К вопросу о праве военнослужащих и граждан, уволенных с военной службы, проживающих в закрытых военных городках, на получение жилых помещений для постоянного проживания за их пределами

(Николаев К. В.) («Право в Вооруженных Силах», 2011, NN 11, 12) Текст документа

К ВОПРОСУ О ПРАВЕ ВОЕННОСЛУЖАЩИХ И ГРАЖДАН, УВОЛЕННЫХ С ВОЕННОЙ СЛУЖБЫ, ПРОЖИВАЮЩИХ В ЗАКРЫТЫХ ВОЕННЫХ ГОРОДКАХ, НА ПОЛУЧЕНИЕ ЖИЛЫХ ПОМЕЩЕНИЙ ДЛЯ ПОСТОЯННОГО ПРОЖИВАНИЯ ЗА ИХ ПРЕДЕЛАМИ

/»Право в Вооруженных Силах», 2011, N 11/

К. В. НИКОЛАЕВ

Николаев К. В., юрист.

В статье анализируется механизм реализации права военнослужащих и граждан, уволенных с военной службы, проживающих в закрытых военных городках, на получение жилых помещений для постоянного проживания за их пределами.

Ключевые слова: закрытые военные городки, жилые помещения.

To the right of servicemen and citizens discharged from military service, living in a closed military bases to receive accommodations for a permanent residence abroad. K. V. Nikolayev

The paper analyzes the mechanism for implementing the rights of servicemen and citizens discharged from military service, living in a closed military bases, for living quarters for permanent residence abroad.

Key words: close military camps, accommodation.

Настоящая статья представляет собой попытку правового анализа прав военнослужащих и граждан, уволенных с военной службы, проживающих в закрытых военных городках, на получение жилых помещений для постоянного проживания за их пределами. В связи с ограниченными объемами журнальной публикации в статье не будут анализироваться права иных, помимо указанных выше, категорий граждан, проживающих в закрытых военных городках (в частности, работников воинских частей, лиц, прекративших трудовые отношения с воинскими частями, дислоцированными в закрытых военных городках). Кроме того, хотел бы предупредить читателей, что указанная статья является выражением авторской точки зрения на указанный вопрос, который, несомненно, носит полемичный характер. 1. Военнослужащие, проходящие военную службу в воинских частях, дислоцированных в закрытых военных городках. В соответствии с п. 1 ст. 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих» служебные жилые помещения предоставляются на весь срок военной службы в закрытых военных городках военнослужащим — гражданам, проходящим военную службу по контракту, и совместно проживающим с ними членам их семей. Из буквального толкования указанной нормы следует, что в период прохождения военной службы в закрытых военных городках военнослужащие не имеют права на получение жилых помещений по договору социального найма по месту прохождения военной службы и на соответствующий учет не ставятся. Право на получение жилых помещений по договору социального найма или в собственность (в зависимости от того, к какой категории относится тот или иной военнослужащий, и от выражаемого им волеизъявления) в избранном месте жительства военнослужащий, проходящий военную службу в закрытом военном городке, по общему правилу <1> приобретает лишь при увольнении с военной службы или переводе к новому месту военной службы. Указанный вывод подтверждается и судебной практикой. ——————————— <1> На исключении из общего правила остановимся ниже.

Из Определения Верховного Суда Российской Федерации от 2 декабря 2010 г. N 208-В10-10: «Из материалов дела усматривается, что в феврале 2001 года, то есть в период прохождения военной службы в закрытом военном городке, Л. и его семье по установленным нормам было предоставлено служебное жилое помещение. Данное обстоятельство является юридически значимым. Согласно абзацу восьмому пункта 1 статьи 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих» служебные жилые помещения предоставляются на весь срок военной службы в закрытых военных городках военнослужащим, проходящим военную службу по контракту, и совместно проживающим с ними членам их семей. Следовательно, после предоставления служебного жилого помещения военнослужащим, проходящим военную службу по контракту в закрытых военных городках, они считаются обеспеченными жилыми помещениями на весь срок военной службы в закрытых военных городках и оснований для оставления их в списках нуждающихся в улучшении жилищных условий не имеется. Данный вывод не противоречит положениям абзаца второго пункта 1 статьи 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих» о предоставлении военнослужащим, заключившим контракт о прохождении военной службы до 1 января 1998 года, жилых помещений на общих основаниях после пяти лет прохождения военной службы, поскольку положения, содержащиеся в абзаце восьмом пункта 1 статьи 15 названного Закона, являются специальной нормой и подлежат применению в отношении военнослужащих, проходящих военную службу по контракту, на весь срок их военной службы в закрытых военных городках. В суде также установлено, что после перевода Л. к новому месту военной службы его супруга продолжала проходить военную службу в закрытом военном городке. Из этого следует, что после перевода Л. к новому месту военной службы, дислоцирующемуся вне закрытого военного городка, он и Л-на в качестве члена семьи приобрели право на признание нуждающимися в жилом помещении. Вместе с тем самостоятельного права на признание нуждающейся в жилом помещении заявитель не приобрела вплоть до окончания военной службы в закрытом военном городке». Из решения 235-го гарнизонного военного суда от 20 августа 2008 г. «Как установлено судом, Ш., Е., М., Б. и З. не могли быть обеспечены жилыми помещениями для постоянного проживания в закрытом военном городке, где уже проживали в служебных квартирах и не могли состоять в какой-либо очереди на получение жилья по последнему месту службы, так как этим местом является закрытый военный городок. То есть для этой категории военнослужащих действовавшим военным законодательством был предусмотрен иной порядок — выбор конкретного населенного пункта, признание нуждающимся в улучшении жилищных условий в нем и получение жилья в порядке, установленном в данном населенном пункте…». При этом законом (п. 14 ст. 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих») предусмотрено, что порядок обеспечения жилыми помещениями военнослужащих — граждан, проживающих в закрытых военных городках, при увольнении их с военной службы определяется федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации. Однако с момента вступления в силу названного Закона нет специального законодательного и (или) иного нормативного правового акта Российской Федерации, регламентирующего указанный порядок, что не могло не породить трудности у правоприменителей. Е. Г. Воробьев совершенно справедливо отмечает: «Парадоксально, но полноценных законоположений (именно на уровне федерального закона) о порядке отселения из закрытых военных городков… не имеется. Если само право на получение жилья вне места военной службы более-менее детализировано законом (абз. 1, 2 п. 14 ст. 15 Закона о статусе), то соседствующая с этими положениями специальная норма — оговорка о том, что «порядок обеспечения жилыми помещениями военнослужащих — граждан, проживающих в закрытых военных городках, при увольнении их с военной службы определяется федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации» (абз. 3 п. 14 ст. 15 Закона о статусе), фактически парализует действие указанного выше права. Буквальное толкование двух соседствующих норм, не имеющих очевидной взаимной связи, но логически разделенных, позволяет сделать вывод о том, что законодатель предполагает для военнослужащих, при увольнении проживающих в закрытых военных городках, свои особые правила, отличные от общего правила, указанного в законе абзацем выше. Мол, для таких бывших военнослужащих, — свои специальные правила. Но их в законе нет <2>. В условиях явной недостаточности правового регулирования рассматриваемого вопроса и граждане, претендующие на отселение из закрытых военных городков, и органы, на которые возложены функции по отселению указанных граждан, вынуждены руководствоваться теми немногими нормами, которые непосредственно регулируют вопросы переселения из закрытых военных городков, а также применять по аналогии общие нормы о предоставлении военнослужащим жилых помещений при перемене (избрании) постоянного места жительства. ——————————— <2> Воробьев Е. Г. Современная государственная политика в отношении военных городков // Военное право (электронное научное издание). 2010. N 3.

При рассмотрении данного вопроса следует различать две категории военнослужащих: а) на весь срок военной службы обеспечиваемых служебными жилыми помещениями. К ним относятся: — военнослужащие, назначенные на воинские должности после окончания военного образовательного учреждения профессионального образования и получения в связи с этим офицерского воинского звания (начиная с 1998 г.), и совместно проживающие с ними члены их семей; — офицеры, заключившие первый контракт о прохождении военной службы после 1 января 1998 г., и совместно проживающие с ними члены их семей; — прапорщики и мичманы, сержанты и старшины, солдаты и матросы, являющиеся гражданами, поступившими на военную службу по контракту после 1 января 1998 г., и совместно проживающие с ними члены их семей (п. 1 ст. 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих»). Ряд юристов, в том числе П. И. Ильменейкин <3>, полагают, что к указанной категории следует отнести также военнослужащих — граждан, проходящих военную службу в закрытых военных городках. В основе таких взглядов лежит норма п. 1 ст. 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих» о том, что служебные жилые помещения предоставляются на весь срок военной службы в закрытых военных городках военнослужащим — гражданам, проходящим военную службу по контракту, и совместно проживающим с ними членам их семей. Представляется, что это неверно. Конструирование законодателем норм п. 1 ст. 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих» свидетельствует о том, что им отнесены к субъектам права на предоставление гарантии, предусмотренной абз. 12 этого пункта, только категории военнослужащих, указанные в абз. 5 — 7 п. 1 ст. 15 того же Закона. В поддержку такой позиции следует указать и то, что законодатель в п. 14 ст. 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих» отдельно предусмотрел, что порядок обеспечения жилыми помещениями военнослужащих — граждан, проживающих в закрытых военных городках, при увольнении их с военной службы определяется федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации. Если бы допускалось иное толкование, по-видимому, законодатель бы указал, что обеспечение жилыми помещениями военнослужащих — граждан, проживающих в закрытых военных городках, при увольнении их с военной службы производится в соответствии с абз. 12 п. 1 ст. 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих»; ——————————— <3> Такая позиция прослеживается в ряде статей указанного автора, опубликованных в нашем журнале в 2010 — 2011 гг., в том числе в настоящем номере. См.: Ильменейкин П. В. О жилых помещениях в закрытых военных городках // Право в Вооруженных Силах. 2011. N 11.

б) заключивших контракт о прохождении военной службы до 1 января 1998 г. (за исключением курсантов военных образовательных учреждений профессионального образования). Соответственно, различаются формы реализации права на получение жилого помещения. Для первой категории военнослужащих право на жилище для постоянного проживания реализуется в соответствии с абз. 12 п. 1 ст. 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих». Согласно указанной норме военнослужащим — гражданам, обеспечиваемым на весь срок военной службы служебными жилыми помещениями и признанным нуждающимися в жилых помещениях в соответствии со ст. 51 Жилищного кодекса Российской Федерации, по достижении общей продолжительности военной службы 20 лет и более, а при увольнении с военной службы по достижении ими предельного возраста пребывания на военной службе, по состоянию здоровья или в связи с организационно-штатными мероприятиями при общей продолжительности военной службы 10 лет и более предоставляются жилые помещения, находящиеся в федеральной собственности, по выбору указанных граждан в собственность бесплатно на основании решения федерального органа исполнительной власти, в котором предусмотрена военная служба, или по договору социального найма с указанным федеральным органом исполнительной власти по избранному постоянному месту жительства и в соответствии с нормами предоставления площади жилого помещения, предусмотренными ст. 15.1 названного Федерального закона. Порядок признания указанных лиц нуждающимися в жилых помещениях и порядок предоставления им жилых помещений в собственность бесплатно определяются Правительством Российской Федерации. Военнослужащие — граждане, не указанные в настоящем абзаце, при увольнении с военной службы освобождают служебные жилые помещения в порядке, определяемом жилищным законодательством Российской Федерации. Правила признания нуждающимися в жилых помещениях военнослужащих — граждан Российской Федерации, обеспечиваемых на весь срок военной службы служебными жилыми помещениями, и Правила предоставления военнослужащим — гражданам Российской Федерации, обеспечиваемым на весь срок военной службы служебными жилыми помещениями, жилых помещений в собственность бесплатно утверждены Постановлением Правительства Российской Федерации от 29 июня 2011 г. N 512. Правилами признания нуждающимися в жилых помещениях военнослужащих — граждан Российской Федерации, обеспечиваемых на весь срок военной службы служебными жилыми помещениям (п. 3), установлен предельный перечень документов, которые военнослужащий подает в уполномоченный орган <4> для признания его нуждающимся в жилом помещении в целях обеспечения в порядке, установленном указанным Постановлением: ——————————— <4> К уполномоченным органам относятся Департамент жилищного обеспечения Министерства обороны Российской Федерации и его территориальные органы.

— заявление по форме согласно приложению к Правилам с указанием избранного постоянного места жительства (наименования субъекта Российской Федерации и административно-территориального образования субъекта Российской Федерации (для городов федерального значения наименование административно-территориального образования субъекта Российской Федерации не указывается)), к которому прилагаются следующие документы: а) копии паспорта гражданина Российской Федерации, удостоверяющего личность военнослужащего, и указанных паспортов, удостоверяющих личности всех членов его семьи (с отметками о регистрации по месту жительства), а также свидетельств о рождении детей, не достигших 14-летнего возраста; б) выписки из послужного списка, справки о прохождении военной службы, общей продолжительности военной службы и составе семьи, а для военнослужащих, увольняемых с военной службы по состоянию здоровья или в связи с организационно-штатными мероприятиями, — о планируемом сроке увольнения с военной службы, выдаваемые в порядке и по форме, которые устанавливаются федеральными органами; в) копии свидетельств о заключении (расторжении) брака — при состоянии в браке (расторжении брака); г) выписки из домовых книг, копии финансовых лицевых счетов с мест жительства военнослужащего и членов его семьи за последние пять лет до подачи заявления; д) копии документов, подтверждающих право на предоставление дополнительных социальных гарантий в части жилищного обеспечения в соответствии с законодательством Российской Федерации. Таким образом, ограничений на постановку на учет нуждающихся в жилых помещениях военнослужащих — граждан Российской Федерации, обеспечиваемых на весь срок военной службы служебными жилыми помещениями и достигших общей продолжительности военной службы 20 лет и более, в зависимости от места прохождения военной службы (в закрытом военном городке или в населенном пункте, не отнесенном к закрытому военному городку) нормативно не установлено. Соответственно, можно прийти к выводу, что такие военнослужащие, проходящие военную службу в закрытых военных городках, вправе в период прохождения службы встать на учет нуждающихся в жилых помещениях и быть обеспеченными по избранному месту жительства по их выбору жилым помещением в собственность бесплатно или по договору социального найма. Тем самым они, в исключение из общего правила (получение жилого помещения для постоянного проживания за пределами закрытого военного городка при увольнении с военной службы), имеют право на получение таких жилых помещений в период прохождения военной службы в закрытых военных городках. При этом при обеспечении жилым помещением в собственность или по договору социального найма в избранном месте жительства за указанным военнослужащим на период службы в закрытом военном городке сохраняется право на проживание (обеспечение) служебным жилым помещением. Это следует как из абз. 8 п. 1, п. 4 ст. 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих», так и из ч. 2 ст. 99 Жилищного кодекса Российской Федерации. Также следует обратить особое внимание на то, что в отношении военнослужащих, увольняемых с военной службы, указанные выше заявление и документы должны быть поданы в сроки, обеспечивающие возможность принятия решения о принятии на учет (отказе в принятии на учет) до даты исключения военнослужащих из списков личного состава воинской части. Решение о принятии на учет или об отказе в принятии на учет принимается уполномоченными органами не позднее чем через 30 рабочих дней со дня представления в уполномоченные органы заявления и прилагаемых к нему документов. Уполномоченные органы не позднее чем через три рабочих дня со дня принятия решения о принятии на учет (отказе в принятии на учет) выдают или направляют военнослужащим, подавшим заявление, указанное решение с приложением заверенных уполномоченными органами копий рассмотренных документов. Уполномоченные органы ведут списки нуждающихся в жилых помещениях и вносят в них данные о военнослужащих, принятых на учет, и членах их семей. На основании этих списков федеральные органы исполнительной власти, в которых законом предусмотрена военная служба, в целях определения потребности в жилых помещениях ведут реестр военнослужащих, состоящих на учете, и членов их семей. По аналогии с гарантией, установленной п. 13 ст. 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих» <5>, п. 11 вышеназванных Правил предусмотрено, что военнослужащие, не обеспеченные на момент увольнения с военной службы жилыми помещениями (далее — граждане, уволенные с военной службы), не могут быть сняты с учета и обеспечиваются жилыми помещениями в соответствии с Правилами предоставления военнослужащим — гражданам Российской Федерации, обеспечиваемым на весь срок военной службы служебными жилыми помещениями, жилых помещений в собственность бесплатно. При этом под необеспеченностью жилыми помещениями в рассматриваемой норме подразумевается не обеспечение военнослужащих жилыми помещениями именно в соответствии с рассматриваемым Постановлением, естественно при отсутствии других оснований для снятия с соответствующего учета. ——————————— <5> Она предусматривает, что военнослужащие, не обеспеченные на момент увольнения с военной службы жилыми помещениями, не могут быть исключены без их согласия из списка очередников на получение жилых помещений (улучшение жилищных условий) по последнему перед увольнением месту военной службы, т. е. непосредственно на указанную категорию военнослужащих распространена быть не может.

Также важным нововведением является предоставление военнослужащим (гражданам, уволенным с военной службы) правовой возможности изменения до реализации права ранее избранного постоянного места жительства (п. 13 указанных выше Правил). В этом случае военнослужащий (гражданин, уволенный с военной службы) подает в уполномоченный орган соответствующее заявление. При этом датой принятия на учет по новому избранному месту жительства является дата принятия на учет по прежнему избранному месту жительства. Военнослужащие (граждане, уволенные с военной службы) состоят на учете: а) до предоставления им жилых помещений или до выявления предусмотренных п. п. 1, 2 и 4 ч. 1 ст. 56 Жилищного кодекса Российской Федерации оснований для снятия их с учета; б) до заключения гражданами, уволенными с военной службы и имеющими общую продолжительность военной службы менее 20 лет, нового контракта о прохождении военной службы (так как они в этом случае утрачивают статус увольняемых с военной службы по соответствующим основаниям). Напомним, что уже в первой редакции п. 1 ст. 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих» была установлена гарантия, в соответствии с которой военнослужащим, обеспечиваемым на весь срок военной службы служебными жилыми помещениями, по достижении общей продолжительности военной службы 20 лет и более, а при увольнении с военной службы по достижении ими предельного возраста пребывания на военной службе, состоянию здоровья или в связи с организационно-штатными мероприятиями при общей продолжительности военной службы 10 лет и более предоставляются в собственность жилые помещения по избранному постоянному месту жительства в порядке, определяемом федеральными законами и иными нормативными правовыми актами. О том, что такого механизма не было предусмотрено, не раз писалось на страницах нашего журнала. На практике при возникновении соответствующих оснований (достижение определенной выслуги лет, увольнение с военной службы по указанным выше основаниям) такие военнослужащие признавались в установленном порядке, в том числе после 1 марта 2005 г. по основаниям, предусмотренным ст. 51 Жилищного кодекса Российской Федерации, нуждающимися в жилых помещениях по договорам социального найма, а после предоставления жилых помещений по договорам социального найма имели право их приватизировать. При этом в закрытых военных городках, как уже указывалось выше, военнослужащие этой категории признавались нуждающимися в жилых помещениях в избранных местах жительства лишь при увольнении с военной службы по «льготным» основаниям и при наличии определенной выслуги лет. Ситуацию не изменила и последняя редакция указанной нормы (вступила в силу со 2 декабря 2008 г.), так как, несмотря на уточнение законоположений, она предусматривала принятие подзаконных актов, устанавливающих механизм ее реализации. Лишь после вступления в силу Постановления Правительства Российской Федерации от 29 июня 2011 г. N 512 такой механизм появился, что и позволило автору настоящей статьи сделать вышеприведенные умозаключения. Для второй категории военнослужащих право на жилище реализуется в соответствии с п. 14 ст. 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих», согласно которому обеспечение жилым помещением военнослужащих — граждан, имеющих общую продолжительность военной службы 10 лет и более, при увольнении с военной службы по достижении ими предельного возраста пребывания на военной службе, состоянию здоровья или в связи с организационно-штатными мероприятиями и членов их семей при перемене места жительства осуществляется федеральными органами исполнительной власти, в которых предусмотрена военная служба, за счет средств федерального бюджета на строительство и приобретение жилого помещения, в том числе путем выдачи государственных жилищных сертификатов. Право на обеспечение жилым помещением на данных условиях предоставляется указанным гражданам один раз. Документы о сдаче жилых помещений Министерству обороны Российской Федерации (иному федеральному органу исполнительной власти, в котором федеральным законом предусмотрена военная служба) и снятии с регистрационного учета по прежнему месту жительства представляются указанными гражданами и совместно проживающими с ними членами их семей при получении жилого помещения по избранному месту жительства. Такие военнослужащие: — могут встать на учет нуждающихся в жилых помещениях в избранных местах жительства и быть обеспеченными в них жилым помещением по договору социального найма в соответствии с Инструкцией о предоставлении военнослужащим — гражданам Российской Федерации, проходящим военную службу по контракту в Вооруженных Силах Российской Федерации, жилых помещений по договору социального найма, утвержденной Приказом Министра обороны Российской Федерации 2010 г. N 1280; — в соответствии с их волеизъявлением могут в год увольнения с военной службы получить государственный жилищный сертификат для приобретения жилого помещения в избранном месте жительства согласно Правилам выпуска и реализации государственных жилищных сертификатов в рамках реализации подпрограммы «Выполнение государственных обязательств по обеспечению жильем категорий граждан, установленных федеральным законодательством» Федеральной целевой программы «Жилище» на 2002 — 2010 гг., утвержденным Постановлением Правительства Российской Федерации от 21 марта 2006 г. N 153 <6>. ——————————— <6> В паспорте подпрограммы «Выполнение государственных обязательств по обеспечению жильем категорий граждан, установленных федеральным законодательством» Федеральной целевой программы «Жилище» на 2011 — 2015 гг. (Постановление Правительства Российской Федерации «О Федеральной целевой программе «Жилище» на 2011 — 2015 годы» от 17 декабря 2010 г. N 1050) указано, что право на улучшение жилищных условий в рамках подпрограммы имеют следующие категории граждан Российской Федерации, государственные обязательства по обеспечению жильем которых за счет средств федерального бюджета установлены федеральным законодательством: военнослужащие, сотрудники органов внутренних дел, подлежащие увольнению с военной службы (службы), и приравненные к ним лица, признанные в установленном порядке нуждающимися в жилых помещениях, а также граждане, подлежащие отселению из закрытых военных городков и поселков учреждений с особыми условиями хозяйствования. Пунктом 2 указанного Постановления Правительства Российской Федерации установлено, что выпуск и реализация государственных жилищных сертификатов в рамках подпрограммы «Выполнение государственных обязательств по обеспечению жильем категорий граждан, установленных федеральным законодательством» Федеральной целевой программы «Жилище» на 2011 — 2015 гг. осуществляется в порядке, установленном Правилами выпуска и реализации государственных жилищных сертификатов в рамках реализации подпрограммы «Выполнение государственных обязательств по обеспечению жильем категорий граждан, установленных федеральным законодательством» федеральной целевой программы «Жилище» на 2002 — 2010 гг., утвержденными Постановлением Правительства Российской Федерации от 21 марта 2006 г. N 153.

Следует отметить, что, как уже указывалось ранее, такое право возникает у военнослужащих вышеназванной категории при увольнении с военной службы по достижении ими предельного возраста пребывания на военной службе, состоянию здоровья или в связи с организационно-штатными мероприятиями и наличии общей продолжительности военной службы в календарном исчислении 10 лет и более. Так как с 1 января 2005 г. функции по постановке таких военнослужащих на учет нуждающихся в жилых помещениях были сняты с органов местного самоуправления, а в Министерстве обороны Российской Федерации уполномоченные органы по выполнению этой функции не были определены, военные суды в выносимых решениях возлагали ее на жилищные комиссии воинских частей, в том числе дислоцированных в закрытых военных городках. Извлечение из Определения Военной коллегии Верховного Суда Российской Федерации от 14 апреля 2009 г. N 2н-9/09: «Из материалов дела видно, что Л., общая продолжительность военной службы которого составляет более 19 лет, проживающий совместно с двумя членами семьи по договору найма служебного помещения в квартире в закрытом военном городке в г. Южно-Сахалинске, в связи с предстоящим увольнением в связи с организационно-штатными мероприятиями подал рапорт о признании его и членов его семьи нуждающимися в получении жилого помещения для постоянного проживания по избранному месту жительства в г. Южно-Сахалинске. В ч. 3 ст. 40 Конституции Российской Федерации говорится о предоставлении жилища бесплатно или за доступную плату не только малоимущим, но и «иным указанным в законе гражданам, нуждающимся в жилище». Военнослужащие относятся к той категории граждан, которым государство гарантирует предоставление жилых помещений. Правовым основанием для этого являются Федеральный закон «О статусе военнослужащих» и ряд других нормативных правовых актов, которые устанавливают конкретные формы реализации таких гарантий. В соответствии с ч. 1 ст. 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих» государство гарантирует военнослужащим предоставление жилых помещений в порядке и на условиях, которые устанавливаются федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации. Из содержания п. 1 ч. 1 ст. 51 ЖК Российской Федерации следует, что нуждающимися в жилых помещениях признаются граждане, не являющиеся нанимателями жилых помещений по договорам социального найма или членами семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма либо собственниками жилых помещений или членами семьи собственника жилого помещения. Полностью согласуются с приведенной нормой Жилищного кодекса Российской Федерации, устанавливающей основания признания граждан нуждающимися в жилых помещениях, предоставляемых по договорам социального найма, положения подп. «г», «ж» п. 7 Правил, которые к основаниям признания граждан нуждающимися в получении жилых помещений или улучшении жилищных условий относят и наличие жилой площади в закрытых и обособленных военных городках, а также проживание на служебной жилой площади. Таким образом, проживание военнослужащего и членов его семьи на служебной жилой площади является самостоятельным основанием для признания их нуждающимися в жилом помещении, если они не являются нанимателями жилых помещений по договорам социального найма либо собственниками жилых помещений. Что касается обеспеченности служебным жилым помещением по нормам, на что ссылается окружной военный суд в своем определении, то это обстоятельство с учетом требований ст. 51 ЖК Российской Федерации не препятствует принятию решения о признании военнослужащего и членов его семьи нуждающимися в жилье, поскольку такая обеспеченность не изменяет статус занимаемого ими жилого помещения, а также правовые основания проживания граждан в этом помещении. По вопросу, связанному с тем, кто и в каком порядке признает военнослужащих, увольняемых с военной службы, нуждающимися в жилых помещениях по избранному месту жительства, необходимо отметить следующее. В соответствии с п. п. 13 и 14 ст. 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих» в редакции, действовавшей до 1 января 2005 г., постановка на учет и обеспечение жилыми помещениями указанных военнослужащих, в том числе за счет государственных жилищных сертификатов, возлагались на органы местного самоуправления избранно го места жительства. При этом п. 14 этой статьи предусматривалось, что порядок предоставления льгот и возмещения расходов, связанных с предоставлением льгот, указанных в нем, определяется Правительством Российской Федерации. Правительство Российской Федерации Постановлением от 6 сентября 1998 г. N 1054 утвердило соответствующие Правила. Анализ норм, содержащихся в Правилах, показывает, что они соответствуют редакции ст. 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих», действовавшей до 1 января 2005 г. Между тем в связи с принятием Федерального закона от 22 августа 2004 г. N 122-ФЗ указанная статья претерпела существенные изменения. Согласно п. 2 ст. 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих» жилищное строительство и приобретение жилого помещения для военнослужащих-граждан осуществляются за счет средств федерального бюджета федеральными органами исполнительной власти, в которых предусмотрена военная служба. Обеспечение жилыми помещениями военнослужащих — граждан, подлежащих увольнению с военной службы после 1 января 2005 г., осуществляется за счет средств федерального бюджета федеральными органами исполнительной власти. Что касается компетенции органов местного самоуправления по обеспечению военнослужащих жильем, то в соответствии с п. п. 3 и 12 ст. 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих» данные органы должны оказывать содействие воинским частям в предоставлении в аренду жилых помещений, пригодных для временного проживания военнослужащих — граждан и членов их семей, а также вправе предоставлять военнослужащим право в первоочередном порядке вступать в жилищно-строительные (жилищные) кооперативы либо выделять им земельные участки для строительства индивидуальных жилых домов. Таким образом, следует признать, что нормы Правил в части возложения на органы местного самоуправления обязанностей по учету и обеспечению жилыми помещениями военнослужащих-граждан, подлежащих увольнению после 1 января 2005 г., противоречат закону и в силу ст. 120 Конституции Российской Федерации ч. 2 ст. 11 ГПК Российской Федерации применению не подлежат. Согласно п. 26 Инструкции о порядке обеспечения жилыми помещениями в Вооруженных Силах Российской Федерации учет военнослужащих, нуждающихся в получении жилых помещений (улучшении жилищных условий), осуществляется жилищными комиссиями воинских частей и довольствующими квартирно-эксплуатационными частями (КЭЧ) районов с ведением списков очередников, карточек учета жилых помещений, предоставляемых военнослужащим, в том числе с помощью автоматизированной системы учета. Следовательно, эти органы располагают всей необходимой информацией (имеют возможность ее получить) для решения вопроса о признании увольняемого с военной службы военнослужащего нуждающимся в жилом помещении (улучшении жилищных условий), в том числе и по избранному им месту жительства. Действующая редакция п. 14 ст. 15 ФЗ «О статусе военнослужащих» также содержит положение, согласно которому порядок предоставления социальных гарантий и возмещения расходов, связанных с предоставлением социальных гарантий, указанных в данном пункте, определяется Правительством Российской Федерации. Вместе с тем другого порядка, кроме изложенного в Правилах, до настоящего времени не определено. Однако данное обстоятельство не может служить основанием для ограничения прав граждан, установленных федеральным законом». После вступления в силу Приказов Министра обороны Российской Федерации 2010 г. N 1280 и N 1455 указанные функции осуществляют Департамент жилищного обеспечения Министерства обороны Российской Федерации и его региональные управления. Е. А. Глухов и В. М. Корякин отмечают, что с изданием Приказа Министра обороны Российской Федерации 2010 г. N 1280 получил нормативное разрешение порядок обеспечения жилыми помещениями военнослужащих по избранному после увольнения с военной службы месту жительства в соответствии с п. 14 ст. 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих». Согласно утвержденной указанным Приказом Инструкции учет нуждающихся в жилых помещениях военнослужащих и распределение им жилых помещений осуществляются в централизованном порядке уполномоченным органом — Департаментом жилищного обеспечения Минобороны России, в котором сосредоточена вся информация о жилых помещениях на всей территории России, на которые оформлены в установленном порядке права собственности Российской Федерации и которые могут быть распределены между нуждающимися в жилье военнослужащими <7>. ——————————— <7> Глухов Е. А., Корякин В. М. Приказ N 1280: Шаг вперед, два шага назад (комментарий к новым инструкциям о жилищном обеспечении военнослужащих) // Право в Вооруженных Силах. 2010. N 12.

В то же время после 1 марта 2005 г., несмотря на отсутствие соответствующих нормативных положений, нередко жилищные комиссии воинских частей, дислоцированных в закрытых военных городках, признавали военнослужащих с календарной выслугой лет на военной службе 20 лет и более, не запланированных к увольнению с военной службы по «льготным» основаниям, нуждающимися в жилых помещениях по договорам социального найма за пределами закрытых военных городков (иногда с указанием избранного места жительства), квартирно-эксплуатационные органы учитывали таких военнослужащих в системе «Учет», а в настоящее время данные по ним переданы в региональные управления Департамента жилищного обеспечения Министерства обороны Российской Федерации для учета в едином реестре военнослужащих, принятых на учет нуждающихся в жилых помещениях. Приведенное выше положение важно для перехода к рассмотрению вопроса о праве военнослужащих, не относящихся к первой категории (обеспечиваемых на весь срок военной службы служебными жилыми помещениями), имеющих общую продолжительность военной службы в календарном исчислении 20 лет и более и увольняемых с военной службы не по «льготным» (по достижении предельного возраста пребывания на военной службе, состоянию здоровья или в связи с организационно-штатными мероприятиями) основаниям, на получение жилых помещений для постоянного проживания за пределами закрытого военного городка. Отметим общие условия: — действие абз. 12 п. 1 ст. 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих» на них не распространяется; — действие абз. 1 п. 14 ст. 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих» на них не распространяется; — действие п. 13 ст. 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих», устанавливающего гарантию, в соответствии с которой военнослужащие — граждане, проходящие военную службу по контракту, общая продолжительность военной службы которых составляет 20 лет и более, не обеспеченные на момент увольнения с военной службы жилыми помещениями, не могут быть исключены без их согласия из списка очередников на получение жилых помещений (улучшение жилищных условий) по последнему перед увольнением месту военной службы и обеспечиваются жилыми помещениями в соответствии с названным Федеральным законом, федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, на них также распространена быть не может, так как они не могли быть поставлены на учет нуждающихся в жилых помещениях по месту прохождения военной службы в закрытом военном городке. С получением жилья в натуре вроде бы ситуация ясна. А что же с ГЖС? В соответствии с подпрограммой «Выполнение государственных обязательств по обеспечению жильем категорий граждан, установленных федеральным законодательством» Федеральной целевой программы «Жилище» на 2011 — 2015 гг. (Постановление Правительства Российской Федерации от 17 декабря 2010 г. N 1050) право на улучшение жилищных условий в рамках подпрограммы имеют, в частности: — военнослужащие, сотрудники органов внутренних дел, подлежащие увольнению с военной службы (службы), и приравненные к ним лица, признанные в установленном порядке нуждающимися в жилых помещениях; — граждане, подлежащие отселению из закрытых военных городков и поселков учреждений с особыми условиями хозяйствования. В соответствии с п. 5 Правил, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 21 марта 2006 г. N 153 (напомним, что на них делает отсылку п. 2 Постановления Правительства Российской Федерации от 17 декабря 2010 г. N 1050), право на участие в подпрограмме имеют военнослужащие (за исключением участников накопительно-ипотечной системы жилищного обеспечения военнослужащих), признанные в установленном порядке нуждающимися в улучшении жилищных условий (получении жилых помещений): — подлежащие увольнению с военной службы по достижении ими предельного возраста пребывания на военной службе, или по состоянию здоровья, или в связи с организационно-штатными мероприятиями, общая продолжительность военной службы которых в календарном исчислении составляет 10 лет и более; — военнослужащие, подлежащие увольнению с военной службы по истечении срока контракта или по семейным обстоятельствам, указанным в подп. «в» п. 3 ст. 51 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе», и граждане, уволенные с военной службы по этим основаниям, общая продолжительность военной службы которых в календарном исчислении составляет 20 лет и более, и состоящие в списках очередников на получение жилых помещений (улучшение жилищных условий) в федеральном органе исполнительной власти. Таким образом, право на получение ГЖС из военнослужащих рассматриваемой категории могут иметь те, кто подлежит увольнению с военной службы по истечении срока контракта или по семейным обстоятельствам, указанным в подп. «в» п. 3 ст. 51 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе», и состоит в списке очередников на получение жилых помещений в избранном месте жительства <8>. Но такой военнослужащий в период прохождения военной службы в закрытом военном городке (в отличие от определенных военнослужащих первой категории) не мог быть поставлен на учет нуждающихся в избранном месте жительства <9>, а при увольнении с военной службы по указанным основаниям он, как уже говорилось, не подпадает под действие абз. 1 п. 14 ст. 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих» и на учет поставлен быть также не может. Круг замкнулся. ——————————— <8> Как уже указывалось, на учете для получения жилого помещения для постоянного проживания по месту прохождения военной службы такие военнослужащие состоять не могли. <9> До 1 января 2005 г. в соответствии с п. 9 Правил учета военнослужащих, подлежащих увольнению с военной службы, и граждан, уволенных с военной службы в запас или в отставку и службы в органах внутренних дел, а также военнослужащих и сотрудников Государственной противопожарной службы, нуждающихся в получении жилых помещений или улучшении жилищных условий в избранном постоянном месте жительства, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 6 сентября 1998 г. N 1054, военнослужащие, проходящие военную службу по контракту, продолжительность военной службы которых к моменту увольнения достигала 10 лет в календарном исчислении, ставились на очередь на получение жилых помещений или улучшение жилищных условий органами местного самоуправления по ходатайству командиров (начальников) воинских частей: — не более чем за три года до увольнения с военной службы по достижении предельного возраста пребывания на военной службе; — в год увольнения с военной службы по состоянию здоровья или в связи с организационно-штатными мероприятиями. При этом в п. 7 Правил к отдельным основаниям признания граждан нуждающимися в получении жилых помещений или улучшении жилищных условий были, в частности, отнесены: — наличие жилой площади в закрытых и обособленных военных городках; — проживание в общежитиях и на служебной жилой площади; — проживание на условиях поднайма при отсутствии другой жилой площади.

Если такой военнослужащий не признан нуждающимся в жилых помещениях, препятствий к его увольнению с военной службы без обеспечения жилым помещением не имеется. Однако, как отмечалось ранее, некоторые из таких военнослужащих были признаны нуждающимися в жилых помещениях по избранному месту жительства и, соответственно, при увольнении по определенным основаниям имеют право стать участниками подпрограммы «Выполнение государственных обязательств по обеспечению жильем категорий граждан, установленных федеральным законодательством» Федеральной целевой программы «Жилище» на 2011 — 2015 гг. и получить ГЖС. Те, кто имеют общую продолжительность военной службы в календарном исчислении 20 лет и более и увольняются с военной службы не по «льготным» основаниям и не по истечении срока контракта или по семейным обстоятельствам, указанным в подп. «в» п. 3 ст. 51 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе», увольняются без обеспечения жилым помещением по избранному месту жительства и без права на получение ГЖС как увольняемые военнослужащие, граждане, уволенные с военной службы. Право таких лиц на участие в указанной подпрограмме после увольнения с военной службы в качестве граждан, подлежащих отселению из закрытых военных городков, зависит от их права на проживание в ранее предоставленных им в закрытых военных городках жилых помещениях. Если гражданин не может быть выселен из занимаемого им в закрытом военном городке жилого помещения без предоставления другого жилого помещения, значит, он относится к гражданам, подлежащим отселению из закрытых военных городков. Соответственно, если он может быть выселен без предоставления другого жилого помещения, то его нельзя отнести к гражданам, подлежащим отселению из закрытых военных городков, а уполномоченные органы в судебном порядке должны выселить такого гражданина из занимаемого жилого помещения. До настоящего времени жилые помещения в закрытых военных городках делятся на жилые помещения, предоставленные гражданам по постоянным ордерам, договорам социального найма (жилые помещения для постоянного проживания), и служебные жилые помещения и общежития. Что касается граждан, проживающих в жилых помещениях по договорам социального найма, то с ними все понятно. Они априори могут участвовать в подпрограмме как граждане, подлежащие отселению из закрытых военных городков, так как они утратили связь с Вооруженными Силами Российской Федерации и не могут быть лишены занимаемого ими жилого помещения. Что касается граждан, утративших связь с Вооруженными Силами Российской Федерации и проживающих в служебных жилых помещениях, то следует отметить, что в соответствии с ч. 3 ст. 104 Жилищного кодекса Российской Федерации договор найма служебного жилого помещения заключается на период прохождения военной службы. Увольнение с военной службы является основанием прекращения договора найма служебного жилого помещения. В соответствии с п. п. 18, 19 Типового договора найма служебного жилого помещения, утвержденного Постановлением Правительства Российской Федерации от 26 января 2006 г. N 42, договор прекращается в связи с окончанием срока службы. В случае расторжения или прекращения договора в связи с окончанием срока службы наниматель и члены его семьи должны освободить жилое помещение. В случае отказа освободить жилое помещение граждане подлежат выселению без предоставления другого жилого помещения, за исключением случаев, предусмотренных Жилищным кодексом Российской Федерации. В соответствии с ч. 2 ст. 103 Жилищного кодекса Российской Федерации не могут быть выселены из служебных жилых помещений и жилых помещений в общежитиях без предоставления других жилых помещений не являющиеся нанимателями жилых помещений по договорам социального найма или членами семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма либо собственниками жилых помещений или членами семьи собственника жилого помещения и состоящие на учете в качестве нуждающихся в жилых помещениях: 1) члены семей военнослужащих, должностных лиц, сотрудников органов внутренних дел, органов федеральной службы безопасности, таможенных органов Российской Федерации, органов государственной противопожарной службы, органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, учреждений и органов уголовно-исполнительной системы, погибших (умерших) или пропавших без вести при исполнении обязанностей военной службы или служебных обязанностей; 2) пенсионеры по старости; 3) члены семьи работника, которому было предоставлено служебное жилое помещение или жилое помещение в общежитии и который умер; 4) инвалиды I или II групп, инвалидность которых наступила вследствие трудового увечья по вине работодателя, инвалиды I или II групп, инвалидность которых наступила вследствие профессионального заболевания в связи с исполнением трудовых обязанностей, инвалиды из числа военнослужащих, ставших инвалидами I или II групп вследствие ранения, контузии или увечья, полученных при исполнении обязанностей военной службы либо вследствие заболевания, связанного с исполнением обязанностей военной службы. В абсолютном большинстве случаев ни одно из приведенных оснований к рассматриваемой нами категории граждан не относится, что позволяет сделать промежуточный вывод о возможности их выселения после увольнения с военной службы из занимаемых служебных жилых помещений без предоставления других жилых помещений. В то же время следует учитывать, что в соответствии со ст. 13 Федерального закона «О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации» от 29 декабря 2004 г. N 189-ФЗ граждане, которые проживают в служебных жилых помещениях и жилых помещениях в общежитиях, предоставленных им до введения в действие Жилищного кодекса Российской Федерации, состоят в соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 51 Жилищного кодекса Российской Федерации на учете в качестве нуждающихся в жилых помещениях, предоставляемых по договорам социального найма, или имеют право состоять на данном учете, не могут быть выселены из указанных жилых помещений без предоставления других жилых помещений, если их выселение не допускалось законом до введения в действие Жилищного кодекса Российской Федерации. Напомним, что согласно ст. 108 Жилищного кодекса РСФСР (действовал до 1 марта 2005 г.) без предоставления другого жилого помещения не могли быть выселены: 1) инвалиды войны и другие инвалиды из числа военнослужащих, ставшие инвалидами вследствие ранения, контузии или увечья, полученных при защите СССР или при исполнении иных обязанностей военной службы, либо вследствие заболевания, связанного с пребыванием на фронте; 2) участники Великой Отечественной войны, пребывавшие в составе действующей армии; 3) семьи военнослужащих и партизан, погибших или пропавших без вести при защите СССР или при исполнении иных обязанностей военной службы; 4) семьи военнослужащих; 5) инвалиды из числа лиц рядового и начальствующего состава органов Министерства внутренних дел СССР, Государственной противопожарной службы, ставшие инвалидами вследствие ранения, контузии или увечья, полученных при исполнении служебных обязанностей; 6) лица, проработавшие на предприятии, в учреждении, организации, предоставивших им служебное жилое помещение, не менее десяти лет (кроме лиц, которые проживают в служебных жилых помещениях, закрепленных за Министерством обороны Российской Федерации (иным федеральным органом исполнительной власти, в котором федеральным законом предусмотрена военная служба), и не подлежащие обеспечению жилыми помещениями для постоянного проживания в порядке и на условиях, предусмотренных Федеральным законом «О статусе военнослужащих» от 27 мая 1998 г. N 76-ФЗ); 7) лица, освобожденные от должности, в связи с которой им было предоставлено жилое помещение, но не прекратившие трудовых отношений с предприятием, учреждением, организацией, предоставившими это помещение; 8) лица, уволенные в связи с ликвидацией предприятия, учреждения, организации либо по сокращению численности или штата работников (кроме лиц, которые проживают в служебных жилых помещениях, закрепленных за Министерством обороны Российской Федерации (иным федеральным органом исполнительной власти, в котором федеральным законом предусмотрена военная служба), и не подлежащие обеспечению жилыми помещениями для постоянного проживания в порядке и на условиях, предусмотренных Федеральным законом «О статусе военнослужащих» от 27 мая 1998 г. N 76-ФЗ); 9) пенсионеры по старости, персональные пенсионеры; 10) члены семьи умершего работника, которому было предоставлено служебное жилое помещение; 11) инвалиды труда I и II групп, инвалиды I и II групп из числа военнослужащих и приравненных к ним лиц; 12) одинокие лица с проживающими вместе с ними несовершеннолетними детьми. Опять же видим, что в абсолютном большинстве случаев ни одно из приведенных оснований к рассматриваемой нами категорий граждан не относится. Необходимо обратить внимание на то, что до 22 мая 2006 г. абз. 13 п. 1 ст. 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих» предусматривал, что военнослужащие, обеспечиваемые служебными жилыми помещениями, заключают с Министерством обороны Российской Федерации (иным федеральным органом исполнительной власти, в котором федеральным законом предусмотрена военная служба) жилищный договор. В указанном договоре определялись порядок предоставления служебного жилого помещения, его содержания и освобождения. Условия и порядок заключения жилищного договора определялись Правительством Российской Федерации (с 22 мая 2006 г. слова «жилищный договор» были заменены словами «договор найма служебного жилого помещения»). Пунктами 3, 5 Положения об условиях и порядке заключения жилищного договора между военнослужащими и Министерством обороны Российской Федерации или иным федеральным органом исполнительной власти, в котором законом предусмотрена военная служба, утвержденного Постановлением Правительства Российской Федерации «Об условиях и порядке заключения жилищного договора между военнослужащими и Министерством обороны Российской Федерации или иным федеральным органом исполнительной власти, в котором законом предусмотрена военная служба» от 4 мая 1999 г. N 487 и п. 9 типовой формы жилищного договора (приложение к Положению) предусмотрено, что жилищный договор расторгается в случаях: досрочного увольнения военнослужащего (кроме военнослужащих, имеющих общую продолжительность военной службы 20 лет и более, а также при увольнении с военной службы по достижении ими предельного возраста пребывания на военной службе, состоянию здоровья или в связи с организационно-штатными мероприятиями при общей продолжительности военной службы 10 лет и более); — по заявлению военнослужащего; — обеспечения военнослужащего и совместно проживающих с ним членов его семьи жилыми помещениями для постоянного проживания по месту прохождения военной службы по нормам и в порядке, установленным законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации; — истечения срока его действия (определяется сроком контракта о прохождении военной службы); — в иных случаях, предусмотренных законодательством Российской Федерации. Из буквального толкования приведенных норм применительно к рассматриваемой категории военнослужащих следует, что не могут быть выселены из занимаемых служебных жилых помещений без предоставления другого жилого помещения имеющие общую продолжительность военной службы 20 лет и более военнослужащие, досрочно (т. е. до истечения срока контракта) уволенные с военной службы <10>. Получается нонсенс: военнослужащего, досрочно уволенного с военной службы в связи с несоблюдением условий контракта, выселить из занимаемого служебного жилого помещения без предоставления другого жилого помещения нельзя, а имеющего аналогичную выслугу лет военнослужащего, уволенного в связи с истечением срока контракта или по другому «нейтральному» основанию, но после истечения срока контракта, в связи с отсутствием досрочности увольнения, можно выселить без предоставления другого жилого помещения. ——————————— <10> Так, А. В. Кудашкин указывал, что жилищный договор «продолжает действовать в пределах срока, на который заключен, в отношении граждан, досрочно уволенных с военной службы, имеющих общую продолжительность военной службы 20 лет и более (в календарном исчислении), а также уволенных по достижении ими предельного возраста пребывания на военной службе, состоянию здоровья или в связи с организационно-штатными мероприятиями при общей продолжительности военной службы 10 лет и более (в календарном исчислении) (Кудашкин А. В. О служебной жилплощади «служивых» людей // Право в Вооруженных Силах. 2005. N 4).

Следует отметить неудачную конструкцию приведенной нормы, которая, на наш взгляд, допускает двойное толкование. Попробуем дать другое толкование (в пользу военнослужащих). Итак, жилищный договор расторгается в случае досрочного увольнения военнослужащего. Далее в скобках приведены исключения из указанного положения. При этом указаны сначала военнослужащие, имеющие общую продолжительность военной службы 20 лет и более. А далее через присоединительный союз «также», слова «при увольнении с военной службы по достижении ими предельного возраста пребывания на военной службе, состоянию здоровья или в связи с организационно-штатными мероприятиями при общей продолжительности военной службы 10 лет и более», т. е. норму можно изложить таким образом: «Кроме военнослужащих, имеющих общую продолжительность военной службы 20 лет и более, и военнослужащих, уволенных с военной службы по…». Если к обеим этим категориям военнослужащих применить общее условие о досрочности увольнения, что и требует буквальное толкование, то получается какая-то, не побоимся этого слова, несуразица. Читателям прекрасно известно, что во многих случаях увольнение по указанным «льготным» основаниям производится по истечении срока контракта, т. е. при отсутствии условия досрочности (как правило, при увольнении с военной службы по достижении ими предельного возраста пребывания на военной службе, так как с такими военнослужащими были заключены контракты до достижения предельного возраста пребывания на военной службе, и достаточно часто по другим двум указанным основаниям (увольняются военнослужащие, проходящие военную службу в добровольном порядке после окончания срока контракта). Тогда получается, что можно выселять в никуда, из-за несоответствия условию досрочности, военнослужащих, имеющих общую продолжительность военной службы 20 лет и более, а также уволенных по «льготным» основаниям. Представляется, что Правительство Российской Федерации, исходя из общих гарантий ст. 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих», формулируя исключения из общего условия расторжения жилищного договора, указало в скобках субъектов, с которыми при их увольнении с военной службы (неважно, досрочным или нет) такой договор не может быть расторгнут до обеспечения жилым помещением для постоянного проживания: — военнослужащие, имеющие общую продолжительность военной службы 20 лет и более, независимо от основания увольнения; — военнослужащие, увольняемые с военной службы по достижении ими предельного возраста пребывания на военной службе, состоянию здоровья или в связи с организационно-штатными мероприятиями при общей продолжительности военной службы 10 лет и более. Второе приведенное толкование представляется более правильным. Автору настоящей статьи неизвестно ни одного случая, когда бы квартирно-эксплуатационные органы или военные прокуроры обращались с исками в суды о выселении из служебных жилых помещений в закрытых военных городках без предоставления других жилых помещений граждан, имеющих общую продолжительность военной службы 20 лет и более, уволенных с военной службы не по «льготным» основаниям и фактически подпадающих под основания, установленные ст. 51 Жилищного кодекса Российской Федерации. Несомненно, здесь проявляется и действие принципа справедливости, хотя это и не совсем юридическая материя. Ведь такие же военнослужащие, проходящие военную службу не в закрытых военных городках, при соответствии основаниям, установленным жилищным законодательством (в настоящее время ст. 51 Жилищного кодекса Российской Федерации), признаются нуждающимися в жилых помещениях по последнему месту службы, и на них распространяется гарантия, установленная п. 13 ст. 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих», о невозможности исключения без их согласия из списка очередников на получение жилых помещений (улучшение жилищных условий) по последнему перед увольнением месту военной службы. А военнослужащие, проходящие военную службу в закрытых военных городках, лишены такой гарантии без компенсации ее в иной форме. Граждане, имеющие общую продолжительность военной службы менее 20 лет и увольняемые не по «льготным» основаниям, подлежат выселению из занимаемых ими в закрытых военных городках служебных жилых помещений без предоставления других жилых помещений. И в отличие от положения, приведенного выше, это представляется совершенно справедливым. Ведь такие военнослужащие, не проходящие военную службу в закрытых военных городках, при увольнении с военной службы исключаются из единого реестра военнослужащих, нуждающихся в жилых помещениях. В то же время в закрытых военных городках продолжают проживать тысячи таких граждан, юридически подлежащих выселению из занимаемых служебных жилых помещений без предоставления других жилых помещений. Более того, их включают в списки кандидатов на участие в соответствующих подпрограммах по предоставлению субсидий на приобретение жилья (ГЖС) как граждан, подлежащих отселению из закрытых военных городков. Тысячи таких граждан приобрели, по нашему мнению незаконно, жилые помещения с использованием ГЖС. На наш взгляд, в таких случаях в действиях должностных лиц, не предпринявших надлежащих мер к выселению таких граждан, включивших их в списки участников соответствующей подпрограммы, выдавших им ГЖС, усматриваются признаки состава преступления, предусмотренного ст. 293 Уголовного кодекса Российской Федерации «Халатность». А представьте себе размер ущерба, причиненного государству. Как ни странно это звучит, автор в своих рассуждениях сейчас сделает поворот на 180 градусов. Общеизвестно, что с 9 ноября 2010 г. вступила в силу Инструкция о предоставлении военнослужащим — гражданам Российской Федерации, проходящим военную службу по контракту в Вооруженных Силах Российской Федерации, жилых помещений по договору социального найма (далее — Инструкция), утвержденная Приказом Министра обороны Российской Федерации 2010 г. N 1280, и утратила силу Инструкция о порядке обеспечения жилыми помещениями в Вооруженных Силах Российской Федерации, утвержденная Приказом Министра обороны Российской Федерации 2000 г. N 80. Инструкцией предусмотрено ведение единого реестра военнослужащих, принятых на учет нуждающихся в жилых помещениях. В настоящее время при переводе к новому месту военной службы, в отличие от ранее установленного порядка, повторно подавать документы для постановки на учет нуждающихся в жилых помещениях не требуется. В связи с этим Е. А. Глухов и В. М. Корякин отмечают, что введение единого централизованного учета военнослужащих, нуждающихся в жилых помещениях, позволит гарантировать сохранение статуса нуждающегося в получении жилого помещения и соответствующего номера в очереди у военнослужащего при перемещениях из одной воинской части в другую <11>. Таким образом, военнослужащий, ранее включенный в указанный единый реестр, при переводе к новому месту военный службы в закрытый военный городок остается в этом реестре и имеет право на получение жилого помещения по договору социального найма (естественно, при отсутствии оснований для снятия с учета, предусмотренных п. 10 Инструкции). ——————————— <11> Глухов Е. А., Корякин В. М. Указ. соч.

Представляется, что Инструкция не содержит запрета (ограничения) о подаче военнослужащим, проходящим военную службу в закрытом военном городке, заявления в региональное управление Департамента жилищного обеспечения Министерства обороны Российской Федерации о признании его нуждающимся в жилом помещении <12>. При этом, с учетом рассмотренных ранее норм ст. 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих», представляется, что право на получение жилого помещения такой военнослужащий будет иметь при увольнении с военной службы в закрытом военном городке или при переводе к новому месту военной службы в воинскую часть, дислоцированную не в закрытом военном городке. Несомненным положительным моментом такого признания будет являться гарантированное законом право военнослужащего, имеющего общую продолжительность военной службы в календарном исчислении 20 лет и более и уволенного с военной службы не по «льготным» основаниям и не по истечении срока контракта или по семейным обстоятельствам, указанным в подп. «в» п. 3 ст. 51 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе», получить жилое помещение в ближайшем к закрытому военному городку населенном пункте <13>. ——————————— <12> Так, Е. Г. Воробьев отмечает, что отсутствие в Инструкции конкретики состава военнослужащих, наделенных правом на получение жилья по договору социального найма, позволяет всем военнослужащим, заключившим первый контракт до 1 января 1998 г., не обеспеченным постоянным жильем (нуждающимся в жилье), заявить свои права на данную форму жилищного обеспечения независимо от выслуги лет — по месту военной службы, а при достижении выслуги 20 лет и более — в избранном ими постоянном месте жительства. См.: Воробьев Е. Г. Краткий научно-практический комментарий к Инструкции о предоставлении военнослужащим, проходящим военную службу по контракту в Вооруженных Силах Российской Федерации, жилых помещений по договору социального найма (тематический) // Право в Вооруженных Силах. 2011. N 1. <13> Напомним, что ранее уже обращалось внимание читателей на то, что в соответствии с п. 13 ст. 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих» военнослужащие — граждане, проходящие военную службу по контракту, общая продолжительность военной службы которых составляет 20 лет и более, не обеспеченные на момент увольнения с военной службы жилыми помещениями, не могут быть исключены без их согласия из списка очередников на получение жилых помещений (улучшение жилищных условий) по последнему перед увольнением месту военной службы и обеспечиваются жилыми помещениями в соответствии с названным Федеральным законом, федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации. Получается ситуация, когда из единого реестра такого военнослужащего не исключить — нет оснований, права на избрание места жительства он не имеет (п. 14 ст. 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих» на него не распространяется), непосредственно по последнему месту военной службы в закрытом военном городке получить жилое помещение по договору социального найма он не может. Для соблюдения требований закона такому военнослужащему должны предлагаться жилые помещения в ближайших к закрытому военному городку населенных пунктах.

Отметим, что из п. 1 Инструкции не следует для признания нуждающимся в жилом помещении в каком населенном пункте подает документы военнослужащий (в рекомендуемом образце заявления такой графы нет). Из системного анализа норм ст. 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих» и ст. 52 Жилищного кодекса Российской Федерации следует, что военнослужащий признается нуждающимся по месту прохождения военной службы, так как право на избрание другого постоянного места жительства у него возникает лишь в случаях, предусмотренных Федеральным законом «О статусе военнослужащих». В то же время в войска достаточно часто поступают указания командирам (начальникам) о доведении до военнослужащих информации о возможности получить жилые помещения в определенных населенных пунктах и направлении соответствующих заявлений военнослужащих в региональные управления Департамента жилищного обеспечения Министерства обороны Российской Федерации. По существу, получается, что Министерство обороны Российской Федерации, несмотря на то, что это не предусмотрено нормативно (за исключением военнослужащих, указанной нами первой категории), предоставляет военнослужащим жилые помещения в избранных местах жительства в период прохождения военной службы. Резюмируя вышеизложенное, можно, на наш взгляд, прийти к заключению, что с вступлением в силу Правил признания нуждающимися в жилых помещениях военнослужащих — граждан Российской Федерации, обеспечиваемых на весь срок военной службы служебными жилыми помещениями, и Правил предоставления военнослужащим — гражданам Российской Федерации, обеспечиваемым на весь срок военной службы служебными жилыми помещениями, жилых помещений в собственность бесплатно, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 29 июня 2011 г. N 512, а также Инструкции о предоставлении военнослужащим — гражданам Российской Федерации, проходящим военную службу по контракту в Вооруженных Силах Российской Федерации, жилых помещений по договору социального найма, утвержденной Приказом Министра обороны Российской Федерации 2010 г. N 1280, вопросы, связанные с обеспечением жилыми помещениями военнослужащих Вооруженных Сил Российской Федерации, проходящих военную службу в закрытых военных городках, частично разрешены, что, однако, не делает менее актуальным вопрос разработки постановления Правительства Российской Федерации, устанавливающего единый порядок обеспечения жилыми помещениями военнослужащих-граждан, проживающих в закрытых военных городках, при увольнении их с военной службы.

/»Право в Вооруженных Силах», 2011, N 12/

2. Граждане, уволенные с военной службы, утратившие связь с Вооруженными Силами Российской Федерации, иными воинскими формированиями и органами, занимающие жилые помещения в закрытых военных городках. При рассмотрении данного вопроса мы не будем подробно раскрывать нормы, которые указывались при рассмотрении прав военнослужащих, проходящих военную службу в закрытых военных городках, на получение жилых помещений за пределами закрытого военного городка. Иное суждение будет в таком случае мотивировано ссылкой на статьи, пункты соответствующих нормативных правовых актов. Также иногда будут повторены применительно к рассматриваемой категории граждан выводы, которые ранее были сделаны применительно к военнослужащим. Ретроспектива вопроса будет дана в пределах показа прав граждан, уволенных с военной службы, на отселение из закрытого военного городка, возникших ранее, но не реализованных до настоящего времени. Как уже говорилось, безусловно, имеют право на отселение из закрытого военного городка граждане, уволенные с военной службы и занимающие жилые помещения в закрытых военных городках, предоставленные им по постоянным ордерам, договорам социального найма. При этом выслуга лет и основание увольнения значения не имеют. Рассмотрим категорию граждан, за которыми при увольнении с военной службы в закрытых военных городках не сохраняется право на занимаемые служебные жилые помещения и которые подлежат выселению из этих помещений без предоставления других жилых помещений. В соответствии с ч. 3 ст. 104 Жилищного кодекса Российской Федерации договор найма служебного жилого помещения заключается на период трудовых отношений, прохождения военной службы. Увольнение с военной службы является основанием прекращения договора найма служебного жилого помещения. Категории граждан, которых при увольнении со службы нельзя выселить из занимаемых служебных жилых помещений, определены в ч. 2 ст. 102, ч. 2 ст. 103 Жилищного кодекса Российской Федерации, а в отношении граждан, которым служебные жилые помещения были предоставлены до 1 марта 2005 г., — также ст. 13 Федерального закона от 29 декабря 2004 г. N 189-ФЗ «О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации» и ст. 108 Жилищного кодекса РСФСР. Кроме того, нельзя выселить из занимаемых служебных жилых помещений граждан, чье выселение не допускалось заключенным с ними до 22 мая 2006 г. жилищным договором <1>. ——————————— <1> Пункт 9 Типовой формы жилищного договора (приложение к Положению об условиях и порядке заключения жилищного договора между военнослужащими и Министерством обороны Российской Федерации или иным федеральным органом исполнительной власти, в котором законом предусмотрена военная служба, утвержденному Постановлением Правительства Российской Федерации от 4 мая 1999 г. N 487).

Из системного анализа ст. 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих» и указанных выше статей законодательных актов, с учетом ранее проведенного анализа, можно выделить достаточно многочисленные категории граждан, которые подлежат выселению из служебных жилых помещений без предоставления других жилых помещений: — граждане, уволенные с военной службы по «льготным» основаниям и имеющие общую продолжительность военной службы в календарном исчислении менее 10 лет; — граждане, уволенные с военной службы не по «льготным» основаниям и имеющие общую продолжительность военной службы в календарном исчислении менее 20 лет. Другой вопрос, что выселением указанных граждан не занимались, в отношении многих пропущен срок исковой давности для обращения с соответствующими исками в суд. А все это повлекло для государства необходимость выселять (отселять) многих таких граждан с предоставлением жилого помещения в натуре (когда такая возможность была нормативно предусмотрена ст. 94 Жилищного кодекса Российской Федерации) либо с выдачей ГЖС. Рассмотрим формы реализации жилищных прав граждан, уволенных с военной службы, занимающих жилые помещения в закрытых военных городках и имеющих право отселиться из них. При этом представляется возможным выделить несколько категорий указанных граждан, в зависимости от отнесения к которым будут различаться предусмотренные законодательством формы их жилищного обеспечения: — граждане, уволенные с военной службы по достижении ими предельного возраста пребывания на военной службе, состоянию здоровья или в связи с организационно-штатными мероприятиями, общая продолжительность военной службы которых составляет 10 лет и более, принятые органами местного самоуправления до 1 января 2005 г. на учет в качестве нуждающихся в жилых помещениях; — граждане, уволенные с военной службы по достижении ими предельного возраста пребывания на военной службе, состоянию здоровья или в связи с организационно-штатными мероприятиями, общая продолжительность военной службы которых составляет 10 лет и более, не принятые органами местного самоуправления до 1 января 2005 г. на учет в качестве нуждающихся в жилых помещениях, но принятые жилищными комиссиями воинских частей (до 9 ноября 2010 г. <2>) или Департаментом жилищного обеспечения Министерства обороны Российской Федерации (после указанной даты) на учет нуждающихся в избранных местах жительства; ——————————— <2> С указанной даты вступил в силу Приказ Министра обороны Российской Федерации от 30 сентября 2010 г. N 1280, установивший новый порядок признания военнослужащих нуждающимися в жилых помещениях, в том числе в избранных местах жительства.

— граждане, уволенные с военной службы по истечении срока контракта или по семейным обстоятельствам, указанным в подп. «в» п. 3 ст. 51 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе», общая продолжительность военной службы которых в календарном исчислении составляет 20 лет и более, и состоящие в списках очередников на получение жилых помещений (улучшение жилищных условий) в федеральном органе исполнительной власти; — граждане, уволенные с военной службы по достижении ими предельного возраста пребывания на военной службе, состоянию здоровья или в связи с организационно-штатными мероприятиями, общая продолжительность военной службы которых составляет 10 лет и более, не поставленные ни органами местного самоуправления, ни жилищными комиссиями воинских частей на учет нуждающихся в жилых помещениях в избранных местах жительства, и граждане, уволенные с военной службы по другим основаниям, не состоящие в списках очередников на получение жилых помещений (улучшение жилищных условий) в федеральном органе исполнительной власти. А. Граждане, уволенные с военной службы по достижении ими предельного возраста пребывания на военной службе, состоянию здоровья или в связи с организационно-штатными мероприятиями, общая продолжительность военной службы которых составляет 10 лет и более, принятые органами местного самоуправления до 1 января 2005 г. на учет в качестве нуждающихся в жилых помещениях. Среди указанных граждан можно выделить тех, кто: — встал на соответствующий учет еще до февраля 1993 г. в соответствии с Постановлением ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 8 декабря 1980 г. N 1131 «О переселении из закрытых военных городков лиц, утративших связь с Вооруженными Силами СССР и органами Комитета государственной безопасности СССР, и о порядке обеспечения жилой площадью прапорщиков, мичманов и военнослужащих сверхсрочной службы» <3>; ——————————— <3> Указанным Постановлением обеспечение жилой площадью офицерского состава, прапорщиков, мичманов и военнослужащих сверхсрочной службы, уволенных из Вооруженных Сил СССР и органов Комитета государственной безопасности СССР в запас или в отставку и переселяемых из закрытых и обособленных военных городков, было возложено на исполкомы местных Советов народных депутатов, которым был установлен срок, в течение которого должно было быть произведено переселение, — в течение двух лет со дня увольнения указанных военнослужащих в запас или в отставку.

— встал на учет в соответствии с п. 6 ст. 15 Закона Российской Федерации от 22 января 1993 г. N 4338-1 «О статусе военнослужащих», которым было установлено, что граждане, уволенные с военной службы по достижении предельного возраста пребывания на военной службе, по состоянию здоровья или в связи с организационно-штатными мероприятиями при общей продолжительности военной службы 10 лет и более, и члены их семей обеспечиваются органами местного самоуправления жилыми помещениями по установленным нормам не позднее чем в трехмесячный срок со дня подачи заявления для включения в списки нуждающихся в улучшении жилищных условий в избранном постоянном месте жительства. Документы о сдаче жилых помещений и выписке с прежнего места жительства указанными гражданами и членами их семей представляются при получении постоянной жилой площади. При этом, отмечалось, что такие граждане на момент увольнения с военной службы по указанным основаниям не должны были иметь постоянной жилой площади <4>. Кроме того, Закон предусматривал, что указанная норма распространяется именно на граждан, уволенных с военной службы <5>. Механизм постановки граждан, уволенных с военной службы, на учет нуждающихся в улучшении жилищных условий регулировался нормативными правовыми актами органов местного самоуправления или субъектов Российской Федерации <6>; ——————————— <4> Так, в Определении Конституционного Суда Российской Федерации от 11 апреля 1997 г. N 48-О указывалось: «Граждане, уволенные с военной службы по состоянию здоровья, должны быть обеспечены органами местного самоуправления жилыми помещениями по установленным нормам не позднее чем в трехмесячный срок со дня подачи заявления для включения в списки нуждающихся в улучшении жилищных условий в избранном постоянном месте жительства. Эта норма, следовательно, рассчитана на однократное применение, и ее действие распространяется на тех военнослужащих, которые на момент увольнения с военной службы по состоянию здоровья не имели постоянной жилой площади». <5> Так, в Определении Военной коллегии Верховного Суда Российской Федерации от 7 октября 1997 г. N 6н-208/97 по гражданскому делу в связи с жалобой офицера А. на действия командования отмечалось: «А., как прослуживший в Вооруженных Силах более 23 лет, не мог быть уволен, согласно действующему законодательству, без предоставления ему и членам его семьи жилого помещения по установленным законом нормам. Проживая с семьей в составе четырех человек в двухкомнатной квартире жилой площадью 28,6 кв. м, А. еще в январе 1987 г. был принят жилищной комиссией части на учет нуждающихся в улучшении жилищных условий, а к моменту увольнения находился третьим в списке очередников. Свое увольнение с военной службы он поставил, как это видно из имеющихся в деле кадровых документов, в прямую зависимость от решения вопроса о предоставлении ему и его семье жилого помещения по существующим нормам. Таким образом, указывалось в протесте, А. недвусмысленно избрал вариант улучшения жилищных условий в период военной службы, а не после увольнения в запас, что находится в полном соответствии с требованиями ст. 22 Закона Российской Федерации «О статусе военнослужащих». Поэтому ссылка в определении суда второй инстанции на п. 6 ст. 15 того же Закона в данном случае является беспредметной. При таких обстоятельствах, делался вывод в протесте, решение военного суда гарнизона с признанием незаконным увольнения А. с военной службы без предоставления ему и членам его семьи жилого помещения по установленным законодательством нормам является обоснованным». <6> Так, в г. Санкт-Петербурге действовали Инструкция о порядке постановки на жилищный учет и предоставления жилых помещений военнослужащим, увольняемым с военной службы, нуждающимся в улучшении жилищных условий, утвержденная Приказом Жилищного комитета мэрии Санкт-Петербурга от 16 июня 1994 г.; Приказ заместителя мэра Санкт-Петербурга от 31 января 1994 г. «Об учете по обеспечению жилой площадью военнослужащих, уволенных с военной службы». В п. 1.1 Инструкции было установлено, что военнослужащие проходящие военную службу, за три года до увольнения по достижении предельного возраста пребывания на военной службе либо в год увольнения с военной службы по состоянию здоровья или в связи с организационными мероприятиями избравшие местом постоянного проживания Санкт-Петербург, представляют в городской военкомат ряд документов, связанных с военной службой, местом жительства, составом семьи, предстоящим увольнением. Пунктом 1 Приказа было предусмотрено, что военнослужащие, проходящие военную службу, а также граждане, уволенные с военной службы, утратившие жилую площадь в Санкт-Петербурге в связи с призывом, принимаются на учет районными отделами учета и распределения жилой площади и жилищными комитетами районов. Учет военнослужащих и граждан, не указанных в п. 1, утративших в связи с призывом жилую площадь в иных населенных пунктах, осуществлял жилищный комитет, а предварительную подготовку документов для постановки на учет — Санкт-Петербургский горвоенкомат (п. 2 Приказа). См. Определение Верховного Суда Российской Федерации от 19 февраля 1998 г. N 78-Г98-2.

— встал на учет в соответствии с п. 13 ст. 15 <7> (в редакции, действовавшей до 1 января 2005 г.) Федерального закона «О статусе военнослужащих» и Правилами учета военнослужащих, подлежащих увольнению с военной службы, и граждан, уволенных с военной службы в запас или в отставку и службы в органах внутренних дел, а также военнослужащих и сотрудников Государственной противопожарной службы, нуждающихся в получении жилых помещений или улучшении жилищных условий в избранном постоянном месте жительства (далее — Правила), утвержденными Постановлением Правительства Российской Федерации от 6 сентября 1998 г. N 1054. ——————————— <7> Указанной нормой предусматривалось, что военнослужащие, проходящие военную службу по контракту, не более чем за три года до увольнения с военной службы по достижении ими предельного возраста пребывания на военной службе либо в течение года при увольнении с военной службы по состоянию здоровья или в связи с организационно-штатными мероприятиями по ходатайству командиров воинских частей включаются органами местного самоуправления избранного постоянного места жительства в списки граждан, уволенных с военной службы, нуждающихся в получении жилых помещений, или в списки членов жилищно-строительных (жилищных) кооперативов. О принятом решении органы местного самоуправления в письменной форме сообщают соответствующим командирам воинских частей в трехмесячный срок и гарантируют предоставление жилых помещений после прибытия граждан, уволенных с военной службы, на избранное место жительства в течение трех месяцев. Сведения о постановке на учет заносятся в личные дела военнослужащих.

Правилами было определено, что вопросы постановки на очередь и предоставления жилья рассматриваются в созданных при органах местного самоуправления общественных комиссиях по жилищным вопросам, решения которых являются основанием для издания главами муниципальных образований соответствующих актов. Пунктом 7 Правил отдельным основанием признания граждан нуждающимися в получении жилых помещений или улучшении жилищных условий в избранных местах жительства признавалось наличие жилой площади в закрытых и обособленных военных городках (отметим, неважно какой, для постоянного или временного проживания). Военнослужащие, проходившие военную службу по контракту, продолжительность военной службы которых к моменту увольнения достигала 10 лет в календарном исчислении, ставились на очередь на получение жилых помещений или улучшение жилищных условий органами местного самоуправления по ходатайству командиров (начальников) воинских частей: — не более чем за три года до увольнения с военной службы по достижении предельного возраста пребывания на военной службе; — в год увольнения с военной службы по состоянию здоровья или в связи с организационно-штатными мероприятиями. Граждане, признанные нуждающимися в получении жилых помещений или улучшении жилищных условий в избранном постоянном месте жительства по основаниям, указанным в Правилах, и уволенные с военной службы, ставились на очередь органами местного самоуправления по личному заявлению. Из поставленных на очередь военнослужащих и граждан, уволенных с военной службы, органом местного самоуправления составлялся единый список очередников на получение (приобретение) жилья. Жилье предоставлялось гражданам, уволенным с военной службы, и членам их семей, состоящим на учете, в порядке общей очереди. Вроде бы четко прописанный механизм реализации социальных гарантий в области обеспечения жильем граждан, уволенных с военной службы по «льготным» основаниям, на практике «буксовал» из-за недостаточности денежных средств. Соответствующие очереди на получение жилых помещений, выдачу ГЖС в органах местного самоуправления росли, а квартир не было, ГЖС выделялось крайне мало. Е. Г. Воробьев отмечал, что предложенный государством механизм хотя и работал, но вполсилы, с нарастающим отставанием от реальных потребностей. Им же, со ссылкой на А. П. Назарчука, приводились следующие статистические данные. В 90-х гг. прошлого века при среднегодовом увольнении с военной службы в пределах 80 — 90 тыс. человек очередность уволенных, нуждающихся в получении жилья, неуклонно увеличивалась в среднем на 20 — 30 тыс. человек. За пять лет, с 1992 по 1997 г., число очередников из числа уволенных с военной службы увеличилось в четыре раза (с 42500 до 160000). Общая численность таких лиц к 2000 г. достигла почти четверти миллиона семей (160 тыс. семей бывших военнослужащих, нуждающихся в улучшении жилищных условий, и более 70 тыс. семей, подлежащих отселению из закрытых военных городков) <8>. ——————————— <8> Воробьев Е. Г. О праве на государственное жилищное обеспечение в избранном месте жительства в связи с увольнением с военной службы // Право в Вооруженных Силах. 2010. N 11.

В соответствии с п. 2.1 ст. 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих» (введен с 1 января 2011 г. Федеральным законом от 8 декабря 2010 г. N 342-ФЗ) обеспечение жилыми помещениями граждан, уволенных с военной службы по достижении ими предельного возраста пребывания на военной службе, состоянию здоровья или в связи с организационно-штатными мероприятиями, общая продолжительность военной службы которых составляет 10 лет и более и которые до 1 января 2005 г. были приняты органами местного самоуправления на учет в качестве нуждающихся в жилых помещениях, и совместно проживающих с ними членов их семей осуществляется за счет средств федерального бюджета по выбору гражданина, уволенного с военной службы, в форме предоставления: — жилого помещения в собственность бесплатно; — жилого помещения по договору социального найма; — единовременной денежной выплаты на приобретение или строительство жилого помещения. При предоставлении указанным гражданам жилых помещений в собственность бесплатно или по договору социального найма размер общей площади жилых помещений определяется в соответствии с п. п. 1 — 3 ст. 15.1 Федерального закона «О статусе военнослужащих». При предоставлении указанным гражданам единовременной денежной выплаты на приобретение или строительство жилого помещения размер этой денежной выплаты определяется исходя из норматива общей площади жилого помещения, определенного в соответствии с п. 4 ст. 15.1 Федерального закона «О статусе военнослужащих», и средней рыночной стоимости одного квадратного метра общей площади жилого помещения, определяемой уполномоченным федеральным органом исполнительной власти для каждого субъекта Российской Федерации. При этом ст. 2 Федерального закона от 8 декабря 2010 г. N 342-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «О статусе военнослужащих» и об обеспечении жилыми помещениями некоторых категорий граждан» (далее — Закон N 342-ФЗ) было установлено, что порядок и условия обеспечения жилыми помещениями граждан, уволенных с военной службы, и совместно проживающих с ними членов их семей, предусмотренные п. 2.1 ст. 15 и ст. 15.1 Федерального закона «О статусе военнослужащих», распространяются на граждан, уволенных с военной службы, имеющих право на обеспечение жилыми помещениями в соответствии с законодательством СССР и подлежащих обеспечению жилыми помещениями за счет средств федерального бюджета, которые до 1 января 2005 г. были приняты органами местного самоуправления на учет в качестве нуждающихся в жилых помещениях, и совместно проживающих с ними членов их семей, являющихся таковыми в соответствии с Жилищным кодексом Российской Федерации. Государство наделило полномочиями по обеспечению граждан, указанных в абз. 1 п. 2.1 ст. 15, абз. 3 п. 3.1 ст. 24 Федерального закона «О статусе военнослужащих» и ст. 2 Закона N 342-ФЗ, жилыми помещениями по их выбору в одной из трех перечисленных форм органы государственной власти субъектов Российской Федерации. При этом порядок предоставления гражданам, обеспечиваемым жилыми помещениями в соответствии с п. 2.1 Федерального закона «О статусе военнослужащих» и Законом N 342-ФЗ, жилых помещений в собственность бесплатно или по договору социального найма и предоставления им единовременной денежной выплаты на приобретение или строительство жилого помещения определяется законодательством субъектов Российской Федерации. Финансовое обеспечение осуществления субъектами Российской Федерации переданных полномочий осуществляется за счет субвенций. Общий объем субвенций определяется по Методике определения общего объема субвенций, предоставляемых из федерального бюджета бюджетам субъектов Российской Федерации на осуществление полномочий Российской Федерации по обеспечению жилыми помещениями граждан, уволенных с военной службы (службы), и приравненных к ним лиц, переданных для осуществления органам государственной власти субъектов Российской Федерации, утвержденной Постановлением Правительства Российской Федерации от 21 апреля 2011 г. N 303, исходя из численности граждан, обеспечиваемых жилыми помещениями в соответствии с Законом N 342-ФЗ, общей площади жилых помещений, которыми должны быть обеспечены указанные граждане, и средней рыночной стоимости одного квадратного метра общей площади жилого помещения, определяемой федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере социально-экономического развития субъектов Российской Федерации и муниципальных образований, для каждого субъекта Российской Федерации. Субвенции зачисляются в установленном для исполнения федерального бюджета порядке на счета бюджетов субъектов Российской Федерации, носят целевой характер и не могут быть использованы на другие цели. Статьей 4 Закона N 342-ФЗ установлено, что гражданам, обеспечиваемым жилыми помещениями в соответствии с указанным Законом, изъявившим желание получить государственные жилищные сертификаты до дня вступления его в силу (до 1 января 2011 г.), со дня вступления в силу Закона выдача указанных сертификатов не производится. Такие граждане обеспечиваются жилыми помещениями в порядке и на условиях, которые предусмотрены п. 2.1 ст. 15 и ст. 15.1 Федерального закона «О статусе военнослужащих». Граждане, обеспечиваемые жилыми помещениями в соответствии с Законом, получившие государственные жилищные сертификаты до дня вступления в силу данного Закона N 342-ФЗ и не обеспеченные жилыми помещениями, имеют право на обеспечение жилыми помещениями в порядке и на условиях, которые предусмотрены п. 2.1 ст. 15 и ст. 15.1 Федерального закона «О статусе военнослужащих». В связи с изложенным хотелось бы обратить внимание читателей на порядок реализации Закона N 342-ФЗ, установленный в Московской области. Так, Законом Московской области от 25 марта 2011 г. N 34/2011-ОЗ «Об обеспечении жилыми помещениями отдельных категорий граждан, уволенных с военной службы, со службы из органов внутренних дел Российской Федерации, Государственной противопожарной службы Министерства Российской Федерации по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий, учреждений и органов уголовно-исполнительной системы, содержащихся за счет средств федерального бюджета, и членов их семей» (далее — Закон) полномочия, которые федеральный центр передал субъектам Российской Федерации, переданы еще ниже — органам местного самоуправления муниципальных районов и органам местного самоуправления городских округов Московской области. Статьей 3 Закона предусмотрено, что жилые помещения на территории Московской области в соответствии с Федеральным законом «О статусе военнослужащих» и Законом N 342-ФЗ предоставляются гражданам, которые: 1) приняты уполномоченными органами местного самоуправления на учет в качестве нуждающихся в жилых помещениях до 1 января 2005 г.; 2) состоят на учете в качестве нуждающихся в жилых помещениях в уполномоченных органах местного самоуправления; 3) представили в уполномоченный орган местного самоуправления, в котором они состоят на учете в качестве нуждающихся в жилых помещениях, документы, перечень которых определяется центральным исполнительным органом государственной власти Московской области, уполномоченным осуществлять мероприятия по обеспечению граждан и совместно проживающих членов семей жилыми помещениями в соответствии с Федеральным законом «О статусе военнослужащих», подтверждающие статус гражданина; 4) избрали форму обеспечения жилыми помещениями в соответствии с Федеральным законом «О статусе военнослужащих» и письменно известили об этом уполномоченный орган местного самоуправления, в котором они состоят на учете в качестве нуждающихся в жилых помещениях. Жилые помещения предоставляются гражданам и совместно проживающим членам семей в хронологической последовательности в соответствии с датой принятия граждан на учет в качестве нуждающихся в жилых помещениях уполномоченным органом местного самоуправления. Формирование списков граждан, подавших заявление с просьбой об обеспечении их жилыми помещениями в соответствии с Законом N 342-ФЗ, и совместно проживающих членов семей осуществляется уполномоченными органами местного самоуправления. Списки формируются в хронологической последовательности в соответствии с датой принятия граждан на учет в качестве нуждающихся в жилых помещениях и представляются в уполномоченный орган. Уполномоченный орган на основании списков, представленных уполномоченными органами местного самоуправления, формирует сводный список граждан и совместно проживающих членов семей и утверждает его. Порядок предоставления отдельным категориям граждан, уволенных с военной службы, со службы из органов внутренних дел Российской Федерации, Государственной противопожарной службы Министерства Российской Федерации по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий, учреждений и органов уголовно-исполнительной системы, содержащихся за счет средств федерального бюджета, и членам их семей жилых помещений утвержден Постановлением правительства Московской области от 8 июня 2011 г. N 528/21. Обеспечение жилыми помещениями граждан осуществляется в хронологической последовательности, в которой они включены в Сводный список граждан. Право гражданина на обеспечение его жилым помещением удостоверяется именным документом — свидетельством на приобретение (строительство) жилого помещения (далее — свидетельство), которое не является ценной бумагой. Выдача свидетельства осуществляется уполномоченным органом. Датой выдачи свидетельства является дата его подписания уполномоченным должностным лицом органа местного самоуправления, осуществляющего выдачу свидетельств. Срок действия свидетельства составляет шесть месяцев с даты выдачи. Указанный срок продлевается по заявлению гражданина на основании решения уполномоченного органа на срок не более чем на один месяц. На основании Сводного списка и с учетом объема субвенции на соответствующий финансовый год Министерство строительного комплекса Московской области (далее — Министерство) формирует Список претендентов на обеспечение их жилыми помещениями в соответствии с Законом N 342-ФЗ. Список претендентов утверждается распоряжением Министерства. Выписки из Списка претендентов доводятся Министерством до уполномоченных органов в течение 30 рабочих дней с даты его утверждения. Уполномоченный орган в пределах выделенной субвенции в течение 10 рабочих дней после поступления субвенции в местный бюджет уведомляет граждан о необходимости получения свидетельства и оформляет свидетельства. Для получения свидетельства гражданин, включенный в Список претендентов, представляет в уполномоченный орган заявление о выдаче свидетельства на приобретение (строительство) жилого помещения. Расчет размера общей площади предоставляемого жилого помещения осуществляется в соответствии со ст. 15.1 Федерального закона «О статусе военнослужащих». Расчет размера единовременной выплаты для одиноко проживающего гражданина и для семьи из двух человек осуществляется с учетом норм предоставления площади жилого помещения для одиноко проживающего гражданина (в размере 33 квадратных метров) и для семьи из двух человек (42 квадратных метра), установленных п. 16 Правил выпуска и реализации государственных жилищных сертификатов в рамках реализации подпрограммы «Выполнение государственных обязательств по обеспечению жильем категорий граждан, установленных федеральным законодательством» федеральной целевой программы «Жилище» на 2002 — 2010 гг., утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 21 марта 2006 г. N 153 (далее — Правила). Жилое помещение, предоставляемое гражданину, должно находиться на территории муниципального образования по месту учета гражданина в качестве нуждающегося в жилье либо с согласия гражданина в другом муниципальном образовании на территории Московской области. Предоставление гражданам жилых помещений в собственность бесплатно или по договорам социального найма осуществляется путем: 1) приобретения органами местного самоуправления жилых помещений в порядке, установленном федеральным законодательством; 2) предоставления гражданам жилых помещений из муниципального жилищного фонда. Предоставление жилых помещений гражданам в собственность бесплатно или по договорам социального найма осуществляется на основании решения органа местного самоуправления о предоставлении гражданам жилых помещений. Указанное решение оформляется правовым актом соответствующего органа местного самоуправления. Предоставление гражданину жилого помещения по договору социального найма осуществляется после представления им в уполномоченный орган документов, необходимых для заключения договора социального найма на жилое помещение. Предоставление гражданину жилого помещения в собственность бесплатно осуществляется в соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации и жилищным законодательством Российской Федерации путем заключения договора мены жилого помещения, находящегося в собственности муниципального образования, общая площадь которого соответствует размеру общей площади предоставляемого жилого помещения, рассчитанному установленным порядком, на имеющееся у гражданина в собственности жилое помещение меньшей площади, расположенное на территории данного муниципального образования. Отметим, что, таким образом, право на получение жилого помещения в виде реального жилья в собственность бесплатно предоставлено только гражданам, у которых уже есть в собственности жилое помещение. По нашему мнению, тем самым в Московской области ограничены права граждан по выбору форм жилищного обеспечения, установленных п. 2.1 ст. 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих». Перечисление единовременных выплат гражданам, избравшим данную форму обеспечения жилыми помещениями, осуществляется уполномоченным органом на основании решения о предоставлении единовременной выплаты. Указанное решение оформляется правовым актом соответствующего органа местного самоуправления. Единовременная выплата используется: 1) для оплаты договора купли-продажи жилого помещения; 2) для осуществления последнего платежа в счет уплаты паевого взноса в полном размере в случае, если гражданин является членом жилищного, жилищно-строительного, жилищного накопительного кооператива, после уплаты которого жилое помещение переходит в собственность гражданина; 3) для уплаты первоначального взноса при получении жилищного кредита, в том числе ипотечного, или жилищного займа на приобретение жилого помещения или строительство индивидуального жилого дома, а также на погашение основной суммы долга и уплату процентов по этим ипотечным жилищным кредитам или займам, за исключением иных процентов, штрафов, комиссий, пеней за просрочку исполнения обязательств по этим кредитам или займам; 4) для оплаты разницы цены договора мены имеющегося у гражданина в собственности жилого помещения на другое жилое помещение, находящееся в собственности любых физических или юридических лиц, большей площади; 5) для оплаты договора участия в долевом строительстве жилого помещения (жилых помещений) в многоквартирном доме (домах), благоустроенного (благоустроенных) применительно к условиям населенного пункта, в том числе в сельской местности, заключенного с любым юридическим лицом (одним или несколькими); 6) для оплаты договора на создание объекта индивидуального жилищного строительства, заключенного с юридическим лицом или индивидуальным предпринимателем (одним или несколькими) на строительство индивидуального жилого дома (жилых домов), благоустроенного (благоустроенных) применительно к условиям населенного пункта, в том числе в сельской местности; 7) для оплаты приобретенных гражданином строительных материалов в целях осуществления индивидуального строительства жилого помещения собственными силами. В случае приобретения земельного участка и индивидуального жилого дома (части дома) за счет единовременной выплаты оплачивается только приобретаемый жилой дом (часть дома) без учета стоимости земельного участка. Приобретаемое за счет единовременной выплаты жилое помещение (создаваемый объект индивидуального жилищного строительства) может находиться на территории Московской области независимо от того, в каком муниципальном образовании гражданин состоит на учете нуждающихся в жилье. Общая площадь приобретаемого жилого помещения (создаваемого объекта индивидуального жилищного строительства) в расчете на каждого гражданина, учтенного при расчете размера единовременной выплаты, не может быть меньше учетной нормы общей площади жилого помещения, установленной органом местного самоуправления в целях принятия граждан на учет в качестве нуждающихся в жилье в месте приобретения (строительства) жилого помещения. В случае если стоимость приобретаемого жилого помещения превышает размер единовременной выплаты, перечисление средств с единого счета местного бюджета, открытого в соответствующем территориальном органе Федерального казначейства, лицу, в пользу которого гражданин должен осуществить платеж, производится одновременно или после оплаты гражданином части стоимости жилого помещения за счет собственных средств. В случае если общая площадь приобретаемого жилого помещения (создаваемого объекта индивидуального жилищного строительства) составит меньше нормы предоставления площади жилого помещения, предусмотренной п. 1 ст. 15.1 Федерального закона «О статусе военнослужащих», а стоимость приобретаемого жилого помещения при этом больше или равна размеру единовременной выплаты, оплате за счет средств федерального бюджета подлежит стоимость жилого помещения в пределах единовременной выплаты. Б. Граждане, уволенные с военной службы по достижении ими предельного возраста пребывания на военной службе, состоянию здоровья или в связи с организационно-штатными мероприятиями, общая продолжительность военной службы которых составляет 10 лет и более, не принятые органами местного самоуправления до 1 января 2005 г. на учет в качестве нуждающихся в жилых помещениях, но принятые жилищными комиссиями воинских частей (до 9 ноября 2010 г.) или Департаментом жилищного обеспечения Министерства обороны Российской Федерации (после указанной даты) на учет нуждающихся в избранных местах жительства. Следует отметить, что увольнение таких граждан с военной службы с учетом законодательного запрета, предусмотренного ст. 23 Федерального закона «О статусе военнослужащих», производилось в связи с выраженным ими согласием на увольнение без жилого помещения либо без согласия при условии обеспечения в закрытом военном городке жилым помещением для постоянного проживания или служебным жилым помещением по установленным нормам <9>. При этом они оставались в списках нуждающихся в жилых помещениях в избранных местах жительства, ведшихся в воинских частях, о чем подробно говорилось в первой части статьи. ——————————— <9> Правовую возможность таких действий командования обеспечило широко известное решение Верховного Суда Российской Федерации от 20 июня 2007 г. N ВКПИ 07-30, в котором, в частности указывалось: «Следует признать, что абзац 2 пункта 1 статьи 23 Федерального закона от 27 мая 1998 года N 76-ФЗ «О статусе военнослужащих», являясь одной из гарантий жилищных прав военнослужащих, устанавливает запрет на увольнение по указанным в нем основаниям военнослужащих, нуждающихся в улучшении жилищных условий и имеющих общую продолжительность военной службы 10 лет и более, без их согласия до обеспечения жильем именно по месту военной службы, т. е. в населенном пункте, где дислоцирована воинская часть. Положениями этой же нормы закона предусмотрено, что при желании указанных военнослужащих получить жилые помещения не по месту увольнения с военной службы они обеспечиваются жилыми помещениями по избранному месту постоянного жительства в порядке, предусмотренном пунктом 14 статьи 15 настоящего Федерального закона… Таким образом, законодательство Российской Федерации не исключает возможность обеспечения военнослужащего жильем сначала на общих основаниях, а затем в целях последующего увольнения и с учетом выраженного им желания — по избранному им месту постоянного жительства. Однако такие военнослужащие, даже после признания их нуждающимися в улучшении жилищных условий по избранному месту жительства (в порядке подпункта «и» пункта 7 раздела II Правил, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 6 сентября 1998 года N 1054), не могут претендовать на социальную гарантию, установленную в абзаце 2 пункта 1 статьи 23 Федерального закона от 27 мая 1998 года N 76-ФЗ «О статусе военнослужащих», поскольку они обеспечены жильем по прежнему месту жительства — по месту военной службы. Следовательно, препятствий для их увольнения не имеется. В этом случае за ними сохраняется право состоять на учете нуждающихся в улучшении жилищных условий по избранному после увольнения месту жительства за счет средств федерального органа исполнительной власти, в котором они проходили военную службу. О правильности приведенной выше позиции свидетельствуют и положения пункта 31 Инструкции о порядке обеспечения жилыми помещениями в Вооруженных Силах Российской Федерации, утвержденной Приказом Министра обороны Российской Федерации от 15 февраля 2000 года N 80, устанавливающие основания снятия с учета нуждающихся в улучшении жилищных условий. Такими основаниями, свидетельствующими о предоставлении жилья, являются, в частности, улучшение жилищных условий по общим основаниям и получение служебного жилья». Особенно больно данное решение «ударило» по военнослужащим, проходящим военную службу в закрытых военных городках. При этом гарнизонные и окружные военные суды, рассматривая дела по заявлениям таких военнослужащих об оспаривании действий командования, связанных с увольнением с военной службы без предоставления жилого помещения, отказывали в удовлетворении требований военнослужащих, если они были обеспечены в закрытых военных городках жилым помещением (в том числе служебным) свыше учетных норм, хотя и ниже норм предоставления (см. Определение судебной коллегии по гражданским делам Московского окружного военного суда от 5 ноября 2009 г. N КГ-1965). В то же время следует заметить, что были решения, которыми требования военнослужащих удовлетворялись. См. приведенное в первой части статьи извлечение из Определения Военной коллегии Верховного Суда Российской Федерации от 14 апреля 2009 г. N 2н-9/09. В связи с признанием утратившим силу Приказа Министра обороны Российской Федерации от 15 февраля 2000 г. N 80 представляется, что в настоящее время увольнять без согласия можно только военнослужащих, обеспеченных по месту прохождения военной службы жилыми помещениями по договору социального найма и избравших другой населенный пункт в качестве постоянного места жительства. Такой вывод возможен в связи с тем, что Приказ Министра обороны Российской Федерации от 30 сентября 2010 г. N 1280 не содержит нормы, аналогичной п. 31 Инструкции, утвержденной Приказом Министра обороны Российской Федерации 2000 г. N 80. Другие акты жилищного законодательства такой нормы никогда и не содержали.

В соответствии с п. 10 Инструкции о предоставлении военнослужащим — гражданам Российской Федерации, проходящим военную службу по контракту в Вооруженных Силах Российской Федерации, жилых помещений по договору социального найма, утвержденной Приказом Министра обороны Российской Федерации от 30 сентября 2010 г. N 1280 (далее — Инструкция), за такими гражданами, уволенными с военной службы, сохраняется право состоять на учете до получения ими жилых помещений по договорам социального найма. В соответствии со сведениями, поданными воинскими частями, они включены в единый реестр военнослужащих, принятых на учет нуждающихся в жилых помещениях. Кроме того, после года действия Инструкции есть граждане, уволенные с военной службы, которые во время прохождения военной службы были поставлены на учет нуждающихся в жилых помещениях Департаментом жилищного обеспечения Министерства обороны Российской Федерации (его региональными управлениями). В соответствии с п. 14 ст. 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих» они имеют право в порядке, установленном Инструкцией, получить жилое помещение по договору социального найма в избранном месте жительства или, выразив соответствующее волеизъявление, получить ГЖС для приобретения жилья в избранном месте жительства. Как уже указывалось ранее, в настоящее время действует подпрограмма «Выполнение государственных обязательств по обеспечению жильем категорий граждан, установленных федеральным законодательством» федеральной целевой программы «Жилище» на 2011 — 2015 гг., утвержденная Постановлением Правительства Российской Федерации от 17 декабря 2010 г. N 1050 (далее — подпрограмма ГЖС), в которой указано, что право на улучшение жилищных условий в рамках подпрограммы ГЖС имеют, в частности, военнослужащие, подлежащие увольнению с военной службы, и приравненные к ним лица, признанные в установленном порядке нуждающимися в жилых помещениях. Выпуск и реализация ГЖС в рамках подпрограммы ГЖС осуществляется в порядке, установленном Правилами выпуска и реализации государственных жилищных сертификатов в рамках реализации подпрограммы «Выполнение государственных обязательств по обеспечению жильем категорий граждан, установленных федеральным законодательством» федеральной целевой программы «Жилище» на 2002 — 2010 гг., утвержденными Постановлением Правительства Российской Федерации от 21 марта 2006 г. N 153. В связи с тем что у воинских частей «забрали» функции по жилищному обеспечению, ликвидированы жилищные комиссии воинских частей <10>, следует изменить Порядок формирования списков граждан — получателей государственных жилищных сертификатов в Вооруженных Силах Российской Федерации, предусмотренный в настоящее время Приказом Министра обороны Российской Федерации от 10 июня 2006 г. N 215. Представляется, что эти функции должны быть возложены на Департамент жилищного обеспечения Министерства обороны Российской Федерации и его региональные управления. ——————————— <10> См. Приказ Министра обороны Российской Федерации от 30 сентября 2010 г. N 1280.

Кроме того, государством выделяется явно недостаточно бюджетных средств для реализации подпрограммы ГЖС. Так, на 2011 г. графиком выпуска и распределения в 2011 г. государственных жилищных сертификатов в рамках реализации подпрограммы «Выполнение государственных обязательств по обеспечению жильем категорий граждан, установленных федеральным законодательством» Федеральной целевой программы «Жилище» на 2011 — 2015 годы, утвержденной Постановлением Правительства Российской Федерации от 17 декабря 2010 г. N 1050 (распоряжение Правительства Российской Федерации от 6 апреля 2011 г. N 582-Р), для обеспечения военнослужащих, сотрудников органов внутренних дел, подлежащих увольнению с военной службы (службы), и приравненных к ним лиц запланировано выпустить всего 1179 ГЖС. В. Граждане, уволенные с военной службы по истечении срока контракта или по семейным обстоятельствам, указанным в подп. «в» п. 3 ст. 51 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе», общая продолжительность военной службы которых в календарном исчислении составляет 20 лет и более, и состоящие в списках очередников на получение жилых помещений (улучшение жилищных условий) в федеральном органе исполнительной власти. Ранее в настоящей статье отмечалось, что после 1 марта 2005 г., несмотря на отсутствие соответствующих нормативных положений, нередко жилищные комиссии воинских частей, дислоцированных в закрытых военных городках, признавали военнослужащих с календарной выслугой лет на военной службе 20 лет и более, не запланированных к увольнению с военной службы по «льготным» основаниям, нуждающимися в жилых помещениях по договорам социального найма за пределами закрытых военных городков. Естественно, это были редкие случаи, но автору статьи известны соответствующие примеры. В настоящее время данные по таким военнослужащим переданы в региональные управления Департамента жилищного обеспечения Министерства обороны Российской Федерации для учета в едином реестре военнослужащих, принятых на учет нуждающихся в жилых помещениях. Как и предыдущая категория граждан, данные граждане имеют право в порядке, установленном Инструкцией, получить жилое помещение по договору социального найма или, выразив соответствующее волеизъявление, получить ГЖС для приобретения жилья в избранном месте жительства. При этом в подпрограмме ГЖС они участвуют по категории «военнослужащие, подлежащие увольнению с военной службы по истечении срока контракта или по семейным обстоятельствам, указанным в подпункте «в» пункта 3 статьи 51 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе», и граждане, уволенные с военной службы по этим основаниям, общая продолжительность военной службы которых в календарном исчислении составляет 20 лет и более, и состоящие в списках очередников на получение жилых помещений (улучшение жилищных условий) в федеральном органе исполнительной власти» <11>. ——————————— <11> См. п. 5 Правил, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 21 марта 2006 г. N 153.

Г. Граждане, уволенные с военной службы по достижении ими предельного возраста пребывания на военной службе, состоянию здоровья или в связи с организационно-штатными мероприятиями, общая продолжительность военной службы которых составляет 10 лет и более, не поставленные ни органами местного самоуправления, ни жилищными комиссиями воинских частей на учет нуждающихся в жилых помещениях в избранных местах жительства, и граждане, уволенные с военной службы по другим основаниям, не состоящие в списках очередников на получение жилых помещений (улучшение жилищных условий) в федеральном органе исполнительной власти. По разным причинам достаточно распространены случаи, когда граждане, уволенные с военной службы по «льготным» основаниям с соответствующей выслугой лет, проживающие в закрытых военных городках, нигде не становились на учет нуждающихся в жилых помещениях. Особенно это характерно для граждан, уволенных с военной службы в 90-е гг. прошлого столетия. Из решения 235-го гарнизонного военного суда от 2 августа 2007 г. «Заявитель Б., уволенный в ноябре 2002 г. из воинской части, дислоцированной в закрытом военном городке, изъявил желание быть обеспеченным жилым помещением в городе С. Однако Б. никаких действий в соответствии с Постановлением Правительства Российской Федерации от 6 сентября 1998 г. N 1054 для постановки на учет нуждающихся в улучшении жилищных условий в органе местного самоуправления по избранному месту жительства не предпринял. В 2004 г. решением жилищной комиссии воинской части Б. был признан нуждающимся в улучшении жилищных условий за счет отселения из закрытого военного городка. Суд отметил, что при таких обстоятельствах оснований для обеспечения Б. совместно с членами семьи жилым помещением в городе С. за счет Минобороны России и до исключения из списков личного состава воинской части в настоящее время не имеется, и право заявителя, проявившего правовой нигилизм в решении своей жилищной проблемы, по улучшению жилищных условий не нарушено и будет реализовано в порядке, предусмотренном действующим жилищным законодательством, путем отселения из закрытого военного городка как лица, утратившего связь с Вооруженными Силами Российской Федерации». При этом многие надеялись, что их просто отселят из закрытого военного городка с предоставлением другого жилого помещения. До 1 марта 2005 г. правовую возможность такого решения жилищного вопроса создавала ст. 94 Жилищного кодекса РСФСР, которой предусматривалось, что офицеры, прапорщики и мичманы, военнослужащие сверхсрочной службы Вооруженных Сил СССР и приравненные к ним лица, уволенные с действительной военной службы в отставку или в запас, а также проживающие совместно с ними лица могут быть выселены из занимаемых ими жилых помещений в военных городках с предоставлением другого благоустроенного жилого помещения. В таком же порядке подлежали выселению из военных городков другие лица, утратившие связь с Вооруженными Силами СССР. М. Ю. Тихомиров справедливо отметил, что выселение, по каким бы основаниям и в каком бы порядке оно ни проводилось, во всех случаях является принудительной мерой государственно-правового воздействия <12>. Выселение производится по инициативе наймодателя, а не нанимателя. При этом, естественно, никаких очередей на выселение (отселение) быть не могло. В этой связи представляется необоснованной существовавшая в некоторых закрытых военных городках практика формирования очередей на отселение из них (при этом в одних городках очередь формировалась по дате написания заявления желающим отселиться, в других — в зависимости от даты увольнения с военной службы и т. п.). Ни одним нормативным правовым актом такая очередность предусмотрена не была. ——————————— <12> Тихомиров М. Ю. Выселение граждан из жилых помещений. М., 2011.

Из решения 235-го гарнизонного военного суда от 27 февраля 2009 г. «…В соответствии со ст. 94 ЖК РСФСР, действовавшего на момент составления указанных выше списков, офицеры, прапорщики и мичманы, военнослужащие сверхсрочной службы Вооруженных Сил СССР и приравненные к ним лица, уволенные с действительной военной службы в отставку или в запас, а также проживающие совместно с ними лица могут быть выселены из занимаемых ими жилых помещений в военных городках с предоставлением другого благоустроенного жилого помещения. В таком же порядке подлежат выселению из военных городков другие лица, утратившие связь с Вооруженными Силами СССР. Таким образом, на основании вышеизложенного суд приходит к выводу, что Б., уволенный с военной службы и утративший связь с Минобороны России, в настоящее время может решить свою жилищную проблему (получить жилье вне закрытого военного городка) только в результате отселения. При этом наличие какой-либо очереди на отселение действующим законодательством не предусмотрено, право на отселение из закрытого военного городка лиц, потерявших связь с Вооруженными Силами, является исключительной прерогативой командования воинской части…». В другом решении (от 20 августа 2008 г.) тот же военный суд отмечал, что: «Выбор лица, подлежащего отселению, принадлежит командованию воинской части, где ранее проходил военную службу военнослужащий. Именно в интересах нужд части, а в конечном итоге и боеготовности командование вправе само определить подходящее ему служебное жилое помещение, которое будет освобождено за выездом проживающего в нем лица…». Опять же необходимо указать, что квартир в целях выселения (отселения) граждан, утративших связь с Вооруженными Силами Российской Федерации, из занимаемых в закрытых военных городках служебных и неслужебных жилых помещений выделялось крайне мало (для некоторых закрытых военных городков иногда более пяти лет не выделялось ни одной квартиры). Справедливости ради следует отметить, что и после 1 марта 2005 г. были случаи, когда органы военного управления при составлении списков распределения квартир (полученных за счет строительства, приобретения) часть из них предназначали под отселение граждан из закрытых военных городков. Но этого было явно недостаточно. Попытки некоторых из указанных граждан после 1 января 2005 г. (когда функции по постановке на учет военнослужащих в избранных местах жительства были «сняты» с органов местного самоуправления) встать на учет нуждающихся в жилых помещениях в воинских частях, добиться формирования списков на отселение в порядке, аналогичном ведению списков военнослужащих, нуждающихся в жилых помещениях, безусловно, были безуспешными, так как Инструкция, утвержденная Приказом Министра обороны Российской Федерации от 15 февраля 2000 г. N 80, предусматривала постановку на такой учет военнослужащих в период прохождения военной службы, а не граждан, уволенных с военной службы. Из решения 235-го гарнизонного военного суда от 27 февраля 2009 г. «Что же касается требования заявителя о составлении списка граждан, изъявивших желание переселиться из закрытого военного городка, в соответствии с положениями Инструкции о порядке обеспечения жилыми помещениями в Вооруженных Силах Российской Федерации, утвержденной Приказом Министра обороны Российской Федерации 2000 года N 80, то она устанавливает порядок постановки на учет и обеспечения жилыми помещениями военнослужащих, к категории которых, как установлено выше, в настоящее время Б. не относится». Некоторыми юристами высказывается мнение, что лица, которые были включены в списки на отселение из закрытого военного городка из числа граждан, уволенных с военной службы, должны быть автоматически перенесены в Единый реестр военнослужащих, принятых на учет нуждающихся в жилых помещениях, ведущийся в Департаменте жилищного обеспечения Министерства обороны Российской Федерации (его региональных управлениях). Представляется, что так как такие списки не были нормативно предусмотрены, то и состояние в них не должно влечь правовых последствий, они не могут быть приравнены к спискам нуждающихся в жилых помещениях по договорам социального найма. Так как в Единый реестр военнослужащих, принятых на учет нуждающихся в жилых помещениях, включаются только лица, которые проходят военную службу, либо лица, которые были поставлены на учет нуждающихся в улучшении жилищных условий в период прохождения военной службы жилищными комиссиями воинских частей и после увольнения с военной службы сохранили право состоять в списках нуждающихся до обеспечения жилыми помещениями, основания для включения в реестр иных граждан, уволенных с военной службы, в том числе состоящих в списках на отселение (переселение) из закрытых военных городков, отсутствуют. В связи с непризнанием нуждающимися в жилых помещениях жилищными комиссиями воинских частей указанные граждане не могли претендовать на участие в соответствующих подпрограммах, предусматривающих выпуск ГЖС, по категории «граждане, уволенные с военной службы (службы) по достижении ими предельного возраста пребывания на военной службе (службе), или по состоянию здоровья, или в связи с организационно-штатными мероприятиями, общая продолжительность военной службы (службы) которых в календарном исчислении составляет 10 лет и более, и состоящие после увольнения в списках очередников на получение жилых помещений (улучшение жилищных условий) в федеральном органе исполнительной власти». По существу, для них, как и для граждан, уволенных с военной службы по другим основаниям, не состоящих в списках очередников на получение жилых помещений (улучшение жилищных условий) в федеральном органе исполнительной власти, в настоящее время нормативно предусмотрен единственный вариант решения вопроса отселения из закрытого военного городка — принятие участия в подпрограмме ГЖС в целях получения ГЖС для приобретения жилого помещения в избранном месте жительства. Из Определения Московского областного суда от 1 марта 2011 г. по делу N 33-420/2011: «Истец обратился в суд с иском, в котором просит признать незаконными бездействия войсковых частей по вопросу отселения Л. из закрытого военного городка г. Чехов-2, обязать войсковую часть 00000 рассмотреть по существу обращения Л. и обязать предоставить однокомнатную квартиру за пределами закрытого военного городка г. Чехов-2. В обоснование иска указывал на то, что истец проживает в двухкомнатной квартире на территории закрытого военного городка, с бывшей женой и сыном, был уволен с военной службы по состоянию здоровья в 1999 году, состоит в списке лиц, подлежащих отселению из закрытого военного городка, и считает, что ему должна быть предоставлена однокомнатная квартира за пределами закрытого военного городка в соответствии с действующим законодательством. Также указывал на то, что намерения получить ГЖС не имеет, так как его не устраивает размер денежных средств по сертификату. Также указал, что дважды обращался в войсковую часть 11111 по вопросу отселения, ответы истца не устраивают, так как жилье до настоящего времени не предоставлено. Представитель ответчика — войсковой части 00000 в судебном заседании возражал против заявленных требований истца, указывая на то, что истец не является военнослужащим войсковой части 00000, свое право на отселение изъявил только в 2000 году, проживает в квартире по договору социального найма, так как решения о включении квартиры в число служебных на момент предоставления Л. квартиры в г. Чехов-2 не имелось. Отселение из жилых помещений, расположенных на территории закрытого военного городка, является правом, а не обязанностью войсковой части. Истец имеет благоустроенное жилое помещение, в очереди на улучшение жилищных условий не стоит, с заявлением об отселении на момент увольнения в 1999 году в орган местного самоуправления не обращался, так же как и не обращался в войсковую часть по вопросу оформления государственного жилищного сертификата, на все обращения истца были даны обоснованные ответы, так же как указано, что при наличии свободного жилья истец будет отселен из закрытого военного городка. Требования истца являются надуманными, противоречат действующему законодательству. Представитель ответчика — войсковой части 11111 в судебном заседании возражал против заявленных требований истца, указав, что истец не является военнослужащим войсковой части 11111 (00000). На войсковую часть возложена обязанность по жилищному обеспечению военнослужащих войсковой части, а также военнослужащих, вставших на учет нуждающихся в улучшении жилищных условий; обязанность по отселению лиц, не состоящих на очереди нуждающихся в улучшении жилищных условий; Л. не состоит в очереди нуждающихся в улучшении жилищных условий, а входит в список лиц на отселение из закрытого военного городка, который не является очередью, а является статистической информацией. Единственным способом отселения в соответствии с действующим законодательством является приобретение ГЖС, а истец намерений на его приобретение не имеет. Кроме того, на момент увольнения истца из ВС Российской Федерации истец мог реализовать свое право через органы местного самоуправления, однако желания на отселение из г. Чехов-2 в 1999 году не имел. Решением суда в иске отказано. В кассационной жалобе Л. просит об отмене решения суда как незаконного. Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия не находит оснований для отмены решения суда. Судом установлено, что истец на основании ордера на жилое помещение N 12, выданного на основании решения комиссии войсковой части от 15 декабря 1975 года, зарегистрирован и проживает по договору социального найма в двухкомнатной квартире общей площадью 42,5 кв. м, в том числе жилой 28,2 кв. м, по адресу: <…>, в которой зарегистрированы истец, его бывшая жена, брак с которой был расторгнут в 2004 году, сын истца, 1977 года рождения. Из дела следует, что Л. является ветераном военной службы и инвалидом второй группы, в очереди на улучшение жилищных условий не стоит и не обращался с соответствующими заявлениями. Также судом установлено, что истец с 2004 года числится в списке лиц войсковой части 00000, желающих отселиться с территории закрытого военного городка, в числе иных лиц, выразивших аналогичные желания. Отказывая в удовлетворении иска, суд исходил из того, что нормами действующего законодательства не предусмотрена обязанность войсковых частей, в том числе и государства в лице Министерства обороны Российской Федерации, производить обязательное отселение из закрытых военных городков путем предоставления квартир лицам, не осуществляющим военную службу, в том числе и лиц, уволенных с военной службы и обеспеченных жильем, не состоящих в очереди нуждающихся в улучшении жилищных условий. В соответствии с действующим законодательством Российской Федерации единственным способом отселения из закрытых военных городков является приобретение жилых помещений в рамках реализации государственных жилищных сертификатов в порядке, определенном Правилами выпуска и реализации государственных жилищных сертификатов в рамках реализации подпрограммы «Выполнение государственных обязательств по обеспечению жильем категории граждан, установленных федеральным законодательством» федеральной целевой программы «Жилище» на 2002 — 2010 годы», утвержденными Постановлением Правительства Российской Федерации от 21.03.2006 N 153, а Л. намерений реализовать свое право на приобретение ГЖС не заявил. Судебная коллегия находит данный вывод суда правильным». Подпрограммой ГЖС предусмотрено, что право на улучшение жилищных условий в рамках подпрограммы имеют, в частности, следующие категории граждан Российской Федерации, государственные обязательства по обеспечению жильем которых за счет средств федерального бюджета установлены федеральным законодательством: граждане, подлежащие отселению из закрытых военных городков и поселков учреждений с особыми условиями хозяйствования. Пунктом 2 Приказа Минрегионразвития России от 13 апреля 2011 г. N 171 установлено, что для выдачи военнослужащим, сотрудникам органов внутренних дел, подлежащим увольнению с военной службы (службы), и приравненным к ним лицам, признанным в установленном порядке нуждающимися в жилых помещениях, а также гражданам, подлежащим отселению из закрытых военных городков и поселков учреждений с особыми условиями хозяйствования, выпускаются бланки государственных жилищных сертификатов о предоставлении социальной выплаты серии «УВ». Таким образом, на период 2011 — 2015 гг. нормативно право граждан, подлежащих отселению из закрытых военных городков, на получение ГЖС сохранено. В то же время на 2011 г. Графиком выпуска и распределения в 2011 г. государственных жилищных сертификатов в рамках реализации подпрограммы «Выполнение государственных обязательств по обеспечению жильем категорий граждан, установленных федеральным законодательством» Федеральной целевой программы «Жилище» на 2011 — 2015 гг., утвержденной Постановлением Правительства Российской Федерации от 17 декабря 2010 г. N 1050 (распоряжение Правительства Российской Федерации от 6 апреля 2011 г. N 582-Р), не предусмотрено выпуска ГЖС для граждан, подлежащих отселению из закрытых военных городков, что позволяет некоторым юристам утверждать, что «программа ГЖС» для указанной категории граждан не продлена. Представляется, это неверное утверждение. Как уже указывалось, подпрограмма в числе ее участников указывает граждан, подлежащих отселению из закрытых военных городков. Невыделение на них ГЖС в 2011 г. объясняется не правовым, а социально-экономическим аспектом, в связи с тем, что в настоящее время государство в первую очередь решает вопрос предоставления социальных выплат на приобретение жилых помещений военнослужащим, увольняемым с военной службы по «льготным» основаниям с соответствующей выслугой лет. В заключительной части статьи хотелось бы кратко остановиться на ряде вопросов, касающихся прав граждан, подлежащих отселению из закрытых военных городков. 1. Возможно ли распространение действия Постановления Правительства Российской Федерации от 29 июня 2011 г. N 512 (далее — Постановление N 512) на граждан, проживающих в закрытом военном городке, уволенных с военной службы по «льготным» основаниям до издания Постановления N 512 с выслугой лет на военной службе 10 лет и более и относившихся в период прохождения военной службы к военнослужащим, обеспечиваемым на весь срок военной службы служебными жилыми помещениями? По мнению автора, к сожалению, Постановление N 512 не распространяется на таких граждан. И в абз. 12 п. 1 ст. 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих», и в утвержденных Постановлением N 512 Правилах признания нуждающимися в жилых помещениях военнослужащих — граждан Российской Федерации, обеспечиваемых на весь срок военной службы служебными жилыми помещениями, установлено, что постановка на учет нуждающихся в соответствии с Правилами осуществляется в период прохождения военной службы, а не после увольнения с нее. Кроме того, как автор уже указывал в первой части статьи, Постановление N 512 не распространяется также на лиц, как проходящих военную службу в закрытых военных городках, так и уволенных с военной службы по «льготным» основаниям, которые не относятся (не относились) к категориям военнослужащих, перечисленных в абз. 5 — 7 п. 1 ст. 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих». В то же время нетрудно предугадать, что отсутствие нормативно установленного порядка обеспечения жилыми помещениями военнослужащих-граждан, проживающих в закрытых военных городках, при увольнении их с военной службы по «льготным» основаниям, на наш взгляд, подтолкнет некоторых из них, не относящихся к категориям, указанным в абз. 5 — 7 п. 1 ст. 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих», и стремящихся получить квартиру непосредственно в собственность в порядке, предусмотренном Постановлением N 512, к обращениям в суды. Окончательно вопрос решит судебная практика. 2. Сохраняются ли права граждан, признанных участниками подпрограммы ГЖС по категории «граждане, подлежащие переселению из закрытых военных городков», на получение ГЖС в случае «открытия» закрытого военного городка? Не сохраняются, так как утрачивается основание для участия в соответствующей подпрограмме. Из Определения Пермского краевого суда от 21 февраля 2011 г. по делу N 33-1607: «М. обратился в суд с иском к Министерству обороны Российской Федерации, федеральному государственному учреждению <…> о возложении обязанности обеспечить государственным жилищным сертификатом, указывая, что 21.12.1999 он уволен с военной службы по истечении срока контракта с выслугой лет в календарном исчислении 16 лет. На основании ордера от 14.10.1994 за N 472 он и члены его семьи проживают в служебном жилом помещении в пос. <…>. Договор найма с ними не заключен. Занимаемое жилое помещение не является избранным ими постоянным местом жительства. В период прохождения службы он не обеспечивался денежной ссудой на строительство или приобретение жилья. 13 марта 2003 года им поданы заявление и необходимые документы на получение государственного жилищного сертификата для приобретения жилья на территории Московской области, до настоящего времени по вине Министерства обороны Российской Федерации это право не реализовано. Постановлением Правительства Российской Федерации от 15.09.2009 N 13 пос. <…> исключен из перечня имеющих жилищный фонд закрытых военных городков ВС Российской Федерации, вследствие чего выделение ГЖС на 2010 г. по Чайковской КЭЧ прекращено. Считает прекращение выдачи ГЖС гражданам, в установленном порядке включенным в список граждан, изъявивших желание получить ГЖС до изменения статуса пос. <…> (исключения из перечня закрытых военных городков), незаконным. При наличии права на получение ГЖС до 2009 года обязательство не было исполнено по независящим от него обстоятельствам, поэтому ответчики обязаны были исполнить обязательства, независимо от того, что пос. <…> в 2009 г. исключен из перечня закрытых военных городков. Судом в удовлетворении требований отказано. В кассационной жалобе М. просит решение отменить, приводя доводы, аналогичные своей позиции, изложенной в исковом заявлении в суде первой инстанции, и указывает, что его семья имеет право на получение ГЖС для приобретения жилья по избранному месту жительства в соответствии с Правилами выпуска и реализации государственных жилищных сертификатов в рамках реализации программы «Выполнение государственных жилищных обязательств по обеспечению жильем категорий граждан, установленных федеральным законодательством Федеральной целевой программы «Жилище» на 2002 — 2010 годы, утвержденными Постановлением Правительства Российской Федерации от 21.03.2006 N 153. Проживание определенных категорий граждан в закрытых военных городках является самостоятельным основанием к выдаче им ГЖС, которое связано со спецификой данных населенных пунктов и необходимостью отселения из них лиц, утративших связь с военным ведомством. Он состоит в списках на получение ГЖС на приобретение жилого помещения, обязательства Министерство обороны Российской Федерации по обеспечению ГЖС не исполнило. Тот факт, что с 2009 г. пос. <…> не имеет статуса военного городка, не может нарушать его права на получение ГЖС, поскольку статус жилья, занимаемого им в настоящее время, не определен, договор найма на жилое помещение не заключен, жилое помещение, в котором он проживает с детьми, не является избранным ими постоянным местом жительства. Проверив законность решения суда первой инстанции по правилам ч. 1 ст. 347 ГПК Российской Федерации в пределах доводов кассационной жалобы, судебная коллегия оснований для отмены решения не находит. Постановлением Правительства N 153 и Правилами определены порядок выпуска, срок действия сертификата, категории лиц, имеющих право на получение сертификата, в числе лиц, право которых на участие в программе предусмотрено в подп. «б» п. 5 Правил, названы граждане, подлежащие переселению из закрытых военных городков, а также поселков учреждений с особыми условиями хозяйственной деятельности (далее — поселки). Перечень поселков, переселение граждан из которых осуществляется с использованием социальной выплаты, удостоверяемой сертификатом, утверждается Правительством Российской Федерации по представлению Министерства юстиции Российской Федерации. Как следует из материалов дела и установлено судом, поселок <…>, расположенный в <…>, имел статус закрытого военного городка. Семья М-ных проживает и зарегистрирована в служебной квартире в <…> на основании ордера N 472, выданного 14.10.1994. В соответствии с распоряжением Правительства Российской Федерации от 15.09.2009 N 1330-р изменен Перечень имеющих жилищный фонд закрытых военных городков Вооруженных Сил Российской Федерации и органов федеральной службы безопасности, утвержденный распоряжением Правительства Российской Федерации от 01.06.2000 N 752-р, в соответствии с данными изменениями с 15.09.2009 из Перечня имеющих жилищный фонд закрытых военных городков ВС Российской Федерации по Пермскому краю исключен пос. <…>. Установив, что истец не отвечает установленным нормативными актами условиям для предоставления мер социальной поддержки на переселение, суд первой инстанции пришел к правильному выводу об отказе в удовлетворении заявленного требования. Доводы кассационной жалобы не могут быть приняты во внимание, поскольку не свидетельствуют о неправильности постановленного судом решения и не влекут его отмену. Основанием, дающим истцу право на получение субсидии на приобретение жилья за счет средств федерального бюджета, реализация которого осуществляется путем выдачи ГЖС, является наличие у территории места проживания статуса закрытого военного городка, т. е. наличие условия, предусмотренного подп. «б» п. 5 Правил, целью предоставления субсидии по указанному основанию является необходимость отселения из указанных населенных пунктов лиц, утративших связь с военным ведомством и спецификой данных населенных пунктов. В данном случае в связи с изменением статуса населенного пункта — пос. <…>, т. е. исключением его из перечня закрытых военных городков ВС РФ, необходимость в отселении граждан из пос. <…> отпала, что свидетельствует об отсутствии условий, при наличии которых у гражданина возникает право на получение субсидии на переселение за счет средств федерального бюджета. В отсутствие правовых оснований для отселения семьи истца из пос. <…> не имеет значения дата его обращения с заявлением на получение ГЖС и включения в список граждан — участников программы по переселению из закрытых военных городков, поскольку наличие необходимых условий и оснований, установленных нормативными актами, должно иметь место и на момент реализации права. Ссылка в жалобе на неопределенность статуса занимаемого семьей истца в настоящее время жилого помещения также не может быть принята во внимание, поскольку к обстоятельствам, определяющим право на получение мер социальной поддержки на переселение, не относится. Таким образом, решение суда является законным и обоснованным, доводы кассационной жалобы не могут служить основанием для удовлетворения заявленных требований, выводов суда они не опровергают, поэтому отмену состоявшегося решения не влекут». 3. Влечет ли «открытие» закрытого военного городка изменение статуса специализированных жилых помещений и возможность их приватизации? Да, влечет. Е. Г. Воробьев констатирует: «Снятие режима закрытого военного городка изменяет и правовой режим почти всех жилых помещений. В частности, с жилых помещений по договорам социального найма снимаются запреты на обмен, приватизацию, сдачу в поднаем… Акт передачи жилищного фонда городка из федеральной собственности в иную государственную или муниципальную собственность изменяет режим специализированных жилых помещений… Таким образом, открытие закрытого военного городка с передачей имущественного комплекса новому публичному собственнику влечет такие правовые последствия для населения, которые закрепляют ранее занимаемые гражданами жилые помещения в их постоянное пользование, снимают былые ограничения, в том числе и на приобретение в собственность посредством приватизации» <13>. ——————————— <13> Воробьев Е. Г. Современная государственная политика в отношении военных городков // Электронное научное издание «Военное право». 2010. N 3.

Из Постановления президиума Московского областного суда от 24 февраля 2010 г. N 46: «Супруги К. обратились в суд с иском к Тимоновской КЭЧ района о признании права на приватизацию занимаемого с 1982 г. жилого помещения в виде 2-комнатной квартиры, расположенной в военном городке по адресу: <…>. В обоснование иска сослались на то, что указанная квартира была предоставлена К. с семьей в качестве служебного жилого помещения в сентябре 1982 г. на территории закрытого военного городка Солнечногорск-7, который согласно распоряжению Правительства Российской Федерации от 29.12.2005 исключен из Перечня закрытых военных городков. В связи с данным обстоятельством, с учетом также того, что К., являясь военнослужащим, проработал в КЭЧ более десяти лет, т. е. не может быть выселен без предоставления другого жилого помещения, истцы полагали, что у них возникло право на приватизацию спорного жилого помещения. Решением Солнечногорского городского суда от 22 июня 2009 г. К. отказано в удовлетворении исковых требований. Определением судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 24 сентября 2009 г. решение суда оставлено без изменения. В надзорной жалобе К. просят об отмене состоявшихся по делу судебных постановлений, ссылаясь на необоснованность и незаконность выводов суда. Как следует из материалов дела, решением исполкома Солнечногорского горсовета от 7 сентября 1982 г. по ходатайству Клинской КЭЧ МО СССР жилое помещение по адресу: <…> в закрытом военном городке признано служебным (л. д. 9). 16 сентября 1982 г. КЭЧ 201 района Министерства обороны СССР (впоследствии — Тимоновская КЭЧ района МО Российской Федерации) выдала К. на семью из двух человек ордер на указанную квартиру (л. д. 39). Распоряжением Правительства Российской Федерации от 29.12.2005 N 2339-р военный городок Солнечногорск-7 исключен из Перечня закрытых военных городков. Распоряжением ТУ Федерального агентства по управлению федеральным имуществом по Московской области от 19 сентября 2006 г. N 733 жилой дом, в котором находится спорная квартира, закреплен за Тимоновской КЭЧ района (л. д. 14 — 18). Распоряжением того же Федерального агентства от 19 сентября 2007 г. N 955 утверждены акты приема-передачи федерального имущества, в том числе спорной квартиры, в собственность Солнечногорского муниципального района от Тимоновской КЭЧ района МО Российской Федерации (л. д. 48 — 49). Затем распоряжениями ТУ ФАУ федеральным имуществом по МО от 29 февраля 2008 г. N 163 и от 2 апреля 2008 г. N 283 то же имущество из муниципальной собственности передано в федеральную собственность (л. д. 46 — 47, 50 — 56). Действительно, исходя из положений ст. 4 Закона Российской Федерации «О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации» служебные жилые помещения не подлежат приватизации. Между тем факт принятия решения о передаче служебных жилых помещений, которые находились в государственной собственности и были закреплены за государственными предприятиями или учреждениями на праве хозяйственного ведения или оперативного управления, в муниципальную собственность предполагает изменение статуса жилого помещения. При передаче в муниципальную собственность указанные жилые помещения утрачивают статус служебных и к ним применяется правовой режим, установленный для жилых помещений, предоставленных по договорам социального найма. Отказывая в удовлетворении исковых требований о праве К. на приватизацию спорной квартиры, суд приведенные положения жилищного законодательства не учел и неправомерно указал, что на момент подачи истцами заявления о приватизации — 12.03.2009 — жилое помещение относилось к специализированному жилому фонду. Данных о том, что квартира, занимаемая истцами, не утратила статус служебной ответчиком, на котором лежит бремя доказывания данного факта, не представлено». Как известно, Министерство обороны Российской Федерации планирует открыть большинство закрытых военных городков. Так, председатель Комитета Совета Федерации по обороне и безопасности В. Озеров более года назад отмечал, что из примерно 8000 военных городков, находящихся на балансе Министерства обороны Российской Федерации, планируется оставить лишь 200. «Открытие» такого количества закрытых военных городков коснется около миллиона человек. При этом те из них, кто относился к категории «граждане, подлежащие переселению из закрытых военных городков», право на отселение утрачивают. Государство оставляет их проживать там, где они уволились с военной службы. А ведь закрытые военные городки чаще всего располагаются в «медвежьих» уголках, вдали от населенных пунктов, жилищный фонд, коммунальные сооружения в них обветшали, часто требуют капитального ремонта. Органам местного самоуправления, которым навязывают такие городки, они не нужны, да они и не обладают средствами на поддержание их жилищно-коммунального фонда в надлежащем состоянии. Зато государство экономит огромные бюджетные средства, которые потребовались бы на отселение граждан из закрытых военных городков и на содержание этих городков. Представляется, что, так как массовое «открытие» закрытых военных городков вызовет негативную реакцию жителей на действия властей, оно будет осуществлено после предстоящих выборов. Хотя и сейчас издаются соответствующие распоряжения Правительства Российской Федерации. Так, распоряжением Правительства Российской Федерации от 19 августа 2011 г. N 1470-р внесены изменения в раздел «Вооруженные Силы Российской Федерации» Перечня имеющих жилищный фонд закрытых военных городков Вооруженных Сил Российской Федерации и органов федеральной службы безопасности, утвержденного распоряжением Правительства Российской Федерации от 1 июня 2000 г. N 752-р, в соответствии с которыми снят статус «закрытого» со 134 военных городков. При этом, как свидетельствует судебная практика, попытки оспорить распоряжения Правительства Российской Федерации об «открытии» закрытых военных городков обречены на провал. Из решения Верховного Суда Российской Федерации от 4 октября 2002 г. N ВКПИ 02-91. «По мнению заявителя, этот военный городок, находящийся в оперативном управлении войсковой части 00000, удаленный на 6 километров от ближайших населенных пунктов и не имеющий на своей территории органов местного самоуправления, является обособленным, так как имеет контрольно-пропускные пункты, на которых постоянно дежурят военнослужащие, осуществляющие пропускной режим, отвечает требованиям, изложенным в п. 1 ст. 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих», и поэтому обоснованно ранее был отнесен к закрытым военным городкам и включен в соответствующий Перечень. Распоряжение Правительства Российской Федерации от 2 августа 2001 г. N 1035-р в части исключения этого военного городка из Перечня закрытых военных городков, как отмечается в жалобе, лишило заявителя права на получение государственного жилищного сертификата, которое предусмотрено п. 5 Постановления Правительства Российской Федерации от 19 марта 2002 г. N 168 «Правила выпуска и погашения государственных жилищных сертификатов, выдаваемых гражданам — участникам Федеральной целевой программы «Государственные жилищные сертификаты», нарушив тем самым его конституционное право на выбор места жительства и пребывания. Обратившись 6 февраля 2002 года с рапортом на имя командира войсковой части 00000 о включении его с семьей в списки кандидатов на получение государственного жилищного сертификата для приобретения жилья в г. Санкт-Петербурге, он получил 8 февраля 2002 года отказ командира указанной части ввиду состоявшегося 2 августа 2001 г. распоряжения Правительства Российской Федерации N 1035-р. Поэтому заявитель просит признать оспариваемое им распоряжение Правительства Российской Федерации в части исключения из числа закрытых военных городков военного городка N 11111 пос. Гостилицы Ломоносовского района Ленинградской области не действующим с момента издания. В соответствии с п. 1 ст. 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих» именно на Правительство Российской Федерации возложена обязанность по утверждению Перечня закрытых военных городков. При этом, исходя из смысла Закона, военный городок, имеющий соответствующие признаки, указанные в п. 1 ст. 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих», может быть признан закрытым лишь в случае включения его в соответствующий Перечень, который утверждается Правительством Российской Федерации. Таким образом, Правительство Российской Федерации, внеся соответствующие изменения в указанный Перечень закрытых военных городков и исключив из него военный городок N 11111 пос. Гостилицы Ломоносовского района Ленинградской области, действовало в соответствии с имеющимися у него полномочиями. Исключение военного городка N 11111 из числа закрытых военных городков не может свидетельствовать о нарушении Правительством Российской Федерации своих функций по обеспечению обороны страны и государственной безопасности, возложенных на него Конституцией Российской Федерации. Таким образом, Правительство Российской Федерации, внося соответствующие изменения в Перечень и исключив из него военный городок N 11111, действовало в соответствии с имеющимися у него полномочиями и не допустило нарушений Конституции или законодательства Российской Федерации. Кроме того, сам факт исключения этого военного городка из числа закрытых не только не нарушает прав граждан, проживающих в нем, но и позволяет им осуществлять свои права в полном объеме, в частности, при приватизации жилых помещений в соответствии со ст. 4 Закона Российской Федерации от 4 июля 1991 г. N 1541-1 «О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации»». Минздравсоцразвития России в Докладе в Правительство Российской Федерации о результатах мониторинга социально-экономического положения военнослужащих, граждан, уволенных с военной службы, и членов их семей за 2009 год <14> отметило, что «48,5 процента опрошенных военнослужащих запаса назвали полностью или частично несправедливыми правовые нормы, действующие в отношении их права на жилье. 20,4 процента респондентов лично сталкивались в последние два года с нарушением своих прав при получении жилья. Это выражалось в нарушении очередности, затягивании решений и предоставления необходимых документов, давлении со стороны должностных лиц при получении смотрового ордера, несоблюдении норм предоставления жилой площади, игнорировании пожеланий и требований потенциальных новоселов. Не случайно более половины респондентов, ранее проходивших кадровую военную службу, назвали механизмы реализации и предоставления гарантий, прав и льгот военнослужащим и членам их семей в сфере реального предоставления права на жилье неэффективными». ——————————— <14> См. письмо Минздравсоцразвития России от 11 июня 2010 г. N 30-5/10/2-4905.

Изменилась ли ситуация за два года, решать вам, уважаемые читатели.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *