Правовой режим имущественных комплексов энергетического сектора экономики России

(Болтанова Е. С.) («Имущественные отношения в Российской Федерации», 2013, N 11) Текст документа

ПРАВОВОЙ РЕЖИМ ИМУЩЕСТВЕННЫХ КОМПЛЕКСОВ ЭНЕРГЕТИЧЕСКОГО СЕКТОРА ЭКОНОМИКИ РОССИИ <*>

Е. С. БОЛТАНОВА

——————————— <*> Статья подготовлена в рамках проекта «Evaluating Policies for Sustainable Energy Investments: towards an integrated approach on national and international stage», грант People Marie Curie Actions — International Research Staff Exchange Scheme Call: FP7-PEOPLE-2010-IRSES.

Болтанова Елена Сергеевна, доцент Томского государственного университета, кандидат юридических наук (г. Томск).

В статье рассматривается понятие «имущественный комплекс», в том числе в энергетическом секторе экономики России. Определяются его юридически значимые признаки. Проводится общий анализ правового режима топливно-энергетического и атомного энергопромышленного комплексов с позиции специальных требований к введению их в эксплуатацию и функционированию. Выявляются проблемы, возникающие при разрешении в судах дел по вопросам оборота имущественных комплексов в сфере энергетики. Делается вывод о необходимости рассмотрения имущественного комплекса как функционирующей системы, поскольку в противном случае функцию, для которой создан имущественный комплекс, реализовать невозможно.

Ключевые слова: имущественный комплекс, топливно-энергетический комплекс, атомный энергопромышленный комплекс, правовой режим энергопромышленного комплекса.

The legal regime of property complexes of the energy sector of the economy E. S. Boltanova

The article discusses the concept of «property complex», including in the energy sector of the Russian economy. Determined by its legally significant symptoms. Conducted a general analysis of the legal regime of the fuel and energy complex and nuclear power from a position of special requirements for the introduction of their commissioning and operation. Identified problems associated with the resolution of court cases on trafficking in property complexes in the energy sector. The conclusion about the need to consider the property complex as a functioning system, because otherwise the function for which established property system can not be realized.

Key words: property complex, fuel and energy complex, nuclear power generation complex, legal regime of the Energy Industry.

Имущественный комплекс в сфере энергетики: понятие и проблемы правового регулирования

Появление имущественных комплексов в российском гражданском обороте связано с экономической реформой, направлениями которой было в том числе введение многообразия форм собственности на объекты гражданских прав и расширение объектов частной собственности. Долгое время упоминание о комплексе недвижимого имущества, объединенного единой целью использования, можно было встретить только в разрозненных нормативных правовых актах. В Гражданский кодекс Российской Федерации (далее — ГК РФ <1>) с 1 октября 2013 года были включены специальные положения о едином недвижимом комплексе. До указанной даты в ГК РФ использовался термин «имущественный комплекс» применительно к предприятию и как обобщающее понятие — для совокупности имущества. ——————————— <1> При подготовке статьи использовалась материалы, размещенные в справочной правовой системе «КонсультантПлюс».

Отсутствие на уровне федерального закона общего определения имущественного комплекса приводило к возникновению проблем в правоприменительной практике. Известны судебные споры, вызванные отказом в государственной регистрации права на совокупность недвижимого имущества, объединенную общим назначением. Заинтересованным лицам приходилось доказывать в судебном порядке наличие юридически и фактически значимой связи между несколькими объектами недвижимости, функционировавшими как единое целое, соответственно, и необходимость нахождения таких объектов в обороте исключительно вместе. Для формирования судебной и иной правоприменительной практики по этому вопросу потребовалось достаточно много времени. Федеральный закон от 21 июля 1997 года N 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» содержит только одну отдельную статью, посвященную государственной регистрации прав на предприятие как имущественный комплекс и сделок с ним. К настоящему времени приняты только методические рекомендации по государственной регистрации права на энергетические производственно-технологические комплексы электростанций, электросетевые комплексы и на недвижимое имущество организаций атомного энергопромышленного комплекса Российской Федерации при приватизации указанного имущества <2>. По этой причине наличие споров о государственной регистрации прав на имущественные комплексы вызвано и объективными причинами — отсутствием специального правового регулирования соответствующих отношений, а, как известно, публичная сфера может функционировать только при наличии четких правил действий ее субъектов (в рассматриваемом случае — государственных регистраторов). ——————————— <2> Методические рекомендации о порядке проведения государственной регистрации прав на объекты недвижимого имущества — энергетические производственно-технологические комплексы электростанций и электросетевые комплексы, утвержденные Приказами Минюста России N 289, Минэкономразвития России N 422, Минимущества России N 224, Госстроя России N 243 от 30 октября 2001 года; Методические рекомендации по вопросам проведения государственной регистрации прав на недвижимое имущество организаций атомного энергопромышленного комплекса Российской Федерации при приватизации указанного имущества, утвержденные Приказом Федеральной регистрационной службы от 24 июля 2007 года N 156. В этих Методических рекомендациях обращено внимание на то, что в состав сооружения могут входить разнородные вещи, и если они образуют единое целое, предполагающее использование их по общему назначению, то они рассматриваются как одна вещь — сложная вещь (ст. 134 ГК РФ).

Наличие специальных норм о правовом режиме имущественных комплексов способствует обороту таких объектов и пониманию их правовой природы. Например, в ГК РФ содержатся нормы, определяющие особенности совершения сделок с неделимыми вещами (ст. 133), а также сложными вещами (ст. 134). Суды, рассматривая споры об энергетических имущественных комплексах, признавали за последними как свойство неделимых, так и сложных вещей. Так, Федеральный арбитражный суд Центрального округа в Постановлении от 17 декабря 2010 года по делу N А14-19477/2009/543/35 указал, что нельзя признать за истцом право собственности на часть спорного объекта недвижимости, поскольку «спорная автомобильная газозаправочная станция представляет собой единый имущественный комплекс, состоящий из разнородных объектов, предполагающих их использование по общему назначению, что в силу п. 1 ст. 133 и ст. 134 ГК РФ делает такой объект неделимым». Это решение было поддержано Высшим Арбитражным Судом Российской Федерации в Определении от 26 апреля 2011 года N ВАС-4719/11. Определение имущественного комплекса как единого целого, объединяющего несколько вещей, имеющих тесную технологическую, физическую и экономическую связь, неизбежно влечет важные правовые последствия, которые рассматривались при разрешении судами конкретных дел, связанных с энергетическим сектором. Неделимость имущественного комплекса предполагает и единство вещного права (собственность) на все объекты, входящие в состав комплекса, и, соответственно, недопустимость раздельного отчуждения таких объектов (см. Постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 9 июня 2011 года по делу N А57-10050/2010), возможность признания права только на комплекс в целом (см. Постановление Федерального арбитражного суда Центрального округа от 24 января 2012 года по делу N А48-759/2011). Сделка, заключаемая по поводу имущественного комплекса, распространяется на все его составные части, если договором не предусмотрено иное либо если комплекс является неделимой вещью; соглашением сторон это правило изменить нельзя (см. Постановление Федерального арбитражного суда Дальневосточного округа от 10 августа 2011 года N Ф03-3798/2011). Площадь образуемого земельного участка, находящегося в государственной или муниципальной собственности, или площадь выкупаемого в порядке приватизации земельного участка (статья 36 Земельного кодекса Российской Федерации) должна рассчитываться с учетом существующей технической, технологической связи между различными объектами имущественного комплекса и необходимости функционирования объекта в целом, а не только собственно площади застройки, непосредственно занятой зданиями, сооружениями (см. Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 27 августа 2012 года по делу N А52-3960/2011). С учетом пункта 8 части 1 статьи 17.1 Федерального закона от 26 июля 2006 года N 135-ФЗ «О защите конкуренции» (далее — Закон о защите конкуренции) допускается заключение договора в отношении государственного или муниципального имущества без проведения конкурса или аукциона на право заключения этого договора с лицом, обладающим правами владения и (или) пользования сетью инженерно-технического обеспечения, в случае если передаваемое имущество является частью соответствующей сети инженерно-технического обеспечения и эти часть сети и сеть являются технологически связанными (см. Постановление Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 13 декабря 2012 года по делу N А10-781/2012). В связи с рассматриваемым вопросом интересно привести следующее дело. ООО «Энком» обратилось в Арбитражный суд Республики Бурятия с иском о признании недействительным открытого конкурса по продаже права на заключение договора аренды объектов имущественного комплекса электросетевого хозяйства города Улан-Удэ и недействительным договора аренды, заключенного с ОАО «Улан-Удэ Энерго» по результатам конкурса. Предметом конкурса было указано право на заключение договора аренды имущественного комплекса объектов электросетевого хозяйства на территории города Улан-Удэ (407 зданий трансформаторных подстанций, 60 электросетевых комплексов, кабельных линий электропередач, воздушных и кабельных электрических сетей и т. п.). При разрешении спора судом установлено, что на момент проведения оспариваемых торгов ОАО «Улан-Удэ Энерго» принадлежало на праве собственности электрооборудование 407 трансформаторных подстанций. Решением Арбитражного суда Республики Бурятии иск был удовлетворен. Суд апелляционной инстанции отказал в иске, посчитав, что преимущественных условий ОАО «Улан-Удэ Энерго» создано не было и процедура проведения конкурса нарушена не была. Федеральный арбитражный суд Восточно-Сибирского округа со ссылкой на статью 3 Федерального закона от 26 марта 2003 года N 35-ФЗ «Об электроэнергетике», пункты 24, 25 и 37 ГОСТа 19431-84 «Энергетика и электрификация. Термины и определения», утвержденного Постановлением Госстандарта СССР от 27 марта 1984 года N 1029, и вводной части Правил технической эксплуатации электроустановок потребителей, утвержденных Приказом Министерства энергетики Российской Федерации от 13 января 2003 года N 6, указал, что «по смыслу указанных нормативных положений не предусматривается возможности деления трансформаторной подстанции на здание и оборудование. В этой связи помещения зданий трансформаторных подстанций и смонтированное в них электросетевое оборудование следует рассматривать согласно ст. 134 ГК РФ как единую сложную вещь». Суд кассационной инстанции вывод апелляционного суда об отказе в удовлетворении иска признал неправильным и решение Арбитражного суда Республики Бурятии по делу оставил в силе (см. Постановление Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 21 июня 2010 года по делу N А10-3069/2010, Определение Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 28 декабря 2011 года N ВАС-14019/11). В дальнейшем на основании приведенной нормы пункта 8 части 1 статьи 17.1 Закона о защите конкуренции ОАО «Улан-Удэ Энерго» заключило с муниципальным учреждением «Комитет по управлению имуществом и землепользованию города Улан-Удэ» без проведения торгов договор аренды, поскольку имущество ОАО «Улан-Удэ Энерго» (более 550 объектов движимого и недвижимого имущества, в том числе оборудование трансформаторных подстанций) непосредственно технологически связано с полученным в аренду муниципальным имуществом (в том числе зданиями трансформаторных подстанций) и является частью электросетевого хозяйства города Улан-Удэ (см. Постановление Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 15 октября 2012 года по делу N А10-5013/2011, Определение Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 25 января 2013 года N ВАС-113/13). Только в отдельных специальных законах, регулирующих отношения в сфере энергетики, можно обнаружить выделение имущественных комплексов. Например, Федеральный закон от 31 марта 1999 года N 69-ФЗ «О газоснабжении в Российской Федерации» называет имущественными производственными комплексами систему газоснабжения и газораспределительную систему, в Федеральном законе от 27 июля 2010 года N 190-ФЗ «О теплоснабжении» упоминается система теплоснабжения. Судебная практика об обороте энергетических имущественных комплексов свидетельствует, что для классификации имущественных комплексов как особых объектов (недвижимости) используются заключения экспертов, технических экспертиз, производится анализ технологического производства с использованием объектов комплекса. Очевидные пробелы в законодательстве об имущественном комплексе и проблемы с применением соответствующих норм активизировали научную дискуссию о понятии, признаках имущественного комплекса. Неслучайно разработчики Концепции совершенствования общих положений Гражданского кодекса Российской Федерации <3> утверждали, что в ГК РФ необходимо включить специальные нормы о технологическом имущественном комплексе недвижимости, который должен быть введен в число объектов недвижимого имущества вместо предприятия. Дальнейшее осмысление предложенной Концепции привело к внесению с 1 октября 2013 года в ГК РФ норм о едином имущественном комплексе как особом виде недвижимого имущества. В соответствии со статьей 133.1 ГК РФ в качестве недвижимой вещи, участвующей в обороте как единый объект, признается единый имущественный комплекс — совокупность объединенных единым назначением зданий, сооружений и иных вещей, неразрывно связанных физически или технологически (в том числе линейных объектов — железные дороги, линии электропередачи, трубопровод и т. д.) либо расположенных на одном земельном участке, если в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество зарегистрировано право собственности на совокупность указанных объектов в целом как на одну недвижимую вещь. ——————————— <3> Проект был рекомендован Президиумом Совета при Президенте Российской Федерации по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства к опубликованию в целях обсуждения (протокол N 2 от 11 марта 2009 года).

Упоминание в статье 133.1 ГК РФ линейных объектов свидетельствует об осознании законодателем сложной ситуации правовой неопределенности режима именно линейно-протяженных объектов, в том числе (возможно, и прежде всего) в сфере энергетики. В приведенном ранее определении имущественного комплекса как особого объекта недвижимости подчеркиваются следующие его признаки: — это совокупность взаимосвязанных объектов (не менее двух); — хотя бы один из объектов, составляющих имущественный комплекс, является зданием или сооружением; — объекты имеют общее назначение; — объекты неразрывно связаны физически и технологически либо пространственно расположены на одном земельном участке; — между объектами существует юридически значимая связь: вещное право на единое целое — объект недвижимости зарегистрировано в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество. В совокупности все названные признаки позволяют определять имущественный комплекс как определенную систему. Предпочтительно говорить о функционирующей системе иначе — невозможно реализовать то предназначение, выполнять ту определенную функцию, для которой создан имущественный комплекс. По одному из дел Федеральный арбитражный суд Центрального округа справедливо отметил, что для применения к спорным правоотношениям правил о сложных и неделимых вещах истице необходимо было доказать, что на момент заключения сделок и по настоящее время нефтебаза функционировала как единый имущественный комплекс (Постановление от 18 ноября 2011 года по делу N А08-1969/2010). К сожалению, законодатель на эту особенность не обращает внимания, если не считать статьи 132 ГК РФ, в которой предприятие определено как «имущественный комплекс, используемый для осуществления предпринимательской деятельности». В принятых изменениях ГК РФ недвижимый комплекс рассматривается только в качестве неделимой вещи. В силу статьи 133 ГК РФ взыскание на неделимую вещь может быть обращено только в целом, если законом или судебным актом не установлена возможность выделения из вещи ее составной части, в том числе в целях продажи ее отдельно. С учетом общего назначения и участия имущественного комплекса в той или иной производственной сфере выделяются различные виды имущественных комплексов (в сфере промышленности, строительства, сельского хозяйства, энергетики и т. д.) <4>. Энергетика занимает особое место среди отраслей народного хозяйства, обеспечивает их жизнедеятельность. Эффективное использование энергетического сектора создает необходимые предпосылки для вывода экономики страны на путь устойчивого развития, обеспечивающего рост благосостояния и повышение уровня жизни населения. В настоящее время в России преодолена тенденция спада и начался рост добычи газа, нефти и угля, производства электроэнергии, объема и глубины переработки нефти (см. Энергетическую стратегию России на период до 2020 года, утвержденную распоряжением Правительства Российской Федерации от 28 августа 2003 года N 1234-р). Соответственно, увеличилась потребность в строительстве специализированных объектов, в том числе энергетических объектов недвижимости и имущественных комплексов. ——————————— <4> Нарушкевич С. В. Имущественный комплекс в гражданском праве России: Дис. … канд. юрид. наук. Волгоград, 2006. С. 8 — 9.

Топливно-энергетический комплекс (далее также — ТЭК) представляет собой сложную систему общественных отношений, возникающих в сфере добычи, производства, переработки, обогащения, преобразования, хранения, транспортировки, передачи, распределения и реализации топливно-энергетических ресурсов. Объекты ТЭК, обеспечивающие названные отрасли производства, могут выступать в гражданском обороте как самостоятельные вещи движимого или недвижимого характера, а также представлять собой имущественные комплексы как разновидность недвижимого имущества. Например, к магистральным нефтепроводам относятся трубопроводы с комплексом подземных, наземных и надземных сооружений, предназначенных для транспортирования товарной нефти на расстояние более 50 километров (Правила технической эксплуатации магистральных нефтепроводов. РД 39-30-114-78, утвержденные Министерством нефтяной промышленности СССР 14 декабря 1978 года). Наличие названных признаков имущественного комплекса и его функционирование в газовой, угольной, нефтедобывающей и т. п. отрасли позволяют говорить о существовании особой разновидности недвижимого имущества и распространять на соответствующие отношения специальные нормы.

Специальные требования к имущественным комплексам энергетического сектора экономики

Правовое регулирование отношений в сфере энергетики характеризуется принятием в последние годы отдельных федеральных законов, связанных со специфическими требованиями к объектам ТЭК. Среди таких законов можно назвать Федеральный закон от 3 декабря 2011 года N 382-ФЗ «О государственной информационной системе топливно-энергетического комплекса» и Федеральный закон от 21 июля 2011 года N 256-ФЗ «О безопасности объектов топливно-энергетического комплекса» (далее — Закон N 256-ФЗ). С 1 января 2012 года за нарушение требований обеспечения безопасности и антитеррористической защищенности объектов топливно-энергетического комплекса была введена административная и уголовная ответственность. Все это свидетельствует о том, что российское государство придает топливно-энергетическому комплексу особое значение. Согласно нормам Закона N 256-ФЗ объекты топливно-энергетического комплекса — это объекты электроэнергетики, нефтедобывающей, нефтеперерабатывающей, нефтехимической, газовой, угольной, сланцевой и торфяной промышленности, а также объекты нефтепродуктообеспечения, теплоснабжения и газоснабжения. Из сферы действия названного Закона исключены объекты ядерно-топливного цикла и атомной энергетики, которые наряду с объектами таких отраслей производства, как нефтяная, газовая, угольная промышленность, электроэнергетика, теплоснабжение (теплоэнергетика), формируют топливно-энергетический комплекс. В целях обеспечения безопасности объектов топливно-энергетического комплекса Законом N 256-ФЗ предусматривается их категорирование на основании критериев, определенных в этом Законе. По окончании категорирования объекты включаются Министерством энергетики Российской Федерации в реестр объектов топливно-энергетического комплекса. К числу подлежащих категорированию отнесены, например, взрывопожароопасные объекты (системные электрические подстанции напряжением 220 кВ и более, подземные хранилища газа и т. д.), объекты, которые по своему социально-экономическому значению относятся к системам жизнеобеспечения населения (автозаправочные станции, удаленные от соседней автозаправочной станции более чем на 50 километров; отопительные котельные при снабжении больниц, поликлиник, детских садов, школ и т. д.). На основании результатов категорирования объекта в зависимости от степени его потенциальной опасности, а также на основании оценки достаточности инженерно-технических мероприятий, мероприятий по физической защите и охране объекта при террористических угрозах составляется паспорт безопасности объекта топливно-энергетического комплекса. В паспорте безопасности объекта топливно-энергетического комплекса отражаются характеристика объекта, возможные последствия в результате совершения акта незаконного вмешательства, категория объекта, состояние системы его инженерно-технической, физической защиты, пожарной безопасности, в паспорте также содержатся соответствующие выводы и рекомендации. Наряду с общими положениями, которые свойственны правовому регулированию функционирования имущественных комплексов ТЭК, для каждой отрасли производства приняты свои нормативные правовые акты, определяющие специфику использования соответствующих объектов: — Закон Российской Федерации от 21 февраля 1992 года N 2395-1 «О недрах» (далее — Закон о недрах); — Федеральный закон от 20 июня 1996 года N 81-ФЗ «О государственном регулировании в области добычи и использования угля, об особенностях социальной защиты работников организаций угольной промышленности»; — Федеральный закон от 31 марта 1999 года N 69-ФЗ «О газоснабжении в Российской Федерации»; — Федеральный закон от 26 марта 2003 года N 35-ФЗ «Об электроэнергетике»; — Федеральный закон от 27 июля 2010 года N 190-ФЗ «О теплоснабжении» и другие. Разрозненность законодательства не позволяет говорить об общей сбалансированной и согласованной системе законодательства Российской Федерации в сфере энергетики. Нефть и газ считаются наиболее востребованными энергоносителями. Российская Федерация обладает одними из самых крупных запасов нефти и газа в мире. Более 34 процентов от запасов природного газа и около 13 процентов от мировых разведанных запасов нефти находится на территории России. При их добыче сооружения используются как единичные объекты недвижимого имущества, а также в составе технологических комплексов обустройства месторождений. Технологический комплекс обустройства месторождений — особый объект недвижимости, включающий скважины, установленное на них оборудование, кустовые насосные и дожимные насосные станции, внутренние трубопроводы, иное имущество, непосредственно обеспечивающее процесс добычи нефти и газа, технологически, организационно связанное между собой <5>. В юридической литературе такое имущество предлагается именовать горным. Особенностью горного имущества является наличие тесной связи не только с земельной поверхностью, но и с недрами. Соответственно, правовое регулирование строительства и эксплуатации таких объектов осуществляется не только нормами градостроительного, гражданского, земельного законодательства, но и законодательства о недрах. Закон о недрах определяет правовой режим сооружений, связанных с добычей полезных ископаемых. ——————————— <5> Также см.: Шмелева Д. Н. Правовой режим сооружений обустройства месторождений нефти и газа: Дис. … канд. юрид. наук. Тюмень, 2004. С. 10.

В состав нефтяной промышленности России входят нефтедобывающие предприятия, нефтеперерабатывающие заводы и предприятия по транспортировке и сбыту нефти и нефтепродуктов. Протяженность магистральных нефтепроводов составляет около 50 тысяч километров, нефтепродуктопроводов — 19,3 тысячи километров. В структуру нефтяной отрасли входят 10 крупных вертикально интегрированных нефтяных компаний («Роснефть», «Лукойл», «Сургутнефтегаз», «ТНК-ВР», «Газпром нефть» и другие). Газовая промышленность России включает предприятия, осуществляющие геолого-разведочные работы, бурение разведочных и эксплуатационных скважин, добычу и транспортировку газа и его хранение. Единая система газоснабжения имеет более 162 тысяч километров магистральных газопроводов и отводов, 215 линейных компрессорных станций с общей мощностью газоперекачивающих агрегатов в 42,1 тысячи МВт, 6 комплексов по переработке газа и газового конденсата, 25 объектов подземного хранения газа <6>. ——————————— <6> Данные размещены на официальном сайте Министерства энергетики Российской Федерации. URL: http://minenergo. gov. ru.

Хотя начиная с 1970-х годов в Советском Союзе приоритет был отдан нефте-, а затем и газодобывающей сфере, в Энергетической стратегии России на период до 2030 года констатируется, что после длительного перерыва возобновился ввод новых мощностей по добыче угля (главным образом в Кузнецком бассейне), прекращено дотирование угольной промышленности государством, а развитие предприятий отрасли осуществляется в основном за счет собственных средств и заемных финансовых ресурсов (около одной трети общего объема инвестиций). За последние 10 лет мировое потребление угля выросло почти на 50 процентов (потребление газа — примерно на 30 процентов, нефти и атомной энергии — менее чем на 10 процентов). За это же время объем добычи российского угля вырос примерно на четверть, объем его экспорта — почти в 3 раза. Сегодня угольная отрасль России на 100 процентов представлена частными компаниями. Геологическое изучение, разведка и добыча полезных ископаемых, в том числе использование отходов горнодобывающего и связанных с ним перерабатывающих производств, относятся к видам недропользования, для осуществления которых требуется получить в Федеральном агентстве по недропользованию лицензию на пользование недрами. Недропользователями могут быть субъекты предпринимательской деятельности, в том числе участники простого товарищества, иностранные граждане, юридические лица, если иное не установлено федеральными законами. Права и обязанности пользователя недр возникают с даты государственной регистрации лицензии на пользование участком недр, при предоставлении права пользования участком недр на условиях соглашения о разделе продукции — с даты вступления такого соглашения в силу (статьи 6 и 9 Закона о недрах). Федеральное законодательство не ограничивает круг лиц, которые могут быть собственниками сооружений по разведке, добыче полезных ископаемых. При этом следует иметь в виду, что, во-первых, первоначальным собственником таких сооружений и их комплекса может быть только недропользователь — владелец горного отвода (геометризованного блока недр) и лицензии на пользование недрами. Во-вторых, технологический комплекс обустройства месторождений должен функционировать, использоваться для извлечения полезных ископаемых (что также возможно, только если это имущество принадлежит недропользователю). Согласно статье 26 Закона о недрах по истечении срока действия лицензии или при досрочном прекращении пользования недрами предприятия по добыче полезных ископаемых подлежат ликвидации или консервации. На основании последнего положения закон фактически запрещает собственнику соответствующего недвижимого имущества его использование при утрате им статуса недропользователя, но в то же время такие обстоятельства не свидетельствуют о прекращении права собственности на имущественный комплекс, поскольку специальных норм о прекращении в этом случае права собственности российское законодательство не содержит (ст. 235 ГК РФ). Только в случае ликвидации подземного сооружения можно говорить о прекращении права собственности на него в связи с отсутствием объекта такого права (п. 1 ст. 235 ГК РФ). Консервация объекта не прекращает право собственности. Юридически законсервированный объект — технологический комплекс может быть предметом сделок, заключаемых с различными субъектами. Имущественные комплексы в сфере энергетики обеспечивают не только добычу, но и транспортировку, хранение полезных ископаемых. Например, в Федеральном законе «О газоснабжении в Российской Федерации» система газоснабжения определяется как «имущественный производственный комплекс, состоящий из технологически, организационно и экономически взаимосвязанных и централизованно управляемых производственных и иных объектов, предназначенных для добычи, транспортировки, хранения, поставок газа». В настоящее время — время компьютеров и электроники — каждый из нас зависим от электроэнергии, и энергоснабжение — обязательное условие обеспечения жизнедеятельности современного общества. Только в 2003 году впервые в российской истории был принят специальный Закон об электроэнергетике, установивший единые правовые основы регулирования отношений в этой сфере. Современный электроэнергетический комплекс России включает около 600 электростанций единичной мощностью свыше 5 МВт. Линии электропередачи, трансформаторные и иные подстанции, распределительные пункты и иное предназначенное для обеспечения электрических связей и осуществления передачи электрической энергии оборудование составляют объекты электросетевого хозяйства. Комплекс электрических сетей и иных объектов электросетевого хозяйства независимо от формы собственности на них составляет единую национальную (общероссийскую) электрическую сеть. Критерии отнесения объектов к единой национальной (общероссийской) электрической сети определены Правительством Российской Федерации. Например, в эту сеть включается комплекс производственно-технологических объектов, предназначенных для технического обслуживания и эксплуатации линий электропередачи (воздушных и кабельных), проектный номинальный класс напряжения которых составляет 330 киловольт и выше. Решение об отнесении объектов электросетевого хозяйства к единой национальной (общероссийской) электрической сети и о включении их в реестр принимается Министерством энергетики Российской Федерации. Собственники или иные законные владельцы имущественных комплексов, входящих в единую национальную (общероссийскую) электрическую сеть, могут использовать объекты имущественного комплекса только по согласованию с организацией по управлению единой национальной (общероссийской) электрической сетью (ОАО «Федеральная сетевая компания Единой энергетической системы»). Наряду с единой национальной (общероссийской) электрической сетью технологическую основу функционирования электроэнергетики составляют территориальные распределительные сети — комплекс не входящих в состав единой национальной (общероссийской) электрической сети линий электропередачи и оборудования, используемых для предоставления услуг по передаче электрической энергии, а также единая система оперативно-диспетчерского управления (статья 5 Федерального закона «Об электроэнергетике»). Федеральный закон от 21 июля 1997 года N 116-ФЗ «О промышленной безопасности опасных производственных объектов» содержит перечень опасных производственных объектов, к которым отнесены, например, объекты, на которых используются стационарно установленные грузоподъемные механизмы, эскалаторы, канатные дороги, фуникулеры; ведутся горные работы, работы по обогащению полезных ископаемых, а также работы в подземных условиях. Например, к опасным производственным объектам нефтегазодобывающего комплекса отнесены площадки насосных станций (в составе кустовых насосных станций, блочных кустовых насосных станций, на которых создается давление закачки воды в скважины и дожимных насосных станций перекачки нефти), подземное хранилище газа (в составе фонда скважин, газопроводов подземного хранилища газа, установки подготовки газа подземного хранилища газа, компрессорной станции, установок буровых и установок для ремонта скважин). Федеральная служба по экологическому, технологическому и атомному надзору осуществляет регистрацию объектов в государственном реестре опасных производственных объектов и ведение этого реестра. Приказом Федеральной службы по экологическому, технологическому и атомному надзору от 7 апреля 2011 года N 168 утверждены Требования к ведению названного государственного реестра. В связи с изменением законодательства с 15 марта 2013 года началась перерегистрация опасных производственных объектов по четырем классам опасности, учитывающим степень риска возникновения аварий и масштабы их возможных последствий. Класс опасности объекта определяет степень надзора и периодичность плановых проверок со стороны государства за организациями, эксплуатирующими соответствующие объекты. Сопряженная с использованием атомной энергии опасность глобального, разрушительного характера, вредное воздействие ионизирующих излучений на человека и окружающую среду при использовании атомной энергии, а также возможность ее использования как в мирных, так и в оборонных целях обусловливают необходимость специального правового регулирования отношений в этой сфере. Объекты атомного энергопромышленного комплекса (далее — АЭПК), включая имущественные комплексы, находятся под особым контролем государства и попадают в сферу регулирования таких законов, как Федеральный закон от 21 ноября 1995 года N 170-ФЗ «Об использовании атомной энергии», Федеральный закон от 5 февраля 2007 года N 13-ФЗ «Об особенностях управления и распоряжения имуществом и акциями организаций, осуществляющих деятельность в области использования атомной энергии, и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации». На основании положений российского законодательства возможно выделение следующих видов имущественных комплексов АЭПК: — ядерные установки (например сооружения и комплексы с ядерным реактором — атомная станция); — радиационные источники и пункты хранения ядерных материалов и радиоактивных веществ, пункты хранения; — хранилища радиоактивных отходов. Решения о сооружении и месте размещения всех видов объектов АЭПК принимают органы государственной власти или органы местного самоуправления в зависимости от значения объекта и формы собственности на него. Отметим, что объекты АЭПК являются ограниченными в обороте. Ядерные установки могут находиться в федеральной собственности или в собственности российских юридических лиц, перечень которых утверждается Президентом Российской Федерации <7>; радиационные источники — в государственной, муниципальной собственности или в собственности юридических лиц; пункты хранения, хранилища — в федеральной собственности или в собственности российских юридических лиц, если федеральным законом не предусмотрено иное. ——————————— <7> Сделки по передаче ядерных установок в собственность российских юридических лиц, не включенных в специальный перечень, являются ничтожными (ч. 10 ст. 5 Федерального закона «Об использовании атомной энергии»).

Целям контроля за обеспечением безопасности деятельности в сфере использования атомной энергии служит система разрешений (лицензий) на право ведения работ в области использования атомной энергии. Разрешения (лицензии) на право ведения работ в области использования атомной энергии должны быть у организаций, осуществляющих эксплуатацию (то есть использование по назначению, транспортирование, хранение, техническое обслуживание, ремонт) ядерных установок, радиационных источников и пунктов хранения. Лицензирование не требуется для организаций, осуществляющих деятельность по эксплуатации радиационных источников, содержащих в своем составе только радионуклидные источники четвертой и пятой категорий радиационной опасности, но такие организации подлежат специальной регистрации в Федеральной службе по экологическому, технологическому и атомному надзору (см. Постановление Правительства Российской Федерации от 19 ноября 2012 года N 1184 «О регистрации организаций, осуществляющих деятельность по эксплуатации радиационных источников, содержащих в своем составе только радионуклидные источники четвертой и пятой категорий радиационной опасности»). В целом ввод в эксплуатацию сооружений, входящих в состав атомного имущественного энергопромышленного комплекса, должен быть произведен в комплексе со всеми предусмотренными в проекте объектами производственного и бытового назначения (см. ст. 32 Федерального закона «Об использовании атомной энергии»). В этом заключается специфика появления и (в дальнейшем) функционирования АЭПК как имущественного комплекса. Например, обращение взыскания на объекты АЭПК производится только в составе единого производственно-технологического комплекса, включающего недвижимое и иное имущество (за исключением ядерных материалов и радиоактивных веществ), непосредственно используемое организацией атомного энергопромышленного комплекса для производства и (или) реализации продукции (работ, услуг) и обеспечивающее непрерывный производственный процесс. Значительное внимание законодателя к вопросам правового регулирования отношений в сфере энергетики объясняется не только опасным по сути характером такой деятельности, но и заинтересованностью государства в обеспечении потребителей жизненно важными топливно-энергетическим ресурсами. В связи с этим в рассматриваемой сфере осуществляются контроль за инвестициями и государственное регулирование цен на продукцию и услуги. Объекты ТЭК и АЭПК чаще всего принадлежат на праве собственности субъектам естественных монополий. В Федеральном законе от 17 августа 1995 года N 147-ФЗ «О естественных монополиях» среди сфер деятельности субъектов естественных монополий названы в том числе: — транспортировка нефти и нефтепродуктов по магистральным трубопроводам; — транспортировка газа по трубопроводам; — услуги по передаче электрической энергии; — услуги по оперативно-диспетчерскому управлению в электроэнергетике; — услуги по передаче тепловой энергии; — захоронение радиоактивных отходов; — водоснабжение и водоотведение с использованием централизованных системы, систем коммунальной инфраструктуры. Такой статус организаций, функционирующих в сфере естественных монополий, определяет существование в российском законодательстве запрета на произвольное прекращение или ограничение их деятельности. Банкротство субъектов естественной монополии влечет наступление неблагоприятных последствий не только для самой организации, но и для потребителей товаров (услуг), поэтому, например, внешний управляющий не вправе отчуждать имущество должника, представляющее собой единый технологический комплекс субъекта естественной монополии (статья 200 Федерального закона от 26 октября 2002 года N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»). К такого рода технологическому комплексу могут относиться: — комплекс сооружений газовых и газово-конденсатных промыслов на месторождении (скважины (кусты скважин), устьевые обвязки скважин (кустов скважин), оборудование скважин газовых и газово-конденсатных промыслов на месторождениях и т. д.); — установки предварительной, комплексной подготовки газа (здания и сооружения технологических цехов, площадки отключающей запорной арматуры, цеховые, межцеховые и внутриплощадочные коммуникации, насосные станции, системы пожаротушения и газообнаружения, факельные установки и т. п.). В заключение следует подчеркнуть, что имущественные комплексы в энергетической сфере в силу ее стратегической важности и потенциальной опасности находятся под особым контролем государства, к их собственникам предъявляются специальные требования; для их функционирования, оборота необходимы дополнительные согласования и получение разрешений.

Литература и информационные источники

1. Федеральный закон от 30 ноября 1994 года N 51-ФЗ «Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая)». 2. Федеральный закон от 26 января 1996 года N 14-ФЗ «Гражданский кодекс Российской Федерации (часть вторая)». 3. Федеральный закон от 21 июля 1997 года N 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним». 4. Приказы Минюста России N 289, Минэкономразвития России N 422, Минимущества России N 224, Госстроя России N 243 от 30 октября 2001 года «Методические рекомендации о порядке проведения государственной регистрации прав на объекты недвижимого имущества — энергетические производственно-технологические комплексы электростанций и электросетевые комплексы». 5. Приказ Федеральной регистрационной службы от 24 июля 2007 года N 156 «Методические рекомендации по вопросам проведения государственной регистрации прав на недвижимое имущество организаций атомного энергопромышленного комплекса Российской Федерации при приватизации указанного имущества». 6. Постановление Федерального арбитражного суда Центрального округа от 17 декабря 2010 года по делу N А14-19477/2009/543/35. 7. Определение Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 26 апреля 2011 года N ВАС-4719/11. 8. Постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 9 июня 2011 года по делу N А57-10050/2010. 9. Постановление Федерального арбитражного суда Центрального округа от 24 января 2012 года по делу N А48-759/2011. 10. Постановление Федерального арбитражного суда Дальневосточного округа от 10 августа 2011 года N Ф03-3798/2011. 11. Федеральный закон от 25 октября 2001 года N 136-ФЗ «Земельный кодекс Российской Федерации». 12. Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 27 августа 2012 года по делу N А52-3960/2011. 13. Федеральный закон от 26 июля 2006 года N 135-ФЗ «О защите конкуренции». 14. Постановление Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 13 декабря 2012 года по делу N А10-781/2012. 15. Постановление Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 21 июня 2010 года по делу N А10-3069/2010. 16. Определение Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 28 декабря 2011 года N ВАС-14019/11. 17. Постановление Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 15 октября 2012 года по делу N А10-5013/2011. 18. Определение Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 25 января 2013 года N ВАС-113/13. 19. Федеральный закон от 31 марта 1999 года N 69-ФЗ «О газоснабжении в Российской Федерации». 20. Федеральный закон от 27 июля 2010 года N 190-ФЗ «О теплоснабжении». 21. Проект Федерального закона N 47538-6/3 «О внесении изменений в главы 6, 7 и 8 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации». URL: http://www. duma. gov. ru. 22. Постановление Федерального арбитражного суда Центрального округа от 18 ноября 2011 года по делу N А08-1969/2010. 23. Распоряжение Правительства Российской Федерации от 28 августа 2003 года N 1234-р «Энергетическая стратегия России на период до 2020 года». 24. Правила технической эксплуатации магистральных нефтепроводов РД 39-30-114-78, утверждены Министерством нефтяной промышленности СССР 14 декабря 1978 года. 25. Федеральный закон от 3 декабря 2011 года N 382-ФЗ «О государственной информационной системе топливно-энергетического комплекса». 26. Федеральный закон от 21 июля 2011 года N 256-ФЗ «О безопасности объектов топливно-энергетического комплекса». 27. Закон Российской Федерации от 21 февраля 1992 года N 2395-1 «О недрах». 28. Федеральный закон от 20 июня 1996 года N 81-ФЗ «О государственном регулировании в области добычи и использования угля, об особенностях социальной защиты работников организаций угольной промышленности». 29. Федеральный закон от 26 марта 2003 года N 35-ФЗ «Об электроэнергетике». 30. URL: http://minenergo. gov. ru. 31. Федеральный закон от 21 июля 1997 года N 116-ФЗ «О промышленной безопасности опасных производственных объектов». 32. Приказ Федеральной службы по экологическому, технологическому и атомному надзору от 7 апреля 2011 года N 168 «Об утверждении требований к ведению государственного реестра опасных производственных объектов в части присвоения наименований опасным производственным объектам для целей регистрации в государственном реестре опасных производственных объектов». 33. Федеральный закон от 21 ноября 1995 года N 170-ФЗ «Об использовании атомной энергии». 34. Федеральный закон от 5 февраля 2007 года N 13-ФЗ «Об особенностях управления и распоряжения имуществом и акциями организаций, осуществляющих деятельность в области использования атомной энергии, и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации». 35. Постановление Правительства Российской Федерации от 19 ноября 2012 года N 1184 «О регистрации организаций, осуществляющих деятельность по эксплуатации радиационных источников, содержащих в своем составе только радионуклидные источники четвертой и пятой категорий радиационной опасности». 36. Федеральный закон от 17 августа 1995 года N 147-ФЗ «О естественных монополиях». 37. Федеральный закон от 26 октября 2002 года N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)». 38. Белов В. А. Имущественные комплексы: Очерк теории и опыт догматической конструкции по российскому гражданскому праву. М.: Центр ЮрИнфоР, 2004. 39. Лапач В. А. Система объектов гражданских прав: Теория и судебная практика. СПб.: Юридический центр Пресс, 2002. 40. Нарушкевич С. В. Имущественный комплекс в гражданском праве России: Дис. … канд. юрид. наук. Волгоград, 2006. 41. Шмелева Д. Н. Правовой режим сооружений обустройства месторождений нефти и газа: Дис. … канд. юрид. наук. Тюмень, 2004.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *