Новый взгляд на статью 392 ТК РФ

(Штенников В.)

("Трудовое право", 2013, N 5)

Текст документа

НОВЫЙ ВЗГЛЯД НА СТАТЬЮ 392 ТК РФ

В. ШТЕННИКОВ

Василий Штенников, кандидат технических наук, Уральский федеральный университет им. первого Президента России Б. Н. Ельцина, г. Екатеринбург.

Автор статьи считает, что существующая формулировка ст. 392 ТК РФ, в которой указано "узнал... о нарушении права", как правило, исключает нарушение сроков обращения в суд.

Согласно ст. 392 ТК РФ "работник имеет право обратиться в суд за разрешением индивидуального трудового спора в течение трех месяцев со дня, когда он узнал или должен был узнать о нарушении своего права, а по спорам об увольнении - в течение одного месяца со дня вручения ему копии приказа об увольнении либо со дня выдачи трудовой книжки. Работодатель имеет право обратиться в суд по спорам о возмещении работником ущерба, причиненного работодателю, в течение одного года со дня обнаружения причиненного ущерба".

В рамках рассматриваемого вопроса необходимо обратить внимание на принципиальное различие в части формулировки ч. ч. 1 и 2 ст. 392 ТК РФ, а именно: начало истечения срока давности для работника и работодателя определяется по-разному: "со дня, когда он узнал или должен был узнать о нарушении права" и "со дня обнаружения причиненного ущерба" соответственно.

В комментарии к ст. 392 ТК РФ источника [1] говорится о том, что "статья 392 ТК устанавливает для работника и для работодателя сроки обращения в суд с трудовым спором, то есть сроки исковой давности. Последствием пропуска без уважительных причин искового срока по трудовому спору является утрата права на иск. Если же иск уже поступил в суд, то он может вынести решение об отказе в иске из-за пропуска срока исковой давности без уважительных причин". И далее: "На практике часто применяется норма о восстановлении для работника искового срока, особенно месячного по делам об увольнениях, и редко восстанавливается исковой срок для работодателя, поскольку в годичный его период у работодателя не находится уважительной причины для его пропуска".

В работе [2] предлагается "бороться" с последствиями пропуска сроков обращения в суд, применяя норму ч. 2 ст. 195 ТК РФ: "В случае, когда факт нарушения подтвердился, работодатель обязан применить к руководителю организации, руководителю структурного подразделения организации, их заместителям дисциплинарное взыскание вплоть до увольнения", обращаясь в суд согласно ст. ст. 264 - 268 ГПК.

В публикации [3] автор обращает внимание на разные сроки исковой давности для работника и работодателя, но не рассматривает последствия различной формулировки сроков их истечения.

Автор комментария [4] отмечает, что "вопрос о пропуске истцом срока обращения в суд разрешается судом при условии, когда об этом заявлено ответчиком". Кроме этого, приводятся примеры уважительных причин пропуска сроков обращения в суд: "болезнь истца, нахождение его в командировке, невозможность обращения в суд вследствие непреодолимой силы, необходимость ухода за тяжелобольными членами семьи". Кроме того, автор упомянутой работы обращает внимание на тот факт, что в ч. 3 ст. 392 ТК РФ не рассматривается вопрос приостановления этих сроков. Также сроки, установленные ст. 392 ТК РФ, должны соблюдаться и выборным профсоюзным органом, представляющим интересы работника, при обращении в суд.

В п. 56 Постановления Пленума ВС РФ от 17.03.2004 N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации" (с изм. от 28.12.2006) говорится следующее: "При рассмотрении дел по иску работника, трудовые отношения с которым не прекращены, о взыскании начисленной, но не выплаченной заработной платы учитывается, что заявление работодателя о пропуске работником срока на обращение в суд само по себе не может служить основанием для отказа в удовлетворении требования, поскольку в указанном случае срок на обращение в суд не пропущен, так как нарушение носит длящийся характер, и обязанность работодателя по своевременной и в полном объеме выплате работнику заработной платы, а тем более задержанных сумм, сохраняется в течение всего периода действия трудового договора".

Генеральный инспектор труда ФКС профсоюзов СОЦПРОФ по ст. 392 ТК РФ разъясняет вопрос следующим образом [5]: "Упоминание в п. 56 названного Постановления ВС РФ от 17.03.2004 о "начисленной" заработной плате не следует рассматривать в качестве императивной нормы, исключающей применение указанного принципа в случаях недобросовестных действий работодателя, не произведшего начисление части заработной платы и скрывшего это от работника, но лишь в качестве дополнительного акцентирования общего характера указанного принципа неприменимости сроков давности к делам о взыскании невыплаченной части зарплаты. Такой вывод следует из норм ст. 395 "Удовлетворение денежных требований работника" ТК: "При признании органом, рассматривающим индивидуальный трудовой спор, денежных требований работника обоснованными они удовлетворяются в полном размере", в системной связи с нормами ст. ст. 139, 140, 142, 236, 237 ТК и п. 57 указанного Постановления, в которых отсутствует упоминание о "начисленной" заработной плате, но определяются права работника и обязанности работодателя по полной и своевременной выплате заработной платы, размер которой рассчитывается в соответствии с нормами ТК, включая нормы ст. ст. 146 - 154, 164, 165 ТК РФ".

Таким образом, в перечисленных источниках не анализируются последствия использования в ст. 392 ТК РФ словосочетания "со дня, когда он узнал или должен был узнать о нарушении своего права".

Покажем, что применение ключевого термина "право" приводит к весьма интересным последствиям, которые, как мы полагаем, могут быть использованы работником для защиты своих трудовых прав.

Действительно, в отличие, например, от словосочетания "со дня, когда он предположил или должен был предположить, что его права нарушены" или "со дня, когда он стал считать или должен был считать, что его права нарушены" приведенное в ст. 392 ТК РФ выражение, как правило, исключает возможность нарушения установленных в ней сроков обращения в суд.

Всякий раз, когда работник считает, что его права нарушены, он не может быть в этом уверен, не может этого знать, пока не получит документальное подтверждение обоснованности своих претензий от уполномоченного на то органа. Ведь одновременно ответчик наоборот считает, что права работника не нарушены. Если бы истец и ответчик знали о нарушении права работника до решения суда, то первый не обращался бы в суд, а второй не нарушал бы его права.

Закон предусматривает возможность работника обращаться для решения трудового спора, то есть для получения знания в отношении нарушения своих прав, в комиссию по трудовым спорам (КТС), государственную инспекцию труда (ГИТ), прокуратуру, суд.

Рассмотрим возникающие риски с точки зрения пропуска сроков обращения в суд в следующих случаях:

- обращение в КТС, или (и) в ГИТ, или (и) в прокуратуру, вынесение решения в пользу работника;

- обращение в КТС, или (и) в ГИТ, или (и) в прокуратуру, вынесение решения не в пользу работника;

- обращение в суд при отсутствии обращения в КТС, ГИТ, прокуратуру.

В первом случае имеется официальное подтверждение предположения, мнения, версии работника о том, что его права нарушены. Тогда (см. ст. 389 ТК РФ) "на основании удостоверения, выданного комиссией по трудовым спорам и предъявленного не позднее трехмесячного срока со дня его получения, судебный пристав приводит решение комиссии по трудовым спорам в исполнение в принудительном порядке". В отношении решения ГИТ действуют положения п. 2, п. 11 ч. 1 ст. 83 ТК РФ. Одновременно данное решение является опровержением мнения работодателя о том, что права работника не нарушены. При этом с даты вынесения решения в пользу работника начинается отсчет трехмесячного срока для возможности обращения в суд. В случае невыполнения работодателем вынесенного решения в трехмесячный срок работник лишается возможности отстаивать свои нарушенные права [6]: "чтобы не пропустить установленный законом срок, целесообразнее сначала обращаться в судебные инстанции, а затем уже пользоваться иными формами и способами защиты трудовых прав и свобод". И далее: "Одновременно доводы истца о том, что он своевременно обращался за разрешением трудового спора в комиссию по трудовым спорам (КТС), признаны судом несостоятельными, поскольку в соответствии с требованиями ст. 392 ТК РФ индивидуальные трудовые споры по заявлениям работников о признании перевода незаконным рассматриваются непосредственно в судах (см. архив Кировского районного суда г. Иркутска, гражданское дело N 2-299/2009)".

Во втором случае вынесение решения не в пользу работника говорит о том, что он до сих пор как не знал, так и не знает о нарушении своих прав. Скорее наоборот: знает о соблюдении своих прав, хоть и считает наоборот. При этом, естественно, срок обращения в суд не начинает своего отсчета, так как работник не знает о нарушении своего права.

В третьем случае до обращения в суд работник не знает о нарушении своих прав вне зависимости от того, что он предполагает, считает или в чем глубоко убежден. Работник узнает о нарушении своих прав только после решения суда. Причем отсчет срока обращения в суд прекращается с момента обращения работника с заявлением именно в суд, поэтому не имеет значения, с какой даты работник узнал о нарушении права - с даты оглашения решения или с даты вступления решения в законную силу.

Итак, если работник не обратился в КТС, ГИТ, прокуратуру, суд, то он не может знать о нарушении своего (своих) права, точно так же, как и работодатель не знает о правомерности своих действий по отношению к работнику. Оба могут считать, предполагать что угодно и делать прямо противоположные выводы, но не могут знать о нарушении прав работника или его отсутствии.

Узнать о нарушении своих прав в конкретной конфликтной ситуации работник может только после соответствующего решения или постановления КТС, ГИТ, прокуратуры, суда. Ранее этого срока работник предприятия не знает и не может знать о нарушении своих прав.

Необходимо отметить, что это заключение косвенно подтверждается судебным делопроизводством: обращение в суд начинается словами "считаю, что нарушено мое право", а не "знаю, что нарушено мое право"!

Повторимся: если бы стороны конфликта до решения КТС, ГИТ, прокуратуры, суда знали о нарушении прав работника, то работодатель не нарушал бы его, а работник не обращался в суд - зачем судиться, если и так все знают, чьи права нарушены, кем и в какой мере.

Таким образом, можно сделать вывод о том, что формулировка ч. 1 ст. 392 КТ РФ, как правило, исключает возможность пропуска срока обращения в суд.

Выводы

1. Действующая формулировка ч. 1 ст. 392 ТК РФ исключает возможность пропуска трехмесячного срока для обращения в суд, если работник не обращался в КТС, ГИТ, прокуратуру.

2. При обращении работника в КТС, ГИТ или прокуратуру и вынесении любым из этих органов решения не в пользу работника последний не знает и не может знать о нарушении своего права и поэтому срок для обращения в суд не может быть пропущен.

3. Работник узнает о нарушении своего права не ранее даты вынесения решения, постановления в пользу работника КТС, ГИТ, прокуратурой, судом.

Литература

1. ТК РФ, Комментарий к статье 392. http://kzotrf. ru/comment_392.html.

2. Profsvoboda Новый метод борьбы со статьей 392 ТК с помощью статей 264 - 268 ГПК. http://forum. yurclub. ru/index. php? showtopic=338142.

3. Сафонов В. А. Работодатель обращается в суд: как считать срок. http://www. naloglib. net/002/rabotodatel-obrashchaetsya-v-sud-kak-schitat-srok.

4. Коллектив под рук. Ю. П. Орловского. Комментарий к статье 392 Трудового кодекса. http://www. labex. ru/page/kom_tk_392.html.

5. Храмов С. В. http://www. proftatms. ru/methodic/151.

6. Минкина Н. И. Цена времени при разрешении трудовых споров в суде. http://www. gazeta-yurist. ru/article. php? i=1049.

------------------------------------------------------------------

Название документа