Уставный капитал и расчеты с учредителями: расходы по договору займа у заемщика

(Авдеев В. В.)

(«Налоги» (газета), 2012, N 36)

УСТАВНЫЙ КАПИТАЛ И РАСЧЕТЫ С УЧРЕДИТЕЛЯМИ:

РАСХОДЫ ПО ДОГОВОРУ ЗАЙМА У ЗАЕМЩИКА

В. В. АВДЕЕВ

В настоящее время многие организации, осуществляя предпринимательскую деятельность, вынуждены прибегать к привлечению заемных и кредитных средств. При заключении договора займа у бухгалтеров может возникнуть вопрос: как учесть расходы в виде процентов за пользование заемными средствами в бухгалтерском и налоговом учете организации. Остановимся на рассмотрении этого вопроса более подробно.

Правовые основы

Гражданско-правовые основы коммерческого и банковского кредитования урегулированы нормами гл. 42 «Заем и кредит» Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ). Непосредственно договору займа в гл. 42 ГК РФ посвящены ст. ст. 807 — 818 ГК РФ.

Пунктом 1 ст. 807 ГК РФ определено, что по договору займа одна сторона (заимодавец) передает в собственность другой стороне (заемщику) деньги или другие вещи, определенные родовыми признаками, а заемщик обязуется возвратить заимодавцу такую же сумму денег (сумму займа) или равное количество других полученных им вещей того же рода и качества.

Договор займа считается заключенным с момента передачи денег или других вещей.

Иностранная валюта и валютные ценности могут быть предметом договора займа на территории Российской Федерации с соблюдением правил ст. ст. 140, 141 и 317 ГК РФ (п. 2 ст. 807 ГК РФ).

Договор займа может быть заключен как в устной, так и в письменной форме (п. 1 ст. 808 ГК РФ). Форма договора займа, заключаемого между гражданами, зависит от суммы займа: в письменной форме заключается договор займа, если его сумма превышает не менее чем в десять раз установленный законом минимальный размер оплаты труда.

У юридических лиц форма договора зависит от того, кто выступает заимодавцем по договору — если заем предоставляется юридическим лицом, то договор заключается исключительно в письменной форме, причем независимо от суммы займа.

Заметим, что согласно п. 2 ст. 434 ГК РФ договор в письменной форме может быть заключен путем составления одного документа, подписанного сторонами, а также путем обмена документами посредством почтовой, телеграфной, телетайпной, телефонной, электронной или иной связи, позволяющей достоверно установить, что документ исходит от стороны по договору.

Как указано в Постановлении ФАС Дальневосточного округа от 7 мая 2007 г., 27 апреля 2007 г. N Ф03-А37/07-1/1040 по делу N А37-2472/06-12 в силу положений ст. 162 ГК РФ несоблюдение простой письменной формы договора не влечет отсутствия у такой сделки юридической силы и не лишает стороны права приводить письменные и другие доказательства (кроме свидетельских показаний) в подтверждение наличия сделки.

Пунктом 2 ст. 808 ГК РФ определено, что в подтверждение договора займа и его условий может быть представлена расписка заемщика или иной документ, удостоверяющий передачу ему заимодавцем определенной денежной суммы или определенного количества вещей.

Так, в Кассационном определении Омского областного суда от 20 октября 2010 г. N 33-6628/2010 исковые требования о взыскании задолженности по договору займа и процентов за пользование займом и чужими денежными средствами удовлетворены, поскольку истцом представлены доказательства заключения договора займа с ответчиком — расписка о получении денежных средств, доказательства же возврата денежных средств по договору займа отсутствуют.

Договор займа может быть возмездным и безвозмездным. В первом случае заемщик помимо самой суммы заемных средств обязан выплатить заимодавцу еще и сумму процентов за пользование заемными средствами, при втором варианте проценты не выплачиваются, а заемщик возвращает заимодавцу только сумму основного долга.

Обратите внимание! В том случае, если договор займа не предполагает уплаты процентов, об этом необходимо прямо указать в договоре, иначе договор займа будет считаться возмездным договором. Как сказано в п. 1 ст. 809 ГК РФ, при отсутствии в договоре условия о размере процентов их размер определяется ставкой банковского процента (ставкой рефинансирования), существующей в месте жительства заимодавца, а если заимодавцем является юридическое лицо — в месте его нахождения, на день уплаты заемщиком суммы долга или его соответствующей части.

Вместе с тем п. 3 ст. 809 ГК РФ установлены случаи, когда договор займа, при отсутствии в тексте договора условия об уплате процентов, будет являться беспроцентным, а именно:

— договор заключен между гражданами и не связан с осуществлением предпринимательской деятельности хотя бы одной из сторон, сумма займа не превышает пятидесятикратного установленного законом минимального размера оплаты труда;

— по договору заемщику передаются не деньги, а другие вещи, определенные родовыми признаками.

Однако если в указанных договорах займа стороны договора предусмотрят уплату процентов, то и эти договоры займа будут являться возмездными договорами.

В соответствии с п. 4 ст. 809 ГК РФ в случае возврата досрочно суммы займа, предоставленного под проценты в соответствии с п. 2 ст. 810 ГК РФ, заимодавец имеет право на получение с заемщика процентов по договору займа, начисленных включительно до дня возврата суммы займа полностью или ее части.

При этом следует учитывать, что согласно п. 5 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 13 сентября 2011 г. N 147 «Обзор судебной практики разрешения споров, связанных с применением положений Гражданского кодекса Российской Федерации о кредитном договоре» проценты по кредитному договору могут быть взысканы лишь за период пользования заемными денежными средствами. Требование о взыскании процентов по кредиту за период после его возврата противоречит действующему законодательству (ст. 809 ГК РФ).

Если в договоре не закреплен порядок выплаты процентов, то по общему правилу проценты выплачиваются ежемесячно до дня возврата суммы займа (п. 2 ст. 809 ГК РФ).

В соответствии с п. 1 ст. 810 ГК РФ заемщик обязан возвратить заимодавцу полученную сумму займа в срок и в порядке, которые предусмотрены договором займа. Если срок возврата в договоре не указан или определен моментом востребования, то сумма займа подлежит возврату в течение тридцати дней со дня предъявления заимодавцем требования об этом.

Согласно п. 2 ст. 810 ГК РФ, если иное не предусмотрено договором займа, сумма беспроцентного займа может быть возвращена заемщиком досрочно.

Сумма займа, предоставленного под проценты заемщику-гражданину для личного, семейного, домашнего или иного использования, не связанного с предпринимательской деятельностью, может быть возвращена заемщиком-гражданином досрочно полностью или по частям при условии уведомления об этом заимодавца не менее чем за тридцать дней до дня такого возврата. Договором займа может быть установлен более короткий срок уведомления заимодавца о намерении заемщика возвратить денежные средства досрочно.

Сумма займа, предоставленного под проценты в иных случаях, может быть возвращена досрочно с согласия заимодавца, на это указано в п. 2 ст. 810 ГК РФ.

Сумма займа считается возвращенной в момент передачи ее заимодавцу или зачисления соответствующих денежных средств на его банковский счет, если иное не предусмотрено в договоре (п. 3 ст. 810 ГК РФ).

Бухгалтерский учет

Порядок учета займов и кредитов регулируется Положением по бухгалтерскому учету «Учет расходов по займам и кредитам» (ПБУ 15/2008), утвержденным Приказом Минфина России от 6 октября 2008 г. N 107н «Об утверждении Положения по бухгалтерскому учету «Учет расходов по займам и кредитам» (ПБУ 15/2008)» (далее — ПБУ 15/2008).

На основании п. 2 ПБУ 15/2008 основная сумма обязательства по полученному займу (кредиту) отражается в бухгалтерском учете организацией-заемщиком как кредиторская задолженность в соответствии с условиями договора займа (кредитного договора) в сумме, указанной в договоре.

Расходами, связанными с выполнением обязательств по полученным займам и кредитам, являются проценты, причитающиеся к уплате заимодавцу (кредитору), а также дополнительные расходы по займам (п. 3 ПБУ 15/2008).

Напомним, что дополнительными расходами по займам являются:

— суммы, уплачиваемые за информационные и консультационные услуги;

— суммы, уплачиваемые за экспертизу договора займа (кредитного договора);

— иные расходы, непосредственно связанные с получением займов (кредитов).

Расходы по займам отражаются в бухгалтерском учете и отчетности в том отчетном периоде, к которому они относятся (п. 6 ПБУ 15/2008).

Согласно п. 7 ПБУ 15/2008 и п. 11 Положения по бухгалтерскому учету «Расходы организации» ПБУ 10/99, утвержденного Приказом Минфина России от 6 мая 1999 г. N 33н, проценты, уплачиваемые организацией за предоставление ей в пользование денежных средств (кредитов, займов), учитываются в составе прочих расходов.

Проценты, причитающиеся к уплате заимодавцу (кредитору), включаются в состав прочих расходов равномерно, как правило, независимо от условий предоставления займа (кредита). Проценты, причитающиеся к уплате заимодавцу (кредитору), могут включаться в состав прочих расходов исходя из условий предоставления займа (кредита) в том случае, когда такое включение существенно не отличается от равномерного включения (п. 8 ПБУ 15/2008).

Пунктом 4 ПБУ 15/2008 установлено, что расходы по займам отражаются в бухгалтерском учете обособленно от основной суммы обязательства по полученному займу (кредиту).

Планом счетов бухгалтерского учета финансово-хозяйственной деятельности организаций и Инструкцией по его применению, утвержденными Приказом Минфина России от 31 октября 2000 г. N 94н, для обобщения информации о состоянии займов, полученных организацией, предусмотрены счета 66 «Расчеты по краткосрочным кредитам и займам» и 67 «Расчеты по долгосрочным кредитам и займам».

Проценты, причитающиеся к уплате по долговым обязательствам, отражаются в бухгалтерском учете по кредиту счета 66 «Расчеты по краткосрочным кредитам и займам» (67 «Расчеты по долгосрочным кредитам и займам») в корреспонденции с дебетом счета 91 «Прочие доходы и расходы». Поскольку начисленные суммы процентов необходимо учитывать обособленно от суммы основного долга, то к счетам 66 «Расчеты по краткосрочным кредитам и займам» и 67 «Расчеты по долгосрочным кредитам и займам» целесообразно открывать субсчета, на которых отдельно будут учитываться суммы займов и суммы начисленных процентов.

Пример (цифры условные). Организация взяла 1 марта 2012 г. в банке кредит в размере 500 000 руб. сроком на 1 месяц под 24% годовых. Кредит предназначен для выплаты заработной платы работникам организации.

В данном случае сумма процентов за кредит подлежит включению в состав прочих расходов. Эта сумма должна отражаться организацией по дебету счета 91 «Прочие доходы и расходы».

В бухгалтерском учете организации данные хозяйственные операции будут отражены следующим образом:

Дебет счета 51 «Расчетные счета» Кредит счета 66 «Расчеты по краткосрочным кредитам и займам»/субсчет «Полученные кредиты» — 500 000 руб. — получен кредит;

Дебет счета 91 «Прочие доходы и расходы» Кредит счета 66 «Расчеты по краткосрочным кредитам и займам»/субсчет «Проценты по кредитам» — 10 191,78 руб. (500 000 руб. x 24% / 365 календарных дней x 31 день) — начислены проценты по кредиту.

Окончание примера.

Аналитический учет как краткосрочных, так и долгосрочных кредитов и займов ведется по видам кредитов и займов, кредитным организациям и другим заимодавцам, предоставившим их.

Налоговый учет

В п. 1 ст. 269 Налогового кодекса Российской Федерации (далее — НК РФ) сказано, что в целях гл. 25 НК РФ под долговыми обязательствами понимаются кредиты, товарные и коммерческие кредиты, займы, банковские вклады, банковские счета или иные заимствования независимо от формы их оформления.

Как сказано в Письме Минфина России от 12 марта 2010 г. N 03-03-06/1/125, расходом признаются суммы начисленных процентов по кредитам и займам, в т. ч. по долговым обязательствам, полученным с целью погашения ранее взятых займов и кредитов на основании пп. 2 п. 1 ст. 265 НК РФ с учетом положений ст. ст. 252 и 269 НК РФ.

Согласно пп. 2 п. 1 ст. 265 НК РФ к внереализационным расходам относятся расходы в виде процентов по долговым обязательствам любого вида вне зависимости от характера предоставленного кредита или займа, в т. ч. проценты, начисленные по выпущенным ценным бумагам и иным обязательствам.

Обратите внимание! Проценты по займам (кредитам) и прочим долговым обязательствам включаются в состав внереализационных расходов независимо от того, на какие цели получен заем, кредит: на пополнение недостатка оборотных средств или на приобретение основных средств.

Пунктом 1 ст. 269 НК РФ предусмотрены два способа расчета предельной суммы процентов, признаваемых расходом. Данная статья позволяет налогоплательщикам при определении максимального размера процентов, учитываемых при расчете налоговой базы по налогу на прибыль, воспользоваться двумя возможными способами:

— по среднему уровню процентов, начисленных по долговым обязательствам, выданным в том же квартале на сопоставимых условиях;

— исходя из ставки рефинансирования Центрального Банка Российской Федерации (далее — Банк России), увеличенной в 1,1 раза, — по долговым обязательствам в валюте Российской Федерации и из ставки в размере 15% — по долговым обязательствам в иностранной валюте.

Обратите внимание! В силу п. 1.1 ст. 269 НК РФ с 1 января 2011 г. по 31 декабря 2012 г. включительно предельная величина процентов, признаваемых расходом, принимается равной:

— ставке процента, установленной соглашением сторон, но не превышающей ставки рефинансирования Банк России, увеличенную в 1,8 раза (при оформлении займа (кредита) в рублях);

— произведению ставки рефинансирования Банка России и коэффициента 0,8 (по займам (кредитам) в иностранной валюте).

Рассмотрим оба способа расчета предельной суммы процентов, признаваемых расходом.

Первый способ заключается в том, что начисленные проценты сравниваются со средним уровнем процентов по всем заемным средствам, полученным в том же квартале (или месяце — для тех, кто отчитывается по налогу на прибыль ежемесячно) на сопоставимых условиях. В расходы включается только величина процентов, не превышающая среднего уровня более чем на 20%.

Под долговыми обязательствами, выданными на сопоставимых условиях, понимаются долговые обязательства, выданные в той же валюте на те же сроки в сопоставимых объемах, под аналогичные обеспечения.

В отношении сопоставимости долговых обязательств ФНС России в Письме от 19 мая 2009 г. N 3-2-13/74 указала, что из вышеприведенной формулировки абз. 2 п. 1 ст. 269 НК РФ (при перечислении критериев между ними отсутствует союз «или», первые три критерия — валюта, сроки и сопоставимые объемы даже не разделяются запятыми) следует, что условия выдачи долговых обязательств могут быть определены как сопоставимые при соблюдении всех четырех критериев одновременно: та же валюта, те же сроки, сопоставимые объемы и аналогичные обеспечения.

Таким образом, налогоплательщик не вправе определять сопоставимость условий выдачи (получения) долговых обязательств только по нескольким критериям, выбранным им из четырех приведенных выше. Соответственно, неправомерен и выбор разных групп критериев по различным видам долговых обязательств.

В п. 4 рассматриваемого Письма отмечено также, что НК РФ не разъясняет, что понимается под сопоставимыми объемам и аналогичными обеспечениями при оценке сопоставимости долговых обязательств.

В такой ситуации налоговики рекомендуют руководствоваться абз. 5 ст. 313 НК РФ, согласно которому налогоплательщик самостоятельно организует систему налогового учета и устанавливает порядок ведения налогового учета в учетной политике для целей налогообложения.

Таким образом, порядок определения сопоставимости по критериям объемов и обеспечений налогоплательщик вправе установить в своей учетной политике, заявленной до начала налогового периода.

Аналогичное мнение высказано в Письмах Минфина России от 27 апреля 2010 г. N 03-03-05/92, от 7 июня 2006 г. N 03-06-01-04/130, а также УФНС России по г. Москве от 30 сентября 2010 г. N 16-15/[email protected]

Второй способ применяется организацией, если сопоставимых условий по полученным займам и кредитам в отчетном периоде нет. При данном способе предельная величина процентов, учитываемых для целей налогообложения, рассчитывается как ставка рефинансирования Банка России, увеличенная в 1,1 раза (в период с 1 января 2011 г. по 31 декабря 2012 г. — в 1,8 раза).

Под ставкой рефинансирования Банка России в целях ст. 269 НК РФ понимается:

— ставка рефинансирования Банка России, действовавшая на дату привлечения денежных средств, — в отношении долговых обязательств, не содержащих условия об изменении процентной ставки в течение всего срока действия обязательства;

— ставка рефинансирования Банка России, действующая на дату признания расходов в виде процентов — в отношении прочих долговых обязательств.

Пример (цифры условные). Организация «Заемщик» получила 20 августа кредит в коммерческом банке в размере 300 000 руб. сроком на три месяца. Условиями кредитного договора установлено, что проценты банку выплачиваются ежемесячно в размере 25% годовых.

Предположим, что размер ставки рефинансирования в данном периоде составляет 8,25% годовых. Организация «Заемщик» в целях исчисления налога на прибыль использует метод начисления. Кроме того, в учетной политике установлено, что в состав внереализационных расходов включаются проценты в размере:

— по рублевым кредитам и займам — не более ставки рефинансирования, увеличенной в 1,8 раза;

— по кредитам и займам в иностранной валюте — не более 15% годовых.

Рассчитаем размер процентов, которые организация обязана уплатить банку по условиям кредитного договора за август:

(300 000 руб. x 25% / 365 календарных дней x 12 дней) = 2465,75 руб.

Для определения предельной величины процентов, учитываемых для целей налогообложения, ставку рефинансирования необходимо увеличить в 1,8 раза (8,25% x 1,8) = 14,85%.

Следовательно, размер процентов, которые организация сможет учесть при налогообложении прибыли за август, составит:

(300 000 руб. x 14,85% / 365 календарных дней x 12 дней) = 1466,66 руб.

Проценты в размере (2465,75 руб. — 1466,66 руб.) = 999,09 руб. организация учтет в составе расходов, не снижающих налогооблагаемой базы по налогу на прибыль.

Окончание примера.

Пунктом 2 ст. 269 НК РФ установлены особенности начисления процентов по долговым обязательствам, заемщиком по которым выступает российская организация, а кредитором — иностранная организация, владеющая частью уставного капитала российской организации-заемщика. В этом случае предусмотрен специальный расчет процентов по долговым обязательствам.

Если российская организация имеет непогашенную задолженность по долговому обязательству перед иностранной организацией, которая прямо или косвенно владеет более чем 20% уставного (складочного) капитала (фонда) этой российской организации, либо по долговому обязательству перед российской организацией, признаваемой в соответствии с законодательством Российской Федерации аффилированным лицом указанной иностранной организации, а также по долговому обязательству, в отношении которого такое аффилированное лицо и (или) непосредственно эта иностранная организация выступают поручителем, гарантом или иным образом обязуются обеспечить исполнение долгового обязательства российской организации, и если размер контролируемой задолженности перед иностранной организацией более чем в 3 раза (для банков, а также для организаций, занимающихся исключительно лизинговой деятельностью, — более чем в 12,5 раза) превышает разницу между суммой активов и величиной обязательств налогоплательщика — российской организации на последнее число отчетного (налогового) периода, при определении предельного размера процентов, подлежащих включению в состав расходов, с учетом положений п. 1 ст. 269 НК РФ применяются следующие правила.

Налогоплательщик обязан на последнее число каждого отчетного (налогового) периода исчислять предельную величину признаваемых расходом процентов по контролируемой задолженности путем деления суммы процентов, начисленных налогоплательщиком в каждом отчетном (налоговом) периоде по контролируемой задолженности, на коэффициент капитализации, рассчитываемый на последнюю отчетную дату соответствующего отчетного (налогового) периода.

При этом коэффициент капитализации определяется путем деления величины соответствующей непогашенной контролируемой задолженности на величину собственного капитала, соответствующую доле прямого или косвенного участия этой иностранной организации в уставном (складочном) капитале (фонде) российской организации, и деления полученного результата на три (для банков и организаций, занимающихся лизинговой деятельностью, — на двенадцать с половиной).

Пунктом 4 ст. 269 НК РФ положительная разница между начисленными процентами и предельными процентами приравнивается к дивидендам, уплаченным иностранной организации, в отношении которой существует контролируемая задолженность, и облагается налогом на прибыль по ставке 15%.

В случае когда величина собственного капитала организации отрицательна или равна нулю, невозможно произвести расчет коэффициента капитализации, то положения п. 2 ст. 269 НК РФ для признания процентов по заемных средствам в составе расходов не применяются и, по мнению Минфина России, изложенному в Письме от 30 мая 2011 г. N 03-03-06/1/319, указанные суммы не учитываются в составе расходов при формировании налоговой базы по налогу на прибыль организаций (предельные проценты равны нулю). Аналогичная позиция была высказана в Письме того же ведомства от 16 июля 2010 г. N 03-03-06/1/465.

Пунктом 3 ст. 269 НК РФ определено, что в состав расходов включаются проценты по контролируемой задолженности, рассчитанные в соответствии с п. 2 ст. 269 НК РФ, но не более фактически начисленных процентов. При этом правила п. 2 не применяются в отношении процентов по заемным средствам, если непогашенная задолженность не является контролируемой.

Порядок ведения налогового учета доходов (расходов) в виде процентов по договорам займа, кредита, банковского счета, банковского вклада, а также процентов по ценным бумагам и другим долговым обязательствам установлен ст. 328 НК РФ.

——————————————————————

«Обзор практики рассмотрения дел Президиумом Высшего Арбитражного Суда РФ»

(Карасева С. Ю.)

(Подготовлен для системы КонсультантПлюс, 2012)

Подготовлен для системы КонсультантПлюс

ОБЗОР ПРАКТИКИ РАССМОТРЕНИЯ ДЕЛ

ПРЕЗИДИУМОМ ВЫСШЕГО АРБИТРАЖНОГО СУДА РФ

Материал подготовлен с использованием правовых актов

по состоянию на 30 августа 2012 года

С. Ю. КАРАСЕВА

Постановление от 10 июля 2012 г. N 4503/12

ООО «Г.» обратилось с иском к ОАО «РЖД» о взыскании пеней за просрочку доставки порожних вагонов.

Решением суда в иске отказано. Суд пришел к выводу об отсутствии у ОАО «РЖД» (перевозчик) просрочки в доставке порожних вагонов по спорным транспортным железнодорожным накладным, поскольку договорами, заключенными между ОАО «РЖД» и ОАО «К.» (грузоотправитель), и договором, заключенным между ОАО «РЖД» и ОАО «Ш.» (грузоотправитель), увеличены сроки доставки вагонов на три и шесть суток соответственно.

Апелляционный суд решение отменил, иск удовлетворил исходя из того, что грузоотправители и перевозчик не могут изменять нормативный срок доставки порожних вагонов, которые им не принадлежат, без согласования с грузополучателем (собственником вагонов).

ФАС округа Постановление апелляционной инстанции отменил, решение суда первой инстанции оставил в силе, указав, что договор перевозки по своей правовой природе является двусторонним договором в пользу третьего лица. В силу п. 1 ст. 420, п. 4 ст. 421, ст. 432, п. 1 ст. 434 ГК РФ грузополучатель не может быть признан стороной договора перевозки грузов. Право согласования сроков доставки груза, отличных (больших) от установленных в Правилах исчисления сроков доставки грузов железнодорожным транспортом, утвержденных Приказом МПС РФ от 18.06.2003 N 27, согласно п. 11 Правил предоставлено грузоотправителю и перевозчику.

В договорах от 31.12.2009 и от 01.03.2010 предусмотрено, что грузоотправитель согласовывает с перевозчиком договорный срок доставки порожних вагонов.

Таким образом, грузоотправители и перевозчик заключили договоры перевозки порожних вагонов с установлением увеличенного срока доставки на три и шесть суток.

ОАО «РЖД» заключен договор от 31.12.2009 с ОАО «Ш.» и договор от 01.03.2010 с ОАО «К.», согласно которым перевозчик оказывает услуги по перевозке порожних вагонов грузоотправителей в сроки, установленные договорами.

На основании договоров грузоотправитель согласовывает с перевозчиком договорный срок доставки груза.

Согласно договорам срок доставки определяется из расчета увеличения рассчитанного в соответствии с Правилами N 27 срока доставки.

Судами первой и кассационной инстанций не учтено, что собственник вправе по своему усмотрению совершать в отношении принадлежащего ему имущества любые действия, не противоречащие закону и иным правовым актам и не нарушающие права и охраняемые законом интересы других лиц, в том числе передать имущество третьим лицам, оставаясь собственником, права владения, пользования и распоряжения имуществом, распоряжаться им иным способом (ст. 209 и гл. 34 ГК РФ).

Между тем спорные вагоны не принадлежали перевозчику, а грузоотправители (ОАО «Ш.» и ОАО «К.») также не обладали никакими законными правами на спорный подвижной состав, следовательно, распоряжаться им или передавать к перевозке на условиях, определенных ими самостоятельно, не могли.

В соответствии со ст. 792 ГК РФ, ст. 33 ФЗ от 10.01.2003 N 18-ФЗ «Устав железнодорожного транспорта РФ», п. 11 Правил N 27 перевозчик обязан доставить грузы по назначению и в установленное время. Грузоотправители, грузополучатели и перевозчики могут предусмотреть в договоре иной срок доставки груза, о чем делается отметка в накладной в графе «Особые заявления и отметки отправителя».

Таким образом, грузоотправители и перевозчик могли заключить соглашение по увеличению срока доставки порожних вагонов (груз на колесах), принадлежащих грузоотправителям или перевозчику.

В данном случае имел место возврат порожних вагонов и грузоотправители, а также перевозчик не являлись их владельцами, поэтому не вправе были заключать соглашение по увеличению сроков доставки не принадлежащих им вагонов.

Президиум ВАС РФ отменил Постановление кассационной инстанции, оставив в силе Постановление апелляционной инстанции.

Постановление от 3 июля 2012 г. N 1218/12

ОАО «К.» обратилось с иском к ООО «Ф.» о признании незаключенным договора аренды воздушного судна без экипажа.

Решением суда в иске отказано. Апелляционный суд решение отменил, иск удовлетворил. ФАС округа Постановление апелляционной инстанции оставил без изменения.

ООО «Ф.» (арендодатель) и ОАО «К.» (арендатор) подписан договор аренды воздушного судна (самолета ТУ-154М) без экипажа от 22.04.2010, согласованы срок аренды, порядок исчисления и внесения арендной платы. Судно передано по акту от 18.08.2010.

ОАО «К.» перечислило в период с 16.08.2010 по 29.10.2010 денежные средства в счет арендных платежей, а также подписало с ЗАО «Г.» (страховщик) договор страхования самолета.

ОАО «К.» ссылается на то, что договор аренды не прошел государственную регистрацию.

Суд первой инстанции указал, что договор аренды воздушного судна без экипажа не подлежал государственной регистрации.

В силу п. 2 ст. 609 ГК РФ договор аренды недвижимого имущества подлежит государственной регистрации, если иное не установлено законом.

Исключение из данного правила в отношении договоров аренды транспортного средства без экипажа предусмотрено ст. 643 ГК РФ, согласно которой к таким договорам не применяются положения о регистрации договоров аренды, предусмотренные п. 2 ст. 609.

Пунктом 9 ст. 33 Воздушного кодекса РФ во взаимосвязи со ст. 131 ГК РФ также не предусмотрена обязательная регистрация ни договоров аренды воздушного судна без экипажа, ни порождаемых такими договорами обременений.

Суды апелляционной и кассационной инстанций ошибочно сослались на ФЗ от 14.03.2009 N 31-ФЗ «О государственной регистрации прав на воздушные суда и сделок с ними». Согласно ч. 1 ст. 3 данного Закона он определяет лишь процедуру проведения регистрации и не регулирует вопросы, связанные с установлением перечня прав на воздушные суда и сделок с ними, подлежащих государственной регистрации, отсылая в этой части к ГК РФ.

Также суды не учли, что Правила ведения Единого государственного реестра на воздушные суда и сделок с ними, утвержденные Постановлением Правительства РФ от 28.11.2009 N 958, не могут противоречить нормам ГК РФ и Воздушного кодекса РФ и расширять определенный ими перечень договоров с воздушными судами, подлежащих регистрации.

При разрешении спора следовало руководствоваться общими правилами п. 1 ст. 425, п. 1 ст. 433 ГК РФ, в соответствии с которыми договор аренды воздушного судна вступил в силу и стал обязательным для сторон с момента его подписания.

Президиум ВАС РФ отменил Постановления апелляционной и кассационной инстанций, оставив в силе решение суда первой инстанции.

Постановление от 3 июля 2012 г. N 3915/12

ОАО «Т.» обратилось с иском о взыскании с банка вексельных процентов и пеней.

Решением суда иск удовлетворен. Апелляционный суд решение оставил без изменения. ФАС округа оставил судебные акты без изменения.

Банк выдал простые векселя серии К N 0000612 на сумму 18725540,57 руб., серии К N 0000615 на сумму 6307297,32 руб. и серии К N 0000617 на сумму 249689,79 руб. в пользу ООО «С.». Векселя составлены 29.09.2008 в Москве; срок платежа — по предъявлении, но не ранее 02.09.2010; место платежа — Москва.

Вексель серии К N 0000612 передан первым векселедержателем по индоссаменту от 01.10.2008 в пользу ОАО «И.», которое совершило на нем бланковый индоссамент.

Векселя серии К N 0000615 и N 0000617 переданы первым векселедержателем по индоссаменту от 01.10.2008 в пользу ОАО «Д.», которое совершило на них бланковый индоссамент.

Являясь владельцем этих векселей на основании непрерывного ряда индоссаментов, ОАО «Т.» направило в адрес банка письмо от 23.09.2010 с просьбой об их оплате, приложив копии векселей и указав, что проверить наличие подлинников векселей и его права как векселедержателя банк может по содержащемуся в письме адресу.

Банк письмом от 01.10.2010 сообщил о готовности оплатить векселя в момент предъявления их к платежу по месту платежа, указанному в векселях, в Москве.

Ввиду неоплаты банком векселей по заявлению ОАО «Т.» нотариус 04.10.2010 совершил протест векселей в неплатеже против банка.

Оригиналы векселей переданы ОАО «Т.» банку по акту от 18.02.2011 и в тот же день платежными поручениями вексельный долг погашен банком в пользу ОАО «Т.».

После этого ОАО «Т.» обратилось с иском об оплате банком вексельных процентов и пеней за период с 24.09.2010 (день, следующий за днем предъявления к оплате копий векселей) по 18.02.2011 (день погашения векселей).

Суд первой инстанции руководствовался ст. 48 Постановления ЦИК СССР и СНК СССР от 07.08.1937 N 104/1341 «О введении в действие Положения о переводном и простом векселе» и разъяснениями п. 27 Постановления Пленумов Верховного Суда РФ и ВАС РФ N 33/14 от 04.12.2000 «О некоторых вопросах практики рассмотрения споров, связанных с обращением векселей».

Согласно данным нормам векселедержатель может потребовать от векселедателя вексельную сумму, проценты по векселю, издержки по протесту, пеню; проценты и пени начисляются со дня, следующего за днем платежа, и по день, когда векселедержатель получил платеж либо от лица, к которому он предъявил иск, либо от иного обязанного по векселю лица.

Суд первой инстанции установил наличие неисполненных банком обязательств по выплате процентов и пеней, проверил расчет предъявленной к взысканию суммы и признал его обоснованным.

Суд апелляционной инстанции указал, что по форме и содержанию векселя соответствуют закону, ОАО «Т.» является их законным держателем, и согласился с тем, что ОАО «Т.» вправе осуществлять все права по ним, в том числе требовать выплаты вексельной суммы, процентов по векселю, издержки по протесту, пеней.

Отклоняя довод банка о нарушении ОАО «Т.» порядка предъявления векселей ввиду невручения 23.09.2010 банку оригиналов векселей, суд сослался на ст. 39 Положения о векселе, согласно которой плательщик при полной оплате векселя может потребовать, чтобы вексель был вручен ему векселедержателем с отметкой на нем или распиской в получении платежа.

Также суд сослался на п. 23 Постановления N 33/14 и указал, что прямой должник по векселю обязан доказать свои возражения против того, что векселедержатель не предъявил ему подлинник векселя либо не предоставил возможности проверить наличие в надлежащем месте и в надлежащий срок у предъявившего требование лица подлинника векселя и права держателя векселя.

Суд пришел к выводу, что векселедержатель имеет право предъявить к платежу и копию векселя, представив при этом векселедержателю возможность проверить наличие в надлежащем месте и в надлежащий срок у предъявившего требование лица подлинника векселя и права держателя векселя; вексельным законодательством порядок и процедура предъявления подлинника векселя к оплате не установлены.

Суд кассационной инстанции указал, что доводы банка, основанные на утверждении о непредъявлении векселей к оплате, опровергаются актом протеста векселей в неплатеже, совершенном нотариусом.

Между тем судами неправильно истолкованы и применены нормы вексельного законодательства и п. 23 Постановления N 33/14, согласно которому предъявление векселя к платежу должно состояться в месте платежа, указанном в векселе.

Требование о платеже, предъявленное в месте, отличном от места, определенного в векселе на основании изложенных правил как место платежа, не может считаться предъявленным надлежащим образом. Следовательно, протест в неплатеже, совершенный без указания о представлении векселя к платежу по месту, определенному в векселе как место платежа, не может считаться надлежащим доказательством отсутствия платежа и быть основанием для удовлетворения регрессных вексельных требований.

Прямой должник по векселю обязан доказать свои возражения против того, что векселедержатель не предъявил ему подлинник векселя либо не предоставил возможности проверить наличие в надлежащем месте и в надлежащий срок у предъявившего требование лица подлинника векселя и права держателя векселя.

Кредитор, который не в состоянии опровергнуть возражения прямого должника об отсутствии надлежащего предъявления векселя к платежу, считается просрочившим.

Суды не применили данное разъяснение и ошибочно расценили как надлежащее предъявление факт направления векселедателю копий векселей с указанием на возможность ознакомиться с подлинниками по месту нахождения векселедержателя, а не по месту платежа, обозначенному в векселях.

При этом судами не был учтен п. 1 ст. 142 ГК РФ, определяющий понятие ценной бумаги.

Учитывая срок платежа по векселю — по предъявлении, отсутствие факта надлежащего предъявления свидетельствует о ненаступлении срока платежа и, следовательно, об отсутствии оснований для ответственности векселедателя за просрочку исполнения обязательства.

Протест в неплатеже, совершенный не в месте платежа по векселям, не является надлежащим доказательством нарушения векселедателем своих обязательств по векселю, в связи с чем обязанность оплачивать вексельные проценты и пени у банка отсутствует.

Таким образом, суды нарушили сложившуюся арбитражную практику разрешения аналогичных споров, где надлежащим предъявлением векселя к оплате считается его предъявление по месту платежа, указанному в векселе.

Президиум ВАС РФ отменил судебные акты по делу и в иске отказал.

Постановление от 21 июня 2012 г. N 3352/12

ОАО «К.» обратилось с иском к ООО «Ф.» о взыскании 1232434,51 руб. убытков, причиненных утратой имущества, переданного на хранение по договору на оказание услуг по ответственному хранению.

Решением суда в иске отказано. Апелляционный суд решение оставил без изменения. ФАС округа оставил судебные акты без изменения. Суды пришли к выводу, что надлежащее исполнение обязательств по договору хранения оказалось невозможным вследствие обстоятельств непреодолимой силы.

Между ОАО «К.» и ООО «Ф.» заключен договор хранения товаров в складских помещениях, расположенных на территории складского комплекса, во исполнение которого ООО «Ф.» приняло от ОАО «К.» на хранение товар по актам приема-передачи от 30.08.2010, от 27.09.2010 на общую сумму 1232434,51 руб.

В результате пожара 28.12.2010 вследствие короткого замыкания в отдельно стоящем на территории складского комплекса металлическом ангаре переданное на хранение имущество было полностью уничтожено.

Факты передачи имущества на хранение и его полного уничтожения сторонами не оспаривались.

Из материалов следственных органов и письма ГУ МЧС РФ следует, что пожар возник внутри металлического ангара, арендуемого ООО «И.» у ЗАО «М.».

Пожару была присвоена четвертая степень, на его ликвидацию потребовалось более 13 часов, но, несмотря на предпринятые меры (привлечение нескольких отрядов ПСО и Центроспаса, двух вертолетов) прекратить дальнейшее распространение огня от места возгорания к складу, где ООО «Ф.» хранило имущество ОАО «К.», оказалось невозможным.

С учетом этого и исходя из договора хранения, суды, сославшись на то, что невозможность прекращения распространения пожара является ничем иным, как обстоятельством непреодолимой силы, применили п. 1 ст. 901 и п. 3 ст. 401 ГК РФ.

Согласно п. 1 ст. 901 ГК РФ хранитель отвечает за утрату, недостачу или повреждение вещей, принятых на хранение, по основаниям, предусмотренным ст. 401 ГК РФ.

Профессиональный хранитель отвечает за утрату, недостачу или повреждение вещей, если не докажет, что утрата, недостача или повреждение произошли вследствие непреодолимой силы, либо из-за свойств вещи, о которых хранитель, принимая ее на хранение, не знал или не должен был знать, либо в результате умысла или грубой неосторожности поклажедателя.

В соответствии с п. 3 ст. 401 ГК РФ, если иное не предусмотрено законом или договором, лицо, не исполнившее или ненадлежащим образом исполнившее обязательство при осуществлении предпринимательской деятельности, несет ответственность, если не докажет, что надлежащее исполнение оказалось невозможным вследствие непреодолимой силы, то есть чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств.

Таким образом, по общему правилу иное регулирование оснований ответственности возможно в силу закона или договора, при этом законом (абз. 2 п. 1 ст. 901 ГК РФ) введено специальное правовое регулирование оснований ответственности профессионального хранителя, которое не может быть изменено договором хранения.

В договоре хранения основания ответственности хранителя аналогичны тем, которые установлены абз. 2 п. 1 ст. 901 ГК РФ для профессионального хранителя; договор предусматривает освобождение сторон от ответственности за неисполнение обязательств, если оно явилось следствием обстоятельств форс-мажора, под которыми в договоре понимаются наводнения, природные бедствия, военные действия, бунты, гражданские войны, политические волнения и иные события, которые стороны не могли ни предвидеть, ни предотвратить, на которые не могут воздействовать.

Таким образом, в силу закона и договора единственным основанием освобождения от ответственности за утрату переданного на хранение имущества являются обстоятельства непреодолимой силы, воздействие которых происходит извне и не зависит от субъективных факторов.

Юридическая квалификация обстоятельства как непреодолимой силы возможна только при одновременном наличии совокупности ее существенных характеристик: чрезвычайности и непредотвратимости.

Под чрезвычайностью понимается исключительность, выход за пределы «нормального», обыденного, необычайность для тех или иных жизненных условий, что не относится к жизненному риску и не может быть учтено ни при каких обстоятельствах.

Чрезвычайный характер непреодолимой силы не допускает квалификации в качестве таковой любого жизненного факта, ее отличие от случая в том, что она имеет в основе объективную, а не субъективную непредотвратимость.

Выводы же судов основаны на невозможности прекращения распространения огня исходя из количества задействованных в тушении пожара сил.

Президиум ВАС РФ отменил судебные акты по делу и иск удовлетворил.

Постановление от 19 июня 2012 г. N 1058/12

ЗАО «Е.» обратилось с иском к банку о признании прекратившими свое действие договоров поручительства и вытекающих из них обязательств истца.

Решением суда иск удовлетворен. Апелляционный суд решение оставил без изменения. ФАС округа оставил судебные акты без изменения.

Между банком (кредитор) и ООО «К.» (заемщик) заключены кредитные договоры от 13.07.2007 с лимитом выдачи 110000000 руб., от 07.03.2008 с лимитом выдачи 70000000 руб., от 17.06.2008 с лимитом выдачи 20000000 руб.

В обеспечение исполнения обязательств по этим договорам кредитор заключил с ЗАО «Е.» и П. договоры поручительства от 13.07.2007, от 07.03.2008 и от 17.06.2008, а также договоры залога недвижимости и ценных бумаг.

Как в кредитных договорах, так и в договорах поручительства содержится условие о том, что в случаях, не предусмотренных этими договорами, стороны руководствуются действующим гражданским законодательством.

Между банком (цедент) и компанией «С.» (цессионарий) 12.07.2010 заключено соглашение об уступке прав (требований), по условиям которого цедент уступает цессионарию в полном объеме права требования к ООО «К.» (должник), вытекающие из кредитных договоров. В этот же день полученные по соглашению от 12.07.2010 права требования к должнику цессионарий уступил компании «Б.».

Вступившим в законную силу решением районного суда от 29.07.2010 удовлетворен иск компании «Б.» к ООО «К.», ЗАО «Е.» и П. о солидарном взыскании 220657547,45 руб., взыскание обращено на заложенное недвижимое имущество и ценные бумаги.

ЗАО «Е.» считает, что договоры поручительства прекратили свое действие с 12.07.2010, поскольку в результате уступки кредитором прав требования иностранному юридическому лицу у поручителя, не давшего согласия на заключение договоров цессии, возникли дополнительные обязанности, влекущие для него неблагоприятные последствия, по оформлению паспорта сделки и необходимости руководствоваться законодательством страны места нахождения нового кредитора.

Суд, руководствуясь ст. ст. 367, 1211 ГК РФ, п. 6 информационного письма Президиума ВАС РФ от 20.01.1998 N 28 «Обзор практики разрешения споров, связанных с применением арбитражными судами норм ГК РФ о поручительстве», пришел к выводу, что заключение кредитором соглашения от 12.07.2010 об уступке прав требований иностранному юридическому лицу повлекло за собой неблагоприятные последствия для поручителя в виде необходимости оформления паспорта сделки и применения права другого государства, поэтому признал договоры поручительства с вытекающими из них обязательствами прекратившимися с момента заключения соглашения.

Суды апелляционной и кассационной инстанций указали, что необоснованный вывод суда о необходимости применения законодательства иностранного государства не привел к принятию неправильного судебного акта, поскольку договоры поручительства являются прекратившимися ввиду наложения на поручителя дополнительной обязанности по оформлению паспорта сделки при совершении валютной операции.

В соответствии с п. 1 ст. 367 ГК РФ поручительство прекращается с прекращением обеспеченного им обязательства, а также в случае изменения этого обязательства, влекущего увеличение ответственности или иные неблагоприятные последствия для поручителя, без его согласия.

К обстоятельствам, увеличивающим объем ответственности и приводящим к иным неблагоприятным последствиям для поручителя, относятся изменения условий основного обязательства.

Между тем при возникновении публично-правовой обязанности хозяйствующего субъекта исполнять требования российского законодательства (в том числе о валютном регулировании и валютном контроле) его частноправовые обязательства, вытекающие из кредитного договора и договора поручительства, не изменяются, и объем ответственности поручителя перед кредитором остается прежним.

При таких обстоятельствах поручительство не может быть прекращено по правилам п. 1 ст. 367 ГК РФ.

Издержки поручителя, связанные с выполнением дополнительных обязанностей, установленных нормами публичного права, подлежат возмещению должником в соответствии с п. 1 ст. 365 ГК РФ.

В связи с этим у судов не было оснований считать договоры поручительства и вытекающие из них обязательства прекратившимися.

Более того, согласно Инструкции ЦБ РФ от 15.06.2004 N 117-И «О порядке представления резидентами и нерезидентами уполномоченным банкам документов и информации при осуществлении валютных операций, порядке учета уполномоченными банками валютных операций и оформления паспортов сделок» обязанность по оформлению паспорта сделки при заключении внешнеторгового контракта, кредитного договора или договора займа с нерезидентом возложена только на резидента-заемщика (резидента-должника).

Следовательно, на резидента-поручителя по основному обязательству требование об оформлении паспорта сделки не распространяется, что также подтверждено разъяснениями ЦБ РФ, изложенными в письме от 11.11.2011 N 12-1-5/2066.

Президиум ВАС РФ отменил судебные акты по делу и в иске отказал.

——————————————————————