Из практики прокурорского надзора по гражданским делам

(Редакционный материал)

(«Законность», 2010, N 6)

Текст документа

ИЗ ПРАКТИКИ ПРОКУРОРСКОГО НАДЗОРА ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ

Законодательством субъекта Российской Федерации не могут быть ограничены социальные права осужденных, чей социальный статус установлен федеральным законодательством.

Прокурор Вологодской области обратился в Вологодский областной суд с заявлением о признании недействующей ч. 2 ст. 9 Закона Вологодской области от 1 июня 2005 г. «О мерах социальной поддержки отдельных категорий граждан», согласно которой предоставление мер социальной поддержки приостанавливается при нахождении лица по приговору суда в местах лишения свободы.

В обоснование заявленных требований прокурор указал, что меры социальной поддержки, предусмотренные обжалуемым Законом, предоставляются в том числе ветеранам труда, иным категориям граждан, признанных нуждающимися в их оказании. Оспариваемой нормой Закона нарушаются права и законные интересы граждан, отбывающих наказание на основании приговора суда в местах лишения свободы, что противоречит требованиям Конституции РФ и федерального законодательства.

Решением Вологодского областного суда от 15 мая 2009 г. прокурору отказано в удовлетворении заявления.

Не согласившись с судебным постановлением, прокурор Вологодской области внес в Верховный Суд РФ кассационное представление об отмене указанного решения и вынесении нового решения об удовлетворении заявления прокурора.

Отказывая в удовлетворении заявленного прокурором Вологодской области требования о признании недействующей ч. 2 ст. 9 указанного Закона, суд первой инстанции исходил из того, что оспариваемым актом права лиц, отбывающих наказание в виде лишения свободы на основании приговора суда, не нарушаются, субъект Федерации на своем уровне за счет собственных средств вправе устанавливать меры социальной поддержки, самостоятельно определять круг лиц, имеющих право на льготу.

Между тем Конституцией РФ провозглашено главенство человека, его прав и свобод как высшей ценности (ст. 2); в Российской Федерации, как социальном государстве, обеспечивается государственная поддержка семьи, материнства, отцовства и детства, охраняются труд и здоровье людей, устанавливаются гарантии социальной защиты, гарантируется социальное обеспечение в случаях, предусмотренных законом (ст. ст. 7 и 39); в Российской Федерации не должны издаваться законы, отменяющие или умаляющие права и свободы человека и гражданина (ч. 2 ст. 55); защита прав и свобод человека и социальная защита, включая социальное обеспечение, — предметы совместного ведения РФ и субъектов Федерации (п. п. «б», «ж» ч. 1 ст. 72).

Статьей 1 оспариваемого нормативного акта в Вологодской области установлены меры социальной поддержки исключительно для граждан, обладающих социальным статусом ветерана труда, боевых действий, реабилитированных, признанных пострадавшими от политических репрессий и т. п. Соответственно, меры социальной поддержки в этом случае непосредственно обусловлены наличием конкретного социального статуса, указанного в ст. 1 оспариваемого акта, и связаны с признанием особых обязательств государства перед гражданами, обладающими таким статусом.

Приостановление предоставления мер социальной поддержки гражданам, обладающим установленным в законе субъекта социальным статусом, но находящимся в местах лишения свободы по приговору суда, нарушает принцип равенства граждан перед законом и судом, вводит недопустимые ограничения прав отдельной категории лиц из числа получателей мер социальной поддержки, предоставляемых по закону Вологодской области.

Согласно правовой позиции Конституционного Суда РФ, неоднократно выраженной им в своих решениях, принцип равенства всех перед законом гарантирует равные права и обязанности для субъектов, относящихся к одной категории. Установление различных норм возможно лишь в отношении лиц, относящихся к другим категориям, при этом необходимо, чтобы различия между теми или иными категориями лиц были достаточными для того, чтобы предусмотреть для них различное правовое регулирование.

Также оспариваемая норма Закона Вологодской области противоречит федеральным нормативно-правовым актам, устанавливающим статус лиц, в отношении которых приняты меры социальной поддержки в Вологодской области, в частности ФЗ от 12 января 1995 г. «О ветеранах», Закону РФ от 18 октября 1991 г. «О реабилитации жертв политических репрессий», Закону РФ от 10 июля 1992 г. «Об образовании», Закону РФ от 14 мая 1993 г. «О ветеринарии», Основам законодательства РФ об охране здоровья граждан от 22 июля 1993 г., ФЗ от 2 августа 1995 г. «О социальном обслуживании граждан пожилого возраста и инвалидов».

Каждый из названных законов определяет социальный статус лиц, пользующихся в соответствии со ст. 1 оспариваемого Закона Вологодской области мерами социальной поддержки, и при этом перечисленные Федеральные законы не допускают такого ограничения прав названных лиц, которые указаны в ч. 2 ст. 9 оспариваемого Закона, и не предусматривают возможность приостановления действия установленного социального статуса в период отбывания наказания в виде лишения свободы по приговору суда.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ, обсудив доводы кассационного представления, пришла к выводу о том, что законодатель субъекта Федерации принял норму, в которой определил возможность приостановления предоставления мер социальной поддержки в связи с нахождением лица в местах лишения свободы и лицам, чей социальный статус установлен федеральным законодательством, что противоречит Конституции РФ, принципу разделения власти между Федерацией и субъектами Федерации в России.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 19 августа 2009 г. решение Вологодского областного суда отменено и по делу принято новое решение, которым заявление прокурора Вологодской области удовлетворено.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *