О сделках как действиях по договору

(Чеговадзе Л. А.) («Правовые вопросы строительства», 2013, N 2) Текст документа

О СДЕЛКАХ КАК ДЕЙСТВИЯХ ПО ДОГОВОРУ

Л. А. ЧЕГОВАДЗЕ

Чеговадзе Людмила Алексеевна, управляющий партнер ООО «ЮА «ЦезиусНН», доктор юридических наук, профессор.

Статья посвящена изучению гражданско-правовых категорий договора и сделки, проблемам их соотнесения и определению их значения в ряду юридических фактов.

Ключевые слова: договор, сделка, юридические составы, составы юридических фактов, действия.

On transactions as actions under the contract L. A. Chegovadze

Chegovadze Lyudmila Alekseevna, doctor of jurisprudence, professor, Managing Partner of the LLC «Legal Agency «TseziusNN».

The article is devoted to the study of civil-legal categories of agreements and transactions, issues of their relationship and the determination of their value in a system of legal facts.

Key words: contract, transaction, legal formulations, compositions of legal facts, actions.

Как известно, лица распоряжаются вещами посредством сделок, а в юридических сделках осуществляется важный аспект — свобода действий лица <1>, которая обеспечивается гражданским правом через свободу усмотрения действующих субъектов <2>. Распорядиться имуществом можно по своему единоличному усмотрению (уничтожение вещи, прощение долга, заявление о зачете, составление завещания) или по соглашению с другим(-и). При этом даже результативные действия по достижению соглашения явно недостаточны для распоряжения имуществом, и в любом случае требуются еще и действия с самим имуществом <3>. Не будем спорить, что «направленность действия на установление, изменение или прекращение гражданских правоотношений имеется не только тогда, когда стороны выразили волю непосредственно произвести этот эффект, но и тогда, когда они выразили волю, направленную на определение тех условий, от которых будет зависеть наступление эффекта» <4>, но все же повторимся, что эффект социально-правового характера без предметных усилий в имущественной сфере субъектов недостижим. Как видим, свобода действий лица по распоряжению имуществом осуществима только как результат совокупности действий различной сущности. ——————————— <1> Шапп Я. Система германского гражданского права: Учебник / Пер. с нем. С. В. Королева. М., 2006. С. 62. <2> Остается понять — до каких пределов распространяется эта свобода. С одной стороны, для обеспечения свободы действий субъектов с имуществом гражданское право закрепляет принципиальные положения о свободе усмотрения, о свободе договора, о возможности действовать своей волей и преследовать свой интерес. С другой стороны, закон ограничивает свободу действий субъектов, закрепляя равенство частных интересов и запрет о нарушении чужих прав. <3> Исходим из того, что в сфере гражданско-правовой юрисдикции имущество существует в виде вещей и требований. Движение вещей осуществляется посредством передачи, а требования уступаются, предъявляются и обналичиваются, если они денежные. Неденежные требования, например требование третьего лица о передаче вещи в его адрес, также могут быть предъявлены и исполнены контрагентом добровольно или посредством иска о присуждении к исполнению в натуре. <4> Агарков М. А. Понятие сделки по советскому гражданскому праву / Избранные труды по гражданскому праву. В 2-х т. Т. 2. С. 350.

О совокупности действий, необходимых для произведения гражданско-правового эффекта, в науке говорят применительно к учению о юридических фактах, выделяя среди них юридические составы и составы юридических фактов. Так, например, О. А. Красавчиков и М. А. Рожкова под юридическим составом понимают совокупность юридических фактов, необходимых для наступления определенных юридических последствий, подразделяя юридические факты-действия как самостоятельные факты и факты, не имеющие такого значения <5>. При этом О. А. Красавичков полагает, что каждый отдельный юридический факт, входя в юридический состав, т. е. определенную общность фактов, находит там и только там свое признание в качестве юридического. Однако и сама совокупность, которая образуется отдельными фактами, находит свое юридическое бытие лишь в фактах, ее составляющих <6>. Вступая в полемику с О. С. Иоффе, точка зрения которого в этом вопросе иная — ученый утверждает, что при наступлении некоторых или хотя бы одного из фактов, являющихся элементами юридического основания права, могут наступить известные, хотя и незавершенные правовые последствия, — О. А. Красавчиков отрицает юридическую значимость отдельных элементов юридического состава. По мнению автора, пока юридический состав не завершен в своем объеме и содержании, до тех пор и составляющие его элементы остаются только фактами <7>. ——————————— <5> Красавчиков О. А. Юридические факты в советском гражданском праве // Категории науки гражданского права. Избранные труды. В 2 т. Т. 2. М., 2005. С. 104; Рожкова М. А. Юридические факты гражданского и процессуального права: соглашения о защите прав и процессуальные соглашения. М., 2009. С. 31. <6> Красавчиков О. А. Указ. соч. С. 105, 107. <7> Красавчиков О. А. Указ. соч. С. 113.

М. А. Рожкова признает юридические последствия незавершенных (промежуточных) юридических составов и все без исключения юридические составы подразделяет по объему на завершенные и незавершенные <8>. Зададимся вопросом: по объему чего? Если по объему обстоятельств складывающейся ситуации, то каждая конкретная ситуация по содержанию неповторима, и одному Богу известно, как она будет развиваться и какими обстоятельствами наполнится. Если по объему гражданско-правового регулирования, оно объемом не измеряется и, что особенно важно, по объему не ограничивается. А если признать, что на каждый случай право «отпускает» свой объем регулирования, то надо согласиться и с тем, что он может быть исчерпан. ——————————— <8> Юридические факты гражданского и процессуального права: соглашения о защите прав и процессуальные соглашения. М., 2009. С. 48.

Между тем все представляется много проще — факты, по сути являющиеся обстоятельствами социальной ситуации, проистекающей в пространстве и во времени, предстают как юридические, если обстоятельство или их совокупность подпадают под воздействие норм гражданского права. Гражданско-правовое регулирование конструктивно, оно не может базироваться на одной или двух нормах, а мера гражданско-правового воздействия как раз и определяется обстоятельствами ситуации. Да, несомненно, гражданско-правовые конструкции однотипны, однако они изменяемы, уточняемы, дополняемы и специальным законом, и соглашением сторон, и всякое изменение типичной ситуации, подлежащей гражданско-правовому регулированию, находит в нем отклик. Поэтому нет и не может быть никакого юридического состава — это просто совокупность фактических обстоятельств, каждое из которых либо порождает гражданско-правовое воздействие, либо остается безразличным праву. Именно поэтому идея о юридических составах достаточно противоречива, и один из ее авторов сетует, что, рассматривая определенную совокупность фактов в процессе применения нормы гражданского права, нередко можно столкнуться с тем, что фактические обстоятельства значительно богаче требований гипотезы нормы <9>. ——————————— <9> Красавчиков О. А. Указ. соч. С. 105.

Развивая идею о юридических составах, М. А. Рожкова сделала попытку разграничения «юридического состава» и «состава юридического факта» и пришла к выводу, что термин «состав юридического факта» фонетически весьма схож с термином «юридический состав», однако их различие заключается в том, что понятие «юридический состав» позволяет раскрыть связь между самостоятельными юридическими фактами и наступлением юридических последствий. А понятие «состав юридического факта» объясняет связь между конкретным жизненным обстоятельством и условиями его наступления, которые самостоятельными юридическими фактами не являются <10>. По мнению автора, состав юридического факта охватывает как сами жизненные обстоятельства, так и присущие им признаки, свойства и качества. В этом она расходится с О. А. Красавчиковым и разделяет точку зрения другого ученого — Н. Г. Александрова, определившего состав юридического факта как совокупность признаков, при наличии которых факт влечет те или иные юридические последствия для лиц, которых касается <11>. В то время как юридический состав, по мнению М. А. Рожковой, включает в себя два и более состава юридических фактов <12>. ——————————— <10> Рожкова М. А. Указ. соч. С. 21. <11> Александров Н. Г. Законность и правоотношения в советском обществе. М., 1955. С. 174. <12> Рожкова М. А. Указ. соч. С. 31 — 33.

Может быть, это и так, но по сути ничего не дает, поскольку либо данное конкретное обстоятельство (факт) «включает» гражданско-правовое регулирование и «откликается» на его воздействие, либо право молчит и обстоятельство так и остается фактическим. Другое дело, что любая ситуация складывается на протяжении определенного отрезка времени, она конструктивно спрограммирована правом, и по мере развития ситуации составляющие ее обстоятельства получают регулирование, даже если отклоняются от «запланированной» правовой программы. Так, получив недвижимость в собственность в порядке наследования или в ходе исполнения договора, за государственной регистрацией права собственности можно обратиться немедленно, а можно спустя годы. Если встать на позицию уважаемого автора, можно прийти к тому, что факт получения наследства в собственность или факт передачи недвижимости по договору об ее отчуждении без регистрации права юридическим фактом не является, «так как отсутствие элемента, который применительно к правовой модели обстоятельства рассматривается как значимый, ведет к отсутствию юридического факта» <13>. Напротив, приведенные факты являются настолько юридическими, что даже в случае спора позволят признать право собственности. Представляется, что автор смешивает понятия факта как явления и юридического факта, который в природе не существует, а создан правом и служит средством юридической квалификации содеянного или произошедшего. ——————————— <13> Рожкова М. А. Указ. соч. С. 21, 47.

Далее, если такое явление, как юридический состав, существует, у него должна быть форма выражения: все существующее имеет свои пределы, которые отделяют данное существующее от других предметов и очертание которых составляет форму <14>. И в случае, например, с договорными отношениями данный состав должен быть закреплен в договоре. Обратившись к тексту практически любого договора, можно увидеть, что он содержит различные варианты гражданско-правового регулирования на случай нормального развития отношений сторон и на случай отступления от согласованных сторонами условий. Раздел договора об ответственности, о порядке урегулирования споров при одном варианте развития ситуации будет приведен в действие, а при другом так и останется только на бумаге. И если согласиться с идеей решающего значения элементов юридического состава, получится, что во втором случае юридический состав так и не состоится и правовые последствия от действий сторон по договору не наступят. Как говорится, комментарии излишни. ——————————— <14> Мейер Д. И. Русское гражданское право. В 2-х ч. Ч. 1. М., 1997. С. 182.

В цивилистической литературе встречаются рассуждения и о юридических составах сделок, и о сложных фактических составах сделок, и о «сложных сделках» <15>. Толкуя нормативное определение сделки применительно к тем последствиям, на которые направлены действия, признаваемые сделками, авторы делают выводы, что иногда одной сделки, взятой изолированно, недостаточно для того, чтобы возникло, изменилось или прекратилось правоотношение, и тогда «фактический состав может включать в себя не одну, а две и даже больше сделок». В качестве примеров приводятся различного рода соглашения — предварительное соглашение о форме договора, условия договора о неустойке, соглашение о подсудности <16>, наличие которых, по мнению приверженцев позиции, осложняет процесс возникновения гражданско-правовых последствий и они становятся результатом более сложного фактического состава, чем одна лишь сделка <17>. В связи с такими представлениями о сделке делаются выводы, что «определение сделки как действия не вполне точно, ибо оно не охватывает всех случаев сделки. Дело в том, что фактический состав сделки нередко бывает более сложным: в него может входить два или несколько действий. В частности, в фактический состав сделки могут входить соглашение сторон, фактическая передача вещи и т. п.» <18>. Это наводит на мысль, что сделка — это явление настолько обширное, что включает в себя и собственно сделку, и все другие действия, ее обеспечивающие, в том числе и действия по заключению договора, и сам договор. ——————————— <15> Агарков М. М. Понятие сделки по советскому гражданскому праву // Избранные труды по гражданскому праву. В 2 т. Т. 2. М., 2002. С. 349 — 350; Рожкова М. А. Указ. соч. С. 91; Егоров Ю. П. Сделки в механизме гражданско-правового регулирования // Цивилистические записки. Вып. 4. М., 2005. С. 247 — 249. <16> Агарков М. М. Указ. соч. С. 350 — 351; Рожкова М. А. Указ. соч. С. 91 — 92; Новицкий И. Б. Сделки. Исковая давность. М., 1954. С. 16. <17> Агарков М. М. Указ. соч. С. 350; Шахматов В. П. Составы противоправных сделок и обусловленные ими последствия. Томск, 1967. С. 88 — 89. <18> Новицкий И. Б. Сделки. Исковая давность. М., 1954. С. 16.

На страницах одной из работ встречаем: «авторы рассмотрели… договор-сделку, то есть договор как юридический факт» <19>. Толкование цитаты по законам логики говорит об одном: договор можно считать юридическим фактом, только если отнести его к разряду сделок. Тем более что и в качестве оснований возникновения гражданских прав и обязанностей в ст. 8 ГК РФ договор назван в ряду сделок, а не наряду с ними. Получается, что как гражданско-правовая категория договор лишается всякого самостоятельного значения и сам по себе — не в качестве сделки — юридическим фактом не является. Вместе с тем в п. 2 ст. 307 ГК РФ, указывающей на основания возникновения обязательства, назван только договор, указание на сделку как на основание возникновения обязательства норма статьи не содержит. В качестве косвенного доказательства того, что сделка не служит основанием обязательственных отношений, можно привести полемику по вопросу о так называемом вещном договоре. Так, например, И. В. Бекленищева предлагает среди сделок выделять обязательственные сделки, на основании которых у сторон возникают относительные правоотношения, и распорядительные сделки (сделки по передаче вещи), на основании которых возникает абсолютное право <20>. Сразу оговоримся, что в этом вопросе разделяем точку зрения Ю. В. Романца, обосновавшего мнение о том, что договор порождает имущественные правоотношения, которые могут быть только обязательственными <21>. Что касается предложения о подразделении сделок на обязательственные и распорядительные, эта идея не получила распространения в науке, поскольку место так называемых обязательственных сделок в гражданском праве уже занято договором — соглашением об установлении того, на что направлены действия субъектов, признаваемых сделками. ——————————— <19> Бекленищева И. В. Гражданско-правовой договор как основание возникновения абсолютных правоотношений // Цивилистические записки. Вып. 4. М., 2005. С. 292. <20> Бекленищева И. Б. Указ. соч. С. 299. —————————————————————— КонсультантПлюс: примечание. Монография Ю. В. Романца «Система договоров в гражданском праве России» включена в информационный банк согласно публикации — Норма, Инфра-М, 2013 (2-е издание, переработанное и дополненное). —————————————————————— <21> Романец Ю. В. Система договоров в гражданском праве России. М., 2001. С. 26.

Оценивая договор как юридический факт, следует напомнить, что юридические факты бывают двух видов — действия и события. Поэтому договору как таковому места в числе юридических фактов нет: договор не действие, не совокупность действий — договор есть средство обязывания к действиям, и как их регулятор он действует сам. Действиями применительно к договору являются действия по его заключению, изменению, расторжению и действия по исполнению договорных обязательств. Договор является прежде всего правовым регулятором, используя который стороны своей волей и в своем интересе вступают в отношения, определяют их основное, конкретное содержание и тем самым осуществляют регулирование своих отношений <22>. У договора есть свое собственное содержание — это волевая модель регулируемых договором отношений, образуемая выраженными в договоре условиями <23>. Тогда как действие, приводящее к исчерпанию отношений сторон по договору, является содержанием сделки, и именно это относит сделку к числу юридических фактов. ——————————— <22> Казанцев М. Ф. Концепция гражданско-правового договорного регулирования: Автореф. дис. докт. юрид. наук. Екатеринбург, 2008. С. 6. <23> Казанцев М. Ф. Указ. соч. С. 17.

Еще одним доказательством того, что договор не стоит считать сделкой, может служить то, что, если действие не исчерпает отношения сторон по договору, это никоим образом не влияет на действительность соглашения: ненадлежащее исполнение договорного обязательства, как известно, влечет обязанность должника исполнить обязательство надлежащим образом, т. е. на условиях договора. Если же исполнение ошибочно принято как надлежащее, а впоследствии выясняется его ненадлежащий характер, правом предусмотрены различные последствия на этот счет, кроме возможности признать договор недействительной сделкой. Так, например, если продавец недвижимости передал недвижимость, не соответсвующую условиям договора о ее качестве, можно требовать соразмерного уменьшения покупной цены <24>. Если вещь по договору купли-продажи передает неуправомоченный отчуждатель, он должен обеспечить приобретателю вещи защиту от эвикции либо возместить ему убытки в ходе реализации мер договорной ответственности. Если в результате исполнения договора покупатель, в нарушение его условий, не становится собственником товара, это говорит о дефекте исполнения договора, а не о дефекте договора как такового <25>. Поскольку закон разрешает заключать договор на продажу еще не приобретенной вещи, но запрещает сделки с чужими вещами. И эти два принципиальных правила разводят договоры и сделки в механизме гражданско-правового регулирования. ——————————— <24> См. нормы ст. 557, 475 ГК РФ. <25> Слыщенков В. А. Договор купли-продажи и переход права собственности: сравнительно-правовое исследование // СПС «КонсультантПлюс».

Напомним, что основные посылки наших рассуждений в том, что 1) сделками признаются действия субъектов, посредством которых они распоряжаются <26> имуществом; 2) в качестве сделок регулируются действия, посредством которых возможность потребления какого-либо социального блага обеспечивается не только юридически, но и реально. ——————————— <26> Термин «распоряжаются» используется нами в более широком значении, нежели принято. Под распоряжением в контексте работы понимается любое юридически значимое действие с имуществом.

Неоспоримо, что сделка — это юридический факт. Но далеко не всякий юридический факт — сделка, есть, безусловно, и другие. Ученые это отмечают: «Наличие других, кроме сделки, правомерных действий не возбуждает сомнений», — говорит М. М. Агарков <27>. И. Б. Новицкий считает, что «не всякие действия лиц — участников сделки… можно признать сделкой» <28>. Так же считает и В. А. Рясенцев, утверждая, что сделки необходимо отличать от других правомерных действий, вызывающих юридические последствия <29>. Об этом же свидетельствует и содержание ГК РФ, где существует самостоятельный подраздел «Общие положения о договоре». ——————————— <27> Агарков М. М. Указ. соч. С. 350. Однако отнесение всех иных действий (несделок) к числу юридических поступков обедняет и науку, и практику гражданского права. См. подробнее: Агарков М. М. Учение о ценных бумагах. М., 1927. С. 95. <28> Новицкий И. Б. Указ. соч. С. 16. <29> Представительство и сделки в современном гражданском праве. М., 2006. С. 477.

Возникает вопрос: заключение договора в ряду юридических фактов — это самостоятельный юридический факт либо только факт из сложного юридического состава сделки? Иными словами, договор — это часть сделки или ее разновидность? Общепризнано, что сделка без договора возможна, но и договор без сделки также возможен: стороны заключили договор, а затем расторгли. Заключение договора приводит к тому, что он действует и обязывает стороны. Расторжение договора также обладает гражданско-правовым эффектом в форме прекращения договорного обязательства. Обходятся без совершения сделок организационные договоры, предварительные договоры. Сюда же могут быть отнесены и договоры об оказании услуг. В то же время действия при незаключенном договоре сделкой не признаются, и в случае движения имущества к отношениям применяются нормы о неосновательном обогащении. Сказанное позволяет сделать вывод о том, что гражданско-правовая категория «договор» имеет самостоятельное значение и в регулировании действий сторон выполняет только ей присущие функции: договор обязывает стороны действовать, а действия, совершенные на условиях договора, признаются сделками. Соотнося для целей нашего исследования договор и сделку, надо сказать, что сделка выражается в действии, основанном на договоре, а договор выражается в соглашении, которое есть средство обусловленности последующих действий сторон <30>. ——————————— <30> Чеговадзе Л. А. О нормативно-волевых основаниях и правовых формах действий, признаваемых сделками // Законы России: опыт, анализ, практика. 2012. N 3. С. 102.

Вместе с тем практически все считают договор разновидностью сделки, упуская из виду то, что как гражданско-правовая категория договор востребован тогда, когда стороны намереваются совершить сделку и требуется урегулировать вопрос о целях действий и условиях их достижения. Это означает, что договор есть форма изъявления и закрепления воли сторон, намеревающихся совершить сделку. Иными словами, договор — это нормативно-волевое основание действий, воплощаясь в которые воля сторон производит внешний эффект в их имущественной сфере <31>. Поэтому сделками следует признавать действия физических и юридических лиц с имуществом в целях его приобретения, отчуждения и обременения правами сторонних субъектов. ——————————— <31> Одним из условий действительности сделки является единство воли и волеизъявления. Это означает, что действие тогда будет признано сделкой, когда в нем изъявляется воля сторон соглашения, которая соответствует действительным намерениям сторон и не расходится с требованиями закона.

Факт заключения договора подобного внешнего эффекта в имущественной сфере субъектов не порождает, договор лишь обязывает к действиям с имуществом. При совершении названных действий появляется тот результат, который изначально был обозначен субъектом как цель деятельности. Тем самым одно правоотношение — обязательственное — заканчивается и начинается другое, то, на установление которого были направлены действия субъектов. И на пути движения к цели обязательственное правоотношение — это промежуточное средство, потребное настолько, насколько оно способно обеспечить получение того социального блага, права на которое субъект вознамерился приобрести. В этом смысле договор играет подчиненную роль и «обслуживает» сделку. Ученые отмечают, что от других правомерных юридических действий сделку отличает направленность действия на установление, изменение и прекращение гражданских правоотношений. Традиционно считают, что сделками признаются целенаправленные действия субъектов, поэтому всякий раз надо определиться с той целью, которую преследуют субъекты действий, и установить, насколько социальная цель субъектов совпадает с правовой целью. Однако целенаправленность — это неотъемлемый признак любого действия, поскольку действие — это произвольный акт, акция, процесс, подчиненный представлению о результате, образу будущего, т. е. процесс, подчиненный осознаваемой цели <32>. Что касается действий гражданско-правового значения, их целенаправленность также является общим критерием, присущим практически любому действию, а не только действиям, признаваемым сделками. Поэтому далеко не всякое действие, направленное на возникновение, изменение или прекращение гражданских прав, надо считать сделкой, распространяя нормы о сделках на все без исключения целенаправленные и результативные действия субъектов. Так, например, заключая договор, стороны также действуют целенаправленно. При этом цель их действий является двойственной: целью заключения договора является установление обязательства, исполнение которого сможет доставить им то социальное благо, приобретение которого (и прав на которое) стало побудительной целью их деятельности. Следовательно, цель заключения договора иная, чем цель действий по договору: договор заключается для того, чтобы установить обязательство сторон действовать в отношении друг друга, цель действий по договору в том, чтобы прекратить обязательство и установить приобретаемое право. ——————————— <32> Большой психологический словарь / Сост. и общ. ред. Б. Г. Мещеряков, В. П. Зинченко. СПб.: Прайм-ЕВРОЗНАК, 2007. С. 124.

В связи с этим возникает вопрос: какое конкретно действие из ряда необходимых для распоряжения имущественным благом признается собственно сделкой? Действия в различных значениях изучают разные науки, в частности медицинская психология, философия, социология, право <33>. Нас интересует юридическое значение действий субъектов гражданского права и те критерии, которые позволяют соответствующим образом оценить как само действие, так и наступающие в связи с ним последствия. Будучи элементом деятельности, ориентированной на отражение и преобразование действительности, действие в любом его значении имеет преобразующий характер и направленность на изменение существующего положения дел в окружающем субъекта мире. Те действия субъектов, которые получают правовое регулирование, порождают не только социальные, но и правовые последствия. Вместе тем сущность действия как явления остается неизменной, оно может быть охарактеризовано по-разному, в том числе и с правовой стороны, когда право придает ему то значение, которое запланировано нормой для действий подобного рода. Это отчетливо видно на примере одинаковых по своей сущности действий дееспособного и недееспособного субъекта по распоряжению недвижимым имуществом — в первом случае действие признается сделкой, а во втором — не получает никакой юридической силы со всеми вытекающими отсюда последствиями. ——————————— <33> См.: Алексеев П. В., Панин А. В. Философия: Учебник. М., 1996. С. 229; Мягков И. Ф., Боков С. Н. Медицинская психология: основы патопсихологии и психопатологии: Учебник. М., 1999. С. 104; Дубровина И. В. и др. Психология: Учебник. М., 2001. С. 273; Еникеев М. И., Кочетков О. Л. Общая, социальная и юридическая психология. Краткий энциклопедический словарь. М., 1997. С. 57 — 58; Социология. Основы общей теории: Учеб. пособие / Под ред. Г. В. Осипова, Л. Н. Москвичева. М., 1996. С. 110 — 111; Кудрявцев В. Н. Правовое поведение: норма и патология. М., 1982. С. 8 и др.

Исходим из того, что действие — это явление сущего, элемент действительности, подлежащей гражданско-правовому упорядочению, в том числе и нормами о сделках. В то время как «сделка» — это категория юридическая и в этом смысле не что иное, как правовая форма определенным образом организованных действий субъектов. Иными словами, «сделка» не действие, а гражданско-правовая категория, предназначенная для юридической квалификации содеянного. Отнесение действий к числу юридических фактов означает, что, будучи совершенным, оно «оценивается» правом и получает то или иное гражданско-правовое значение. Именно поэтому Гражданский кодекс содержит не только нормы о сделках, но и положения об их недействительности. То обстоятельство, что действия признаются либо сделками, либо недействительными сделками, свидетельствует, что смысл гражданско-правового регулирования в том, чтобы дать субъектам правовые формы возможных (дозволенных) действий и критерии сопоставления совершенного с признаками формы. Это означает также, что в фактическом плане действие совершается в любом случае, но не всегда в форме сделки. И тогда произведенные действия признаются недействительной сделкой. Таким образом, действие как факт совершается, а сделка это или недействительная сделка — зависит от степени соответствия действия критериям правовой формы. Представления о правовой природе недействительных сделок в юридической литературе противоречивы: отдельные авторы считают их правонарушениями <34>, другие полагают, что это правомерные действия <35>. При этом авторы, относящие недействительные сделки в разряд правомерных деяний, свою позицию обосновывают тем, что сделка по своей природе — действие правомерное, а потому недействительной быть не может, поскольку не только действительные сделки направляются на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей — каждое действие, имеющее такую направленность, закон признает сделкой. Однако все противоречия снимаются, если категорию «сделка» отнести не в разряд действий, а в разряд форм гражданско-правового упорядочения действий, направленных на установление, изменение и/или прекращение гражданских прав и обязанностей. Тогда станет очевидным вывод: при совершении недействительных сделок сделка как таковая и не совершается — совершается действие, которому откажут в признании сделкой либо по нормам объективного права, либо в порядке осуществления субъективных прав. Произведенное с нарушением объективного или субъективного права действие порочно только юридически (только в качестве сделки) — с точки зрения сущего это преобразующее мир явление, поскольку у него имеется внешний эффект, и, если он связан с охраняемыми правом интересами, право должно обеспечивать их защиту в случае нарушения. ——————————— <34> Хейфец Ф. С. Недействительность сделок по российскому гражданскому праву. М.: Юрайт, 2007. С. 14 — 15. <35> Тархов В. А. Гражданское право: Учебник. Чебоксары, 1997. С. 223; Шахматов В. П. Сделки, совершенные с целью, противной интересам государства и общества. Томск: Томский университет, 1966. С. 26.

Литература

1. Агарков М. А. Понятие сделки по советскому гражданскому праву / Избранные труды по гражданскому праву. В 2-х т. Т. 2. М.: Центр ЮрИнфоР, 2002. С. 350. 2. Агарков М. М. Учение о ценных бумагах. М., 1927. С. 95. 3. Александров Н. Г. Законность и правоотношения в советском обществе. М., 1955. С. 174. 4. Алексеев П. В., Панин А. В. Философия: Учебник. М., 1996. С. 229. 5. Бекленищева И. В. Гражданско-правовой договор как основание возникновения абсолютных правоотношений // Цивилистические записки. Вып. 4. М., 2005. С. 292. 6. Большой психологический словарь / Сост. и общ. ред. Б. Г. Мещеряков, В. П. Зинченко. СПб.: Прайм-ЕВРОЗНАК, 2007. С. 124. 7. Дубровина И. В. и др. Психология: Учебник. М., 2001. С. 273. 8. Егоров Ю. П. Сделки в механизме гражданско-правового регулирования // Цивилистические записки. Вып. 4. М., 2005. С. 247 — 249. 9. Еникеев М. И., Кочетков О. Л. Общая, социальная и юридическая психология. Краткий энциклопедический словарь. М., 1997. С. 57 — 58. 10. Казанцев М. Ф. Концепция гражданско-правового договорного регулирования: Автореф. дис. докт. юрид. наук. Екатеринбург, 2008. С. 6. 11. Красавчиков О. А. Юридические факты в советском гражданском праве / Категории науки гражданского права. Избранные труды. В 2 т. Т. 2. М., 2005. С. 104. 12. Кудрявцев В. Н. Правовое поведение: норма и патология. М., 1982. С. 8. 13. Мейер Д. И. Русское гражданское право. В 2-х ч. Ч. 1. М., 1997. С. 182. 14. Мягков И. Ф., Боков С. Н. Медицинская психология: основы патопсихологии и психопатологии: Учебник. М., 1999. С. 104. 15. Новицкий И. Б. Сделки. Исковая давность. М., 1954. С. 16. 16. Представительство и сделки в современном гражданском праве. М., 2006. С. 477. 17. Рожкова М. А. Юридические факты гражданского и процессуального права: соглашения о защите прав и процессуальные соглашения. М., 2009. С. 31. —————————————————————— КонсультантПлюс: примечание. Монография Ю. В. Романца «Система договоров в гражданском праве России» включена в информационный банк согласно публикации — Норма, Инфра-М, 2013 (2-е издание, переработанное и дополненное). —————————————————————— 18. Романец Ю. В. Система договоров в гражданском праве России. М., 2001. С. 26. 19. Слыщенков В. А. Договор купли-продажи и переход права собственности: сравнительно-правовое исследование // СПС «КонсультантПлюс». 20. Социология. Основы общей теории: Учеб. пособие / Под ред. Г. В. Осипова, Л. Н. Москвичева. М., 1996. С. 110 — 111. 21. Тархов В. А. Гражданское право: Учебник. Чебоксары, 1997. С. 223. 22. Хейфец Ф. С. Недействительность сделок по российскому гражданскому праву. М.: Юрайт, 2007. С. 14 — 15. 23. Чеговадзе Л. А. О нормативно-волевых основаниях и правовых формах действий, признаваемых сделками // Законы России: опыт, анализ, практика. 2012. N 3. С. 102. 24. Шапп Я. Система германского гражданского права: Учебник / Пер. с нем. С. В. Королева. М., 2006. С. 62. 25. Шахматов В. П. Сделки, совершенные с целью, противной интересам государства и общества. Томск: Томский университет, 1966. С. 26. 26. Шахматов В. П. Составы противоправных сделок и обусловленные ими последствия. Томск, 1967. С. 88 — 89. 27. Юридические факты гражданского и процессуального права: соглашения о защите прав и процессуальные соглашения. М., 2009. С. 48.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *