Значение исследования преступлений, связанных со взрывами, как объекта криминалистики

(Беляков А. А.) («Российский юридический журнал», 2012, N 3) Текст документа

ЗНАЧЕНИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ ПРЕСТУПЛЕНИЙ, СВЯЗАННЫХ СО ВЗРЫВАМИ, КАК ОБЪЕКТА КРИМИНАЛИСТИКИ

А. А. БЕЛЯКОВ

Беляков Александр Алексеевич — доктор юридических наук, профессор, заведующий кафедрой криминалистики Уральской государственной юридической академии (Екатеринбург).

Рассматривается положение криминалистической теории выявления и расследования преступлений, связанных со взрывами, в системе общей теории криминалистики.

Ключевые слова: общая теория криминалистики, криминалистическое взрывоведение, взрыв, взрывоопасное вещество.

The value of research of crimes related to the bombings as an object of criminalistics A. A. Belyakov

The author considers the place of criminalistic theory on identification and investigation of crimes connected with the bombings in the system of general theory of criminalistics.

Key words: general theory of criminalistics, explosion, explosive substance.

Достижение целей практической деятельности возможно только тогда, когда она опирается на развитую, адекватную потребностям познающих или преобразующих субъектов этой деятельности теорию. Объект изучения криминалистики как науки — практическая деятельность должностных лиц и органов (прокурора, органа дознания, дознавателя, следователя — ст. 21 УПК РФ), осуществляющих от имени государства обязанности (функции) уголовно-релевантного познания и уголовного преследования. Криминалистика как наука возникла и развивается как ответ на потребности следственной практики, нуждающейся в эффективных научно обоснованных средствах, приемах, методах и методиках выявления и расследования преступлений <1>. ——————————— <1> Некоторые авторы называют криминалистику наукой о раскрытии, расследовании и предупреждении преступлений. См., например: Статкус В. Ф. Криминалистика — наука о раскрытии, расследовании и предупреждении преступлений // Вестн. криминалистики. М., 2002. Вып. 2. С. 15 — 19.

Качество, практическая значимость указанной научной продукции прикладного характера напрямую зависят от уровня развития теории криминалистики. Р. С. Белкин определяет криминалистику как область специфического научного знания о преступной деятельности и деятельности по выявлению, раскрытию, расследованию преступлений, по установлению истины в процессе судопроизводства. По мнению указанного автора, разделяемому многими учеными, теория криминалистики состоит из общей и частных криминалистических теорий (учений) <2>. ——————————— <2> Белкин Р. С. Курс криминалистики. М., 1997. Т. 1. С. 41.

Однако идея Р. С. Белкина о том, что общая теория криминалистики — сумма частных криминалистических теорий, подверглась критике В. А. Образцова. Излагая свою точку зрения, последний отметил, что общая теория криминалистики — это идеальная информационная модель, содержащая описание и объяснение поисково-познавательной деятельности в уголовном процессе на уровне общего знания об этой сфере практического следоведения. Каждая из частных теорий криминалистики также является системой теоретических положений (представлений), но более низкого уровня. Главное отличительное свойство частной криминалистической теории заключается в том, что она содержит не полномасштабное знание об объекте криминалистики, а лишь сведения о какой-то стороне, части объекта науки <3>. «Сказанное не означает того, — подчеркнул В. А. Образцов, — что общая теория криминалистики, как считают некоторые ученые, представляет собой арифметическую сумму знаний, добытых в рамках частных теорий (учений). Общая теория несет в себе принципиально новый, более высокий тип научного знания об объекте познания, формирующийся не путем механического соединения частей, а на основе творчески осмысленных, переработанных и систематизированных результатов, полученных при научной разработке частных проблем. Качественно новое системное образование не может быть построено либо выведено из эклектического соединения систем более низкого порядка. Любая сущность тождественна только себе и ничему другому. Для создания общей теории совершенно недостаточно простого сложения частных теорий, поскольку выход на более высокий уровень знания требует принципиально иной методологии. (Как известно, сколько бы ни усаживать в ряд котят, сколько бы ни укладывать одних на других, кошка все равно не получится)» <4>. ——————————— <3> Криминалистика / Под ред. В. А. Образцова. М., 1997. С. 14. <4> Криминалистика / Под ред. В. А. Образцова. М., 1999. С. 31.

Рассмотренная точка зрения представляется нам достаточно обоснованной. Мы также считаем, что: 1) общая теория криминалистики — относительно самостоятельная подсистема, не включающая другую подсистему теории криминалистики (частные теории); 2) первая подсистема выступает интегративным продуктом, результатом творческого осмысления достижений различных частных криминалистических теорий, в том числе теорий (учений) следственного познания и доказывания по делам определенных категорий (тех или иных родов, групп, видов преступлений); 3) в общей теории находит отражение весь предмет криминалистики, в то время как каждая частная криминалистическая теория отражает лишь какую-то часть, сторону, аспект предмета данной науки. Изложенные положения корреспондируют с точкой зрения известного специалиста в области криминалистической теории и методики расследования В. Е. Корноухова. Он пришел к выводу, что «общие закономерности отражения преступлений должны фиксироваться в общей теории криминалистики…» <5>. Конкретизируя эту мысль, автор указывает, что общая теория криминалистики состоит из теории следоведения как системы знаний о преступлении и его отражении, а также из основ теории расследования преступлений (следственной деятельности), включая организацию и планирование следственной деятельности <6>. ——————————— <5> Курс криминалистики / Отв. ред. В. Е. Корноухов. Красноярск, 1996. Т. 1. С. 15. <6> Корноухов В. Е. Криминалистическое знание в системе юридических наук // Проблемы криминалистической науки, следственной и экспертной практики. Омск, 2002. Вып. 1. С. 4 — 5.

Несколько иначе структуру общей теории криминалистики определял В. А. Образцов, выделивший в этой системе три элемента: 1) учение о криминалистической характеристике преступлений и связанных с ними событий; 2) криминалистическое учение о следах как носителях уголовно-релевантной информации; 3) криминалистическое учение о технологии и средствах выявления, расследования преступлений и судебного следствия по уголовным делам. Описанная конструкция представляется более четкой. Однако независимо от расхождения мнений указанных авторов по поводу деталей их концепции важны для нашего исследования, поскольку они свидетельствуют о связи теории выявления и расследования преступлений, сопряженных со взрывами, с общей теорией криминалистики, позволяют судить о ее научном статусе как частной теории и месте в системе таких теорий. С этой точки зрения особенно ценным полагаем высказывание В. Е. Корноухова, что частные теории расследования должны изучать и отражать «более глубокие закономерности процесса расследования, но уже по категориям преступлений, через иерархическую структуру методик по расследованию». Теория выявления и расследования преступлений, связанных со взрывами, относится к числу частных криминалистических теорий. Она соотносится с общей теорией выявления и расследования различных преступлений как часть и целое, как элемент и система. Целое, система играют методологическую роль по отношению к части целого, элементу системы. Развитие целого — необходимое условие, важная предпосылка развития каждой части этого целого. И наоборот: развитие части дает импульс, стимулирует развитие целого, способствует развитию других частей целого, находящихся с ней в закономерной связи. Мы экстраполируем этот вывод на все без исключения частные криминалистические теории, в том числе на теорию выявления и расследования преступлений, связанных со взрывами (криминалистического взрывоведения), становление и развитие которой напрямую зависит от прогресса в области общей теории выявления и расследования преступлений. В то же время успех в развитии теории выявления и раскрытия преступлений, связанных со взрывами, не может не сказаться благотворно на развитии как общей теории, так и других частных теорий криминалистики в силу взаимосвязи и взаимозависимостей, существующих в рамках одного более общего целого — теории криминалистики. Ключевыми понятиями в теории и практике расследования рассматриваемых преступлений являются понятия взрыва и взрывоопасного вещества. Разработка этих понятий — одна из задач криминалистического взрывоведения, условие дальнейшего развития данной области научного знания; она важна и для развития теории объекта криминалистики. Взрывчатые и иные взрывоопасные вещества — один из видов уголовно-релевантных веществ (биологических, ядовитых, наркотических и др.), проходящих по уголовным делам различных категорий, но в большинстве случаев исследуемых традиционно лишь в разделах криминалистической техники, тактики и методики расследования. Что касается теории криминалистики, то она долгое время держала их «на периферии» исследований, обходила вниманием. Только в последние годы был поднят вопрос об актуальности и практической значимости теории уголовно-релевантных веществ на базе дифференцированного подхода к ним, поскольку в уголовном процессе такие объекты выступают или предметом преступных посягательств (это прерогатива криминалистического учения о предмете преступления), или орудием либо иным средством совершения преступления, или разновидностью материально фиксированных следов (криминалистическое учение о следах преступления). Необходимость создания названных учений очевидна <7>. Однако в их разработке сделаны только первые шаги. Положительные результаты достигнуты лишь в рамках отдельных групп и видов объектов этих учений. Прежде всего сказанное касается достаточно разработанной криминалистической виктимологии как одной из составляющих учения о предмете посягательств; криминалистического оружиеведения как подсистемы учения об орудии преступления; криминалистической трасологии как учения об одной из групп материально фиксированных следов и связанных с ними объектов. ——————————— <7> Подробнее см.: Образцов В. А., Хвалин В. А. Основы криминалистического учения об орудии преступления // Южно-Уральские криминалистические чтения. 2002. N 10. С. 121 — 129; Образцов В. А. О перспективах развития системы частных криминалистических теорий в свете идей Р. С. Белкина // Материалы Междунар. науч. конф. Воронеж, 2002. С. 186 — 193; Образцов В. А., Хвалин В. А. Вещество как объект криминалистики // Роль и значение деятельности профессора Р. С. Белкина в становлении и развитии современной криминалистики: Материалы Междунар. науч. конф. М., 2002. С. 215 — 219; Мамурков В. А. Основы криминалистического учения о биологических объектах: Автореф. дис. … д-ра юрид. наук. М., 2002.

Из этого видно, что глубокое исследование проблемы взрывоопасных веществ важно для дальнейшего развития как теории криминалистического взрывоведения, так и ряда других частных криминалистических учений и теорий (сформировавшихся и формирующихся) в связи с исследованием тех или иных видов веществ, имеющих правовое и криминалистическое значение. Результаты этих исследований важны и для развития иных областей криминалистического научного знания, в том числе представлений в области теории криминалистической характеристики преступлений как базового элемента теории криминалистического объекта. Разработка криминалистической характеристики преступлений, связанных со взрывами, криминалистической характеристики деятельности по их выявлению и расследованию требует типизации криминальных и криминалистических ситуаций, построения и использования для решения поставленных задач различных классификаций и систем объектов в рамках как познавательной, так и конструктивной научно-исследовательской деятельности. Данные процедуры и операции, а главное — полученные результаты не могут не повлиять на обогащение общего потенциала криминалистических характеристик, классификаций, на прогресс в развитии понятийно-терминологического аппарата криминалистики. Специального рассмотрения заслуживает вопрос о связи и взаимовлиянии криминалистического взрывоведения и криминалистического учения об использовании в уголовном процессе специальных знаний сведущих лиц. Положения названного учения используются органами дознания и предварительного следствия при привлечении лиц для участия в следственных действиях в качестве специалистов для поиска взрывоопасных объектов, обнаружения, описания, технико-криминалистической фиксации, изъятия, предварительного исследования предметов, веществ, материально фиксированных следов. Наряду с этим специалистам в области взрывотехники поручают производство судебных взрывотехнических экспертиз. Следователи могут воспользоваться консультациями специалистов при формулировании вопросов, выносимых на разрешение судебной взрывотехнической экспертизы, при подготовке материалов для производства экспертиз, изучить рекомендуемую специальную литературу. Разработка проблемы взаимодействия оперативных работников и следователей со специалистами — одна из задач теории и методики криминалистического взаимодействия. Эти исследования не только важны для оптимизации практики выявления и расследования преступлений, связанных со взрывами, но и выступают источником обогащения криминалистического учения об использовании возможностей института специальных знаний по уголовным делам.

Bibliography

Belkin R. S. Kurs kriminalistiki. M., 1997. T. 1. Kornouxov V. E. Kriminalisticheskoe znanie v sisteme yuridicheskix nauk // Problemy kriminalisticheskoj nauki, sledstvennoj i ehkspertnoj praktiki. Omsk, 2002. Vyp. 1. Kriminalistika / Pod red. V. A. Obrazcova. M., 1997. Kriminalistika / Pod red. V. A. Obrazcova. M., 1999. Kurs kriminalistiki / Otv. red. V. E. Kornouxov. Krasnoyarsk, 1996. T. 1. Mamurkov V. A. Osnovy kriminalisticheskogo ucheniya o biologicheskix ob’ektax: Avtoref. dis. … d-ra yurid. nauk. M., 2002. Obrazcov V. A. O perspektivax razvitiya sistemy chastnyx kriminalisticheskix teorij v svete idej R. S. Belkina // Materialy Mezhdunar. nauch. konf. Voronezh, 2002. Obrazcov V. A., Xvalin V. A. Osnovy kriminalisticheskogo ucheniya ob orudii prestupleniya // Yuzhno-Ural’skie kriminalisticheskie chteniya. 2002. N 10. Obrazcov V. A., Xvalin V. A. Veshhestvo kak ob’ekt kriminalistiki // Rol’ i znachenie deyatel’nosti professora R. S. Belkina v stanovlenii i razvitii sovremennoj kriminalistiki: Materialy Mezhdunar. nauch. konf. M., 2002. Statkus V. F. Kriminalistika — nauka o raskrytii, rassledovanii i preduprezhdenii prestuplenij // Vestn. kriminalistiki. M., 2002. Vyp. 2.

——————————————————————

Название документа