Патронат как институт защиты имущественных прав несовершеннолетних: особенности регионального регулирования

(Нарутто С. В.) («Актуальные проблемы российского права», 2013, N 12) Текст документа

ПАТРОНАТ КАК ИНСТИТУТ ЗАЩИТЫ ИМУЩЕСТВЕННЫХ ПРАВ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ: ОСОБЕННОСТИ РЕГИОНАЛЬНОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ <*>

С. В. НАРУТТО

——————————— <*> Публикация подготовлена при финансовой поддержке РГНФ в рамках научно-исследовательского проекта РГНФ «Роль судебной практики в модернизации российского федерализма и местного самоуправления», проект N 12-03-00369.

Нарутто Светлана Васильевна, доктор юридических наук, профессор кафедры конституционного и муниципального права Московского государственного юридического университета имени О. Е. Кутафина (МГЮА).

В статье анализируется институт патроната или патронатной семьи как способ создания улучшенных по сравнению с детскими домами условий проживания и образования детей. При этом правовая природа патроната рассматривается как качественно однородная с приемной семьей. Отмечается опережающее учреждение патроната в отдельных субъектах РФ в отсутствие федерального регулирования (Пермская и Оренбургская области). Законодательство отдельных субъектов РФ различает два вида патроната: 1) социальный патронат (иногда именуемый психолого-педагогическим патронатом), осуществляемый соответствующими органами власти и учреждениями; 2) патронат, осуществляемый патронатными воспитателями. Автор на основе изучения и сравнения регионального законодательства делает вывод о необходимости регулирования патроната законами, а не подзаконными актами. Существующая в субъектах РФ система патроната позволяет распределить обязанности по законному представительству интересов ребенка между уполномоченной службой, родителями (законными представителями ребенка) и патронатным воспитателем. Автор вступает в дискуссию по вопросу разграничения обязанностей по содержанию и воспитанию детей, полагая, что они могут быть разграничены не только между патронатным воспитателем и органом опеки и попечительства, но и родителями, не лишенными родительских прав. Все три субъекта защиты имущественных прав несовершеннолетних имеют возможности использовать те или иные способы защиты прав, закрепленные ст. 12 ГК РФ. В статье формулируется ряд выводов, например, о том, что патронатные воспитатели осуществляют опеку над детьми как своего рода опекуны, однако объем их прав и обязанностей меньше по сравнению с опекунами и попечителями, а также приемными родителями. Автор утверждает, что государство в лице органов опеки и попечительства не должно уклоняться от ответственности за ребенка на период его нахождения в семье патронатного воспитателя. Отмечается, что институт социального патроната на федеральном уровне пока не легитимирован, поскольку воспринимается многими учеными и практиками не как эффективный институт защиты прав ребенка, а как вмешательство в частную жизнь.

Ключевые слова: патронат, права, имущественные, ребенок, семья, опека, воспитатель, ювенальная, федерация, полномочия.

Patronage as an institution for the protection of proprietary rights of minors: specific features of regional regulation S. V. Narutto

Narutto Svetlana Vasilievna — Doctor of Law, Professor of the Department of Constitutional and Municipal Law of the Kutafin Moscow State Law University.

The article includes analysis of patronage or patronage (foster) family as the means for creating better conditions for housing and education of children in comparison with the orphanages. The legal nature of patronage is regarded as similar in quality with the adoptive families. The author notes that in some constituent subjects of the Russian Federation the development of patronage is advanced in the absence of federal regulation (in Perm and Orenburg regions). Legislation of some constituent subjects of the Russian Federation distinguishes two types of patronage: 1) social patronage (sometimes also called psychological and pedagogical patronage, which is implemented by government bodies and institutions); 2) patronage by patronage educators. Based upon comparative studies of the regional legislation, the author makes a conclusion that there is need to regulate patronage with laws, and not the by-laws. The patronage system existing in the constituent subjects of the Russian Federation allows distributing obligations on lawful representation among the competent services, parents or lawful representatives of a child and patronage educators. The author disputes the issue of distinguishing the obligations on raising and education of children, considering that they may be distributed not only among the patronage educators and government bodies, but also with the parents, whose rights were not terminated. All three of these subjects of protection of proprietary rights of minors may use the some of the means of legal protection under Art. 12 of the Civil Code of the Russian Federation. The article includes a conclusion that the patronage educator serve as a type of foster parents, while the amount of their rights and obligations is more limited compared to adoptive and foster parents. The author states that the state as represented by foster care bodies should not avoid responsibility for a child at the time when a child is with the family of a patronage educator. It is noted that the institution of social patronage is not legitimated at the federal level, and it is regarded by many scholars and practitioners as an interference with the private life, rather than an efficient institution for the protection of rights of a child.

Key words: patronage, rights, proprietary, child, family, foster, educator, juvenile, federation, competence.

В последние годы в Российской Федерации нашел применение некий заменитель приемной семьи — институт, известный под названием «патронат» или «патронатная семья», как способ создания улучшенных по сравнению с детскими домами условий проживания и образования детей <1>. В зарубежной практике патронат получил наименование «фостеровские семьи» (англ. foster care) <2>. ——————————— <1> По официальной статистике Минобрнауки России, в 2011 г. из 107 378 детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, 0,5 тыс. передано на патронатное воспитание // URL: http://www. usynovite. ru/statistics/2010/. <2> См.: Бобылева И. А. Фостеровское воспитание // Электронный каталог МУК «Центральная библиотечная сеть» Сормовского района г. Н. Новгород, 2007; Лапина Е. П. Правовое регулирование института фостерных семей в зарубежных странах // Семейное и жилищное право. 2009. N 1. С. 7.

Институт патроната применялся еще в царской России как «покровительство», «благодетельство» <3>, а также в первые годы советской власти <4>, в военное время <5>. ——————————— <3> См.: Беляева Л. И. Патронат в России (XIX в. — начало XX в.). М., 1996. С. 41 — 78. <4> Постановление ВЦИК и СНК РСФСР от 28 мая 1928 г. «О порядке и условиях передачи воспитанников детских домов и других несовершеннолетних трудящимся в городах и рабочих поселках» // СУ РСФСР. 1928. N 64. Ст. 462; Постановление ВЦИК и СНК РСФСР от 1 апреля 1936 г. «О порядке передачи детей на воспитание (патронат) в семьи трудящихся» // СУ РСФСР. 1936. N 9. Ст. 49. <5> Инструкция Наркомпроса РСФСР, Наркомздрава РСФСР и Наркомюста РСФСР «Об утверждении Инструкции Наркомпроса РСФСР, Наркомздрава РСФСР, Наркомюста РСФСР о патронировании, опеке и усыновлении детей, оставшихся без родителей», утв. Постановлением СНК РСФСР от 8 апреля 1943 г. // СП РСФСР. 1943. N 3. Ст. 24.

Зарождение патроната связывают с возникновением во второй половине 18 в. практики передачи воспитательными домами новорожденных детей — «подкидышей» кормилицам в деревенские семьи, которая нашла юридическое закрепление в Указе от 7 (18) ноября 1775 г. «Учреждения для управления губерний Всероссийской империи» <6>. В дальнейшем появился и термин «патронаж» — в Установлении по воспитательным домам от 24 декабря 1797 г. (4 января 1798 г.) <7>. В последующем функции патронажа были возложены на земские учреждения в связи с реформами 1860 — 1870 гг. <8>, а позднее в советский период патронатная семья вновь возродилась под наименованием «патронат» или «патронатное призрение» <9>. Это связывалось с появлением двух документов: Постановления ВЦИК и СНК РСФСР от 27 марта 1928 г. «О передаче воспитанников детских домов в крестьянские семьи» и Постановления ВЦИК и СНК РСФСР от 28 мая 1928 г. «О порядке и условиях передачи воспитанников детских домов и других несовершеннолетних трудящимся в городах и рабочих поселках». Патронат над детьми как форма охраны интересов ребенка получил закрепление в Постановлении ВЦИК и СНК РСФСР от 1 апреля 1936 г. «О порядке передачи детей на воспитание (патронат) в семьи трудящихся», Постановлении СНК СССР от 23 января 1942 г. «Об устройстве детей, оставшихся без попечения родителей». В советском семейном праве патронат был закреплен в положениях КоБС Латвийской и Узбекской ССР <10>. В советский период патронат означал передачу на воспитание детей, оставшихся без родительского попечения, по договору между органами здравоохранения, образования и т. д. лицу, принимающему на себя заботу о ребенке <11>. Однако с принятием КоБС РСФСР от 30 июля 1969 г. патронат был ликвидирован <12>. ——————————— <6> Полное собрание законов Российской империи. Собрание первое. Т. XX. N 7525. <7> Полное собрание законов Российской империи. Собрание первое. Т. XXIV. N 1802. <8> Там же. Т. XXX. N 8521. <9> Мишутинская О. В. Исторический опыт призрения детей-сирот в России // История государства и права. 2006. N 4. С. 12 — 15. <10> Комментарий к Федеральному закону «Об опеке и попечительстве» и Федеральному закону «О внесении изменений в отдельные законодательные акты в связи с принятием Федерального закона «Об опеке и попечительстве» (постатейный) / Под ред. П. В. Крашенинникова. М.: Статут, 2009. С. 37. <11> Барков А. В. Договор как средство правового регулирования рынка социальных услуг: Монография. М.: Юрист, 2008. С. 78. <12> Гаджиева З. Эволюция института приемной семьи в России // Юридический мир. 2010. N 8. С. 50 — 51.

В современный период на федеральном уровне патронат был учрежден в 2008 г. <13>, хотя в ряде субъектов РФ он возник значительно раньше, например, в Пермской области — в 2000 г. <14>, в Оренбургской области — в 2001 г. <15>. При этом патронатные семьи в субъектах РФ возникали на основании договора, заключенного между патронатным воспитателем и детским учреждением, в котором пребывал ребенок (детским домом), а в настоящее время — между патронатным воспитателем и органом опеки и попечительства <16>. На наш взгляд, целесообразно закрепить в ГК РФ институт патроната как договорной формы покровительства несовершеннолетним детям, оставшимся без попечения родителей. ——————————— <13> Федеральный закон от 24 апреля 2008 г. N 49-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона «Об опеке и попечительстве» // СЗ РФ. 2008. N 17. Ст. 1756. <14> Закон Пермской области от 6 октября 2000 г. N 1129-164 (в ред. от 27 апреля 2007 г.) «О патронатном воспитании» // Бюллетень Законодательного Собрания и администрации Пермской области. 2000. N 9. <15> Закон Оренбургской области от 19 ноября 2001 г. N 364/340-II-ОЗ (в ред. от 26 декабря 2008 г.) «О патронатном воспитании» // Южный Урал. 2001. 24 ноября. N 226. <16> Подробнее о регулировании патронатных и других подобных отношений см.: Банников И. А. Договор о передаче ребенка на воспитание в приемную семью в Российской Федерации: Дис. … канд. юрид. наук. М., 2007.

Федеральное регулирование позволило признать патронат одной из форм опеки по договору, что создало больше гарантий для обеспечения и охраны прав детей. По своей правовой природе патронат и приемная семья качественно однородны <17>. ——————————— <17> См.: Воронина З. И. Правовые формы воспитания детей, оставшихся без попечения родителей: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. СПб., 1993. С. 6.

В большинстве субъектов РФ на сегодняшний день приняты законы о патронате. При этом наблюдается разнообразие в наименовании данного института — «патронат» <18>, «патронаж» <19>, «патронатное воспитание» <20>, «патронатное сопровождение» <21>. ——————————— <18> Закон Забайкальского края от 29 апреля 2009 г. N 167-ЗЗК (в ред. от 9 марта 2011 г.) «О патронате» // Забайкальский рабочий. 2009. 6 мая. N 82. <19> Закон г. Москвы от 14 апреля 2010 г. N 12 «Об организации опеки, попечительства и патронажа в городе Москве» // Тверская, 13. 2010. 1 июня. N 66. <20> Закон Оренбургской области от 19 ноября 2001 г. N 364/340-II-ОЗ (в ред. от 26 декабря 2008 г.) «О патронатном воспитании» // Южный Урал. 2001. 24 ноября. N 226. <21> Закон Алтайского края от 28 декабря 2009 г. N 115-ЗС «О патронатном сопровождении в Алтайском крае» // Алтайская правда. 2010. 23 января.

Следует сразу оговориться, что в настоящее время патронаж рассматривается как форма попечительства над совершеннолетними дееспособными лицами, которые по состоянию здоровья не могут самостоятельно осуществлять и защищать свои права и исполнять обязанности, в то время как патронат определяется как покровительство либо как форма воспитания детей, потерявших родителей, в семьях граждан по поручению государственных органов <22>. Вместе с тем в литературе встречается употребление двух этих терминов как равнозначных <23>. ——————————— <22> Барков А. В. Договор как средство правового регулирования рынка социальных услуг: Монография. М.: Юрист, 2008. С. 78. <23> См., напр.: Кирилловых А. А. Договор об опеке (попечительстве) над несовершеннолетним // Семейное и жилищное право. 2011. N 4. С. 36 — 40.

Законодательство отдельных субъектов РФ различает два вида патроната: 1) социальный патронат (может именоваться психолого-педагогическим патронатом), осуществляемый соответствующими органами власти и учреждениями; 2) патронат, осуществляемый патронатными воспитателями. Иногда региональный законодатель смешивает два вида патроната. Например, по Закону Алтайского края от 28 декабря 2009 г. N 115-ЗС «О патронатном сопровождении в Алтайском крае» психолого-педагогический патронат — это форма патронатного сопровождения, осуществляемого краевым государственным образовательным учреждением в целях оказания помощи по реабилитации и социальной адаптации выбывшим воспитанникам, переданным под опеку (попечительство) или в приемную семью граждан <24>. ——————————— <24> Алтайская правда. 2010. 23 января. 19 — 20.

Патронатный воспитатель (родитель) как разновидность опекуна

В соответствии с п. 1 ст. 123 Семейного кодекса РФ дети, оставшиеся без попечения родителей, подлежат передаче в семью на воспитание (усыновление (удочерение), под опеку или попечительство, в приемную семью либо в случаях, предусмотренных законами субъектов РФ, в патронатную семью). Таким образом, патронат может быть учрежден только в том случае, если он предусмотрен законами субъектов РФ. В редких случаях некоторые субъекты РФ принимают не законы, а подзаконные акты, что представляется неправильным. Во многих субъектах Федерации кроме законов приняты и подзаконные акты, детализирующие вопросы патроната. Например, в городе Москве действует и Закон <25>, и акт Правительства РФ по обеспечению реализации данного Закона <26>. ——————————— <25> Закон г. Москвы от 14 апреля 2010 г. N 12 «Об организации опеки, попечительства и патронажа в городе Москве» // Тверская, 13. 2010. 1 июня. N 66. <26> Постановление Правительства Москвы от 20 сентября 2011 г. N 433-ПП «О мерах по обеспечению реализации Закона города Москвы от 14 апреля 2010 г. N 12 «Об организации опеки, попечительства и патронажа в городе Москве» (вместе с «Положением об организации патронатного воспитания», «Положением о сопровождении семьи, принявшей ребенка (детей) на воспитание», «Положением об организации постинтернатного патроната», «Положением об организации социального патроната») // Вестник Мэра и Правительства Москвы. 2011. N 55.

По Закону г. Москвы от 14 апреля 2010 г. N 12 (в ред. от 28 ноября 2012 г.) «Об организации опеки, попечительства и патронажа в городе Москве» патронатный воспитатель является законным представителем (совершеннолетнее дееспособное лицо), обладает всеми правами и обязанностями опекуна (попечителя), в том числе правом распоряжаться имуществом подопечного от его имени (с согласия уполномоченного органа в сфере опеки, попечительства и патронажа), и действует на основании договора о патронатном воспитании (ч. 1 ст. 12). Патронатные воспитатели как разновидность опекунов осуществляют опеку над детьми на договорной основе за вознаграждение. При этом на лиц, желающих взять ребенка-сироту, оставшегося без попечения родителей, на патронатное воспитание, распространяются требования, установленные федеральным законодательством в отношении опекунов (попечителей) (ч. 5 ст. 12). Ребенок, достигший возраста 10 лет, передается на патронатное воспитание только с его согласия. Прекращение патронатного воспитания осуществляется с учетом мнения ребенка, достигшего возраста 10 лет. Положением об организации патронатного воспитания, утвержденным упомянутым Постановлением Правительства Москвы от 20 сентября 2011 г. N 433-ПП, предусмотрена подготовка граждан, желающих стать патронатными воспитателями, и им выдается соответствующий документ. Необходимо отметить, что хотя патронатные воспитатели и осуществляют опеку над детьми как своего рода опекуны, тем не менее объем их прав и обязанностей все же меньше по сравнению с опекунами и попечителями, а также приемными родителями. Существующая в субъектах РФ система патроната позволяет распределить обязанности по законному представительству интересов ребенка между уполномоченной службой, родителями (законными представителями ребенка) и патронатным воспитателем. В литературе можно встретить утверждение, что при патронатном воспитании права и обязанности, связанные с содержанием и воспитанием детей, разграничены между патронатным воспитателем и органом опеки и попечительства (его уполномоченными организациями) <27>. Это неточно, потому что прав и обязанностей родителей (законных представителей) суд не лишил. Однако по сравнению с опекой при патронатном воспитании представительство патронатным воспитателем прав и законных интересов ребенка имеет усеченные пределы и разграничено между патронатным воспитателем и органом опеки и попечительства. И в то же время законные представители не лишены возможности обеспечивать и защищать права своих несовершеннолетних детей. ——————————— <27> Михайлова А., Королева С. Патронат: целостная педагогическая система // ЭЖ-Юрист. 2012. N 19. С. 15.

Индивидуальные требования к патронатному содержанию и воспитанию устанавливаются договором о патронатной семье и актом о назначении опекуна (патронатного воспитателя). В литературе отмечается, что при опеке и усыновлении для усыновителей и опекунов необходимо выполнение формальных критериев, подтвержденных документально (официальный доход на члена семьи, жилищные нормативы в соответствии с пропиской, возрастной ценз для усыновителей, предпочтение полных семей неполным, требование официальной регистрации брака и пр.), при патронатном воспитании выполнение данных критериев не предусмотрено <28>. ——————————— <28> См.: Матюшева Т. Н. Правовое регулирование патроната как средства оптимизации образования детей-сирот (конституционный аспект) // Конституционное и муниципальное право. 2011. N 8. С. 71 — 74.

Отдельные ученые предлагают при разграничении полномочий органов опеки и попечительства (далее — ООиП) и патронатного воспитателя отнести к полномочиям ООиП защиту имущественных прав несовершеннолетнего (за исключением права распоряжаться причитающимися несовершеннолетнему денежными средствами на текущее его содержание) <29>. С таким распределением полномочий сложно согласиться. Почему же кровные родители, а также патронатные воспитатели лишены прав и обязанностей по защите имущественных прав детей? Очевидно, все три субъекта защиты имущественных прав несовершеннолетних имеют возможности использовать те или иные способы защиты прав, закрепленные ст. 12 ГК РФ. ——————————— <29> Михайлова А., Королева С. Указ. соч. С. 15.

Если в дальнейшем родственники детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей и переданных на патронатное воспитание, откажутся от усыновления (удочерения), то преимущественным правом усыновления (удочерения) должен обладать патронатный воспитатель, у которого содержался и воспитывался ребенок. Отметим, что в законодательстве субъектов РФ и научной литературе договор о патронатной семье именуется «договор патронатного воспитания», и это представляется неточным, поскольку не отражает материального содержания детей, гарантирования им имущественных прав. На наш взгляд, более точное наименование — «договор о патронатном содержании и воспитании». Патронатный воспитатель несет ответственность не только за воспитание ребенка, но и его материальное обеспечение, за обеспечение его имущественных прав. На ребенка, помещенного на патронатное воспитание в семью патронатного воспитателя, выделяются денежные средства на питание ребенка, одежду, обувь, мягкий инвентарь, приобретение предметов хозяйственного обихода, учебных пособий, игрушек, на культмассовые мероприятия, которые перечисляются на личные счета патронатным воспитателям в размерах по установленным нормативам в соответствии с договором о патронатном воспитании <30>. Патронатный воспитатель должен использовать данные денежные средства в интересах подопечного. ——————————— <30> См.: письмо Минфина России от 21 апреля 2008 г. N 03-04-05-01/126 // СПС «КонсультантПлюс».

Не случайно в законодательстве особо оговаривается, что на детей, переданных на патронатное воспитание, распространяются нормы материального обеспечения и социальные гарантии, установленные для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, переданных под опеку (попечительство) <31>. Денежные средства, выделенные на содержание детей, находящихся под патронажем патронатных воспитателей, могут расходоваться по прямому назначению, без экономической выгоды патронатных воспитателей, которые, в свою очередь, ответственны за то, чтобы их подопечные получили указанные гарантии и материальное обеспечение. Патронатный воспитатель должен вести учет расходов по расходованию денежных средств, выделяемых на содержание ребенка, и сведения об израсходованных средствах ежеквартально представляет в службу (организацию) по патронату <32>. ——————————— <31> Пункт 6 ст. 12 Закона г. Москвы от 14 апреля 2010 г. N 12 «Об организации опеки, попечительства и патронажа в городе Москве». <32> Письмо Минфина России от 21 апреля 2008 г. N 03-04-05-01/126.

Патронатный воспитатель, как и опекун, может пользоваться жилым помещением, принадлежащим подопечному (п. 4 ст. 16 Федерального закона «Об опеке и попечительстве»). Это допускается в исключительных случаях. По просьбе патронатного воспитателя (опекуна), добросовестно исполняющего свои обязанности, орган опеки и попечительства вправе разрешить ему безвозмездно пользоваться и другим имуществом подопечного в своих интересах. В таких случаях в договоре о патронате должны быть указаны состав имущества подопечного, в отношении которого разрешено безвозмездное пользование, и срок такого пользования. ООиП вправе досрочно прекратить пользование имуществом подопечного при неисполнении или ненадлежащем исполнении опекуном своих обязанностей, а также при существенном нарушении опекуном имущественных прав и интересов подопечного (п. 3 ст. 16). Данные законоположения стимулируют заинтересованность патронатного воспитателя, но с другой стороны, как справедливо отмечает И. А. Михайлова, нарушают имущественную автономию подопечного в наиболее важной сфере его жизни, так как вторжение опекуна на принадлежащую ему жилую площадь может повлечь ущемление прав и интересов подопечного лица, лишение его привычных условий <33>. ——————————— <33> Михайлова И. А. Назначение опекунов и попечителей по новому Федеральному закону // Гражданское право. 2009. N 2. С. 9.

Патронатный воспитатель несет ответственность за неисполнение или ненадлежащее исполнение принятых им на себя обязательств по обеспечению и воспитанию ребенка. Права ребенка, нарушенные патронатным воспитателем по его вине, должны восстанавливаться прежде всего за счет имущественного возмещения убытков, поскольку эта мера ответственности является преобладающей в гражданском праве и в том числе в той его части, которая регламентирует оказание услуг. При этом особо подчеркнем, что в ч. 2 ст. 26 Федерального закона «Об опеке и попечительстве» четко определено, что опекуны и попечители отвечают за вред, причиненный личности или имуществу подопечного по их вине. Данная норма, на наш взгляд, распространяется и на патронатного воспитателя. Таким образом, патронатный воспитатель вправе выступать в защиту его прав и законных интересов в любых отношениях без специального разрешения. В свою очередь, по мнению отдельных авторов, действующее законодательство дает основание утверждать, что государство в лице органов опеки и попечительства снимает с себя ответственность за ребенка на период его нахождения в семье патронатного воспитателя по договору о патронатной семье <34>. Безусловно, государство не может полностью отгородиться от ответственности в патронатных отношениях, поскольку на нем лежит обязанность оплачивать труд патронатного воспитателя, осуществлять контроль за соблюдением прав подопечных, обеспечивать защиту их имущественных и неимущественных прав и др. Так, в соответствии с ч. 8 ст. 12 Закона г. Москвы «Об организации опеки, попечительства и патронажа в городе Москве» контроль за условиями жизни и воспитания детей, переданных на патронатное воспитание, осуществляется уполномоченным органом в сфере опеки, попечительства и патронажа. ——————————— <34> Турусова О. С. Региональные аспекты ответственности в патронатных правоотношениях // Социальное и пенсионное право. 2010. N 2. С. 31 — 34.

Обязанность по защите прав ребенка лежит как на патронатном воспитателе, так и на ООиП. В нормативно-правовых актах субъектов РФ ранее регламентировалось, что специализированное учреждение и патронатный воспитатель несли ответственность за ребенка солидарно в случае нераспределения обязанностей между ними по договору, в других субъектах специализированное учреждение и патронатный воспитатель несли за ребенка разделенную ответственность <35>. В ряде субъектов РФ считают, что на патронатного воспитателя не должен возлагаться весь объем полномочий по законному представительству, в частности патронатный воспитатель не может исполнять полномочия по представлению интересов ребенка в суде при рассмотрении судом дел о лишении (ограничении) родителей родительских прав, осуществлять полномочия по защите имущественных прав несовершеннолетнего <36>. С таким мнением сложно согласиться. ——————————— <35> Там же. <36> Турусова О. С. Указ. соч. С. 32.

В литературе отмечается, что привлечь к административной ответственности патронатных воспитателей за вред, причиненный личности или имуществу детей, непросто, так как данные лица не относятся к субъектам административной ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязанностей по содержанию, воспитанию, обучению, защите прав и интересов несовершеннолетних (ст. 5.35 Кодекса РФ об административных правонарушениях). В случае причинения вреда патронируемым ребенком в возрасте от 14 до 18 лет патронатный воспитатель, не являясь попечителем, не несет ответственности в порядке п. 2 ст. 1074 Гражданского кодекса РФ <37>. Конечно, данный вопрос следует предусмотреть в федеральном регулировании. ——————————— <37> Салахетдинова Л. Н. Патронат как дополнительная форма устройства детей // Юрист. 2007. N 5. С. 13.

В практике имело место непонимание того, какая категория детей может быть передана под патронат. Так, по Закону Кемеровской области «О патронатном воспитании детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей» передаче на воспитание к патронатному воспитателю подлежат лишь дети-сироты и дети, оставшиеся без попечения родителей, содержащиеся в учреждениях всех типов. При этом дети, переданные на патронатное воспитание, продолжают входить в контингент воспитанников учреждения и числиться в учреждении, и за учреждением сохраняются права и обязанности опекуна. Договор заключается трехсторонний между органом опеки и попечительства, администрацией учреждения, где воспитывается ребенок, и патронатным воспитателем. За учреждением, в котором продолжает числиться ребенок, сохраняются функции по защите и осуществлению прав ребенка. Кроме того, учреждению предоставляются права, обязанности и полномочия по осуществлению контроля за патронатным воспитанием. Верховный Суд РФ признал данные положения Закона Кемеровской области противоречащими п. 1 ст. 123, 155.2 СК РФ <38>. Семейный кодекс предоставляет право на воспитание в патронатной семье всем детям-сиротам и детям, оставшимся без попечения родителей, а не только детям, содержащимся в учреждениях всех типов. Региональный Закон противоречит также ст. 7 Федерального закона «Об опеке и попечительстве», который предусматривает, что обязанности по надзору за деятельностью опекунов и попечителей, по контролю за сохранностью имущества и за управлением имуществом граждан, находящихся под опекой и попечительством, возложены на органы опеки и попечительства, а не на учреждения. А согласно ст. 155.2 СК РФ организации для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, вправе осуществлять только временную передачу детей в семьи граждан, постоянно проживающих на территории РФ. Согласно ст. 15 и 16 Федерального закона «Об опеке и попечительстве» обязанности по осуществлению опеки и попечительства осуществляются только опекуном или попечителем. При этом опекун или попечитель (соответственно и патронатный воспитатель) являются законными представителями несовершеннолетнего. ——————————— <38> Определение Верховного Суда РФ от 5 августа 2009 г. N 81-Г09-10 об оставлении без изменения решения Кемеровского областного суда от 04.05.2009, которым было удовлетворено заявление о признании недействующими и не подлежащими применению отдельных положений Закона Кемеровской области от 08.04.2008 N 13-ОЗ (в редакции от 25.03.2009) «О патронатном воспитании детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей» // СПС «Конс ультантПлюс».

Таким образом, региональный законодатель неправомерно ограничил полномочия ООиП, а также патронатного воспитателя по защите имущественных прав несовершеннолетних. С целью четкого определения положения патронатного воспитателя, его полномочий по обеспечению и защите прав подопечного, в том числе жилищных и иных имущественных прав, целесообразно в ГК РФ указать, что законными представителями несовершеннолетних являются их родители либо усыновители, опекуны, попечители, иные лица, которым такое право предоставлено Федеральным законом. Схожая конструкция предусмотрена в п. 1 ст. 52 ГПК РФ. Ее можно закрепить в Федеральном законе «Об опеке и попечительстве» для более действенного представительства прав и интересов несовершеннолетних. Региональный законодатель этот вопрос регулирует, хотя он должен определяться на федеральном уровне. Так, согласно ст. 6 Закона Республики Марий Эл от 4 августа 2008 г. N 34-З «О патронатном воспитании» установлено, что «при установлении опеки или попечительства по договору о патронатном воспитании права и обязанности опекуна (попечителя) относительно представительства и защиты прав и законных интересов подопечного возникают с момента принятия органом опеки и попечительства акта о назначении опекуна (попечителя), исполняющего свои обязанности возмездно».

Социальный патронат

Социальный патронат представляет собой помощь органов опеки и попечительства, уполномоченной службы, учреждения семье по обеспечению прав и законных интересов ребенка (детей), нуждающегося в государственной защите. По законодательству субъектов РФ договор о социальном патронате заключается на любой срок между уполномоченной службой (организацией), патронатным воспитателем и родителями при обязательном условии разграничения между ними прав и обязанностей по защите законных интересов этого ребенка. Следует отметить, что институт социального патроната на федеральном уровне пока не легитимирован. Указом Президента РФ от 28 декабря 2012 г. N 1688 «О некоторых мерах по реализации государственной политики в сфере защиты детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей» <39> Правительству и Государственной Думе было рекомендовано доработать проект Федерального закона «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам осуществления социального патроната и деятельности органов опеки и попечительства», предусмотрев в том числе уточнение порядка приема ребенка в патронатную семью, обеспечение эффективной организации работы органов опеки и попечительства по раннему выявлению семей с детьми, находящимися в кризисной ситуации, защите прав детей, проживающих в таких семьях, и сохранению ребенку его родной семьи. Такой проект разработан <40> и принят Государственной Думой в первом чтении <41>, но сразу же был подвергнут критике за то, что «отражает лишь теоретические представления, которые еще только разработаны и не проверены в жизни» <42>. ——————————— <39> Российская газета. N 302. 2012. 29 января. <40> Постановление Государственной Думы Федерального Собрания РФ от 25 сентября 2012 г. N 859-6 ГД «О проекте Федерального закона N 42197-6 «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам осуществления социального патроната и деятельности органов опеки и попечительства» // СЗ РФ. 2012. N 40. Ст. 5418. <41> Проект Федерального закона N 42197-6 «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам осуществления социального патроната и деятельности органов опеки и попечительства» // СПС «КонсультантПлюс». <42> См.: Антипова Н. Закон об опеке нуждается в опеке // Известия. 2012. 14 апреля. С. 1.

Согласно ст. 8.2 законопроекта социальный патронат устанавливается органом опеки и попечительства в случае, если по результатам обследования условий жизни, воспитания и развития несовершеннолетнего, проведенного органом опеки и попечительства в порядке, предусмотренном ст. 122 Семейного кодекса РФ, установлено, что родители или иные законные представители несовершеннолетнего, находящегося в социально опасном положении, создают своими действиями (бездействием) условия, препятствующие его нормальному воспитанию и развитию, и (или) отрицательно влияют на его поведение, и при этом отсутствуют достаточные основания для ограничения или лишения родителей (одного из них) родительских прав. При этом обратиться с заявлением об установлении социального патроната, обследовании условий жизни в орган опеки и попечительства могут не только родители (один из них) или иные законные представители несовершеннолетнего, а также сам несовершеннолетний, достигший десятилетнего возраста. В литературе это определение подвергается справедливой критике как юридически неопределенное, отсылающее к субъективным оценкам, целиком зависящим от произвольного усмотрения правоприменителя, осуществляемого в крайне широких пределах <43>. ——————————— <43> Зубарева О. Г. К вопросу о необходимости реформирования семейного законодательства // Семейное и жилищное право. 2013. N 2. С. 21 — 24.

Социальный патронат устанавливается органом опеки и попечительства с письменного согласия родителей или иных законных представителей несовершеннолетнего и с учетом мнения несовершеннолетнего, достигшего десятилетнего возраста. Орган опеки и попечительства издает акт об установлении социального патроната и утверждении плана его организации. Проектом также предусмотрено принятие решения об установлении социального патроната судом вместо лишения или ограничения родительских прав, если нет для этого достаточных оснований. В рамках социального патроната перед органами опеки и попечительства ставятся разные задачи по обеспечению и защите прав ребенка, включая и «право ребенка на материальное обеспечение», а также «предоставление необходимой материальной помощи в период преодоления кризисной ситуации в семье», «правовое сопровождение семьи в случае необходимости защиты жилищных и иных прав ребенка в процессе решения споров по воспитанию ребенка» <44>. ——————————— <44> Пояснительная записка к проекту Федерального закона «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам осуществления социального патроната и деятельности органов опеки и попечительства» // СПС «КонсультантПлюс».

Решение многих из закрепленных в законопроекте задач связано со значительным объемом работы и требует наличия организационных, кадровых, технических и иных возможностей, которыми не всегда в полном объеме располагает орган опеки и попечительства. Поэтому предусмотрено участие в социальном патронате помимо органов опеки и попечительства образовательных организаций, специализированных учреждений для несовершеннолетних, нуждающихся в социальной реабилитации, органов управления социальной защитой населения (социально-реабилитационных центров для несовершеннолетних, социальных приютов для детей, центров помощи детям, оставшимся без попечения родителей) и других организаций, которые уже в настоящее время осуществляют практическую работу с семьей и детьми. Необходимо отметить, что социальный патронат является вмешательством в частную жизнь, поэтому не все научное сообщество и практические работники воспринимают данный институт как эффективную форму защиты прав ребенка <45>. Социальный патронат является одним из механизмов ювенальной юстиции, и ряд ученых полагают, что необходимости введения нового института в системе по работе с несовершеннолетними в настоящее время нет, поскольку еще не до конца отлажены механизмы работы уже существующих элементов, таких, как опека и попечительство. Кроме того, различные общественные объединения выступают против учреждения социального патроната, ссылаясь на опыт зарубежных стран, где введение институтов ювенальной юстиции не привело к значительному улучшению результатов по обеспечению прав и законных интересов несовершеннолетних. Думается, что зачастую неприятие данного института идет от боязни того, что ребенка будут отбирать и помещать в специализированное учреждение. Однако этого законопроект не предусматривает. Наоборот, предполагается проведение работ с «нарушителями» прав несовершеннолетних без изъятия ребенка из семьи. ——————————— <45> См. об этом, напр.: Гаврилова Н. Развеяли «ювенальные» мифы // URL: http://www. rg. ru/2012/10/19/reg-urfo/deti. html; Сорокина Е. Н. К вопросу о ювенальной политике в Российской Федерации // Вопросы ювенальной юстиции. 2013. N 2. С. 18 — 20; Шестакова Е. Перспективы введения в Российской Федерации социального патроната как правового института ювенальной юстиции // Юридический мир. 2012. N 10. С. 40 — 44.

Вместе с тем не совсем понятно, какими возможностями будут обладать органы опеки и попечительства, иные субъекты, обеспечивающие функционирование социального патроната, в том числе и финансово-экономическими. Каким образом будет финансироваться составленный органами опеки и попечительства план мероприятий по организации социального патроната и его реализации? Очевидно, необходимо создание резервных фондов для оказания материальной помощи нуждающимся детям, семьям, в которых они живут. В законопроекте не определены четко полномочия ООиП, они во многом пересекаются с функциями социального патроната <46>. Иными словами, патронатные (сопроводительные) функции ООиП должны быть урегулированы более конкретно, чтобы избежать установления социального патроната, всеобъемлющего контроля со стороны ООиП над содержанием ребенка в семье. А в случае если родители откажутся от социального патроната, он может быть в судебном порядке установлен принудительно. Альтернативой будет являться лишение родительских прав <47>. ——————————— <46> Тарасова А. Е. Новая система опеки и попечительства над несовершеннолетними как элемент современного механизма обеспечения и защиты их прав и законных интересов // Законы России: опыт, анализ, практика. 2013. N 4. С. 19 — 24. <47> Садовникова Г. Д., Фадеев В. И. Обзор работы секции конституционного и муниципального права IV Международной научно-практической конференции «Кутафинские чтения» // Lex russica. 2013. N 2. С. 192 — 203.

Некоторые авторы полагают, что социальный патронат не может получить своего развития без реформы системы ООиП, иначе получатся параллельные механизмы, не согласованные между собой. Реформа системы ООиП, разделение формально-юридических и, по сути, патронатных (сопроводительных) функций позволят сформировать систему поддержки семьи и детей (патронат) либо внутри ООиП, что представляется наиболее целесообразным, либо отдельно, но с четким распределением функций <48>. ——————————— <48> Тарасова А. Е. Новая система опеки и попечительства над несовершеннолетними как элемент современного механизма обеспечения и защиты их прав и законных интересов // Законы России: опыт, анализ, практика. 2013. N 4. С. 19 — 24.

Вместе с тем при любой модели социального патроната (внутри ООиП либо при взаимодействии с ООиП) должны решаться следующие задачи по защите имущественных прав несовершеннолетних: срочное решение жилищного вопроса (предоставление временного жилого помещения до предоставления постоянного, обеспечение предоставления постоянного жилого помещения, а не отобрание детей из семьи в детский дом, если жилое помещение сгорело или разрушилось, при том что семья благополучная); организация социальных выплат, материальной помощи из резервных фондов, которые необходимо создать для экстренных случаев; обеспечение необходимыми продуктами питания, продовольственными товарами первой необходимости; оформление (помощь в оформлении) социальных выплат, на которые по закону имеют право дети, родители, но с которыми возникли трудности, и т. п. <49>. ——————————— <49> Там же.

Как отмечалось выше, многие формулировки законопроекта страдают такой размытостью, свободой усмотрения соответствующих должностных лиц, что могут рассматриваться как очевидные коррупциогенные факторы <50>. Кроме того, он не учитывает, что «семейное неблагополучие, как правило, связано не с виновным поведением родителей, а является системным следствием бедности семьи, в связи с чем неверно определяет приоритеты семейной политики, предполагая направление бюджетных средств не на материальную поддержку семей, устраняющую реальные причины семейного неблагополучия, а на малоэффективную работу со следствиями этих причин» <51>. Безусловно, материальное неблагополучие семей характеризует и незащищенность имущественных прав детей. ——————————— <50> См.: Зубарева О. Г. Указ. соч. С. 21 — 24. <51> Там же.

Таким образом, анализ законодательства позволяет утверждать, что патронат является разновидностью опеки и попечительства <52>. Патронат еще называют возмездной разновидностью опеки <53>. ——————————— <52> Более подробно см.: Михеева Л. Ю. Опека и попечительство: Теория и практика. М., 2004. С. 98 — 102. <53> Косульникова М. Считаем налоговые вычеты на детей // Налоговый учет для бухгалтера. 2012. N 7. С. 62 — 74.

Об этом свидетельствует и судебная практика. В частности, Верховный Суд РФ при проверке соответствия федеральному законодательству Закона Кемеровской области «О патронатном воспитании детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей» подтвердил вывод суда первой инстанции о том, что патронатное воспитание является одним из видов опеки и попечительства <54>. ——————————— <54> Определение Верховного Суда РФ от 5 августа 2009 г. N 81-Г09-10 об оставлении без изменения решения Кемеровского областного суда от 04.05.2009, которым было удовлетворено заявление о признании недействующими и не подлежащими применению отдельных положений Закона Кемеровской области от 08.04.2008 N 13-ОЗ (в редакции от 25.03.2009) «О патронатном воспитании детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей» // СПС «КонсультантПлюс».

Л. Ю. Михеева, не проводя принципиальной разницы в природе правоотношений в опеке (попечительстве), приемной семье и патронате, пишет, что существующие различия в этих видах формальны, их легко преодолеть, если рассматривать опеку и попечительство как родовое понятие, а приемную семью и патронат — как виды <55>. В литературе употребляется такой объединительный термин, как «группа договоров социального содействия детям, оставшимся без попечения родителей» <56>. ——————————— <55> Михеева Л. Ю. Опека и попечительство: теория и практика. М., 2004. С. 122 — 123. <56> Барков А. В. Правовая природа договора социального содействия детям, оставшимся без попечения родителей // Гражданское право. 2008. N 4. С. 12.

Таким образом, договор о патронате (о патронатном содержании и воспитании) является разновидностью договора об осуществлении опеки или попечительства. И поэтому, как правильно отмечает С. П. Гришаев, к этому договору применяются правила гражданского законодательства о возмездном оказании услуг лишь постольку, поскольку это не противоречит существу отношений по договору об осуществлении опеки или попечительства <57>. Необходимо при этом учитывать, что правоотношения в сфере патроната имеют комплексную природу (гражданско-правовую, семейную и административно-правовую) <58> с преобладанием гражданско-правового аспекта, связанного, прежде всего, с регулированием имущественных отношений. Нередко вместо слова «комплексный» ученые характеризуют природу договора патронатной семьи, как и приемной семьи, как «смешанную» <59>, «гибридную» <60>. Вместе с тем отношения по поводу патроната являются межотраслевыми или комплексными. Правильно по этому поводу отмечается, что смешанный характер договора предполагает объединение условий различных обязательств в рамках одной отрасли права, а межотраслевой (или полиотраслевой) определяет объединение в договоре норм различных отраслей <61>. ——————————— <57> Гришаев С. П. Формы воспитания детей, оставшихся без попечения родителей // СПС «КонсультантПлюс», 2011. <58> См. об этом подробнее: Барков А. В. Указ. соч.; Комментарий к Семейному кодексу РФ / Под общ. ред. П. В. Крашенинникова, П. И. Седугина. М., 2001. С. 339. <59> См., напр.: Комментарий к Семейному кодексу РФ / Под общ. ред. П. В. Крашенинникова, П. И. Седугина. М., 2001. С. 339. <60> Звенигородская Н. Ф. Правовая природа договора о приемной семье и соглашения приемной семьи о создании фермерского хозяйства // Вопросы ювенальной юстиции. 2008. N 6. С. 32. <61> Кирилловых А. А. Договор об опеке (попечительстве) над несовершеннолетним // Семейное и жилищное право. 2011. N 4. С. 36 — 40.

Административно-правовые отношения возникают до заключения договора о патронате, когда граждане обращаются в орган опеки и попечительства, который издает акт о назначении патронатного воспитателя. С момента его вынесения у патронатного воспитателя возникают полномочия по представительству и защите прав и законных интересов подопечных несовершеннолетних, а с момента заключения договора появляется право на получение вознаграждения. В договоре устанавливается объем полномочий патронатного воспитателя по законному представительству интересов детей в соответствии со ст. 26, 28, 37 ГК РФ, а также уполномоченной организации органа опеки и попечительства. Кроме того, в нем закрепляются права ребенка, переданного на патронат, права и обязанности кровных родителей (законных представителей) ребенка, уполномоченной службы (организации) по патронату и патронатного воспитателя <62>. ——————————— <62> Михайлова А., Королева С. Указ. соч. С. 15.

А. В. Барков, анализируя различные точки зрения на специфику правовых конструкций опеки и попечительства, приемной семьи и патроната, отмечает, что они расположены на стыке двух отраслей права — гражданского и семейного. При этом часть данного института, именуемого им как «договоры социального содействия ребенку в преодолении им трудной жизненной ситуации», регламентирующая договорное урегулирование отношений, явно тяготеет к гражданско-правовой сфере <63>. Мы не разделяем позицию Н. Ф. Звенигородской, которая называет положения договора, касающиеся предоставления приемным семьям (а, следовательно, и патронатным воспитателям) автотранспорта, жилища, другого имущества, выделения земельного участка, случайными, второстепенными условиями, от которых действие договора не зависит, и они не могут повлиять на семейно-правовую природу самого договора <64>. В качестве обоснования данного мнения указывается, что в данном договоре главное не материально-бытовое обеспечение, а «любовь, участие, доброта». Кроме того, Н. Ф. Звенигородская полагает, что содержание подопечных детей осуществляется в этом случае за счет государства. На наш взгляд, такие явления, как любовь, доброта, вообще не поддаются регулированию. А государство, поддерживая материально патронатных воспитателей, поручает им имущественное обеспечение подопечных, что является предметом регулирования гражданского права. ——————————— <63> Барков А. В. Указ. соч. С. 84. <64> Звенигородская Н. Ф. Указ. соч. С. 32.

В то же время вопросы контроля со стороны государства в опеке, приемной семье и патронате регулируются и административным правом. Необходимо обратить внимание на то, что гражданское законодательство, согласно ст. 71 Конституции РФ, является предметом ведения РФ, а семейное — предметом совместного ведения РФ и субъектов РФ. Поэтому содержание договоров о патронате, порядок их заключения, изменения и прекращения необходимо урегулировать на федеральном уровне, так как это вопросы гражданского права. В силу этого сложно согласиться с мнением о целесообразности четкого урегулирования «в актах регионального законодательства права и обязанности сторон по договору о передаче ребенка, исключив из него положения о защите прав ребенка (которая в данном случае по закону может осуществляться лишь органом опеки и попечительства) и акцентировав внимание на имущественных правах и обязанностях сторон и их взаимной ответственности, а также ответственности за вред, причиненный ребенку» <65>. Тем более, что защита прав граждан отнесена Конституцией РФ к совместному ведению РФ и ее субъектов (п. «б» ч. 1 ст. 72). ——————————— <65> Салахетдинова Л. Н. Указ. соч. С. 12.

Одна из основных особенностей договора о патронате состоит в том, что он заключается в пользу ребенка, то есть третьего лица, который не способен самостоятельно в силу своего возраста осознать имеющиеся у него интересы и не обладает в полном объеме дееспособностью. В рамках правоотношений, опосредуемых этим договором, несовершеннолетний выступает как кредитор, не участвующий в его заключении, а лицо, содействующее ему, в свою очередь, должником. Будучи стороной, имеющей права требования к должнику, ребенок в лице представляющего его перед должником лица (органа опеки и попечительства) располагает, например, возможностью истребовать от исполнителя возмещения убытков, причиненных ненадлежащим выполнением последним своих обязанностей <66>. И как верно отмечает А. В. Барков, по сравнению с иными видами договоров в пользу третьего лица в отношении данного вида договора неприменимы положения п. 2 — 4 ст. 430 ГК РФ, отражающие возможность третьего лица осуществлять в рамках правоотношений самостоятельное волеизъявление, способное изменять их. ——————————— —————————————————————— КонсультантПлюс: примечание. Монография М. И. Брагинского, В. В. Витрянского «Договорное право. Общие положения» (книга 1) включена в информационный банк согласно публикации — Статут, 2001 (3-е издание, стереотипное). —————————————————————— <66> Брагинский М. И., Витрянский В. В. Договорное право: Общие положения. М., 1997. С. 292.

В ряде субъектов РФ патронатные семьи функционируют довольно успешно, для них предусмотрены льготы, услуги, достойный размер пособий. При этом субъекты Федерации правомерно устанавливают дополнительно к тем пособиям, которые установлены на государственном уровне РФ, пособия, выплачиваемые за счет средств регионального бюджета <67>, что, естественно, повышает уровень защищенности имущественных прав несовершеннолетних. ——————————— <67> См. материалы судебной практики: Определение Верховного Суда РФ от 30 июня 2004 г. по делу N 51-Г04-17 об оставлении без изменения решения Алтайского краевого суда от 26.03.2004, которым было отказано в удовлетворении заявления о признании недействующим в части Закона Алтайского края от 08.09.2003 N 39-ЗС «О пособии гражданам, усыновившим детей» // СПС «КонсультантПлюс».

Целесообразно распространить эту практику и на другие субъекты РФ <68>. ——————————— <68> См.: Певцова И. Е. Право ребенка на семью и его конституционно-правовое обеспечение: Дис. … канд. юрид. наук. Челябинск, 2013. С. 15 — 16.

Представляется необходимым закрепить в ГК РФ институт патроната как договорной формы покровительства несовершеннолетним детям, оставшимся без попечения родителей. Законодательство не исключает иных видов опеки (попечительства), в т. ч. возмездной (платной). Пункт 1 ст. 14 Федерального закона «Об опеке и попечительстве» упоминает о приемной и патронатной семьях лишь как о разновидностях опеки или попечительства по договору. Нередко законами субъектов РФ предусматривается постинтернатный патронат — форма патронатного сопровождения, осуществляемого патронатным воспитателем в целях оказания помощи по социальной адаптации и подготовке к самостоятельной жизни детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, являющихся выпускниками образовательных учреждений, в период их обучения по очной форме в образовательных учреждениях профессионального образования <69>. ——————————— <69> См.: письмо Министерства образования и науки РФ от 1 марта 2011 г. N 06-369 «О направлении рекомендаций» // СПС «КонсультантПлюс».

Так, согласно ст. 15 Закона г. Москвы от 14 апреля 2010 г. N 12 «Об организации опеки, попечительства и патронажа в городе Москве» постинтернатный патронат устанавливается над детьми-сиротами и детьми, оставшимися без попечения родителей, после окончания их пребывания в организациях для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, и лицами из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, в возрасте от 18 до 23 лет на основании договора о постинтернатном патронате. Порядок организации постинтернатного патроната (постинтернатного сопровождения) определен и в других субъектах РФ <70>. В ряде субъектов РФ полномочия по постинтернатному патронату возложены на ООиП, хотя это и не предусмотрено федеральным законодательством. Однако если рассматривать этот факт с позиций права социального обеспечения, семейного и административного права, которые отнесены Конституцией РФ к предметам совместного ведения, то региональное опережающее регулирование не вызывает возражения. Соответствующая правовая позиция выражена Конституционным Судом РФ в Постановлении от 21 марта 1997 г. по делу о проверке конституционности положений ст. 18 и 20 Закона РФ «Об основах налоговой системы в Российской Федерации» <71>. ——————————— <70> См., напр.: Закон Республики Адыгея от 31 октября 2012 г. N 135 «О патронате», Закон Алтайского края от 28 декабря 2009 г. N 115-ЗС «О патронатном сопровождении в Алтайском крае», Закон Краснодарского края от 19 июля 2011 г. N 2312-КЗ «О патронате в Краснодарском крае», Закон Владимирской области от 3 декабря 2004 г. N 226-ОЗ «О государственном обеспечении и социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей», Закон Калужской области от 15 июня 2005 г. N 106-ОЗ «О патронатном воспитании», Закон Московской области от 5 июля 2003 г. N 77/2003-ОЗ «О патронате», Закон Мурманской области от 29 мая 2006 г. N 759-01-ЗМО «О патронате», Закон Рязанской области от 14 сентября 2011 г. N 72-ОЗ «О патронате», Закон Тверской области от 9 ноября 2010 г. N 97-ЗО «О социальном и постинтернатном сопровождении», Закон Еврейской автономной области от 31 октября 2012 г. N 168-ОЗ «О постинтернатном сопровождении лиц из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, являющихся выпускниками областных образовательных учреждений», Постановление Правительства Ханты-Мансийского автономного округа — Югры от 31 июля 2009 г. N 198-п «Об организации в Ханты-Мансийском автономном округе — Югре постинтернатного сопровождения лиц из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, в возрасте от 18 до 23 лет» и др. <71> Постановление Конституционного Суда РФ от 21 марта 1997 г. N 5-П «По делу о проверке конституционности положений абзаца второго п. 2 ст. 18 и ст. 20 Закона РФ от 27 декабря 1991 г. «Об основах налоговой системы в Российской Федерации» // СЗ РФ. 1997. N 13. Ст. 1602.

Постинтернатный патронат также может быть социальным. В этом случае организация работы по социальной адаптации выпускников образовательных организаций для детей-сирот, детей, оставшихся без попечения родителей, осуществляется с созданием служб и центров социальной адаптации. Такие организации оказывают помощь выпускникам в предоставлении им при необходимости возможности временного проживания, оказании им содействия в трудоустройстве, защите их прав и законных интересов.

Библиография

1. Антипова Н. Закон об опеке нуждается в опеке // Известия. 2012. 14 апреля. С. 1. 2. Банников И. А. Договор о передаче ребенка на воспитание в приемную семью в Российской Федерации: Дис. … канд. юрид. наук. М., 2007. 3. Барков А. В. Договор как средство правового регулирования рынка социальных услуг: Монография. М.: Юрист, 2008. 4. Барков А. В. Правовая природа договора социального содействия детям, оставшимся без попечения родителей // Гражданское право. 2008. N 4. 5. Беляева Л. И. Патронат в России (XIX в. — начало XX в.). М., 1996. 6. Бобылева И. А. Фостеровское воспитание // Электронный каталог МУК «Центральная библиотечная сеть» Сормовского района г. Н. Новгород, 2007. —————————————————————— КонсультантПлюс: примечание. Монография М. И. Брагинского, В. В. Витрянского «Договорное право. Общие положения» (книга 1) включена в информационный банк согласно публикации — Статут, 2001 (3-е издание, стереотипное). —————————————————————— 7. Брагинский М. И., Витрянский В. В. Договорное право: Общие положения. М., 1997. 8. Воронина З. И. Правовые формы воспитания детей, оставшихся без попечения родителей: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. СПб., 1993. 9. Гаджиева З. Эволюция института приемной семьи в России // Юридический мир. 2010. N 8. 10. Гришаев С. П. Формы воспитания детей, оставшихся без попечения родителей // СПС «КонсультантПлюс», 2011. 11. Звенигородская Н. Ф. Правовая природа договора о приемной семье и соглашения приемной семьи о создании фермерского хозяйства // Вопросы ювенальной юстиции. 2008. N 6. 12. Зубарева О. Г. К вопросу о необходимости реформирования семейного законодательства // Семейное и жилищное право. 2013. N 2. 13. Кирилловых А. А. Договор об опеке (попечительстве) над несовершеннолетним // Семейное и жилищное право. 2011. N 4. 14. Комментарий к Федеральному закону «Об опеке и попечительстве» и Федеральному закону «О внесении изменений в отдельные законодательные акты в связи с принятием Федерального закона «Об опеке и попечительстве» (постатейный) / Под ред. П. В. Крашенинникова. М.: Статут, 2009. 15. Комментарий к Семейному кодексу РФ / Под общ. ред. П. В. Крашенинникова, П. И. Седугина. М., 2001. 16. Косульникова М. Считаем налоговые вычеты на детей // Налоговый учет для бухгалтера. 2012. N 7. 17. Лапина Е. П. Правовое регулирование института фостерных семей в зарубежных странах // Семейное и жилищное право. 2009. N 1. 18. Матюшева Т. Н. Правовое регулирование патроната как средства оптимизации образования детей-сирот (конституционный аспект) // Конституционное и муниципальное право. 2011. N 8. 19. Михайлова И. А. Назначение опекунов и попечителей по новому Федеральному закону // Гражданское право. 2009. N 2. 20. Михайлова А., Королева С. Патронат: целостная педагогическая система // ЭЖ-Юрист. 2012. N 19. 21. Михеева Л. Ю. Опека и попечительство: Теория и практика. М., 2004. 22. Мишутинская О. В. Исторический опыт призрения детей-сирот в России // История государства и права. 2006. N 4. 23. Певцова И. Е. Право ребенка на семью и его конституционно-правовое обеспечение: Дис. … канд. юрид. наук. Челябинск, 2013. 24. Садовникова Г. Д., Фадеев В. И. Обзор работы секции конституционного и муниципального права IV Международной научно-практической конференции «Кутафинские чтения» // Lex russica. 2013. N 2. 25. Салахетдинова Л. Н. Патронат как дополнительная форма устройства детей // Юрист. 2007. N 5. 26. Сорокина Е. Н. К вопросу о ювенальной политике в Российской Федерации // Вопросы ювенальной юстиции. 2013. N 2. 27. Тарасова А. Е. Новая система опеки и попечительства над несовершеннолетними как элемент современного механизма обеспечения и защиты их прав и законных интересов // Законы России: опыт, анализ, практика. 2013. N 4. 28. Турусова О. С. Региональные аспекты ответственности в патронатных правоотношениях // Социальное и пенсионное право. 2010. N 2. 29. Шестакова Е. Перспективы введения в Российской Федерации социального патроната как правового института ювенальной юстиции // Юридический мир. 2012. N 10.

References (transliteration)

1. Antipova N. Zakon ob opeke nuzhdaetsya v opeke // Izvestiya. 2012. 14 aprelya. S. 1. 2. Bannikov I. A. Dogovor o peredache rebenka na vospitanie v priemnuyu sem’yu v Rossiiskoi Federatsii: Dis. … kand. yurid. nauk. M., 2007. 3. Barkov A. V. Dogovor kak sredstvo pravovogo regulirovaniya rynka sotsial’nykh uslug: Monografiya. M.: Yurist, 2008. 4. Barkov A. V. Pravovaya priroda dogovora sotsial’nogo sodeistviya detyam, ostavshimsya bez popecheniya roditelei // Grazhdanskoe pravo. 2008. N 4. 5. Belyaeva L. I. Patronat v Rossii (XIX v. — nachalo XX v.). M., 1996. 6. Bobyleva I. A. Fosterovskoe vospitanie // Elektronnyi katalog MUK «Tsentral’naya bibliotechnaya set'» Sormovskogo raiona g. N. Novgorod, 2007. —————————————————————— КонсультантПлюс: примечание. Монография М. И. Брагинского, В. В. Витрянского «Договорное право. Общие положения» (книга 1) включена в информационный банк согласно публикации — Статут, 2001 (3-е издание, стереотипное). —————————————————————— 7. Braginskii M. I., Vitryanskii V. V. Dogovornoe pravo: Obshchie polozheniya. M., 1997. 8. Voronina Z. I. Pravovye formy vospitaniya detei, ostavshikhsya bez popecheniya roditelei: Avtoref. dis. … kand. yurid. nauk. SPb., 1993. 9. Gadzhieva Z. Evolyutsiya instituta priemnoi sem’i v Rossii // Yuridicheskii mir. 2010. N 8. 10. Grishaev S. P. Formy vospitaniya detei, ostavshikhsya bez popecheniya roditelei // SPS «Konsul’tantPlyus», 2011. 11. Zvenigorodskaya N. F. Pravovaya priroda dogovora o priemnoi sem’e i soglasheniya priemnoi sem’i o sozdanii fermerskogo khozyaistva // Voprosy yuvenal’noi yustitsii. 2008. N 6. 12. Zubareva O. G. K voprosu o neobkhodimosti reformirovaniya semeinogo zakonodatel’stva // Semeinoe i zhilishchnoe pravo. 2013. N 2. 13. Kirillovykh A. A. Dogovor ob opeke (popechitel’stve) nad nesovershennoletnim // Semeinoe i zhilishchnoe pravo. 2011. N 4. 14. Kommentarii k Federal’nomu zakonu «Ob opeke i popechitel’stve» i Federal’nomu zakonu «O vnesenii izmenenii v otdel’nye zakonodatel’nye akty v svyazi s prinyatiem Federal’nogo zakona «Ob opeke i popechitel’stve» (postateinyi) / Pod red. P. V. Krasheninnikova. M.: Statut, 2009. 15. Kommentarii k Semeinomu kodeksu Rossiiskoi Federatsii / Pod obshch. red. P. V. Krasheninnikova, P. I. Sedugina. M., 2001. 16. Kosul’nikova M. Schitaem nalogovye vychety na detei // Nalogovyi uchet dlya bukhgaltera. 2012. N 7. 17. Lapina E. P. Pravovoe regulirovanie instituta fosternykh semei v zarubezhnykh stranakh // Semeinoe i zhilishchnoe pravo. 2009. N 1. 18. Matyusheva T. N. Pravovoe regulirovanie patronata kak sredstva optimizatsii obrazovaniya detei-sirot (konstitutsionnyi aspekt) // Konstitutsionnoe i munitsipal’noe pravo. 2011. N 8. 19. Mikhailova I. A. Naznachenie opekunov i popechitelei po novomu Federal’nomu zakonu // Grazhdanskoe pravo. 2009. N 2. 20. Mikhailova A., Koroleva S. Patronat: tselostnaya pedagogicheskaya sistema // EZh-Yurist. 2012. N 19. 21. Mikheeva L. Yu. Opeka i popechitel’stvo: Teoriya i praktika. M., 2004. 22. Mishutinskaya O. V. Istoricheskii opyt prizreniya detei-sirot v Rossii // Istoriya gosudarstva i prava. 2006. N 4. 23. Pevtsova I. E. Pravo rebenka na sem’yu i ego konstitutsionno-pravovoe obespechenie: Dis. … kand. yurid. nauk. Chelyabinsk, 2013. 24. Sadovnikova G. D., Fadeev V. I. Obzor raboty sektsii konstitutsionnogo i munitsipal’nogo prava IV Mezhdunarodnoi nauchno-prakticheskoi konferentsii «Kutafinskie chteniya» // Lex russica. 2013. N 2. 25. Salakhetdinova L. N. Patronat kak dopolnitel’naya forma ustroistva detei // Yurist. 2007. N 5. 26. Sorokina E. N. K voprosu o yuvenal’noi politike v Rossiiskoi Federatsii // Voprosy yuvenal’noi yustitsii. 2013. N 2. 27. Tarasova A. E. Novaya sistema opeki i popechitel’stva nad nesovershennoletnimi kak element sovremennogo mekhanizma obespecheniya i zashchity ikh prav i zakonnykh interesov // Zakony Rossii: opyt, analiz, praktika. 2013. N 4. 28. Turusova O. S. Regional’nye aspekty otvetstvennosti v patronatnykh pravootnosheniyakh // Sotsial’noe i pensionnoe pravo. 2010. N 2. 29. Shestakova E. Perspektivy vvedeniya v Rossiiskoi Federatsii sotsial’nogo patronata kak pravovogo instituta yuvenal’noi yustitsii // Yuridicheskii mir. 2012. N 10.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *