О наркопреступности в войсках в боевой обстановке

(Оноколов Ю. П.) ("Военно-юридический журнал", 2011, N 11) Текст документа

О НАРКОПРЕСТУПНОСТИ В ВОЙСКАХ В БОЕВОЙ ОБСТАНОВКЕ

Ю. П. ОНОКОЛОВ

Оноколов Ю. П., преподаватель Новороссийского филиала Современной Гуманитарной академии, кандидат юридических наук, полковник юстиции.

Многие авторы отмечают, что основная часть причин и условий преступлений и правонарушений, имеющих место в военной среде, происходит из гражданской среды <1>. При этом условия военной службы в незначительной степени индуцируют правонарушения и преступления военнослужащих <2>. В. В. Лунеев также считает, что все военно-криминологические проблемы могут успешно анализироваться и решаться в тесной связи с общими криминологическими проблемами в стране <3>. -------------------------------- <1> Мацкевич И. М. Преступность военнослужащих // "Черные дыры" в российском законодательстве. 2002. N 1. С. 84 - 161. <2> Зникин В. К. Проблемы оперативно-розыскного обеспечения раскрытия и расследования преступлений субъектами военного права. М.: Изд. дом Шумиловой И. И. 2005. С. 159. <3> Лунеев В. В. Преступность XX века. Мировой криминологический анализ. М., 1997. С. 399.

Проблема незаконного оборота наркотиков в Вооруженных Силах Российской Федерации <4> тесно связана с преступностью среди допризывников <5>. Призывники, прошедшие до службы "школу" криминальных структур, привносят в армейские коллективы криминальную субкультуру <6>. -------------------------------- <4> Аббасов А. К. Особенности наркоситуации в Российской армии // Уголовная юстиция. Волгоград: Волгоградский государственный университет, 2003. С. 44 - 47. <5> Гилинский Я. И. Преступность в современной России: ситуация, тенденции, перспективы // Криминология: вчера, сегодня, завтра. Труды Санкт-Петербургского криминологического клуба. 2002. N 4 (5). С. 43. <6> Корецкий Д. А. Криминальная субкультура и ее криминологическое значение / Д. А. Корецкий, В. Тулегенов. СПб., 2005.

Исследования, произведенные нами <7>, также показывают, что преступность военнослужащих тесным образом связана с преступностью в стране, особенно с преступностью несовершеннолетних. Поэтому необходимо выделение преступности несовершеннолетних как самостоятельного криминогенного фактора, влияющего на преступность военнослужащих. -------------------------------- <7> Оноколов Ю. П. Детерминанты преступности военнослужащих и ее предупреждение: Дис. ... канд. юрид. наук. Ростов-на-Дону, 2005. С. 30.

В соответствии с данными Минздравсоцразвития, за последние 10 лет количество зарегистрированных больных с диагнозом "наркомания" возросло на 60% и составляет около полумиллиона человек. По экспертным оценкам, число граждан, потребляющих наркотики, составляет 2 - 2,5 млн. человек, из них 2/3 - в возрасте до 30 лет, что, по мнению Президента РФ Д. А. Медведева, реально угрожает безопасности страны <8>. Ежегодно почти 75 тысяч человек впервые пробуют наркотики, 30 тысяч - погибают от их употребления, причем на учете у наркологов стоят почти 138 тысяч детей и подростков, страдающих наркозависимостью <9>. -------------------------------- <8> Кузьмин В. Стратегия ясного сознания // Российская газета. 2009. 9 сентября. С. 2. <9> Егоров И. Пресечь наркотрафик // Российская газета. 2010. 1 марта. С. 3.

Значительное число этих молодых людей, имеющих опыт совершения неправомерных действий, как и многие осужденные в несовершеннолетнем возрасте за хранение, ношение и сбыт наркотических средств, а также за иные преступные действия, в последующем прибывают в войска и иные воинские формирования РФ для прохождения военной службы и негативно влияют не только друг на друга, но и могут провоцировать на совершение незаконных действий иных, в т. ч. морально слабых и неустойчивых военнослужащих. Наличие в армии таких военнослужащих не может не способствовать совершению военнослужащими как дисциплинарных и административных правонарушений, так и наркопреступлений. Причем, как показывают исследования некоторых авторов, привнесенная ими субкультура преступного сообщества будет трансформироваться в т. ч. и на поведение лиц, ранее правонарушений не совершавших <10>. -------------------------------- <10> Крупнов И. В. Социально-психологические аспекты криминальной агрессии в воинском коллективе: Дис. ... канд. юрид. наук. М., 2003.; Жарких В. А. Насильственные преступления против военной службы: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Краснодар, 2005. С. 24.

Большинство бывших подростков, в т. ч. склонных к девиантному поведению, прибывают для прохождения службы в войска и иные воинские формирования РФ, где они нередко исполняют обязанности по несению военной службы в боевой обстановке, участвуют в боевых действиях как во время службы по призыву, так и по контракту. Состояние здоровья призывников проверяется в соответствии с Положением о военно-врачебной экспертизе <11>, утвержденным Постановлением Правительства РФ от 25 февраля 2003 г. N 123. Согласно Положению, некоторые воинские формирования имеют соответствующие ограничения, и для зачисления в них к состоянию здоровья призывников предъявляются повышенные требования: это воздушно-десантные войска, плавающий состав ВМФ и Пограничной службы, морская пехота и т. п. Другие же воинские формирования, в т. ч. части и подразделения, участвующие в боевых действиях и контртеррористических операциях, подобных ограничений не имеют. Однако комплектование даже частей указанных воинских формирований, как и подразделений, несущих службу в боевых условиях, производится без должного учета особенностей индивидуального правосознания и индивидуальной установки лиц на совершение правонарушений. Об этом свидетельствует, например, то, что из числа прибывших осенью 2009 года на Северный флот новобранцев 4,1% употребляли до призыва на военную службу (т. е. в несовершеннолетнем возрасте) спиртные напитки; 4,2% - употребляли наркотики и токсические вещества; у 3,5% была выявлена низкая нервно-психическая устойчивость; а около одной трети призывного контингента воспитывалось в неполных семьях <12>. -------------------------------- <11> Собр. законодательства Рос. Федерации. 2003. N 10. Ст. 902. <12> Воробьева О. За вратами Северного флота // Красная звезда. 30 декабря 2009 г. - 12 января 2010 г. С. 4.

В Афганистане среди военнослужащих были распространены самогоноварение, пьянство и наркомания. На почве пьянства и наркомании совершалось каждое третье преступление <13>. -------------------------------- <13> Маликов С. В. Расследование преступлений в районе вооруженного конфликта: Монография. М., 2005. С. 71 - 75.

Условия службы в боевой обстановке, которая в настоящее время часто имеет место в Чеченской Республике, Ингушской Республике, Республике Дагестан, Республике Абхазия, Республике Южная Осетия, по многим параметрам характеризуются как девиантологические, способствующие распространению наркомании и алкоголизма. Это психологическая напряженность, постоянные стрессы, часто отсутствие надлежащего контроля, наличие возможностей для приобретения наркотиков и спиртных напитков. В боевых условиях наркотики часто заменяются алкоголем и наоборот. К основным девиантологическим факторам, возникающим в условиях боевой обстановки, относятся: высокая напряженность военной деятельности и часто отсутствие элементарно необходимых условий для отдыха, реальная угроза собственной жизни и жизни товарищей, неопределенность и динамичность боевой обстановки, особенности жизни и быта местного населения, длительная оторванность от семей и т. д. Психотравмирующее воздействие, обусловленное характером решаемых боевых задач и сложностью обстановки, в целом ряде случаев приводит военнослужащих к поиску способов снятия стресса, в числе которых оказываются алкоголь и наркотики. Исследования, проведенные на кафедре психиатрии Военно-медицинской академии, показывают, что хронический стресс, вызванный боевой обстановкой, создает предпосылки для формирования наркомании, которая в мирных условиях реализуется далеко не у всех комбатантов <14>. -------------------------------- <14> Софронов А. Избранные вопросы наркологии. СПб.: ВмедА, 1997. С. 41.

Согласно результатам социологических исследований, около 55% солдат и сержантов употребляли алкоголь во время боевых действий в Чеченской Республике в 1994 - 1996 гг., а каждый четвертый - наркотики или транквилизаторы. Причем более половины опрошенных делали это один раз в неделю и чаще, т. е. находились, по сути, в постоянной наркотической зависимости <15>. При этом наркомании не могут не сопутствовать постоянные и систематические случаи незаконного приобретения, изготовления, хранения и сбыта наркотических средств. -------------------------------- <15> Пожидаев Д. Государство и революция // Армейский сборник. 1997. N 9. С. 17 - 18.

Характерно, что среди участников войны в Афганистане наркомания была распространена намного меньше. Об этом свидетельствует то, что на употребление алкоголя указывали 25%, а наркотических веществ - менее 10% опрошенных военнослужащих ограниченного контингента войск. Причем если в Афганистане обычно употреблялись мягкие наркотики растительного происхождения, то в Чеченской Республике - часто жесткие наркотики, а также лекарственные препараты типа наркотических анальгетиков и транквилизаторов <16>. -------------------------------- <16> Васильев А. И., Сальников В. П., Степашин С. В. Наркомания в армии. Социологический анализ. СПб.: Университет, 1999. С. 56.

Социологи четко зафиксировали явление, когда употребление наркотиков в ходе боевых действий в Чеченской Республике приобрело даже характер социального маркера групповой принадлежности. В первую очередь это относится к подразделениям, выполняющим специальные задачи в особо сложных условиях. Употребление наркотиков военнослужащими данных подразделений нередко являлось частью общей подготовки к выполнению боевых задач <17>. Имели место случаи, когда наркотики использовались в ходе боевых действий как средство поддержания необходимого уровня психологического состояния военнослужащих в войсках и вооруженных формированиях других стран <18>. -------------------------------- <17> Пожидаев Д. Две войны - две трагедии // Армейский сборник. 1997. N 2. С. 31. <18> Васильев А. И., Сальников В. П., Степашин С. В. Наркомания в армии. Социологический анализ. СПб: Университет, 1999. С. 58 - 59.

По мнению С. В. Маликова, родовым признаком, являющимся общим для всех преступлений, совершенных военнослужащими в районе вооруженного конфликта, в боевой обстановке, независимо от конкретных обстоятельств их совершения, является высокий уровень искусственно-латентной преступности военнослужащих, который достигает 85% <19>. -------------------------------- <19> Маликов С. В. Расследование преступлений в боевой обстановке: Дис. ... канд. юрид. наук. М., 1998. С. 33, 115.

С. М. Иншаков обратил внимание на то, что, по мнению некоторых участников "чеченских событий", латентность преступлений в 1994 - 1996 гг. была очень велика, поскольку регистрировалось примерно одно из пятнадцати преступлений военнослужащих <20>. -------------------------------- <20> Иншаков С. М. Системное воздействие на преступность в Вооруженных Силах России: Дис. ... д-ра юрид. наук. М., 1997. С. 83.

Как отмечает К. В. Харабет, в Афганистане многие военнослужащие оказались вовлеченными в наркотизацию (чаще всего по следующей схеме: продажа (обмен) местному населению продуктов питания, обмундирования, горюче-смазочных материалов, оружия и боеприпасов - в качестве средства оплаты гашиш и опиум, чаще всего для личного потребления, в целях снятия напряжения (стресса) в перерывах между боевыми действиями). К незаконному обращению наркотиков были причастны военнослужащие различных категорий - от солдата до офицера. Правоохранительными органами были раскрыты каналы использования наркомафией военно-транспортной авиации Военно-Воздушных Сил в целях доставки больших партий наркотиков на территорию СССР. Подавляющая часть наркопреступлений среди советского контингента в Республике Афганистан осталась в латентной зоне. Официальные же статистические данные за период с 1980 до 1989 гг., содержащиеся в архиве Главной военной прокуратуры (наряды ГВП за 1979 - 1989 гг.), свидетельствуют о довольно низком уровне преступлений военнослужащих, связанных с наркотиками, что идет вразрез со сложившимися представлениями о наркоситуации среди воинского контингента в Афганистане. Всего за упомянутый период было зафиксировано совершение лишь нескольких десятков хищений наркотических средств, причем 50% из них пришлось на 1988 год, когда был завершен основной этап боевых действий и военная группировка готовилась к выводу. 70% лиц, совершивших указанные хищения, составляют солдаты и сержанты срочной службы, остальные - прапорщики и офицеры. Преступлений, предусмотренных ст. 224 УК РСФСР (незаконное изготовление, приобретение, хранение, перевозка или сбыт наркотических веществ), зафиксировано столько же, сколько и хищений, и все они совершены военнослужащими срочной службы <21>. -------------------------------- <21> Харабет К. В. Противодействие наркотизму и наркопреступности в военной организации государства: Монография. М.: За права военнослужащих, 2010. С. 114 - 115.

Исследователи обращают внимание также на то, что в период ведения боевых действий в Афганистане уровень преступности военнослужащих постоянно повышался <22>. Постоянное увеличение преступности военнослужащих наблюдалось и во время обеих "чеченских кампаний". В ходе установления конституционного порядка на территории Чеченской Республики (1994 - 1996 гг.) органами военной прокуратуры было учтено более 1500 преступлений, совершенных военнослужащими. В последующем, во время проведения контртеррористических операций в Северо-Кавказском регионе (1999 - 2005 гг.), военнослужащими Объединенной группировки войск (сил) было совершено более 3000 преступлений. При этом наличествовала тенденция роста уровня преступности как в период установления конституционного порядка в ЧР (на 39,2% в 1996 г. по сравнению с 1995 г.), так и в период проведения контртеррористических операций (на 20% в 2002 г. по сравнению с 2001 г.) <23>. -------------------------------- <22> Россия и СССР в войнах XX века. Потери Вооруженных Сил: Статистическое исследование / Под общей ред. Г. Ф. Кривошеева. М., 2001. С. 538 - 539. <23> Винокуров А. Ю. Расследование преступлений, совершенных военнослужащими в отношении гражданского населения в районах вооруженного конфликта: Дис. ... канд. юрид. наук. М.: Военный университет, 2003. С. 4.

Во время осетино-ингушского конфликта (начавшегося в конце октября 1992 г.), а также в период установления конституционного порядка на территории Чеченской Республики, с конца 1994 г. по 1996 г., автор, будучи председателем военного суда Владикавказского гарнизона, обратил внимание на следующее. В начальный период активного ведения боевых действий, когда в ЧР была лишь одна военная прокуратура - в/ч 44662, регистрировались и расследовались, как правило, только те преступления, которые нельзя было не зарегистрировать, а именно: умышленные убийства, самовольные оставления части, некоторые хищения оружия и боеприпасов, а также хищения чужого имущества в достаточно крупных размерах (когда похищенное вывозилось машинами и имелось заявление потерпевшей стороны). То же имело место в начальный период осетино-ингушского конфликта. Преступления, связанные с незаконным оборотом и хищением наркотических средств, обычно не регистрировались, не расследовались, и в военный суд такие дела не поступали. Дела такой категории стали поступать в военный суд с территории ЧР лишь после 2000 года, когда обстановка более или менее стабилизировалась, а на территории Чеченской Республики была создана не одна, а несколько (в последующем - 12) военных прокуратур гарнизона и военная прокуратура Объединенной группировки войск. За первые девять месяцев боевых действий на территории ЧР, т. е. за три квартала 1995 года, в военный суд из военной прокуратуры в/ч 44662 поступило лишь 34 уголовных дела, в числе которых не было ни одного дела, связанного с наркопреступностью. То есть на первоначальном этапе вооруженного либо межнационального конфликта до надлежащей и эффективной организации работы правоохранительных органов наличествует особо повышенный уровень латентности наркопреступности военнослужащих. Настоящий вывод автора подтверждается данными Главной военной прокуратуры, из которых усматривается, что в 1995 - 1996 гг., то есть в период "первой чеченской кампании", не было зарегистрировано ни одного наркопреступления, совершенного в боевой обстановке и в условиях межнационального конфликта. В 1997 - 2002 гг. было зарегистрировано 26 преступлений, совершенных в условиях боевой обстановки, связанных с незаконным оборотом наркотиков (в суд направлено лишь 2 дела), и 2 наркопреступления в условиях межнационального конфликта (оба дела направлены в суд) <24>. Таким образом, наркопреступления в боевых условиях обладают очень высокой латентностью. Причем выявленные наркопреступления обычно представляют не очень большую общественную опасность и выражаются в сделке купли-продажи между сослуживцами небольшого количества наркотиков для личного потребления. Однако выявленные преступления - это вершина айсберга, т. к. для наркопреступности в целом характерна чрезвычайно высокая латентность, поскольку даже в обычных, мирных условиях выявляется лишь 10 - 15% наркопреступлений от общего числа совершенных <25>. -------------------------------- <24> Кудинов М. А. Теоретические и правовые основы уголовной ответственности за преступления против военной службы, совершаемые в военное время и в боевой обстановке: Дис. ... канд. юрид наук. М.: Военный университет, 2004. С. 195 - 208. <25> Мусаев А. Н. Современная наркоситуация в России: тенденции и перспективы // Юристъ-Правоведъ. 2003. N 1 (6). С. 60.

Но и в настоящее время, когда в боевых условиях в ходе контртеррористических операций условия быта и службы обеспечены, военнослужащие, как правило, также привлекаются к уголовной ответственности за преступления, связанные с незаконным оборотом наркотиков, очень редко, а если и привлекаются, то, как правило, за незначительные. Характерный пример - уголовное дело в отношении употреблявшего наркотики военнослужащего по контракту младшего сержанта Ахмадинурова О. А., который 22 декабря 2005 г. на территории Чеченской Республики незаконно сбыл сослуживцу 4,47 г марихуаны за 800 руб. На следующий день Ахмадинуров предложил приобрести марихуану другому сослуживцу. За это он был осужден по ч. 1 ст. 228.1 и ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 228.1 УК РФ к 3 годам лишения свободы в исправительной колонии общего режима <26>. -------------------------------- <26> Архив Грозненского гарнизонного военного суда. Копия приговора от 28 февраля 2006 г. по делу Ахмадинурова О. А.

Между тем, как отмечают исследователи, во время боевых действий военнослужащие нередко совершают гораздо более серьезные наркопреступления. Например, в период нахождения в Афганистане контингента советских войск военно-транспортная авиация Министерства обороны СССР использовалась предприимчивыми наркодельцами для контрабандной перевозки наркотиков на территорию нашей страны из Афганистана <27>, однако многие наркопреступления остались латентными. -------------------------------- <27> Харабет К. В. Противодействие наркотизму и наркопреступности в военной организации государства: Монография. М.: За права военнослужащих, 2010. С. 112.

После развала СССР, в сложный период становления Российской Федерации и наличия вооруженных и межнациональных конфликтов, с 1993 по 1998 гг. наблюдался устойчивый рост наркопреступности среди военнослужащих. Однако почти 2/3 всех уголовных дел было возбуждено по не очень значительным ч. ч. 1, 2 ст. 228 УК РФ. С 1999 г. по настоящее время в период продолжающихся контртеррористических операций наблюдается устойчивая тенденция к снижению как абсолютного количества зарегистрированных преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков, так и их удельного веса в общей структуре армейской судимости. В 1998 - 1999 гг., как и в последние годы, удельный вес указанных преступлений в общей структуре зарегистрированной преступности составляет около 1%. Подавляющее большинство (более 90%) преступлений в сфере незаконного оборота наркотиков в войсках связаны с их немедицинским потреблением военнослужащими и квалифицируются органами предварительного расследования и судами как незаконное приобретение и хранение наркотических средств <28>. -------------------------------- <28> Харабет К. В. Там же. С. 123, 126 - 127.

Однако перед людьми, имеющими наркотическую зависимость, постоянно стоит проблема поиска средств для приобретения наркотиков. Нередко это является причиной других преступлений. Связь между наркотиками и преступностью исследована в науке достаточно широко. Учеными-криминологами убедительно доказано наличие взаимосвязи между приобщением к незаконному потреблению наркотиков и преступностью с целью добычи денег <29>. -------------------------------- <29> Айнбиндер М. Я. Социально-правовые и криминологические проблемы противодействия наркотизму: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. СПб, 1997.

Из уголовных дел, поступивших в военные суды РФ в 1998 - 2007 гг., когда многие военнослужащие несли службу в боевых условиях, доля наркопреступлений среди общеуголовных преступлений была относительно небольшой, однако в последние годы увеличилась и составляла <30>: -------------------------------- <30> Обзор судебной работы гарнизонных военных судов за 2002 - 2003 гг. Военная коллегия Верховного Суда РФ. М., 2004. С. 4; Обзорная справка о судебной работе гарнизонных военных судов по рассмотрению уголовных дел за 2007 г. Военная коллегия Верховного Суда РФ. М., 2008. С. 4; Обзор судебной работы гарнизонных военных судов по рассмотрению уголовных дел в 2009 г. С. 4.

1998 1999 2000 2001 2002 2003 2004 2005 2006 2007 2008 2009 В сре - (%) (%) (%) (%) (%) (%) (%) (%) (%) (%) (%) (%) днем за 12 лет

Нарко - 5,21 3,98 3,14 2,59 2,50 2,61 2,67 1,52 2,43 3,5 3,9 5,6 3,3 тики (228 - 234)

Значительной латентности наркопреступлений военнослужащих во время боевых действий, в т. ч. в Афганистане и Чеченской Республике, способствовало также то, что многие командиры частей нередко скрывали преступления <31>. -------------------------------- <31> Маликов С. В. Указ. соч. С. 69 - 84.

В период установления конституционного порядка на территории Чеченской Республики (1994 - 1996 гг.) были случаи, когда военных прокуроров и следователей командиры не допускали к месту происшествия, под угрозой применения оружия выдворяли с территории воинской части, не давали возможности проводить расследование, допрашивать свидетелей, проводить опознания. В качестве объяснения приводился такой аргумент: идет война, а на войне якобы законы мирного времени не действуют <32>. Чтобы обеспечить возможность нормальной работы правоохранительных органов, начальник Генерального штаба ВС РФ по представлению Главной военной прокуратуры был вынужден издать специальную директиву <33>. -------------------------------- <32> Яковлев Ю. П. Перед законом все равны. Органы военной прокуратуры помогают в восстановлении конституционного порядка в Чеченской Республике // Красная звезда. 1996. 6 марта. С. 1. <33> Директива начальника Генерального штаба ВС РФ от 12 апреля 1996 г. N ДГШ-11 "Об обеспечении условий для осуществления своих полномочий органами военной прокуратуры в ВС РФ". С. 1 - 2.

Проблема наркомании и наркопреступности в боевых и иных особых условиях является результатом взаимодействия большого количества экономических, социальных, психофизических, психологических, социокультурных и иных факторов, которые необходимо учитывать в работе для принятия мер по устранению причин и условий наркопреступности военнослужащих, несущих службу в "горячих точках" и в боевой обстановке. На основании полученных результатов исследований некоторые авторы <34> определяют характерную структуру личности военнослужащего, совершающего преступления в сфере незаконного оборота наркотиков, следующим образом: это молодой человек в возрасте 18 - 21 года, проходящий военную службу по призыву, холостой, с основным общим средним или средним специальным образованием, рядового состава, имевший опыт употребления наркотиков до призыва на военную службу. -------------------------------- <34> Бабошкин П. И. Основные направления профилактики преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, среди военнослужащих: Дис. ... канд. юрид. наук. Ростов-на-Дону, 2006. С. 53.

Однако в последние годы воинские части и подразделения, расположенные в "горячих точках" и странах ближнего зарубежья, комплектуются в основном контрактниками. Условия службы, в которых оказываются мужчины-контрактники, по многим параметрам характеризуются также как способствующие распространению наркопреступности. Это психологическая напряженность, постоянные стрессы, бесконтрольность, наличие возможностей для приобретения наркотиков и др. <35>. -------------------------------- <35> Оноколов Ю. П., Детерминанты преступности военнослужащих и ее предупреждение: Дис. ... канд. юрид. наук. Ростов-на-Дону, 2005. С. 41.

Повышенное беспокойство вызывает распространение среди кадровых военнослужащих, в т. ч. и среди офицеров, преступлений, связанных с незаконным сбытом наркотиков. Некоторые кадровые военнослужащие идут на это от безысходности, для того чтобы хоть как-то поправить свое материальное положение; другие же преследуют цель обогащения и рассматривают сбыт наркотиков как выгодный и доходный бизнес. Рост количества этих преступлений происходит на фоне усиливающейся тенденции повышения общей преступности в офицерской среде <36>. -------------------------------- <36> Бабошкин П. И. Указ. соч. С. 64.

Однако для офицеров, в отличие от солдат и сержантов, как правило, не характерно употребление наркотиков. Большое значение в этом случае имеют не столько такие факторы, как высокий уровень образования, общей культуры, сколько особенности субкультуры офицеров, среди которых в "горячих точках" в основном распространены пьянство и алкоголизм. Что касается антинаркотической пропаганды и воспитательной работы, то на фоне мощной пропаганды наркотиков, проводимой средствами массовой информации <37>, а также девиантной средой наркоманов <38>, их, особенно в ходе боевых действий, нельзя признать эффективными. Это подтверждают данные Главной военной прокуратуры: материалы уголовных дел свидетельствуют о том, что более 50% военнослужащих, задержанных с наркотическими средствами, впервые стали их употреблять в период военной службы <39>. -------------------------------- <37> Дранников В. Н. О роли Интернета в профилактике наркотизма в молодежной среде // Юристъ-Правоведъ. 2005. N 3 (14). С. 78 - 81. <38> Прохорова М. Л. Наркотизм: Уголовно-правовое и криминологическое исследование. СПб., 2002. С. 53 - 65. <39> Независимое военное обозрение. 1999. N 21. С. 1.

Таким образом, уголовное право далеко не всегда должным образом выполняет свою функцию предупреждения преступного поведения военнослужащих в периоды боевых действий и в боевой обстановке, поскольку преступления, связанные с наркотиками, военнослужащие совершают регулярно, фактически без страха понести суровое наказание. При этом проблема латентности наркопреступности российских военнослужащих в военное время и в боевой обстановке существует уже давно. Фактическая наркопреступность военнослужащих и ее латентная составляющая значительно увеличиваются в ходе военных и боевых действий, в периоды вооруженных и межнациональных конфликтов, чему способствует ее самодетерминация. В ходе войн и боевых действий учесть и зафиксировать значительную часть совершаемых военнослужащими преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств, практически невозможно, чему способствует сокрытие преступлений командованием.

------------------------------------------------------------------

Название документа