Конституционное право на жилище в системе смежных прав и свобод в Российской Федерации

(Смирнова Ю. В.) («Конституционное и муниципальное право», 2011, N 8) Текст документа

КОНСТИТУЦИОННОЕ ПРАВО НА ЖИЛИЩЕ В СИСТЕМЕ СМЕЖНЫХ ПРАВ И СВОБОД В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ <*>

Ю. В. СМИРНОВА

——————————— <*> Smirnova Yu. V. Constitutional right to housing in the system of adjacent rights and freedoms in the Russian Federation.

Смирнова Юлия Викторовна, соискатель кафедры конституционного и международного права Санкт-Петербургского университета МВД России.

В настоящей статье раскрывается связь конституционного права на жилище с другими правами и свободами, закрепленными в Конституции Российской Федерации. Среди них: право на жизнь; право на неприкосновенность частной жизни, личной и семейной тайны; право на неприкосновенность жилища; право на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства; право частной собственности; право на судебную защиту.

Ключевые слова: Конституция Российской Федерации; права и свободы; конституционное право на жилище.

This article describes the connection between the right to housing with other rights and freedoms fixed in the Constitution of the Russian Federation. The following constitutional rights are among them: the right to life; the right to inviolability of a private life, personal and family secret; the right to the inviolability of the home; the right to a freedom of movement, to a choice of a place of stay and a residence; the private property right; the right to protection by the court.

Key words: the Constitution of the Russian Federation; the right and freedom; a constitutional right to housing.

Надлежащее жилье — необходимый компонент достойного жизненного уровня человека. Конституционное право на жилище — одно из важнейших в системе удовлетворения жилищных потребностей общества, т. е. оно является сущностным правом, фундаментальным. От него зависит система конкретных жилищных прав граждан, и они должны соответствовать и не противоречить ему. В зависимости от того, как определяется его содержание, складывается и поведение граждан, органов государства, хозяйствующих субъектов при выборе вариантов решения жилищных проблем из юридически возможных в конкретной жизненной ситуации. Система права на жилище в российской Конституции, на наш взгляд, представляет собой связь данного права с другими правами и свободами, закрепленными в Конституции Российской Федерации. Таким образом, конституционное право на жилище включает в себя: — право на жизнь (п. 1 ст. 20); — право на неприкосновенность частной жизни, личной и семейной тайны (п. 1 ст. 23); — право на неприкосновенность жилища (ст. 25); — право на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства (п. 1 ст. 27); — право частной собственности (п. 2 ст. 8; п. 1, 2 ст. 35); — право на судебную защиту (ст. 46). Рассмотрим связь права на жилище с правом на жизнь. Особое значение в российской Конституции приобрело право на жизнь, которое является центром интеграции всех прав человека. Право на жизнь, относящееся к категории личных прав, справедливо находится на вершине всей естественно-правовой пирамиды: при потере жизни все другие права теряют смысл, в том числе и право на жилище <1>. ——————————— <1> Бабаджанов И. Х., Сальников С. П. Право на жизнь: понятие, содержание и некоторые вопросы юридического закрепления // Вестник Академии экономической безопасности МВД России. 2010. N 4. С. 23.

Следует обратить внимание на различные подходы к вышеназванному праву в Конституциях 1977 и 1993 гг. Так, в Конституции СССР 1977 г. закреплялась обязанность уважения прав и свобод граждан публичной властью (ст. 57). Исходя из этого положения, можно констатировать, что право на жизнь признавалось важнейшей ценностью общества и равнозначно обеспечивалось вместе с другими правами. Физическая жизнь человека гарантировалась в рамках права на охрану здоровья (ст. 42). Широкий спектр государственных обязательств включал: бесплатную общедоступную медицинскую помощь; развитие и совершенствование техники безопасности и производственной санитарии; особую заботу о здоровье подрастающего поколения, включая запрещение детского труда, не связанного с обучением и трудовым воспитанием, и т. д. Таким образом, несмотря на отсутствие формально-юридического закрепления в тексте Конституции 1977 г. права на жизнь, политика государства была ориентирована на развитие общественного богатства, благосостояние народа и каждого человека, наиболее полное удовлетворение материальных и духовных потребностей людей. Для реализации этих положений в советской Конституции были предусмотрены и соответствующие гарантии, а конституционные установки были направлены на обеспечение достойной жизни людей. В таких условиях право на достойную жизнь обретало реальное, зримое воплощение. Государство брало на себя обязанность обеспечения определенного уровня благосостояния населения, достаточного для физического существования и развития. В современной Конституции формализовались параметры качества жизни, адаптированные к отечественным условиям. Равно как и в международном праве, социально-экономические и культурные права не считаются собственно юридическими, а являются в большей мере не нормами права, а неким стандартом, к которому должно стремиться государство. Данное положение выразилось в способе их закрепления, характере обязательств, принятых на себя государством, в установленном контрольном механизме. Основное — их обеспечение ставится в прямую зависимость от возможностей не самого государства, а личности <2>. ——————————— <2> Тюменева Н. В. Право на жизнь в системе естественных прав человека и гражданина // Гражданин и право. М.: Новая правовая культура, 2007. N 12. С. 89.

Согласно положениям ст. 7 Конституции 1993 г. Россия — социальное государство, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие. Примечательно, что в данной статье ничего не сказано о мерах по обеспечению социальной политики. Это и понятно, потому что пока нечего и гарантировать, так как условия социального государства в нашей стране еще не созданы, как уже отмечалось выше, они — желаемая цель, стандарт, а не реальность. Проведенный небольшой сравнительный анализ показал, что Конституция 1977 г. закрепляла прежде всего социально-экономические и политические права. Система обязательного государственного гарантирования превращала эти права в безусловные императивные нормы, создающие реальные возможности для высокого уровня качества жизни. Тем не менее в условиях советского государства человек и его жизнь имели значение, представляли ценность для государства только как часть конкретного коллектива, общества. При этом терялись уникальность, индивидуальность жизни, определяющая самоценность каждого индивида. Конституция 1993 г., в свою очередь, восполнила этот пробел в ограничении свободы личности. Однако, как показывает опыт последних почти 20 лет, индивидуальная свобода и личные права, взятые сами по себе, не способны обеспечить полноценную жизнь. Так или иначе, конституционное право на жилище связано с правом на неприкосновенность частной жизни, закрепленным в ст. 23 Конституции РФ. На эту связь обратили внимание еще ученые дореволюционной России. Так, например, Б. А. Кистяковский, классифицируя права в зависимости от отношения личности к государству, выделял особую группу прав («свобода личности от государства»), куда он относил наряду с политическими свободами неприкосновенность личности, жилища, писем <3>. ——————————— <3> Кистяковский Б. А. Государственное право (общее и русское). М., 1908 — 1909. С. 311.

Позже И. Л. Петрухин писал, что «частная жизнь (в некоторых правовых и литературных источниках это личная жизнь) представляет собой жизнедеятельность человека в особой сфере семейных, бытовых, личных, интимных отношений; свободу уединения, размышления, вступление в контакты с другими людьми или воздержание от таких контактов; свободу высказываний и правомерных поступков вне служебных отношений; тайну жилища, дневников, других личных записей, переписки, других почтовых отправлений… Все, что происходит в жилище, не может прослушиваться и предаваться гласности» <4>. ——————————— <4> Петрухин И. Л. Личная жизнь: пределы вмешательства. М.: Юрид. лит., 1989. С. 8.

На особую связь между правом на жилище и правом на неприкосновенность частной жизни обращает внимание и И. М. Хужокова: нормы о неприкосновенности жилища, коммуникаций, персональной информации образуют особую группу норм, составляющих право на частную жизнь и подлежащих безусловной защите вне зависимости от конкретных обязательств, поскольку жилище, частные коммуникации и частная персональная информация образуют в совокупности сферу свободного жизненного пространства индивида, не притязающего на какие-либо публичные функции в отношении жилища, частных коммуникаций или персональной информации <5>. ——————————— <5> Хужокова И. М. Конституционное право человека и гражданина на неприкосновенность частной жизни в Российской Федерации. М.: Изд-во «Юрлитинформ», 2008. С. 15.

Также немаловажной составной частью права на жилище является право на неприкосновенность жилища, закрепленное в ст. 25 Конституции РФ, которой установлено: «Жилище неприкосновенно. Никто не вправе проникать в жилище против воли проживающих в нем лиц иначе как в случаях, установленных федеральным законом, или на основании судебного решения». Это право направлено на охрану со стороны государства жилья от незаконных вторжений, обысков и других посягательств должностных лиц и отдельных граждан. В юридическом смысле право гражданина на неприкосновенность жилища проявляется как личное право, закрепленное в различных правовых нормативных актах: от Конституции РФ, законодательства субъектов Федерации и до решений органов местного самоуправления. Совокупность этих норм обеспечивает юридическую защиту неприкасаемости жилища граждан. Также неприкосновенность частной жизни (ст. 23) немыслима без гарантии прав на неприкосновенность жилища, с которыми связана значительная часть коммуникационных отношений в личной жизни человека. Тайны частной жизни, хранящиеся в жилище, не могут быть доступны компетентным органам без обоснованного судебного решения <6>. ——————————— <6> Макаров Г. П. Неприкосновенность жилища — конституционное право граждан // Гражданин и право. М.: Новая правовая культура, 2008. N 1. С. 30 — 31.

Несмотря на очевидную связь указанных прав, которую автор, несомненно, поддерживает, существует и противоположная точка зрения. Так, по мнению М. Стерховой, «включение права на неприкосновенность жилища в состав права на жилище вряд ли оправданно. Право на неприкосновенность жилища является вполне самостоятельным правомочием личности, закрепленным в ст. 25 Конституции РФ. Кроме того, учитывая классификацию основных прав, которой оперирует наука конституционного права, рассматриваемое право следует отнести к категории личных прав человека, в то время как право на жилище относится к социальным. Это в первую очередь означает принципиальное различие в гарантиях (обеспечении) реализации данных прав. Право на неприкосновенность жилища обеспечивается созданием такого режима реализации, при котором никто не вправе его нарушить — ни частные лица, ни государство, ни органы власти или должностные лица. Однако это право может быть ограничено федеральным законом в той мере, в какой это необходимо для защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства (ст. 55, ч. 3, Конституции Российской Федерации). В то же время право на жилище реализуется по-другому — путем предоставления постоянного жилища, но только отдельным, определенным законом категориям граждан… Также правомерно рассматривать право на неприкосновенность жилища как юридическую гарантию наиболее эффективной реализации права человека на обеспечение жилищем» <7>. ——————————— <7> Стерхова М. Конституционное право человека на жилище: международно-правовая и национально-правовая база, юридическая природа, содержание, взаимодействие с другими конституционными правами и свободами // Право и жизнь. М.: Манускрипт, 2005. N 85. С. 227.

С учетом требований современного конституционного, жилищного законодательства в литературе также обоснованно обращается внимание на то существенное обстоятельство, что в РФ право граждан на жилище охватывает не только возможность непосредственного улучшения жилищных условий, но также право на свободное передвижение, выбор места пребывания и жительства. В ратифицированном Россией Международном пакте о гражданских и политических правах от 16 декабря 1966 г. в п. 1 ст. 12 записано, что право на жилище должно реализовываться при условии свободы выбора человеком места жительства. Разработчики Конституции РФ 1993 г. в своеобразной форме установили в ст. 27 право на свободное передвижение и в ст. 40 — право на жилище, связав право на свободу передвижения с выбором места пребывания и жительства и выделив в самостоятельную норму право на жилище. И право на жилище, и право на выбор места жительства изначально связаны с правом на свободу передвижения. Термин «передвижение», используемый в конституционной норме, является основополагающим, представляя собой комплекс мероприятий, связанных с переменой местонахождения субъекта (объекта). Он требует наличия сил либо средств мобильности, транспортировки. Иными словами, в своем объективном выражении передвижение — это прежде всего определенный пространственный и временной процесс. В самом широком смысле он представляет собой искусство передвигаться и организовывать свою деятельность, рациональными способами используя по возможности наиболее эффективные средства. В узком смысле передвижение есть не что иное, как перемещение из одного места в другое. Процесс передвижения включает в себя определение точного места назначения; выбор способа и средств перемещения; выяснение необходимых ресурсов и источников их обеспечения. Таким образом, изначально кажущиеся относительно независимыми оба вышеназванных права все чаще при их реализации привязываются одно к другому. В основном это связано с формой изложения установлений ст. 27 Конституции РФ, включающих в себя ряд последовательно возникающих, неодинаковых по содержанию, тесно взаимосвязанных правомочий: не только право на свободное передвижение, на выбор места пребывания, но и право на выбор места жительства <8>. ——————————— <8> Алешкова И. А. Проблемы регулирования и реализации права на жилище и права на свободное передвижение, выбор места пребывания и жительства в Российской Федерации // Государство и право. 2008. N 12. С. 76.

Далее рассмотрим тесную связь права на жилище с правом собственности. В условиях развития рыночных отношений в жилищной сфере особо важное значение приобретает право собственности (и другие вещные права) на жилые помещения, которое предоставляет собственнику юридическую возможность осуществлять право владения, пользования и распоряжения принадлежащим ему жилым помещением в соответствии с его назначением, т. е. прежде всего использовать его для проживания, сдавать другим гражданам (лицам) для проживания на основании договора. Принципиальное значение для усиления гарантий прав граждан — собственников жилых домов (жилых помещений) имеют положения ст. 35 Конституции РФ о том, что «право частной собственности охраняется законом. Каждый вправе иметь имущество в собственности, пользоваться и распоряжаться им как единолично, так и совместно с другими лицами», «никто не может быть лишен своего имущества иначе как по решению суда». Под лишением имущества понимается принудительное прекращение права собственности на конкретное имущество, в данном случае на жилой дом, квартиру, другое жилое помещение, принадлежащее гражданину на праве собственности. Правило ст. 35 Конституции РФ о недопустимости лишения собственника его имущества иначе как по решению суда направлено на защиту права частной собственности (в данном случае — собственности на жилое помещение), носит универсальный характер и подлежит применению во всех сферах жизни, в том числе и в жилищной сфере. По смыслу ст. 35 Конституции РФ это правило распространяется на всех граждан — будь то просто гражданин, либо гражданин, занимающийся предпринимательской деятельностью без образования юридического лица, либо объединения граждан, включая юридических лиц как коллектив собственников. Признание государством существования множества форм собственности (ст. 8 Конституции РФ) означает, что все они имеют равные основания для существования в данной экономической системе. Так, жилище может находиться в частной собственности, государственной или муниципальной. При этом придание одной из форм собственности приоритета по отношению к иным будет противоречить ст. 8 Конституции РФ. Принцип равной защиты всех форм собственности проявляется в том, что для всех форм собственности установлен одинаковый правовой режим, а все особенности приобретения и прекращения права собственности на имущество, владения и пользования и распоряжения им в зависимости от того, находится имущество в собственности гражданина или юридического лица, в собственности Российской Федерации, субъекта Российской Федерации или муниципального образования, могут устанавливаться лишь законом <9>. Тем не менее ведущее место среди перечисленных форм собственности занимает право на частную собственность, в силу того что его закрепление является принципиальным, отражающим те социально-экономические изменения, которые произошли в обществе с принятием новой Конституции. ——————————— <9> Алейников Б. Н. Институт права собственности и социальное государство в России / Под ред. С. А. Комарова. СПб.: Изд-во Юридического института (Санкт-Петербург), 2008. С. 81.

Конституционное право на жилище имеет непосредственную связь с правом на судебную защиту. Конституционное право на судебную защиту есть право на защиту действительно нарушенных или неправомерно оспариваемых прав и свобод с помощью суда, право на правосудие, которое по своей сути предполагает эффективное восстановление в правах и несовместимо с ошибочной деятельностью суда. Конституция РФ указывает и судебные органы, на которые возложена конституционная обязанность по обеспечению надлежащего функционирования судебной системы: Конституционный Суд РФ, который посредством конституционного судопроизводства обеспечивает охрану и верховенство Основного Закона страны во всех сферах социальной жизни, включая и правосудие (ст. 125 Конституции РФ); Верховный Суд РФ и Высший Арбитражный Суд РФ, осуществляющие в предусмотренных федеральным законом процессуальных формах судебный надзор за деятельностью нижестоящих судов общей и арбитражной юрисдикции (ст. 126 и 127 Конституции РФ). Согласно Конституции РФ право на судебную защиту является субъективным, принадлежащим физическим лицам. Однако оно распространяется также и на юридических лиц, поскольку последние представляют собой объединение физических лиц. Кроме того, в Российской Федерации равным образом защищаются все формы собственности, а заинтересованные лица независимо от того, являются они физическими или юридическими лицами, имеют одинаковые возможности для отстаивания своих прав и свобод в суде (ч. 2 ст. 8, ч. 1 и 2 ст. 19, ч. 3 ст. 123 Конституции РФ). Право на судебную защиту по Конституции РФ гарантируется каждому, т. е. оно принадлежит не только российским гражданам и организациям, но также иностранным физическим и юридическим лицам, а также лицам без гражданства. Таким образом, тесная связь права на жилище с другими закрепленными в Конституции РФ правами (право на жизнь, право на неприкосновенность частной жизни, право на неприкосновенность жилища, право на свободу передвижения и выбор места пребывания и жительства, право на частную собственность, право на судебную защиту) заслуживает особого внимания. Проведенное исследование позволяет сделать вывод о том, что вышеназванное право не может существовать при отсутствии смежного с ним права.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *