Некоторые вопросы защиты законных интересов работников и работодателей

(Сапфирова А. А.) («Трудовое право», 2009, N 6) Текст документа

НЕКОТОРЫЕ ВОПРОСЫ ЗАЩИТЫ ЗАКОННЫХ ИНТЕРЕСОВ РАБОТНИКОВ И РАБОТОДАТЕЛЕЙ

А. А. САПФИРОВА

Сапфирова А. А., кандидат юридических наук, доцент, заведующий кафедрой государственно-правовых дисциплин Северо-Кавказского филиала ГОУ ВПО «Российская академия правосудия».

В процессе исследования форм защиты органами государства трудовых прав обращает на себя внимание тот факт, что ученые редко обращаются к рассмотрению форм защиты законных интересов, в частности в сфере труда. Условно разделив мнения ученых в заданном вопросе на две группы, можно сделать вывод о том, что одни из них считают возможным защиту законных интересов как в судебной форме, так и в иной форме <1> при наличии закрепленного перечня тех законных интересов, защиту которых необходимо осуществлять в судебной форме <2>. Так, отмечается, что защита индивидуальных законных интересов может осуществляться: ——————————— <1> См.: Костян И. А. Трудовые споры: судебный порядок рассмотрения трудовых дел. 2-е изд., доп. и перераб. М.: МЦФЭР, 2006. С. 3; Чечот Д. М. Субъективное право и формы его защиты. Издательство Ленинградского университета. Л., 1968. С. 39; Юрченко О. О. Право на защиту и способы защиты охраняемого законом интереса в гражданском праве. Дис. … канд. юрид. наук. Краснодар, 2004. С. 60. <2> См.: Малеин Н. С. Тенденции развития гражданского права // Советское государство и право. 1978. N 1. С. 44; Экимов А. И. Интересы и право в социалистическом обществе. Л., 1984. С. 84.

1) в делах искового производства в случае вступления в дело третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований на предмет спора <3>, признания прав <4> (отрицательных исков о признании права <5>) или при подаче исков о присуждении <6>. Если проанализировать действующую ч. 3 ст. 263 ГПК РФ, то можно прийти к аналогичному выводу. Третьи лица, не заявляющие самостоятельных требований на предмет спора, не являются участниками спорного материального правоотношения, таким образом, «решение по делу может только повлиять на их права или обязанности. Вступая в дело, третье лицо, следовательно, не защищает и не может защищать свои субъективные права или обязанности» <7>, оно защищает свой интерес; ——————————— <3> См.: Гукасян Р. Е. Проблема интереса в советском гражданском процессуальном праве / Избранные труды по гражданскому процессу. М.: Проспект, 2008. С. 33; Чечот Д. М. Субъективное право… С. 41 — 42. <4> См., например: Гурвич М. А. Гражданские процессуальные правоотношения и процессуальные действия // Вопросы гражданского процессуального, гражданского и трудового права. М., 1965. С. 83; Хакимулин А. Р. Особенности механизма судебной защиты субъективных гражданских прав и охраняемых законом интересов в исковом процессе. Дис. … канд. наук. Ярославль, 2004. С. 7 — 8 и др. <5> См.: Гукасян Р. Е. Проблема интереса… С. 29. <6> См.: Гукасян Р. Е. Проблема интереса… С. 32 — 33. <7> Чечот Д. М. Субъективное право… С. 41.

2) в делах, вытекающих из административно-правовых (ныне — публичных) отношений <8> (гл. 25 ГПК РФ); ——————————— <8> См.: Гукасян Р. Е. Проблема интереса… С. 36 — 37.

3) в делах особого производства <9>. Д. М. Чечот, утверждая о защите законных интересов в делах особого производства, исходит от противного, отмечая, что рассмотрение дел о защите субъективных прав в порядке особого производства «исключается законом, постольку дела особого производства должны рассматриваться как дела, возбуждаемые в защиту охраняемого законом интереса» <10>. ——————————— <9> См.: Викут М. Л., Зайцев И. М. Гражданский процесс в России. М., 2001; Гукасян Р. Е. Проблема интереса… С. 37 — 40; Чечот Д. М. Субъективное право… С. 41. <10> Чечот Д. М. Субъективное право… С. 41.

Другая группа ученых полагает, что формой защиты законных интересов в сфере труда является только согласительный порядок, поскольку они (интересы) обеспечиваются, в частности в трудовом праве, соглашением <11>. Иными словами, вторая группа ученых исключает судебную форму защиты законных интересов. ——————————— <11> См.: Барышникова Т. Ю. Формы и способы защиты трудовых прав и охраняемых законом интересов в российском трудовом праве. Дис. … канд. юрид. наук. Ярославль, 2005. С. 83; Коробченко В. В. Защита трудовых прав и интересов работников // Журнал российского права. 2002. N 12. С. 66; Лушникова М. В., Лушников А. М. Очерки теории трудового права. СПб.: Издательство Р, Асланова «Юридический центр «Пресс», 2006. С. 765.

Полагаем, что полностью отрицать необходимость участия органов государства в защите законных интересов было бы неправильно. Другое дело, что участие данных органов, безусловно, влечет определенные особенности защиты, на которых следует остановиться. Защитить законный интерес можно несколькими путями. Конечно, его защита должна осуществляться преимущественно с помощью переговоров и взаимных уступок либо путем проведения примирительных процедур <12>. При разногласиях между работником и работодателем по поводу установления новых или изменения определенных условий трудового договора происходит столкновение их интересов. Несомненно, если налицо нарушение субъективного трудового права, например, работника, то в этом случае оно подлежит восстановлению либо в судебном, либо в ином порядке, в том числе и добровольном. Вместе с тем если сталкиваются законные интересы сторон в правоотношении, в котором один из субъектов (работник) подчиняется другому (работодателю), то в большинстве случаев, несомненно, возобладает интерес работодателя. Однако в некоторых ситуациях вероятность ущемления законного интереса работника не так очевидна, поскольку рыночные экономические отношения вполне могут предполагать определенную потребность работодателя в конкретном работнике. В конечном счете преобладание законных интересов работников или работодателей зависит от формирования спроса и количества предложений на рынке труда. Стало быть, природа законных интересов способствует приоритету согласительного порядка их защиты, что и проявляется в полном объеме при рассмотрении и разрешении коллективных трудовых споров об интересах (гл. 61 ТК РФ). ——————————— <12> О том, что споры об интересах целесообразнее рассматривать с помощью примирительных процедур, говорил еще И. С. Войтинский (См.: Войтинский И. С. Примирительное и третейское разбирательство. Трудовые споры и регулирование труда на Западе. 2-е издание, перераб. и доп. М.: Издание ВЦСПС, 1923. С. 45).

В то же время обеспечить реальность защиты законного интереса работника в рамках согласительного порядка не всегда представляется возможным. Одной из причин является фактическое неравенство работника и работодателя, о котором писал еще Л. С. Таль, исследуя правовую природу хозяйской власти работодателя и подчинения ей трудящегося <13>. Современные исследователи также обращают внимание на необходимость исходить из того, что экономического и юридического равенства сторон трудовых отношений не может быть <14>. При невозможности (не во всех случаях) обеспечить интерес работника в рамках согласительного порядка остается обеспечение его в принудительном порядке. Как правило, это происходит при нарушении индивидуального законного интереса. В частности, в случаях злоупотребления правом происходит нарушение интереса обязанного лица, что, соответственно, в судебном порядке влечет отказ в защите права. Значит, исключать из форм защиты законного интереса в сфере труда судебную форму защиты не совсем правильно. ——————————— <13> См.: Таль Л. С. Трудовой договор: Цивилистическое исследование. М.: Статут, 2006. С. 447 — 508. <14> См.: Передерни С. В. Процедурно-процессуальные правовые средства и способы обеспечения трудовых прав работников. Дис. … д-ра юрид. наук. Воронеж, 2001. С. 39, 79.

В настоящее время индивидуальные трудовые споры об интересах, то есть споры, возникающие без правонарушений <15> по поводу установления или изменения индивидуальных условий труда, на основании ст. ст. 381, 382 ТК РФ рассматриваются и разрешаются комиссией по трудовым спорам (далее по тексту — КТС) или судом. Согласно ранее действовавшему законодательству (ст. 219 КЗоТ РФ) эта категория трудовых споров разрешалась путем непосредственных переговоров между работодателем и соответствующим профсоюзным органом как представителем работника, то есть путем применения согласительных процедур. Результатом разрешения этих споров являлось достижение баланса интересов работника и работодателя. ——————————— <15> См.: Анисимов Л. Н., Анисимов А. Л. Трудовые договоры. Трудовые споры. М.: Бератор-Пресс, 2002. С. 171.

И если уж утверждать о приоритете социально-партнерской формы защиты законных интересов работников и работодателей, то деятельность комиссии по трудовым спорам как нельзя кстати удовлетворяет данным требованиям. С одной стороны, особенности создания позволяют утверждать, что основой ее деятельности является социальное партнерство и решение КТС, по сути, является соглашением сторон, а с другой стороны, ее решения обеспечиваются принудительной силой государства. Эта ситуация отражает неясный статус КТС (общественный или общественно-государственный орган?) <16>, поскольку в данном случае форма не совпадает с содержанием. Такой порядок приемлем при разрешении спора об интересах, когда одна сторона не обязана по закону удовлетворить интерес другой стороны <17>, в связи с чем, полагаем, в том виде, в котором положение КТС закреплено в ТК РФ, данный орган должен быть правомочен осуществлять защиту законных интересов. В этом плане согласимся с Т. Ю. Барышниковой, утверждающей, что индивидуальные трудовые споры об интересах должны рассматриваться в комиссии по трудовым спорам <18>. ——————————— <16> См.: Передерин С. В. Процедурно-процессуальные правовые средства… С. 76. <17> См.: Лушникова М. В., Лушников А. М. Очерки теории трудового права… С. 743. <18> См.: Барышникова Т. Ю. Формы и способы защиты трудовых прав… С. 27.

В то же время считаем, что «роль независимого арбитра может выполнить только государство — как наиболее эффективный представитель интересов общества в целом» <19>, в связи с чем обратимся к деятельности государственных органов защиты законных интересов работников и работодателей. Во-первых, законом предусмотрена судебная форма защиты законных интересов, но результативной, на наш взгляд, не является. Кроме того, суды практически не разрешают споры о законных интересах. Однако это не повод, чтобы исключать из компетенции суда данную категорию споров <20>, поскольку «любой трудовой спор должен быть подведомствен суду в целях усиления юридических гарантий трудовых прав работников» <21>. Правда, прокурору предоставлено право обращения с иском в суд в связи с защитой нарушенных законных интересов неопределенного круга лиц или интересов Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований. В данном случае возможно удовлетворение иска в виде отмены нормативного правового акта, нарушающего законные интересы указанных субъектов. В остальных случаях суд как орган власти, которому предоставлено право защиты интересов, должен ориентировать стороны на достижение соглашения, в результате которого обеспечивается баланс интересов сторон и, таким образом, происходит их признание. ——————————— <19> Курс российского трудового права. В 3 т. Т. 1: Общая часть / Под ред. Е. Б. Хохлова (автор § 5 «Государство в сфере трудового права» гл. 4 «Субъекты трудового права»). СПб.: Изд-во С.-Петербургского ун-та, 1996. С. 498. <20> См.: Барышникова Т. Ю. Формы и способы защиты трудовых прав… С. 27. <21> Передерин С. В. Процедурно-процессуальные правовые средства… С. 16.

Отсутствие притязания, несомненно, оказывает влияние не только на эффективность судебной защиты законных интересов, но и на возможность их защиты федеральной инспекцией труда. Так, если государственный инспектор труда может потребовать обязанное лицо восстановить нарушенное субъективное трудовое право, то правомерность его требования о признании интереса, например, работника представляется сомнительной, поскольку у работодателя нет обязанности соблюдать законный интерес работника, а есть такой же интерес, как и у работника. Иными словами, федеральная инспекция труда как орган государственного надзора по роду своей деятельности должна требовать восстановить нарушенное субъективное право, обеспеченное возможностью принуждения, но она не может выступать в роли субъекта защиты законного интереса работника, которому не корреспондирует обязанность работодателя. В противном случае федеральная инспекция труда как властный орган государства в любой ситуации при разрешении спора об интересе будет неправомерно принуждать одну из сторон соблюдать интерес другой стороны, порой в ущерб ее же интересам. В то же время, если признание индивидуальных законных интересов работников действительно не включается в компетенцию федеральной инспекции труда, отсутствие у этого органа полномочий на удовлетворение коллективных интересов работников не представляется столь безоговорочным. Дело в том, что ст. 372 Трудового кодекса Российской Федерации устанавливается процедура принятия локального нормативного акта с учетом мнения выборного органа первичной профсоюзной организации с фактическим участием инспекции труда. В случае разногласий между работодателем и профорганом последний имеет право обжаловать в инспекцию труда принятый работодателем локальный нормативный акт, а также имеет право начать процедуру рассмотрения и разрешения коллективного трудового спора. Инспекция труда, получив жалобу профоргана, обязана провести в течение одного месяца со дня получения жалобы проверку и при выявлении нарушения выдать работодателю обязательное к исполнению предписание об отмене указанного локального нормативного акта. В рассматриваемом случае государственный инспектор труда фактически вмешивается в коллективное трудовое разногласие, возникшее в связи со столкновением интересов работников и работодателя по поводу установлений условий труда. Однако юридически он разрешает не разногласие об интересах, а разногласие о правах, поскольку вступает в отношения по урегулированию разногласий после принятия данного акта работодателем, то есть после установления спорных условий труда. Между тем совершенно очевидно, что фактически государственный инспектор труда выступает в роли трудового арбитра, способствующего достижению баланса интересов работников и работодателя. И если в начале прошлого века в соответствии с Уставом о промышленном труде (гл. 3) инспекция труда наряду с контрольно-надзорными функциями осуществляла и функции посредника по предупреждению трудовых споров (как отмечал И. Я. Киселев, такая функция не была присуща трудовой инспекции западных стран и составляла в то время специфическую особенность российского законодательства <22>), то современное международно-правовое регулирование деятельности государственной инспекции труда (Конвенция МОТ N 81) прямо устанавливает, что в функции инспекторов труда не входит выступление в качестве посредников или арбитров <23>. ——————————— <22> См.: Киселев И. Я. Трудовое право России. Историко-правовое исследование: Учебное пособие. М.: Издательство «НОРМА» (Издательская группа «НОРМА-ИНФРА-М»), 2001. С. 55. <23> См.: Рекомендация Международной организации труда от 11 июля 1947 г. N 81 об инспекции труда // Бюллетень международных договоров. 2000. N 3.

В силу изложенного может показаться спорным мнение А. В. Малько и В. В. Субочева, которые считают, что «законные интересы являются безусловным объектом защиты со стороны административного права; «административный ресурс» органов исполнительной власти в принципе изначально должен содействовать реализации охраняемых законом интересов на равных условиях с реализацией субъективных прав…» <24>. Однако данное мнение только на первый взгляд вызывает вопросы. Между тем только лишь с помощью примирительных процедур невозможно защитить законные интересы работников и работодателей, поскольку переговоры могут зайти в тупик. Полагаем, важно в отдельных ситуациях обеспечить вмешательство органов исполнительной власти в процесс защиты. ——————————— —————————————————————— КонсультантПлюс: примечание. Монография В. В. Субочева «Законные интересы» (под ред. А. В. Малько) включена в информационный банк согласно публикации — Норма, 2008. —————————————————————— <24> Малько А. В., Субочев В. В. Законные интересы как правовая категория. СПб.: Издательство Р. Асланова «Юридический центр Пресс», 2004. С. 153, 155.

Однако поручить защиту законных интересов работников государственным инспекторам труда нельзя в силу необеспеченности интереса обязанностью и, соответственно, невозможностью его принудительного удовлетворения с помощью осуществления государственного надзора и выдачи предписания. К тому же, заметим, посреднические услуги инспекторам запрещены и, значит, инспектору запрещено оказывать услуги трудового арбитра, способствующего достижению баланса интересов работников и работодателя. Схожая ситуация складывается и с деятельностью Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации, и с органами прокуратуры в части надзора за соблюдением трудового законодательства и иных нормативных правовых актов, содержащих нормы трудового права. Между тем аналогично защите трудовых прав для защиты законных интересов также наилучшим образом можно использовать потенциал все тех же трудовых арбитров федерального органа исполнительной власти, осуществляющего функцию по оказанию государственных услуг в сфере урегулирования коллективных трудовых споров. В случае возникновения такого спора, а также при обращении ущемленной стороны к услугам трудового арбитра последний способствует достижению соглашения, выгодного обеим сторонам. Возможно, деятельность трудовых арбитров в этом случае позволит не рассматривать суд как единственный безальтернативный субъект государственной защиты законных интересов, а также максимально эффективно активизировать роль государства в защите законных интересов. Природа индивидуальных и коллективных законных интересов требует наделить преимущественными полномочиями по их защите именно государственных трудовых арбитров, деятельность которых как раз и должна быть направлена на предоставление квалифицированной помощи сторонам в решении возникших спорных вопросов. В зарубежных странах деятельность активных и опытных посредников рассматривается как весьма эффективный способ улаживания разногласий <25>. ——————————— <25> См.: Киселев И. Я. Сравнительное трудовое право: Учеб. М.: ТК «Велби», Изд-во «Проспект», 2005. С. 284.

Государственный трудовой арбитр, являясь представителем власти государства, должен защитить лицо, законный интерес которого нарушен, очевидно, с помощью переговоров с учетом особенностей данного объекта защиты. Если же переговоры не привели к достижению соглашения, то трудовому арбитру следует воспользоваться некоторой отсрочкой. В частности, предложить работнику(-ам) и работодателю ознакомиться со своим вариантом соглашения, способствующего компромиссному удовлетворению законных интересов обеих сторон. И если в течение, например, месяца стороны, «переговариваясь», не предложат свой путь выхода из тупиковой ситуации, то по истечении месяца вступает в силу предложенный трудовым арбитром вариант и стороны не могут его не выполнить. Такие условия должны действовать как в отношении защиты индивидуальных, так и коллективных правовых интересов. При этом очень важно установить правило о том, что если стороны при защите коллективных трудовых интересов обратились к государственному трудовому арбитру, то его решение должно быть обязательным для сторон, независимо от того, какая сторона обратилась за защитой. Эти аспекты деятельности трудовых арбитров требуется отразить в законодательстве. Предложенный путь повышения активности роли государства в процессе защиты законных интересов позволит сконцентрировать функцию оказания государственных услуг трудовыми арбитрами в одном органе и с пользой для общества ее реализовать. Деятельность трудовых арбитров заменит, а со временем и отменит не только неэффективную (но законную) защиту индивидуальных интересов комиссиями по трудовым спорам, но и, что более важно, сменит громоздкую процедуру рассмотрения и разрешения коллективных трудовых споров и действительно будет способствовать реализации государственных услуг в сфере защиты законных интересов. При этом нельзя не заметить, что в рамках механизма защиты органами государства трудовые арбитры будут оказывать услуги по защите законных интересов наряду с судебной формой их защиты. Представляется, что разграничение их компетенции должно выглядеть следующим образом: компетенция трудовых арбитров распространяется на все случаи защиты законных интересов работников и работодателей, за исключением тех интересов, защита которых находится в исключительной компетенции суда.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *