Жилищное правоотношение: методология исследования

(Суслова С. И.) («Семейное и жилищное право», 2011, N 3) Текст документа

ЖИЛИЩНОЕ ПРАВООТНОШЕНИЕ: МЕТОДОЛОГИЯ ИССЛЕДОВАНИЯ <*>

С. И. СУСЛОВА

——————————— <*> Suslova S. I. Housing-law relation: methodology of research.

Суслова Светлана Игоревна, доцент кафедры гражданского права и процесса Байкальского государственного университета экономики и права, кандидат юридических наук.

Настоящая статья поднимает актуальную тему методологии исследования жилищного правоотношения. Рассматриваются различные подходы, автор выдвигает собственные выводы.

Ключевые слова: жилищное правоотношение, жилищное право, методология права.

The present article raises the topical issue of methodology of research of housing-law relation; considers various approaches, the author makes his own conclusions.

Key words: housing-law relation, housing law, methodology of law.

Базовая для юриспруденции категория «правоотношение» практически не исследуется в современной науке жилищного права. В большей части учебной литературы также отсутствует раскрытие и освещение данного вопроса. Представляется, что основная сложность заключается даже не в многогранности и многоаспектности проблемы правоотношения в целом, а в отсутствии четких подходов к понятию жилищного правоотношения. Изложение проблем, связанных с жилищным правоотношением, в настоящее время происходит в двух основных направлениях. 1. Характеристика жилищного правоотношения в качестве комплексной категории. Придерживаясь позиции о комплексности жилищного права, следует говорить и о комплексности жилищного правоотношения, что последовательно отстаивает, например, Ю. К. Толстой <1>. ——————————— <1> См.: Толстой Ю. К. Жилищное право: Учеб. М.: ТК «Велби»; Проспект, 2007. С. 35 — 40.

Проблема данного направления для исследования заключается в том, что в основу такой комплексности положен лишь объект — жилое помещение. Ученые, придерживающиеся данного направления, ограничивают жилищное правоотношение теми правами и обязанностями, которые поименованы в основном источнике жилищного законодательства. Не объясняется в этом случае несколько моментов. Во-первых, отправной точкой для определения содержания жилищного правоотношения выступает текст ЖК РФ, что не представляется обоснованным. Основываясь на нем, исследователи выделяют гражданское и административное жилищное правоотношение. Вероятно, что ситуация должна быть обратной. Науке необходимо выработать продуманный перечень жилищных отношений, требующих особого правового регулирования, и, исходя из него, определить истинное содержание жилищного правоотношения. Во-вторых, нет обоснования позиции о границах комплексного правоотношения. Исходя из такого понимания, вполне возможно говорить об уголовных, налоговых и иных подобных жилищных правоотношениях. Одной из особенностей жилищных отношений, которая могла бы быть положена в основу для объяснения их специфичности, а также необходимости особого правового регулирования, выступает вынужденность участия в них. Такая черта может быть представлена с двух позиций: с физиологических позиций (в необходимости обладать жильем для выживания) и с объективных позиций (ограниченность жилищного фонда (как следствие — проживание в жилом помещении нескольких лиц) и преобладание многоквартирных домов). Для публичных органов вынужденность выражается в обеспечении жилыми помещениями социально незащищенных лиц. 2. Рассмотрение жилищного правоотношения как разновидности гражданского правоотношения. В этом случае трудно найти обоснование: а) необходимости кодификации жилищного законодательства; б) наличия в составе жилищных правоотношений публичных субъективных прав и обязанностей. В случае отстаивания указанной позиции ученые вынуждены прибегать к конструкции: «собственно жилищное отношение», «жилищное отношение как таковое». Остальные отношения, которые к ним не относятся, но оказывающие принципиальное влияние на жилищное правоотношение, называются отношениями, которые «находятся в особой взаимосвязи» (об отношениях собственности), «примыкают к жилищным» (о коммунальных, организационных, трудовых), прямо или косвенно связаны с жилищными <2>. ——————————— <2> См., например: Красавчиков О. А. Основы жилищного законодательства: предмет регулирования и юридическая природа // Основы советского жилищного законодательства: Межвуз. сб. науч. тр. Свердловск: УрГУ, 1981. С. 12, 17, 19.

Представляется, что в настоящее время назрела необходимость вычленения и обоснования самостоятельного существования жилищных правоотношений по иным критериям. Уровень объекта, безусловно, необходимо учитывать в первую очередь, но он позволяет лишь отграничить правоотношения, возникающие по поводу жилых помещений, от иных видов правоотношений. Учет состава субъектов жилищных правоотношений позволяет вычленить особенности участия публичных органов в отношениях по поводу жилых помещений. Данные правоотношения стоит считать жилищными, если: а) они являются отражением общественных отношений, являющихся следствием исполнения конституционно закрепленных положений о социальной защите отдельных категорий граждан путем решения их жилищных проблем; б) эти отношения возникают в связи со значимостью объекта в масштабах отдельной личности и государства, что заставляет последнего устанавливать определенные ограничения применительно к его использованию. Особое содержание жилищных правоотношений должно выражаться в особых субъективных правах и обязанностях. Как представляется, специфика субъективных жилищных прав может быть обнаружена в нетипичности соответствующих конструкций субъективных прав, которые характерны для базовых отраслей права, позволяющие отграничивать права (гражданские и административные), возникающие в жилищной сфере, от жилищных прав. Базовые для частных и публичных прав отличия назвал И. А. Покровский, который указал, что в отношении отраслей публичного права предоставляемые государством права «имеют в то же самое время и характер обязанностей», а применительно к гражданскому праву «гражданские права есть суть только права, а не обязанности: субъект, которому они принадлежат, волен ими воспользоваться, но волен и не воспользоваться; неосуществление права не составляет никакого правонарушения» <3>. ——————————— <3> Покровский И. А. Основные проблемы гражданского права. 3-е изд., стереотип. М., 2001. С. 38, 40.

Таким образом, нетипичность жилищных прав проявляется в следующем. Для гражданских прав на жилое помещение таким исключением являются те права, в которых возможность выступает в качестве одноименной обязанности (право требовать предоставления коммунальных услуг — обязанность поддерживать помещение в надлежащем состоянии путем обеспечения его минимально необходимыми для функционирования услугами, право участвовать в управлении многоквартирным домом — обязанность участвовать в управлении); нереализация возможности, включаемой в содержание субъективного права, влечет наступление иных негативных последствий (в частности, неосуществление возможности проживания сопряжено с негативным последствием в виде прекращения данного субъективного права). Для публичных прав такая нетипичность выражается в том, что предоставляемые права не являются одновременно обязанностью управомоченного и отсутствие их реализации не влечет наступления публичной ответственности и возможности понуждения к совершению данных действий (постановка на учет). Обозначенные особенности позволяют выделить права, которые следует считать жилищными: — права лиц в связи с установлением пределов соответствующего субъективного гражданского права на жилое помещение (субъективные публичные жилищные права, являющиеся результатом введения законодательных требований по реализации возможностей, составляющих содержание субъективных прав на жилые помещения и требующие согласования/разрешения на их осуществление от публичных органов); — права лиц, предоставляющие возможность владеть, пользоваться и распоряжаться жилым помещением, но только в том случае, если неосуществление возможности проживания может повлечь прекращение данного субъективного права; а отсутствие реализации иных возможностей может влечь иные негативные последствия (подчиниться решению общего собрания, понуждение к приведению помещения в надлежащее состояние); — права лиц, в содержание которых входят дополнительные возможности, являющиеся следствием проживания лица в жилом помещении; — права лиц, являющиеся следствием отраслевого урегулирования конституционных положений о гарантированности права на жилище (публичные субъективные права, связанные с постановкой на учет). Таким образом, остальные права, так или иначе связанные с жилыми помещениями, уже можно классифицировать на гражданские, административные и иные права, поскольку они могут претендовать на приставку «жилищные», но только в том смысле, что возникают по поводу жилого помещения. Для удобства терминологии предлагается различать понятия «субъективные права в жилищной сфере» (куда могут быть отнесены любые права, так или иначе связанные с данным объектом) и «субъективные жилищные права» (к которым следует относить лишь указанные выше группы прав). Представляется, что изложенный выше подход к определению содержания жилищного правоотношения позволит отграничить жилищное правоотношение от иных правоотношений по поводу жилого помещения, а в дальнейшем и более четко определить границы категорий «жилищное право» и «жилищное законодательство».

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *