Общее собрание участников в коммерческих корпорациях (сравнительно-правовой анализ)

(Серова О. А.) («Законы России: опыт, анализ, практика», 2013, N 12) Текст документа

ОБЩЕЕ СОБРАНИЕ УЧАСТНИКОВ В КОММЕРЧЕСКИХ КОРПОРАЦИЯХ (СРАВНИТЕЛЬНО-ПРАВОВОЙ АНАЛИЗ)

О. А. СЕРОВА

Серова Ольга Александровна, доктор юридических наук, доцент, профессор кафедры гражданского права и процесса Балтийского федерального университета им. И. Канта.

В статье приведен сравнительно-правовой анализ общего собрания в коммерческих корпорациях.

Ключевые слова: общее собрание; акционерное общество; акционер; корпоративные отношения.

Shareholders meeting in commercial corporations (comparative legal analysis) O. A. Serova

Serova Olga Aleksandrovna, Doctor of Laws, Associate Professor, Professor of the Civil Law and Civil Procedure Department of Immanuel Kant Baltic Federal University.

The article is concerned with the comparative legal analysis of shareholders meetings in commercial corporations.

Key words: general meeting; joint-stock company; shareholder; corporate relations.

Проводимая в Российской Федерации реформа гражданского законодательства вновь привлекла повышенное внимание к правовой регламентации деятельности коммерческих организаций — основных участников предпринимательского оборота в современных экономических условиях. В соответствии со ст. 2 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ) гражданское законодательство регулирует отношения, связанные с участием в корпоративных организациях или с управлением ими (корпоративные отношения). Отнесение той или иной коммерческой организации к корпорации означает, что помимо специальных норм, определяющих правовое положение данного юридического лица, к ней будут применяться общие нормы о корпорациях, установленные в ГК РФ. В настоящее время коммерческие организации могут создаваться в форме хозяйственных товариществ и обществ, крестьянских (фермерских) хозяйств, хозяйственных партнерств, производственных кооперативов, государственных и муниципальных унитарных предприятий. Среди данного перечня однозначно не относятся к корпорации государственные и муниципальные унитарные предприятия. Формально все остальные названные юридические лица могут считаться корпоративными. Тем не менее правовая природа хозяйственных товариществ, хозяйственных партнерств и крестьянских (фермерских) хозяйств обладает несколько иными характеристиками, не позволяющими однозначно распространять на них безусловно все требования к корпорациям. Поэтому объектом нашего исследования станут положения законодательства, относящиеся к хозяйственным обществам и производственным кооперативам, т. е. к тем юридическим лицам, общность корпоративной природы которых не вызывает сомнений. Процесс унификации норм корпоративного законодательства начался давно. Можно отметить как знаковые явления обсуждение и одобрение на уровне Правительства РФ Концепции развития корпоративного законодательства на период до 2008 года <1> и принятие еще в 2001 г. Кодекса корпоративного поведения. Однако наиболее четко о необходимости унифицированного подхода к правовому регулированию корпоративного законодательства и сферы управления корпорациями заявлено в Концепции развития гражданского законодательства Российской Федерации (2009 г.) <2>. В соответствии с положениями п. 4.1.3 данной Концепции предполагалось принятие единого закона о хозяйственных обществах. Общие нормы, связанные с тождественными подходами к системе управления корпорациями, были изначально включены в проект изменений ГК РФ <3>. В проекте предусмотрено внесение в текст Кодекса ст. 65.3 «Управление в корпорации». ——————————— <1> См.: официальный сайт Национального совета по корпоративному управлению // www. nccg. ru. <2> Вестник ВАС РФ. 2009. N 11. <3> Проект Федерального закона N 47538-6 «О внесении изменений в части первую, вторую, третью и четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации, а также в отдельные законодательные акты Российской Федерации» (в ред., принятой ГД ФС РФ в первом чтении 27 апреля 2012 г.) // СПС «КонсультантПлюс».

Наличие «программных» документов развития корпоративного законодательства в стране связано с необходимостью проведения реформирования существующей нормативно-правовой системы, адаптации ее к мировой практике <4> и выработанным практическим рекомендациям. ——————————— <4> Корпорации играют ведущую роль в процессе управления капиталами, реализации инвестиционных процессов, что обусловливает влияние на регламентацию их деятельности общих интеграционных процессов в экономике. См.: Долинская В. В. Интеграционные процессы на территории Европы на примере инвестиционного права ЕС // Законы России: опыт, анализ, практика. 2013. N 2.

Традиционный подход разграничивает органы управления юридическими лицами на волеобразующие и волеизъявляющие. Это деление подчеркивает наличие неких «главенствующих» органов управления, принимающих решения по наиболее значимым вопросам деятельности организации, а также тех органов управления, которые ориентированы, прежде всего, на третьих лиц, на участие юридического лица в обороте. Общее собрание участников корпорации является высшим органом управления, через участие в деятельности которого учредители юридического лица могут реализовать свое право на управление компанией. Отмечается, что общее собрание участников создает правовую основу всей деятельности общества и его органов управления <5>. Данная возможность достигается за счет включения в компетенцию общего собрания участников хозяйственного общества таких вопросов, как: ——————————— <5> См.: Хегай Е. М. Правовой статус общего собрания акционеров по российскому законодательству: порядок организации работы, принятия и обжалования решений: Дис. … канд. юрид. наук. М., 2009.

изменение устава общества; изменение размера уставного капитала общества; принятие решения о реорганизации или ликвидации общества; утверждение внутренних документов, регулирующих деятельность органов общества; избрание членов совета директоров; образование исполнительных органов общества; избрание членов ревизионной комиссии (ревизора) общества и досрочное прекращение их полномочий и пр. Определенная в законе компетенция общего собрания акционеров и общего собрания участников общества с ограниченной ответственностью свидетельствует о едином подходе законодателя к данному вопросу (ср. ст. 48 Федерального закона «Об акционерных обществах» <6> (далее — Закон об АО) и ст. 33 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» <7> (далее — Закон об ООО). Близость общества с ограниченной ответственностью и акционерного общества проявляется не только в нормах законодательства, но и в сопоставимости функций, выполняемых в экономическом обороте данными организациями. Многие предприниматели рассматривают общество с ограниченной ответственностью как некую непубличную корпорацию, позволяющую относительно спокойно участвовать в предпринимательских отношениях. Расширение экономической сферы деятельности организации приводит многих участников к решению вопроса о преобразовании общества с ограниченной ответственностью в акционерное общество. В литературе обоснованно отмечено <8>, что подобное преобразование сопряжено с существенным риском — участники хозяйственных обществ поверхностно оценивают различия между данными юридическими лицами, в том числе это проявляется и в определении правового положения общего собрания участников (акционеров). ——————————— <6> СЗ РФ. 1996. N 1. Ст. 1. <7> СЗ РФ. 1998. N 7. Ст. 785. <8> См.: Гераськин Я. Какие ошибки допускают собственники обществ, сменивших форму ООО на АО? // Акционерный вестник. 2012. N 12. С. 46.

Порядок голосования и принцип определения числа голосов у участников в обществе с ограниченной ответственностью и в акционерном обществе, несмотря на наличие общего правила — «пропорциональность числа голосов доле в уставном капитале общества» — существенно различаются. Статья 49 Закона об АО четко определяет правила голосования на общем собрании акционеров в отличие от общества с ограниченной ответственностью. В обществе с ограниченной ответственностью участники обладают равными правами при голосовании на общем собрании, в акционерном обществе правом голоса на общем собрании акционеров по вопросам, поставленным на голосование, обладают акционеры — владельцы обыкновенных акций общества. Акционеры — владельцы привилегированных акций общества имеют право голоса в случаях, предусмотренных законом (п. 4 ст. 32 Закона об АО). В соответствии с п. 2 ст. 49 Закона об АО решение общего собрания акционеров по вопросу, поставленному на голосование, принимается большинством голосов акционеров — владельцев голосующих акций общества, принимающих участие в собрании, если для принятия решения Законом об АО не установлено иное. Общим правилом, таким образом, является императивный характер определения порядка выражения волеизъявления акционерами при принятии тех или иных решений. Только порядок принятия общим собранием акционеров решения по порядку ведения общего собрания акционеров устанавливается уставом общества или внутренними документами общества, утвержденными решением общего собрания акционеров (п. 5 ст. 49 Закона об АО). В обществе с ограниченной ответственностью ситуация несколько иная, здесь степень диспозитивности в определении порядка проведения общего собрания участников значительно выше. Во-первых, как безусловное признается право всех участников присутствовать на общем собрании участников общества, принимать участие в обсуждении вопросов повестки дня и голосовать при принятии решений. Любые положения устава общества или решения органов общества, ограничивающие указанные права участников общества, ничтожны. Во-вторых, несмотря на наличие общего правила о пропорциональности числа голосов участника его доле в уставном капитале общества уставом общества с ограниченной ответственностью при его учреждении или путем внесения в устав общества изменений по решению общего собрания участников общества, принятому всеми участниками общества единогласно, может быть установлен иной порядок определения числа голосов участников общества (п. 1 ст. 32 Закона об ООО). Изменить данный порядок или же исключить данные положения из устава можно исключительно по решению общего собрания участников общества, принятому всеми участниками единогласно. Е. М. Хегай обосновывает, что «воля, сформированная физическими лицами — участниками общего собрания акционеров, и совершенные ими действия рассматриваются как воля и действия самого юридического лица посредством особой юридической техники» <9>. Однако данное утверждение вызывает определенные сомнения. Процесс волеобразования в рамках общего собрания участников корпорации представляется сложным, многомерным явлением. Нельзя однозначно связывать его с волей физических лиц, голосующих на конкретном собрании. Часть акционеров (в том числе и акционеры — юридические лица) передают полномочия другим лицам. Однако при голосовании по доверенности не учитывается истинная воля самого акционера, она не фиксируется в тексте доверенности. ——————————— <9> Хегай Е. М. Указ. соч.

В целом, на наш взгляд, вопрос об определении содержания воли общего собрания участников хозяйственного общества актуален при определении правовой природы решения такого собрания в качестве сделки <10>. Но изменения, внесенные в ст. 8 ГК РФ <11>, подтверждают самостоятельное значение решения собрания как основания возникновения и изменения гражданских правоотношений. Более объективным в этом случае представляется использование фикции для соотнесения воли общего собрания (воли большинства) с волей самого юридического лица. ——————————— <10> См.: Ганижев А. Я. Правовая природа и виды решения общего собрания хозяйственного общества // Журнал российского права. 2012. N 8. С. 112 — 120. <11> См.: Федеральный закон от 30 декабря 2012 г. N 302-ФЗ «О внесении изменений в главы 1, 2, 3 и 4 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» // СЗ РФ. 2012. N 53 (ч. 1). Ст. 7627.

Проведенный анализ доказывает, что право участника общества с ограниченной ответственностью на управление его делами в меньшей степени формализовано. Однако реализация данного права требует более активных действий от участников общества. Связано это с двумя причинами. Во-первых, сама организационно-правовая форма общества с ограниченной ответственностью предполагает, что значительную часть вопросов участники будут решать самостоятельно, выстраивая необходимый баланс интересов внутри общества. Именно по этой причине в обществе с ограниченной ответственностью, несмотря на сближение с акционерным законодательством, остаются такие институты, как исключение участника из общества, дополнительные права и обязанности, персонифицированные, т. е. связанные с личностью участника, а не с его долей в уставном капитале. При этом решения по подобным вопросам — исключение участника из общества, наделение его дополнительными правами и пр. — относятся к исключительной компетенции общего собрания участников. Только данный орган управления может индивидуализировать правовой статус конкретного юридического лица. В акционерных обществах индивидуализация правового положения отдельных групп акционеров возможна лишь путем заключения акционерного соглашения. В иных случаях различие в объеме прав акционеров определяется размером доли участника в уставном капитале. Акционерные общества как организации, призванные аккумулировать финансовые средства значительного числа лиц, не связанных друг с другом организационно или лично, не в состоянии передать решение вопросов предотвращения возможных конфликтов только акционерам. Требование о соблюдении баланса интересов участников акционерных обществ во многом определяется законодательно. Более того, в России существует тенденция к детализации правовой регламентации корпоративных (внутрифирменных) отношений в акционерных обществах. Данное обстоятельство многие рассматривают в качестве одной из основных причин появления в нашей стране новой коммерческой организации — хозяйственного партнерства, где подобные вопросы решаются внутри организации путем заключения соглашения об управлении партнерством. Порядок подготовки, созыва и проведения общего собрания акционеров достаточно жестко регламентирован <12>. Регламентация созыва и проведения общего собрания акционеров представлена тремя уровнями регулирования: ——————————— <12> См., например: Приказ ФСФР России от 2 февраля 2012 г. N 12-6/пз-н «Об утверждении Положения о дополнительных требованиях к порядку подготовки, созыва и проведения общего собрания акционеров» // Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти. 2012. N 35.

федеральное законодательство; правовые акты уполномоченных государственных органов исполнительной власти; локальные нормативные акты общества. Предлагается ограничить право федерального органа исполнительной власти, осуществляющего функции по принятию нормативных правовых актов, контролю и надзору в сфере финансовых рынков (за исключением страховой, банковской и аудиторской деятельности), устанавливать иные, помимо предусмотренных Законом об АО, требования к порядку организации работы общего собрания акционеров. Совершенствование правового регулирования указанных отношений должно происходить путем законодательного или локального нормотворчества <13>. Однако возможность подобной детализации в регламентации порядка созыва и проведения общего собрания акционеров на уровне федерального закона представляется сомнительной (например, решение о возможности использования курьера для оповещения о проведении собрания). Весь опыт последних лет в России свидетельствует о противоположной тенденции — усилении императивного регулирования. Гражданско-правовые механизмы предотвращения корпоративных конфликтов и понуждения участников корпоративных отношений к добросовестному поведению оказываются неэффективными. Не случайно Федеральным законом от 9 февраля 2009 г. N 9-ФЗ <14> в Кодекс РФ об административных правонарушениях внесена норма, устанавливающая ответственность за нарушение законодательства о порядке подготовки и проведения общих собраний акционеров и участников общества с ограниченной ответственностью (ст. 15.23.1 КоАП РФ). ——————————— <13> См.: Хегай Е. М. Указ. соч. <14> Федеральный закон от 9 февраля 2009 г. N 9-ФЗ «О внесении изменений в Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях в части усиления административной ответственности за нарушение законодательства Российской Федерации об акционерных обществах, об обществах с ограниченной ответственностью, о рынке ценных бумаг и об инвестиционных фондах и Федеральный закон «О рынке ценных бумаг» в части уточнения определения и конкретизации признаков манипулирования ценами на рынке ценных бумаг» // СЗ РФ. 2009. N 7. Ст. 777.

Если проанализировать положения указанной статьи, то результат лишь подтверждает наш вывод о тенденции к усилению императивного регулирования в регламентации деятельности именно общего собрания акционеров. Соответствующие санкции установлены за незаконный отказ или уклонение в созыве общего собрания акционеров либо незаконный отказ или уклонение от внесения в повестку дня вопросов и (или) предложений о выдвижении кандидатов в иные органы управления, за нарушение порядка или срока направления (вручения, опубликования) сообщения о проведении собрания, требований к составлению списка лиц, имеющих право на участие в общем собрании акционеров, невыполнение требований законодательства о форме, сроке или месте проведения собрания, за проведение общего собрания при отсутствии кворума и т. д. Десять пунктов рассматриваемой статьи посвящены нарушениям при проведении общего собрания акционеров. И только один пункт устанавливает санкцию за незаконный отказ в созыве или уклонение от созыва общего собрания участников общества с ограниченной ответственностью, нарушение требований федеральных законов к порядку созыва, подготовки и его проведения. Различие в выполняемых функциях предполагает и особенности правовой регламентации порядка созыва и проведения общего собрания. Несмотря на признание высшим органом управления акционерного общества общего собрания акционеров, голосует в обществе «капитал», а не участники. Неоднородность состава акционеров порождает не только различное отношение к значимости данного органа управления, но и потребность в более жесткой законодательной регламентации. «Для одних — формальность, для крупных акционеров — возможность реализации основного элемента механизма контроля и управления не только над акционерным обществом, но и над акционерным капиталом» <15>. Данное обстоятельство определяет невозможность для общего собрания акционеров принимать решения по вопросам, не включенным в повестку дня. В обществе с ограниченной ответственностью, пусть и с ограничением (требование об участии в собрании всех участников), право на изменение повестки дня существует (п. 7 ст. 37 Закона об ООО). ——————————— <15> См.: Кулагин М. И. Избранные труды по акционерному и торговому праву. М., 2004.

Что касается деятельности кооперативов как организаций, подпадающих под понятие корпораций, то нацеленность законодателя на унификацию общих требований в отношении органов управления будет иметь положительные последствия. Анализ судебной практики свидетельствует о типичности видов нарушений прав участников хозяйственных обществ и членов кооперативов. Конфликт интересов, низкая степень активности членов кооперативов в управлении его делами, злоупотребление правами со стороны лиц — участников исполнительных органов ведут к системным невыполнениям требований закона, устава кооператива. Так, например, только вмешательство кассационной судебной инстанции позволило признать незаконным одномоментное принятие в члены кооператива физического лица и утверждение его в должности председателя правления <16>. Природа кооператива как социальной организации предполагает высокую степень доверия во внутренних взаимоотношениях участников. Тем не менее необходимо достижение баланса между стремлением к сохранению автономии в реализации членами кооператива права на управление и детализацией на уровне ГК РФ основных требований к системе управления кооперативом. Отсутствие правовой грамотности приводит к невозможности защиты членами кооператива собственных интересов. Отстранение председателя кооператива при утрате доверия со стороны общего собрания членов кооператива, как правило, связано с проявлением эмоциональных действий участников собрания. И даже в случае наличия серьезных оснований для совершения юридически значимых корпоративных действий нарушения закона нивелируют все попытки «антикризисного» управления со стороны общего собрания членов кооператива <17>. ——————————— <16> См.: Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 23 ноября 2012 г. по делу N А43-7958/2012 // СПС «КонсультантПлюс». <17> См.: Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 5 марта 2013 г. по делу N А82-4454/2012 // СПС «КонсультантПлюс».

Таким образом, развитие законодательства и правоприменительной практики в отношении правового статуса общего собрания участников корпорации находится под воздействием нескольких факторов. Необходимо однозначное решение вопроса о том, действительно ли общее собрание участников законодательно и доктринально является высшим органом управления. Ориентация на англо-американский подход в этом случае «расшатывает» устойчивость данного тезиса. Не случайно В. В. Долинская указывала, что данный вопрос не является чисто теоретическим, «от его решения зависят в том числе распределение полномочий между органами акционерного общества и их иерархия» <18>. ——————————— <18> Долинская В. В. Акционерное право: основные положения и тенденции. М., 2006. С. 509 — 510.

Происходит борьба между выбором императивного или диспозитивного механизма регулирования корпоративных отношений. С одной стороны, абсолютно четко прослеживается тенденция увеличения числа императивных норм, регламентирующих в том числе и сферу управления корпорациями. Однако все активнее ставится задача «ухода» государства от стремления к подробнейшей детализации деятельности корпоративных организаций: «Не пора ли законодателю сложить с себя миссию бесконечного «совершенствования» нормативного материала — «совершенствования», более необходимого для самих участников данного процесса, нежели его адресатов?» <19>. В этом случае ответственность за принимаемые решения и за отсутствие необходимых решений, пассивную, иждивенческую позицию будет возложена непосредственно на участников корпораций. ——————————— <19> Корпоративное право: Актуальные проблемы теории и практики / Под общ. ред. В. А. Белова. М., 2009. С. 149.

Библиографический список

1. Ганижев А. Я. Правовая природа и виды решения общего собрания хозяйственного общества // Журнал российского права. 2012. N 8. 2. Гераськин Я. Какие ошибки допускают собственники обществ, сменивших форму ООО на АО? // Акционерный вестник. 2012. N 12. 3. Долинская В. В. Акционерное право: основные положения и тенденции. М., 2006. 4. Долинская В. В. Интеграционные процессы на территории Европы на примере инвестиционного права ЕС // Законы России: опыт, анализ, практика. 2013. N 2. 5. Корпоративное право: Актуальные проблемы теории и практики / Под общ. ред. В. А. Белова. М., 2009. 6. Хегай Е. М. Правовой статус общего собрания акционеров по российскому законодательству: порядок организации работы, принятия и обжалования решений: Дис. … канд. юрид. наук. М., 2009.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *