Разграничение компетенции органов экологического надзора и прокуратуры в сфере охраны окружающей среды

(Бывальцева С. Г., Белых Л. А.) ("Бизнес, Менеджмент и Право", 2013, N 1) Текст документа

РАЗГРАНИЧЕНИЕ КОМПЕТЕНЦИИ ОРГАНОВ ЭКОЛОГИЧЕСКОГО НАДЗОРА И ПРОКУРАТУРЫ В СФЕРЕ ОХРАНЫ ОКРУЖАЮЩЕЙ СРЕДЫ

С. Г. БЫВАЛЬЦЕВА, Л. А. БЕЛЫХ

Бывальцева С. Г., кандидат юридических наук, доцент кафедры прокурорской деятельности УрГЮА.

Белых Л. А., кандидат юридических наук, доцент кафедры земельного и экологического права УрГЮА.

В статье рассматривается соотношение прокурорского надзора и государственного контроля в сфере охраны окружающей среды. Автор предлагает критерии разграничения компетенции прокуратуры и органов государственного экологического контроля.

Ключевые слова: органы прокуратуры, органы государственного экологического контроля, разграничение компетенции.

Differentiation of competence between agencies of state ecological control and the prosecutor's office in the sphere of environment S. G. Byvaltseva, L. A. Belykh

The article considers the issues of correlation of procurator's supervision and control of state agencies in the sphere of environment. The author suggests the criterions of delimitation of powers between the public prosecutor's office and agencies of state ecological control.

Key words: prosecutorial authorities, agencies of state ecological control, delimitation of powers.

Необходимым условием для реализации экологического законодательства является наличие соответствующего механизма, обеспечивающего претворение в жизнь правовых предписаний и защиту экологических прав и свобод граждан. Значительную роль в этом механизме играют органы прокуратуры и органы экологического надзора (контроля). При этом важно разграничивать полномочия прокуратуры и органов, осуществляющих экологический надзор (контроль), поскольку подмена государственных органов, в чью компетенцию входит контроль (надзор) за исполнением действующего законодательства, может привести к тому, что реализация прокуратурой обязанностей, которые реально могли бы осуществить сами эти органы, снижает эффективность усилий прокуратуры в решении присущих только ей задач. На это, в частности, указывает Закон "О прокуратуре Российской Федерации". В п. 2 ст. 21 Закона указано, что "при осуществлении надзора за исполнением законов органы прокуратуры не подменяют иные государственные органы", а в п. 2 ст. 26 закреплено положение о том, что органы прокуратуры не должны подменять государственные органы и должностные лица, осуществляющие контроль за соблюдением прав и свобод человека и гражданина, и не должны вмешиваться в оперативно-хозяйственную деятельность организаций. В экологической, так же как и в социально-экономической, сфере проблема разграничения надзора прокуратуры и контроля (надзора) иных государственных органов проявляется наиболее остро, т. к. именно в этих сферах, наряду с законами, соответствующие отношения регулируются множеством подзаконных актов, ведомственных нормативов и инструкций, нередко противоречащих друг другу. Прокурорам необходимо действовать тогда, когда полномочий существующих органов экологического надзора (контроля) недостаточно или они по каким-либо причинам их не применяют либо когда совершены серьезные правонарушения, представляющие угрозу жизни и здоровью людей и затрагивающие интересы большого количества населения. Если прокурор получил информацию о нарушении законодательства об охране окружающей среды, для начала необходимо выяснить, известно ли органам государственного экологического надзора о совершенном нарушении, предпринимаются ли в связи с этим ими какие-либо действия или намерены ли они их предпринять. В том случае, если эти органы приняли соответствующие меры либо проводят проверку, прокурор должен потребовать предоставления ему информации о результатах предпринятых действий, а проведение проверки взять под свой контроль <1>. -------------------------------- <1> См.: Винокуров Ю., Сугробов А. С. Деятельность прокуратуры в сфере охраны окружающей среды. М., 1992. С. 13.

При поступлении сведений о нарушении законодательства об охране окружающей среды в органы прокуратуры прокурор решает вопрос, какой орган должен проводить проверку полученной информации. Если нет необходимости проведения проверки непосредственно прокуратурой, прокурорам следует стремиться поручать ее проведение контролирующим органам. Это связано с тем, что вышеуказанные органы специализируются в определенных сферах (органы санитарно-эпидемиологического надзора следят за соблюдением санитарных норм и правил, органы по контролю (надзору) в области рыболовства и сохранения водных биологических ресурсов - за соблюдением норм и правил, касающихся охраны и использования рыбных ресурсов, и т. п.) и, соответственно, располагают квалифицированными специалистами, компетентными в данных вопросах, определенными техническими средствами, методиками (например, методиками определения содержания вредных веществ в атмосфере, воде, грунте, определения их концентрации и распространенности и пр.). Для того чтобы не происходило подмены прокуратурой органов государственного экологического надзора (контроля), необходимо разграничивать их компетенцию и в связи с этим понятия "надзор", который, собственно, является прерогативой прокуратуры, и "контроль", который осуществляется органами государственного контроля. Ситуация осложняется тем, что Федеральный закон "Об охране окружающей среды" от 10 января 2002 г., регулируя деятельность вышеуказанных органов, именует ее государственным экологическим надзором (ст. 65 ФЗ "Об охране окружающей среды") <2>. Вместе с тем, например, в Постановлении Правительства РФ от 30.07.2004 N 400 "Об утверждении Положения о Федеральной службе по надзору в сфере природопользования и внесении изменений в Постановление Правительства Российской Федерации от 22 июля 2004 г. N 370" говорится о том, что Федеральная служба по надзору в сфере природопользования является федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим государственный контроль в области охраны окружающей среды (федеральный государственный экологический контроль) <3>. Аналогичные нормы содержатся в положениях, регулирующих деятельность других специализированных государственных органов. -------------------------------- <2> Собрание законодательства РФ. 2002. N 2. Ст. 133. <3> Собрание законодательства РФ. 2004. N 32. Ст. 3347

Отсутствует единство терминологии по данному вопросу и в самом Федеральном законе "Об охране окружающей среды". Так, в ст. 1 Закона говорится о контроле в области охраны окружающей среды (экологический контроль) как о системе мер, направленных на предотвращение, выявление и пресечение нарушения законодательства в области охраны окружающей среды, обеспечение соблюдения субъектами хозяйственной и иной деятельности требований, в том числе нормативов и нормативных документов, в области охраны окружающей среды, а в ч. 1 ст. 65 этого же Закона аналогичное по смыслу, но более подробное определение характеризует экологический надзор. Кроме того, толкование понятий "контроль" и "надзор" практически одинаково - "наблюдение с целью проверки за кем-нибудь" <4>. -------------------------------- <4> Ожегов С. И. Словарь русского языка. М., 1982. С. 259, 331.

В научной литературе также нередко допускается смешение этих понятий. Е. В. Шорина рассматривает прокуратуру как орган контроля, говоря о том, что прокуратура занимает особое место в системе органов контроля <5>. С. А. Авакьян и Г. В. Барбашев рассматривают прокурорский надзор как составляющую общего контроля <6>. По мнению В. В. Клочкова, прокуратура является как бы системообразующим ядром государственного контроля (надзора). Осуществляя надзор за исполнением законов органами контроля (надзора), она консолидирует и активизирует их деятельность, способствует преодолению местнических и ведомственных влияний на них, очищению этих органов от недобросовестных и коррумпированных чиновников, нейтрализации воздействия на них криминализированных структур <7>. -------------------------------- <5> См.: Шорина Е. В. Контроль за деятельностью органов государственного управления. М., 1981. С. 110 <6> См.: Авакьян С. А., Барбашев Г. В. Советы и совершенствование деятельности местных контрольных органов // Вестник МГУ. Сер. "Право". 1984. N 1. С. 14. <7> См.: Клочков В. В. Методологические вопросы организации и деятельности прокуратуры // Проблемы теории законности, методологии и методики прокурорского надзора. М., 1994. С. 6 - 7.

Прокуратура, несомненно, занимает особое место в системе государственных органов, обеспечивающих соблюдение экологического законодательства и защиту прав граждан на благоприятную окружающую среду. Это обусловлено спецификой ее организации и деятельности, в частности независимостью прокуратуры от иных государственных органов, единством и централизацией органов прокуратуры и наличием у нее больших возможностей по выявлению нарушений закона и прав граждан и реагированию на эти нарушения. Среди государственных органов, реализующих свои полномочия в сфере охраны окружающей среды, можно выделить органы общей компетенции и специально уполномоченные государственные органы в области экологического надзора (контроля). Органы общей компетенции, к которым можно отнести Президента Российской Федерации, представительные и исполнительные органы власти Российской Федерации и ее субъектов, органы местного самоуправления, в сфере охраны окружающей среды определяют основные направления экологической политики, планируют природоохранную деятельность в целом. Среди направлений их деятельности можно назвать утверждение экологических программ, принятие нормативных актов в области охраны окружающей среды, утверждение порядка взимания платы за негативное воздействие на окружающую среду. В число их функций входит также экологическое образование и формирование экологической культуры, организация международного сотрудничества и другие. К специально уполномоченным органам в области природопользования и охраны окружающей среды можно отнести: Министерство природных ресурсов и экологии Российской Федерации, подведомственные Министерству Федеральную службу по гидрометеорологии и мониторингу окружающей среды; Федеральную службу по надзору в сфере природопользования; Федеральное агентство водных ресурсов; Федеральное агентство лесного хозяйства; Федеральное агентство по недропользованию; Министерство сельского хозяйства Российской Федерации, подведомственные Министерству Федеральную службу по ветеринарному и фитосанитарному надзору, Федеральное агентство по рыболовству; Федеральную службу по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека; Федеральное медико-биологическое агентство; Федеральную службу по экологическому, технологическому и атомному надзору. Среди функций этих специально уполномоченных органов можно назвать: нормативно-правовое регулирование в установленной сфере деятельности; государственный (контроль) надзор в сфере природопользования и охраны окружающей среды; организацию и проведение государственной экологической экспертизы; организацию и проведение мониторинга поднадзорных объектов; обеспечение населения экологической информацией и другие. Следует отметить, что не все вышеуказанные органы наделены функцией контроля за соблюдением требований экологического законодательства. Так, в п. 7 Положения о Федеральном агентстве по недропользованию, утвержденного Постановлением Правительства РФ от 17.06.2004 N 293 <8>, указано, что Федеральное агентство по недропользованию не вправе осуществлять функции по контролю и надзору, кроме случаев, установленных указами Президента Российской Федерации или постановлениями Правительства Российской Федерации. Контроль и надзор за соблюдением требований законодательства в области охраны окружающей среды осуществляется преимущественно Федеральной службой по надзору в сфере природопользования, хотя проверку соблюдения экологического законодательства в некоторых сферах осуществляют и другие органы, в частности Федеральная служба по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека осуществляет федеральный государственный санитарно-эпидемиологический надзор за соблюдением санитарного законодательства <9>. -------------------------------- <8> Собрание законодательства РФ. 2004. N 26. Ст. 2669. <9> Собрание законодательства РФ. 2004. N 28. Ст. 2899.

Надзор прокуратуры и контроль (надзор) специализированных государственных органов различается по следующим основным критериям. 1. Контроль (надзор) специализированных органов экологического надзора касается определенных областей производственной, хозяйственной и иной деятельности, связанных с исполнением какого-либо конкретного законодательства. Так, Федеральная служба по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека в сфере охраны окружающей среды контролирует соблюдение только санитарно-эпидемиологического законодательства. Прокуратура же при осуществлении надзора таких ограничений не имеет. Органы прокуратуры полномочны проверять исполнение законодательства в любой сфере. Более того, прокуратура надзирает за соблюдением законодательства, регулирующего деятельность самих контролирующих органов. И это тем более актуально, так как органы государственного экологического надзора нередко сами допускают правонарушения или не всегда должным образом реагируют, когда это необходимо. Около половины незаконных правовых актов выявляется прокуратурой именно в органах государственного экологического надзора. Проверки, проводимые в этих органах, показывают, что наиболее типичными правонарушениями являются: - использование не в полной мере предоставленных законом полномочий по устранению правонарушений; - отсутствие должной оперативности в реагировании на выявленные нарушения законодательства об охране окружающей среды и экологических прав граждан; - невыполнение требований законодательства о направлении по подведомственности материалов для привлечения виновных в экологических правонарушениях к установленной законом ответственности. 2. Прокуратура осуществляет проверку исполнения только законов, а органы государственного контроля (надзора) - исполнение законов и подзаконных актов. Так, в частности, в Положении "О Федеральной службе по надзору в сфере природопользования", утвержденном Постановлением Правительства РФ от 30.07.2004 N 400, указано, что Федеральная служба по надзору в сфере природопользования осуществляет контроль и надзор за соблюдением требований законодательства Российской Федерации в области охраны окружающей среды, в том числе в области охраны атмосферного воздуха и обращения с отходами (за исключением радиоактивных отходов) (п. 5.1.14 Положения) <10>. -------------------------------- <10> Собрание законодательства РФ. 2004. N 32. Ст. 3347

Словари понятие "законодательство" определяют как "общность и дух всех постановлений, законов страны" <11>, "совокупность всех правовых норм, действующих в данном государстве" <12>. В научной литературе под законодательством в широком смысле понимается совокупность законов и подзаконных актов <13>. Закон от 10.01.2002 N 7-ФЗ "Об охране окружающей среды" в ст. 2 указывает, что законодательство в области охраны окружающей среды состоит из настоящего Федерального закона, других федеральных законов, а также принимаемых в соответствии с ними иных нормативных правовых актов Российской Федерации, законов и иных нормативных правовых актов субъектов Российской Федерации. Таким образом, можно сделать вывод, что органы государственного экологического надзора (контроля) осуществляют проверку исполнения как законов, так и подзаконных актов. -------------------------------- <11> Даль В. Толковый словарь. М., 1998. Т. 1. С. 1470. <12> Большой энциклопедический словарь / Под ред. А. М. Прохорова. М., 2000. С. 409. <13> Мелехин А. В. Теория государства и права: Учебник. М., 2007. С. 243.

Что касается прокуратуры, то ч. 1 ст. 21 Федерального закона о прокуратуре определяет в качестве предмета прокурорского надзора соблюдение Конституции Российской Федерации и исполнение только законов, не включая в предмет надзора подзаконные акты. 3. Надзор за исполнением законов является основной функцией прокуратуры. Для органов контроля эта функция не является основной. Так, даже такой специализированный контролирующий орган, как Федеральная служба по надзору в сфере природопользования, помимо контроля за соблюдением требований законодательства в области охраны окружающей среды осуществляет свыше 10 различных функций, в числе которых такие, например, как организация и проведение государственной экологической экспертизы, выдача в установленном порядке разрешений на ввоз (вывоз) в Российскую Федерацию зоологических коллекций и др. Таким образом, очевидно, что, несмотря на определенное сходство, надзор органов прокуратуры и контроль органов государственного экологического надзора (контроля) имеют существенные различия, вследствие же отсутствия в законодательстве единства терминологии происходит смешение данных понятий, что затрудняет правоприменение. В связи с этим представляется, что деятельность органов экологического надзора должна именоваться экологическим контролем (как она именовалась ранее в ст. 65 Федерального закона "Об охране окружающей среды" и именуется в настоящее время в ряде экологических нормативных актов).

------------------------------------------------------------------

Название документа Интервью: "Слова о вмешательстве или засилье государства в адвокатуре - неправда" ("Вестник Федеральной палаты адвокатов РФ", 2013, N 2) Текст документа

"СЛОВА О ВМЕШАТЕЛЬСТВЕ ИЛИ ЗАСИЛЬЕ ГОСУДАРСТВА В АДВОКАТУРЕ - НЕПРАВДА" <*>

Т. БЕРСЕНЕВА

-------------------------------- <*> Справочно-правовая система "Право. Ru". 21.02.2013 // URL: http://pravo. ru/review/view/82873/.

Глава думского комитета по госстроительству единоросс Владимир Плигин в интервью "Право. Ru" рассуждает о проблемах современной адвокатуры, цинизме чиновников, игнорирующих адвокатские запросы, и адвокатской монополии на представительство в судах. О проекте новой редакции Кодекса профессиональной этики адвоката депутат предпочитает не высказываться, однако замечает, что виды ответственности для адвокатов нужно прописать в федеральном законе, а не в Кодексе профэтики.

- Нередко говорят о некоторой элитарности профессии адвоката, сохранилась ли эта особенность в настоящее время? - Мне представляется, что одним из самых серьезных условий, которое отличало адвокатов от других участников, занимающихся правом, был всегда очень высокий уровень подготовки людей. Причем этот уровень подготовки предполагал как наличие глубокого юридического знания, так и, несомненно, присутствие общей культуры. Сочетание этих вещей позволяло находить формулы защиты человека даже в крайне сложных условиях или в трудные исторические периоды развития нашей страны. Поэтому профессиональная элитарность, положительный имидж так или иначе были присущи адвокатуре всегда. Это обеспечивалось, конечно, различными механизмами: отбором в корпорацию, внутренней ответственностью ее членов, уважением к тем людям, интересы которых представлялись. Подчеркну, "уважение" еще не значит, что адвокаты разделяли взгляды клиентов или оправдывали их поступки, речь идет о человеческом аспекте. Даже в отношении закоренелых преступников защитники добивались вынесения законного решения. Кроме того, в адвокатуре всегда были люди, считавшиеся профессиональными ориентирами, примером того, как нужно относиться к профессии. Я не буду перечислять имена, назову только Семена Арию, с которым мне посчастливилось встретиться. Думаю, многие с глубочайшим уважением относятся к этому адвокату. Однажды в 90-х гг. прошлого века в ситуации острого противостояния между следствием и группой адвокатов, в которой был и Семен Ария, руководитель следственной группы в беседе со мной сказал про него: "Потрясающе умный старик". И эта характеристика была дана, несмотря на противостояние.

- Какие, на Ваш взгляд, сегодня существуют проблемы и с чего нужно начинать решать их? - Снижение требований к качеству преподавания в вузах по юридической специальности, как и по многим другим, затронуло и саму адвокатуру. Я не говорю о том, что вновь появившиеся люди в адвокатуре являются какими-то плохими. Они могут быть хорошими профессионалами в своей области и отличными людьми в принципе. Но все-таки позволю себе сказать, что достаточно часто они не соответствуют профессиональному стандарту, который рисуется в голове, когда мы говорим об адвокатуре. Более того, нередко не хотят проходить этап самообразования. Это очень досадно. То, о чем я говорю, не имеет отношения к снобизму, а, скорее, относится к элементам профессиональных требований. Основной инструментарий адвоката все же не властные полномочия, а его добросовестность, подход, интеллектуальные возможности, позволяющие справиться со спорной ситуацией и достигнуть максимально положительного результата для клиента. Вторая серьезная проблема, которая нас беспокоит, связана с достижением адвокатом "максимально положительного результата" для клиента. Нередко происходит девальвация этических стандартов и требований закона в действиях адвоката в рамках отношений с клиентом. Бывают ситуации, когда информацию, являющуюся адвокатской тайной, вдруг начинают выносить на публику. Становится понятно, что она используется уже с точки зрения выгоды не клиента, а его "защитника". Такие действия подрывают доверие к адвокатуре. Третий момент. Имеют место случаи, когда оказываются услуги не адвокатского характера, а предлагаются коммуникационные услуги по взаимодействию с правоохранительными органами. Это не защита, сами адвокаты называют таких "коллег" почтальонами. Это совершенно недопустимо, как, впрочем, и предложения со стороны самого адвоката выполнить незаконные услуги. Таким образом, создаются дополнительные условия, ставящие клиента в зону риска, а сами предложения адвоката могут содержать в себе состав уголовного преступления. Я не драматизирую ситуацию, основной профессиональный костяк составляют позитивные люди. Тем не менее могу сказать, что государство, конечно же, ожидает от адвокатуры систематизации работы с негативными случаями как от организации, которой было предоставлено много возможностей для саморегулирования. Более того, мы считаем, что адвокатура способна сама регулировать свою деятельность, устанавливать стандарты.

- Этот вопрос должна решать адвокатура самостоятельно или законодатель тоже должен принимать участие? - Законодатель не может отказаться от того, чтобы регулировать отдельные аспекты деятельности адвокатуры. Это связано с тем, что адвокатура и адвокаты выполняют очень важную функцию - реализуют конституционные права граждан на получение квалифицированной юридической помощи, в предусмотренных законом случаях - бесплатно. Это право записано в статье 48 Конституции РФ. Регулирование деятельности необходимо, и это делается в любом государстве. Совершенно другое дело, что в Законе "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ" корпорации предоставлены реально очень большие возможности для саморегулирования, в частности через формулирование норм в Кодексе профессиональной этики. Я знаю, что сейчас в адвокатуре бурно обсуждают изменения в этот Кодекс. Кроме того, сам Закон об адвокатской деятельности готовился при активном участии представителей корпорации, и его нормы, по сути, не менялись. По моему мнению, слова о вмешательстве или засилье государства в адвокатуре - это абсолютная неправда.

- Насколько защищены права адвокатов? Многие защитники жалуются на то, что чиновники оставляют их адвокатские запросы попросту без ответа. - Права адвокатов в России защищены очень хорошо. Стандарты, действующие практически в любой стране мира, представлены и у нас: объем прав защиты не только соответствует мировым, в ряде случаев он даже шире. Тем не менее соглашусь, что в целом ряде случаев цинизм, связанный с игнорированием просьб и требований адвокатов, присутствует. В то же время мне потенциально жаль людей, которые цинично не выполняют законные требования адвокатов. О проблеме взаимодействия адвокатов и госорганов говорили и на круглом столе в Госдуме, посвященном направлению развития нормативно-правового регулирования деятельности адвокатуры. В этой области взаимодействия адвокатов и госорганов мы что-то должны дополнительно сделать. Мы готовы заниматься этими стандартами, тем более что законодательство устанавливает ответственность за невыполнение обращений. Может быть, стоит подумать над тем, как усилить эту ответственность. В этой связи я хотел бы сказать, что мы готовы сотрудничать с Федеральной палатой адвокатов.

- В последние годы очень много говорится о необходимости введения адвокатской монополии на представительство в судах. Как Вы относитесь к такой идее? - Позитивно. Я считаю, что на какой-то стадии развития этот вопрос был упущен. Понятно, что это нужно анализировать: выяснять, какое количество дел слушается, может ли быть обеспечено в каждом конкретном субъекте надлежащее представительство. Но возвращение такой монополии по гражданским делам должно быть сделано. Более сложный вопрос возникает по поводу административных дел, которых очень много рассматривается в наших судах, а сами они касаются узких специализированных областей. Что касается монополии - это мое частное мнение. Каким образом это найдет отражение в законодательстве - это совершенно другая история. И при принятии решений нужно будет руководствоваться реальными данными о возможностях, но прежде всего, конечно же, руководствоваться заботой об интересах клиентов. Почему я говорю о монополии? Это не есть какая-то моя выдумка как некое апеллирование к предыдущей профессии. Мне приходится очень много встречаться с профессиональными судьями. И когда я начинаю с ними разговаривать о представительстве в суде, они мне говорят: "Без слез слушать невозможно, а за это еще деньги платят". Они просто сочувствуют сторонам, интересы которых представляет то явление, которое считает, что оно профессионально подготовлено. И следователи, и прокуроры, с которыми я общаюсь, действительно иногда просто жалеют тех людей, интересы которых представляют определенные люди. Я понимаю, что они люди несентиментальные, и эта жалость относится, скорее, к такой вещи: а почему же так неквалифицированно это делается? Отсюда возникает вопрос монополии, отсюда возникает вопрос стандартов действия в профессии. Понятно, что за введение монополии выступают адвокаты, но не меньше эту идею поддерживают и суды. Вообще, профессионально построенная защита для суда крайне важна, это облегчает, в частности, их сложнейшую задачу вынесения решения.

- Не приведет ли адвокатская монополия к росту тарифов у адвокатов? - Одна из проблем нашего процесса заключается в том, что по глубоко понятным мотивам, и это было необходимо, наше правосудие является даже слишком доступным. В целом ряде случаев нужно, чтобы дела решались, в принципе, не в судах. Например, по искам с ничтожными суммами государство тратит огромное количество времени, несет серьезные расходы. Один день работы судьи стране обходится минимум в 25 000 руб., это и работа помощников, и содержание здания суда, и многое другое. Поэтому по делам, которые представляются очень незначительными, наверное, нужно думать над альтернативными способами решения конфликта. В частности, в необходимых случаях юридическая помощь гражданину оказывается бесплатно. Сейчас получают распространение консультации, создаваемые для оказания бесплатной юридической помощи, юридические клиники. То есть существуют альтернативные формулы решения споров. Мы заинтересованы в развитии института медиации, хотя это тоже стоит денег. Важно понимать: судебное рассмотрение спора в любой стране мира является дорогим удовольствием. В то же время профессиональные услуги юристов должны оплачиваться - лицо, которое представляет интересы, оно тратило время на образование и самообразование.

- Далеко не все "свободные" юристы желают вступать в адвокатуру. В частности, управляющий партнер группы правовых компаний "Интеллект-С" Евгений Шестаков отмечает, что адвокатура работает вне правового поля: в рамках, например, адвокатского бюро одни адвокаты управляют другими адвокатами, выплачивают им зарплату, а это никак не регулируется законодательством. "Свободные" юристы опасаются, что, вступив в адвокатуру, не смогут урегулировать свой бизнес в рамках правового поля. - Слово "свобода" очень многогранное и важное. И мы же не занимаемся этюдами на натуре, юристы, в том числе те, которые обозначают себя "свободными", участвуют в сложнейшей функции, которая называется "правосудие". Понятно, что адвокатура предъявляет определенные требования к своим участникам. Быть свободным - это значит избавиться от этих непрофессиональных стандартов, которые вряд ли можно себе позволить. Я считаю, что должны быть стандарты, должны быть ограничения и должна быть (и это нормально для любого общества) определенная система управления. Повторюсь, закон предоставляет очень высокую степень гибкости для самоорганизации адвокатов. Поэтому гипертрофировать все эти вещи нельзя.

- В адвокатском сообществе готовятся поправки в Кодекс профессиональной этики, Вы, наверное, их видели. Хотелось бы понять Ваше мнение, как Вы относитесь к новеллам, что поддерживаете, что не поддерживаете. Если брать детально, например, разрешение "гонораров успеха", в том числе по уголовным делам. - В настоящее время в профессиональном сообществе идет дискуссия вокруг Кодекса профессиональной этики. Дискуссия интересная. Я не хотел бы давать оценки, связанные с проектом Кодекса. Почему? Потому что я буду человеком предвзятым, потому что одним из авторов, которые продвигают определенные предложения в Кодекс, является вице-президент Федеральной палаты адвокатов, управляющий партнер юридической фирмы "ЮСТ" профессор, доктор юридических наук, мой приятель Юрий Сергеевич Пилипенко. Я здесь не объективен. Если я не поддержку Пилипенко, это будет неправильно, если я поддержу Пилипенко в ряде случаев - это будет необъективно. Поэтому пока мы по ряду статей ведем внутренние споры. Но я бы хотел обратить внимание на то, что, конечно же, Кодекс профессиональной этики с точки зрения его принятия и регулирования не должен затрагивать суверенные права законодателя по регулированию отношений. Вот на стадии, когда он будет уже почти готов, мы, конечно же, примем участие в анализе версии Кодекса.

- Тем не менее: нравится ли Вам новый вид наказания для адвокатов - временный запрет на осуществление адвокатской деятельности? - Это проблема адвокатуры. Повторю, когда мы будем обсуждать версию проекта Кодекса, нужно все-таки иметь в виду, что формулы ограничений или конкретной ответственности для адвокатов, в идимо, должны содержаться в федеральном законе, потому что достаточно много последствий этого наказания. Поэтому может ли это только относиться к Кодексу или к федеральному закону, здесь я предвзят.

- Если адвокатской монополии нет, то какой, в общем-то, смысл временного ограничения на занятие деятельностью? - Действительно, проблема. В целом ряде случаев лицо, лишенное статуса или с приостановленным статусом, сможет заниматься юридической практикой. Только адвокатура здесь должна, наверное, добиваться того, чтобы граждане, приглашающие того или иного юриста, все же исходили из того, что это - профессиональный человек, а не кто-то с улицы. Но это уже продвижение своих интересов.

- Стоит ли делать открытыми дисциплинарные разбирательства в отношении адвокатов? Понятно, что есть адвокатская тайна, но заседание может быть частично закрытым. - Я думаю, что в основном это дела, касающиеся рассмотрения жалоб их клиентов. Там, к сожалению, возникает достаточно много проблем, в том числе личностных, происходит усугубление трагедии, поскольку лицо обратилось к адвокату в явно непростых условиях. Поэтому я к этому отношусь очень осторожно.

- Но порой клиенты сами готовы идти к журналистам, рассказывать о действиях адвоката. - Это выбор людей. Они могут быть эмоциональны, не подготовлены, но сообщество должно принимать профессиональные решения.

------------------------------------------------------------------

Название документа