Смешанные договоры в семейном праве

(Звенигородская Н. Ф.) («Нотариус», 2011, N 4) Текст документа

СМЕШАННЫЕ ДОГОВОРЫ В СЕМЕЙНОМ ПРАВЕ <*>

Н. Ф. ЗВЕНИГОРОДСКАЯ

——————————— <*> Zvenigorodskaya N. F. Mixed contracts in family law.

Звенигородская Наталья Федоровна, доцент кафедры гражданского и международного частного права юридического факультета Ленинградского государственного университета им. А. С. Пушкина, кандидат юридических наук, доцент.

В данной статье автором проводится анализ понятия смешанного договора в семейном праве, приводятся сравнения данных договоров российского и иностранного законодательства.

Ключевые слова: семейные отношения, супруги, брачный договор.

The author of the present article analyses the concept of mixed contract in family law, compares these contracts and foreign legislation.

Key words: family relations, spouses, marriage contract.

Одним из проявлений общегражданского принципа свободы договора является право сторон заключать смешанные договоры. Участникам семейных отношений такое право также предоставлено семейным законодательством. Смешанным договором можно считать брачный договор. Из легального определения понятия брачного договора еще не следует, что он содержит элементы различных договоров, предусмотренных Семейным кодексом РФ (далее — СК) <1>, поскольку в ст. 40 СК брачный договор определен в общем виде как соглашение лиц, вступающих в брак, или соглашение супругов, определяющее имущественные права и обязанности супругов в браке и (или) в случае его расторжения. А ст. 42 СК, конкретизирующая его содержание, позволяет заключить, что это понятие имеет широкий смысл, что брачный договор можно рассматривать как смешанный договор, так как брачным договором может быть изменен установленный законом режим совместной собственности, установлен другой режим собственности на все имущество супругов, на его отдельные виды или на имущество каждого из супругов. В этой части брачным договором регулируются отношения по поводу собственности супругов. Но далее в п. 1 ст. 42 СК законодатель указывает, что супруги вправе определить в брачном договоре свои права и обязанности по взаимному содержанию, что может составлять сущность алиментных правоотношений супругов, регулирование которых в семейном праве осуществляется институтом алиментных обязательств, включающих в себя кроме принудительного порядка их исполнения также добровольный, т. е. по алиментному соглашению (гл. 16 СК). Поэтому в конструкции такого брачного договора содержится элемент другого семейно-правового договора — алиментного соглашения, предусмотренного СК, или соглашения о содержании, не предусмотренного им. И наконец, в брачном договоре супруги могут определить имущество, которое будет передано каждому из супругов в случае расторжения брака. В арсенале семейно-правовых договоров, опосредующих имущественные отношения в семье, кроме названных — брачного, алиментного, имеется и другой супружеский договор, а именно договор о разделе общего имущества супругов (п. 2 ст. 38 СК). Поэтому к отношениям супругов по такому брачному договору, признаваемому смешанным, поскольку он содержит также элементы договора об уплате алиментов, договора о разделе имущества, должны применяться в соответствующих частях правила об этих договорах, если иное не вытекает из соглашения сторон или существа смешанного договора. Следует признать смешанными договорами в семейном праве также договоры, регулирующие имущественные и неимущественные отношения членов семьи, к таким договорам следует отнести, например, договор о приемной семье, договор о патронатной семье. ——————————— <1> Семейный кодекс Российской Федерации от 29 декабря 1995 г. N 223-ФЗ (в ред. от 30.06.2008) // СЗ РФ. 1996. N 1. Ст. 16.

В зарубежных правопорядках известны брачные договоры, которые также можно отнести к смешанным, поскольку в отличие от российского брачного договора, которым запрещено регулировать личные неимущественные отношения между супругами, а также права и обязанности в отношении детей, они регулируют более широкий круг отношений супругов. Намного большую свободу брачному договору предоставляет, в частности, американский законодатель. Предметом брачного договора в США могут быть не только имущественные, но и любые другие отношения между супругами. В качестве примера С. Л. Симонян приводит контракт популярного эстрадного певца Майкла Джексона. Он и его супруга Дебби Роуи заключили брачный контракт, в соответствии с которым М. Джексон обязан был выплатить Дебби, ожидающей ребенка, вознаграждение в размере 1,25 млн. долларов сразу после рождения ребенка. Кроме того, он обязывался выплачивать ей ежегодно по 280 тыс. долларов. В свою очередь, Джексон потребовал, что в случае развода будущий ребенок остается с отцом, и матери не будет дозволено даже навещать его <2>. ——————————— <2> Симонян С. Л. Имущественные отношения между супругами. М.: Контур, 1998. С. 46 — 50.

В Республике Беларусь супруги вправе брачным договором определить формы, методы и средства воспитания детей, место проживания последних и другие вопросы содержания и воспитания детей (ст. 13 КоБС Республики Беларусь 1999 г.) <3>. В российской правовой науке также предлагается расширить возможности регулирования брачного договора за счет регулирования сферы личных неимущественных отношений супругов, а также прав и обязанностей супругов в отношении их несовершеннолетних детей. Идея, заложенная в законодательствах зарубежных стран, обладает определенной привлекательностью для российского законодателя, поскольку позволила бы расширить пределы свободы договора в семейном праве, тем самым сузила бы круг немалых ограничений, установленных для брачного договора СК. Но, поддерживая такое предложение в части распространения действия брачного договора на сферу личных неимущественных отношений супругов, мы не спешим распространять его действие на родительские правоотношения. Нам представляется, что российский законодатель не случайно ввел ограничения брачного договора, касающиеся регулирования прав и обязанностей супругов в отношении детей, не стал «завязывать в один узел» различные виды семейных правоотношений, а развел их регулирование в различные семейно-правовые договоры, тем самым не позволив родителям смешивать свои имущественные интересы и интересы детей, которые должны быть обеспечены их родителями в первую очередь, независимо от того, как супруги урегулируют свои имущественные отношения. Другими словами, законодатель здесь «торг исключил», поставив на первое место принцип наилучшего обеспечения интересов ребенка. Бережным отношением к несовершеннолетним объясняет А. М. Нечаева также разъяснения Семейного кодекса РФ, касающиеся разрешения судом споров о детях. Во главу угла ставятся интересы ребенка, под которыми понимается создание условий, необходимых для его надлежащего воспитания, развития — физического и духовного, нравственного, что опять-таки, пусть даже косвенно, сказывается (может сказаться) на качестве формирующейся личности <4>. ——————————— <3> Национальный реестр правовых актов Республики Беларусь. 1999. N 55.2/53. Цит. по: Малкин О. Ю. Некоторые аспекты выбора применимого права к соглашениям в семейно-правовой сфере // Нотариус. 2006. N 2. С. 34. <4> Нечаева А. М. Демография. Семья. Дети // Семья и дети. Труды института государства и права РАН. 2008. N 2. М. С. 17.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *