Эльсинор. Кельн — главная таможня на Рейне

(Шейнин Л. Б.) («Таможенное дело», 2011, N 1) Текст документа

ЭЛЬСИНОР. КЕЛЬН — ГЛАВНАЯ ТАМОЖНЯ НА РЕЙНЕ <*>

Л. Б. ШЕЙНИН

——————————— <*> Shejnin L. B. Elsinore. Cologne — the main customs office on the Rhine.

Шейнин Л. Б., кандидат юридических наук.

Автор статьи анализирует исторические предпосылки формирования таможенного поста на реке Рейн.

Ключевые слова: Рейн, Кельн, таможенный пост, таможенная пошлина.

The author of the article analyzes historical prerequisites of formation of customs post on the river Rhine.

Key words: the Rhine, Cologne, customs post, customs duty.

Принято считать, что название Кельн ведет свое начало от латинского слова «колония». В свое время там были поселены ветераны римского войска. Я думаю, что происхождение названия совсем другое, оно связано с расположением Кельна на Рейне. Таможня. Кельн стоит на сужении Рейна. Исторически там располагался едва ли не главный таможенный пост на Рейне. По дну реки была проложена цепь, которую поднимали на ночь и в другие критические моменты, чтобы никакое торговое судно не проскочило линию поста без уплаты пошлины. О том, что такие случаи бывали, говорит история другой местности — замка Эльсинор в Дании (куда Шекспир по каким-то соображениям поместил принца Гамлета). Этот замок сторожил торговые пути через датские проливы, их в России называли зундами. Зундские пошлины были настолько чувствительны для России, что царь Петр даже грозил Дании (своему союзнику против Швеции!) войной, если она не освободит от пошлины суда с русскими товарами. Уже тогда «в обход» Дании был задуман Кильский канал через два княжества Шлезвиг и Гольштинию. Шлезвиг был в руках Дании, и гольштинские министры просили Петра помочь им отбить Шлезвиг в обмен за проход русских судов через будущий канал. Насколько серьезно Петр относился к этим предложениям, видно из того, что он согласился выдать за гольштинского герцога свою старшую дочь Анну (свадьба состоялась уже после смерти Петра). В 1857 г. морские державы выкупили у Дании ее право на взимание пошлин, и проливы с тех пор свободны для мореплавателей. Но до этого в Эльсинорском замке существовала виселица для тех мореходов, которые пытались пробиться через таможенные посты силой. Топонимика. Когда-то Кельн писался через C. Тем самым это слово по своему звучанию приближалось к слову «таможня» (в немецком языке это последнее слово звучит как Zoll). Тогда же через C писался район в Берлине (существует и поныне) Ной Кельн, который к Кельну отношения не имеет — если только не предположить, что Ной Кельн означал «Новая таможня», но на этот раз на Шпрее. В древности таможни играли столь важную роль, что они не могли не оставить своего следа в топонимике. В Германии известно, например, местечко Цоллендорф. И не только в Германии. В Москве в южной ее части (по Серпуховской дороге), примыкавшей к древнему центру, есть улицы Мытная и Зацепа. С севера, по Ярославской дороге, расположен город Мытищи. Мыт — это старое русское слово, означавшее таможенную пошлину. На Востоке по Нижегородской дороге недавно еще существовала Обираловка (ныне г. Железнодорожный). Возможно, что к таможенному произволу (до 1654 г. таможни отдавались на откуп частным лицам) имеет отношение район Москвы (на Севере) Лихоборы (правда, здесь протекает речка Лихоборка, и нельзя исключить, что название речки — более древнее, чем название местности). Кельнский собор. Собор строился с XIII по XIX в. Такой долгострой означал только одно: не очень-то нужен был этот собор! Зачем же его строили? Ответ таков. Нужна была высокая точка для наблюдения за Рейном: не скапливаются ли поблизости суда, угрожающие прорывом таможенной линии. Эту высокую точку не обязательно было оборудовать «на шпилях» собора. Достаточно было приладить наблюдательный пост даже к недостроенным конструкциям. По-видимому, так и делали. Можно предположить, что наблюдательный пост в Кельне был в зрительной связи с аналогичными постами на ближайших таможенных заставах по Рейну. Если так, то должна была существовать система сигнализации между ними. Фамилия Гогенцоллерн, известная по династии прусских королей и императоров, в своем корне содержит вполне понятные слова: «Высокая таможня». В книге немецкого автора Г. Дильса «Античная техника» (русский перевод 1934 г.) уделяется внимание высоким точкам в системе государственной сигнализации в Древней Греции. Дильс приводит сведения об использовании Кельнского собора в системе гелиотелеграфа, популярного в странах Европы в середине XIX века. К сожалению, никаких сведений об аналогичных сигналах с использованием недостроенного Кельнского собора в его книге нет. Российский аналог. У Кельнского собора есть известный аналог (если можно так выразиться) в России. Это церковь Покрова на Нерли, расположенная при слиянии Нерли с Клязьмой. Для храма трудно придумать более неудобное его расположение. Он построен на заболоченной пойме; ближайшее поселение Боголюбово отстоит от него на полтора-два километра. Выполнить строительство удалось только путем подсыпки грунта на низком месте, тем не менее весной вода стоит вокруг храма. Какое-либо объяснение всего этого загадочного феномена отсутствует. Но найти объяснение не трудно, если принять, что церковь служила таможенным постом на бойком торговом пути. Построил ее в крепостном стиле в XII в. Ростово-Суздальский (а по месту своего пребывания — Владимирский) князь Андрей, прозванный Боголюбским. Одновременно поблизости строилась его, частично сохранившаяся, укрепленная резиденция, ныне это известное туристам Боголюбово. Таможенные караулы базировались у замка князя. В случае необходимости они могли вызывать посредством сигнализации военную подмогу из его замка. Поэтому расположение церкви и замка не было случайным; они дополняли друг друга. Наверняка, сеть таможенных постов в Германии и в России, как и в других странах, была более густой, чем нам это известно. Этот предмет представляет интерес не только для профессиональных историков. Проникновение в него может дать ответы на многие неразгаданные (и нередко «отставленные в сторону») исторические вопросы.

——————————————————————

Название документа