Виды инвестиционных правоотношений

(Лисица В. Н.) («Цивилист», 2011, N 4) Текст документа

ВИДЫ ИНВЕСТИЦИОННЫХ ПРАВООТНОШЕНИЙ

В. Н. ЛИСИЦА

Лисица Валерий Николаевич, кандидат юридических наук, доцент, заведующий кафедрой правоведения экономического факультета Новосибирского госуниверситета, старший научный сотрудник сектора гражданского права и процесса Института философии и права СО РАН.

Возникающие при осуществлении инвестиционной деятельности на основании норм инвестиционного права правоотношения (инвестиционные правоотношения) имеют разный правовой характер. В первую очередь вложение (отчуждение, передача) инвестиций (денежных средств, ценных бумаг, имущественных прав и т. д.) происходит в рамках гражданского правоотношения, возникающего при наличии определенного юридического факта — сделки. Заключая ее, инвестор становится носителем гражданских прав и обязанностей. Гражданское право определяет гражданско-правовое положение инвесторов и иных субъектов инвестиционных правоотношений, устанавливает организационно-правовые формы ведения инвестиционной деятельности и регулирует разнообразные инвестиционные договорные и иные отношения, основанные на юридическом равенстве, автономии воли и имущественной самостоятельности их участников. Содержание инвестиционного правоотношения в данном случае зависит от того, в какое конкретно гражданское правоотношение вступает инвестор. Если он, к примеру, заключает договор купли-продажи (предприятия как имущественного комплекса, оборудования, ценных бумаг, в том числе акций акционерного общества, зарегистрированного в Российской Федерации, и т. д.), то основные его обязанности как покупателя сводятся к принятию вещи (товара) и уплате за нее определенной денежной суммы (п. 1 ст. 454 ГК РФ). Если инвестор выступает в качестве арендодателя в договоре финансовой аренды (лизинга), то он обязуется приобрести в собственность указанное арендатором имущество у определенного им продавца и предоставить арендатору это имущество за плату во временное владение и пользование для предпринимательских целей (ст. 665 ГК РФ). Так, на заседании совета директоров АООТ «Урупский ГОК» 16 ноября 1994 г. принята инвестиционная программа, целями которой являлись реконструкция Урупского рудника, обновление основного технологического оборудования цехов, разработка и внедрение технологии переработки руды. Она предусматривала привлечение в 1995 — 1996 гг. инвестиций в сумме 4480 млн. руб. Для этого в 1994 г. был проведен инвестиционный конкурс по продаже 7840 акций АООТ «Урупский ГОК» на сумму 3920 тыс. руб. В результате между Фондом имущества Карачаево-Черкесской Республики и победителем конкурса — фирмой «Беслан» был заключен договор купли-продажи пакета акций на инвестиционном конкурсе, в соответствии с которым инвестор — фирма «Беслан» обязался внести в общей сумме 17000 млн. руб., а также заключить с АООТ «Урупский ГОК» договор о порядке использования инвестиций <1>. ——————————— <1> См.: Постановление Президиума ВАС от 19 сентября 2000 г. N 270/00 // СПС «Кодекс».

При осуществлении инвестиционной деятельности возникают не только гражданские, но и административные и иные отношения, основанные на властном подчинении одной стороны другой. К примеру, в деле AMCO Asia Corporation, Pan American Development Limited and P. T. AMCO Indonesia v. Republic of Indonesia <2> между американской корпорацией AMCO Asia Corporation и государством Индонезия в 1968 г. было заключено соглашение, в соответствии с которым корпорация обязалась вложить 3 млн. долл. США в строительство отеля, а государство — предоставить разрешение на строительство и ряд налоговых преимуществ инвестору. После невыполнения корпорацией требований, предъявленных государством к построенному объекту, отель был занят военными, которые выслали весь управляющий персонал. Впоследствии у корпорации была отозвана лицензия. Арбитраж Международного центра по урегулированию инвестиционных споров, учрежденного Конвенцией об урегулировании инвестиционных споров между государствами и гражданами других государств от 18 марта 1965 г. <3>, отметил, что правоотношения между корпорацией и Индонезией возникли на основании выданной лицензии, а заключенное между ними соглашение не является идентичным частноправовому договору (т. е. отношению «по горизонтали»), поскольку государство может в любой момент отозвать выданное им разрешение. ——————————— <2> См.: International Law Reports. 1992. Vol. 89. P. 336 — 661. <3> См.: Международное частное право: Сб. док. / Сост. К. А. Бекяшев, А. Г. Ходаков. М.: БЕК, 1997. С. 592 — 606.

В рамках административных правоотношений происходит установление различного рода обязательных требований и ограничений в деятельности инвестора и иных участников инвестиционных отношений, предусматривающих необходимость получения требуемых разрешений, согласований и лицензий. В частности, по общему правилу запрещаются злоупотребление хозяйствующим субъектом своим доминирующим положением на рынке и соглашения или согласованные действия хозяйствующих субъектов, ограничивающие конкуренцию. Отношения, которые связаны с защитой конкуренции, в том числе с предупреждением и пресечением монополистической деятельности и недобросовестной конкуренции, составляют в Российской Федерации предмет отдельной отрасли законодательства — антимонопольного законодательства. Проведение государственного контроля (надзора) и муниципального контроля при осуществлении юридическими лицами и индивидуальными предпринимателями инвестиционной деятельности в различных сферах также осуществляется в рамках административных правоотношений в соответствии с Федеральным законом от 26 декабря 2008 г. N 294-ФЗ «О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля» <4> и иными актами российского законодательства. ——————————— <4> СЗ РФ. 2008. N 52. Ст. 6249.

Финансово-правовые отношения представлены налоговыми и бюджетными правоотношениями. В рамках властных отношений по взиманию налогов и сборов в Российской Федерации (налоговых правоотношений) у инвесторов возникают права и обязанности налогоплательщиков, установленные Налоговым кодексом Российской Федерации (НК РФ). В содержание финансовых правоотношений может входить и предоставление мер государственной (муниципальной) поддержки инвестиционной деятельности, это такие меры, как: льготы по уплате налогов и специальные налоговые режимы; бюджетные инвестиции; бюджетные кредиты; государственные (муниципальные) гарантии и др. К сожалению, в настоящее время число налоговых льгот, установленных федеральными законами (в отличие от законов субъектов Российской Федерации и решений представительных органов местного самоуправления), в целом невелико. Они касаются, прежде всего, особых условий налогообложения инвесторов при реализации ими СРП (гл. 26.4 НК РФ) и осуществлении инвестиционной деятельности в ОЭЗ (п. 1 ст. 241, п. 7 ст. 259, п. 2 ст. 262, п. 2 ст. 283, ст. 288.1, п. 17 ст. 381, ст. 385.1, п. 9 ст. 395 НК РФ). Широкий круг льгот, не сопоставимый с налоговыми и иными освобождениями для других инвесторов, предусмотрен для организаций, получивших статус участников проекта по осуществлению исследований, разработок и коммерциализации их результатов в соответствии с Федеральным законом от 28 сентября 2010 г. N 244-ФЗ «Об инновационном центре «Сколково» <5>, а именно они: ——————————— <5> СЗ РФ. 2010. N 40. Ст. 4970.

1) в течение 10 лет со дня получения статуса участников проекта освобождаются от исполнения обязанностей налогоплательщика, связанных с исчислением и уплатой НДС (ст. 145.1 НК РФ), налога на прибыль организаций (ст. 246.1 НК РФ), налога на имущество организаций (п. 20 ст. 381 НК РФ), а также от уплаты государственной пошлины за совершение отдельных юридически значимых действий (пп. 2.1 — 2.3 п. 3 ст. 333.35 НК РФ); 2) применяют пониженные тарифы страховых взносов (ст. 58.1 Федерального закона от 24 июля 2009 г. N 212-ФЗ «О страховых взносах в Пенсионный фонд Российской Федерации, Фонд социального страхования Российской Федерации, Федеральный фонд обязательного медицинского страхования и территориальные фонды обязательного медицинского страхования» <6>, п. 6 ст. 33 Федерального закона от 15 декабря 2001 г. N 167-ФЗ «Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации» <7>); ——————————— <6> СЗ РФ. 2009. N 30. Ст. 3738. <7> СЗ РФ. 2001. N 51. Ст. 4832.

3) освобождаются от обязанности ведения бухгалтерского учета в случае непревышения годового объема выручки от реализации товаров (работ, услуг) в размере 1 млрд. руб. (п. 4 ст. 4 Федерального закона от 21 ноября 1996 г. N 129-ФЗ «О бухгалтерском учете» <8>). ——————————— <8> СЗ РФ. 1996. N 48. Ст. 5369.

Вместе с тем для стимулирования вложения инвестиций в целом этого явно недостаточно. На наш взгляд, исправить ситуацию поможет установление в действующем федеральном законодательстве льгот, которые направлены на увеличение основных фондов в различных секторах экономики, а именно: 1) уменьшение налоговой базы по налогу на прибыль на сумму следующих расходов: — в виде произведенных капитальных вложений (инвестиций в основные средства); — в виде вклада в имущество организаций, вклада в простое товарищество; — в виде расходов по приобретению и (или) созданию амортизируемого имущества, а также расходов, осуществленных в случаях достройки, дооборудования, реконструкции, модернизации, технического перевооружения объектов основных средств; 2) освобождение от уплаты налога на прибыль и налога на имущество коммерческих организаций, которыми были вновь введены или реконструированы основные фонды, в первые два календарных года после введения в действие указанных основных фондов. Вступление инвестора в публично-правовые инвестиционные отношения всегда обусловливается уже возникшим или будущим гражданским правоотношением по инвестированию и осуществляется на основании различных юридических фактов. Это может быть, к примеру, обращение инвесторов в Федеральную антимонопольную службу для получения предварительного согласия (согласования) в случаях: 1) заключения сделок, влекущих за собой установление контроля иностранного инвестора или группы лиц над хозяйственными обществами, имеющими стратегическое значение (ст. ст. 4 и 7 Федерального закона от 29 апреля 2008 г. N 57-ФЗ «О порядке осуществления иностранных инвестиций в хозяйственные общества, имеющие стратегическое значение для обеспечения обороны страны и безопасности государства» <9>); ——————————— <9> СЗ РФ. 2008. N 18. Ст. 1940.

2) создания и реорганизации коммерческих организаций (ст. 27 Федерального закона от 26 июля 2006 г. N 135-ФЗ «О защите конкуренции» <10>); ——————————— <10> СЗ РФ. 2006. N 31. Ст. 3434.

3) заключения крупных сделок с акциями (долями), имуществом коммерческих организаций, правами в отношении коммерческих организаций (ст. 28 Федерального закона от 26 июля 2006 г. N 135-ФЗ «О защите конкуренции»); 4) предоставления государственных или муниципальных преференций (ч. 3 ст. 19 Федерального закона от 26 июля 2006 г. N 135-ФЗ «О защите конкуренции»). Кроме того, до начала осуществления инвестиционной деятельности инвестору может также потребоваться получить специальное разрешение (лицензию) в соответствии с Федеральными законами от 8 августа 2001 г. N 128-ФЗ «О лицензировании отдельных видов деятельности» <11>, от 22 апреля 1996 г. N 39-ФЗ «О рынке ценных бумаг» <12>, Законом РФ от 21 февраля 1992 г. N 2395-1 «О недрах» и другими законодательными актами, зарегистрировать согласно Федеральному закону от 21 июля 1997 г. N 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» <13> право собственности на объект недвижимого имущества, который будет выступать в качестве инвестиции, пройти аккредитацию филиала иностранного юридического лица (п. 4 ст. 22 Федерального закона от 9 июля 1999 г. N 160-ФЗ «Об иностранных инвестициях в Российской Федерации» <14>) и т. д. ——————————— <11> СЗ РФ. 2001. N 33. Ст. 3430. <12> СЗ РФ. 1996. N 17. Ст. 1918. <13> СЗ РФ. 1997. N 30. Ст. 3594. <14> СЗ РФ. 1999. N 28. Ст. 3493.

Вложение физическим или юридическим лицом инвестиций приводит к появлению различных объектов налогообложения (реализации товаров (работ, услуг), имущества, прибыли, доходов, расходов и т. д.), с наличием которых законодательство о налогах и сборах связывает возникновение у налогоплательщика обязанности по уплате налогов. Вместе с тем наряду с ними в сфере административного и финансового права принимаются различного рода индивидуальные правовые акты субъектов исполнительной власти, которые порождают и главным образом определяют содержание тех или иных административных правоотношений. В юридической науке также можно найти суждения о наличии у инвесторов не только гражданских, но и административных прав. Причем их возникновение ученые обычно связывают лишь с предоставлением инвесторам определенных гарантий и льгот. К примеру, М. И. Кулагин пишет: «Основное содержание инвестиционных соглашений в части обязанностей государства заключается в предоставлении государством иностранному вкладчику дополнительных гарантий (от национализации, свободного перевода за границу прибылей и репатриации капитала), а также дополнительных льгот (налоговых, таможенных и др.). Нередко государство гарантирует вкладчику стабильность инвестиционного режима. Все эти права и льготы являются публично-правовыми…» <15>. ——————————— <15> Кулагин М. И. Правовая природа инвестиционных соглашений, заключенных развивающимися странами // Политические и правовые системы стран Азии, Африки, Латинской Америки. М., 1975. С. 40.

Действительно, не вызывает сомнения то, что между иностранным инвестором и государством возникают публично-правовые отношения. Они могут касаться не только предоставления налоговых льгот, но и любых вопросов в указанной сфере. К таковым, к примеру, в сфере законодательства о налогах и сборах относятся: взимание налогов на общих основаниях; осуществление налогового контроля; обжалование актов налоговых органов, действий (бездействия) их должностных лиц; привлечение инвесторов к ответственности за совершение налогового правонарушения. При осуществлении инвестиционной деятельности с нарушением антимонопольного законодательства Российской Федерации инвестор вступает в публично-правовое отношение с антимонопольным органом и т. д. Вместе с тем гарантии инвесторам предоставляются не только в рамках административно-правовых отношений. Так, гарантия правовой защиты деятельности иностранных инвесторов на территории Российской Федерации (ст. 5 Федерального закона «Об иностранных инвестициях в Российской Федерации») вытекает из конституционного положения о судебной защите прав и свобод (ст. ст. 45 и 46 Конституции РФ) и находит свое отражение в ст. ст. 11 — 15 ГК РФ. Многие гарантии (в частности, использования иностранным инвестором различных форм осуществления инвестиций на территории Российской Федерации, перехода прав и обязанностей иностранного инвестора к другому лицу, компенсации при национализации и реквизиции имущества иностранного инвестора или коммерческой организации с иностранными инвестициями, использования на территории Российской Федерации и перевода за пределы Российской Федерации доходов, прибыли и других правомерно полученных денежных сумм, приобретения ценных бумаг, участия иностранного инвестора в приватизации, предоставления иностранному инвестору права на земельные участки, другие природные ресурсы, здания, сооружения и иное недвижимое имущество), предусмотренные статьями 6 — 8, 11, 13, 15 Федерального закона «Об иностранных инвестициях в Российской Федерации», относятся к сфере действия гражданского, а не административного законодательства. С нашей точки зрения, сформулировать в законодательстве исчерпывающим образом все гражданские и административные права и обязанности инвестора не представляется возможным, хотя такая попытка уже была предпринята законодателем в ст. ст. 6 и 7 Федерального закона от 25 февраля 1999 г. N 39-ФЗ «Об инвестиционной деятельности в Российской Федерации, осуществляемой в форме капитальных вложений» <16>. Они не только включают особые субъективные права инвестора, возникающие в процессе осуществления инвестиционной деятельности в рамках гражданского правоотношения (например, на владение, пользование и распоряжение объектами капитальных вложений и результатами осуществленных капитальных вложений; на передачу по договору и (или) государственному контракту своих прав на осуществление капитальных вложений и на их результаты), но и в определенной степени составляют содержание его правоспособности (например, на осуществление инвестиционной деятельности в форме капитальных вложений; на самостоятельное определение объемов и направлений капитальных вложений; на заключение договоров с другими субъектами инвестиционной деятельности в соответствии с ГК РФ). ——————————— <16> СЗ РФ. 1999. N 9. Ст. 1096.

В отношении обязанностей, установленных в ст. 7 Федерального закона «Об инвестиционной деятельности в Российской Федерации, осуществляемой в форме капитальных вложений», следует высказать ряд замечаний. Первая обязанность — осуществлять инвестиционную деятельность в соответствии с международными договорами Российской Федерации, федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, законами субъектов Российской Федерации и иными нормативными правовыми актами субъектов Российской Федерации и органов местного самоуправления, а также с утвержденными в установленном порядке стандартами (нормами и правилами) — характерна для любой отрасли права и вытекает из общеотраслевого принципа законности. Обязанность исполнять требования, предъявляемые государственными органами и их должностными лицами, не противоречащие нормам законодательства Российской Федерации, составляет содержание административных правоотношений, в которые вступает инвестор. Наконец, обязанность использовать средства, направляемые на капитальные вложения, по целевому назначению не подкреплена необходимыми мерами охраны, поскольку неясны правовые последствия неисполнения инвестором этой обязанности. Также непонятно, что следует понимать под целевым назначением. Если инвестор вложил инвестиции в иной объект инвестиционной деятельности, то это не меняет инвестиционный характер его деятельности; меняется лишь содержание инвестиционного правоотношения. Таким образом, приведенные в Федеральном законе «Об инвестиционной деятельности в Российской Федерации, осуществляемой в форме капитальных вложений» права и обязанности инвестора являются неточными, носят общий характер и в целом не раскрывают в полной мере содержания инвестиционного правоотношения. Поскольку возникающие у инвестора гражданские и административные права и обязанности зависят от вида правоотношения, то предусмотреть в Федеральном законе «Об инвестиционной деятельности в Российской Федерации, осуществляемой в форме капитальных вложений» все права не представляется возможным. В данном случае в Законе правильнее, с нашей точки зрения, применить отсылочную норму к гражданскому и иному законодательству в зависимости от вида инвестиционного правоотношения. Однако это не означает, что у инвестора не возникают какие-либо специфические права и обязанности. Напротив, в процессе инвестиционной деятельности он по своему усмотрению пользуется свободой осуществления инвестиционной деятельности, имеет право на получение компенсации при экспроприации своей собственности и в ряде случаев на применение законодательства, действовавшего в момент начала реализации приоритетного инвестиционного проекта, и т. д. Возложены на инвестора и обязанности, в частности, по соблюдению антимонопольного законодательства и иных правил (ограничений), предусмотренных в императивных нормах гражданского и административного права. Все эти права и обязанности носят специальный характер и связаны с непосредственным осуществлением инвестиционной деятельности. Таким образом, инвестиционные правоотношения как правоотношения, возникающие при осуществлении инвестиционной деятельности, характеризуются многообразием и включают в себя две группы взаимосвязанных отношений. Первая из них охватывает договорные и иные гражданские правоотношения между инвесторами и другими субъектами гражданского права, которые опосредуют вложение инвестиций и потому являются основными (ведущими). Дополнительные (сопутствующие) правоотношения, составляющие вторую группу инвестиционных правоотношений, представлены административными и финансовыми правоотношениями между инвесторами и уполномоченными органами власти, в рамках которых обеспечивается соблюдение установленных ограничений (требований) и предоставление стимулирующих средств для инвесторов.

Пристатейный библиографический список

1. Кулагин М. И. Правовая природа инвестиционных соглашений, заключенных развивающимися странами // Политические и правовые системы стран Азии, Африки, Латинской Америки. М., 1975. 2. Международное частное право: Сб. док. / Сост. К. А. Бекяшев, А. Г. Ходаков. М.: БЕК, 1997.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *