Международно-правовые и практические аспекты взаимодействия силовых ведомств Российской Федерации и стран Центральной Азии в сфере обеспечения антинаркотической безопасности

(Диченко А. А.) ("Юридический мир", 2013, N 10) Текст документа

МЕЖДУНАРОДНО-ПРАВОВЫЕ И ПРАКТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ СИЛОВЫХ ВЕДОМСТВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ И СТРАН ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ В СФЕРЕ ОБЕСПЕЧЕНИЯ АНТИНАРКОТИЧЕСКОЙ БЕЗОПАСНОСТИ

А. А. ДИЧЕНКО

Диченко Александра Андреевна, аспирант Института Дальнего Востока РАН ФКУ НИЦ ФСКН России.

Статья посвящена проблеме транзита наркотических средств из Афганистана в Российскую Федерацию через территорию Центральной Азии и взаимодействия антинаркотических ведомств России и центральноазиатских стран в сфере противодействия незаконному обороту наркотиков.

Ключевые слова: "Северный маршрут", афганская наркоугроза, наркотрафик, антинаркотическое сотрудничество.

International-law and practical aspects of interaction of security services of the Russian Federation and states of Central Asia in the sphere of ensuring anti-drug security A. A. Dichenko

Dichenko A. A., degree-seeking student of the Institute of the Far East of the Russian Academy of Sciences of the Federal Treasury Institution of the RDE FDCS of Russia.

The article is devoted to the problem of drug trafficking from Afghanistan to the Russian Federation as well as to the cooperation of Russian and Central Asian drug control authorities in the sphere of drug trafficking counteraction.

Key words: Northern route, Afghan drug threat, drug trafficking anti-drug cooperation.

Тот факт, что Центральная Азия превратилась в один из крупнейших коридоров поставки наркотиков на рынки России и Европы (так называемый Северный маршрут), в наши дни известен многим, если не каждому. Причиной тому послужило опасное соседство с наркогосударством Афганистан, а также недостаточность усилий государственных властей центральноазиатских стран в деле пресечения мощного потока опиатов из этой страны. Предпринимаемые ими попытки представляются неадекватными в сложившейся ситуации, ведь, по оценкам экспертов ООН, правоохранительными органами этих стран изымается всего лишь 4% провозимого контрабандой героина и 1% опия <1>. -------------------------------- <1> Compendium of Drug Related Statistics. 2009. C. 10.

Конечный пункт основной массы поступающего из Афганистана героина - это территория Российской Федерации, хотя нельзя не отметить, что в последние годы уровень наркотизации населения стремительно растет и в самих центральноазиатских республиках. Так, по оценкам таджикских правоохранительных органов, 5% ввозимого героина идет на внутренний рынок страны, 80% - на российский рынок и еще 15% - на рынки Казахстана, Кыргызстана, Узбекистана и Туркмении <2>. -------------------------------- <2> Compendium of Drug Related Statistics. 2009. C. 13.

Уже упомянутый "Северный маршрут" складывается из множества отдельных "троп", густой сетью оплетающих южную часть региона и постепенно разветвляющихся на несколько основных направлений, которые ведут на территорию России, а также на Кавказ. Главной транзитной зоной, через которую происходит заброс партий наркотиков на территорию Центральной Азии, является Таджикистан. Слабо укрепленная и недостаточно эффективно охраняемая таджикско-афганская граница не представляет собой серьезного препятствия для проникновения наркотиков. При этом опиаты провозятся как через существующие пункты пропуска, так и в обход - путем пересечения приграничной реки Пяндж на лодках, вплавь или вброд. Из страны наркотики идут дальше в Кыргызстан, Узбекистан и Туркменистан. Что касается киргизского направления, оно раздваивается на следующие ветки: 1) Хорог (Таджикистан) - Мургаб (Таджикистан) - Ош (Кыргызстан) через Горно-Бадахшанскую автономную область Таджикистана; 2) Худжанд (Таджикистан) - Баткен (Кыргызстан) - Ош (Кыргызстан) через Согдийскую область Таджикистана и Баткенскую область Кыргызстана. Через Согдийскую область Таджикистана наркопоток также идет на территорию Узбекистана. Ввоз опия и героина в эту страну осуществляется через Сурхандарьинскую область на юге, Сырдарьинскую и Самаркандскую области на юго-востоке, а также через Ташкентскую область на северо-востоке. Еще одной страной, имеющей общие границы не только с Афганистаном, но и с Ираном, является Туркменистан. По мнению ряда исследователей, поток наркотиков через данную страну может быть сопоставим с тем, что идет через Таджикистан. Наркотики стекаются на территорию Туркменистана как из Афганистана, так и из Ирана, Таджикистана и Узбекистана. Один из маршрутов, по которому из Туркменистана наркотики попадают в Россию, проходит через воды Каспийского моря с пунктом назначения в городе Астрахани (здесь действует паромная переправа). Другой маршрут из районов, граничащих с афганскими провинциями Бадгиз, Фарьяб и Джауз-Джан, проходит через город Туркменабад, далее вдоль Амударьи, а затем через Узбекистан и Казахстан в Россию. Одним из главных пунктов наркотранзита также является аэропорт столицы страны, города Ашхабада. Что касается Казахстана, путь наркотрафика в Россию проходит здесь через южные районы страны и город Алматы в Караганду и восточные области. Маршрут из Караганды идет дальше на север (Астана, Костанай и северные районы страны) и на северо-восток (Павлодарская область). Западное направление наркотрафика идет через Шымкент, Кызылорду и Актюбинск (Актобе). Способы транспортировки наркотических средств через Центрально-Азиатский регион варьируются от использования курьеров до перевозки автомобильным, железнодорожным и воздушным транспортом, однако основной объем наркотиков провозится в юго-западные районы России и в Западную Сибирь в грузовиках с сельскохозяйственной и прочей продукцией, а также легковым автотранспортом. По данным ООН, на долю автоперевозок приходится 70 - 75% наркотрафика, еще 15 - 20% провозится на поездах и самолетах <3>. -------------------------------- <3> Незаконный оборот опиатов в северной части Афганистана и Центральной Азии: оценка рисков. 2012. С. 62.

Наркотики, поступающие на территорию приграничных с Афганистаном стран, зачастую имеют оригинальную упаковку и маркировку, указывающую на их качество. Если наркотическое средство идет на территорию России прямым маршрутом, оно обычно не переупаковывается и поступает в нашу страну также в афганской упаковке с проставленными на нее штампами. Как отмечают исследователи, значительная часть организованных преступных группировок, действующих на территории стран Центральной Азии, так или иначе вовлечена в наркотрафик и занимается обеспечением вышеописанной сети поставок наркотиков в Россию <4>. Отличительными особенностями центральноазиатских наркогруппировок является наличие внутренних родственных и клановых связей. При этом, особенно в Кыргызстане и Таджикистане, наблюдается сращивание наркомафиозных групп со структурами государственной власти и их активная вовлеченность в политические события. Ярким тому примером являются события в Кыргызстане, где одной из подоплек государственного переворота 2005 г. стала конкурентная борьба преступных группировок за контроль над транзитом наркотиков. -------------------------------- <4> Асамудинов Б. Джихад против ОПГ в Киргизстане // URL: http://www. easttime. ru/analitic/1/4/1012.html.

Наркотрафиком также промышляют организации религиозно-экстремистского толка, такие, как Исламское движение Узбекистана <5> и Организация освобождения Восточного Туркестана <6>, также принимавшие активное участие в написании новейшей истории Центрально-Азиатского региона. Например, первая из обозначенных организаций воевала на стороне Объединенной таджикской оппозиции во время гражданской войны 1992 - 1997 гг. -------------------------------- <5> URL: http://studies. agentura. ru/tr/idu/. <6> URL: http://www. ecrats. com/ru/terrorist_organizations/1680.

Существует ряд преступных группировок транснационального характера, которые обеспечивают не только транзит наркотиков через страны Центральной Азии, но и их сбыт в городах России. Так, недавно ФСКН России и компетентными органами Кыргызстана было обезврежено транснациональное преступное сообщество Михайлова, которое организовало наркотрафик из Афганистана транзитом через республики Центрально-Азиатского региона в Россию. По данным ФСКН, организатором являлся 38-летний бизнесмен Сергей Михайлов. На протяжении нескольких лет под его руководством только на территории Республики Башкортостан было реализовано более одной тонны наркотиков, из них 500 кг героина. Возглавляемое им сообщество характеризовалось наличием строгой иерархии и структурно подразделялось на шесть организованных преступных группировок. Численность наркогруппировки, по оперативным данным, составляла более 200 человек <7>. Лица киргизской национальности, входившие в состав наркогруппировки и отвечавшие за поставку наркотиков из Афганистана в Россию, регулярно перевозили героин и гашиш в нашу страну через территорию Кыргызстана, а также осуществляли легализацию за рубежом вырученных от наркоторговли многомиллионных сумм денежных средств. -------------------------------- <7> URL: http://fskn. gov. ru/includes/periodics/news_all/2012/0914/200120383/detail. shtml.

Несмотря на описанный выше пример плодотворного сотрудничества антинаркотических ведомств России и Кыргызстана, противодействие транзиту наркотиков со стороны правоохранительных органов центральноазиатских стран представляется недостаточно эффективным ввиду низких показателей изымаемых наркотических средств. Так, по данным ООН, за 2010 г. на территорию данного региона из Афганистана поступило около 90 тонн героина, конфисковано же было всего лишь 2,6 тонны, т. е. чуть более 2%. Большая часть наркотика, а именно около 75 - 80 тонн, была беспрепятственно переправлена на территорию Российской Федерации. В сложившейся политической и криминальной обстановке вопрос о противодействии организованным преступным группировкам, занимающимся наркотрафиком через территорию стран Центральной Азии, стоит чрезвычайно остро как для представителей правоохранительных органов данных государств, так и для российских властей. Текущая ситуация требует осуществления целого комплекса совместных мер по пресечению поступления наркотических средств из Афганистана в центральноазиатские страны и Россию, в том числе проведения международных операций по поимке членов организованных преступных группировок и изъятию партий наркотиков. Подобного рода взаимодействие антинаркотических сил базируется на довольно-таки обширной законодательной базе, разработанной и принятой на двустороннем и многостороннем уровне, в том числе в рамках деятельности таких международных организаций, как ШОС (Россия, Китай, Узбекистан, Таджикистан, Кыргызстан, Казахстан) и ОДКБ (Россия, Беларусь, Узбекистан, Казахстан, Кыргызстан, Таджикистан, Армения). Тем не менее существующие правовые основы взаимодействия пока не могут обеспечить достаточно высокий уровень координации действий национальных правоохранительных органов, а также быстрый обмен оперативной информацией. К числу основополагающих международно-правовых документов в данной сфере следует отнести Соглашение между государствами - членами Шанхайской организации сотрудничества о сотрудничестве в борьбе с незаконным оборотом наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров от 17 июня 2006 г., в котором в качестве ряда направлений сотрудничества прописаны организация взаимодействия компетентных органов стран-участниц по вопросам борьбы с незаконным оборотом наркотиков и их прекурсоров, разработка совместных программ противодействия наркомании, незаконному обороту наркотиков и их прекурсоров, а также совершенствование правовой базы сотрудничества, гармонизация национальных законодательств в данной сфере. В последнее время антинаркотическое сотрудничество стран - участниц ШОС выходит на новый уровень. Это связано не только с тем, что афганский наркотрафик представляет собой общую угрозу всем государствам, входящим в состав организации, но также с пониманием того, что данное направление взаимодействия позволяет организованно противостоять силам НАТО и США, использующим наркоугрозу как одну из лазеек, через которую они делают попытки закрепиться в Центрально-Азиатском регионе. Упомянутая активизация антинаркотического сотрудничества, в частности, проявилась в принятии 15 июня 2011 г. совместной Антинаркотической стратегии, в которой в целях дальнейшего укрепления "поясов антинаркотической и финансовой безопасности" прописаны такие меры, как сотрудничество при подготовке и проведении мероприятий, направленных на противодействие незаконному обороту наркотиков и их прекурсоров, в том числе при проведении контролируемых поставок; совершенствование механизма проведения совместных оперативно-розыскных мероприятий; усиление мер контроля за производством, ввозом, вывозом и транзитом прекурсоров для перекрытия каналов их незаконной поставки в ИРА (Исламскую Республику Афганистан); расширение сотрудничества с региональными и субрегиональными организациями в противодействии наркоугрозе, исходящей с территории ИРА; переход на современные методы охраны государственной границы, основанные на использовании высокотехнологичных средств контроля, наблюдения и связи; расширение взаимного информационного обмена о лицах и фактах, связанных с незаконным оборотом наркотиков и их прекурсоров; поддержка разработчиков новых образцов технических средств по обнаружению и исследованию наркотических средств и их прекурсоров, а также дальнейшее внедрение новой техники в антинаркотические подразделения; выработка мер по противодействию нелегальному проникновению на территории сторон лиц, причастных к незаконному обороту наркотиков и их прекурсоров; активизация сотрудничества с Группой разработки финансовых мер борьбы с отмыванием денег (ФАТФ), Евразийской группой по противодействию легализации преступных доходов и финансированию терроризма (ЕАГ) и другими профильными структурами <8>. -------------------------------- <8> Антинаркотическая стратегия государств - членов Шанхайской организации сотрудничества на 2011 - 2016 гг. URL: http://ufo. fskn. gov. ru/?articleID=776.

На прошедшем 2 апреля 2012 г. в Пекине совещании руководителей антинаркотических ведомств стран - участниц организации, по словам главы ФСКН России Виктора Иванова, "было принято решение о наделении постоянных органов ШОС компетенцией с точки зрения координации антинаркотической деятельности и создании в нем специальной структуры" <9>. В. Иванов также выступил с инициативой создания в Секретариате ШОС структуры, координирующей слаженную работу с офицерами по связи, которые присутствуют в каждой стране от других партнеров по ШОС, с целью проведения полномасштабных совместных операций. В качестве других задач, решение которых позволит повысить эффективность взаимодействия компетентных органов, он отметил необходимость создания единой базы данных крупных наркобаронов, реализации проекта интерактивной карты ликвидации афганских наркопосевов, формирования при компетентных органах ШОС целевой группы экспертов для оценки экономических механизмов наркопроизводства с целью его финансово-экономической блокады. -------------------------------- <9> Китай: Итоги совещания глав антинаркотических ведомств ШОС. URL: http://www. gnk-kuzbass. ru/obzor/index. php? id=1894.

Если антинаркотическое сотрудничество под эгидой ШОС, в том числе в оперативно-розыскной сфере, находится пока в начальном состоянии, подобного рода взаимодействие в рамках ОДКБ продвинулось намного дальше. Хотя в учредительных документах Организации Договора о коллективной безопасности борьба с наркотрафиком как одно из направлений обеспечения совместной безопасности упоминается вскользь, на Душанбинском саммите, прошедшем 28 апреля 2003 г., было принято решение Совета коллективной безопасности об усилении борьбы с наркоугрозой. В рамках реализации Плана мероприятий по выполнению решений Совета с 2003 г. правоохранительные и антинаркотические ведомства стран - членов ОДКБ стали ежегодно проводить комплексную оперативно-профилактическую операцию "Канал", целью которой является выявление и пресечение каналов нелегального провоза наркотиков и их прекурсоров по "Северному маршруту". С каждым годом объем изъятых при проведении операции "Канал" наркотиков и прекурсоров, а также количество государств-наблюдателей неуклонно растет. Так, в 2003 г. в операции участвовали только страны, входящие в состав ОДКБ, усилиями которых было изъято 1974 кг наркотических средств, а в рамках "Канала-2011" было изъято более 500 кг героина, свыше 90 кг синтетических наркотиков, более 9 тонн опия, 1,5 тонны марихуаны, 2,3 тонны гашиша, около 130 кг кокаина, а также более 30 тонн прекурсоров. На сегодняшний день данная операция имеет постоянный статус. В ней принимают участие антинаркотические ведомства, профильные службы, финансовые разведки государств - членов ОДКБ, а также государств-наблюдателей: Азербайджана, Афганистана, Венесуэлы, Ирана, Италии, Китая, Латвии, Литвы, Пакистана, Польши, США, Украины, Эстонии. Для оказания помощи в проведении операции "Канал" в январе 2006 г. было открыто представительство ФСКН России в Кабуле. Антинаркотическими органами государств - участников ОДКБ в сентябре 2012 г. также были впервые проведены международные оперативно-тактические учения сил быстрого реагирования антинаркотических ведомств и органов внутренних дел государств - членов ОДКБ под условным наименованием "ГРОМ-2012". В учениях была использована бронетехника, авиация, специальные средства и служебно-розыскные собаки. Реализация такого рода мероприятий позволяет говорить о том, что государства региона стремятся повысить уровень проводимых совместных практических оперативных действий и поставить реальный заслон действующим в регионе организованным преступным наркогруппировкам. Другой важной вехой в антинаркотическом сотрудничестве стран ОДКБ стало создание в 2005 г. Координационного совета руководителей компетентных органов по противодействию незаконному обороту наркотиков (КСОПН). В 2006 г. были разработаны положения о рабочих группах КСОПН государств - членов ОДКБ в сфере оперативной деятельности, подготовки кадров и обмена информационными ресурсами. На заседании КСОПН 11 апреля 2012 г. также было принято решение о создании рабочих групп по межведомственному взаимодействию в сфере профилактики наркомании и по разработке нормативных документов, определяющих механизм проведения специальных оперативно-профилактических операций. Еще одним подспорьем в пресечении международного наркотрафика стало создание в рамках ОДКБ Объединенного банка данных, который начал свое функционирование с 1 декабря 2009 г. В апреле 2012 г. также было принято решение об объединении национальных банков данных стран ОДКБ, в которых содержатся сведения о наркобаронах, с целью контроля их банковских счетов и предотвращения попадания наркоденег в банковскую систему. Что касается взаимодействия на уровне антинаркотических ведомств Российской Федерации и стран Центральной Азии, ФСКН России заключила Соглашения о сотрудничестве с Комитетом национальной безопасности и Министерством внутренних дел Республики Казахстан, Агентством Киргизской Республики по контролю наркотиков, Агентством по контролю за наркотиками при Президенте Республики Таджикистан и Министерством внутренних дел Республики Узбекистан. В данных Соглашениях указываются такие аспекты взаимодействия, как обмен информацией, проведение оперативно-розыскных мероприятий (таких, как, например, контролируемая поставка) по запросу другой стороны, осуществление скоординированных мероприятий по пресечению деятельности организованных преступных наркогруппировок, обмен опытом, подготовка и повышение квалификации кадров и др. Нельзя не отметить, что в Афганистане, а также таких центральноазиатских странах, как Казахстан, Кыргызстан, Таджикистан и Узбекистан, работают официальные представители ФСКН России, что позволяет повысить эффективность сложившейся системы межведомственного взаимодействия. Таким образом, сложившуюся в Центральной Азии ситуацию с незаконным наркотрафиком можно охарактеризовать как достаточно проблемную и сложную: источник поступления наркотиков уничтожить на сегодняшнем этапе представляется невозможным, в деятельности правоохранительных органов центральноазиатских государств в части, касающейся пресечения наркопотока из Афганистана, имеются пробелы, международное сотрудничество в этом направлении развивается довольно-таки успешно, но встречает на своем пути определенные бюрократические препоны. И все же, несмотря на имеющиеся трудности, международные организации, действующие на территории Центральной Азии, а также антинаркотические ведомства России и стран данного региона задали правильный вектор в деле противодействия афганской наркоугрозе и ликвидации наркопотока по "Северному маршруту".

Список литературы

1. Compendium of Drug Related Statistics. 2009.

------------------------------------------------------------------

Название документа