объектов коммунальной инфраструктуры к обязательным условиям конкурса относятся также обязательства покупателей предоставлять гражданам, организациям, осуществляющим эксплуатацию жилищного фонда социального использования, а также организациям, финансируемым за счет средств бюджетов бюджетной системы РФ, товары (работы, услуги) по регулируемым ценам (тарифам) в соответствии с установленными надбавками к ценам (тарифам) и предоставлять упомянутым потребителям установленные федеральными законами, законами субъектов РФ, нормативными правовыми актами органов местного самоуправления льготы, в том числе льготы по оплате товаров (работ, услуг). После проведения конкурса орган местного самоуправления заключает с покупателем социально значимых объектов соглашение об исполнении условий конкурса.

В случае признания торгов несостоявшимися и незаключения договора купли-продажи с единственным участником торгов, а также в случае незаключения договора купли-продажи по результатам торгов внешний управляющий в порядке, предусмотренном п. 18 ст. 110 Закона, принимает решение о проведении повторных торгов.

Не проданные на повторных торгах социально значимые объекты согласно п. 5 ст. 132 Закона подлежат передаче в муниципальную собственность соответствующего муниципального образования в лице органов местного самоуправления.

Статья 139 Закона N 127-ФЗ, регулирующая порядок продажи имущества, в том числе посредством публичного предложения, не подлежит применению при продаже социально значимых объектов, поскольку ст. 132 установлен особый порядок продажи имущества должника, не включенного в конкурсную массу.

Вывод апелляционной инстанции о регулировании порядка продажи социально значимых объектов исключительно ст. 110 и п. 4 ст. 132 Закона N 127-ФЗ основан на правильном толковании и применении данных норм.

Президиум ВАС РФ отменил Постановление кассационной инстанции, оставив в силе Постановление апелляционной инстанции.

Постановление от 5 февраля 2013 г. N 11241/12

Департамент имущества обратился с иском к ООО "И." о выселении из нежилого помещения и передаче помещения департаменту.

ООО "И." заявило встречный иск о применении последствий недействительности двух пунктов дополнительного соглашения к договору аренды и о признании договора аренды действующим.

Решением суда иск департамента удовлетворен, в удовлетворении встречного иска отказано. Апелляционный суд решение оставил без изменения. ФАС округа оставил судебные акты без изменения.

Между департаментом (арендодатель) и ООО "И." (арендатор) заключен договор аренды нежилого помещения для использования под склад сроком действия с 12.10.1994 по 06.04.2009.

29.05.2008 стороны заключили дополнительное соглашение к договору, двумя пунктами которого предусмотрено досрочное расторжение договора арендодателем в одностороннем порядке в случаях использования объекта аренды не по целевому назначению, проведения арендатором переоборудования или перепланировки арендуемого помещения либо его части без согласования с арендодателем и без соответствующего решения межведомственной комиссии, полученного в установленном порядке. В случае принятия решения арендодателем о досрочном расторжении договора аренды в одностороннем порядке он направляет арендатору письменное уведомление. Договор считается расторгнутым по истечении одного месяца с даты отправления уведомления.

Поскольку арендатор по истечении срока действия договора продолжал пользоваться помещением при отсутствии возражений арендодателя, суды пришли к выводу о возобновлении договора неопределенный срок в соответствии с п. 2 ст. 621 ГК РФ.

14.01.2010 стороны заключили дополнительное соглашение к договору, устанавливающее срок его действия до 31.12.2014 (соглашение зарегистрировано).

В ходе осмотра департаментом помещения установлено, что оно использовалось под гостиницу, имела место перепланировка (переоборудование), нарушены несущие конструкции здания путем обустройства из чердачного помещения третьего этажа; по результатам осмотра составлен акт от 19.05.2011.

Департамент 26.05.2011 направил в адрес ООО "И." уведомление об отказе от исполнения договора аренды. ООО "И." договорные обязательства не исполнило.

Суды пришли к выводу, что из п. 2 ст. 6, п. 2 ст. 13, ст. 33 ФЗ от 21.07.1997 N 122-ФЗ "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" следует, что регистрация дополнительного соглашения к договору аренды необходима при наличии регистрации самого договора.

В соответствии со ст. 6 ФЗ от 26.01.1996 N 15-ФЗ "О введении в действие части второй ГК РФ" нормы части второй ГК РФ о порядке заключения и форме договоров отдельных видов, а также об их государственной регистрации применяются к договорам, предложения заключить которые направлены после введения в действие части второй ГК РФ.

Права на недвижимое имущество, возникшие до момента вступления в действие Закона N 122-ФЗ, признаются юридически действительными при отсутствии их государственной регистрации, введенной данным Законом. Регистрация этих прав проводится по желанию их обладателей.

Таким образом, дополнительное соглашение от 29.05.2008 не подлежало регистрации в порядке, предусмотренном Законом N 122-ФЗ.

Удовлетворяя первоначальный иск, суды исходили из того, что договор аренды между истцом и ответчиком прекращен в связи с отказом от него арендодателя по установленным договором основаниям с учетом дополнительного соглашения от 29.05.2008, у арендатора (ответчика) в соответствии со ст. 622 ГК РФ имеется обязанность возвратить арендодателю имущество в том состоянии, в котором он его получил.

Пунктом 3 ст. 433 ГК РФ предусмотрено, что договор, подлежащий государственной регистрации, считается заключенным с момента его регистрации, если иное не установлено законом.

Статьями 131, 609, 651 ГК РФ установлено, что договор аренды здания или сооружения, заключенный на срок не менее года, подлежит государственной регистрации и считается заключенным с момента регистрации.

Согласно ст. 26 Закона N 122-ФЗ регистрация аренды недвижимого имущества проводится посредством регистрации договора аренды.

В силу п. 6 ст. 33 Закона N 122-ФЗ он применяется к правоотношениям, возникшим после введения его в действие. В отношении правоотношений, возникших до введения Закона в действие, он применяется к тем правам и обязанностям, которые возникнут после введения его в действие.

Следовательно, дополнительное соглашение от 29.05.2008, подписанное в период действия Закона N 122-ФЗ и изменяющее права и обязанности сторон, подлежит обязательной регистрации.

Если договор подлежит государственной регистрации, то все изменения и дополнения к нему как часть этого договора также подлежат регистрации.

В соответствии с Законом N 122-ФЗ и Приказом Минюста РФ от 01.07.2002 N 184 "Об утверждении Методических рекомендаций по порядку проведения государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" участники сделки представляют на регистрацию пакет документов, в том числе документы, устанавливающие наличие, возникновение, прекращение, переход, ограничение (обременение) права.

Регистрация дополнительного соглашения от 14.01.2010 в установленном Законом N 122-ФЗ порядке означает, что и договор аренды со всеми дополнительными соглашениями в этом случае прошел регистрацию.

Поскольку нарушения условий договора аренды судами установлены, договорные отношения между сторонами прекращены по основаниям, предусмотренным законом.

Президиум ВАС РФ оставил судебные акты по делу без изменения.

Постановление от 29 января 2013 г. N 12579/12

ОАО "С." обратилось с иском к ОАО "РЖД" о разрешении разногласий, возникших при заключении договора на эксплуатацию железнодорожного пути необщего пользования: просило принять п. п. 1, 6, 7, 11, 13, 14, 16, 18, 24 договора в своей редакции, п. 13 заменить на п. 14, п. 15 - на п. 17, исключить п. 19.

Решением суда иск удовлетворен частично: в редакции истца приняты п. п. 1, 6; включен п. 13, п. 13 изменен на п. 14, п. 15 - на п. 16, п. 18 - на п. 21, п. 19 исключен; п. 24 изменен на п. 26; в остальной части иска отказано. Апелляционный суд решение изменил: п. п. 1, 13, 18 приняты в редакции ОАО "РЖД". ФАС округа Постановление апелляционной инстанции оставил без изменения.

Спорные отношения между сторонами регулируются ФЗ от 10.01.2003 N 18-ФЗ "Устав железнодорожного транспорта РФ", Правилами эксплуатации и обслуживания железнодорожных путей необщего пользования, утвержденными Приказом МПС РФ от 18.06.2003 N 26, Инструкцией о порядке обслуживания и организации движения на железнодорожном пути необщего пользования, принадлежащем ОП "Южно-Сахалинская ТЭЦ-1" ОАО "Сахалинэнерго", примыкающем к станции Южно-Сахалинск грузовой филиала "Сахалинская железная дорога" ОАО "РЖД".

При заключении договора от 26.04.2010 на эксплуатацию железнодорожного пути необщего пользования у сторон возникли разногласия.

Пункт 1 ОАО "РЖД" (в тексте - Дорога) предложило в следующей редакции: "В соответствии с настоящим Договором осуществляются подача, расстановка на места погрузки, выгрузки и уборка вагонов локомотивом Дороги на и с железнодорожного пути необщего пользования, принадлежащего Владельцу и примыкающего через стрелку N 101 к 15-му соединительному пути станции Южно-Сахалинск грузовой Сахалинской железной дороги". ОАО "С." (в тексте - Владелец) предложило дополнить данный пункт словами: "...при этом производится вся необходимая маневровая работа, включая укладку/снятие тормозных башмаков для закрепления вагонов и перевод стрелок".

Суд первой инстанции принял п. 1 в редакции ОАО "С.", сославшись на то, что услуга по переводу стрелок является частью маневровой работы, сославшись на п. 3.1 Правил N 26, п. п. 1.5, 3.13.1 Инструкции.

Согласно письму Федеральной службы по тарифам от 13.11.2007 N 10-1442 расходы по укладке/снятию тормозных башмаков для закрепления вагонов, независимо от принадлежности путей необщего пользования, являются частью маневровой работы, связанной с подачей и уборкой вагонов, и не подлежат дополнительной оплате, так как расходы по ней покрываются ставками сборов в соответствии с Тарифным руководством N 3, утвержденным Постановлением ФЭК РФ от 19.06.2002 N 35/15, то есть эта работа заложена в стоимость работ перевозчика.

Суды апелляционной и кассационной инстанций сочли, что суд первой инстанции фактически обязал ОАО "РЖД" оказывать услугу по переводу стрелок без взимания платы, что противоречит существу сложившихся между сторонами правоотношений.

Сторонами не урегулированы разногласия по п. 18 договора, в соответствии с которым ОАО "С." уплачивает ОАО "РЖД" сбор за оказание услуг работниками Дороги по переводу стрелок, принадлежащих Владельцу, согласно договору на оказание работ и услуг, связанных с грузовыми перевозками, выполняемыми Сахалинской железной дорогой по просьбам грузоотправителей и грузополучателей цены, которые не опубликованы в тарифных руководствах.

Разрешая эти разногласия, суд первой инстанции п. 18 (пп. "г") заменил на п. 21, изложенный в редакции ОАО "С.", согласно которому ОАО "С." уплачивает ОАО "РЖД" и другие сборы и платы, предусмотренные УЖТ РФ и тарифными руководствами.

Суды апелляционной и кассационной инстанций приняли пп. "г" п. 18 в редакции ОАО "РЖД", указав, что плата за услугу по переводу стрелок регулир уется не УЖТ и тарифными руководствами, а соглашением сторон, то есть соответствующим договором.

Суды апелляционной и кассационной инстанций не учли следующее. Данный договор является договором на эксплуатацию железнодорожного пути необщего пользования. Владельцем железнодорожного пути необщего пользования является ОАО "С.".

Глава IV УЖТ регулирует отношения между перевозчиком и владельцем железнодорожного пути необщего пользования, не принадлежащего владельцу инфраструктуры.

Субъектами таких правоотношений выступают непосредственно собственник железнодорожного пути необщего пользования и перевозчик, а нормами, регулирующими эти правоотношения, являются ст. 55 УЖТ и Правила N 26.

Обязанность по переводу стрелок на железнодорожном пути необщего пользования Южно-Сахалинской ТЭЦ-1 определена в Инструкции, которая без замечаний подписана сторонами.

Согласно п. 1.7 Правил N 26 требования Инструкции являются обязательными для владельцев и пользователей железнодорожных путей необщего пользования, контрагентов, владельцев инфраструктуры и перевозчиков, осуществляющих работу на этом железнодорожном пути необщего пользования.

В п. 3.14 Инструкции определены и согласованы сторонами стрелки, переводимые составительской бригадой железной дороги и стрелки, переводимые работниками ТЭЦ-1.

Организация переводов стрелок непосредственно связана маневровыми работами и производимыми при расстановке вагонов на фронты выгрузки (погрузки), следовательно, по своей природе никак не может рассматриваться как отдельная самостоятельная операция.

На основании п. 3.13.1 Инструкции расстановка вагонов по фронтам выгрузки (погрузки) и необходимая для этого маневровая работа производятся составительской бригадой дороги.

Спорный договор является видом договора на эксплуатацию железнодорожного пути необщего пользования при обслуживании такого пути локомотивом перевозчика. В Приложении N 3 к Инструкции указано, что перевод стрелок осуществляется той стороной, чьим локомотивом производятся маневры. Следовательно, перевод стрелок согласно Инструкции является обязанностью ОАО "РЖД" в рамках договора.

Владелец железнодорожного пути не может быть субъектом правоотношений, в которых он мог бы просить оказать услугу по переводу стрелок (даже в качестве грузополучателя либо грузоотправителя), так как не является организатором маневровых работ. Таким образом, рекомендации по установлению и применению договорных тарифов на работы и услуги, выполняемые железной дорогой по просьбам грузоотправителей, грузополучателей, не могут быть применены к спорным правоотношениям, так как субъекты отношений разные и у владельца железнодорожного пути нет правомочий на запрос услуги по переводу стрелок.

По условиям договора перевозчик берет на себя обязанность по расстановке вагонов на фронты погрузки и выгрузки, при этом получает плату за данный вид работ, согласованную в договоре.

Владелец железнодорожного пути не может знать заранее, каким маршрутом следования на железнодорожные пути необщего пользования локомотивом перевозчика будет произведена расстановка вагонов на фронты погрузки и выгрузки, а также изначально локомотивом будут подаваться груженые вагоны на фронт погрузки, либо будут убираться порожние вагоны с фронта выгрузки.

Таким образом, поскольку маневровая работа непосредственно связана с организацией переводов стрелок, то владелец железнодорожного пути изначально не может произвести перевод стрелок и подстроиться по маршруту следования локомотива перевозчика.

Маневровая работа и все сопутствующие работы согласно Инструкции являются обязанностью перевозчика и не могут оплачиваться дополнительно.

Перевод стрелок в соответствии с Инструкцией является обязанностью ОАО "РЖД" в рамках договора и не требует отдельной платы.

Президиум ВАС РФ отменил постановления апелляционной и кассационной инстанций в части п. 1, пп. "г" п. 18 договора, оставив в силе в этой части решение суда первой инстанции; в остальной части постановления оставил без изменения.

Постановление от 29 января 2013 г. N 11811/12

Прокуратура обратилась с заявлением о признании недействительным решения отделения ФСС РФ о доначислении 2380,69 руб. страховых взносов на обязательное социальное страхование на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством, начислении 106,60 руб. пеней за несвоевременную уплату страховых взносов и привлечении к ответственности на основании п. 1 ст. 47 ФЗ от 24.07.2009 N 212-ФЗ "О страховых взносах в Пенсионный фонд РФ, Фонд социального страхования РФ, Федеральный фонд обязательного медицинского страхования и территориальные фонды обязательного медицинского страхования" за неполную уплату страховых взносов в виде штрафа в размере 476,14 руб.

Решением суда заявление удовлетворено частично: решение фонда признано недействительным в части взыскания спорных страховых взносов в сумме, превышающей 1392,96 руб. и соответствующей суммы штрафа; в остальной части требований отказано. Апелляционный суд решение оставил без изменения. ФАС округа оставил судебные акты без изменения.

Основанием для начисления спорных страховых взносов и привлечения к ответственности послужил вывод фонда о занижении в 2010 году облагаемой базы для начисления страховых взносов на суммы выплаченной компенсации стоимости медикаментов и оказанных медицинских услуг работникам прокуратуры и проживающим с ними членам их семей.

Суды исходили из того, что произведенные выплаты по своей сути и содержанию являются оплатой, предусмотренной трудовым соглашением, не входят в установленный ст. 9 Закона N 212-ФЗ перечень выплат, не подлежащих обложению страховыми взносами, в связи с чем на основании ч. 1 ст. 7 и ч. 1 ст. 8 данного Закона подлежат включению в облагаемую базу.

Согласно ч. 1 ст. 7 Закона N 212-ФЗ (в редакции, действовавшей в спорный период) объектом обложения страховыми взносами для плательщиков страховых взносов, указанных в пп. "а" и "б" п. 1 ч. 1 ст. 5 Закона, признаются выплаты и иные вознаграждения, начисляемые плательщиками страховых взносов в пользу физических лиц по трудовым договорам и гражданско-правовым договорам, предметом которых является выполнение работ, оказание услуг.

В соответствии с ч. 1 ст. 8 Закона N 212-ФЗ база для начисления страховых взносов для упомянутых плательщиков страховых взносов определяется как сумма выплат и иных вознаграждений, предусмотренных ч. 1 ст. 7 Закона, начисленных плательщиками страховых взносов за расчетный период в пользу физических лиц, за исключением сумм, указанных в ст. 9.

Согласно пп. "и" п. 2 ч. 1 ст. 9 Закона не подлежат обложению страховыми взносами для плательщиков страховых взносов, указанных в п. 1 ч. 1 ст. 5, все виды установленных законодательством РФ, субъектов РФ, решениями представительных органов местного самоуправления компенсационных выплат (в пределах норм, установленных в соответствии с законодательством РФ), связанных с выполнением физическим лицом трудовых обязанностей.

Статья 15 ТК РФ определяет трудовые отношения как отношения, основанные на соглашении между работниками и работодателем о личном выполнении работником за плату трудовой функции (работы по должности в соответствии со штатным расписанием, профессии, специальности с указанием квалификации, конкретного вида поручаемой работнику работы), подчинении работника правилам внутреннего трудового распорядка при обеспечении работодателем условий труда, предусмотренных трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права, коллективным договором, соглашениями, локальными нормативными актами, трудовым договором.

Статьей 16 ТК РФ предусмотрено, что трудовые отношения возникают между работником и работодателем на основании трудового договора, заключаемого ими в соответствии с ТК РФ, а также в результате назначения на должность или утверждения в должности.

Согласно ст. 129 ТК РФ заработная плата (оплата труда работника) - это вознаграждение за труд в зависимости от квалификации работника, сложности, количества, качества и условий выполняемой работы, а также компенсационные выплаты (доплаты и надбавки компенсационного характера, в том числе за работу в условиях, отклоняющихся от нормальных, работу в особых климатических условиях и на территориях, подвергшихся радиоактивному загрязнению, и иные выплаты компенсационного характера) и стимулирующие выплаты (доплаты и надбавки стимулирующего характера, премии и иные поощрительные выплаты).

В соответствии со ст. 40 ФЗ от 17.01.1992 N 2202-1 "О прокуратуре РФ" служба в органах и учреждениях прокуратуры является федеральной государственной службой, прокурорские работники являются федеральными государственными служащими, исполняющими обязанности по должности федеральной государственной службы с учетом требований данного Закона. Правовое положение и условия службы прокурорских работников определяются Законом о прокуратуре. Трудовые отношения работников органов и учреждений прокуратуры регулируются законодательством РФ о труде и законодательством РФ о государственной службе с учетом особенностей, предусмотренных Законом о прокуратуре.

Статья 44 Закона о прокуратуре регулирует вопросы материального и социального обеспечения прокурорских работников. Согласно абз. 1 п. 1 ст. 44 денежное содержание прокурорских работников состоит из должностного оклада; доплат за классный чин, за выслугу лет, за особые условия службы (в размере 50% должностного оклада), за сложность, напряженность и высокие достижения в службе (в размере до 50% должностного оклада); процентных надбавок за ученую степень и ученое звание по специальности, соответствующей должностным обязанностям, за почетное звание "Заслуженный юрист Российской Федерации"; премий по итогам службы за квартал и год; других выплат, предусмотренных законодательными и иными нормативными правовыми актами РФ.

Пунктом 6 ст. 44 Закона о прокуратуре предусмотрено, что медицинское обслуживание (в том числе обеспечение лекарствами) работников и проживающих с ними членов их семей осуществляется за счет средств федерального бюджета.

Согласно п. 1 ст. 17 Закона о прокуратуре Генеральный прокурор РФ издает обязательные для исполнения всеми работниками органов и учреждений прокуратуры приказы, указания, распоряжения, положения и инструкции, регулирующие вопросы организации деятельности системы прокуратуры РФ и порядок реализации мер материального и социального обеспечения работников.

Приказом Генеральной прокуратуры РФ от 25.06.2003 N 27-10 введена в действие Инструкция о порядке финансирования расходов на медицинское обслуживание, обеспечение лекарственными средствами прокурорских работников, пенсионеров органов прокуратуры и членов их семей. В соответствии с этой Инструкцией на основании заявлений и подтверждающих документов работникам прокуратуры возмещались расходы на приобретение лекарственных средств и медицинские услуги, оказанные им и проживающим с ними членам их семей.

Данные выплаты не являются вознаграждением в рамках трудового договора (трудовых отношений), поскольку в силу их характера не являются оплатой труда (вознаграждением за труд) работников, как она определена ст. 129 ТК РФ и ст. 44 Закона о прокуратуре, производятся в силу статуса работника прокуратуры, имеют компенсационный характер, в связи с чем на основании пп. "и" п. 2 ч. 1 ст. 9 Закона N 212-ФЗ не подлежат обложению страховыми взносами.

Таким образом, у фонда не имелось оснований для включения в базу для начисления страховых взносов сумм компенсаций расходов на медикаменты и оказанные медицинские услуги работникам прокуратуры и членам их семей.

Президиум ВАС РФ отменил все судебные акты по делу в части отказа в удовлетворении заявления о признании недействительным оспариваемого решения в части начисления 1392,96 руб. страховых взносов на обязательное социальное страхование на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством и 278,59 руб. штрафа; в этой части заявление удовлетворил; в остальной части оставил судебные акты без изменения.

Постановление от 29 января 2013 г. N 11037/12

Служба по тарифам в ходе проверки установила, что ОАО "А." выставляет счета на оплату электроэнергии конечному потребителю без раздельного указания стоимости отпущенной потребителю энергии (мощности), стоимости услуг по ее передаче и стоимости услуг, оказание которых является неотъемлемой частью процесса снабжения энергией потребителей, то есть с нарушением порядка заполнения счетов на электроэнергию.

Действия квалифицированы как иное нарушение установленного порядка ценообразования, что послужило основанием для составления протокола о правонарушении, предусмотренном ч. 2 ст. 14.6 КоАП РФ. Постановлением от 25.11.2011 ОАО "А." привлечено к ответственности.

ОАО "А." обратилось с заявлением о признании данного Постановления незаконным.

Решением суда требование удовлетворено. Апелляционный суд решение отменил, в удовлетворении требования отказал.

Суд первой инстанции счел, что в действиях ОАО "А." отсутствует событие вмененного ему правонарушения, поскольку нарушение п. 57 Основ ценообразования в отношении электрической и тепловой энергии в РФ (действовавших на момент совершения правонарушения), утвержденных Постановлением Правительства РФ от 26.02.2004 N 109, в отношении порядка заполнения счетов на оплату электрической энергии не является нарушением в области ценообразования.

Суд апелляционной инстанции сделал вывод, что действия ОАО "А." подпадают под признаки правонарушения как нарушение иного установленного порядка ценообразования.

Частью 2 ст. 14.6 КоАП РФ установлена ответственность за занижение регулируемых государством цен (тарифов, расценок, ставок и тому подобного) на продукцию, товары либо услуги, предельных цен (тарифов, расценок, ставок и тому подобного), занижение установленных надбавок (наценок) к ценам (тарифам, расценкам, ставкам и тому подобному), нарушение установленного порядка регулирования цен (тарифов, расценок, ставок и тому подобного), равно за иное нарушение установленного порядка ценообразования.

Действующим законодательством установлен порядок формирования цены, тарифа, надбавок, применяемых в расчетах в области электроэнергетики.

Согласно ч. 1 ст. 23 ФЗ от 26.03.2003 N 35-ФЗ "Об электроэнергетике" государственное регулирование цен (тарифов) осуществляется в порядке, установленном основами ценообразования в области регулируемых цен (тарифов) в электроэнергетике и правилами государственного регулирования (пересмотра, применения) цен (тарифов) в электроэнергетике, утвержденными Правительством РФ. При этом регулируемые цены (тарифы) могут устанавливаться как в числовом выражении, так и в виде формул или порядка их определения.

Тарифы на электрическую и тепловую энергию, поставляемую потребителям, представляют собой сумму слагаемых, перечисленных в п. 57 Основ ценообразования.

Абзацем 10 п. 57 определено, что должно указываться в счетах на оплату электрической и тепловой энергии (мощности) помимо суммарного платежа.

Судом первой инстанции установлено, что суммарная цена электроэнергии, указанная в счетах, рассчитана ОАО "А." верно с учетом действующих тарифов, что не отрицается и службой по тарифам.

Следовательно, допущенное ОАО "А." нарушение порядка заполнения счетов на электроэнергию не является нарушением в области порядка ценообразования, поскольку нарушений установленного порядка формирования цены в его действиях не выявлено.

Президиум ВАС РФ отменил Постановление апелляционной инстанции, оставив в силе решение суда первой инстанции.

------------------------------------------------------------------

Название документа