Вор должен сидеть в тюрьме?

(Колоколов Н.) ("ЭЖ-Юрист", 2012, N 33) Текст документа

ВОР ДОЛЖЕН СИДЕТЬ В ТЮРЬМЕ?

Н. КОЛОКОЛОВ

Никита Колоколов, докт. юрид. наук, профессор кафедры судебной власти и организации правосудия НИУ-ВШЭ, г. Москва.

Отношения "хозяин магазина - продавец" в силу свой простоты абсолютно надежны. В соответствии с действующим законодательством они оформляются договором о полной материальной ответственности. Если возник спор, то он легко и быстро решается в рамках гражданского судопроизводства. Однако иногда подобные споры пытаются разрешить в условиях судебного процесса.

Идем в суд!

Хозяин магазина передает продавцу товар на четко определенную сумму, а последний обязан отчитаться за него до копеечки. Недостачу продавец должен возместить из своего кармана. Истцу - хозяину магазина, чтобы выиграть дело в рамках гражданского судопроизводства, достаточно представить суду всего два документа: акт передачи товара продавцу и акт инвентаризации, подтверждающий факт недостачи. Что касается механизма образования недостачи, то этот вопрос для гражданского права неинтересен, так как данной отрасли правового знания присущ принцип объективного вменения. Максимум, что может сделать ответчик, - это доказать, что в апробированные временем простейшие отношения вмешались третьи силы, например воры, по вине которых образовалась недостача. Однако россиянам гражданско-правовой ответственности мало, ибо они привыкли все делать через уголовное дело. При этом они почему-то не понимают, что для уголовного судопроизводства главное - не возместить ущерб, а посадить человека в тюрьму да кормить его за счет общества. Что касается гражданского иска в уголовном деле, то явление это в системе судебных ценностей далеко не первой важности. Логика данных рассуждений проста. Если хозяин желает возместить ущерб, то ему напрямую следует обращаться с иском в суд в порядке гражданского судопроизводства. Если же у него возникло желание всего лишь разобраться с продавцом, то следует добиваться возбуждения уголовного дела, результат расследования которого даже, казалось бы, в совершенно очевидных ситуациях непредсказуем.

Закон суров

Так, продавцы магазина "Идиллия" г. Брянска Агапова и Сотникова увлеклись присвоением части выручки, о чем хозяин магазина Шкурко догадался по падению доходности предприятия. Проведенная им инвентаризация выявила недостачу на сумму 255253 руб. Вместо того чтобы взыскать данную сумму в порядке гражданского судопроизводства, Шкурко стал добиваться возбуждения в отношении продавцов уголовного дела. Уголовный закон, для практики применения которого присущ принцип субъективного вменения, в каждом конкретном случае от суда требует доказанности того, что именно похищено. Указания одной лишь суммы недостачи в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого, в обвинительном заключении, а тем более приговоре явно недостаточно. Требования права уголовного в отличие от права гражданского в данном случае весьма суровы. Да и причина этого весьма значима: виновный отвечает не деньгами, которые, как известно, наживаются, а невосстановимым: годами жизни в тюремных условиях, разорванными социальными связями, потерянным здоровьем. Поэтому нет ничего удивительного в том, что уголовный суд обязан в очередной раз пересчитать все по копеечке. Более того, иная норма уголовного права сконструирована так, что именно от копеечки зависит квалификация. Анализируемая ситуация как раз из разряда подобных: до 250 тыс. руб. - одна квалификация - средней тяжести, после 250 тыс. руб. и 1 коп. - другая - тяжкая. Суд должен убедиться, все ли похитили виновные, не совершено ли хищение иными лицами (и такую версию суд отбрасывать права не имеет). С учетом применяемых в магазине правил учета отпуска товара детально установить объем похищенного возможно лишь на основании показаний покупателей. Совершенно очевидно, что полученная таким образом информация изначально будет носить неполный, фрагментарный характер. В силу данного обстоятельства, чтобы не утруждать себя доказыванием недоказуемого, органы предварительного расследования в возбуждении уголовного дела по факту недостачи поспешили отказать. Но, поскольку некоторые свидетели прямо указывали на то, что хищения совершались, зампрокурора Советского района г. Брянска 17.02.2006 по факту обнаружения недостачи возбудил уголовное дело N 00419 по признакам преступления, предусмотренного п. "б" ч. 2 ст. 158 УК РФ. Отметим, что с 2007 года сотрудники прокуратуры жалуются, что у них отобрали функцию возбуждения уголовного дела, отсутствие которой мешает им бороться с укрывательством преступлений от учета. Однако не секрет, что прокуроры зачастую злоупотребляли этим правом: надоест им заявитель - возбудят совершенно безнадежное с точки зрения судебной перспективы уголовное дело, направят его в органы внутренних дел, заставив тем самым целую группу специалистов работать "на корзину".

Поторопились возбудить уголовные дела

Что именно, когда и как было похищено продавцами, ни следователь, ни суд первой инстанции выяснять не стали. Приняв за основное доказательство вины продавцов факт недостачи, данные субъекты доказывания в подтверждение выдвинутой стороной обвинения версии сослались лишь на показания нескольких свидетелей. Все свидетели показали, что время от времени Агапова и Сотникова, реализовывая товар, не проводили его через кассу, а полученные от покупателей деньги делили. Когда, сколько и какой товар Агапова и Сотникова таким способом распродали, неизвестно. Согласно приговору Советского районного суда г. Брянска от 16.04.2008 продавец магазина "Идиллия" Сотникова признана виновной в том, что в период с 8 ноября по 31 декабря 2005 года по предварительному сговору с иным лицом присвоила вверенное ей имущество в крупном размере (255253 руб.). Несмотря на то что в действиях виновной признали наличие состава тяжкого преступления (ч. 3 ст. 160 УК РФ), Сотникова вины не признала. Суд счел необходимым найти совокупность обстоятельств, смягчающих ее ответственность, применив к ней ст. 64 УК РФ, и назначил наказание в виде штрафа 10 тыс. руб. Пояснять, почему суд поступил именно так, думается, не нужно, поскольку доказательства хищения конкретного имущества суду представлены не были. Суд в полном объеме удовлетворил иск хозяина магазина Шкурко, взыскав с осужденной 255253 руб. <1>, что легко можно было сделать в рамках гражданского судопроизводства. -------------------------------- <1> Приговор Советского районного суда г. Брянска от 16.04.2008 N 1-246(07).

В кассационном порядке приговор обжалован не был (ничего удивительного здесь нет, наказание Сотниковой было символичным). Не стала оспаривать приговор и прокуратура, поскольку ее сотрудники хорошо понимали, что с возбуждением уголовного дела поторопились. Что ж, лучший приговор тот, который не обжалуется. Однако шила в мешке не утаишь... История Сотниковой получила свое развитие. Несмотря на то что выводы суда о виновности Сотниковой в совершении хищения имущества группой лиц по предварительному сговору и в крупном размере были лишены всякой логики, в удовлетворении ее надзорных жалоб как на уровне региона <2>, так и первоначально в Верховном Суде РФ <3> было отказано. Только спустя почти три года заместитель Председателя ВС РФ А. Петроченков Постановление судьи ВС РФ об отказе в удовлетворении жалобы осужденной отменил, возбудил по ней надзорное производство и направил дело на рассмотрение в президиум Брянского областного суда. -------------------------------- <2> Постановление судьи Брянского областного суда от 03.12.2008 N 4-у-978/2008 об отказе в удовлетворении надзорной жалобы; письмо и. о. председателя Брянского областного суда от 09.06.2009 N 4-у-433. <3> Постановление судьи ВС РФ от 10.09.2009 N 83-У09-234.

Возбуждая надзорное производство, автор Постановления прямо указал на противоречие в действиях следователя и суда. Согласно версии органов предварительного расследования преступная группа, совершившая хищение, состояла всего из двух продавцов: Сотниковой и Агаповой. Уголовное дело в отношении Агаповой 05.03.2007 было выделено в отдельное производство, а 07.11.2008 уголовное преследование в отношении ее прекращено по п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ (за отсутствием состава преступления) <4>. -------------------------------- <4> Постановление заместителя Председателя ВС РФ об отмене Постановления судьи от 28.02.2011 N 83-Д11-2 об отказе в удовлетворении надзорной жалобы.

Президиум Брянского областного суда исключил из обвинения Сотниковой квалифицирующий признак "хищение по предварительному сговору группой лиц", снизив штраф до 9 тыс. руб. <5>. После этого у стороны защиты появилось право утверждать: президиум был обязан проверить все обстоятельства дела в полном объеме и вынести постановление о прекращении уголовного дела в отношении Сотниковой, как это было сделано органами предварительного расследования в отношении Агаповой. Доводы стороны защиты не лишены оснований. Из материалов уголовного дела следует, что было принято решение: единое уголовное дело разделить на две части и направить в суд дела в отношении каждой из продавщиц отдельно. -------------------------------- <5> Постановление президиума Брянского областного суда от 30.03.2011 N 44-у-08.

Преюдициальное значение постановления

Постановлением начальника СО при УВД Советского района г. Брянска от 05.03.2007 из уголовного дела N 00419 выделили уголовное дело N 00632 в отношении Агаповой (ч. 3 ст. 160 УК РФ). Вскоре уголовное дело в отношении Сотниковой направили в суд, а уголовное дело N 00632 в отношении Агаповой было утрачено. После его восстановления и осуждения Сотниковой (16.04.2008) Агаповой 02.10.2008 предъявили обвинение в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 160 УК РФ, а 30.10.2008 по делу было составлено обвинительное заключение. Однако новый начальник СО при УВД по Советскому району г. Брянска усомнился в доказанности вины Агаповой и 03.11.2008 возвратил дело следователю, который 07.11.2008 вынес постановление о его прекращении. Появление постановления о прекращении уголовного дела в отношении Агаповой в силу ст. ст. 24 и 90 УПК РФ возымело обязательное преюдициальное значение по делу в отношении Сотниковой, ибо иных лиц, кроме Агаповой, которые по версии органов предварительного расследования могли бы в сговоре с ней совершать преступления, нет и быть не могло. Преюдициальное значение постановления о прекращении уголовного дела в отношении Агаповой имеет целый ряд уровней: 1) формальный и предельно очевидный: иного лица, с которым Сотникова могла состоять в преступном сговоре, не было и быть не могло; 2) его наличие суд не имел права не заметить: деньги присваивала не одна Сотникова, но и иные лица, о чем дали показания свидетели, следовательно, объем похищенного Сотниковой существенно меньше 255253 руб.

Недоработка органов предварительного расследования

Продавец Потураева в явке с повинной, а также 27.02.2007 на допросе в качестве подозреваемой показала, что она, Агапова и Сотникова совершали хищения и до 08.11.2005. На 03.01.2006 была намечена инвентаризация. Испугавшись, что хищение откроется, Потураева срочно уволилась. Уже в стадии предварительного расследования стороной защиты была выдвинута версия о том, что ценности расхищались и другими продавцами. Данный факт нашел свое подтверждение как в показаниях ряда свидетелей, так и в показаниях аудитора. Он заявил, что ответственность за недостачу лежит на материально ответственных лицах, в том числе привлеченных к уголовной ответственности. Совершенно очевидно, что при таких обстоятельствах органы предварительного расследования были обязаны установить: - когда Агапова и Сотникова договорились между собой на совершение хищений; - что именно и когда в рамках данного преступного сговора похитили; - что именно и когда могло быть похищено иными лицами. Именно на совершение данных действий по доказыванию вины ориентирует субъектов доказывания и Постановление Пленума ВС РФ от 27.12.2007 N 51.

Освобождены от уголовной ответственности

В соответствии с ч. 2 ст. 35 УК РФ мошенничество, присвоение или растрата считаются совершенными группой лиц по предварительному сговору при условии, что в этих преступлениях участвовали два и более лица, заранее договорившиеся о совместном их совершении (ч. 1 п. 21). При рассмотрении дел об указанных преступлениях, совершенных двумя и более лицами, суду надлежит выяснить, какие конкретно действия, непосредственно направленные на исполнение объективной стороны этих преступлений, выполнял каждый из соучастников. Кроме того, суду надлежит исследовать в судебном заседании и указать в приговоре доказательства, подтверждающие вину каждого из исполнителей и иных соучастников (ч. 2 п. 21). Сославшись именно на данные руководящие указания, орган предварительного расследования прекратил уголовное дело в отношении Агаповой. Полностью прекращая уголовное дело в отношении Агаповой, органы предварительного расследования, надзирающий за их действиями прокурор были обязаны предвидеть преюдициальное значение постановления о прекращении уголовного дела. Наличие в уголовном деле информации о том, что деньги расхищались и иными лицами, влечет неизбежное уменьшение объема похищенного Сотниковой, что, в свою очередь, влечет переквалификацию ею содеянного на ч. 1 ст. 160 УК РФ. Данное преступление относится к преступным деяниям небольшой тяжести, по которым срок давности привлечения к уголовной ответственности - два года (п. "а" ч. 1 ст. 78 УК РФ). При таких обстоятельствах уголовное дело подлежало прекращению, а Сотникова - освобождению от уголовной ответственности еще 31.12.2007, то есть до постановления обвинительного приговора. А у Агаповой с прекращением уголовного дела появилось право на реабилитацию - это как минимум извинение соответствующего прокурора! Таким образом, уголовное производство по делу длится уже свыше шести лет и конца ему не видно... Гражданское же разбирательство было бы скорым и бесспорным. Кто выиграет из участников процесса, пока неизвестно. Но уже очевидно, что проиграло общество, все эти годы добровольно кормившее группу правоохранителей, которые играли в уголовное право и уголовный процесс.

------------------------------------------------------------------

Название документа