Серая зарплата

(Ломакин А.)

(«Трудовое право», 2012, N 7)

Текст документа

СЕРАЯ ЗАРПЛАТА

А. ЛОМАКИН

Трудовое законодательство (ст. 129 Трудового кодекса РФ) определяет заработную плату как вознаграждение за труд в зависимости от квалификации работника, сложности, количества, качества и условий выполняемой работы, а также предусматривает компенсационные выплаты (доплаты и надбавки компенсационного характера, в том числе за работу в условиях, отклоняющихся от нормальных, работу в особых климатических условиях и на территориях, подвергшихся радиоактивному загрязнению, и иные выплаты компенсационного характера) и стимулирующие выплаты (доплаты и надбавки стимулирующего характера, премии и иные поощрительные выплаты).

Не секрет, что работодатели, пытаясь снизить налоговую нагрузку, нередко прибегают к так называемым зарплатным схемам оптимизации налогообложения. Заключаются они в том, что официально работнику выплачивается только часть реальной заработной платы и именно ее размер указывается в трудовом договоре.

Остальная же часть зарплаты, как правило, большая, выплачивается «в конверте». Эта часть заработной платы не отражается в официальных документах организации, соответственно, с этой выплаты организация не уплачивает налоги.

Работники, находясь в условиях жесткой конкуренции на рынке труда и рассматривая предложения работодателей, пристальное внимание уделяют размеру заработной платы, приходящейся к получению, а не ее легальности. И, соглашаясь на условия работодателей, работники заключают «неравный» договор, в котором указывается лишь официальная часть заработной платы, несравнимо меньшая, чем реальная.

Таким образом, работники попадают в некую зависимость от работодателя, поскольку тот может по своему усмотрению распоряжаться серой частью зарплаты — может лишить премии, не затрудняя себя ни юридическим, ни документальным обоснованием данного шага, может выплачивать компенсацию за неиспользованный отпуск исходя из белой или из всей зарплаты, оплачивать больничные только из белой зарплаты, а некоторые еще и облагают НДФЛ неофициальную часть зарплаты.

Определение этого явления дано в письме Управления ФНС по г. Москве от 8 августа 2007 г. N 15-08/075418. Так, теневой, или серой, заработной платой налоговые инспекторы считают «перечисление денег работникам, которое не учитывается при налогообложении». Это неофициальная заработная плата, выдаваемая «в конвертах», премии и аннуитеты, выплачиваемые через страховые компании.

Показывая не всю зарплату, работодатель не полностью выплачивает налоги, минимизируя тем самым свои расходы. По Налоговому кодексу это расценивается как разновидность экономического преступления. Если вина будет доказана, работодателю грозит административная или даже уголовная ответственность в зависимости от нанесенного ущерба.

В случае если работник получает серую зарплату, ответственность в любом случае несет работодатель. К работнику никаких претензий нет. Но надо иметь в виду, что серая зарплата плохо отразится именно на работнике — меньше будет пенсия и оплата по больничному листу, сложнее взять кредит и т. д.

Одной из основных государственных гарантий по оплате труда работников являются государственный надзор и контроль за полной и своевременной выплатой заработной платы и реализацией государственных гарантий по оплате труда (ст. 130 ТК РФ).

Помимо суда (комиссии по трудовым спорам) работник может обратиться в налоговую инспекцию с заявлением о том, что организация-работодатель практикует выплату зарплат «в конвертах». Учитывая позицию налоговых органов, направленную на борьбу с выплатой серых зарплат, данное заявление может послужить основанием для проведения налоговой проверки, поскольку неуплата налога с выплаченного работнику неофициального вознаграждения является уже налоговым правонарушением.

Однако, по мнению налоговиков и юристов, наиболее эффективным способом борьбы с зарплатами «в конвертах» является беседа заинтересованных лиц с работодателем. Конечно же, перевод на подобную оплату труда со стороны работодателя неправомерен и возможен только с согласия самого работника, в свою очередь, работник вправе требовать выплаты заработной платы в соответствии с законодательством РФ.

Лица, виновные в нарушении трудового законодательства и иных актов, содержащих нормы трудового права, привлекаются к дисциплинарной и материальной ответственности в порядке, установленном ТК РФ и иными федеральными законами, а также привлекаются к гражданско-правовой, административной и уголовной ответственности в порядке, установленном федеральными законами (ст. 419 ТК РФ).

Руководители и иные должностные лица организаций, а также работодатели — физические лица, виновные в нарушении трудового законодательства и иных нормативных правовых актов, содержащих нормы трудового права, несут ответственность в случаях и порядке, которые установлены ТК РФ и иными федеральными законами (ст. 362 ТК РФ).

Кроме того, власти принимают время от времени решения в пользу того, чтобы повысить доходы населения, а заодно и существенно увеличить налоговые поступления в бюджет.

Борьбой с серыми зарплатами фискалы вплотную занялись в апреле 2006 г. Тогда при налоговых инспекциях были созданы специальные комиссии в составе налоговиков и чиновников муниципалитета. На «зарплатные» комиссии вызывали руководителей компаний, которые платили зарплату ниже средней по отрасли или региону. Чиновники убеждали предпринимателей увеличить выплаты персоналу и, следовательно, налоговые отчисления в бюджет. Отказ подчиниться уговорам мытарей грозил фирмам внеочередным попаданием в список кандидатов на выездную проверку. По статистике самих налоговиков, эффективность выездных проверок составляет почти 100%, то есть инспекторы почти всем проверяемым доначисляют налоги, пени, штрафы. Это значит, что в большинстве случаев компаниям приходится нести расходы на долгие судебные тяжбы.

Аргументы чиновников производили неизгладимое впечатление на бизнесменов. По данным столичных налоговиков, к началу 2008 г. 23,4 тыс. компаний (99% вызванных на комиссию) подняли официальный уровень зарплат сотрудников. Причем 83% из них увеличили оклады до среднеотраслевого уровня.

За первые полтора года работы «зарплатных» комиссий (по состоянию на 1 января 2008 г.) среднемесячная заработная плата по организациям, с которыми УФНС провела соответствующую работу, увеличилась в среднем до 16 тыс. руб. Комиссии работали по всей стране, и в итоге в 2007 г. сборы ЕСН, который взимается с фонда оплаты труда, вырос на 28,5%.

Между тем, строго говоря, деятельность «зарплатных» комиссий не прописана в законодательстве. Они создавались постановлениями региональных властей, а действуют при территориальных управлениях ФНС. Неявка на заседание такой комиссии не может повлечь никакой ответственности для работника. Многие налогоплательщики — юридические лица прямо указывают на это налоговым органам и не являются на «зарплатные» комиссии.

Обратимся к делам судебным.

Если суд установит, что работник был введен в заблуждение работодателем и всякая его вина в сложившейся практике выплат отсутствует, то, на наш взгляд, взыскание серой заработной платы в судебном порядке следует признать допустимым.

В случае же, когда работник сам выступил инициатором подобной системы трудовых отношений, он, требуя в судебном порядке выплаты серой зарплаты, вынужден апеллировать к допущенному им лично нарушению законодательства. Между тем, как гласит известное латинское изречение, «Quod initio vitiosum est non potest tractu temporis convalescere» — «Правовое действие, порочное с самого начала, не может приобрести законную силу с течением времени». Следовательно, в таких случаях суд должен отказать в удовлетворении исковых требований.

С учетом изложенного необходимо разрешить вопрос о механизмах доказывания размера заработной платы добросовестным работником.

Как следует из примеров, приводимых практикующими юристами, доказательствами, на основе которых суд удовлетворял подобные требования, были показания нескольких свидетелей — сотрудников организации, сообщивших о расхождении между официальными и реальными заработками; копии расчетных ведомостей по серой зарплате. Факты выплаты серых зарплат вскрывались и в ходе налоговых проверок, где доказательствами выступали, в частности, протоколы осмотра помещений, протоколы выемки системных блоков, при проведении технического исследования которых были восстановлены удаленные файлы, содержащие ведомости начисления заработной платы.

Юрисдикционные акты налоговых органов также могут быть использованы в качестве письменных доказательств в суде по гражданскому делу. Также следует уделить внимание фактам перечисления работодателем денежных средств на сберегательную книжку работника или на его банковскую карточку, сведениям о явно низком размере заработной платы, выплачиваемой на предприятии работодателя в условиях конкретного региона и конкретной отрасли, и др.

Однако реальность такова, что в большинстве случаев доказательства выплаты работнику заработной платы определенного размера либо отсутствуют вовсе, либо находятся в распоряжении ответчика (как и все иные документы второй, или черной, бухгалтерии). Вполне очевидно, что работодатель не заинтересован в представлении таких документов в суд.

Работник, располагающий доказательствами производившихся с ним расчетов, при активном отрицании работодателем серых выплат будет лишен возможности доказать основание своих исковых требований.

В качестве общего замечания следует указать на то, что суд, рассматривающий трудовой спор, действует в рамках, установленных ГПК РФ, и не обладает полномочиями производить проверку предприятия работодателя, выемку документов и т. п. Как известно, гражданский процесс имеет состязательный и диспозитивный характер; при таких условиях бремя доказывания доводов возлагается на спорящие стороны. Отсюда можно сделать вывод, что нормативно обусловленная пассивность суда и объективно ограниченные возможности истца в доказывании по таким категориям споров снижают вероятность удовлетворения исковых требований.

Вместе с тем вне зависимости от того, удовлетворен ли иск в части взыскания серой зарплаты, суд не должен безучастно констатировать факт сложившейся в организации системы расчетов. Это вытекает из целей гражданского судопроизводства, которое должно способствовать укреплению законности и правопорядка, предупреждению правонарушений, формированию уважительного отношения к закону и суду (ст. 2 ГПК РФ).

Инструментом, позволяющим суду реализовать задачу предупреждения правонарушений и укрепления законности, является частное определение (ст. 226 ГПК РФ). Гипотетически суд не лишен права, установив факты выплаты серой зарплаты, вынести частное определение в адрес работодателя и (или) сообщить об этих фактах в уполномоченные органы.

«Конвертные» ведомости по-разному воспринимаются судьями: некоторые принимают, некоторые отказывают в принятии таких доказательств.

В качестве причин, по которым судьи отказывают в принятии таких доказательств, можно назвать следующие:

— представлены копии указанных ведомостей;

— на ведомостях нет подписей руководителя и главного бухгалтера;

— отсутствует наименование организации, вообще не имеется указания на источник получения.

Достаточно ли одной «конвертной» ведомости для того, чтобы считать доказанным факт выплаты сотрудникам серой зарплаты?

Судебная практика по этому вопросу противоречива, а судебные решения зависят от конкретных обстоятельств.

Неофициальная ведомость может подтвердить выплату серой зарплаты в случае, если:

— ведомость не является единственным доказательством, а факт серых выплат подтверждает совокупность доказательств (см., например, Постановление ФАС Уральского округа от 13.01.2010 N Ф09-10761/09-С2 по делу N А71-3699/2009-А31);

— ведомость подписана надлежащими лицами (директором, работниками и т. д.) или удостоверена иным образом, например печатью (Постановления ФАС Восточно-Сибирского округа от 20.08.2009 по делу N А19-10491/08, ФАС Поволжского округа от 09.06.2009 по делу N А72-6844/2008);

— документ, пусть и составленный не по форме, с достоверностью подтверждает факт ведения двойной бухгалтерии и выплаты серой зарплаты. Например, суд принял в качестве надлежащего доказательства тетрадь, содержащую даты и личные подписи работников о получении ими денежных средств, которая является надлежащим доказательством выплаты обществом неофициальной зарплаты (Постановление ФАС Северо-Западного округа от 31.08.2007 по делу N А56-550/2006).

Суды отказываются принять неофициальную ведомость в качестве подтверждения выплаты серой зарплаты. Так, суды не принимают в качестве надлежащего доказательства ведомости, если:

— несмотря на наличие неофициальной ведомости, работники налоговой инспекцией не опрашивались, а ведомость ими не подписывалась (Постановления ФАС Северо-Западного округа от 19.04.2010 по делу N А66-7523/2009, ФАС Северо-Западного округа от 11.12.2008 по делу N А42-5779/2007);

— документы не содержат обязательных реквизитов и не могут считаться надлежащим доказательством (Постановления ФАС Северо-Западного округа от 12.01.2009 по делу N А52-647/2008, ФАС Восточно-Сибирского округа от 29.05.2007 N А74-3820/06-Ф02-2728/07 по делу N А74-3820/06);

— документ получен с нарушением процессуальной процедуры, например вне рамок налогового контроля (см. Постановление ФАС Поволжского округа от 26.05.2009 по делу N А55-12870/2008);

— представленные документы не содержат наименования организации, подписи должностного лица, их составившего. По данным ведомостям невозможно идентифицировать большинство физических лиц из-за отсутствия их инициалов; отсутствуют в ведомостях и подписи лиц (расписки) о получении указанных в них денежных средств, ведомости имеют множество исправлений и зачеркиваний, что недопустимо для финансовых документов и ставит под сомнение их достоверность (Постановление ФАС Северо-Западного округа от 15.08.2007 по делу N А56-40697/2006).

В качестве свидетелей, как правило, допрашиваются бывшие работники проверяемого налогоплательщика. Обычно конкретного размера получаемой зарплаты они не помнят, а если помнят, то привести какие-либо доказательства не могут. Кроме того, если эти работники были уволены, то объективность их показаний вызывает сомнения у суда.

Следует обращать особое внимание на даты процессуальных документов, особенно протоколов (часто случается, что данные, содержащиеся в них, относятся к периодам, которые не относятся к проверяемым периодам).

Каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений (п. 1 ст. 65 АПК РФ).

Обязанность доказывания обстоятельств, послуживших основанием для принятия государственными органами, органами местного самоуправления, иными органами, должностными лицами оспариваемых актов, решений, совершения действий (бездействия), возлагается на соответствующие орган или должностное лицо.

Несколько примеров из судебной практики.

Суд указал, что налоговый орган не доказал занижения дохода, выплачиваемого обществом своим работникам.

Сведения о получении работниками предприятия в проверяемом периоде заработной платы, изложенные в протоколах допроса указанных свидетелей, опровергаются первичными документами бухгалтерского и налогового учета общества, в том числе платежными ведомостями, которые содержат подписи соответствующих работников о получении заработной платы в размере, не превышающем сумм выплаченных им доходов, по сведениям налогоплательщика (налогового агента). Также суд указал, что протоколы допроса свидетелей не содержат сведений о получении ими заработной платы в проверенном году (Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 28.09.2006 N А19-21822/05-11-32-Ф02-5006/06-С1 по делу N А19-21822/05-11-32).

Если полученные налоговым органом свидетельские показания работников являются единственными доказательствами занижения организацией налоговой базы по НДФЛ и ЕСН, то суд может предложить налоговой инспекции представить иные доказательства, подтверждающие осуществление налогоплательщиком наряду с заработной платой дополнительных выплат в проверенный период (см. Постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 11.09.2007 по делу N А42-7518/2006).

Несмотря на то что протоколы допроса свидетелей признаются допустимыми доказательствами, одних протоколов допросов недостаточно.

Так, по конкретному делу налоговый орган не представил других доказательств осуществления обществом неучтенных денежных выплат своим работникам, кроме протоколов. Достоверность доказательств, содержащихся в показаниях свидетелей, не была подтверждена первичными документами бухгалтерского учета. Сама по себе информация, содержащаяся в показаниях данных работников, по мнению суда, не является достаточной для установления конкретных сумм налогов, подлежащих доплате (перечислению) в бюджет. Ссылка же инспекции на низкий размер заработной платы работников общества по сравнению с учетом установленного прожиточного минимума без установления фактов выплаты работникам неучтенной заработной платы правового значения для рассмотрения спора не имеет (Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 11.09.2007 N 17АП-6097/07-АК по делу N А60-10368/2007-С6).

Впрочем, в некоторых случаях протоколы принимаются судом в качестве единственных доказательств, если речь идет о таком протоколе, который описан в Постановлении ФАС Уральского округа от 13.06.2007 N Ф09-4306/07-С2 по делу N А60-34875/06. Из текста этого протокола, составленного в порядке ст. 90 НК РФ, усматривалось, что подписи о получении заработной платы проставлялись работниками в трех ведомостях, в каждой из которых требовалась подпись работника.

Сначала подпись проставлялась на листке за фактически полученную на руки заработную плату, позднее — в ведомости с указанием в ней сумм заработной платы, соответствующей условиям трудовых договоров. Заработная плата выдавалась официально в виде аванса, а остальная ее часть — в конвертах.

Вывод о том, что налогоплательщик вел двойную бухгалтерию по заработной плате работников, был сделан на основе данных, переданных налоговой инспекции органами внутренних дел:

— ведомостей по заработной плате;

— протоколов допросов работников общества.

Суд указал, что содержание представленных распечаток с магнитного носителя (дискеты) и переданных в адрес налоговой инспекции органами внутренних дел ведомостей начисления заработной платы не позволяет сделать вывод об изготовлении их обществом и принадлежности ему. Распечатки не содержат подписей уполномоченных представителей общества, подписей работников о получении денежных средств, в материалы дела не представлены документы, подтверждающие факт изъятия у общества дискеты и того, что представленные распечатки осуществлены с магнитного носителя налогоплательщика.

Также судом было установлено, что по данным ведомостей по начислению заработной платы инспекцией установлен размер не удержанного и не перечисленного налоговым агентом НДФЛ с неофициальных доходов 29 работников, в то время как опрошены в качестве свидетелей 16 работников общества из числа лиц, указанных в распечатке. Показания указанных лиц о полученной заработной плате имеют приблизительный характер. Налоговым органом не выяснено, с учетом налогов и страховых взносов или без их учета назван размер заработка.

Никакими другими доказательствами свидетельские показания работников общества не подтверждены. Копии справок о размере заработной платы, выдаваемых обществом для представления в кредитные учреждения, не признаны судами надлежащим доказательством выдачи указанной в них заработной платы.

Таким образом, суд пришел к выводу об отсутствии бесспорных доказательств сумм полученной заработной платы сверх отраженной в отношении 29 работников общества; источник получения ведомостей выдачи неофициальной заработной платы не установлен (Постановление ФАС Уральского округа от 30.09.2009 N Ф09-7349/09-С3 по делу N А60-41106/2008-С10).

Следует помнить, что показания свидетелей (наемных работников), опрошенных налоговым органом, при отсутствии иных доказательств не могут быть достаточным доказательством выплаты заработной платы в большем размере (Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 05.03.2008 N А78-7810/06-С2-21/424-Ф02-150/08).

Как правило, суды не принимают доводы налоговых органов о размере заработной платы ниже прожиточного минимума.

Минимальный размер оплаты труда (МРОТ) согласно ст. 133 ТК РФ устанавливается одновременно на всей территории Российской Федерации федеральным законом и не может быть ниже размера прожиточного минимума трудоспособного населения.

С 1 января 2009 г. МРОТ составляет 4330 руб. (ст. 1 Федерального закона от 24.06.2008 N 91-ФЗ). Размер заработной платы не может быть менее МРОТ, установленного федеральным законом, а не прожиточного минимума, установленного законодательными актами субъектов Российской Федерации (Постановление ФАС Московского округа от 30.07.2007 N КА-А41/7118-07).

По другому делу налоговики посчитали, что зарплата работников организации в несколько раз ниже среднеотраслевой и ниже величины прожиточного минимума. Следовательно, организация отражала в бухгалтерском учете начисление заработной платы в меньшей сумме, чем фактически выплачивала.

Суд указал, что доводы о том, что данные, отраженные в индивидуальных ведомостях учета, носят недостоверный характер, основаны на документах, которые не подтверждают выплату, учет либо выдачу неофициальной заработной платы, ее размеры. Ссылки на протоколы допроса свидетелей, собранные в порядке ст. 90 НК РФ, не могут быть приняты в качестве надлежащих доказательств, так как в них указаны приблизительные суммы полученной заработной платы. Ведомости, в которых свидетели расписывались при получении заработной платы, при допросе не были представлены им для обозрения. Данные обстоятельства не позволяют установить точный размер полученной физическими лицами ежемесячной заработной платы. При этом установление уровня прожиточного минимума служит только основанием для установления минимального размера заработной платы и не может быть применено для определения размера фактически выплаченной заработной платы (Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 30.10.2008 N Ф04-6627/2008(15063-А45-25)).

Случалось, что объявления о вакансиях, размещенные работодателем с указанием заработной платы, отличающейся по своему размеру от впоследствии указанной в расчетных ведомостях, берутся на вооружение налоговиками в качестве доказательства выплаты серой зарплаты. Однако суды, как правило, расценивают такие доказательства как недопустимые.

Налоговое законодательство устанавливает, что налогоплательщик заявляет о полученном доходе путем подачи соответствующей налоговой декларации.

Допустимым доказательством в случае заявления налогоплательщиком о получении дохода может быть предусмотренный налоговым законодательством документ — налоговая декларация.

Объявления в прессе являются недопустимыми доказательствами по той причине, что они не относятся к первичным учетным документам и документам налоговой отчетности (Постановление ФАС Северо-Западного округа от 02.08.2007 по делу N А56-26158/2006).

Следует отметить, что, несмотря на все недостатки доказательств, собранных налоговыми органами, суды при наличии их совокупности могут занять в своем решении сторону налоговых органов. В то же время налогоплательщику при участии в налоговых спорах рекомендуется обращать внимание не только на доказывание по существу спора, но и выискивать дефекты в доказательственной базе налоговых органов, в том числе процессуальные недостатки.

В некоторых случаях налоговики представляют в качестве доказательств справки о доходах, представленные физическими лицами — работниками в банк для получения кредита.

Однако суды подчеркивают, что и такие справки, пусть даже размер заработной платы, указанный в них, превышает отраженный в бухгалтерском учете организации-работодателя, и факт размещения в средствах массовой информации объявлений о наличии вакансий с указанием размера заработной платы, превышающего средний размер заработной платы сотрудников организации на сходных должностях, не могут служить основанием для доначисления организации НДФЛ и ЕСН. Данные обстоятельства не могут быть расценены как доказательства, подтверждающие фактическое получение физическими лицами размера доходов сверх отраженных в расчетных ведомостях по начислению заработных плат, лицевых счетах, карточках налогового учета (форма 1-НДФЛ), справках о доходах физических лиц (форма 2-НДФЛ) (Постановления ФАС Центрального округа от 06.03.2008 по делу N А09-930/07-30, ФАС Поволжского округа от 04.03.2008 по делу N А49-3945/2007-193А/21).

В настоящее время московские налоговики обеспокоены ростом использования серых схем при выплате зарплат. Хотя по итогам 2011 г. налоговая служба столицы зафиксировала рост доходов от НДФЛ (на 12% по сравнению с 2010 г.), в начале 2012 г. по сравнению с аналогичным периодом 2011-го поступления от налога выросли всего на 10%. Не исключено, что отдельные налогоплательщики могли вернуться к серым схемам выплат заработных плат.

Тенденция будет набирать силу даже с учетом того, что в столице не ожидается падения уровня зарплат, считают эксперты.

Кризис загоняет работодателей в безвыходное положение, а зарплаты — обратно в конверты. Ситуация усугубляется тем, что работники, которых такое положение вещей устраивало, вспоминают о том, что серая зарплата противозаконна, только тогда, когда их увольняют. Такие работники — просто находка для налоговых органов, которые не прочь повысить показатели, выявив очередную «зарплатную» схему. Причем в этой праведной борьбе зачастую страдают вполне законопослушные налогоплательщики. Одна надежда — на суд. Но и судебная практика по этому вопросу противоречива, а судебные решения зависят от конкретных обстоятельств.

В нашей стране многим сложно вести легальный бизнес и выполнять все возложенные на предпринимателей обязанности со стороны государства, особенно с учетом возросшей с 26 до 34% налоговой нагрузки, в части налогов и взносов, которыми облагаются заработные платы сотрудников. Столь тяжкое финансовое бремя заставляет работать многие организации в минус, что само по себе запрещено действующим законодательством РФ, поэтому неудивительно, что на выплате заработных плат и пытаются сэкономить предприниматели при помощи различных схем.

Например, выплата черной зарплаты очень похожа на предыдущую рассмотренную выше схему, за исключением отсутствия договорных отношений с работниками. Между работником и работодателем имеется только устная договоренность. Как правило, по этой схеме работают неквалифицированные работники, получающие заработную плату на руки. Для того чтобы выявить компании, использующие черную схему выплаты заработных плат, сотрудникам налоговых органов достаточно приехать в фирму или на объект, пересчитать всех работающих в ней людей и сравнить полученное число с количеством официально заключенных трудовых договоров. Кроме того, данная схема не только легко раскрывается и доказывается, но и является абсолютно незаконной.

Комментарий к статье А. Ломакина «Серая зарплата». Н. Рясина, руководитель филиала ООО «Доверенный СоветникЪ»

Представленная статья содержит довольно полный анализ судебной практики по спорам о серой зарплате. Основным недостатком данной работы является факт отсутствия выводов и практических рекомендаций работникам, не желающим получать зарплату «в конвертах», и работодателям, не желающим платить налоги в полном объеме.

Мое мнение, что в реальности серые зарплаты выгодны и работнику, и работодателю.

Для работника имеет значение, чтобы зарплата была большая и выплачивалась в оговоренные с работодателем сроки. А каким образом она выплачивается и в какой ведомости он за нее расписывается — ему абсолютно не важно.

С другой стороны, даже если работнику предложить выплачивать белую зарплату и удерживать с него налоги в бюджет, то не каждый согласится лишаться почти трети зарплаты на налоги государству. Работник понимает, что никаких социальных благ на эту сумму он не получит и заработанные им деньги будут растрачены на нужды чиновников.

Работодателю также невыгодно платить налоги с зарплаты. Во многих регионах налоговые инспекции неофициально устанавливают минимальный порог белой части заработной платы. Такой порог обычно вычисляется статистически по каждой отрасли, и по этому показателю определяется, насколько заработная плата на предприятии соответствует средней по рынку труда в данной отрасли. И если работодатели официально его декларируют и платят с этой заработной платы все налоги, то налоговые инспекции не имеют к ним претензий и не устраивают внеплановых проверок.

Таким образом, проблема серых зарплат лежит намного глубже в социальной сфере, и только после приведения всей государственной системы к единому механизму можно говорить о снижении серых схем при выплате зарплат.

Относительно «зарплатных» комиссий хочется отметить, что на практике такие комиссии достаточно хороший инструмент для повышения собираемости налогов, но основным способом их убеждения является моральное давление. Поэтому главным контраргументом против таких комиссий может являться тот же метод работы — убеждение. Необходимо убедить контролирующие органы, что в компании сложная ситуация, дал о себе знать экономический кризис, и пообещать повышать зарплату сотрудникам по мере возможности и увеличения оборотов.

Судебные дела довольно обширно рассмотрены в представленной статье, однако хотелось выделить несколько судебных дел, которые, по моему мнению, тоже могут вызвать интерес.

Во-первых, в своей работе инспекция использует различные методы проверки деятельности компании и выплаты серых зарплат. Помимо свидетельских показаний бывших работников, анализа «конвертных» ведомостей, анализа объявлений о вакансиях, размещенных с указанием заработной платы, о которых упоминалось в статье и отражалось в анализируемой судебной практике, контролирующий орган инспектирует справки, выданные работникам для представления в банк в целях получения кредита. А также налоговый орган проводит анализ доходов и расходов генеральных директоров и е го заместителей.

В частности, в Постановлении ФАС Северо-Западного округа от 10.01.2008 по делу N А13-2168/2007 указано, что Общество отражало в бухгалтерском учете заработную плату ниже фактически выплаченной. К данному выводу инспекция пришла в результате проведенных опросов работников (в том числе бывших) и взятых с них объяснений по поводу сумм средней заработной платы, указанных в справках, выданных организацией для получения работниками кредитов в банках, и в результате проведенного анализа доходов и расходов генерального директора и его заместителя (А. Л. Оплеснина и В. К. Волоснова) за период с 2000 по 2006 г., из которого, по мнению налогового органа, следует, что их официальные доходы значительно ниже фактически получаемых.

Абсолютно согласна с автором статьи, что, хотя протоколы допроса свидетелей признаются допустимыми доказательствами, одних протоколов допросов недостаточно.

В частности, по конкретному делу суды первой и апелляционной инстанций, исследовав и оценив имеющиеся в деле доказательства, пришли к выводу, что налоговый орган не доказал правильность доначисления налогов, пеней и штрафов в указанном размере, поскольку представленные в обоснование произведенного инспекцией расчета начисленных сумм протоколы опроса работников и бывших работников общества не позволяют достоверно определить размер полученного ими дохода, так как содержат противоречия в объеме сумм неисчисленного дохода (Постановление ФАС Уральского округа от 24.09.2007 N Ф09-7853/07-С2 по делу N А50-1757/07).

В другом деле судом указано, что каких-либо иных документов, подтверждающих факты совершения предпринимателем налоговых правонарушений, помимо протоколов опросов свидетелей, в материалах выездной налоговой проверки не имеется. Наряду с этим в материалах дела имеются показания других работников (кроме восьми вышеназванных), опровергающие факты расхождений в суммах заработной платы относительно фактически получаемого размера и документально подтвержденного (Постановление ФАС Поволжского округа от 05.04.2006 по делу N А49-8171/2005-135А/21).

Таким образом, судебная практика по вопросу серых зарплат очень противоречива, судебные решения зависят от конкретных обстоятельств дела и доказательств, которые были представлены каждой из сторон. Факт серых выплат должен быть подтвержден совокупностью доказательств.

Хотелось бы обратить внимание, что в Минфине разработали законопроект, согласно которому с 2013 г. работодатели должны будут переводить зарплату строго на банковские счета сотрудников. Соответствующие поправки предлагается внести в ст. 136 Трудового кодекса. Такая мера, по мнению разработчиков законопроекта, должна увеличить количество безналичных операций и, как следствие, повысить контроль за сбором налогов и сократить затраты государства на наличный денежный оборот. Специалисты, надо отметить, сомневаются, что этот законопроект приобретет статус закона. По их мнению, эта мера не поможет эффективно бороться с теневым сектором экономики и создаст неудобства для конечного потребителя.

Комментарий к статье А. Ломакина «Серая зарплата». О. Дученко, юрист корпоративной и арбитражной практики юридической компании «Качкин и Партнеры»

В России выплата серой зарплаты носит массовый характер, в связи с чем и судебные споры в этой сфере широко распространены. Большинство из них можно разделить на две основные категории. Первая — арбитражные споры о доначислении НДФЛ и ЕСН с участием налоговых органов и юридических лиц — налоговых агентов. Вторая категория — споры в судах общей юрисдикции о взыскании теневой части заработной платы с участием работников и работодателей.

Автор статьи ставит вопрос о механизмах доказывания и об оценке судами доказательств при разрешении подобных налоговых и трудовых споров. В дополнение к его аргументам рассмотрим, какие доводы позволят организации выиграть спор в суде. Следует согласиться с утверждением о том, что если налоговики при доначислении НДФЛ руководствуются только свидетельскими показаниями сотрудников и бывших работников, суд отменит решение о доначислениях. Подобных примеров в арбитражной практике более чем достаточно (некоторые из них приводит и автор статьи): Постановления ФАС Поволжского округа от 13.09.2011 N А12-24530/2010, от 12.08.2011 N А12-21588/2010, от 10.02.2011 N А12-12542/2010; Постановления ФАС Северо-Западного округа от 19.05.2011 N А56-41271/2010, от 07.12.2010 N А56-38852/2009, от 13.05.2010 N А56-32859/2009 и многие другие.

Как отметил ФАС Московского округа в Постановлении от 27.07.2009 N КА-А40/7085-09, свидетельские показания могут быть использованы как сведения об обстоятельствах, имеющих значение при осуществлении налогового контроля, но наряду с другими доказательствами.

Шансы организации на успешный исход дела значительно возрастут, если обнаружится, что:

— в протоколах допроса свидетелей нет конкретных сведений о точном размере заработной платы за каждый месяц проверяемого года, поэтому расчет налоговиков по недоимке основан на неточных (предположительных) суммах (см., например, Определение Высшего Арбитражного Суда РФ от 14.05.2010 N ВАС-5974/10; Постановления ФАС Поволжского округа от 01.09.2009 N А65-23965/2008, от 30.03.2009 N А12-12521/2008; Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 28.07.2010 по делу N А19-15652/09).

Дело в том, что у налоговиков отсутствуют формальные основания доначислять налоги расчетным путем (пп. 7 п. 1 ст. 31 НК РФ), если правильному исчислению препятствует налоговый агент, а не налогоплательщик;

— свидетельские показания противоречивы (одни работники подтверждают получение неофициальной заработной платы, другие — опровергают);

— показания свидетелей, например сотрудников, уволенных за неисполнение должностных обязанностей или имеющих дисциплинарные взыскания, носят предвзятый характер;

— инспекцией допущены нарушения в оформлении протоколов допросов, например отсутствуют паспортные данные допрошенных лиц, отметки о предупреждении об ответственности за дачу ложных показаний, разъяснении их прав и обязанностей (см. подробнее: Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 26.08.2010 по делу N А11-15006/2009).

Если налоговики при доначислении НДФЛ и ЕСН руководствуются неофициальными ведомостями по учету выплат работникам, суд встанет на сторону организации в том случае, если ведомости не содержат достаточных сведений об организации, работниках, точных суммах выплат, росписей работников в получении денег, подписей руководителя и (или) главного бухгалтера (Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 26.08.2010 N А11-15006/2009, Постановление ФАС Северо-Западного округа от 19.04.2010 N А66-7523/2009, Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 16.06.2010 N А67-7586/2009). При подготовке к судебному разбирательству организации следует оценить и соблюдение налоговыми органами требований к процедуре проведения мероприятий налогового контроля (например, отсутствие понятых при выемке, ненадлежащее извещение организации о рассмотрении материалов проверки).

Ссылки налоговых органов на то обстоятельство, что размер заработка ниже, чем в среднем по отрасли (в целом по стране или по региону), суд сочтет неубедительными, поскольку нет нормативных правовых актов, устанавливающих обязанность работодателя при определении размера заработной платы учитывать уровень среднеотраслевых заработков. Также зачастую налоговики не учитывают специфики работы в конкретной отрасли, что также может послужить основанием для отмены решения о доначислении налога. Так, ФАС Московского округа при рассмотрении дела N А40-53391/10-114-295, установив, что ИФНС не учла специфику строительной отрасли, а также то, что общество является генеральным подрядчиком и выплачивает субподрядным организациям суммы за выполнение работ, что уменьшает размер фонда оплаты труда, принял решение в пользу организации (Постановление от 15.12.2010 N КА-А40/15606-10).

Если налоговые органы ссылаются на то, что размер заработка меньше установленного субъектом РФ прожиточного минимума для трудоспособного населения, или на то, что зарплаты сотрудников на предыдущих местах работы были значительно выше, организация может возразить, что данные факты не являются доказательством занижения НДФЛ и ЕСН. Это следует из Постановлений ФАС Восточно-Сибирского округа от 23.09.2010 N А58-5012/09, от 18.09.2007 по делу N А11-1641/2007-К2-20/104.

В случаях, когда инспекция руководствуется тем обстоятельством, что размер официальной зарплаты ниже размера, указанного в объявлениях о вакансиях в СМИ и сети Интернет, в заявках в центр занятости, организации следует учитывать, что объявление в газете не является доказательством выплаты дохода физическим лицам, занижения объекта налогообложения (Постановление ФАС Северо-Западного округа от 13.05.2010 по делу N А56-32859/2009, Постановление ФАС Поволжского округа от 01.09.2009 N А65-23965/2008). А также то, что в объявлениях о приеме на работу может указываться максимальная или ориентировочная (предполагаемая) зарплата по соответствующей должности, тогда как фактический ее размер зависит от многих факторов, в том числе квалификации сотрудника и других (Постановление ФАС Уральского округа от 08.04.2009 N Ф09-1768/09-С3 по делу N А60-17878/2008-С10; Постановления ФАС Северо-Западного округа от 14.08.2009 по делу N А66-9458/2008, от 26.01.2009 по делу N А56-4256/2008).

В случаях, когда налоговые органы ссылаются на справку о доходах, представленную для получения кредита, в которой сумма доходов превышает официальную зарплату, суды, как правило, приходят к выводу, что отраженный в справке размер дохода не является безусловным и единственным доказательством фактического начисления работнику указанных сумм (Постановления ФАС Северо-Западного округа от 07.12.2010 N А56-38852/2009, ФАС УО от 12.08.2009 N Ф09-5769/09-С2).

Что касается трудовых споров о выплате серой зарплаты, то суды общей юрисдикции чаще принимают сторону работодателя, поскольку работник не может представить допустимых доказательств, подтверждающих размер фактических выплат. В некоторых случаях у работников сохраняются электронные письма от работодателя с указанием реальной зарплаты, однако суды их во внимание не принимают (Кассационное определение Санкт-Петербургского городского суда от 23.01.2012 N 33-574/12). Показания свидетелей суды общей юрисдикции оценивают по своему внутреннему убеждению обычно также не в пользу работника. Например, Новосибирский областной суд в Кассационном определении от 17.01.2012 по делу N 33-1353/2012 указал следующее: «Показаниям свидетеля Г. относительно размера должностного оклада истца суд дал обоснованную оценку в соответствии с положениями ст. 67 ГПК РФ. Результаты оценки судом отражены в решении; оснований для признания их неправильными не усматривается, в силу чего доводы жалобы, основанные на данных обстоятельствах, нельзя признать состоятельными и являющимися основанием к отмене решения суда.

Кроме того, свидетельские показания об установлении истцу оклада являются недопустимым доказательством, поскольку согласно ст. 57 ТК РФ условия оплаты труда устанавливаются соглашением сторон и в обязательном порядке включаются в содержание трудового договора. На основании ст. 72 ТК РФ изменение условий трудового договора, в том числе оклада, допускается так же по соглашению сторон, которое оформляется в письменной форме. Дополнительные соглашения об изменении оплаты истцу и установлении ему оклада 17249 руб. с 1 января 2009 г. и оклада 19000 руб. с 1 апреля 2010 г. подписаны Ж., подлинность подписи в соглашениях истцом не оспаривалась. В связи с чем свидетельские показания об установлении истцу иного размера оклада не могут быть приняты во внимание в качестве допустимого доказательства». Поскольку по многим спорным вопросам законодательство РФ не содержит разъяснений, очень часто суды при схожих обстоятельствах дела выносят диаметрально противоположные решения. Тем не менее анализ судебной практики показывает, что организация может легко отстоять свои права в спорах о серых зарплатах. Готовиться к потенциальным конфликтам рекомендуем до их возникновения и помнить, что чем тщательнее ведется кадровое делопроизводство, тем меньше рискует организация.

Комментарий к статье А. Ломакина «Серая зарплата». С. Максимова, ведущий аудитор Департамента аудита и бухгалтерского сопровождения, юридическая фирма «Клифф»

Да, действительно информация, поступающая в ходе рассмотрения жалоб и заявлений граждан, юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, правоохранительных и иных контролирующих органов, о выплате налогоплательщиком неучтенной заработной платы («в конвертах»), неоформлении (оформлении с нарушением установленного порядка) трудовых отношений и иная аналогичная информация может являться основанием для назначения выездной налоговой проверки. Данный критерий внесен Приказом ФНС России от 10.05.2012 N ММВ-7-2/297@ «О внесении изменений в Приказ ФНС России от 30.05.2007 N ММ-3-06/333@ «Об утверждении Концепции системы планирования выездных налоговых проверок».

Налоговые органы часто проигрывают дела по доначислению НДФЛ с серой зарплаты из-за отсутствия достоверных сведений о сумме неофициально выплаченной зарплаты. Для расчета налога необходима точная сумма дохода.

В соответствии с пп. 7 п. 1 ст. 31 НК РФ налоговые органы имеют право определять сумму налога расчетным путем. Но определять сумму налога расчетным путем возможно лишь по отношению к налогоплательщикам.

Налогоплательщиками налога на доходы физических лиц признаются физические лица, являющиеся налоговыми резидентами Российской Федерации, а также физические лица, получающие доходы от источников в Российской Федерации, не являющиеся налоговыми резидентами Российской Федерации (п. 1 ст. 207 НК РФ).

Работодатель является налоговым агентом (ст. 226 НК РФ). Уплата налога за счет средств налоговых агентов не допускается (п. 9 ст. 226 НК РФ).

Таким образом, применить расчетный метод для определения суммы НДФЛ нельзя. Получается, что сотрудник, дающий показания о том, что он получает серую или черную зарплату, фактически дает показания о своей виновности в неуплате налогов.

Данные обстоятельства также не способствуют сбору доказательств налоговыми органами.

Рассмотрим пример из судебной практики.

В Постановлении ФАС Поволжского округа от 30.03.2009 N А12-12521/2008 суд установил, что из содержания протоколов допроса свидетелей не представляется возможным установить конкретный размер выплаченного дохода и точно определить период, в который выплачивались денежные средства, поскольку свидетели указывали примерные суммы дохода и периоды их получения. Судом установлено, что сведения о получении работниками в проверяемом периоде заработной платы подтверждаются первичными документами бухгалтерского и налогового учета общества. С указанных в первичных документах выплаченных сумм обществом исчислялись, удерживались и перечислялись соответствующие налоги.

Суд посчитал отсутствующими доказательства ведения бухгалтерского и налогового учета или ведения учета с нарушением установленного порядка, а факт установления работникам заработной платы ниже прожиточного минимума — обстоятельством, не требующим необходимости применения пп. 7 п. 1 ст. 31 НК РФ, поскольку указанная норма подлежит применению только в случаях отсутствия учета доходов и расходов, учета объектов налогообложения или ведения учета с нарушением установленного порядка.

Еще одним примером судебного решения, в котором суд поддержал налогоплательщика, является Определение ВАС РФ от 14.05.2010 N ВАС-5974/10. Суды, оценивая доказательства, сочли, что сведения о размере заработной платы «в конвертах», полученные инспекцией в ходе мероприятий налогового контроля, носят предположительный характер. Точный размер заработной платы, выплачиваемой по двум ведомостям, из протоколов допросов и объяснений лиц, опрошенных в ходе выездной налоговой проверки, как указал суд и подтверждается материалами дела, установить невозможно. По этой же причине судом не приняты в качестве достаточных доказательств распечатки электронных версий ведомостей выплаты заработной платы.

Налоговые органы не сумели доказать, что заработная плата выплачивалась в больших суммах, чем указал налогоплательщик, и при рассмотрении дела N А65-23965/2008 (Постановление ФАС Поволжского округа от 01.09.2009).

Суд определил, что налоговый орган определил размер заработной платы расчетным путем. Однако данный метод определения подлежащих уплате сумм налогов не соответствует положениям ст. 31 НК РФ и не подтверждает правомерность доначисления налога на доходы физических лиц и единого социального налога.

Суд указал, что объявление в газете не является доказательством, подтверждающим выплату дохода физическим лицам. Таким доказательством не могут быть признаны и справки банка. Протоколы допроса свидетелей не могут быть признаны бесспорным доказательством получения работниками заработной платы именно в том размере, исходя из которого налоговый орган доначислил обществу налог на доходы физических лиц и единый социальный налог.

Комментарий к статье А. Ломакина «Серая зарплата». И. Меньшикова, юрист «ООО «1-й Консалт Центр»

На сегодняшний день вопрос о выдаче работникам серой зарплаты работодателем на предприятиях является весьма актуальным и с учетом возникновения тех сложностей доказывания, которые описаны в статье, на мой взгляд, данную проблему наиболее целесообразно рассматривать в двух аспектах ее разрешения: всеобщем (то есть путем правотворческого урегулирования вопроса и, как следствие, его практического регулирования) и локальном (в каждом конкретном случае разрешение этого вопроса будет индивидуальным, в зависимости от сложившейся ситуации на тех или иных предприятиях, доказательственной базы и пр.).

Таким образом, я считаю, что прежде всего требуется принятие соответствующих решений на законодательном уровне.

К примеру, внесением в закон соответствующих коррективов, которые бы детализировали данную норму права и прямо указывали на противоправность рассматриваемого нами в данном случае поведения работодателя, а также конкретизировали бы данное правонарушение как таковое и предусматривали за это сообразную ответственность.

Затем, по рассмотрении и принятии соответствующих поправок, указов (и т. д. и т. п.) на законодательном уровне, я думаю, необходимо принятие ряда мер превентивного и регулятивного характера.

Например, к превентивным мерам можно отнести освещение данного вопроса в прессе и других СМИ (под выражением «в прессе и других СМИ» я подразумеваю не только традиционные печатные издания, в которых освещаются законодательные нововведения, дополнения, изменения и пр., не только обозрение в рамках информационных программ, но и в СМИ в целом, то есть публикации статей, посвященных этой теме в различных журналах, обсуждение данной темы в разного рода передачах и пр. Таким образом, я имею в виду информативный охват более широкой массы населения).

Что касается принятия мер регулятивного характера, такие меры должны быть направлены на выявление уже свершившихся правонарушений в данной сфере и на их устранение в судебном порядке (в частности, путем наложения штрафов на предприятия, различного рода взысканий и т. д.). Данные меры тоже требуют решения на федеральном уровне, поскольку в этих целях, на мой взгляд, должны быть созданы соответствующие органы исполнительной власти (например, путем проведения реформирования ФНС России и создания в ее системе соответствующих подразделений для решения данного вопроса; путем создания какого-то другого обособленного компетентного органа, наделенного соответствующими полномочиями). Об этом, собственно, и упоминается в статье: «Борьбой с серыми зарплатами фискалы вплотную занялись в апреле 2006 г. Тогда при налоговых инспекциях были созданы специальные комиссии в составе налоговиков и чиновников муниципалитета». И следовательно, действенность предлагаемых здесь мной мер уже подтверждена фактически приведенными в данной статье цифрами: «За первые полтора года работы «зарплатных» комиссий (по состоянию на 1 января 2008 г.) среднемесячная заработная плата по организациям, с которыми УФНС провела соответствующую работу, увеличилась в среднем до 16 тыс. руб. Комиссии работали по всей стране, и в итоге в 2007 г. сборы ЕСН, который взимается с фонда оплаты труда, вырос на 28,5%». В связи с чем не вызывают сомнений правильность и эффективность пути разрешения задачи, изложенного мной выше. Единственное, чего остается пожелать, — пересмотра органами законодательной власти и корректировки существующих норм права (например, путем введения дополнительных требований к работодателю или более четкого регламента, устанавливающего соответствующие положения для него при приеме на работу граждан и начислении им заработной платы); принятия мер в виде создания контролирующего органа исполнительной власти (или создание специального подразделения внутри уже существующего), наделенного соответствующими полномочиями и компетентного в данной области.

Если же говорить о локальном решении данного вопроса, я считаю, что поиск какого-либо единственно верного пути бессмыслен, поскольку в каждом конкретном случае должен быть индивидуальный подход. В каждом конкретном случае должна действовать своя собирательная методика доказательств.

В гражданском процессе бремя доказывания, как известно, лежит на сторонах, и единственными рекомендациями по этой части могут являться лишь правильность как поиска информации, так и ее процессуального закрепления, чтобы суд принял во внимание эту информацию и имел возможность приобщить ее к делу в виде доказательства.

И в качестве подтверждения вышеизложенной мысли можно привести фрагмент из статьи: «…объявления о вакансиях, размещенные работодателем с указанием заработной платы, отличающейся по своему размеру от впоследствии указанной в расчетных ведомостях, берутся на вооружение налоговиками в качестве доказательства выплаты серой зарплаты. Однако суды, как правило, расценивают такие доказательства как недопустимые». В данном случае я совершенно согласен с судом, поскольку дать такое объявление может кто угодно (предположим, даже и конкуренты, знающие истинное положение дел у предприятия-соперника относительно зарплаты, начисляемой рабочим, с целью дальнейшего поступления размещенной ими информации в налоговый орган).

Я думаю, дело бы обстояло несколько иначе, например, если бы к газете с размещенным в ней объявлением о вакансии и указанным обещанным вознаграждением приплюсовались и показания лица, вызванного судом в качестве свидетеля и являющегося, скажем, главным редактором такой газеты либо другим ее работником, который в свое время не только принял заявку на подачу такого объявления, но и в силу сложившихся на тот момент обстоятельств или ввиду специфики выполняемой им работы ознакомился с личностью подававшего такую заявку. Необязательно, чтобы это была проверка паспорта или других каких-то документов, определяющих принадлежность лица к той или иной организации. Возможно, это было какого-то рода общение с заявителем — с помощью телефонных переговоров, способных указать на принадлежность номера определенному предприятию, или посредством отправки каких-то почтовых уведомлений о размещенной вакансии по заказу объявителя и т. д.

Вот тогда можно было бы оперировать подобного рода объявлением о размещенной вакансии, ссылаться на него в судебном порядке и в этом случае наиболее вероятно, что суд счел бы подобного рода доказательства допустимыми и приобщил бы их к делу в качестве таковых.

Резюмируя все вышесказанное по теме серой зарплаты, можно рекомендовать следующее:

— внести ряд изменений законодательного порядка, что, в свою очередь, будет являться одновременно предпосылкой решения данной проблемы на уровне ее исполнения в части презюмируемых решений и внесенных дополнений. Таким образом, будут соблюдены и защищены интересы как государства (за счет увеличения доходов от НДФЛ, будут происходить прирост его финансовых ресурсов и аккумуляция их в бюджете), так и рабочих (будет происходить должное начисление пенсии, отпускных, а также оплата по больничному листу и т. д.).

Также, принимая во внимание высказывание, приведенное в статье: «Кризис загоняет работодателей в безвыходное положение, а зарплаты — обратно в конверты…», — мы можем стать и на сторону работодателя. И в этом случае с учетом сложившейся на сегодняшний день ситуации проблема видится, опять-таки, в разрешении двух уровней: в общем решении (которое может быть предпринято законодателем) и частном конкретном случае (на усмотрение юриста той или иной организации, с использованием пробелов или коллизий в законодательстве).

В статье было приведено латинское изречение: «Quod initio vitiosum est non potest tractu temporis convalescere» — «Правовое действие, порочное с самого начала, не может приобрести законную силу с течением времени». Да, действительно такое изречение есть… Есть еще латинское изречение «Dura lex sed lex», означающее «Закон суров, но это закон», или «Закон есть закон».

Но (!) во всяком деле найдется и ахиллесова пята. Поэтому, пребывая уже теперь на стороне работодателя, вполне можно противопоставить приведенным выше латинским высказываниям и таким образом как бы положить на противоположную чашу весов латинское: «Vita brevis, ars longa» — «Жизнь коротка, искусство долговечно» или слова из песни «Веселый ветер» (на стихи поэта Василия Лебедева-Кумача и музыку, написанную композитором Исааком Дунаевским для кинофильма «Дети капитана Гранта»):

Кто привык за победу бороться,

С нами вместе пускай запоет.

Кто весел — тот смеется,

Кто хочет — тот добьется,

Кто ищет — тот всегда найдет!

Первоисточником которых, кстати, тоже является латинская поговорка: «Qui quaerit, reperit» — «Кто ищет, находит».

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *