Существенный риск поручителя

(Дубровская И.)

(«ЭЖ-Юрист», 2013, N 11)

Текст документа

СУЩЕСТВЕННЫЙ РИСК ПОРУЧИТЕЛЯ

И. ДУБРОВСКАЯ

Ирина Дубровская, юрист, г. Санкт-Петербург.

В кредитных договорах нередко указывается, что банк имеет право потребовать от заемщика по основному обязательству досрочного возврата суммы кредита, начисленных процентов, а также иных платежей, причитающихся заемщику по договору, в случаях невыполнения заемщиком сроков погашения кредита и/или уплаты процентов за пользование кредитом, иных платежей, установленных договором, либо иным действующим кредитным договором, заключенным между заемщиком и банком. Вправе ли поручитель в случае предъявления требования о досрочном возврате кредита предъявить требование о прекращении договора поручительства?

Без меня меня женили?

Некоторые эксперты относят досрочное требование о возврате кредита к существенному изменению условий договора поручительства. Причем в худшую сторону именно для поручителя.

В соответствии с п. п. 1, 2 ст. 363 ГК РФ при неисполнении или ненадлежащем исполнении должником обеспеченного поручительством обязательства поручитель и должник отвечают перед кредитором солидарно, если законом или договором поручительства не предусмотрена субсидиарная ответственность поручителя. Поручитель отвечает перед кредитором в таком же объеме, как и должник, включая уплату процентов, возмещение судебных издержек по взысканию долга и других убытков кредитора, вызванных неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства должником, если иное не предусмотрено договором поручительства.

Между тем согласно п. 1 ст. 367 ГК РФ поручительство прекращается с прекращением обеспеченного им обязательства, а также в случае изменения этого обязательства, влекущего увеличение ответственности или иные неблагоприятные последствия для поручителя, без согласия последнего.

В соответствии с п. 6 информационного письма Президиума ВАС РФ от 20.01.1998 N 28 в случае изменения основного обязательства, влекущего увеличение ответственности или иные неблагоприятные последствия для поручителя (если изменения внесены без согласия последнего), поручительство прекращается с момента внесения изменений в основное обязательство.

Изменение срока окончательного возврата кредита приводит к неблагоприятным последствиям для поручителя, что влечет за собой возникновение у истца обязанности по согласованию с поручителем соответствующих изменений обязательства, обеспеченного поручительством. В ином случае поручительство прекращается на основании п. 1 ст. 367 ГК РФ.

Аналогичная позиция отражена и в судебной практике. Так, в Определении Санкт-Петербургского городского суда от 24.01.2011 N 753 судебная коллегия по гражданским делам указала, что «к обстоятельствам, увеличивающим объем ответственности и приводящим к иным неблагоприятным последствиям для поручителя, следует отнести изменение кредитором и должником без согласия поручителя существенных условий основного обязательства, одним из которых является срок, на который дан заем и за пользование которым подлежат начислению проценты по займу, объем которых увеличивается в связи с увеличением срока, на который выдан заем».

Право имею!

Требование банка о досрочном погашении кредита не является изменением договора поручительства, влекущего его прекращение, в силу следующего.

Требование о полном досрочном исполнении обязательств — это право банка, вытекающее из положений кредитного договора. Отдельное согласие поручителя не требуется, так как требованием о досрочном исполнении обязательства банк не изменяет условия кредитного договора, а лишь реализует свое право, которое изначально закреплено за ним в кредитном договоре, условия которого известны поручителю на момент заключения договора поручительства.

Требование о досрочном исполнении обязательств не влияет на обязанность поручителя по погашению кредитной задолженности в срок, обозначенный в кредитном договоре, оно лишь влечет солидарную обязанность поручителя и заемщика исполнить кредитные обязательства досрочно.

Договор поручительства, как правило, заключается между банком и поручителем во исполнение всех обязательств по кредитному договору, в том числе во исполнение обязательства окончательного возврата кредита.

В силу ч. 1 ст. 363 ГК РФ при неисполнении или ненадлежащем исполнении должником обеспеченного поручительством обязательства поручитель и должник отвечают перед кредитором солидарно.

Из правил ч. 2 ст. 811 ГК РФ следует, что если договором займа предусмотрено возвращение займа по частям (в рассрочку), то при нарушении заемщиком срока, установленного для возврата очередной части займа, заимодавец вправе потребовать досрочного возврата всей оставшейся суммы займа вместе с причитающимися процентами.

Таким образом, право банка при нарушении заемщиком промежуточных сроков возврата кредита на досрочное исполнение обязательств по кредитному договору не связано с изменением окончательного срока исполнения обязательств, предусмотренных в кредитном договоре.

ВАС РФ в п. 37 Постановления от 12.07.2012 N 42 указал: «В соответствии с пунктом 1 статьи 367 ГК РФ поручительство прекращается с прекращением обеспеченного им обязательства, а также в случае изменения этого обязательства, влекущего увеличение ответственности или иные неблагоприятные последствия для поручителя, без согласия последнего.

Применяя названные положения ГК РФ, суды должны учитывать их цель, состоящую в защите поручителя от неблагоприятных изменений основного обязательства, а не в создании для него необоснованных преимуществ в виде прекращения поручительства и в том случае, если основное обязательство было изменено без каких-либо неблагоприятных последствий для поручителя, хотя бы и без согласия последнего.

В этой связи изменение основного обязательства (в случае увеличения суммы долга должника перед кредитором, размера процентов по денежному обязательству) само по себе не ухудшает положение поручителя и не прекращает поручительство, так как в данном случае поручитель отвечает перед кредитором на первоначальных условиях обязательства, обеспеченного поручительством, как если бы изменения обязательства не произошло. Обязательство в измененной части не считается обеспеченным поручительством.

При не согласованном с поручителем сокращении или увеличении срока исполнения обязательства, обеспеченного поручительством, поручительство также сохраняется, а поручитель отвечает перед кредитором до истечения сроков, определяемых в соответствии с пунктом 4 статьи 367 ГК РФ с учетом первоначальных условий обязательства.

Если поручитель докажет, что выдача поручительства за должника была обусловлена иными обстоятельствами, чем наличие общего с должником экономического интереса (например, систематическая выдача поручительств за вознаграждение является одним из видов предпринимательской деятельности поручителя), и в результате не согласованного с ним изменения условий обеспеченного обязательства оно стало заведомо неисполнимым, поручительство прекращается (пункт 1 статьи 367 ГК РФ). Однако, если будет установлено, что поручитель знал или должен был знать о таких изменениях обязательства, но не выражал своего несогласия с ними, он отвечает на первоначальных условиях обеспеченного обязательства».

Аналогичную позицию высказал ВАС РФ, указав в п. 1 информационного письма Президиума ВАС РФ от 13.09.2011 N 146, что включение в кредитный договор условия о том, что в случае нарушения обязательств по возврату очередной части кредита банк имеет право потребовать досрочного возврата выданного кредита, не противоречит ч. 4 ст. 29 Федерального закона 02.12.1990 N 395-1 «О банках и банковской деятельности».

В подтверждение указанной позиции в п. 1 информационного письма приведен пример из судебной практики: «Банк обратился в арбитражный суд (далее — суд) с заявлением о признании недействительным постановления органа по надзору в сфере защиты прав потребителей (далее — орган Роспотребнадзора) о привлечении банка к административной ответственности, предусмотренной частью 2 статьи 14.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (далее — КоАП РФ), за включение в договор условия, ущемляющего установленные законом права потребителей.

Суд первой инстанции установил, что банк был привлечен к административной ответственности за включение в кредитные договоры, заключенные с гражданами, условия о праве банка потребовать досрочного исполнения обязательства по возврату кредита в случае, если заемщиком будет допущена просрочка по возврату очередной части кредита и уплате процентов за пользование кредитом.

Суд удовлетворил заявленное требование, указав, что данное право банка предусмотрено положениями статьи 811 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ, Кодекс), поэтому включение в договор названного условия не противоречит закону и не может нарушать прав потребителей.

Суд апелляционной инстанции решение суда первой инстанции отменил, в удовлетворении заявления банка отказал, полагая, что статья 29 Федерального закона от 02.12.1990 N 395-1 «О банках и банковской деятельности» (далее — Закон о банках) устанавливает специальные требования к содержанию условий кредитных договоров, заключаемых кредитными организациями с гражданами.

Суд кассационной инстанции Постановление суда апелляционной инстанции отменил и оставил в силе решение суда первой инстанции, сославшись при этом на следующее.

В силу статьи 9 Федерального закона от 26.01.1996 N 15-ФЗ «О введении в действие части второй Гражданского кодекса Российской Федерации» в случаях, когда одной из сторон в обязательстве является гражданин, использующий, приобретающий, заказывающий либо имеющий намерение приобрести или заказать товары (работы, услуги) для личных бытовых нужд, такой гражданин пользуется правами стороны в обязательстве в соответствии с ГК РФ, а также правами, предоставленными потребителю Законом Российской Федерации от 07.02.1992 N 2300-1 «О защите прав потребителей» (далее — Закон о защите прав потребителей), и изданными в соответствии с ним иными правовыми актами. Право банка требовать досрочного возврата суммы кредита в случае нарушения срока возврата очередной части кредита предусмотрено положениями статьи 811 ГК РФ, поэтому включение в кредитный договор данного условия не противоречит закону и не может нарушать прав потребителей.

Кроме того, суд кассационной инстанции указал, что положения части 4 статьи 29 Закона о банках о запрете на одностороннее сокращение банком срока действия кредитного договора направлены на защиту интересов заемщика при заключении договора (в частности, на недопущение включения в договор дискриминационных условий, позволяющих кредитной организации произвольно и в одностороннем порядке изменять условия договора). При этом данная норма Закона о банках не регулирует последствия нарушения кредитного договора, поэтому она не может быть истолкована как запрет включения в договор условия о праве банка предъявить требование о досрочном возврате кредита в случае, когда это право обусловливается нарушением заемщиком обязательств по возврату очередной части кредита либо иных обязательств, вытекающих из такого договора».

О потребителях не забыли

Следует иметь в виду, что положение кредитного договора с заемщиком-гражданином о праве банка предъявить требование о досрочном исполнении обязательства по возврату кредита в случае ухудшения финансового положения заемщика противоречит положениям ч. 4 ст. 29 Закона N 395-1, поэтому нарушает права потребителя.

В том же п. 4 информационного письма разъяснено: «Банк обратился в суд с заявлением о признании недействительным Постановления органа Роспотребнадзора о привлечении банка к административной ответственности, предусмотренной частью 2 статьи 14.8 КоАП РФ.

В ходе судебного разбирательства установлено, что между банком и заемщиком-гражданином был заключен кредитный договор, по условиям которого банк в случае ухудшения финансового положения заемщика имеет право потребовать досрочного возврата кредита.

По мнению органа Роспотребнадзора, данное положение кредитного договора нарушает права заемщика, так как противоречит положениям части 4 статьи 29 Закона о банках, в частности позволяет банку в одностороннем порядке изменять условия договора о сроке его действия.

Суд первой инстанции в удовлетворении требования отказал, сославшись на то, что ГК РФ не содержит такого основания для предъявления кредитором требования о досрочном возврате заемщиком-гражданином кредита, как ухудшение его финансового положения. Более того, положения части 4 статьи 29 Закона о банках запрещают кредитной организации в одностороннем порядке сокращать срок действия кредитного договора в отношениях с заемщиком-гражданином.

В рассматриваемом деле банк включил в типовой кредитный договор с заранее определенными условиями положения, которые позволяют ему при некоторых обстоятельствах в одностороннем порядке изменить срок действия договора, потребовав досрочного возврата суммы выданного кредита.

Суд также отметил, что само по себе ухудшение финансового положения заемщика не может быть основанием для предъявления требования о досрочном возврате кредита, так как данное обстоятельство может иметь место в силу объективных причин, не будучи связанным с неправомерными действиями самого заемщика.

Суд счел, что упомянутые положения договора нарушают права потребителя-гражданина, являющегося заемщиком по кредитному договору, в связи с чем банк был правомерно привлечен к административной ответственности, поэтому в удовлетворении заявления банка отказал.

Суд апелляционной инстанции решение суда первой инстанции оставил без изменения, требование банка о признании незаконным постановления органа Роспотребнадзора — без удовлетворения, указав следующее…

Ухудшение финансового положения заемщика влечет за собой увеличение риска невозврата им полученного от банка кредита. Однако это обычный предпринимательский риск, который банк как коммерческая организация, осуществляющая систематическую направленную на получение прибыли деятельность по выдаче кредитов, несет всегда.

Суд апелляционной инстанции поддержал мнение суда первой инстанции».

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *