Последствия признания открытого акционерного общества хозяйственным обществом, имеющим стратегическое значение для отношений, возникших в связи с реализацией обязательного предложения (публичной оферты), направленного в соответствии со ст. 84.2 Федерального закона "Об акционерных обществах"

(Габов А. В.) ("Юридическая литература", 2009) Текст документа

ПОСЛЕДСТВИЯ ПРИЗНАНИЯ ОТКРЫТОГО АКЦИОНЕРНОГО ОБЩЕСТВА ХОЗЯЙСТВЕННЫМ ОБЩЕСТВОМ, ИМЕЮЩИМ СТРАТЕГИЧЕСКОЕ ЗНАЧЕНИЕ ДЛЯ ОТНОШЕНИЙ, ВОЗНИКШИХ В СВЯЗИ С РЕАЛИЗАЦИЕЙ ОБЯЗАТЕЛЬНОГО ПРЕДЛОЖЕНИЯ (ПУБЛИЧНОЙ ОФЕРТЫ), НАПРАВЛЕННОГО В СООТВЕТСТВИИ СО СТ. 84.2 ФЕДЕРАЛЬНОГО ЗАКОНА "ОБ АКЦИОНЕРНЫХ ОБЩЕСТВАХ"

А. В. ГАБОВ

Габов А. В., ведущий научный сотрудник Института законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве Российской Федерации, кандидат юридических наук.

(Дело N А40-73356/08-137-717. Решение Арбитражного суда г. Москвы, Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда N 09АП-4968/2009-ГК, Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа N КГ-А40/5235-09)

"O. ltd" (иностранный инвестор с регистрацией в Республике Кипр) обратилось в арбитражный суд с иском к банку "D. AG" (также иностранный инвестор) о признании недействительным договора купли-продажи акций ОАО "Т" (генерирующая компания, осуществляющая деятельность в сфере электроэнергетики), заключенного 17 октября 2008 г. между "O. ltd" и "D. AG", на основании обязательного предложения, направленного "O. ltd" акционерам ОАО "Т". Как видно из судебных материалов, 14 июля 2008 г. в связи с приобретением более 30% акций ОАО "Т", во исполнение требований ст. 84.2 Федерального закона от 26 декабря 1995 г. N 208-ФЗ "Об акционерных обществах" <1> "O. ltd" направило остальным акционерам обязательное предложение о приобретении обыкновенных акций ОАО "Т". Срок принятия обязательного предложения истекал 17 октября 2008 г. Указанная дата в соответствии с требованиями Закона признается датой заключения договоров купли-продажи акций в рамках реализации обязательного предложения. -------------------------------- <1> СЗ РФ. 1996. N 1. Ст. 1 (с изм. и доп.).

Приказом Федеральной службы по тарифам от 8 октября 2008 г. N 366-э "О включении (исключении) организации в (из) Реестр(-а) субъектов естественных монополий, в отношении которых осуществляются государственное регулирование и контроль" ОАО "Т" было внесено в Реестр субъектов естественных монополий в топливно-энергетическом комплексе в разд. 2 "Транспортировка газа по трубопроводам". В результате этого в силу Федерального закона от 29 апреля 2008 г. N 57-ФЗ "О порядке осуществления иностранных инвестиций в хозяйственные общества, имеющие стратегическое значение для обеспечения обороны страны и безопасности государства" <1> на приобретение акций ОАО "Т" распространялись ограничения, установленные названным Законом. В частности, обязательность предварительного согласования с уполномоченным государственным органом приобретения акций ОАО "Т" иностранным инвестором. -------------------------------- <1> СЗ РФ. 2008. N 18. Ст. 1940.

По мнению истца, договор, заключенный 17 октября 2008 г., влечет установление иностранным инвестором (истцом) контроля над ОАО "Т", однако сделка в нарушение Федерального закона от 29 апреля 2008 г. N 57-ФЗ была заключена без предварительного согласия уполномоченного государственного органа, в связи с чем является ничтожной. Ответчик против иска возражал, указывая в том числе на то обстоятельство, что указанный Закон неприменим к спорным правоотношениям, поскольку процедура приобретения акций была начата до того момента, как ОАО "Т" было включено в Реестр субъектов естественных монополий в топливно-энергетическом комплексе, а ОАО "Т" не может быть признано субъектом естественной монополии в силу осуществляемых видов деятельности. Решением арбитражного суда первой инстанции иск был удовлетворен, а договор признан недействительным. По мнению суда первой инстанции: 1) с момента издания упомянутого Приказа ФСТ России в отношении ОАО "Т" подлежит применению Федеральный закон "О порядке осуществления иностранных инвестиций в хозяйственные общества, имеющие стратегическое значение для обеспечения обороны страны и безопасности государства". Данный Закон указывает на необходимость получения предварительного государственного согласия уполномоченных органов на приобретение акций, а такого согласия получено не было. Никаких оснований для освобождения от процедуры получения предварительного согласия, предусмотренной Законом, не имелось; 2) ОАО "Т" являлось "стратегическим предприятием", поскольку в силу п. 36 ст. 6 Федерального закона от 29 апреля 2008 г. N 57-ФЗ его нормы распространяются на сделки, влекущие за собой установление иностранным инвестором контроля над ОАО "Т". В апелляционной жалобе ответчик указал как аргументы, приведенные при рассмотрении дела в суде первой инстанции, так и новые. В частности, указывалось, что Приказ Федеральной службы по тарифам вступил в силу лишь с момента его официального опубликования - 24 октября 2008 г., а не с момента принятия - 8 октября 2008 г., т. е. после того, как все сделки в рамках обязательного предложения были заключены. Соответственно, последствия этого акта не могли повлиять на спорные правоотношения. Постановлением суда апелляционной инстанции решение суда первой инстанции оставлено без изменения, а апелляционная жалоба без удовлетворения. Суд кассационной инстанции также не нашел оснований для отмены обжалуемых судебных актов. По мнению суда, в силу ст. ст. 1, 2, 3, 6 Федерального закона от 29 апреля 2008 г. N 57-ФЗ с момента издания Приказа ФСТ России (8 октября 2008 г.) к спорным правоотношениям подлежал применению названный Федеральный закон. Оспариваемая сделка привела к установлению истцом контроля над ОАО "Т" при отсутствии предварительного решения о согласии на ее совершение со стороны уполномоченного государственного органа. Анализируемые судебные постановления хорошо демонстрируют проблемы правового регулирования приобретения крупных пакетов акций ("поглощения" акционерных обществ). Как видно, основанием для освобождения мажоритарного акционера от обязательств по приобретению акций в рамках публичной оферты стало изменение правового статуса эмитента: с момента его включения в Реестр субъектов естественных монополий он стал "хозяйственным обществом, имеющим стратегическое значение". Такое изменение предполагает распространение на деятельность эмитента, равно как и на деятельность по инвестированию в акции эмитента, Федерального закона "О порядке осуществления иностранных инвестиций в хозяйственные общества, имеющие стратегическое значение для обеспечения обороны страны и безопасности государства". Порядок распространения действия указанного Закона на эмитента тесно связан с положениями Федерального закона от 17 августа 1995 г. N 147-ФЗ "О естественных монополиях" <1>, а последствия же его распространения прямо влияют на права и обязанности участников корпоративных отношений, возникающие в связи с действием Федерального закона "Об акционерных обществах". -------------------------------- <1> СЗ РФ. 1995. N 34. Ст. 3426 (с изм. и доп.).

1. Порядок и последствия признания юридического лица хозяйственным обществом, имеющим стратегическое значение. Как видно из судебных Постановлений, 8 октября 2008 г. Приказом Федеральной службы по тарифам N 366-э, опубликованным официально 24 октября 2008 г., ОАО "Т" было внесено в Реестр субъектов естественных монополий в топливно-энергетическом комплексе в разд. 2 "Транспортировка газа по трубопроводам". Основанием для этого послужило обращение ОАО "Т" в государственные регулирующие органы. Формальным основанием для этого обращения послужило наличие на балансе у ОАО "Т" газового трубопровода (трубопровода для транспортировки газа). Судебные материалы не содержат технических и экономических показателей, позволяющих понять, что представляет собой указанный трубопровод. Однако из имеющихся комментариев по этому делу <1> усматривается, что данный трубопровод до 2008 года находился в аренде у ООО "Э" (арендатор), с которым ОАО "Т" (арендодатель) заключило соответствующий договор. По указанному трубопроводу осуществлялось снабжение 10 потребителей Рязанской области. -------------------------------- <1> Подробнее см.: http:// www. corp-gov. ru/ bd/ db. php3?db_id= 4364&base;_id=4.

Понятие "субъект естественной монополии" дается в ст. 3 Федерального закона "О естественных монополиях". Под таким субъектом понимается "хозяйствующий субъект, занятый производством (реализацией) товаров в условиях естественной монополии". Под последней ст. 3 Закона понимает "состояние товарного рынка, при котором удовлетворение спроса на этом рынке эффективнее в отсутствие конкуренции в силу технологических особенностей производства (в связи с существенным понижением издержек производства на единицу товара по мере увеличения объема производства), а товары, производимые субъектами естественных монополий, не могут быть заменены в потреблении другими товарами, в связи с чем спрос на данном товарном рынке на товары, производимые субъектами естественных монополий, в меньшей степени зависит от изменения цены на этот товар, чем спрос на другие виды товаров" (выделено нами. - А. Г.). Сферы деятельности субъектов естественных монополий определены ст. 4 указанного Закона, которая содержит их исчерпывающий перечень. В частности, как указано в ст. 11, органы регулирования естественных монополий вправе принимать решения, "обязательные для субъектов естественных монополий" о введении, изменении или прекращении регулирования, о применении методов регулирования. Решением органа регулирования естественных монополий не констатируется факт того, что какой-то субъект признается естественной монополией, ибо он и так им является, а вводятся соответствующие меры регулирования в отношении такого субъекта. С фактом включения организации в Реестр <1> Закон не связывает каких-то правовых последствий: в ст. 10 указано лишь, что органы регулирования естественных монополий "формируют и ведут Реестр субъектов естественных монополий, в отношении которых осуществляются государственное регулирование и контроль". -------------------------------- <1> В соответствии с п. 6 Административного регламента исполнения государственной функции Федеральной службы по тарифам по формированию и ведению Реестра субъектов естественных монополий, в отношении которых осуществляются государственное регулирование и контроль, утвержденного Приказом ФСТ России от 27 октября 2006 г. N 208, Реестр "представляет собой единую информационную базу данных".

Учитывая, что ОАО "Т" оказывал услуги по транспортировке газа, его рассмотрение и Федеральной службой по тарифам, и судом в качестве субъекта естественной монополии не вызывает сомнений. Анализируемое дело очень хорошо показывает несовершенство закона в области регулирования субъектов естественных монополий. Само наличие газопровода на балансе (в собственности) юридического лица ОАО "Т" не должно быть однозначным поводом для его отнесения к субъектам естественных монополий. Должно быть установлено, что юридическое лицо оказывает услуги, а не использует, к примеру, этот газопровод для внутреннего производственного цикла. Если оказываются услуги, то, очевидно, должно быть установлено, кому и в каком объеме, оказываются ли они в состоянии товарного рынка, который именуется Законом как "естественная монополия", и т. д. 2. Порядок вступления в силу актов органа регулирования естественных монополий - ФСТ России о включении в Реестр субъектов естественных монополий. Этот порядок был важен для суда, поскольку именно с наличием акта, которым организация включается в Реестр субъектов естественных монополий, п. 36 ст. 6 Федерального закона "О порядке осуществления иностранных инвестиций в хозяйственные общества, имеющие стратегическое значение для обеспечения обороны страны и безопасности государства" связывает применение этого Закона к инвестициям в такую организацию. Суть Приказа Федеральной службы по тарифам от 8 октября 2008 г. N 366-э "О включении (исключении) организации в (из) Реестр(-а) субъектов естественных монополий, в отношении которых осуществляются государственное регулирование и контроль" состояла в том, что ОАО "Т" как организация, осуществляющая деятельность в сфере транспортировки газа по трубопроводам, была включена в Реестр субъектов естественных монополий в топливно-энергетическом комплексе в разд. 2 "Транспортировка газа по трубопроводам". На первый взгляд перед нами типичный ненормативный акт, который касается очень узкого вопроса, точнее, отношений двух лиц - ОАО "Т" и государства, которое таким Приказом и самим фактом включения в Реестр вводит в отношении юридического лица "государственное регулирование и контроль", как сказано в Приказе. А поскольку никаких правил вступления в силу ненормативных актов наше законодательство не содержит в принципе, можно предположить из устоявшейся административной практики, что такой акт вступает в силу с так называемого момента его подписания (или присвоения номера во внутреннем делопроизводстве государственного органа), а точнее - с той даты, которой соответствующий документ датирован. Анализ Федерального закона "О естественных монополиях" и актов ФСТ России относительно порядка вступления в силу ненормативных актов, которыми в отношении субъектов естественных монополий вводится государственное регулирование, подтверждает это. Так, ст. 14 Федерального закона "О естественных монополиях" установлено, что "органы регулирования естественных монополий обязаны через средства массовой информации сообщать о принятых ими решениях о введении, об изменении или о прекращении регулирования деятельности субъектов естественных монополий, а также о включении в Реестр субъектов естественных монополий либо об исключении из него, о применяемых методах регулирования деятельности субъектов естественных монополий...". Пункт 33 Административного регламента исполнения государственной функции Федеральной службы по тарифам по формированию и ведению Реестра субъектов естественных монополий, в отношении которых осуществляется государственное регулирование и контроль, утвержденного Приказом ФСТ России от 27 октября 2006 г. N 208, указывает, что после включения в Реестр хозяйствующему субъекту в течение 10 календарных дней направляется соответствующее уведомление. Согласно п. 67 этого же документа "решения о (об) включении (исключении) в (из) Реестр(-а), внесении изменений в Реестр публикуются в официальном издании ФСТ России (Информационном бюллетене), а также на официальном интернет-сайте ФСТ России". Такой позиции придерживалась и апелляционная инстанция в анализируемом деле: "Приказ является ненормативным правовым актом, внесенным в отношении определенного лица - ОАО "Т", в связи с чем вступление в силу данного Приказа не обусловлено его опубликованием, следовательно, исполнение Приказа не поставлено в зависимость от его опубликования". С формальной точки зрения решение суда является обоснованным. Однако, комментируя его, хотелось бы обратить внимание на некоторые моменты. Во-первых, и Закон, и Административный регламент обязывают ФСТ обеспечить публичность таких актов, что, очевидно, подчеркивает их важность и значение не только для самого хозяйствующего субъекта, на которого акт формально распространяется, но и для потенциально неограниченного круга лиц. Интересно, что ответчик в качестве аргумента приводил примеры из судебной практики (Постановление Федерального арбитражного суда Дальневосточного округа от 6 августа 2008 г. N Ф03-А73/08-1/2973), когда моментом вступления в силу подобного рода актов ФСТ России признавался момент публикации в Информационном бюллетене ФСТ России. Во-вторых, ненормативные акты бывают разного характера. Посмотрим на содержание анализируемого Приказа и главным образом на последствия его принятия. Включение ОАО "Т" в Реестр субъектов естественных монополий означает не что иное, как существенное изменение правового статуса этой организации. Ведь до момента вступления в силу этого документа перед нами было обычное ОАО в области энергетики, после - хозяйственное общество, имеющее стратегическое значение. То, что речь идет о правовом статусе, не вызывает сомнений: а) закон связывает отнесение организации к таким обществам с осуществлением определенной, установленной законом деятельности; б) отнесение любой организации к такого рода обществам ограничивает применение специальных мер государственного регулирования в отношении организации; в) в некоторых случаях это может прямо сказываться на порядке управления такой организацией (см. ст. 15 Федерального закона "О порядке осуществления иностранных инвестиций в хозяйственные общества, имеющие стратегическое значение для обеспечения обороны страны и безопасности государства"). Важный момент состоит и в том, что последствия принятия упомянутого Приказа выражаются не только в применении специальных мер государственного регулирования, но напрямую затрагивают права и обязанности неограниченного круга лиц. Очевидно, что анализируемый Приказ затрагивает права, свободы и обязанности человека и гражданина: ограничивает возможности приобретения объектов гражданских прав не только иностранными инвесторами, но, в некоторых случаях, и российскими гражданами, поскольку они, по смыслу Федерального закона от 29 апреля 2008 г. N 57-ФЗ, могут составлять группу лиц с иностранными инвесторами. То, что анализируемый Приказ прямо затронул права, свободы и обязанности человека и гражданина, хорошо демонстрируют последствия его принятия. Акционеры, как физические, так и юридические лица, добросовестно воспользовавшиеся своими правами в рамках обязательного предложения и направившие заявления о продаже ценных бумаг, в результате принятия Приказа попали в ситуацию, когда их права были оспорены, а интересы не удовлетворены. Между тем абсолютное большинство из них в силу якобы ненормативного характера Приказа не имели о нем ни малейшего представления. В соответствии с п. 10 Правил подготовки нормативных правовых актов федеральных органов исполнительной власти и их государственной регистрации, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 13 августа 1997 г. N 1009 <1>, нормативные правовые акты, затрагивающие права, свободы и обязанности человека и гражданина, устанавливающие правовой статус организаций, подлежат государственной регистрации. Таковой же в рассматриваемом нами случае не было. -------------------------------- <1> СЗ РФ. 1997. N 33. Ст. 3895 (с изм. и доп.).

Анализируемые судебные материалы демонстрируют необходимость уточнения правовых норм, регулирующих порядок опубликования ненормативных актов ФСТ России. Многие из таких актов, на первый взгляд не являясь нормативными, влекут существенные последствия для неограниченного круга лиц. 3. Порядок и определение момента заключения договора купли-продажи в рамках обязательного предложения. В соответствии со ст. 84.2 Федерального закона "Об акционерных обществах" лицо, которое приобрело более 30% общего количества акций <1> открытого акционерного общества <2>, в течение 35 дней с момента внесения соответствующей приходной записи по лицевому счету (счету депо) <3> обязано направить акционерам - владельцам остальных акций соответствующих категорий (типов) и владельцам эмиссионных ценных бумаг, конвертируемых в такие акции, публичную оферту о приобретении у них таких ценных бумаг. -------------------------------- <1> С учетом акций, принадлежащих этому лицу и его аффилированным лицам. <2> В Законе имеются в виду обыкновенные акции и привилегированные акции, предоставляющие право голоса в соответствии с п. 5 ст. 32 Федерального закона "Об акционерных обществах". <3> Или с момента, когда это лицо узнало или должно было узнать о том, что оно самостоятельно или совместно с его аффилированными лицами владеет указанным количеством таких акций.

Направление предложения осуществляется через само акционерное общество, при этом предложение считается сделанным всем владельцам соответствующих ценных бумаг с момента поступления бумаг в общество. После поступления предложения органы управления акционерного общества (совет директоров (наблюдательный совет) <1>) обязаны принять в отношении него рекомендации, в частности, по предложенной цене и возможному изменению их рыночной стоимости после приобретения, оценке планов лица, направившего предложение, в отношении общества, в том числе его работников. После этого акционерное общество должно направить предложения и рекомендации владельцам акций в порядке, предусмотренном Законом для направления сообщения о проведении общего собрания акционеров. -------------------------------- <1> Если функции совета директоров (наблюдательного совета) общества осуществляет общее собрание акционеров, открытое общество обязано направить полученное предложение владельцам ценных бумаг, которым оно адресовано, в течение пяти дней с даты его получения. Требования Закона о направлении и об опубликовании рекомендаций совета директоров (наблюдательного совета) открытого общества распространяются только на открытые общества, имеющие такой орган управления.

Для принятия полученного предложения владельцам ценных бумаг устанавливается определенный срок: он не может быть менее чем 70 и более чем 80 дней с момента получения обязательного предложения акционерным обществом. О своем решении владельцы ценных бумаг могут сообщить путем направления заявления о продаже ценных бумаг по почтовому адресу, указанному в предложении, или, если это предусмотрено предложением, лично представив заявление по адресу, указанному в предложении. Для анализа рассматриваемых судебных постановлений важно понимать порядок заключения в свете обязательного предложения договора купли-продажи. Статья 84.2 Федерального закона "Об акционерных обществах" указывает на публичную оферту. В соответствии с положениями ст. 437 ГК содержащее все существенные условия договора предложение, из которого усматривается воля лица, делающего предложение, заключить договор на указанных в предложении условиях с любым, кто отзовется, признается офертой (публичной офертой). Применительно к анализируемым правоотношениям понятие публичной оферты обладает известной спецификой, поскольку она адресована не "любому, кто отзовется", а любому акционеру определенного акционерного общества, который отзовется <1>. Проявлением этой специфики надо считать и определение момента заключения договора. По общим правилам гражданского законодательства договор считается заключенным в момент получения лицом, направившим оферту, ее акцепта (ст. 433 ГК). Если исходить из этого правила, то заявление о продаже ценных бумаг, полученное и не отозванное в соответствии с правилами Закона до истечения срока заявления, и есть акцепт, а его получение - момент заключения договора. Однако юридическая техника закона такова, что данное общее правило применяется в рамках соответствующих правоотношений весьма своеобразно. -------------------------------- <1> С определением круга акционеров в Законе не все ясно. Так, в соответствии со ст. 84.3 Федерального закона "Об акционерных обществах" список владельцев приобретаемых ценных бумаг составляется на основании данных Реестра владельцев ценных бумаг на дату получения открытым обществом добровольного или обязательного предложения. Казалось бы, все понятно - находящиеся в этом списке лица и есть те, кто получил право предъявить акции к выкупу. Однако иное усматривается из информационного письма Федеральной службы по финансовым рынкам от 24 июня 2008 г. N 08-ВМ-03/13364 "О приобретении ценных бумаг открытого акционерного общества на основании обязательного предложения". По мнению ФСФР России, "поскольку обязательное предложение делается в отношении всех акций, принадлежащих другим акционерам общества, то в течение срока принятия указанного предложения любой владелец таких акций, в том числе владелец, который приобрел указанные акции после даты получения открытым обществом обязательного предложения, в соответствии с п. 4 ст. 84.3 Закона вправе принять сделанное обязательное предложение путем направления заявления о продаже таких акций. Список владельцев приобретаемых ценных бумаг, упомянутый в абзаце втором п. 2 ст. 84.3 Закона, составляется в целях направления акционерам открытого общества обязательного предложения вместе с рекомендациями совета директоров общества и не исключает право лиц, ставших акционерами после даты поступления обязательного предложения в общество, но до даты истечения срока принятия обязательного предложения, продать принадлежащие им ценные бумаги на основании указанного обязательного предложения".

Во-первых, момент получения определяется не по дате фактического получения, а специальным указанием даты. В соответствии с п. 5 ст. 84.3 Закона "все поступившие до истечения срока принятия... обязательного предложения заявления о продаже ценных бумаг считаются полученными лицом, направившим... обязательное предложение, в день истечения указанного срока" (выделено нами. - А. Г.). Таким образом, получается, что все договоры со всеми акционерами, своевременно откликнувшимися на публичную оферту мажоритарного акционера, считаются заключенными в день истечения срока обязательного предложения. Во-вторых, Закон в некоторых положениях указывает на заключение какого-то отдельного договора. В частности, п. 6 ст. 84.3 говорит о том, что в случае несоответствия обязательного предложения либо договора о приобретении ценных бумаг, заключенного на основании обязательного предложения, Закону прежний владелец ценных бумаг вправе требовать от лица, направившего соответствующее предложение, возмещения причиненных этим убытков. Важно отметить, что предложение (публичная оферта), которое направляется в порядке, установленном ст. 84.2 Федерального закона "Об акционерных обществах", является безотзывным. Как известно, ст. 436 ГК указывает, что полученная адресатом оферта не может быть отозвана в течение срока, установленного для ее акцепта, если иное не оговорено в самой оферте либо не вытекает из существа предложения или обстановки, в которой оно было сделано. Анализ положений гл. XI.1 Федерального закона "Об акционерных обществах" показывает, что никаких изъятий из общего правила о безотзывности оферты они не содержат: лицо, направившее предложение, вправе только изменить предложение в установленных законом пределах, но не отозвать его. Подробный разбор порядка заключения договора, определение момента его заключения весьма важны для анализируемого дела, поскольку именно они свидетельствуют о проблеме соотношения норм Федерального закона "Об акционерных обществах" и Федерального закона "О порядке осуществления иностранных инвестиций в хозяйственные общества, имеющие стратегическое значение для обеспечения обороны страны и безопасности государства". Как видно из судебных материалов, обязательное предложение было направлено 14 июля 2008 г., срок его истек 17 октября 2008 г. Соответственно, в этот день и были формально заключены оспариваемые договоры между лицом, направившим обязательное предложение, и акционерами. Между тем до момента формального заключения договора купли-продажи акций эмитент изменил свой статус: он стал "хозяйственным обществом, имеющим стратегическое значение" в смысле ст. ст. 3 и 5 Федерального закона "О порядке осуществления иностранных инвестиций в хозяйственные общества, имеющие стратегическое значение для обеспечения обороны страны и безопасности государства" <1>. Соответственно, на деятельность по инвестированию в его акции стало распространяться действие указанного Федерального закона (Приказ ФСТ России был принят 8 октября 2008 г.). -------------------------------- <1> Хозяйственное общество, имеющее стратегическое значение для обеспечения обороны страны и безопасности государства, - хозяйственное общество, созданное на территории Российской Федерации и осуществляющее хотя бы один из видов деятельности, имеющих стратегическое значение для обеспечения обороны страны и безопасности государства и указанных в ст. 6 данного Закона.

Законодательство прямо не дает ответа на вопрос о том, как быть в том случае, если такое изменение статуса акционерного общества произошло после направления публичной оферты (а также после направления ее акцепта - заявления о продаже ценных бумаг). Федеральный закон "О порядке осуществления иностранных инвестиций в хозяйственные общества, имеющие стратегическое значение для обеспечения обороны страны и безопасности государства" устанавливает порядок получения предварительного согласия на приобретение акций (долей) хозяйственного общества, имеющего стратегическое значение. Как указывается в ст. 8 Закона, для получения предварительного согласия иностранный инвестор либо входящее в группу лиц юридическое или физическое лицо, "которые намереваются совершить какую-либо из указанных в частях 1 - 4 статьи 7... сделок", должны подать соответствующее ходатайство (выделено нами. - А. Г.). Таким образом, Закон привязывает действие нормы с намерениями лиц и абсолютно не регулирует ситуацию, когда юридические факты, которые "материализуют" намерение, уже состоялись. Ведь если публичная оферта выставлена, т. е. является обязательной для выставившего ее лица, а заявления о продаже ценных бумаг уже направлены, то о каких намерениях может идти речь? Совершенно очевидно, что в данном случае, с точки зрения Закона, нет субъекта подачи ходатайства: ситуация из намерений уже перешла в состояние юридических фактов. Вообще если абстрагироваться от конкретной ситуации, то очевидно, что о намерении можно говорить лишь в случае добровольного, но не обязательного предложения. Вот там есть понимание того, что такое "намерения", в случае же с обязательным предложением есть конкретные требования закона. Посмотрим на конструкцию определения добровольного предложения (ст. 84.1 Федерального закона "Об акционерных обществах": "Лицо, которое имеет намерение приобрести... вправе направить в открытое общество публичную оферту, адресованную акционерам - владельцам акций соответствующих категорий (типов), о приобретении принадлежащих им акций открытого общества" (выделено нами. - А. Г.). Совершенно очевидно, что намерение для этой статьи отнюдь не действие. По большому счету, даже сам факт выставления обязательного предложения надо рассматривать как освобождение от последующего получения какого-либо предварительного согласия. Ведь намерения иностранного инвестора уже переросли в факт: публичная оферта выставлена.

------------------------------------------------------------------

Название документа