Члены семьи как субъекты правоотношений в сфере охраны здоровья граждан

(Соколова Н. А.) («Социальное и пенсионное право», 2013, N 4) Текст документа

ЧЛЕНЫ СЕМЬИ КАК СУБЪЕКТЫ ПРАВООТНОШЕНИЙ В СФЕРЕ ОХРАНЫ ЗДОРОВЬЯ ГРАЖДАН

Н. А. СОКОЛОВА

Соколова Наталья Александровна, заведующая кафедрой трудового права Омской юридической академии, кандидат юридических наук.

В статье анализируются нормы здравоохранительного законодательства об участии членов семьи пациента в правоотношениях, связанных с оказанием медицинской помощи. Выявлены определенные противоречия в базовом Законе об охране здоровья граждан, предложены пути их устранения.

Ключевые слова: семья, члены семьи, близкие родственники, медицинская помощь.

Members of the family as subjects of legal relations in the sphere of health protection N. A. Sokolova

In the article analyzed are the norms of the health legislation on the participation of the patient’s family members in legal relations, connected with rendering of medical aid. There were some contradictions in the basic law on health protection of citizens, suggest ways to eliminate them.

Key words: family, family members, close relatives, medical assistance.

Семейная политика Российской Федерации включает в себя установление различных мер, направленных на развитие и укрепление семейных отношений. Как указывает Ю. В. Ковалева, субъекты семейных правоотношений являются обладателями определенного набора семейных прав. Для этого субъекту семейным законодательством предоставлен набор правомочий <1>. Однако практика показывает, что права членов семьи могут устанавливаться не только семейным законодательством. Например, в Федеральном законе от 21 ноября 2011 г. «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» <2> (далее — Закон об охране здоровья граждан) существуют несколько групп правоотношений, непосредственное влияние на которые оказывают семейные связи. ——————————— <1> Ковалева Ю. В. Права и отношения, регулируемые семейным законодательством: вопр. теории и практики // Семейное и жилищное право. 2010. N 4; СПС «КонсультантПлюс». <2> СЗ РФ. 2011. N 48. Ст. 6724.

Начать следует с того, что в ст. 51 Закона об охране здоровья граждан устанавливаются права семьи в сфере охраны здоровья. Анализ содержания положений данной статьи показывает, что термин «семья» не предполагает установление каких-либо прав и обязанностей для всех членов семьи. Семья в рассматриваемом случае не является единым субъектом правоотношений. Закон об охране здоровья граждан предусматривает обязательства для отдельных членов семьи. Как справедливо отмечает А. Банникова, понятие члена семьи трансформируется в каждой отрасли под функциональную основу, цели, которые заложены в ней <3>. При этом рассматриваемый Закон оперирует разными понятиями — «близкие родственники», «иные родственники», «иной член семьи». В некоторых случаях отдельно устанавливаются правомочия родителей или супругов. Интересно, что впервые в законе раскрывается содержание понятия «близкие родственники». К ним относятся дети, родители, усыновленные, усыновители, родные братья и родные сестры, внуки, дедушка, бабушка. Супруг вполне справедливо к числу близких родственников законом не отнесен, его правомочия оговариваются отдельно. Важно, что наличие определенной степени родства или свойства может служить юридически значимым обстоятельством для совершения определенных действий как при жизни пациента, так и после его смерти. ——————————— <3> Банникова А. Правовые проблемы определения круга лиц, относящихся к членам семьи собственника жилого помещения // Семейное и жилищное право. 2009. N 5; СПС «КонсультантПлюс».

Еще одной особенностью правового регулирования в рассматриваемой сфере являются нормы о последовательности учета мнения членов семьи. Чаще всего приоритет мнения какого-либо члена семьи не устанавливается (например, при решении родителями вопроса об оказании медицинской помощи их ребенку), однако бывает и иначе. В частности, речь идет двух случаях участия членов семьи в правоотношениях, возникающих после смерти пациента. Первый касается согласия на изъятие органов и тканей у умершего. Первоначально такое согласие дает супруг, а при его отсутствии — близкие родственники. Здесь необходимо отметить неопределенность термина «отсутствие супруга». Неясно, идет ли речь о ситуации, когда умерший при жизни в принципе не состоял в браке, либо о невозможности испросить согласие у супруга в момент, когда решается вопрос об изъятии органа или ткани. Второй случай связан с правом членов семьи решать вопрос о патологоанатомическом вскрытии. Здесь приоритетным будет мнение супруга или одного из близких родственников, а при их отсутствии — иных родственников. Проанализируем нормы, где субъектами правоотношений могут быть члены семьи, более подробно. Возвращаясь к ст. 51 Закона об охране здоровья граждан, следует сказать, что она состоит из частей, регулирующих невзаимосвязанные отношения. Во-первых, Закон закрепляет право каждого человека получить бесплатные консультации в целях предупреждения возможных наследственных и врожденных заболеваний у потомства по вопросам: 1) планирования семьи; 2) наличия социально значимых заболеваний и заболеваний, представляющих опасность для окружающих; 3) по медико-психологическим аспектам семейно-брачных отношений. Также установлено право на медико-генетические и другие консультации и обследования в медицинских организациях государственной системы здравоохранения. Во-вторых, Закон впервые установил право отца ребенка или иного члена семьи присутствовать при рождении ребенка. Реализация данного права требует соблюдения некоторых условий: 1) согласие женщины; 2) состояние здоровья женщины, не препятствующее нахождению члена семьи при рождении ребенка; 3) отсутствие необходимости оперативного родоразрешения; 4) наличие в учреждении родовспоможения соответствующих условий (индивидуальных родовых залов); 5) отсутствие у отца или иного члена семьи инфекционных заболеваний. В-третьих, в статье, посвященной правам семьи, урегулирован вопрос о совместном пребывании в медицинском учреждении детей и родителей, о котором будет сказано ниже. Остальные права членов семьи, закрепленные в Законе об охране здоровья граждан, могут быть связаны с информационными аспектами здравоохранительных отношений, с участием родителей в отношениях по оказанию медицинской помощи их детям, с правами родственников на посещение и нахождение вместе с пациентами либо с решением вопросов об обращении с телом умершего после его смерти. Так, по общему правилу информация о состоянии здоровья предоставляется самому пациенту или родителям несовершеннолетнего, не достигшего 15 лет (16 лет — в случае, если он болен наркоманией). Закон особо оговаривает, что предоставление информации о состоянии здоровья ребенка, достигшего указанного возраста, его родителям не является разглашением врачебной тайны. Таким образом, сообщение какой-либо информации о пациенте без его согласия близким пациента (например, детям о состоянии здоровья родителей или мужу о состоянии здоровья жены) можно рассматривать как нарушение права на конфиденциальность. С данным выводом не совсем согласуются положения ст. 22 Закона об охране здоровья граждан, в соответствии с которыми в случае неблагоприятного прогноза развития заболевания информация должна сообщаться в деликатной форме гражданину или его супругу (супруге), одному из близких родственников (детям, родителям, усыновленным, усыновителям, родным братьям и родным сестрам, внукам, дедушкам, бабушкам), если пациент не запретил сообщать им об этом и (или) не определил иное лицо, которому должна быть передана такая информация. Получается, что при указанных обстоятельствах для сохранения врачебной тайны пациент должен совершить активные действия — запретить сообщать родственникам о неблагоприятном прогнозе заболевания. В то же время при обычных обстоятельствах врачебная тайна должна сохраняться без какого-либо выражения воли пациента. Конфиденциальность соответствующей информации гарантируется. Видится более правильным внести отдельный пункт в ст. 13 Закона об охране здоровья граждан, предусматривающий еще одно основание разглашения врачебной тайны без согласия пациента. Обращает на себя внимание и то, что информация о неблагоприятном развитии болезни предоставляется либо гражданину, либо его родственникам, поскольку в Законе использован союз «или». Это также входит в определенное противоречие с положениями закона о праве пациента на информацию. Особенностью нового Закона явилось и то, что некоторые права пациента трансформированы в принципы охраны здоровья. Так, принцип приоритета интересов пациента при оказании медицинской помощи реализуется в т. ч. путем создания условий, обеспечивающих возможность посещения пациента и пребывания родственников с ним в медицинской организации с учетом состояния пациента, соблюдения противоэпидемического режима и интересов иных лиц, работающих и (или) находящихся в медицинской организации. Появление норм, обеспечивающих возможность навещать пациента его родственниками, следует охарактеризовать положительно. Кроме этого, более четкую регламентацию получил вопрос о пребывании родителей вместе с детьми в медицинском учреждении. Одному из родителей, иному члену семьи или иному законному представителю предоставляется право на бесплатное совместное нахождение с ребенком в медицинской организации при оказании ему медицинской помощи в стационарных условиях в течение всего периода лечения независимо от возраста ребенка. При совместном нахождении в медицинской организации в стационарных условиях с ребенком до достижения им возраста четырех лет, а с ребенком старше данного возраста — при наличии медицинских показаний плата за создание условий пребывания в стационарных условиях, в т. ч. за предоставление спального места и питания, с указанных лиц не взимается. Другим примером участия родителей в процессе оказания несовершеннолетним медицинской помощи является дача информированного добровольного согласия на медицинское вмешательство. Его дает один из родителей в отношении: 1) лица, не достигшего возраста, установленного законом; 2) несовершеннолетнего больного наркоманией при оказании ему наркологической помощи или при медицинском освидетельствовании несовершеннолетнего в целях установления состояния наркотического либо иного токсического опьянения (за исключением установленных законодательством Российской Федерации случаев приобретения несовершеннолетними полной дееспособности до достижения ими восемнадцатилетнего возраста). Последнее положение является новеллой для законодательства. Из него следует, что некоторые виды медицинских манипуляций требуют согласия родителей вне зависимости от возраста несовершеннолетнего. С чем это связано? Очевидно, речь идет о социально значимых видах лечения, в частности, о наркотической зависимости. Это справедливо и для освидетельствования на состояние наркотического и иного токсического опьянения. Как уже было сказано, родственные связи имеют значение и для отношений, возникающих после смерти пациента. Данный тезис справедлив для двух аспектов: — патологоанатомических вскрытий; — изъятия органов и тканей у трупов. По религиозным мотивам при наличии письменного заявления супруга или близкого родственника (детей, родителей, усыновленных, усыновителей, родных братьев и родных сестер, внуков, дедушки, бабушки), а при их отсутствии — иных родственников либо законного представителя умершего, или при волеизъявлении самого умершего, сделанном им при жизни, патологоанатомическое вскрытие не производится, за исключением определенных случаев. Кроме этого, перечисленные выше субъекты имеют право пригласить врача-специалиста (при наличии его согласия) для участия в патологоанатомическом вскрытии. Как известно, в Российской Федерации установлена презумпция согласия на изъятие органов и тканей у умершего человека. В случае отсутствия волеизъявления совершеннолетнего дееспособного умершего право заявить о своем несогласии на изъятие органов и тканей из тела умершего для трансплантации (пересадки) имеют супруг (супруга), а при его (ее) отсутствии — один из близких родственников. Новеллой Закона является установление презумпции несогласия в отношении несовершеннолетних и недееспособных граждан. В случае смерти несовершеннолетнего изъятие органов и тканей из тела умершего для трансплантации (пересадки) допускается на основании испрошенного согласия одного из родителей. Возникает вопрос о соответствии этой нормы позиции Конституционного Суда РФ, выраженной в его Определении от 4 декабря 2003 г. N 459-О <4>. В названном Определении сказано, что негуманно вместе с сообщением о смерти испрашивать согласие на изъятие органов и тканей у умершего родственника. Таким образом, исходя из норм действующего Закона, это распространяется на всех граждан, за исключением родителей умерших несовершеннолетних, с чем, конечно, трудно согласиться. ——————————— <4> Определение Конституционного Суда РФ от 4 декабря 2003 г. N 459-О «Об отказе в принятии к рассмотрению запроса Саратовского областного суда о проверке конституционности статьи 8 Закона Российской Федерации «О трансплантации органов и (или) тканей человека» // Вестник Конституционного Суда РФ. 2004. N 3.

Завершая исследование, следует констатировать, что нормы здравоохранительного законодательства, касающиеся родственных или семейных отношений, можно разделить на две группы: 1) направленные на защиту членов семьи; 2) связанные с проведением медицинских манипуляций в отношении члена семьи. Количество правоотношений второй группы превалируют, однако регулирующие их законодательные положения требуют дальнейшего совершенствования в целях достижения согласованности норм базового Закона в сфере охраны здоровья граждан.

Список литературы

1. Банникова А. Правовые проблемы определения круга лиц, относящихся к членам семьи собственника жилого помещения // Семейное и жилищное право. 2009. N 5. 2. Ковалева Ю. В. Права и отношения, регулируемые семейным законодательством: вопр. теории и практики // Семейное и жилищное право. 2010. N 4. 3. Определение Конституционного Суда РФ от 4 декабря 2003 г. N 459-О «Об отказе в принятии к рассмотрению запроса Саратовского областного суда о проверке конституционности статьи 8 Закона Российской Федерации «О трансплантации органов и (или) тканей человека» // Вестник Конституционного Суда РФ. 2004. N 3. 4. Семейный кодекс Российской Федерации: по состоянию на 25 сентября 2013 г. М.: Кнорус, 2013. 5. Федеральный закон от 21 ноября 2011 г. N 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» // СЗ РФ. 2011. N 48. Ст. 6724.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *