Советы непостороннего

(Бычков А.)

(«ЭЖ-Юрист», 2013, N 28)

Текст документа

СОВЕТЫ НЕПОСТОРОННЕГО

А. БЫЧКОВ

Александр Бычков, юрист, г. Москва.

В современном гражданском обороте рынок юридических услуг довольно значителен, на нем представлены самые разнообразные предложения. Тем не менее рост количества нарушений, вызванных непрофессионализмом некоторых юристов, их халатным и недобросовестным отношением к выполнению своих обязательств перед клиентами, ставит на повестку дня вопрос о том, как клиентам защитить себя от своих бывших защитников.

Не хочу учиться!

Как показывает практика, при выборе юриста для поручения ему своего дела граждане чаще всего обращают свой взор на адвокатов. При этом граждане добросовестно полагают, что статус адвоката предполагает высокий уровень профессиональной подготовки специалиста, наличие у него необходимой квалификации.

Действительно, для того, чтобы получить статус адвоката, необходимо иметь высшее юридическое образование, стаж работы по специальности и сдать квалификационный экзамен. Но помимо этого адвокаты должны периодически повышать свою квалификацию. Перед тем как заключать соглашение на оказание юридической помощи и уплачивать деньги, клиенту следует ознакомиться с документами адвоката, поинтересоваться, когда он повышал квалификацию и чем это подтверждается.

Отказ в предоставлении документов о прохождении повышения квалификации может свидетельствовать о халатном отношении адвоката к своим обязанностям и установленным требованиям, что должно вызывать сомнения в его компетентности.

Так, в одном деле в Самарской области адвокат несколько раз привлекался к дисциплинарной ответственности за отказ в прохождении повышения квалификации. Поскольку предпринятые меры никакого воздействия на него не возымели, его статус адвоката был прекращен. Бывший адвокат с таким решением не согласился и оспорил его в суде, но безуспешно. Отказывая в удовлетворении его требования, суд исходил из следующего.

В соответствии с абз. 1 п. 2 ст. 4 Кодекса профессиональной этики адвоката, принятого Первым всероссийским съездом адвокатов 31.01.2003 (далее — Кодекс профессиональной этики), необходимость соблюдения правил адвокатской профессии вытекает из факта присвоения статуса адвоката.

В соответствии с п. 4 ч. 1 ст. 7 Федерального закона от 31.05.2002 N 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» адвокат обязан соблюдать Кодекс профессиональной этики и исполнять решения органа адвокатской палаты субъекта РФ, Федеральной палаты адвокатов (ФАП) РФ, принятые в пределах их компетенции.

Согласно п. 5 Единой методики профессиональной подготовки и переподготовки адвокатов и стажеров адвокатов, утв. решением совета ФПА РФ от 30.11.2007, п. 5 Программы повышения квалификации адвокатов и обучения стажеров адвокатов, утв. решением совета палаты адвокатов Самарской области от 28.02.2008, совет адвокатской палаты субъекта РФ контролирует повышение квалификации каждым адвокатом в объеме учебного курса и принимает меры к тем адвокатам, которые уклоняются от исполнения обязанности постоянного повышения квалификации.

В силу п. 4.4 Единой методики профессиональной подготовки и переподготовки адвокатов, п. 4.5 Программы повышения квалификации адвокатов адвокаты со стажем адвокатской деятельности более 1 года проходят обязательное повышение квалификации по Общей программе повышения квалификации адвокатов, организуемое палатой адвокатов Самарской области, или на Всероссийских курсах повышения квалификации адвокатов в объеме 20 часов в год или не менее 100 часов каждые 5 лет.

Однако в нарушение установленных требований адвокат не повышал квалификацию. При оценке правомерности принятого решения о прекращении статуса адвоката суд учитывал и то, что истец дважды привлекался к дисциплинарной ответственности за совершение аналогичных дисциплинарных поступков, имеет неснятое дисциплинарное взыскание в виде предупреждения.

При таких обстоятельствах суд пришел к выводу об отказе в удовлетворении требований истца, поскольку данное дисциплинарное наказание принято уполномоченным на то органом в пределах предоставленной ему компетенции, при наличии всех необходимых оснований, прямо предусмотренных действующим законодательством, с учетом тяжести совершенного проступка, обстоятельств, при которых он совершен, формы вины, а также иных обстоятельств, которые совет палаты адвокатов Самарской области обоснованно признал существенными и принял во внимание при вынесении обжалуемого решения (Определение Самарского областного суда от 04.04.2012 по делу N 33-3126/2012).

А статуса-то нет

Если при заключении соглашения на предоставление юридической помощи клиент был введен в заблуждение относительно наличия у поверенного (исполнителя) статуса адвоката, то он вправе отказаться от договора на основании п. 2 ст. 450 ГК РФ и потребовать полного возмещения убытков (ст. 15 ГК РФ). Для этого в соглашении должно быть указано, что контрагент клиента действует именно как адвокат. Однако клиент вправе отказаться от соглашения и требовать возмещения убытков даже при отсутствии такого указания, если существо поручения заключается в том, что исполнить его может именно адвокат, а не обычный юрист.

Так, в одном деле суд удовлетворил иск клиента к недобросовестному поверенному, который подрядился вести уголовное дело, а делать это вправе только адвокат (п. 2 ст. 49 УПК РФ). Довод исполнителя о том, что закон не предусматривает такое основание для расторжения соглашения, как отсутствие у него статуса адвоката, суд отклонил, поскольку ответчик не смог выполнить своих обязательств перед клиентом именно в связи с отсутствием у него статуса адвоката, и такое нарушение является существенным, поскольку клиент в значительной степени лишился того, на что вправе был рассчитывать при заключении соглашения (Определение Московского городского суда от 20.02.2012 по делу N 33-6011).

Беспредметное соглашение

Юридическая помощь включает в себя широкий спектр самых различных услуг правового характера, таких как составление процессуальных документов (исковых заявлений, жалоб, ходатайств, обращений и т. п.), письменные и устные консультации, составление проектов договоров, представление и защита интересов в судебных инстанциях, осуществление иных действий по соглашению сторон. Перечень возможных юридических услуг, которые исполнители могут оказывать своим клиентам, не является исчерпывающим и, исходя из принципа свободы договора (ст. 421 ГК РФ), в каждом конкретном случае определяется по усмотрению договаривающихся сторон (абз. 3 п. 1 информационного письма Президиума ВАС РФ от 29.09.1999 N 48).

В соглашении с адвокатом или иным лицом, предоставляющим юридическую помощь, клиенту следует четко оговорить те услуги, которые он хочет получить за свои деньги. Если это, к примеру, ведение гражданского дела в суде, то в соглашении нужно указать, что включает в себя услуга судебного представительства (составление процессуальных документов и подача их в суд, участие во всех судебных заседаниях), о каких стадиях рассмотрения дела идет речь (производство в суде первой, апелляционной, кассационной или надзорной инстанций), входит ли сюда представление и защита интересов клиента на стадии исполнительного производства и т. д.

В ходе производства по делу может возникнуть необходимость сбора доказательств, подбора экспертных организаций и др., в связи с чем клиенту следует, исходя из специфики своего дела, оговорить с будущим защитником все нюансы, закрепив достигнутые договоренности в соглашении.

Поручение юристу в соглашении должно быть сформулировано максимально конкретно, чтобы на практике не возникало неопределенности. Кроме того, стороны соглашения должны избегать таких формулировок предмета, как, скажем, «работа по прекращению уголовного дела, возбужденного в отношении клиента, на стадии предварительного следствия», поскольку такая формулировка содержит указание на достижение конкретного положительного результата для клиента, в то время как данный вопрос находится не в компетенции юриста (Апелляционное определение Санкт-Петербургского городского суда от 06.08.2012 N 33-11398/2012). Юрист должен качественно выполнять свою работу, однако гарантировать какой-либо результат не должен.

В соглашении нужно указать, что юрист предварительно согласовывает свои действия с клиентом. Такое условие направлено на защиту интересов последнего, недопущение злоупотреблений со стороны недобросовестных юристов. Подтверждением того, что действия юриста не противоречат позиции клиента по его делу, будет наличие подписанных им документов (иска, жалобы, ходатайства и др.), переписка с юристом, условия соглашения и т. п. (Апелляционное определение Мурманского областного суда от 11.07.2012 по делу N 33-1749-2012).

Если для клиента принципиально, чтобы услуги ему оказывал именно тот адвокат или юрист, с которым он заключил договор, а не его помощники или стажеры, то в соглашении следует прямо на это указать. Кроме того, клиенту необходимо учитывать, что выданная им доверенность на помощников или стажеров с полномочиями по судебному представительству будет означать, что фактически он согласился с тем, что услуги ему будут оказываться также и этими лицами (Постановление ФАС СЗО от 22.08.2011 по делу N А05-11869/2010).

Возмещение убытков

При заключении соглашения с юристом, адвокатом или юридической компанией клиенту следует помимо прочего оговорить такое важное для него условие, как право взыскать с юристов убытки, причиненные оказанием юридических услуг ненадлежащего качества.

Так, в одном деле юридическая компания приняла на себя обязательство консультировать заказчика по сделке, направленной на приобретение в собственность земельного участка. В результате изменения законодательства стоимость участка стала меньше, однако исполнитель не проинформировал об этом заказчика, хотя тот у него уточнял, возможно ли приобрести участок за меньшую сумму. На этот момент договор купли-продажи с собственником участка заключен не был, имелось только распоряжение о предоставлении его в собственность. Учитывая, что юристы дали консультацию о невозможности приобретения участка по меньшей цене, заказчик купил его по завышенной.

В дальнейшем заказчик обратился в суд, требуя возмещения причиненных убытков в пределах стоимости юридических услуг, поскольку такое ограничение пределов ответственности исполнителя было установлено в договоре. Коллегия судей ВАС РФ признала его требования обоснованными, при этом исходила из следующего.

Поскольку по условиям заключенного между сторонами договора именно юридическая компания, являющаяся профессионалом в сфере правового сопровождения, была обязана консультировать заказчика по правовым вопросам, возложение на последнего риска незнания законодательства во внутренних отношениях с его юридическим консультантом является необоснованным. Заказчик, действуя разумно и добросовестно, именно для исполнения своей обязанности знания существующего законодательства, заключил договор о возмездном оказании юридических услуг, тем самым переложив во внутренних отношениях с контрагентом риск несоблюдения в процессе своей хозяйственной деятельности правовых норм на последнего, получив возможность в случае оказания некачественных услуг возможность взыскать с него убытки.

Из системного толкования ст. 309, п. 1 ст. 723 и ст. 783 ГК РФ также вытекает отсутствие обязанности заказчика оплачивать некачественно оказанные ему услуги, приведшие к возникновению у него убытков. В данном деле незнание юридической компанией вступившего в силу федерального закона, приведшее к заключению заказчиком договора на крайне невыгодных для него условиях, можно рассматривать как нарушение взятых на себя обязательств (Определение ВАС РФ от 24.06.2013 N ВАС-4593/13).

Недобросовестного адвоката, который не выполнил предусмотренную в соглашении обязанность ходатайствовать о наложении ареста, Адвокатская палата г. Москвы по жалобе клиента привлекла к дисциплинарной ответственности, объявив ему замечание, именно за невыполнение указанной обязанности. Учитывая данный факт, наличие в соглашении рассматриваемого условия, его невыполнение, негативные последствия для клиента в связи с отчуждением имущества ответчика, невозможность вернуть отчужденное имущество в имущественную сферу должника в связи с судебными решениями об отказе в удовлетворении требований о признании сделок мнимыми и применении последствий их недействительности, имеются основания для предъявления иска к адвокату о возмещении причиненных убытков.

Для того чтобы на адвоката была возложена ответственность за убытки клиента в связи с неполученным исполнением, клиент также должен представить судебный акт об отказе в возобновлении производства по делу в связи с отсутствием правопреемников у ответчика. Такая ситуация возможна в случае, если у последнего нет другого имущества, в пределах стоимости которого наследники, принявшие наследство, могли бы быть привлечены к участию в деле.

Главное — не переусердствовать

Инициируя судебное разбирательство против своего бывшего юриста, клиент должен действовать добросовестно и не злоупотреблять принадлежащими ему правами. Несогласие клиента с результатом по делу, притом что привлеченный им юрист сделал все, что было возможно при сложившихся обстоятельствах, не является основанием для привлечения его к ответственности.

Так, в одном деле суд отметил, что факт осуждения клиента не может служить доказательством недобросовестной работы его защитника, вследствие чего его претензии об отсутствии желаемого для него результата не могут быть признаны обоснованными.

Пытаясь добиться признания выполненной работы адвокатом ненадлежащей и взыскания с него компенсации морального вреда, клиент приводил разнообразные доводы и аргументы, но ни один из них суд не посчитал обоснованным.

Суд отклонил довод о дискриминационном и коррупционном характере обжалуемого судебного акта, поскольку этот довод являлся голословным и ничем не был подтвержден. Он отметил необоснованность утверждения истца о том, что было нарушено его право на участие в разбирательстве по делу, поскольку истец отбывал наказание в местах лишения свободы, а этапирование заключенных для участия в разбирательстве гражданского дела с его участием закон не предусматривает. Суд также отклонил довод истца об отсутствии на обжалуемом решении печати суда и неразборчивой подписи, так как указанные обстоятельства не опровергают и не ставят под сомнение обоснованность решения (Апелляционное определение Самарского областного суда от 31.10.2012 по делу N 33-10107).

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *